По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные темы » Омут памяти фрау Нахтигаль


Омут памяти фрау Нахтигаль

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Периодически на меня накатывает желание написать драббл от лица персонажа или какие-либо её соображения.
Почему бы не складировать результаты таких приступов здесь?

Самое трудное - решение действовать,
остальное - просто упорство.

Флоренс Найтингейл

https://i.pinimg.com/564x/e9/ed/2c/e9ed2cc4b902e83d21a6bc59acee7697.jpg

+1

2

Правая щека уже здорово онемела. Похоже, спрессованный грязный снег под ней уже даже не таял. Но у Эрны не было сил даже на то, чтобы открыть глаза, не то что чтобы перевернуться.
Она с трудом чувствовала собственное тело. Все звуки продирались словно сквозь толстую бетонную стену, гулко раздаваясь затем в черепной коробке. Левую щёку уже облепило снегом, ресницы слиплись… Иногда ей мерещился смех.
– Как ты можешь так с нами поступить? – всплеснула руками мать, взгляд её метался между Фелицией и её отцом, придерживающим дочь за плечо. Лицо его было сурово, но, разумеется, он был обеспокоен не меньше супруги, пусть и не выражал этого так явно.
Смех, такой же неискренне-ободряющий, как и внешняя уверенность отца, принадлежал кому-то из братьев.

Или нет? Зелёный, залитый солнечным светом сад поместья сменился обеденным залом. Лакеи подносили блюда, служанки скромно выстроились возле дальней стены. Тогда был приглашён жених Алисы. Старшая сестра весело (даже чересчур весело, по мнению Фелиции) смеялась над очередной его шуткой, когда Эрна отложила столовые приборы, промокнула уголки губ, пригубила из бокала и попросила минутку внимания.
– Я ухожу на фронт.
Повисла тяжёлая, гнетущая тишина. Кажется, слуги совершенно окаменели, хотя, казалось, дальше с их выучкой уже некуда.
– Зачем?! – вздохнула Греттель. Родители молчали.

И правда, зачем? Оставшиеся мысли совершенно спутались, устроив в голове настоящую вакханалию – носились вслепую, натыкались друг на друга и разбивались на всё более мелкие осколки воспоминаний. На лицо Эрны упала чья-то тень, но она не могла приоткрыть даже левый глаз, чтобы взглянуть, кто это. Она приготовилась к удару сапога или даже выстрелу, но ни того, ни другого не последовало. Вместо этого её, потянув за левое плечо, перевернули на спину. Позвоночник, если верить ощущениям, перекрутило, как бельевую верёвку, остальные части скелета будто болтались, как ножки-ручки у тряпичной куклы. Отлепившуюся от снега щёку обожгло, будто кислотой. А затем немку, похоже, подняли на руки.
У Карла тоже были крепкие, но такие бережные руки. Белая спинка Фелиции, оголённая весьма экстравагантным вырезом вечернего платья, сама собой выгибалась под ними – хорошо, что в вальсе так и нужно, и никто ничего не заметил. Хорошие партнёры не смотрят друг на друга в этом танце, и у них отлично получалось, к счастью младшей Нахтигаль – если бы она сейчас встретилась глазами с Миттермайером, танцевать пришлось бы, стоя носочками на его туфлях, ибо её ноги просто запутались бы.
Но ещё больше Нахтигаль нравились его руки, когда она чувствовала, каких усилий Густаву стоило не распускать их до полного неприличия, стоило ей утащить парня в какое-то тёмное уединённое место. Ничто так не кружит голову, как осознание того, насколько мужчине сложно сохранять самообладание, пусть немке и было немного жаль Миттермайера. Но всё-таки война однажды закончится…
Может, это был их последний танец?

В глаза ударил свет.
– Безусловный рефлекс выражен, – прохрипел над самым ухом грубый, но знакомый голос.
Эрна вдруг ощутила, что дышит глубоко и медленно. Воздух был уже не обжигающе-холодным, а под спиной было что-то мягче льда.
– Тот солдат…
По выражениям лиц она поняла, что вопрос снят.
– Отдыхай. Через два часа мы отправляемся домой.
Фелиция медленно закрыла глаза и тяжело вздохнула. «Зачем?» – всё звучал в голове голос Гретты и мерещилось тепло Карла. Ответа не требовалось. Он словно был вшит в её гены.
Она не смогла бы видеть эти чудесные сны о прежней жизни, сердце её было бы не на месте, если бы руки не делали всего, что необходимо, чтобы спасти ещё одну жизнь. Чтобы ещё одна мать не лила горькие слёзы. Чтобы ещё хоть на секунду приблизить конец войны.

Отредактировано Erna Felicia Nachtigall (2019-04-11 15:47:21)

+5

3

https://i.ibb.co/x3kxZB9/erna.jpg

+2

4

За несколько дней до событий
04.01.18 Модернизация, инновация, дежавю

Нахтигаль скинула туфли-лодочки и с удовольствием потянула носочки худых ступней от себя, откидываясь на спинку кресла. В цехе глубокой ночью не осталось никого, кроме неё, и можно было позволить себе такие вольности. Период испытаний подошёл к концу, изнемождённая исследовательская группа и испытатели-добровольцы, коих оказалось приятно больше ожидаемого, были отправлены на заслуженный отдых. Короткий, но и несколько отсыпных дней в текущих условиях казались даром небесным. Теперь Эрне и Анне, которую Фелиция чуть ли не пинками отправила отдыхать всего несколько минут назад, оставалось только собрать весь материал в удобоваримую презентацию проекта для конференции с именитыми представителями отрасли найтмеростроения.

Но к этому решено было приступать завтра, на свежую голову. И потому Диса наслаждалась тишиной, полумраком и одиночеством, созерцая замерший на траволаторе "скелет" найтмер-фрейма, поблёскивающий хромированными деталями в приглушённом освещении нескольких оставленных включёнными софитов. Поднимающийся над кружкой пар создавал какую-то мистическую подвижную завесу между Эрной и стоящей в десятке метров от неё машиной. Помедитировав несколько минут, следя глазами за тем, как пар заставляет подрагивать и искажаться образ мехи, Нахтигаль наконец медленно поднялась с кресла. Пол холодил голые ступни, а в тишине огромного полупустого помещения инстинктивно хотелось создавать как можно меньше шума. И даже дышать тише.

Медленно приблизишись к найтмеру, Эрна переплела пальцы опущенных рук за спиной и запрокинула голову, рассматривая машину. Эта человекоподобная махина — не эта конкретно, а найтмер-фрейм как таковой — совершила революцию и унесла тысячи жизней. Но также и помогала ныне защищать тысячи... С каждым поколением становясь всё более опасной, всё дальше уходила от человекоподобности, и всё меньше был виден пилот за этими столь будоражащими конструкторов машинами. Не более чем разменная пешка, о состоянии которой, как казалось военврачу, порой беспокоились меньше, чем о самих найтмерах, если только то был не ас. На лице Нахтигаль появилась усталая улыбка; она уже сделала всё, что могла, чтобы изменить положение вещей. Дело оставалось за малым. Когда-то Диса мечтала о суперспособности, которая позволит ей спасать жизни мановением руки; теперь она прекрасно справлялась и безо всяких суперспособностей.

— Хугин, отключи запись наблюдения, - достаточно тихо отдала Нахтигаль распоряжение голосовому помощнику цеха, настроенному на их с Клемент голоса.
— Выполнено.
Давно скребущаяся в мозгу мысль требовала реализации. Когда, если не сейчас? Скрывшись в крохотной раздевалке с душем в смежном помещении, Эрна наскоро ополоснулась, гладко закрепила волосы заколками и в одних трусиках прошлёпала влажными ногами к небольшому отсеку дезинфекции, где хранились между испытаниями костюмы и шлемы "Минервы".
Костюм, между слоями которого создавалось определённое воздушное давление как для подгонки под фигуру, так и для реализации обратной связи с системами найтмер-фрейма, сразу после застёгивания магнитной молнии облепил тело, через мгновение уже став тактильно незаметным. Глаза немки загорелись от восторга — для неё ощущение было совершенно непривычным, и, если закрыть глаза, сложно было поверить, что она не стоит посреди раздевалки нагая. Оставались только сапоги и перчатки; надев и их, Нахтигаль с шлемом-четвертьсферой под мышкой вернулась в калибровочное помещение.

Через несколько минут девушка уже сидела в кабине на месте пилота впервые в своей жизни, тщетно стараясь медленным дыханием успокоить ускорившееся сердцебиение. Почему-то ей было очень не по себе. Кокпит явно не был её местом. Костюм из улучшенного дышащего материала, по крайней мере, нивелировал неприятные ощущения покрывшейся испариной спины. Взяв себя в руки только через несколько минут, Эрна надела шлем — достаточно гибкая и удобная конструкция, вроде бы, нигде не давила, а после подключения затылочных шлейфов к разъёмам в жёстком воротнике заработала адаптация воздушных подушечек корпуса, плотно прижав их ко лбу, ушам и теменной части головы. Стало абсолютно темно, и это почему-то успокоило, создав ощущение некоторой потерянности в пространстве; почувствовав лёгкую вибрацию у висков, Нахтигаль уже немного громче, чем прежде, скомандовала:
— Запустить версию "Минерва" 1.02.
Эта сыроватая, ещё не защищённая протоколами доступа версия не стала бы связываться с базой данных добровольцев, просканировав узор радужки глаза, а потому позволила бы Нахтигаль попытку взять управление. Даже если "Минерва" не сочтёт потенциалы мозговых волн Фелиции достаточными, этот крохотный опыт соприкосновения со своим творением уже грел душу... Но Эрна надеялась всё-таки, что у неё получится перейти необходимый порог.
— Нейроинтерфейс запущен. Сбор данных о мозговой активности: попытка 1. — сообщил о статусе голос, синтезированный из голосов Нахтигаль и Клемент. Он прозвучал будто бы прямо в голове; распознав оттенки собственного звучания, немка неуютно поёжилась.
Перед глазами показались какие-то пляшущие точки вроде помех, а общий фон начал медленно светлеть; одновременно с резко появившейся картинкой с наружных камер найтмера "Минерва" снова подала голос:
— Частота мозговых ритмов удовлетворительна; подтверждено приемлемое психическое состояние. Здравствуй, создательница.
От затылка и до копчика разрядом тока пробежали мурашки. Такой фразы не закладывалось! И когда всё-таки был считан узор радужки? В глубокой растерянности Нахтигаль с трудом сглотнула слюну и сжала подлокотники; догадка пришла меньше, чем через пару секунд, которые, тем не менее, показались излишне долгими. "Анна," - с длинным облегчённым выдохом подумалось Эрне. — "Только у неё хватило бы смекалки оставить мне такой сюрприз. Неужели у меня на лице всё это время было написано, что я однажды доберусь до прототипа собственными руками?"
— Нет данных о принадлежности к роботизированным войскам; нет данных о воинском звании; зафиксировано незначительное повышение дельта-ритмов. Пожалуйста, сосредоточьтесь. Запущена система пониженной синхронизации. Прототип "Минерва 1.02" готов к испытанию.
Заработала система обратной связи нейроинтерфейса — Эрна почувствовала себя словно бы в вертикальном положении, нагнетание воздуха в отдельных частях костюма очень реалистично имитировало давление земли на ступни. Разумеется, даже видя перед собой не собственные руки, а "голые" сочленения манипуляторов найтмер-фрейма благодаря проекции камер на внутренний дисплей шлема, Нахтигаль всё ещё понимала, что находится внутри кабины, так как впервые оказалась на месте пилота. От непривычной высоты и неспособности сразу осознать масштабы робота у немки слегка закружилась голова, а к горлу подступил кислый комок.
— Дельта-ритм приближается к недопустимой частоте, — безэмоционально сообщила "Минерва", но Фелиция уже не могла адекватно воспринять информацию и запаниковала. Из-за неспособности осознать размеры машины как свои собственные, в отличие от прошедших подготовку пилотов, медик потеряла сосредоточенность и почувствовала, словно медленно заваливается на спину и ничего не может с этим сделать. Манипуляторы найтмера дрогнули, кисти пришли в движение, будто пытаясь схватить воздух, и... Замерли, после чего медленно опустились, и едва-едва потерявшая равновесие машина так же неспешно выпрямилась.
— Рассинхронизация. В доступе отказано.
Дисплей погас, и в кромешной темноте Диса услышала своё сбитое дыхание.

***

"Улики" были спрятаны и, вроде бы, ничего не могло свидетельствовать о самоволке исследовательницы; только кружка на её рабочем месте стояла уже пустая. Фелиция не особо переживала — в испытанной ею версии пусть и отсутствовал механизм авторизации пилота, но система не могла пропустить неподходящего испытателя ни при каких условиях. Это бы в любом случае уберегло её от эпизода, который потом пришлось бы описывать в рапорте. Кроме того, необычное приветствие явно было плодом смекалки одной милой коллеги... Так что Нахтигаль чувствовала, что никто и ничего не узнает.
— Хугин, возобнови запись наблюдения. Сотри данные о взаимодействиях за последний час.
С видимым удовольствием потянувшись в кресле, немка обулась и побрела к выходу, доставая карточку электронного замка. Окинув взглядом цех, Диса тихо проговорила сама себе:
— И увидела она, что это хорошо.
Одновременно с хлопком двери помещение погрузилось во тьму.

+3


Вы здесь » Code Geass » Личные темы » Омут памяти фрау Нахтигаль