По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 26.01.18. I Did Something Bad


26.01.18. I Did Something Bad

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Дата: 26 января 2018 года
2. Время старта: 20:00
3. Время окончания: 23:00
4. Погода: + 22°С, облачно, к ночи — пасмурно, ветер 1 м/с
5. Персонажи: Корнелия ли Британия, Лиллиан фар Британия
6. Место действия: СБИ, 6 сектор, Нео-Лима, Miraflores Park, A Belmond Hotel (PND+2)
7. Игровая ситуация: Спутанные нити расследования приводят Лиллиан в 6 сектор, в котором ей, похоже, предстоит задержаться. Неожиданным становится желание Корнелии скрасить пребывание сестры в чужом и не слишком дружелюбном городе. Им многое предстоит обсудить, в том числе их последнюю встречу, закончившуюся бегством обеих принцесс.
8. Текущая очередность: По договорённости

[html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:70px;" width="80%" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/38222691/6250695">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/6250695/track/38222691'>I Did Something Bad</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/4065'>Taylor Swift</a> на Яндекс.Музыке</iframe>[/html]

Отредактировано Lillian far Britannia (2021-02-22 00:38:11)

+2

2

Корнелия стала её проблемой. Признаться честно, проблема эта была самой приятной из всех, что волновали Лиллиан в последнее время. К ней хотелось развернуться лицом, притянуть к себе и не спешить с её разрешением. И Лили спокойно могла в любой момент набрать номер Корнелии и настоять на встрече, выдумав убедительный предлог. В ней было достаточно изобретательности и наглости, чтобы сделать это. Однако Лиллиан не спешила предпринимать активные действия, занимая выжидательную позицию. Всё же она была не только наглой, но и чертовски уверенной в себе, полагая, что Корнелия сама выйдет с ней на связь. Стоило только проявить терпение и немного подождать.

Однако даже самоуверенная Лиллиан не могла предположить, что старшая заявит о себе уже спустя неделю. «Проблема» мягко напомнила о своём существовании кратким переливом звукового уведомления.

«Здравствуй, сестра», — насколько просто дались эти слова той, что их написала?

«Незаконченное дельце», — а ведь мы даже не начали, милая Корнелия.

Конечно, Лили будет рада увидеться снова. Но ещё больше она обрадуется, если старшая примчится за ней не в какой-то уголок их славной столицы, а в другой сектор. Поэтому Лиллиан не стала откладывать давно запланированную уже на следующий день поездку, с азартом гадая, как далеко готова зайти сестра ради этой встречи.

«Тебя же не затруднит ради меня сорваться в шестой сектор, не так ли?» — Разумеется, нет. «Жду тебя», «приезжай скорее», — призывно ласкает буквами слов, манит к себе. Как тут откажешь? Всё было решено ещё в тех злосчастных стенах цвета лепестка мака, усыпивших бдительность Богини Войны. Так к чему тянуть? А потому: «любой из моих ближайших вечеров в твоём распоряжении, Корнелия».

И, конечно, это не та проблема, от которой хочется избавиться как можно скорее. Лиллиан не торопилась менять запятую на точку. Это значит, что теперь каждый глоток виски на счету. Кто знает, сколько ещё его осталось в бутылке Корнелии? Кто знает, как скоро сама Корнелия осушит свой последний стакан?

Прошлая их встреча странно повлияла на Лиллиан. Следующие после неё двое суток пульсирующей болью вдавились в девичьи виски. Сложно было сказать, что из событий того утра отомстило ей сильнее: чрезмерная увлечённость алкоголем или водные процедуры на свежем январском воздухе. Проводя эти два дня в постели наедине со своей простудой и сонмом лекарств разной степени горечи, Лили снова и снова пережёвывала произошедшее в тот день. Выздоровев, она, наконец, смогла переключиться на что-то другое, озадачив себя так, как никогда прежде, заставляя подчинённых лишь удивлённо пожимать плечами. Да и сама Лиллиан не ожидала от себя такой прыти. Уж не оказался ли трудоголизм Корнелии заразным? Впрочем, сама Корнелия оказалась той ещё заразой. «Проблемой», как уже её окрестила Лили. 

И вот теперь это должно было произойти снова. Снова они окажутся в одной комнате, а игла по второму кругу пойдёт бороздить пластинку их истории. Даже декорации в этот раз мало изменились: стены номера Лиллиан были всё так же беспокойно алыми, разве что оттенок был несколько иным, близким, скорее, к цвету красного апельсина. Умеренно роскошный, номер выглядел вполне уютно, располагая к задушевной беседе. Вид из окна и вовсе навевал на мысли о вечном: в некотором отдалении в извилистую линию берега непрерывно бились неутомимые воды океана.

Принцесса прилетела в Нео-Лиму только вчера вечером. Часть личных охранников сопровождала её в пути, другая — прибыла в отель днём ранее. В этот раз Лиллиан серьёзнее отнеслась к вопросу своей безопасности. Заявление местного генерал-губернатора о том, что «в шестом секторе всё в порядке», её не убедило. Не последнюю роль сыграла и истинная цель приезда Лиллиан. Копать под грязный бизнес, приносящий большие деньги, не то же самое, что ковырять лопаткой детскую песочницу.

Лили сомневалась, было ли хорошей идеей, потакая своей прихоти, приглашать сюда Корнелию, тем самым прямо или косвенно впутывая её в эту историю. Но раз уж дело сделано, она не станет забирать свои слова назад. А вот о словах, которым ещё только предстоит слететь с её языка, стоило подумать. Как следует подумать.

Отредактировано Lillian far Britannia (2021-02-26 04:09:18)

+12

3

Визит Корнелии должен был стать неожиданностью для местного командования и администрации, а потому её частный рейс оканчивался не в общем аэропороту, а на небольшом аэродроме на окраине города. Гластонские рыцари, в полном составе сопровождавшие её высочество, прибыли тем же самолётом. Чуть позднее, когда о визите Корнелии станет известно более широкому кругу лиц, сюда привезут и найтмеры. А пока что принцесса, не особо скрываясь, комфортно расположилась на заднем сиденье поданного к её визиту лимузина вместе с Гилфордом, поездки с которым всегда проходили быстро и легко — он как никто другой умел поднять настроение. Вопреки твёрдости и непоколебимости, Корнелии было приятно расслабиться в хорошей компании, будь то Гилфорд или Лиллиан, встреча с которой предшествовала основной программе её поездки.

Гластонские рыцари, следовавшие за принцессой на чёрном седане, остановились во дворе отеля раньше. Безупречно подготовленные не только как пилоты, но и как телохранители, они хорошо выполняли свою работу, поэтому после соответствующего уведомления о том, что опасности нет, Корнелия всегда уверенно отправлялась на место. Так произошло и сегодня. Номер-люкс, выбранный для того, чтобы не вызывать лишних подозрений, был забронирован на Гилфорда. Поэтому, когда рыцарь закончил с формальностями и вернулся в лимузин, Корнелия забрала у него ключ, пропуск-карту и преспокойно зашла в отель через запасный выход. Вне сомнений, уже завтра утром она наведается в военную часть — за ночь, даже если вдруг найдётся тот, кто сообщит о случившемся визите, никто и ничего предпринять будет не в состоянии и Корнелия сразу увидит общий уровень подготовки, проверка которого станет очень важным этапом в противодействии бунтовщикам, которые в последнее время стали особенно активны. Не хватало им ОЧР, так ещё и опять больная мозоль в лице целого материка начала мучительно ныть. Пока армия а Ближнем Востоке занята манёврами, а не войной, Корнелии будет, что делать и здесь.

Но сперва — Лили.

Разумеется, вести с собой ту огромную бутылку, раскачивающуюся на качелях, Корнелия не стала из соображения удобства. Но вот заказать на имя Гилфорда доставку точно такой же, но литровой, ей ничто не мешало. Поэтому, воспользовавшись свободным временем между прибытием Корнелии и прибытием бутылки, она немного привела себя в порядок с дороги — сходила в душ, переоделась в туго обтягивающие белые леггинсы, тонкий заправленный чёрный гольф, подчёркивающий немаленькую подтянутую грудь и низкопрофильные ботинки на высокой платформе. Волосы было достаточно просушить — благодаря особенностям их структуры, объём к ним возвращался довольно быстро.

— Опять малы, — буднично вздохнула Корнелия и, повернувшись боком, внимательно рассмотрела упругие бёдра, леггинсы на которых сидели буквально на грани разумного.

Впрочем, это было не так важно. Ходить так ей предстоит в лучшем случае один-два вечера своего пребывания здесь, включая нынешний — в остальное время ей не представится возможности надеть что-то, кроме своего мундира. Ну, а пока ей нужно просто расслабиться и отбросить в сторону мысли избавиться от своих леггинсов. А для этого нужно как можно скорее встретиться с Лиллиан. Корнелии есть, что рассказать. Про Шнайзеля. Немного про Ближний Восток, судьба которого могла бы волновать Лили.

Корнелия покосилась на бутылку. Вздохнула. Признательно на этот раз: кого она пытается обмануть, если в номере кроме неё никого нет, а мысли в её голову принадлежит лишь ей самой? Эта встреча стала возможной не потому что это Лиллиан необходимо. А совсем по другой причине. Когда часы пробили восемь, Корнелия уверенно подхватила на руки бутылку и с большой охотой вышла из номера, предварительно заперев дверь и сжав ключ в ладони, одновременно с этим подпирая прозрачную ёмкость, которую несла перед собой. Её ждал недолгий путь в сторону номера Лиллиан по яркому, помпезно украшенному светлому коридору.

Оказавшись напротив плотно закрытой двери, Корнелия высвободила одну руку, перехватив бутылку за горлышко и несколько раз громко постучала, отчётливыми паузами разделяя удары.

+11

4

Результаты дневной встречи с ответственными за работу «Единства» в секторе не слишком удовлетворяли Лиллиан. Взятый курс на расширение влияния, который она наметила ещё в своём выступлении на ТВ, предполагал множество изменений, а потому совсем отодвинуть дела фонда в сторону, чтобы сосредоточиться на расследовании, не получалось. В этом были и свои плюсы: не нужно искать иных правдоподобных объяснений своему длительному отсутствию в столице.

Обсуждение дел затянулось, подогревая растущее внутри раздражение. Непросто было сосредоточиться на делах, то и дело возвращаясь мыслями к приезду Корнелии. И чем дольше это тянулось, тем сильнее напоминало пытку. Поэтому, когда Лиллиан доложили, что старшая уже прибыла в шестой и заняла один из номеров в том же отеле, она поспешила завершить собрание. Последние вопросы перед завтрашним днём принцесса решала уже из номера, по телефону. 

— Не вижу инициативности с вашей стороны. Или вы думаете, что эти бунтовщики сами придут к вам за помощью? — отчитывая одного из ключевых сотрудников в зажатый между плечом и ухом гаджет, Лили выгнулась, чтобы расстегнуть тесное, через чур деловое, по её мнению, платье-футляр.

— Пока отчёты говорят мне обратное. Вы либо охотнее исполняете свои обязанности, либо освобождаете место, — спокойно отвечает она на реплику собеседника, задумчиво перебирая содержимое шкафа. Пальцы, скользя по фактурам тканей всяческих нарядов, остановились, оттягивая в сторону и пробуя на ощупь гладь шёлка.

— Завтра предоставьте мне примерную стратегию на следующие полгода, которая будет отвечать политике фонда. Или заявление об увольнении. Больше меня сегодня не беспокоить. То же передайте остальным, — Лиллиан отключилась и, переведя мобильный в беззвучный режим, отбросила его на кровать. Отправив бюстгальтер в том же направлении, она направилась в ванную, чтобы наскоро освежиться и смыть с себя суету прошедшего дня. И пусть мысленно Лили так и не удалось расслабиться, предвкушая приход Корнелии, физически ей стало гораздо лучше. Приятно было ощущение распаренного, разомлевшего после тёплой воды тела, приятно и невесомое скольжение по шёлковой коже шёлкового платья цвета жемчуга. Держась на тонких бретельках, оно свободно струилось до середины бёдер, совершенно не стесняя движений. Обуваться Лиллиан не захотела вовсе: ковровое покрытие было достаточно приятным, чтобы ходить по нему босиком. Вряд ли Корнелия станет возражать против такого внешнего вида сестры. А если и станет, Лили всегда может раздеться.

Девушка ещё гляделась на себя в зеркало, когда размеренный стук в дверь заставил её вздрогнуть и машинально посмотреть на время: минутная стрелка только-только миновала двенадцать. Пожалуй, одна только Корнелия могла прийти так. Лили довольно заулыбалась и пошла открывать.

— Ты же не ждала под дверью ровно восьми вечера, чтобы постучать? — с порога бросила она гостье, смешливо кривя лицо. — Проходи.

Лиллиан посторонилась, пропуская сестру внутрь. Протиснувшийся за ней свет из коридора мгновенно растворился в разом сгустившемся полумраке комнаты. Закрыв дверь, Лили тут же прижалась к Корнелии сзади, смыкая свои руки у неё на животе.

— Ну, привет, — шепнула на ушко и тут же отпустила, засмеявшись. — У меня здесь темновато.

Пройдя через коридорчик-прихожую, вмещавший в себя мини-бар и дверь в ванную, Лили прошла в гостиную. Условно она делилась на две части. Ближе к выходу расположилась небольшая композиция из дивана, кресел и настенного телевизора, построенная вокруг стеклянного журнального столика. В дальнем конце комнаты, у панорамного окна, за которым уже вовсю синели сумерки, стоял небольшой круглый стол с двумя стульями. Туда и прошла Лиллиан, чтобы прибавить свет в номере, щёлкнув выключателем торшера.

— Не люблю яркий свет, — зачем-то пояснила она. — Присаживайся пока сюда.

На столе уже стояла пара бокалов и блюдо со свежими фруктами. Лиллиан заняла стул, который находился справа, у входа в спальню, жестом приглашая Корнелию занять свободное место рядом с собой.

— Ах, и снова красная гостиная, — на губах заиграла кокетливая улыбка. — Ну как? Скучала?

Отредактировано Lillian far Britannia (Вчера 04:04:40)

+1


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 26.01.18. I Did Something Bad