По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » Самайн: сон Марики Сореси


Самайн: сон Марики Сореси

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Торговый центр был переполнен народом: многочисленные труженики клавиатуры и бухгалтерского учета, благополучно завершив свой рабочий день или же отпросившись пораньше, устремились в огромный мегамаркет. Удивительного в этом было мало: продукты, предметы первой необходимости и даже кое-какая одежда продавались именно здесь, в самом конце трех длинных аллей из более мелких специализированных бутиков.

Любому здравомыслящему человеку, несомненно, хотелось бы находиться подальше от одного из крупнейших в Пендрагоне магазинов в этот своеобразный час пик, но Марике, увы, суждено было сегодня окунуться с головой в увлекательный мир шоппинга вместе с матерью, которой она все-таки обещала помочь с покупками. Пока не вернулся Кьюэлл, Грейс Сореси временами нуждалась в поддержке - благо, не так уж и часто она выныривала из привычного моря юридической работы.

- Да, сегодня вам привезут сменную одежду, а завтра я организую встречу с женой. Нет, нет, ни в коем случае. Дождитесь меня, - требовательно и довольно жестко говорила по телефону нуждающаяся в поддержке Грейс, вышагивая в паре шагов впереди дочери. Беспроводная гарнитура полностью избавляла от необходимости мучиться с самим аппаратом, а потому руки ее были заняты вещами куда более важными, чем жалобы попавшегося на удочку полицейских коррупционера: в левой Грейс держала лавандовый освежитель для туалета, а в правой - цитрусовый. В замешательстве она остановилась и, не прерывая свою беседу с подопечным, протянула дочери оба - мол, выбирай ты.

В тот момент, когда колпачок с запахом приблизился к носу Марики, она вдруг почувствовала, что теряет сознание: в глазах потемнело, а земля, что называется, ушла из-под ног. Помимо романтики падения были еще боль в ребрах, уткнувшихся в ручку тележки, - и страх за отчего-то жутко перепуганную маму. И совсем немного - тепла у сердца, где на цепочке висит подаренный покойным отцом кулон.[NIC]GM[/NIC][STA]Samhain[/STA][AVA]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/samhain/samhain1.jpg[/AVA][SGN]Don't turn away[/SGN]

+4

2

Темнота. Неприятная, сырая, вязкая, как мазут. Она окружает тебя, сжимает голову в тиски, сдавливает дыхание. Оказавшись внутри неё, в самом сердце, если вообще можно говорить о сердце, начинается казать, что стоит сделать шаг и тебя поглотит что-то склизкое, голодное, чужое.
Открывать глаза бессмысленно. Закрывать – тоже. Неважно, что ты пытаешься делать с помощью глаз – здесь они не помогут. Они бессильны перед мантией, которой тебя с головой окутывает мертвящая темнота.
Острый слух улавливает приглушенные удары капель о камни. Внутренние часы безошибочно ловят такт. Подобно строгим ударам метронома капля станет ориентиром во времени. А там и пространство отыскать уже недалеко. Ведь звуки здесь есть. И время здесь есть. А, значит, это место нельзя назвать – нигде?
Или, всё-таки, можно?..
Память с трудом пытается воспроизвести последние  события и, кажется, проносится через несколько месяцев жизни прежде, чем сцена с падением в супермаркете всплывает перед глазами.
Тупая боль несильного удара отдаёт в рёбра, голова гудит, точно в неё вогнали огромной стальной болт и несколько раз ударили по нему, а нос до их пор улавливает тонкий, едва ощутимый аромат лаванды.
«Вот она. Я.»
Марика, наконец, осознаёт себя. Да. Это она и никто другой. Всё такая же рыжая, миниатюрная и боевая. В полном порядке и добром здравии. Если бы у неё в наличии имелось зеркальце, а здесь было хоть немного светлее – она обязательно бы в него посмотрелась. Но в этой непроглядной темноте нельзя увидеть ни окружающих тебя стен, ни пальцев рук, ни даже кончика своего носа. Страшно. Неизвестность пугает, давит. Но Марика всегда была смелой девочкой, которая пусть и с трудом, но умела делать первый шаг в туманное будущее. И сейчас она его сделала. Первый, второй, третий.
- Мам? – но тишина была ей ответом.
Марика громко сглатывает ком, вставший поперёк горла и чувствует, как пот начинает проступать между лопаток. Она пытается убедить себя в том, что всё вокруг – нереально. Что эта тьма – нереальна. Что удары капли о поверхность – нереальны. Ведь только что она была в супермаркете и выбирала чёртов освежитель воздуха!
Девчушка напряглась, сделала ещё несколько шагов, выставив вперёд руки, зажмурилась, пытаясь проснуться – ведь это всегда помогало. Всегда!
Но, кажется, не сейчас. Не в этом наваждении, которое непохоже ни на сон, ни на мираж. Всё здесь казалось настоящим, но и фальшивым в то же время. Марика не знала, куда себя деть и что ей делать. Странные ощущения переполняли голову юной красавицы, но она совершенно не знала, что делать дальше. Сесть и надеяться, что отпустит?
Согнувшись на корточки, Марика  уперлась на руки и села, вытянув ноги. Наощупь пол был очень холодный и гладкий, точно отполированный… Прямо как в супермаркете!
Девушка нахмурилась. В любой другой ситуации её, как ещё недавно ребёнка, посетила бы мысль о том, что в этой темноте она не одна. Что кто-то незримый следит за ней из окружающего мрака, видит любое вздрагивание лицевых мышц, слышит каждый вздох, заучивает, запоминает каждое движение, но… Нет. Этого чувства не было. Ощущалось лишь полное одиночество. Но вовсе не оно пугало Марику. Её пугала…
Бессмысленность.  Напрасность. Абсурдность. Нелепость, которую эта темнота вокруг буквально лепила из жизни рыжей девчонки, что строила саму себя столько лет, не жалея. Ведь больше всего Марика боялась, что всё в этой жизни окажется… Впустую. Что кандалы, болезнь закроют ей путь в будущее. Сделают лишней и ненужной никому борьбу маленькой слабой девчонки, которая пытается наравне со всеми восстановить порядок и справедливость, которую у них отняли. И с каждой минутой, проведённой здесь, этот страх продолжал нагнетать, своими невидимыми щупальцами опутывая разум. И вот этот мир вокруг уже кажется ей более настоящим. Приманка заброшена и сознание с голодным чавканьем её проглотило. Лишь бессознательное брезгливо поглядывало на кости и не щадя связок вопило о том, что здесь что-то не так.
Нет!
Так быть не должно. И Марика решает бороться. Она поднимается, делает несколько осторожных шагов, а затем ускоряется. И вот она уже бежит вперёд в темноте, абсолютно без страха, не жалея ног. И куда бы не привела эта безумная гонка с собой, Марика не остановится. Она будет искать выход из тьмы так же, как искала его в жизни. Но каждый её шаг становится всё более бессмысленным. Начинается казаться, что поиски длятся бесконечно долго, а Марика теряет их нить, сама не понимая, что ищет. Она останавливается. Озирается по сторонам, словно пытаясь отыскать источник света. Но всё, что есть в этом мире кроме темноты –  не меняющий своего темпа стук капель, кажущийся слишком громким и безмерно нарастающая жажда. Иссохшийся разум рисует перед глазами красивые картины водных источников. Марика пытается осмотреться, безошибочно определяя направления. Это было куда проще, чем ориентирование на местности в Академии на первом курсе. Слух не подводит девчонку и она безошибочно определяет: звук стал ближе. Уверенно она ускоряет шаги, стараясь ступать как можно тише, будто бы беспокоится: а вдруг собьётся, заблудится, или стук вообще прекратится?
И только тут она подметила странность: в этом пространстве не было эха. Удары кед о пол не отзывались в темноте ничем. И даже стук капли, уже кажущийся столь естественным для этого странного места, не создавал эха, которое наверняка сбило бы Марику с толку.
И вот, наконец, она оказывается перед ним. Удары раздаются где-то внизу, у самых мысков её кед. Девушка опускает голову и вот, наконец, наступает прозрение. По небольшой серебрящейся лужице у ног, расходятся круги. Марика протягивает руку, чтобы поймать невидимую каплю и понимает: это – мир тени. И даже она сама была тенью. Хорошо очерченный на фоне воды чёрный силуэт руки всё ещё оставался чёрным. А круги на воде продолжали и продолжали появляться, секунда за секундой. Капля словно соударялась с поверхностью с другой стороны.
Марика делает решительный вздох и наклоняется, чтобы соприкоснуться с водной гладью. Мир вокруг озарила резкая вспышка, а безобидная лужица поглотила Марику подобно голодному монстру из страшной сказки, перенося в мир по ту сторону.

Отредактировано Marika Soresi (2017-04-26 19:43:56)

+4

3

Вопреки всем законам физики её тело не покрывается холодной влагой. Марика, рефлекторно закрыв глаза, чувствует лишь, как пространство вокруг неё стремительно перемещается куда-то, закружив её в безвременном хороводе. Он кружит ей голову, пытаясь довести до сумасшествия и заставить потерять равновесие, но Марика держится до тех пор, пока безумный бег не прекращает своего хода и девушка не чувствует успокоения, падая на бедро.
С трудом разомкнув веки, она испуганно отпрянула назад. Громоздкое зеркало без каких-либо рамок и креплений высотой с целую комнату предстало перед Марикой, а она замерла, уставившись на своё отражение. Вроде бы всё на месте. Та же одежда, те же смеющиеся, но чуть напуганные глаза, рыжие волосы. Она улыбнулась себе, но Марика в зеркале даже не шелохнулась, продолжая вопросительно моргать, уставившись на свой оригинал. Девушка взволнованно протянула руку и, усевшись на колени, коснулась гладкой поверхности. Зеркало мгновенно отозвалось гулким протяжным звоном, а отражение подёрнулось рябью. Испугавшись, Марика отпрянула, наблюдая за тем, как изображение меняется, а на её месте возникает до боли  в сердце знакомая фигура. Возглас удивления застревает в горле, а к глазам подступают горячие слёзы.
- Папа?.. – Марика чувствует, как одна из них в тот самый миг начала скатываться по щеке.
Образ человека, которого она увидела в зеркале, был настолько родным, тёплым и знакомым, что в первые же секунды у девушки не оставалось никакого сомнения – это был он.
- Да, - голос неожиданный, громкий, но холодный, раздаётся вокруг, заставляя Марику вздрогнуть.
- Но ведь ты погиб… – Марика вытирает слёзы рукавом и пытается успокоиться. – Это не можешь быть ты.
Изображение в зеркале ухмыляется.
- Но это я, - отец стоит так же неподвижно, как и раньше, а его губы едва шевелятся. – И моя смерть – не является причиной, чтобы не являться сюда.
- Тогда зачем ты пришел? – Марика настороженно смотрит на него.
- Поговорить, - взгляд безразличный настолько, словно не по своей воле он здесь находится, совсем не желая этой встречи. – Посмотреть на тебя. Какая ты выросла. Встань.
Внезапные властные интонации в голосе заставляют Марика вскочить на месте, точно не по своей воле.
- Так я и думал, - разочарованием преисполнены печальные интонации. – Ты всё ещё такая же слабая, как и семь лет назад.
Марика замирает, оцепенев, совершенно не ожидая такой резкой критики от любимого папы.
- Что ты хочешь сделать? Кого хочешь остановить? – рассуждения сопровождаются осуждающим вздохом. – Такое высокомерие… Ты не имеешь права так высоко думать о себе. Ты считаешь, что твоя слабость будет способствовать твоему стремлению защитить спокойствие этого мира, добиться справедливости? Ты ошибаешься. Была бы ты сильнее, быть может, я остался бы жить.
- Это ложь! – Марика выстреливает словом быстрее, чем  Бешеный Пёс Таннен из своего револьвера. – Мне было всего 12 лет, я ничего не могла сделать!
- Это ты так считаешь, - громогласный голос перебивает Марику.  – Но с реальностью это не имеет ничего общего! И если бы ты стала сильнее уже тогда, мне бы не пришлось воевать, и я остался бы жив! А теперь посмотри… Где я. Где отцы тех, кто был так же слаб, как и ты.
- Ложь, ложь, ложь, - Марика повторяет повторять из раза в раз. – Это ложь!
Девушка закрывает глаза. Она вспоминает касания отца. Те, которые уже не может почувствовать. Его добрую улыбку. Ту, которую уже не сможет увидеть. И ободряющие слова напутствия. Те, которые она уже не сможет услышать. Всё, что она хотела тогда – быть свободной. Радоваться ветру, что бьёт в лицо. И лететь ему навстречу, тайно веря, что однажды сможет поймать невидимые объятия. И лишь когда смерть отца развеяла её детскую детскую безмятежность, она стала жадно желать силы. 
- Ложь… - заключает Марика, открывая глаза. – Я не нуждалась в силе, пока ты был жив. Потому что я знала: вы с братом сможете защитить меня с мамой. Смелость, отвага – тогда это всё было совсем не про меня. И лишь когда тебя не стало, я твёрдо решила стать сильнее. Потому что должен быть тот, кто станет защищать правду, отстаивать справедливость и мир вместо тебя.
На глазах Марики снова появляются слёзы и теперь она плачет, не скрывая этого.
- Ты верил в меня, когда я была маленькая. И когда уходил – тоже верил. Верил, не переставая. И медальон, что оставил мне – разве это не символ твоей былой веры?! Так продолжай верить и сейчас! Я стану такой же сильной, как и ты!
Рыдая, девушка бежит навстречу зеркалу и, преодолевая стекло, точно вязкую жижу, обволакивающую её тело, и падает в объятия отца. Ничтожного мгновение достаточно, чтобы она снова смогла почувствовать тепло его рук. А когда оно иссякает, мир снова начинает безумно кружить вокруг.

+4

4

Край. Вот как можно описать место, где она была сейчас. Мечта классиков импрессионизма. Если закрыть глаза, можно почувствовать, как горный ветер бьёт тебе в лицо, нос улавливает терпкий запах моря, а над далёкими просторами сверкают копья-молнии.
Но всего этого не было. Здесь – не было.
Марика осматривается. Земля – фальш. И небо – фальш. Между ними нет никакой разницы. Ты просто знаешь, что небо – там, а земля – под тобой. И этого достаточно, чтобы не упасть. Но слишком мало, чтобы здесь жить.
И где-то внизу, под обрывом, в воронке, умирали люди. Мужчины. Женщины. Дети. Их крики доносились с самого дна, преисполненные болью и агонией. Они говорили, молили, проклинали. А Марика, вознесённая по чьей-то воле, стояла над ними и слушала, пропуская сквозь себя каждый раздавшийся в этой тьме голос. Их много, но Марика с лёгкостью узнаёт среди них и те, что ей знакомы.
- Когда же это всё закончится? – она всхлипывает, вытирая щёки рукавом. – Что это за место?
Не существующий ветер перемен сушит слёзы. А она уверенно смотрит в растирающуюся под обрывом бездну, впуская в своё сердце жалость. Марика до боли прикусывает губы. Ей жаль. Жаль каждого, кто мучается в предсмертных муках там, внизу. Сердце переполняется и теперь жалости и сострадания через край. Марика с трудом может их слушать, но продолжает упорно стоять в ожидании.
Но смерть – это так же естественно, как и рождение. Смерть – это нечто большее, чем последний вздох. Смерть – это доказательство. Самое верное доказательство того, что все эти люди когда-то были живы. Дождь смоет воспоминания в океан беспамятства. А смерть – вечна. Она останется.
- Потерпите, - слёзно просит Марика в надежде, что её услышат. – Скоро всё закончится.
Людей слишком много. Особенно тех, кому суждено умереть от её рук. И этот тот шаг, на который ей, несомненно, придётся идти, снова и снова садясь за рычаги своего найтмера. Смерть – это её путь. Судьба, выбранная самой Марикой. И её нужно уметь принять.
Девушка раздвигает руки в стороны, запрокидывает голову.
- Ждите, - проговаривает она, схватившись за медальон. – Я иду.
Отбросив страх и остатки сомнения девушка падает вниз.

+4

5

Земная гравитация резко меняет своё направление и девушка падает на твёрдую поверхность, больно ударяясь коленями. Голос вокруг затихают, предавая это место многогранной тишине, которую прерывает лишь тихий хрустальный звон – это Марика случайным касанием кончиков пальцев касается гладкой поверхности прямо передней. Тусклый свет, исходящий из ниоткуда, освещал нигде.
Девушка, устало опираясь на руки, поднимается, выпрямившись перед зеркалом. Собственное отражение в нём проделывает всё то же самое, но на мгновение замирает.
- Дальше пути нет, - раздаётся голос из мира зазеркалья; Марика «оттуда» шевелит губами, а затем делает противоестественный шаг вперёд, оказываясь «здесь». – Не для тебя.
Девушки с интересом рассматривают друг друга. В их взглядах – отчаяние, страх и тотальное непонимание всего происходящего.
- Почему это? – Марика удивлённо уставилась на своего двойника. – А для тебя?
- А для меня – есть, - рыжая девчонка напротив повела носом. – Думаешь, ты единственная, кто заслуживает нормальной жизни? Считаешь, что ты одна проходишь через этот кошмар? Нет! Не глупи и не будь наивной! Я прошла через то же, что и ты!
Она бьёт себя ладонью в грудь.
- И чем ты лучше?! – она кричит в лицо Марики, взгляд которой наполняется парадоксальным спокойствием и безразличием. – Почему ты заслуживаешь не жить в кошмаре больше, чем я?!
- Потому что ты – это и есть я, - Марика делает вдох. – Ты – это я и никто другой. И совсем неважно, кто выберется. Понимаешь?
Рыжая девчонка смело делает шаг навстречу себе.
- Если ты обещаешь продолжить борьбу, - Марика переходит на шёпот, а её пальцы плавно обхватывают плечи «себя». – То так тому и быть.
Девушка притягивает двойника к груди и крепко обнимает.
- Обещаешь? – Марика закрывает глаза, утыкаясь в шею самой себе.
- Обещаю, - еле слышно раздаётся в ответ.
- Тогда не подведи нас, - отпрянув, Марика легонько щёлкает отражение по носу. – И иди.
Мир вокруг содрогается. Раздаётся сильный грохот и двойник распадается, как кисель, растворяясь в воздухе. В глазах темнеет и девушка хватается за медальон отца. Всё резко стихает.  Марика впадает в беспамятство, но уже через пару мгновений слышит голос мамы, зовущий её по ту сторону…

+4

6

Вслед за голосом, в потоке непроглядной тьмы. Сжатый до дрожи медальон греет ладонь и колет её, будто придавая сил и оберегая от злого. Будто ведёт прочь из многослойного кошмара.

На мгновение Марика проскальзывает под прорубленным в ночи окошком, становясь свидетельницей жутко величественной картины. Воронка смерти открывается снизу сдвоенной узкой щелью. Мёртвые сплетаются в неразрывных объятиях, сливаясь в двоеединую плетёную косу. Закрученный поток существования уходит хитрыми петлями вдаль.

Лишь мгновение — но оно позволяет кратко осознать холодную истину человеческого существования. Или нет? Девушке кажется, она поняла что-то невообразимо важное, переворачивающее с головы на ноги все искажённые представления о мире и бытие...

И забыла. Разум смутно, тревожно подсказывает о важности утерянного. Она уверена: видела во сне секрет, доказывающий всю праздность страха смерти, чужой и собственной. Но как, чем доказывающий — сказать не получается.

Она познала и нечто, ужасающее намного сильнее — притом даже более безразличное и пустое, нежели смешливая костлявая старуха. И вновь осталась способна выдавить из памяти только бесполезные смутные образы.

Голос матери служит ниточкой наружу, направляющей поток за собой. Сон сохраняет тайны, заманчиво помахав лапкой озорного белого кролика из-за спешно захлопнувшейся тяжёлой двери. Сверху светят лампы магазина, вокруг собралось много людей. Кто-то вызвал "Скорую".

Медики не смогут понять причину обморока, удивившись таковому у обладательницы в остальном прекрасного здоровья, прилежной курсантки. Пропишут витамины на всякий случай. Посоветуют походить к семейному врачу. Может, обследоваться по полной? Если обморок повторится снова.

Однако, обмороков не случается ни разу, никогда. Несмотря на то, как яростно хочется схватить за уши этого сочащегося издевкой кролика, посмевшего приоткрыть завесу — и дёрнуть обратно сразу.

Марике отказались принести тайну на блюдечке. Её придётся разрешать самой. Или забыть совсем, вернувшись к привычной жизни.

Обморочный бред.

Что, ну что такого особого он мог поведать?

[nick]GM[/nick][status]Samhain[/status][icon]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/samhain/samhain1.jpg[/icon][sign]Don't turn away[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » Самайн: сон Марики Сореси