По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 21.12.17. R


21.12.17. R

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 21 декабря 2017 года
2. Время старта: 23:40
3. Время окончания: 00:17
4. Погода: не имеет значения, помещение
5. Персонажи: Чарльз Британский, Марианна Британская
6. Место действия: Британия, герцогство Висконсин, HMFS "Великая Британия" (точное местоположение засекречено)
7. Игровая ситуация: Первая пара Империи нуждается в нескольких минутах уединения.
8. Текущая очередность: Чарльз, Марианна

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+3

2

Торопиться - не поспешая.
Двигаться к цели уверенным темпом, наслаждаясь появлением сомнений последней минуты и их гибелью, задушенных меж двумя сомкнутыми вместе ладонями.
Всё под контролем. Никаких неожиданностей не возникнет. Сроки установлены и смысла обгонять их совершенно нет.
Слов - тоже нет. Им не нужны сейчас слова.
По мере шагов отголоски снаружи растворяются в тишине, сменяющейся затем едва различимым шумом различных поддерживающих жизнь реакторов систем.
Колосс "Великой Британии", стоя на земле, практически лишён жизни. Монструозные, достойные электростанции, сооружения выдают не больше процента своего полного потенциала.
Они спят. И не только они.
Спит Марианна - не Марианна, но Марианна, единая и цельная.
Криптографическая ключ-карта занимает неприметный, скрытый под одной из многих панелей обшивки слот, неотличимый от обычного технологического стыка.
Пальцы Чарльза уверенно вводят длинный пароль на третьем справа от стены терминале, никак не выделяющемся среди других. Даже не показавшим окошка для ввода.
И стена расходится с тихим шорохом выверенного механизма.
В открывшемся небольшом помещении, куда вошли Император и Императрица, загорается свет.

Несколько тусклых ламп придают крупной колбе из толстого бронированного стекла ореол волшебной тайны.
На стекле быстро конденсируется влага. Дыхание гостей обращается густыми облачками.
Нагая женщина внутри подобна ангелу. Её длинные волосы слегка колышутся от потоков жидкости, на теле хорошо видны шрамы, а лицо застыло в выражении страдания...
И надежды.

Скромный пульт управления сложного аппарата криостазиса мерно пищит вторым паролем. Пищит без конца и краю.
Нездоровая паранойя не позволила Чарльзу ограничиться разумным набором символов. Нездоровая память - позволила в себе не сомневаться.
Ввод.

- Yes. It will be cold.

Отредактировано Charles zi Britannia (2019-11-30 22:39:46)

+7

3

С каждым шагом безынтересный, скучный коридор начинал играть новыми красками. С каждым шагом он становился длинней. С каждым шагом на сердце повисала очередная пиявка волнений, порой - откровенно диких. Казалось, будто сейчас прямо кто-то нападёт, или что-то взорвётся, или выбежит из-за угла взмыленный юноша с донесением о Конце Света.
Ничего этого, конечно, не случалось. Какой бы технологичной не была "Великая Британия", менять геометрическую форму она не умела, как минимум. Да и стояла сейчас там, куда враг если бы и добрался, то не без предварительного и невольного о себе объявления. Чего-то в духе "Добрый день, мы пришли вас бомбить. Извольте наслаждаться, мы начинаем".

Будь Марианна одна - уже давно бы сорвалась на бег. Однако с ней был её якорь. Её камень на душе, который не вниз тянет, а держит на месте, чтобы она не улетела с порывом ветра. Спокойствие Чарльза словно перетекало через касание ладонями в его супругу, мало-помалу заставляя ту хоть немного взять в себя в руки. Сколько готовилась, сколько думала, сколько воображала - а на деле даже она не застрахована от простой девичьей паники, в которой отдалённо узнаётся то волшебное состояние, в котором пребывает невеста перед самым бракосочетанием.
Разница была, конечно, в том что у неё конкретно, у Пятой Консорта Императора Священной Британской Империи, это всё уже было. И там она держалась не в пример лучше. Наверное, потому что тогда это была во многом формальность. Для себя они уже хорошо знали, кем являются друг другу, и надо было просто поставить остальных перед фактом. Сейчас же... Сейчас всё было иначе. Перед фактом ставят её. И не люди, а скрытые от глаза законы мироздания, с которыми ни Чарльз, ни Марианна, ни кто-либо другой, не были знакомы даже на десятую часть.

- Сработает ли... Должно сработать... Да? Верно же? Как я там? Целая ли? Не сгнила ли? Как себя ощущаешь с гнилью в теле? Да не будет никакой гнили!.. - раз за разом она поднимает голову, чтобы взглянуть на любимого, и найти в их близости очередную ступень к спокойствию. Раз за разом та оказывается не последней. И не только потому что девушка бесится как бесилась раз или два за всю жизнь, нет, далеко нет!

Меры, предпринятые Чарльзом, сейчас кажутся немного чрезмерными. Она меньше всего сомневается в его способностях, но нельзя было хотя бы какую-то пометку оставить?! Эта стена ничем не отличается от остальных! Не та ведь, не-
Нет, та. А пароль как вводить?.. А если ошибка? Что тогда? "Малышка Мари" становится всё более беспокойной, едва ли не начиная ёрзаться как ребёнок в длинной очереди. Впрочем, личико её всё же выражает все эти эмоции с лихвой - в её взгляде ясно читается "Было ли это всё действительно необходимо?" И она ведь знает, что было. И благодарна, что её тело хранится так, что ни один сыщик не вынюхает. Но!.. Но!..

Морозный воздух небольшой камеры обдаёт маленькую императрицу освежающей волной, приводящей мысли в небольшой порядок. В этом маленьком закутке всё так, как и было в прошлый раз. Лампы слабо освещают гладкий пол и небольшой шкафчик, приготовленный для этого самого дня. В голубоватом сиянии кажется, что вещи призрачны и нереальны - проведи рукой, а коснёшься лишь полки. Но нет, всё более чем материально. Так же...

... как и она сама. Пустив Чарльза, Марианна подходит к колбе, внимательным до неприличия взглядом инспектируя состояние своего безжизненного тела. С одной стороны - слишком прекрасного, чтобы какие-то шрамы его обезобразили. С другой стороны - от каждого такого следа начинает колоть фантомная в почти буквальном смысле слова боль.
Умирать страшно и неприятно. Что из этого превалирует, сказать сложно, но вот одно ясно без доли сомнений - повторять опыт Пятой очень сильно не хочется. И к куче сомнений добавляется ещё одно - как она ощутит себя совсем уже скоро? Восемь лет - достаточный срок, чтобы даже своё собственное тело стало казаться чужим. Огромным даже. Посмеяться бы, как заставляешь саму себя чувствовать себя натуральным гномиком... Но нет, не до смеха совершенно.

Всплывшие все до единого воспоминания того дня встают ровным рядом перед глазами, и даже начинают отзываться в ушах... Какие противные на слух сирены скорой помощи.
- Ах... - заморгав, девушка оглядывается, понимая что то не сирены нисколько, а писк... Второго пульта защиты? Второго? - Ох, Чарльз... Всегда готов пойти до самого конца.
Вздохнув и покачав головой, она отходит от капсулы, чтобы не мешать её открытию...
...
...
Ввод пароля затягивается. Десять символов, двадцать, тридцать... И не слова ведь какие-то - поглядев на клавиатуру, Марианна понимает что Чарльз для последней линии защиты выдумал нечто совершенно случайное. Выдумал, прочитал один раз - и запомнил так запросто то, что ей, например, пришлось бы зубрить, как студентке-троешнице.

Её глаза начинают нервозно бегать от любимого к пульту и обратно. Она приоткрывает рот, чтобы сердито спросить, какого чёрта он думал, делая пароль настолько длинным, но боится подать и звук - вдруг собьёт с мысли? Опять-таки - она лучше всех знает способности мужа. Но даже её он порой может удивить и поставить врасплох, как ставит сейчас, заставляя смотреть на себя в почти полном неверии.
- Там сколько нажатий будет? Сейчас уже пульт забудет, что в него набрали, а ты всё продолжаешь! - кулачки "Ани" сжимаются в бессильной панической злобе, и она уже готова возопить на весь корабль!..

Но пульт, наконец, сжёвывает всю последовательность, и остаётся ей доволен, повелевая подконтрольным механизмам начать разморозку.
Потом Марианна определённо будет гордиться тем, что может её любимый Чарльз. А сейчас - придушила бы, честное слово.

Отредактировано Marianne vi Britannia (2019-11-30 22:40:15)

+7

4

Ввод - и охлаждающий раствор в колбе медленно сменяется согревающим. Спящая, Марианна возвращается к жизни на глазах.
Морозная бледность покидает кожу по мере того, как в сосуды вливается кровь.
Кровь не переживает криостазис. Её заменяют в теле всё тем же раствором, а затем, при оживлении, пользуются донорской.
Технология и в целом слишком молода. Слишком рискованна. Слишком непредсказуема.
Не случись всё так срочно - никогда бы и не задумались о таком.
Но поток судьбы неумолим. Он не ищет лёгких путей. И не позволяет простых решений.

Марианна больше не выглядит ледяной. Всё же, ей далеко до жизни. Каковы бы ни были сентиментальные воспоминания, сейчас перед Чарльзом - лишь хорошо сохранённый труп.
Хорошо сохранённый и неспешно возвращающийся к естественной температуре.
Вместе с её телом нагревается и вся комната.
Срочная процедура оживления.
Штатная требует нескольких дней принудительной циркуляции крови.
Срочная выполняется за несколько десятков минут.
Недостатки? Охладитель останется в самых мелких сосудах, попадёт в кровь и вызовет... Неприятные эффекты.
Часть клеток, не вышедших полноценно из стазиса, отомрут.
Стресс для организма в целом - и не будь организм Марианны таким чудесным и выносливым, о срочной процедуре преступно было бы и задуматься.

Ладонь Чарльза опускается на плечи Ани, и вместе с супругой они наблюдают, как тёплая жидкость покидает колбу, уступая место воздуху, а тело мягко провисает на эластичных опорах.
Вот и всё.
Огромная масса врачебной теории, десятки грантов и премий, скрупулёзные испытания прототипов - всё это сейчас сублимировано в одно, единственное мгновение, с надеждой на которое они доверились криостазису тогда.
Краткий импульс запускает сердце.
И через растянувшийся в вечность миг лишённый сознания мозг инициирует хриплый вдох.
Успех.

Марианна жива. Разделена. Усеяна иглами сложной аппаратуры. Но жива, несомненно.
Как будто восьми лет и не прошло.
Здесь, сейчас, она вновь станет цельной.
Она вернётся.
Не будет больше нужды обманывать и извращать своё восприятие.
Не придётся страдать позорной неспособностью зреть в корень.
Дыхание спирает, а стекло шуршит прочь, открывая путь на свободу для его любимой... И для него самого.

Отредактировано Charles zi Britannia (2019-11-30 22:39:59)

+7

5

О криостазисе Марианна знала не так уж и много - лишь "курс молодого бойца", который необходимо освоить тем, кто лично переживает процедуру. Неприятно представлять себе, что по твоим жилам течёт какая-то не имеющая с кровью ничего общего жидкость - почти как неприятно глотать горькую таблетку, только лишь с намного более серьёзными последствиями. Потому розовеющее тело воодушевляет девушку - прочь, прочь химия, да здравствует кровь! Чужая, пусть, но с этим она разберётся, рано или поздно, если будет есть как следует.
И проблемы, связанные с "быстрым" оживлением, она тоже хорошо понимала. Всего несколько дней потерпеть. Всего каких-то пару-тройку суток. Что они против почти десяти лет? Вот именно, ничто!.. И потому-то они и торопятся. Один из многих парадоксов сознания - чем меньше жертва по сравнению с тем, что уже было отправлено на алтарь, тем меньше хочется с ней поступиться. Тем меньше этого самого терпения. Будут осложнения? Да и чёрт с ними! К дьяволу то что отомрёт! Её жизнь - на расстоянии вытянутой руки! Ледяные ожоги, какими бы болезненными они не были, не идут ни в какое сравнение с этими "ничтожными" несколькими днями ожидания!

Всё же... Процесс завораживает. Действительно кажется, что лицезреешь настоящее "оживление". Наука, технология, упорство - и никакой магии! Ну... До поры. Когда сердце Марианны наконец делает первый стук за годы сна, "Анино", наверное, пропускает один или два удара взамен. Она жива. Жива! Дышит! Существует вновь! Все сомнения и тревоги крушатся так, что никаким небесным замкам не снилось - Смерть, трусливо скуля, уползает прочь, собирая отшибленные косточки!

Осталось дело за малым. Шаг самый важный, но и самый, в сравнении со всем прочим, простой.
"Аня" поднимает глаза на Чарльза - последний раз ощущает себя жуком у подножия скалы.
- I'll see you shortly, my love... - и, взглянув уже на "свои" ладошки, - You have done well, Anya. For all troubles our life together brought, I will miss it... Farewell.
Теперь она не сомневается в успехе. Отработали машины, растворы, лекарства. Отработает и Гиасс. Она уверена в этом.
... а если нет - достанет Ведьму с того света. В этом она тоже уверена. Может быть даже ещё сильнее.

Ощущения, переживаемые когда твоя душа переходит из тела в тело, сложно описать словами. Падение? Плавание? Растворение? Ещё находясь в Ане, императрица просто... Lets go? Словно выдыхает, но не лёгкими, а самим своим естеством. И тут же срывается с места - путь кажется одновременно бесконечно длинным и бесконечно быстрым. Как тогда? Не совсем.
Домой лететь намного легче.

Отредактировано Marianne vi Britannia (2019-11-30 22:40:36)

+6

6

Сознание Ани резко возвращается в её тело - словно вынырнула из омута. Её прошибает озноб и паника - мозг не успевает даже вспомнить, что творилось, кажется, секунду назад. Мир вокруг, её самочувствие, сигналы от нервных окончаний, всё меркнет в присутствии странного, всеобъемлющего ощущением потери.
Внутри неё пусто. Аня потеряла что-то бесконечно важное и неосязаемое. Словно бы умерла, но не совсем. Точнее совсем не умерла.
Вслед за пустотой приходит ощущение полноты - будто её вылили в сосуд, и она его заполнила собой до краёв. Впервые за долгий срок, от чего привыкшая к тесноте, она будто разбухает до масштабов вселенной.
Бесполезный рефлекс заставляет девчушку схватиться за голову и вскрикнуть - а затем отключиться, когда её разум не выдерживает перегрузки и требует таймаут.[nick]Anya Alstreim[/nick][status]User is typing...[/status][icon]https://i.imgur.com/HWgk2WQ.png[/icon][sign]...[/sign][fld1]✎: <a href="https://codegeass.ru/viewtopic.php?id=2216#p168872">Анкета персонажа</a>[/fld1]

Отредактировано Marianne vi Britannia (2019-11-30 22:41:05)

+6

7

Оседающей на пол бедняжке вторит другой голос - несравнимо более зрелый, но, на момент, такой же испуганный.
Марианна распахивает глаза и вздрагивает, резко пытаясь вскочить, дёрнуться куда-то, убежать... Нет, хватит. Она прибежала куда надо. Достигла своей цели. Оказалась на своём месте. Это ощущение полноты и принадлежности греет изнутри... Что очень кстати.

ОЧЕНЬ КСТАТИ!

- Аааа-а-а-а--а-ааахххххх-ххх-хххх-ххх!!!!.. - новый прерывистый и хриплый вскрик слетает с её губ. Только-только оправившись от путешествия через небытье, её окатывает холодом. Адским, пронизывающим до самых костей, заставляющим всё тело задрожать словно в лихорадке! Но даже через мороз, через норовящий свести с ума холод, который, кажется, не ощутить даже выпрыгнув на самый северный полюс нагишом, она ощущает тепло. Тепло своего сердца, колотящегося без остановки. Своего собственного. Принадлежащего ей без всяких "но"!
- Ч-ч-чарльз!.. Я!... Кхах... Кху-кху-кхух!... Получилось!.. У нас!.. Живая!.. - из-за хриплоты её голос едва узнаваем - лишь какие-то детальки позволяют увязать его с прошлым. Глаза с трудом видят, медленно входя в ритм работы, поэтому в первые моменты, императрица выглядит откровенно ослепшей, цепляющейся взглядом за пятна цветов и общие размытые силуэты. Благо, этот силуэт не разглядеть практически невозможно.
- Получилось!.. Получилось!... Получилось... - она никак не может в это поверить. Никак не может полностью осознать и ощутить - и бросается помогать себе. Дрожа как листик, девушка щупает себя сверху донизу, от лица до самых пят, словно очерчивая заново карту под названием "Я".
- Как... Не может быть!.. Я просто... Я знаю что... Но... Чарльз, подойди, прошу!... - её ладони бросаются искать любимого, его протянутую руку. А найдя - сжимают что есть мочи, словно бы сейчас отберут и никогда уже не вернут.
Она пытается придвинуться ближе к краю капсулы, и стонет от резкой боли - иглы, которыми она усажена как дикобраз, резко начинают колыхаться от движений, язвя до предела чувствительное тело. И мешая ей, сейчас, в такой момент! С яростью императрица начинает выдёргивать их из себя, одну за одной - прочь, прочь, прочь! А как только верхняя часть тела оказывается достаточно "чистой", Марианна кидается к Чарльзу в объятья, принимаясь причитать.
- Чарльз, я живая!.. В своём теле!.. - не сдерживая себя, Пятая рыдает что есть мочи, пытаясь выдавить из себя переполняющие сердце эмоции. Восемь лет одиночества, страхов и уныния. Эйфория от возвращения "домой". Почти экстаз от того, как её собственные пальчики вновь могут ощущать массивное тело супруга, бывшего одновременно близко и безмерно далеко. Всё вместе, смешанное в плач, которым могут разражаться лишь самые счастливые на свете. - Ты сделал это!.. Я, мы, Аня, все, смогли и---

Отредактировано Marianne vi Britannia (2019-11-30 22:41:29)

+6

8

- Yes.
Обречённая решимость. Обречённая...
На успех.

Аня - теперь уже всецело, без каких-либо условностей, Аня - обмякает в его руках, и Чарльз укладывает её на пол движением самой минимальной вежливости из допустимых.
Не отвлекаться. Даже на мгновение.
Такого он больше не увидит в своей жизни. Событие безмерной важности. Оторванная от него всякая крупинка внимания - святотатство.
Вдох. Крик. Мир живых встречает Марианну во второй раз. Не намного мягче первого.
Ступор шокированного неверия. Они ждали так долго, и вот... Это случилось.
Без лишних фанфар и фейерверков. Легко и просто.
Или же, никаких фейерверков не хватило бы подчеркнуть произошедшее сейчас?

Вдруг придя в себя, муж спешит к ней немедленно, подаёт руку, помогает избавиться от лишнего - игл, опор, прочих секунды назад безмерно важных медицинских вещиц - подрагивающими в трудно сдерживаемой осторожности пальцами.
И с готовностью хватает в объятия при первой же возможности. Резко. Порывисто. Непохоже на себя ни капли. На того "себя", с личиной которого уже почти сросся без остатка.
Вот она. Она.
Все страхи - впустую.
Все надежды - оправданы.
Все мечты - на расстоянии считанных сантиметров.

У Чарльза нет слов. В ответ на причитания любимой он лишь сжимает крепче.
Её слёзы впитываются одеждой. Всё её, наконец-то цельное, естество - его собственным.
Вместе. Снова вместе. Явно и гордо. В пику всем несогласным и завистливым.
Их сила, их правда, их воля - здесь и сейчас.
Работавший годами на износ за двоих, за троих, Император ощущает каждым до последнего нервом накатывающее спокойствие.
Неужели ему было нужно так мало?
Неужели... Кто-то станет желать большего?
В закрытых пурпурных глазах отражается блеск озера под ярким полуденным солнцем.

А Марианна говорит, и говорит, сквозь слёзы, как будто... Как будто это сейчас кому-то важно!
Чарльз не хочет больше слушать.
Он останавливает любимую поцелуем.
Пущенные собственноручно слухи о том, будто бы кто-то смог заменить это счастье кажутся настолько безумной нелепицей, что неясно, как в неё должен был поверить хоть бы и распоследний дурак Империи.

Отредактировано Charles zi Britannia (2019-11-30 22:40:15)

+6

9

Поцелуй. Вещь такая, в сущности, простая - но как много может значить! Словно перламутр, касание губ переливается миллионом оттенков и форм. Поцелуй любви, поцелуй-зов о помощи, поцелуй сострадания...
Всё, что она хотела бессвязно выпалить, можно заменить одним лишь этим моментом. Теплым. Мягким. Приятным.
А ещё этот поцелуй - самый, наверное, "чистейший" в её жизни. Самый "платонический", ибо тело, ещё приходящее в себя, не вспомнило о земных, физических желаниях. Нет желания есть или пить, нет желания отдохнуть, нет желания заняться согреванием прямо тут, что обязательно пришло бы Марианне в голову не будь она ледышкой... Есть только эмоции, незамутнённые ничем больше.

Проходит минута, может пять, может десять - оно не важно ни капли, сколько именно. Но всему рано или поздно приходит конец, и вот - их лица слегка отдаляются друг от друга. Пятая слабенько выдыхает, поднимая порядком более спокойные глаза на Чарльза. Она совсем не против, что он так "заткнул" её - помощь справиться с потоком ощущений ей была необходима.
- Так приятно быть, наконец, дома... - отрываться от любимого совсем не хочется... Но приходит понимание, что теперь-то у них всё время мира, чтобы наверстать упущенное. Ей всё ещё холодно, несмотря ни на что. И не только от оставшегося в теле раствора, который обжигает языками льда всё изнутри, но и от банальной влаги на коже. Всё-таки в комнате не так уж и тепло, даже после экстренного согревания. Ну и просто... Ей просто хочется выбраться. Поставить точку в воскрешении.
- П-помоги мне выбраться? Тело не очень... меня слушается... - благо, её Чарльз - всё равно что лестница, взбирайся или спускайся как хочешь. Как никогда к месту, тоже - подрагивающая императрица с трудом держит равновесие, а, ступив, наконец, на пол, чуть не падает, если бы не супруг, за которого так удобно держаться.
- Оооой!.. - планета Земля резко решает изменить курс движения, и пол почти целиком уходит из-под ног - да ещё и так далеко! Она всегда была такой высокой? Смотреть вниз отсюда банально страшно! Вроде бы Аня и не такая уж мелкая, чтобы разница была такой разительной... К слову о ней!
- Ах... Упала в обморок, бедняжка, - только сейчас, старательно глядя в пол, чтобы не споткнуться, Марианна замечает своё бывшее альтерэго. - Надеюсь, расставание не добавит ей ещё больше осложнений... - и, подумав ещё немного, - Нам надо будет удостовериться, что она не видела лишнего, Чарльз. Я бы хотела доверять ей больше, но она пока ещё слишком юна - может наделать ошибок...
Совершенно не со зла, конечно. У знающей девчушку консорта нет сомнений в том, где находится её лояльность. Другое дело, что порой благими намерениями выстлан путь сами знаете куда. В любом случае... Одна лишняя "промывка памяти" уже не сделает горячо или холодно. И грустно, и удобно.

Шаг за шагом, "Молния" заставляет своё тело приходить в себя. Чарльзу всё ещё надо быть рядом, но уже скорее для страховки, чем для совершенно необходимой поддержки. В мягком голубоватом свете камеры в его супруге нельзя не увидеть какой-нибудь мистический образ - будь то элегантная красавица со дна морского, или пошатывающееся неживое нечто из заброшенного колодца. Махровое полотенце, пахнущее пластиком от долго лежания без дела, скользит по нежной коже, сколько-нисколько согревая Марианну - даже этого хватает, чтобы выдохнуть с удовольствием и расслаблением. Простое, без изысков бельё легонько впивается в плоть - каждая резинка или лямка подчёркивают мягкость императрицы в тех местах, где она жизненно необходима. Однотонное платье и туфли-лодочки завершают картину, почти полностью восстанавливая образ девушки, в бытность хозяйничавшей во дворце. Осталась лишь одна маленькая неувязка - от одевания и вытирания Мари уже успела запыхаться и устать, ведь энергии в холодном теле лишь самый минимум.

Отредактировано Marianne vi Britannia (2019-11-30 22:41:50)

+5

10

Один недолгий момент единения оправдывает все годы ожидания одним махом. Без угрозы над головой, без вороватой оглядки за спину - теперь они могут... Просто быть. Не задумываясь.
Марианна вернулась. Не как тень, укрытая в скорлупке чужого тела. Едина и цельна.
При святости незабываемого события его порыв - кощунственный... И в то же время верный.
Чарльз видит: верный. В её глазах.
- Конечно.
Не нужно просить дважды. Уже скоро, освобождённая из пут машины криостазиса, Марианна возвращается в привычный мир в самом что ни на есть физическом смысле.
Краткий миг на руках мужа - и её ноги на жалящем льдом полу. Лишь несколько шагов до загодя заготовленного шкафчика с одеждой.
А коли Императрица изволят упасть, её встретит надёжная опора.
- Я проверю её.
Разумеется, он не забыл. Алеющие птицы его глаз поприветствуют Аню в первый же миг пробуждения.
Сейчас, однако, это... Незначительно.
Сейчас эти глаза вбирают в себя зрелище неуверенно, но решительно осваивающейся в себе заново любимой. Если что-то пойдёт не так, Чарльз будет рядом.
А покуда нет нужды - что ж, ему остаётся скупо похвалить в мыслях ответственного за процедуру врача за... Отсутствие излишнего рвения в выдумывании, как бы прикрыть Императрицу в колбе от чужих глаз.
Ханжеская мелочь, упущенная из виду тогда, обернулась только к лучшему.

Облачённая в любимое платье - каждая черта прекрасно сложенного тела умело выделена - Мари словно сошла с фотографии.
Он помнил её именно так. Возможно, не настолько бледной. Но то - совсем уж мелкие детали.
Ещё несколько мгновений шока.
Она здесь.
Снова.
Не во сне, наяву.

Приглашение идти - с галантным поклоном. Сегодня Чарльз - снова её кавалер.
- Поттер уже должна ждать нас.
Миссис Поттер, врач Марианны, была, конечно, посвящена во все детали происходящего.
Затем Император с ней поработал.
И теперь, чтобы освежить память ожидающей таинственного пациента в лёгком недоумении в медицинском крыле бедняги, ему хватит одного взгляда.
Удобно.

Пара последних минут промедления.
Уложить Аню у стенки снаружи. Её вскоре доставят к докторам, всё туда же.
Запереть обратно дверь тайной комнаты.
Озабоченно оглядываясь на супругу, подрагивающую, обняв себя, в неестественном ознобе.
И отправиться прочь. Продолжая путь, после долгого перерыва, как начали.
Вместе.

One Nonchalant Day
One Feeling at Bay
One Treaty Forsworn
One Demon... Reborn.

Сломи кандалы о стены тюрьмы
Забудь горечь и ринься к рассвету из тьмы
Маска глухая надвое треснет
И запертый демон, ликуя... Воскреснет.

Эпизод завершён

Отредактировано Charles zi Britannia (2019-11-30 22:40:32)

+5


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 21.12.17. R