По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 24.10.17. Re: Write


24.10.17. Re: Write

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата: 24 октября 2017
2. Время старта: 12:00
3. Время окончания: 14:00
4. Погода: 24 октября 2017 года
5. Персонажи: Ренли, Юфемия, Габриэлла, Шейд.
6. Место действия: резиденция генерал-губернатора
7. Игровая ситуация: нападение Культа Гиасса на чересчур распоясавшихся принцев и принцесс происходит, как и положено Культу, неожиданно.
8. Текущая очередность: по указанию гм.

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2016/2.9.1.jpg

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+3

2

[npc]212[/npc]

Доброго утра, господа и дамы.

Застывшая в дверях обеденной залы девушка казалась не то сонной, не то заторможенной: медленно вытягивала слова, мягко улыбалась, опустив веки. Она была совсем одна, но, похоже, чувствовала себя хозяйкой в доме – даже несмотря на то, что большинство присутствующих видели ее впервые. Среди служащих и гостей принца Ренли таких людей не было.

Ваше Величество, – она демонстративно присела в книксене, растянув широкие штанины на бедрах. Впрочем, вежливости в этом жесте не было ни на пенни: а любезно-безразличный взгляд скользнул по остальным присутствующим, которых так удачно собрала за обедом Императрица. Внимательно осмотрела она принцессу Юфемию: ворох розовых кудрей и перевязь на плече и груди, а за ней – принца Ренли: по-армейски прямую спину, рабочий мундир и усталый взгляд. – Ваши Высочества.

Оправила свои шутовские штаны: в мелкую клетку, просторные выше колен и узкие ниже. Гостья одета не так, как подобает дамам: рубашка и жилетка мужского фасона, галстук. Удобные туфли с небольшим подъемом стучат глухо по выложенному мрамором полу, гулко и зловеще в тишине разносится звук по просторному залу.

Ох, простите мне мою грубость. Меня зовут Илэйн Виллоу. Я здесь, чтобы позаботиться о вас.

+3

3

Ренли поднял глаза. Слова он будто бы не слышал, он смотрел, выделяя детали. Проблемы последних дней сильно способствовали излишне параноидальному отношению ко многим вещам, поэтому он в первую очередь выделил незнакомку, а не ее слова. Не ближний круг. Не постоянный персонал этой части дворца - можно не помнить их в деталях, но на уровне "видел-не видел" нужно. Не солдат. Не прислуга. Незваный гость, проще говоря. Гость, пропущенный охраной снаружи, в которой теперь стоят еще более проверенные, чем раньше, люди... Причем пропущенный безо всякого предупреждения. Внимание на Юфемии и на нем. В открытую, без стеснения, без насилия, по крайней мере, заметного. Наводило на весьма неприятные мысли. Спокойствие девушки было обманчиво... Скорее уверенность. Возникал вопрос, - что у нее в запасе? Видимого оружия нет, но убивающий оружием не тратит время на разговоры.  Короткий взгляд на мать и Юфи - хотелось надеяться, они поймут что не все нормально и будут готовы. К несчастью, садиться за стол с пистолетом принц себе не позволял, так что оставался только кортик... А это лишь один шанс. Который не упустить бы. Вероятность что на сигнал тревоги, подаваемый устройством в его часах, отреагируют, как и на изображение с камер, для которых он сложил руку в понятный всем знак этой самой тревоги.

- Не думаю что здесь кто-то нуждается в заботе тех, кого сюда не звали. - Довольно жестко ответил Ренли, - Что тебе нужно?

Если оппонент болтлив, это шанс приготовиться. Потянуть время.

+3

4

— Доброе утро, — произнесла Юфи, незамедлительно приветствуя утреннюю гостью. Несмотря на затуманенное лекарствами сознание, принцесса не опознала в гостье кого-то знакомого. А старший брат напрягся и совершенно позабыл о манерах. Юфи посмотрела на императрицу, словно спрашивая у неё разрешения отчитать британского принца.

— Ваше Высочество, эта девушка наш гость, — мягко напомнила принцесса, смущенная тем, что Илэйн Виллоу в свою очередь поприветствовала лишь императрицу. Она и сама обратилась к брату формально, как и положено.

Девушка прошла через охрану и спокойно вошла в обеденную залу, поприветствовала лишь императрицу, и это могло означать лишь одно — её права здесь выше, чем у третьей принцессы. Юфи села на место и подхватила стакан с водой, смочив губы и горло, пересохшие от волнения.

Принцесса не слыла глупым умом, Юфи быстро сложила одно к одному и если её догадки верны, то женщина пришла за ними. Сиреневые глаза заволокло проволокой. Принцесса, как оказалось, слишком многое помнит. И единственное, на что она сейчас уповала, так на то, что они не узнают о преодолении блока.

— Присоединитесь к нам? — Спросила Юфи и, не надеясь на положительный ответ, в комнате никого не было, как и не было дополнительного прибора на столе. Девушка не старалась скрыть своего волнения, но не боялась — по воспоминания знала, что ей не избежать этого.

+3

5

[npc]157[/npc]

– Вы прервали наш завтрак, мисс.

Голос Габриэллы звучит строго и сердито: любая трапеза священна, будь то tea-time или завтрак. О раздражении говорило и обращение: Императрица намеренно обратилась без имени и фамилии, нарочно пренебрегая ими. Ее недовольство резко контрастирует с благожелательностью и вежливостью принцессы. Габриэлла приподнимает руку ладонью вниз – останавливая Юфемию.

– Наша гостья поторопилась приходить.

"Вам следует покинуть эту комнату", – говорит голос и выражение лица Габриэллы, но когда взгляды двух женщин встречаются, Императрица чувствует, что проиграла.

– Мы можем переговорить с вами наедине? – Столовые приборы располагаются параллельно друг другу, чуть наискосок, хотя трапеза еще не завершена. Шурша юбками, Габриэлла поднимается с места, давая понять: это приглашение, отказа от которого она не потерпит.

Что бы ни случилось дальше – она должна защитить сына от этих людей.

Бодигард, что с утра присматривает за ней, должен проследовать за ней, но Императрица хочет, чтобы он был с Ренли и Юфемией, помог им подготовиться.

– Останься здесь, – командует она, не удостоив его и единым взглядом, а затем шагает из-за стола, не давая детям ни права, ни времени на попытку ее переубедить.

+5

6

[npc]212[/npc]

Ей было бы смешно, не будь скучна эта трогательная забота. Чуть улыбнулась, чуть закатила глаза, шутливо поклонилась Императрице.

– Как будет угодно Вашему Величеству, – пряди волос щекотнули скулы, когда Илэйн выпрямлялась.

– Да, останьтесь все здесь, пожалуйста, – шутовски брякнула она, рассматривая принцессу без стыда, смущения или благоговения по отношению к венценосным особам. Они оба – и Ренли, и Юфемия – были взволнованы. Один напрягся, говорил грубо и неуважительно – и тут Илэйн не сомневалась в своих заслугах: именно она выбила Его Высочество из колеи. Принцесса же была смиренна и напугана: глоток воды, неловкие движения, пустое предложение и тревога в глазах. Ах, какой чудесный эффект можно произвести на семью Императора всего за несколько секунд!

..стоит лишь указать им, кто сильнее.

– Пройдемте, Ваше Величество.

За дверьми их уже ждут младшие птенцы. Маленькие мальчики и девочки, производящие эффект куда больший, чем мог бы самый великий правитель. Смешная ирония: их, сильных и беспечных, упивающихся своими властью и правом, может сломить один маленький ребенок.

– Я не причиню вреда вашему сыну, Ваше Величество, – пообещала Илэйн. Один из мальчиков – лет шести, едва ли больше – подошел ближе, и мисс Виллоу подхватила его на руки. – Милый, бабушка хочет забыть все то, что ее тревожит.

Габриэлла не успела сказать и слова: изумрудные глаза подернулись дымкой.

+3

7

Ренли молчал, пока Габриэлла не вышла. Что-то подсказывало ему, что вряд ли у него будет более одного шанса как-то выкрутиться из ситуации, поэтому  он был благодарен матери за паузу - успел привести себя в порядок в психологическом смысле. Вряд ли мать их цель. Скорее уж он или Юфи. А охранник матери? Ренли не был уверен, из каких он, следовательно, не мог и доверять в принципе. Тут как бы не получить пулю в спину. Да... Плохо было ощущать себя в ловушке без видимых проблем. Особенно когда за спиной не только охрана  сомнительной надежности, но и сестра. С одной стороны, защищаться категорически необходимо, с другой - как бы не сделать хуже, и вовсе не себе.  Но на то принц и был солдатом, чтобы иметь возможность быстро заставить себя думать, не пуская на лицо результат. Итак, открытая конфронтация и выход из комнаты - не вариант. Он нервно постукивал пальцами по столу, не пытаясь делать вид что ему все до лампочки, однако в то же время оставался готов к неприятностям. Итак... Что от него ждут? Попытки позвать охрану явно провальны - если уж знак, поданный для камер, никто не расценил верно.  Так что и не надо. Надо ждать и не подавать вида, что именно собираешься делать. Ренли ставит на кортик как оружие отчаяния, но внешне  не показывает этого, вставая из-за стола и поглядывая на охранника.

- Если в эту дверь войдет кто-то кроме ЕЕ Императорского Величества, глашатая Императора Габриэллы Британской я приказываю стрелять на поражение. - В фразе четко расставлены приоритеты, кто тут главный в отсутствии Императора Чарльза. Иное недопустимо, а незваные гости не предъявили ничего, похожего на документ. Ренли не верит этому человеку, но пробная попытка не помешает - пусть он думает что рассчитывают на него. Возможно, он сделает это даже... А Ренли, вполне возможно, даже не двинется, предоставляя заплатить за попытку ему. Но все зависит от того, кто войдет в дверь. Принц не просто так сознательно отходит от нее, чтобы не оказаться на линии огня, а заодно оказаться подальше от охраны.

- Юфи, пожалуйста, не оставайся на одной линии с дверью.

+5

8

- Your Highness, if you and the Princess don't feel safe, please move to the side - Он указал на место у стены с дверью которое оказывается в "тени" открывающейся внутрь двери - and leave defense to the professionals.

- Напомню что профессионалов тут двое. - Ренли улыбнулся, - Жаль что пушка только одна.


Императрицу вывели, как беспомощную овцу на убой. Принцесса вздрогнула от голоса охранника, словно он появился из воздуха, хоть и присутствовал за завтраком. Заставили нахмуриться и слова брата — сопротивление в такой ситуации даже в её хорошенькой головке оборачивалось проблемами.
Не стоит, — возразила брату, — она не вооружена, — Юфи отошла от стола, как и было сказано. В любом случае, она не должна мешать.
Если эти люди те, о ком она подумала, то им не требовалось оружие. Приказ немедленно расстрелять незваных гостей на месте был бы куда эффективнее.


- Your Highness, with all due respect, if you put yourself in danger, i'm not doing my job. Please, move to the safe side.

- Думаешь, Юфи? - В голосе Ренли был простой намек на очевидное - если эта особа здесь так в себе уверена и помощь не пришла, то так или иначе, "оружие" при ней. Впрочем, кто знает, как все обернется, пока что принц кивнул и отошел в сторону. В общем-то тоже вариант, учитывая неизвестность.

+4

9

[npc]212[/npc]

Она выжидает время, позволяя Ренли и Юфемии немного потомиться в ожидании кульминации столь яркого и сочного шоу. Перебирает пальцами светлые волосы малыша, который только что закончил с Императрицей. Уже обработанные слуги смотрят сквозь Илэйн и маленького птенчика - не замечают, не видят их. Они подхватывают Габриэллу под руки, обмахивают ее веером, уводят в комнаты, думая, что Ее Величеству вдруг стало плохо.

О да, - думает Илэйн. Ее Величеству действительно плохо.

Мальчишка поднимает взгляд, и мисс Виллоу легонько щелкает его по носу.

- Нет, милый, твои птички не для меня, - ласково воркует она, улыбаясь и взъерошивая и без того всклокоченную копну пшеничных волос. Светлые, золотистые - совсем как у детей Ее Величества Габриэллы. - Иди, сладкий, у тебя еще есть работа.

Наконец, двери открываются, и на пороге Илэйн замирает одна.

- Вы уже?..

+4

10

Юфи сглатывает, когда пугающая женщина возвращается. За томительные минуты она успела расставить свои приоритеты и просчитать варианты выхода даже в своей хорошенькой головке. Наличие профессионального военного никак не остановит этих людей. Правда и она сама не была их первоочередной целью, целью был Ренли. Он наиболее проблемных из всех в комнате.

— Если бы могли, то да, — лёгким шёпотом ответила брату, оставаясь на месте. Даже крохотный шанс давал им надежды, но и они не могли оправдаться. Ей оставалось лишь не мешаться под ногами. — Нам с ними не договориться, они выполняют свой приказ.

Свита императрицы не была маленькой. Не составляло труда понять, что вряд ли Габриэлла знала всех их в лицо и не приняла такое количество людей, как данность своего положения. Приняла, привезла и выпустила, как клубок змей, что уже расползлись везде. Отравили и саму императрицу, вряд ли убили — это будет слишком громко, после этого Империи останется только стереть проблемный 11 сектор с лица земли.

Юфемия прикрывает глаза и улыбается слегка заметно. Не отвечает и не двигается — её всё равно не отодвинут в сторону, она одна из их целей, и сопротивляться уже не сможет. Принцесса принимает свою участь и лишь надеется, что ей оставят тёплые воспоминания о её рыцаре.

+2

11

- Мы и не будем. - С террористами, как известно, переговоров не ведут. Не из принципа - а по причине полной бесполезности.

Ренли мог использовать оставшееся им время только одним образом - прийти в состояние концентрации на том, что должен был сделать. Шанс, если он вообще есть - только один. Доверять некому - Юфи не может дать отпор, охранник величина неизвестная. Оружия почти что нет, кроме его реакции и подготовки. Но выбора нет тоже - если уж все так плохо, то лучше уж забрать кого-то с собой прежде чем с ним что-то сделают. Ренли не испытывал иллюзий относительно значимости своего положения и титула, все сводилось к двум вариантам - нужен он живым или нет. Если нет, они найдут способ объяснить его смерть. Причины и объяснения можно найти всегда, это знает любой участник "черных операций", который смотрел новости.  Если да - его сопротивление вряд ли что-то всерьез изменит.

Он переходит к делу, как только открывается дверь. У него есть выбор - оружие или голые руки. Оружие вроде бы логичнее, однако его противник видел и на такой дистанции оно не даст сильного преимущества. Ренли, тем не менее, держит кортик в руке, когда атакует Илэйн.  Он даже честно целится ей в живот. Вот только главная атака - идет за этой, но куда быстрее - ребром ладони в гортань. Если удастся, Ренли с удовольствием услышит, как эта тварь хрипит. Жаль, нельзя будет послушать это дольше.

+3

12

[npc]212[/npc]

Два негромких хлопка сливаются в один — и тотчас же лопается кортик в руке Ренли, а маленькие гарпуны, пробивая одежду принца, впиваются в его спину. Практически невидимые проводки передают заряд тока: в первые секунды кажется, будто невидимая сила толкнула Его Высочество вперед. Двигаясь по инерции на Илэйн, принц падает, придавливая ее своим телом — и только тогда его настигает паралич. Временный, конечно же — позади стоит Шейд с пистолетом и тазером.

— Какой нетерпеливый мальчик, — ласково улыбается Илэйн Ренли. Ей словно нипочем внезапное падение, только дыхание, силой выбитое из легких, не торопится восстанавливаться. Впрочем, дыхание ей не нужно — довольно прикосновения обжигающе жаркой ладони, забравшейся под рубашку принца.

Их память с этой секунды — одна на двоих. Бледной тенью следует душа Илэйн за маленьким златовласым мальчиком, что оглядывается так комично и деловито, пронося здоровенного жука-рогоносца в покои старшего брата. Смотрит она, как отчитывает троих принцев строгая мама, — и как совершенно не чувствует никакого стыда средний ее сын. Видит, как появляется у мальчика первый друг, как этот друг — девочка — становится чем-то большим. Видит, как мальчик вешает на стену портрет маленькой принцессы. Видит, как мужчина — его же снимает.

Вся жизнь Ренли — в руках Илэйн. Будь на то ее воля — он бы остался овощем, пускающим слюни и не помнящим ничего. Но Илэйн Виллоу хорошо знает цену мельчайшей крупицы памяти. Жук, спрятанный в комнате старшего брата, быть может, предопределил всю судьбу принца, привел его к этой точке, к встрече с Илэйн, к игре, правил которой мальчик, увы, не знает.

Илэйн всегда мечтала стать художницей. Ловкими и быстрыми мазками она заменяет те воспоминания, что могут сломать Ренли жизнь, реши он копнуть чуть глубже. Такая странная, далекая от материнской, но все-таки забота: извлечь из памяти все, что хоть мимолетно напоминает о гиассе. Исследования и письма принца Кловиса, найденная младшей сестрой комната и даже встреча с Лейлой.

Как удивительно простодушны дети Императора, как искренен этот мальчик, желающий защитить всю свою семью: и давно любимую, и вновь обретенную. Как удивительно хватает душевного тепла на всех — на родных и чужих, на благородных и простолюдинов. Как страшно ломать эту трогательную и наивную судьбу.

Илэйн осторожна, аккуратна, нежна. С любовью она наносит каждый следующий мазок, по возможности не стирая серой краской, но испещряя картину воспоминаний яркими искрами, меткими деталями.

— Ты помнишь все, как можешь, мой маленький принц, — шепчет Илэйн опуская раскаленную ладонь на пол. У нее жар, ее знобит, голова звенит от накатившей боли, но одного лишь Ренли недостаточно. Где-то здесь же — принцесса, и Илэйн устало щурится, силясь разглядеть ее из-за плеча бесчувственного брата.

Где ты, девочка?

+4

13

Время расчерчивается тонкой полосой — до и после. Ресницы отбрасывают прохладную тень на скулы, зардевшиеся румянцем. И туда же отсвет от проволоки тазера — быстрый, неожиданный. Отпечатавшись на зрачке, он сообщает об предательстве со стороны.

Принцесса разворачивается столь поспешно, что шок в её глазах не успевает смениться пониманием. В распахнутых от шока глазах лишь один вопрос "почему" и... Впрочем, после действительно уже нет ничего, лишь неизбежная покорность. Удара со спины никто из них не ожидал. Если ранее их шансы равнялись нулю, то теперь сплошная отрицательная степень. Беспомощность брата является последней точкой в мысленном противостоянии.

Юфи на мгновение кажется, что она сейчас расплачется. Губы кривятся совсем некрасиво, руки жмут простую ткань платья, а плечи опускаются, сглаживая гордую осанку, с которой она готовилась принять свою участь. Принцесса, конечно, всё примет, вот только вычерчено это будет совсем иными мазками.

Слишком очевидно, что она следующая, иначе зачем им делать это на её глазах. Это стирание памяти? Она помнит нечто похожее, но тогда всё было иначе. Юфи видит и всё равно не может поверить. И глупый вопрос срывается с губ быстрее, чем она может себя остановить:

— Вы его убили? — Ресницы уже влажные, ещё чуть-чуть и принцесса разрыдается — её не учили быть храброй, лишь элегантной. Юфи сомневается, что разговор вообще будет. Ей остается лишь принять свою участь в сияющих алых галках напротив.

+2

14

[npc]212[/npc]

Девочка не шевелится, и Шейд помогает Илэйн выбраться из-под тела принца, подняться на ноги. Неуверенный полушаг в сторону — равновесия ради, и держится за крепкое мужское плечо, прикрыв устало глаза. Слишком тонкая работа, слишком напряженная и трудная — но только потому и послали сюда именно Илэйн Виллоу, а не любого другого специалиста по памяти.

Один такой уже поработал с принцессой, — помнит она. Помнит и злится, шагая к Юфемии.

Илэйн не понимает, зачем эта девочка нужна живой. Она не вписывается в идеально отлаженный механизм, приводящий в движение гигантские жернова Культа. Она другая, лишняя, то и дело выпадающая деталь, из-за которой подвергаются риску все прочие бережно отлаженные шестеренки.

Убей маленькую принцессу — и принцесса Корнелия разнесет весь этот сектор в пыль. Не понадобятся ни записи покойного Кловиса, ни сотрудничество Бартли, ни старания птенцов, ищущих Ведьму. Смерть одной маленькой девочки исполнит их планы, поможет добиться их целей...

Пальцы ложатся невесомо на тонкую шею, легко сжимают. Искрящиеся алым глаза смотрят холодно — и обычно паясничающая Илэйн необычайно серьезна, недобра. Такая опасная, балансирующая на грани между безупречной выдержкой и всепоглощающей жестокостью, готовой обрушиться на хрупкую принцессу со всей доступной ей силой.

Позади Шейд, — помнит Илэйн. Позади чертов, мать его, Шейд, а голову разрывает изнутри от малейшего движения. Птицы расправляют крылья, врываясь в сознание принцессы, а ладони опускаются с шеи, с силой гладят плечи, вынуждая Юфемию опуститься на стул. У Илэйн нет сил улыбаться, но свою работу она выполнит.

Они вместе идут через детство: и пропадают из глаз маленькой, щуплой Амели алые искры, но все так же окропляет теплая кровь лицо перепуганной принцессы. Здесь же вырисовывает она первую тень Шейда — заменяет чужие лица на его, внушая доверие, основанное на давней дружбе. Спешат дальше — шаг за шагом следуя за глупым котом, которого захотелось поймать не менее глупой девчонке. Подумать только, как нелепо раскрываются тайны всего мира, его основ и сути! Новый взмах невидимой кистью: пропадает книжная полка, исчезает потайная комната, а кот, сжатый тонкими девичьими руками, жалобно мяучет. Илэйн позволяет себе ехидную вольность: царапину на хрупком запястье.

Дальше — из беспечной праздности в царство песков и войны. Стереть из памяти арабку не получится — психологическая травма, полученная принцессой, стала общим достоянием — но Илэйн стирает другую, крошечную и незначительную деталь: старый гребень, ставший триггером на восстановление памяти. Позже она велит обыскать покои принцессы и уничтожить игрушку, замкнувшую на себе воспоминания Юфемии.

Конечно, не вспомнит принцесса и подробностей сегодняшнего завтрака — и при встрече не узнает тоже.

Последний мазок, и завершенная картина оседает на стуле, теряя сознание, а сама Илэйн — падает в руки Шейда. Чертова, мать его, Шейда.

+5

15

Человеческая память - удивительный холст, нарисовать на котором можно совершенно невообразимые по своей монументальности картины. Так и творится настоящее волшебство: сплетением сотен разных красок. Ловкими и не очень мазками изображает каждый иллюстрации из собственной жизни или из жизни чужой, но не менее яркой, оставляющей отпечаток даже на чужой картине бытия.

Человек, волею судеб получивший власть над чужим полотном, по силе близок к Богу. В своей способности воссоздать любую историю, изобразить любую сцену, он может сделать чью-то жизнь лучше... Или уничтожить ее вовсе. Умелый художник не станет ломать чужую историю по малейшей прихоти, не станет замазывать чью-то жизнь серой краской. Дитя же, по наивности своей, поняв чужие слова чересчур буквально, может совершить страшную ошибку, платить за которую придется хозяину холста.

Полчаса спустя дети Императора продолжили трапезу как ни в чем не бывало. Принц Ренли нехотя признался, что два гвоздя, торчащие из спинки стула, порвали китель и оцарапали спину, а Юфемия после трапезы осталась переговорить со своим помощником - Аароном - о запланированных на день делах. Пока принцесса занималась культурной жизнью сектора, Ренли разбирался с неожиданной акцией агрессии со стороны одиннадцатых: кто-то напал на дворец и даже успел разбить нос Алисии, но получив достойный отпор от простой горничной, нападавшие скрылись.

Ни Кэтрин МакБрайд, ни Куруруги Сузаку в поведении своих венценосных сюзеренов ничего необычного не заметили ни в этот день, ни неделю спустя. Жизнь шла своим чередом для всех, кроме Габриэллы Британской. Еще вчера волевая и решительная Императрица окончательно сломалась под грузом нахлынувших проблем и дурных вестей. Переговорив с матерью через несколько дней, Ренли обнаружил, что легендарная Королева Шипов совершенно тронулась умом и не помнит ничего из ужасов последних месяцев: ни смерть первенца, ни многочисленные теракты, ни заговор Ренли - ничто не тронуло ее сердца и памяти.

Но в целом жизнь не изменилась. Холст человеческой памяти перестраивается, дополняя картину, выстраивая логику произошедшего даже без воли своего владельца. Пустые, серые пятна ум заполнит сам, не восстановив, но, быть может, создав заново недостающие кусочки пазла. А потому - так ли важно, попал ты в руки умелого мастера или маленького ребенка?..

Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 24.10.17. Re: Write