По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 15.12.17. Mongoose II


15.12.17. Mongoose II

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 15 декабря 2017 года
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: 20:30
4. Погода: холодно, безветрено, пасмурная ночь без осадков
5. Персонажи: Винсент Дарклиф (NPC, Чарльз), Анна Паттел (NPC, Наннали)
6. Место действия: Вирджиния, Ричмонд
7. Игровая ситуация: После тревожного ночного звонка герцогини директор MI6 находит время, чтобы слетать в Вирджинию. Анне назначено место встречи, запрещено кому-либо рассказывать о ней и указано вести себя естественно.
8. Текущая очередность: Дарклиф, Анна

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Charles zi Britannia (2017-09-17 12:24:05)

+1

2

MI6, ввиду своей официально заявленной крошечности и специфичности применения, простому подданному Короны была совершенно недоступна.
Правом на прямую связь с Дарклифом обладали, разумеется, Император (в любое время дня и ночи), императорская семья (в рамках разумного) и высшее дворянство - герцоги и генерал-губернаторы Зон (в рабочее время).
Последнему правилу следовали не всегда и не все. Например, достаточным поводом нарушить его в глазах герцогини Вирджинской стало дерзкое ограбление её дома, с убийствами охраны и похищенной важной информацией.
А директор тайной разведки проявлял большую вежливость, покуда терпя такие срочные звонки от особ, кому они не полагались.

Глубокой ночью Винсенту пришлось выслушать краткую сбивчивую сводку от Анны по случившемуся, насколько она осознавала ситуацию. От него поступили следующие указания.
- Держите себя в руках, леди Паттел. Сегодня вечером я буду в Ричмонде.
С той стороны трубки послышался слегка недовольный, напряжённый вздох.
Граф вспоминал, какие в чёртовом Ричмонде есть улицы. И не вспомнил ничего особо оригинального.
- Ист Брод Стрит. У Вирджинской библиотеки. Будьте там в семь. Одна. Пешком.
Время до семи потратьте на то, чтобы собрать всю возможную информацию. С полицией вы, полагаю, не желаете контактировать? Мы обеспечим отсутствие у них желания иметь с вами дело.
Запомните три важных вещи.
Во-первых, никому. Ничего. Не говорите. О том, что связывались со мной, или о встрече.
Во-вторых, ведите себя естественно. Придумайте какой-то не слишком идиотский повод прогуляться по столице герцогства. Не уточняйте, куда именно пойдёте. Пусть лишние уши не знают, что вам нужна библиотека.
В-третьих, ваш код - "Театры, парки, архитектура". Это всё, что вам пока нужно знать.

На том разговор завершился.


В названный час на указанном месте Анну Паттел... Не ждали.
Там не было совершенно никого как-либо приметного. Оставалось только ждать контакта спецслужбы в неуверенной надежде.
И, разумеется, контакт произошёл.
- Чудесный день, леди Паттел. Я вижу, вы скучаете? Могу предложить увлекательную прогулку по красочным местам Ричмонда. Театры, парки, архитектура. Заинтересованы?
Внезапно к герцогине подошёл один из охотящихся за клиентурой таксистов.
Обслужить дворянина среди них (да и не только среди них) всегда оставалось большой удачей: платят часто очень щедро, даже если несколько раз повторить, будто всё бесплатно.
А вдруг ещё удастся какую-никакую личную связь завязать? С дворянином!
В общем, предлагающий свои услуги аристократу таксист был совершенно обычным, часто встречающимся, явлением.
Узнанная посреди улицы герцогиня - тоже не удивительно. В Вирджинии её лицо знакомо чуть ли не каждой собаке.
Странновато оказалось разве что предложение устроить Анне прогулку по столице её собственного герцогства... Ну а вдруг ей правда интересно? Терять-то нечего. Почему не попытаться?[nick]Vincent Darkleaf[/nick][status]The Royal Hound[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Z3Sqp.png[/icon][sign]  [/sign][fld4][CLASSIFIED][/fld4][fld1][CLASSIFIED][/fld1]

+3

3

[npc]122[/npc]

С естественностью как-то сразу не задалось. Где вы видели герцогиню, гуляющую по улицами Ричмонда и наслаждающуюся красотами родного города? Придумать достойный повод было трудно. Деловая встреча? Свидание? Спортивная пробежка? В конечном итоге Анна назначила встречу с мачехой, с которой их все еще объединяло много неразделенного имущества, и даже зашла в ресторан, посмотрев на эту женщину.

А потом ушла. Молча и всем на зависть сохраняя за собой то неотъемлемое право быть сильной и независимой. Просто ушла, не желая ни разговаривать с ней, ни вообще иметь что-либо общее. Вызванный ради такого дела адвокат так же остался обескуражен произошедшим, хоть и в меньшей степени - это был не первый случай, когда герцогиня демонстрировала свой скверный характер. Всем, кто сопровождал ее на встречу, Анна велела убираться прочь. Она зла, она на эмоциях, она жаждет прогуляться по вечернему Ричмонду. И если она увидит хвост из охраны - уволит к чертям собачьим.

Анна Паттел не была истеричкой - по крайней мере, на людях подобных склонностей не проявляла, - но случившееся в особняке потрясло ее до глубины души. Кроме самого факта вопиющего вторжения в частную собственность, Анне пришлось еще и отвоевать у Джессики право зайти в комнаты, которые формально принадлежали мачехе. Женщина орала и грозилась судами, ее падчерица - цедила сквозь зубы, что Джессика может обращаться куда ей заблагорассудится.

И, как она и боялась, пропало важное - дела отца. Не все из них она успела разобрать, часть из необходимых документов остались на той стороне особняка, что ей не принадлежала, и опускаться до крысиной возни вокруг книжек и флешек Анна не желала. Видимо, было нужно - но теперь поздно было кусать губы и есть себя за неосмотрительность. Обе хороши - что идиотка Джессика, не догадавшаяся сделать копий с дел покойного, что Анна, не отстоявшая право забрать все документы отца.

В нужный час ее никто не ждал. Спокойная и рассудительная Анна, понимая трудности возможного взаимодействия с авиа-компаниями и погодой, ждала терпеливо - и ждала. И снова ждала, и еще и еще - то и дело напоминая самой себе о том случае с отцом. Она не сдержалась тогда, и вот уже шесть лет как жалеет. Конечно, мало что может сравниться с произошедшим тогда, но привычка держать себя в руках уже въелась в подкорку мозга. Хотя гнев закипал, что уж там.

- Нет, - невзрачный таксист вызвал желание прогнать его поскорее, но Анна осеклась на полувдохе, запоздало осознав заветный ключ. Лицо ее не дрогнуло, не изменилось выражение - этому ее научили Харрисон и Кайл. Выдохнула - думая, как выйти из неловкой ситуации, не выдав себя. - Но вы можете отвезти меня домой.

Ведь леди отпустила своего водителя и обругала прилюдно следовавшего за ней охранника. Право, не пешком же ей теперь идти добрых полсотни миль до загородного дома?

Герцогиня поднялась со скамейки, на которой так долго просидела разочарованной и бесконечно усталой фигурой. Взглядом она предложила водителю поторопиться показать ей машину.

- Не переживайте, мой дворецкий рассчитается с вами на месте.

+2

4

- Конечно, Ваша Светлость. Сюда, пожалуйста.
Таксист учтиво торопится провести Анну к достойной аристократического внимания лишь относительно машине. Не самой последней модели "Ровер" - в отличном, впрочем, состоянии.
Маркировок какой-либо компании нет. Частник.
- Как ветер!
Водитель обещает не задерживаться, открывая для высокой гостьи заднюю дверь.
Садится.
Трогается.
Пару минут не происходит ничего интересного (кроме бессмысленной болтовни для скрашивания времени, если герцогиня пожелает такую завести), а затем "таксист" молча, не глядя, передаёт ей в руки лист плотной бумаги с посланием.
Написано следующее.
"Это MI6, леди Паттел.
На сиденье водителя сзади есть карман. Пожалуйста, сложите туда все свои электронные устройства, не необходимые для контакта с директором.
Мы не можем быть уверены, что злоумышленники не имеют свободного доступа к вашему дому и не установили в вашей одежде или телефоне прослушку. Потому по прибытию на место встречи вас просветят ЭМИ. Вся остающаяся при вас электроника будет безвозвратно уничтожена.
Необходимые для беседы устройства отдайте агенту на месте для экранирования от импульса.
Если при вас есть необходимые для жизни неснимаемые устройства (например, кардиостимулятор) - немедленно скомандуйте водителю свернуть на любую улицу".
Шестому отделу ничего не известно ни о каких стимуляторах - а обзавестись подобным без их ведома дворянину весьма непросто.
Но спросить - обязательно. Кому нужна мёртвая по глупой ошибке герцогиня?[nick]Vincent Darkleaf[/nick][status]The Royal Hound[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Z3Sqp.png[/icon][sign]  [/sign][fld4][CLASSIFIED][/fld4][fld1][CLASSIFIED][/fld1]

+1

5

[npc]122[/npc]

В дороге Анна молчала, напряженно ожидая каких-либо инструкций - и с жадностью вцепилась в предложенное к прочтению послание. Необходимых для жизни устройств у нее не было. Признаться, ей и телефон было не жалко - горел бы он синим пламенем вместе с органайзером, который вечно напоминал вести Кайл. Строгая раскладушка, выключенная еще до прибытия к библиотеке, отправилась в карман за сиденьем.

Флешку с записями с данными, которые удалось собрать Анне и начальнику охраны поместья, Паттел сжала в ладони и откинулась на спинку сиденья, обернувшись к окну. Там, за тонированным стеклом, проносились мимо пейзажи родного города. Знакомый, но глубоко безразличный Ричмонд не замечал герцогиню в невзрачном авто, и Анна даже успела подумать, будто бы эта машина - настоящий рай на земле. Еще бы на месте водителя сидел Кайл, рядом с которым она могла расслабиться - и все было бы совсем комфортно.

Но и игра эта ей нравилась. В глубине души был заживо похоронен капризный ребенок, которому не дали наиграться сначала не по возрасту ранними развлечениями, а затем - неожиданно свалившейся ответственностью. Анна Паттел не была суровой светской львицей и хваткой бизнес-леди, какой хотела казаться. Она была всего лишь поставленной в безысходное положение маленькой девочкой, которой пришлось повзрослеть вопреки всему.

И она повзрослела. И закрыла глаза, отключаясь от видов города и демонстрируя полное отсутствие интереса. Не то абсолютное доверие, не то глубочайшее безразличие от усталости - где уж тут разобрать. А может быть, изящная комбинация этих двух чувств. От склок с мачехой и учебы она действительно устала. И в не меньшей степени была вынуждена доверять людям, которых сама же призвала на помощь. Если не верить MI6 - зачем обращаться к ним за защитой?.. Защитой, которая была необходима ей в куда больших масштабах, чем она осмелилась бы признаться.

Если тот человек узнает о ее звонке, о сегодняшней встрече... Анна тяжело выдохнула, выдавая тревогу - ведь если он узнает, смерть покажется ей сладким, благополучным исходом, пределом проклятых мечтаний.

Водителю стоило поторопиться, пока герцогиня не съела саму себя ненужными никому переживаниями.

+2

6

"Таксист" ведёт машину по городу ещё некоторое время, убеждаясь в отсутствии слежки. Ведёт даже и в нужном направлении - к поместью - чтобы при обнаружении хвоста не вызвать лишних подозрений.
Всё чисто. Отлично.
Отклонившись от курса, "Ровер" сворачивает на небольшую пустынную улочку и мягко тормозит у тротуара, напротив стоящего по другую сторону дороги чёрного "Бентли".
Это не тот же конкретный "Бентли", в котором Дарклиф ездил болтать с ДеКобреем.
Директор MI6 просто предпочитал "Бентли", и требовал ДОБ на местах предоставлять именно их.
Второй агент - уже однозначно агент - открывает снаружи дверь для Анны и галантно подаёт руку, помочь выйти.
Даже не рыпнувшийся с места в процессе этого водитель убирается вдаль вместе со своим подставным такси.
Встретивший леди Паттел человек одет в нестрогом деловом стиле, подстрижен по консервативной моде.
Уже немолод, ещё не стар. Оказывает впечатление сдержанного профессионала.
Наверное, самое главное для его работы: не привлекает внимания.
В руке - толстенький блестящий кейс, в каких часто носят документы и ноутбуки.

- Здравствуйте, Ваша Светлость. Ваши устройства.
Вежливым холодным тоном агент даже не спрашивает. Просто делает напоминание.
Забудет леди Паттел что-то и сожжёт - её проблемы. Предупреждена.
Полученная "флешка" опускается в резво открытый кейс. Видимо, экранирующий.
Взамен из него извлекается нечто, похожее на фотовспышку с большим отражателем.
Разведчик отставляет кейс в сторону, отступает чтобы накрыть предполагаемой дугой импульса всю герцогиню и заряжает устройство.
Хорошо знакомый любому, бывавшему у старомодных фотографов, писк конденсатора.
Щелчок и лёгкий треск разряда.
Анна могла ощутить разве только слегка нагревшийся металл украшений.
Да и то - нервы. Наверное.
- Замечательно. Проходите.

"Вспышка" - в кейс, флешка - в руки. Агент приглашает леди к "Бентли", открывая заднюю дверь в полутёмный салон.
И с другой стороны сиденья - долгожданное уже лицо, знакомое разве лишь по записям.
- Добрый вечер, леди Паттел.
Дверь закрывается, стоит лишь сесть, и водитель трогает машину. Разговор будет прямо на ходу.
Или отвезут ещё куда-то?
- Тайная разведка заинтересовалась вашим вопросом.[nick]Vincent Darkleaf[/nick][status]The Royal Hound[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Z3Sqp.png[/icon][sign]  [/sign][fld4]<a href="http://codegeass.ru/pages/id272">[CLASSIFIED]</a>[/fld4][fld1][CLASSIFIED][/fld1]

+1

7

[npc]122[/npc]

- Надеюсь, это не для первой полосы, - угрюмо шутит Анна, провожая взглядом фигуру невзрачного мужчины. Машина трогается, и затянутая в строгий пиджак спина пропадает из поля зрения.

Бентли идет плавно, что на остром контрасте ощущается с такси. Совсем другого уровня автомобиль, - и Анна вынуждена признать, что у директора MI6 есть вкус.

..и он весьма хорош собой. Прилично одетый - как мужчина, но не как павлин, коих хватало в высших кругах общества. Справедливости ради - Анна ничего не знает о происхождении этого человека. Скорее всего выходец из низов или дворянин мелкого ранга? Кто еще мог возненавидеть людей настолько, чтобы стать гончей Императора? Публичной гончей - тем, на кого при случае повесят всю свору обозлившихся дворняг.

Впрочем, сочувствия к нему в Анне нет. У этого человека была роскошь выбора своего пути в отличии от юной герцогини.

- Добрый, - наконец, кивает она. Внешние данные гончей оценить мог всякий, но при личной встрече вскрывалось чуть больше - природное обаяние, сквозящая в каждом сдержанном движении уверенность... и мягкий тон ласкового зверя, который непременно поцелует в лобик, прежде чем закроет двери пыточной.

И, признаться, это будоражит, если не сказать возбуждает.

- Признательна за вашу оперативность, мистер Дарклиф, - выдыхает Анна, изящно закидывая ногу на ногу. Места в салоне предостаточно, а так будет чуть интереснее обзор на стройные ноги, в меру прилично прикрытые плотной юбкой. Расстегивает и короткое пальто, чуть оборачиваясь плечами к собеседнику и неосознанно проводя ладонью вдоль пышной груди.

- ..и за ваше личное присутствие, - улыбается уголками губ. - Простите мне мою импульсивность во время звонка - я была действительно напугана произошедшим. Неизвестные проникли в мой дом, перебили мою охрану и украли данные моего отца.
К сожалению, я не успела узнать, что именно было на жестком диске - за этот блок имущества мы все еще судимся с Джессикой Паттел
, - откровенная злость. Анне омерзительно звать эту продажную стерву не то что мамой или мачехой - даже просто по фамилии отца. Ей кажется, что одно это сочетание оскорбляет память покойного.

+2

8

- Иначе мы не умеем, леди Паттел.
Эти обычно делают либо оперативно, либо никак.
Он опирается рукой на подлокотник у двери, поудобнее. Как и сама Анна, совершенно не стесняясь автомобиля; располагается, может, не столь смелым образом, но всё же удобно и без какого-либо напряжения.
Экая прогулочка по вечернему Ричмонду.
За причинённую беготню, покатушки с "таксистом" и прочие неудобства Дарклиф и не думает извиняться.
А вот личное присутствие он и сам любит.
- Бывает, не волнуйтесь. И вас прекрасно можно понять.
Учтивые комментарии не слишком-то сияют искренностью. Конечно, директор MI6 здесь в первую очередь по делу, и видал он в гробу в белых тапочках проблемы молодой герцогини с мачехой.
Юной герцогини.
Уж на что его возраст не соответствует должности, Анна Паттел - совсем другой разговор.
Хотя ярые эмоции по отношению к супруге покойного не ускользают от наблюдательного взора.
- Совсем глухо?
До того смотревшее прямо, украшенное в суровой неприхотливой манере повязкой и шрамом лицо поворачивается к ней.
В светлом золоте взгляда кроется досада.
- Вы ведь наверняка имеете хоть какое-то представление? Финансовые документы. Документы иного рода. Ключи и пароли. Чертежи.
Впрочем, я пойму, если, по тем или иным причинам, у вас не было особой возможности совать нос в дела покойного.

Дарклиф то ли успокаивающе, то ли ободряюще улыбается. Слегка устало.
Как пить дать, по горло сыт уже подобными обращениями от всевозможных не подумавших и не предусмотревших.

А он ведь знает.
Как это вдруг тайная разведка не будет знать того, о чём, шутка ли, "наслышаны в рядах" её собственной компании?
- Особенно учитывая его обязательное и очевидное нежелание ваш нос туда допускать.
"Посидеть" с шестым отделом, оказывается, - несложное и приятное занятие.
К Анне относятся вежливо, не примеряя без повода на неё роль врага Короны "для атмосферы". Атмосфера - совсем другая.
Атмосфера людей, занятых своим делом и хорошо его делающих.
Но неофициальная притом.
Если разговор сравнивать, куда ближе пойдёт образ обманчиво благородной итальянской мафии, чем сухого современного делопроизводства.
- Позвольте.

Протянув руку за флешкой, он небрежно касается пальцев Анны своими, затянутыми в тонкую чёрную перчатку.
Среди аристократии популярны белые, однако. Белизна чистых перчаток лорда нахваливает расторопность его слуг.
С тихим щелчком - приятно дорогим, несущим в своём звуке качественную тяжесть металлической с отделкой, а не пластмассовой, створки - плавно открывается по нажатию кнопки отсек для личных вещей, откуда Дарклиф извлекает ноутбук.
Тот самый, неделю назад украшавший собой тридцать восьмой номер в одной обшарпанной гостинице.
Вот это уже - его личное, а не экспроприированное.
Вместо глянца он обит стальным доспехом, со встроенными ручками и кодовым замком, делающими, закрытый, совершенно неотличимым от простого небольшого металлического кейса.
В основные требования директора MI6 к ноутбуку в своё время входила возможность размозжить им чью-нибудь голову по необходимости и продолжить работать сразу, как ни в чём не бывало.
Перед сидящими выдвигается подставка-столик, на которую весьма удобно встаёт бесшумно оживший компьютер, тут же послушно прожёвывающий предложенную флешку.

Дарклиф не упускает и жесты герцогини - неосознанные, скорее уж. И непривычные для него.
Всё-таки ни Чарльз, ни старые знакомые из Культа, ни подчинённые, ни даже полусведённые с ума пленники не позволяли себе подобного.
Да и к лучшему. Императору никак нельзя ответить "нет".
Но новизна вовсе не мешает понять вложенное женщиной подсознательное послание, скользнуть-задержаться взглядом и по расчётливо обтянутых юбкой бёдрах, и щедрому изгибу груди, не прикрытой более пальто.
Чтобы удобно обсуждать содержимое флешки, им придётся сесть ближе друг к другу.[nick]Vincent Darkleaf[/nick][status]The Royal Hound[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Z3Sqp.png[/icon][sign]  [/sign][fld4]<a href="http://codegeass.ru/pages/id272">[CLASSIFIED]</a>[/fld4][fld1][CLASSIFIED][/fld1]

+1

9

[npc]122[/npc]

Слова про нос задевают. Анна внимательно смотрит: рассматривает улыбку, скользит жадным взглядом от губ – по подбородку к скулам, и наконец – останавливается на глазах. Одном единственном леввом глазе, если быть точным. Сдержаться от едкой колкости, когда кто-то – пусть даже директор МИ6 – пренебрежительно вытирает о тебя ноги очень сложно.

Отдает флешку безропотно, но удерживает мужскую руку, не разрывая пристального зрительного контакта. Голос Анны – низкий, бархатный – рассказывает историю, которая Винсенту наверняка не интересна.

Мне было триннадцать, когда отец в первый – и последний раз взял меня с собой по делам. Он научил меня стрелять в тот день и одарил своим вниманием. И, похоже, решил, что на этом его отцовский долг исполнен в полной мере, – пальцами скользит по перчатке, а затем отпускает. Отмечает про себя полное пренебрежение принятыми нормами и непроницаемое спокойствие. В угрожающих словах Анны не звучит никакой угрозы – лишь факт, такой же голый, как и демонстрируемый ею интерес. – Стрелять я умею и сегодня. Расскажи он мне в тот день о делах МАРСа – запомнила бы и это. Но в его дела мне пришлось вникать уже после его смерти, мистер Дарклиф.

И эти дела ее не отпускают по сей день, сдавливая горло удавкой. Отец наворотил бед, а теперь она наворотила еще больше, стремясь скрыть подноготную компании. За некоторые из грешков руководства МАРСа не сажают в тюрьму и не штрафуют – скорее ставят к стенке.

Анна отворачивается к окну ненадолго. Видно, что ей больно вспоминать об отце, – настолько, что на короткое время она даже плечи отворачивает от прибывшего ей на помощь мужчины. Лицо ее, однако, остается все таким же спокойным и вдумчивым – Анна ловко контролирует улыбку и взгляд, но язык тела пока еще выдает ее.

А затем выдыхает, оборачивается и даже первой подсаживается ближе. Пользуясь случаем – демонстрирует глубокий, граничащий с неприличием, вырез блузки. Инстинктивно, не нарочно, конечно же – весь ее ум поглощен данными, записанными на флешку: всеми возможными записями о проникновении неизвестных. Камеры, логи системы безопасности, съемки с видео-регистраторов проезжавших в тот день мимо особняка Паттел машин, фотографии следов с места преступления. Охранная служба каждый год обходилась мисс Паттел в круглую сумму, но все равно оказалась бессильна против грубого силового вторжения.

Там же, на флешке – первичный отчет о произошедшем от охранного агентства, начавшего свое расследование. Его содержание Анна пересказывать не хочет, но говорит тихо, чтобы хоть как-то заполнить тишину в салоне:

Преступники знали, что и где находится в доме. Не пропало ничего кроме этого компьютера, но у них не было специалиста, который смог бы его взломать – иначе им не пришлось бы забирать с собой жесткие диски...

И еще тише, вынуждая Дарклифа хоть на миллиметр склониться ближе. Анна шепчет почти томно, жарко, на самое ухо:

Зная помешанность отца на работе... Там что-то, связанное с МАРС. Оружие, я думаю. Или деньги.

И уж явно не склад порнухи. Хотя, как знать – за четыре года своей новой женщине недолго остававшийся вдовцом Паттел ребенка так и не заделал. Отдыхал на стороне или хватало похождений дочери?

+3

10

Он мягко, участливо улыбается рассказу об отце. Действительно неинтересному.
Всё, что из прошлого герцогини интересно, известно ещё с утра.
Задело? Что же. Пусть бы угроза и прозвучала, судьба ей - разбиться об эту улыбку.
Дарклиф мог назвать её в лицо бездарной шлюхой, велеть заткнуться и с удовольствием посмотреть на реакцию. Никогда не позволил бы себе такого, но мог.
И никаких последствий.
Никаких доказательств.
Выставлять MI6 претензии - себе дороже.
Худшее, доступное Анне - гневно хлопнуть дверь и выйти. Даже если она умеет стрелять.
И расследование пройдёт без малейшей запинки. Все данные с накопителя упокоились на дисках ноутбука сразу по подключению.
Чуть ли не стандартная функция для компьютеров MI6.
Полезные мелочи - их лучше узнать лично, конечно же, однако леди Паттел была нужна тайной разведке на порядки меньше, чем тайная разведка - ей.
Потому тайная разведка могла поставить любые условия.
Но не стала.

Дарклиф дорожил своей репутацией.
А ещё именно эта женщина ухирилась не провиниться в линзах его справедливости подобно, скажем, Сюзан Йенг.
А ещё её присутствие приятно. Приятно - что редкость - и когда она не страдает.
Причиной ли - редкость встреч с невиновными? Или сама герцогиня обладает некой занятной особенностью?
Зоркий глаз ищет особенность в её декольте. И не находит.
- Так...
- Знали, забрали диски, оружие. Вот деньги хранить на компьютере - та ещё выдумка.
Он склоняется, дабы выслушать, с готовностью, встречает жар профессиональной прохладой спокойствия - сейчас так удивительно, контрастно уместной.
Будь важно лишь дело - отстранился бы сейчас. Но нет.
- К компьютеру не прикасались... Шесть лет?
Задумчиво, размеренно.
- Был он подключен к сети? Вижу, нет. Модуль спутниковой связи там тоже не нашли.
- Какого такого рода данные могли шесть лет храниться на дисках без любого рода обновлений и остаться ценными?
Он решает задачку, бездумно прощёлкивая снимки и видеозаписи.
Чисто сработали. Тут нужен подробный анализ, глазами много не наглядишь.
А вот...
- Какого рода шифрование использовалось на компьютере? Не пароль. Именно метод. Кому это известно?
Дарклиф интересуется как бы совсем между делом. Разницы-то? Но разница есть.
Разница в том, насколько доступна информация. Могли ли захватчики знать, что им противостоит.
С этим вопросом золотой глаз отрывается от монитора и возвращается к лицу Анны. Вновь - в компании мягкой уверенной улыбки.
Руки человека перед ней - надёжны. Наказание грабителей - вопрос времени, не более.[nick]Vincent Darkleaf[/nick][status]The Royal Hound[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Z3Sqp.png[/icon][sign]  [/sign][fld4]<a href="http://codegeass.ru/pages/id272">[CLASSIFIED]</a>[/fld4][fld1][CLASSIFIED][/fld1]

+3

11

[npc]122[/npc]

Его взгляд такой осязаемый, что кажется - ласкает им. Грубовато, как и все мужчины, но деликатно и настойчиво, с полным на то правом. Коленом Анна едва ощутимо толкает мистера Дарклифа - ди-рек-то-ра. Подумать только, как сладко звучит.

А что, она тоже ди-рек-тор. Именно так - по слогам, с придыханием и томным, полным сдерживаемой срасти ррр.

- Все так, - Анна кивает, щекоча волосами, лукаво смотрит из-под пушистых ресниц. Мужчина не отпрянул, не оттолкнул - не возражает или воспринимает это как часть работы? Во втором случае, пожалуй, Анне пришлось бы признать, что у Дарклифа весьма приятная... и утомительная работа. Сколько герцогинь каждый день алкают его помощи? Посчитайте, господин директор, а мисс Паттел затмит их всех.

Качает головой, ведя носом. Они так близко, что он, верно, слышит запах ее шампуня так же ясно, как она - его одеколон. Глубокий, терпкий аромат, подчеркивающий его маскулинность - не слишком резкий, но достаточно различимый. Просто феерия благородства и умеренности во всем - даже в невозмутимой холодности, сохраняемой вопреки явному интересу.

- Боюсь, - ласково шепчет, подставляя лицо словно бы для поцелуев, - я в этом не сильна. Ключ теперь на дне Мексиканского залива. - Анна явственно мрачнеет. Если прежде казалось, что она улыбается, то сейчас в ее взгляде плещется боль. Она кусает нижнюю губу, и вся в этот момент кажется совершенно... беззащитной?

- Но если у кого-то и может быть копия такого ключа, то это Лестер Харрисон, - отстраняется она, пряча секундную слабость. Анна отводит взгляд, устремляя его на экран ноутбука, будто там могло быть что-то такое, чего она еще не видела. - Они с отцом были очень близки.

+3

12

Улыбка одним углом рта, с хитрецой, и упруго встреченный толчок коленом. Его можно было понять "Вы слишком близко, отодвиньтесь".
Дарклиф понимает правильно.
- Правда?
"Неужели же не сильна?" - и едва не касание носами.
Вопрос идёт решительно наперерез всему заданному им ранее тону разговора.
Кажется, в единственном глазу взыгрывает искорка.
И гаснет, когда герцогиня отворачивается к дисплею, сменяясь пытливой внимательностью.
Насколько сильно ударила по ней смерть отца?
Осознаёт ли она в полноте степень?
Скорее нет.
Пустившая естественно свойственную слабость наружу, щедро хлёстнутая болезненным былым ровнёхонько вдоль спины, Анна Паттел...
Невообразимо хороша.
Почему это - в новинку? Он видел много боли, страха и сжавшихся избитых жертв.
Такого ли ожидали старшие? Это ли искали в пылающих ясным светом и безразличной тьмой глазах?
В глазах "Винсента" была тьма.
И в ней ничего не нашли.
А теперь... Искал он сам?

"Ключ". Герцогиня поняла его совершенно неверно. Пароль, очевидно, потерян. Будь он доступен, и обладай содержимое дисков хоть тенью ценности, всё давно изъяли бы.
Бизнес не знает красивых обещаний.
Однако, невежественный ответ становится ниточкой к нужной информации. Если Анна, заинтересованная и мотивированная пуще других ещё и личной виной, не знала алгоритма - о, узнай она, зазубрила бы даже и бесполезное название, от зубов бы отскакивало! - значит, вряд ли знал хоть кто-то.
- Харрисон? Посмотрим.
Он вторит собеседнице, повторяя её взгляд.
- Леди Паттел, у меня есть слабые основания для весьма тревожного вывода. Использованный метод шифрования не известен публике - и даже вам - но похитители отчего-то знали, что извлечь диски будет достаточно.
Даже новичок в деле информационной безопасности знаком с простой истиной: самое надёжное шифрование выполняется с привязкой к уникальной комбинации оборудования. Защищённые таким образом данные невозможно расшифровать на несанкционированном устройстве.
Иными словами, у похитителя были все основания подозревать, ваш батюшка использовал именно такой метод. И похищать в таком случае необходимо было бы весь системный блок компьютера - обеспечить ту самую уникальную комбинацию оборудования.

Дарклиф откидывается на спинку кресла с умеренно торжествующей усмешкой.
- Но они взяли лишь диски.
Причём взяли жёстко, без надежды на то чтобы вернуться за оборудованием.
Так вложиться в операцию - и допустить подобную ошибку? Что вы, леди Паттел, они знали, что завязанное на оборудование шифрование не использовалось.
Нам необходимо будет обратить самое пристальное внимание на всех, возможно обладающих такой информацией.

За уши притянуто?
Другого рода улик, когда работают профессионалы, не остаётся.
А он тем временем продолжает.
- Касательно возможного содержания дисков.
Как вы понимаете, это должно быть нечто, не теряющее актуальности за шесть лет простоя.
Финансовые данные - невозможно. Недостачу важных финансовых данных заметил бы в первую очередь ваш главный бухгалтер. Копии не столь существенны, и за ними было бы разумнее пойти именно в бухгалтерию.
Свежие разработки - сомнительно. Во-первых, за шесть лет они бы безнадёжно протухли. Во-вторых, разработки ведь совершал не покойный лично, а штат инженеров. Всех этих инженеров можно при желании допросить, в том числе с пристрастием, и сделать это на порядок незаметнее, чем наглое ограбление вроде того что мы увидели.
Хотя вариант достоен внимания. Именно такими допросами мы займёмся и постараемся отследить интересные тенденции в инженерном отделе занедолго до гибели лорда Паттела.
Ключи и пароли с тех пор поменялись много раз и бесполезны.
Но остаётся ещё один важный вид информации, совершенно не теряющий ценности с годами. А иногда - стремительно набирающий её.

Дарклиф слегка грустно смотрит на Анну и завершает своё пояснение.
- Компромат.
На личном компьютере Габриэля Паттела могло храниться нечто, имеющее потенциал похоронить и вас, и всю компанию.
Во всяком случае, я так считаю.

Теперь главное - реакция. Не слова, их можно спокойно игнорировать.
Реакция - та самая, подсознательная, которую юная герцогиня скрывает с такими героическими усилиями.
Это, конечно, не допрос - но что мешает директору тайной разведки воспользоваться допросным трюком в более-менее обычном разговоре?
- А вы как думаете?[nick]Vincent Darkleaf[/nick][status]The Royal Hound[/status][icon]http://s8.uploads.ru/Z3Sqp.png[/icon][sign]  [/sign][fld4]<a href="http://codegeass.ru/pages/id272">[CLASSIFIED]</a>[/fld4][fld1][CLASSIFIED][/fld1]

+2


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 15.12.17. Mongoose II