По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » 08.01.18. 38 попугаев


08.01.18. 38 попугаев

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Дата: 8 января 2018 года
2. Время старта: 16:00
3. Время окончания: 17:00
4. Погода:  В Ваддане наблюдается резкое потепление до 18°C. Свежий ветер раздувает белые облака по небу. Синоптики обещают, что такая погода продержится до самой ночи, и лишь потом наступит абсолютная ясность
5. Персонажи: Урсула Димитриди
6. Место действия: ЕС, Ливия, Ваддан (PND+9)
7. Игровая ситуация: Командир первого батальона «Легиона» Бес, Урсула, а также командир 503-го мотострелкового батальона, полковник Ермолин, отправляются к командиру оборонительного гарнизона Ваддана, чтобы задать ему пару разъяснительных вопросов, касаемых накладной, найденной в бойцовском клубе. Подозревается ничто иное, как наличие химического оружия массового поражения. Вот только данный факт в «Легионе» решили тщательно скрывать от полковника Ермолина.
8. Текущая очередность: По договорённости

Эпизод не несёт серьёзных сюжетных последствий или как там правильно мы должны писать эту надпись, которая говорит о том, что эпизод личный, вместо того, чтобы писать, что эпизод личный. Долой бюрократию! Я даже шрифт нарочно сделал не тот!

+2

2

[indent] — Так кто из вас будет с ним говорить, м? — Бес, уверенно идущий впереди остальных участников предстоящей беседы с командиром городского гарнизона замедлил шаг и заозирался на Урсулу и очень спокойного Ермолина. — Наперебой с ним трещать — затея заведомо хреновая.

[indent] В изменившихся условиях штаб перенесли. Теперь он располагался в подвале одного из домов в хорошо защищённом квартале недалеко от крупных скоплений сил ЛОА. Да и до позиций русских там оказалось рукой подать. Так что в защищённости мало у кого могли возникнуть сомнения, чему в свою очередь способствовал строгий пропускной режим — прежде, чем пустить троицу на территорию квартала, их минут пять проверяли вопреки тому, что пропуска выписывались сегодня же.

https://i.imgur.com/pyKnpCq.png
Александр Ермолин

[indent] — Я уже говорил сегодня, что не возражаю, если говорить с командиром будет оператор Димитриди, — спокойным голосом сказал Ермолин. — Зовут его Ахмад аль-Хатиб. В целом к европейцам относится мирно. Панарабизм — это не про него. И он, кстати, знает немецкий — забыл это упомянуть сегодня. Но паршивенько знает, между нами говоря. Лексика хромает, да и произношение... Видно, что ему тяжело даётся язык и ему некомфортно на нём говорить. Но понять сказанное можно. Втроём так точно разберёмся. Тем не менее, я бы рекомендовал говорить с ним на арабском. Ему так проще и привычнее.

[indent] — А, может, лучше его наоборот — поставить в такие условия, при которых будет сложнее врать, м? — предложил Бес. — Мы к нему, всё же, не чаи идём гонять с рахат-лукомом. А почти что на допрос, ёпта!

[indent] — Не очень разумно. Он может начать путаться и сказать не то, что есть на самом деле, а нам же потом разбираться и время тратить, — всё так же спокойно заметил Ермолин, и процессия замерла перед входом в подвал, у которого дежурили двое солдат ЛОА, безучастно рассматривающих подошедших к ним. — Мне бы этого не хотелось.

[indent] — А он если глупость скажет, то её раскусить легко будет, — парировал Бес и посмотрел на Урсулу. — А ты что скажешь, Маслина? Тебе ведь с ним общаться, как-никак.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+11

3

За пределами лагеря гречанка чувствовала себя очень неуютно, пусть и не подавала виду, нацепив самую прочную из своих каменных масок. Разве что появившаяся в движениях, обычно плавных и спокойных, некоторая резкость могла бы выдать то, что наемница чувствует себя не в своей тарелке, но двое ее сопровождающих явно были не из тех людей, что сумели бы разгадать это. Причин столь дерьмового настроения Димитриди было несколько. Во-первых, присутствие Ермолина, который гречанке не то чтоб не нравился, но и восторга и желания расцеловать тоже не вызывал. Во-вторых, окружающие их арабы, коих Урсула пусть и не считала за людей, но в таких количествах и макаки опасны. В-третьих, бронежилет непривычно сковывал движения, чего она очень не любила. И, пожалуй самой главной причиной ее раздражения было то, что женщина никак не могла заставить себя сосредоточиться и выкинуть из головы тот факт, что где-то в этом городе ошивался Уилл. Урсула поминутно поправляла падающую а глаза челку, зло щерясь на периодически выглядывающее из-за облаков солнце, и цепким взглядом осматривала окружающих. Словно могла найти какую-то подсказку в этих смуглых, обветренных лицах.

Наверное, это был страх. Ее страх, ее неуверенность в собственных силах, что Анхоран нашел в глубинах ее души, стряхнул пыль и снова вывесил на самое видное место. Загородив той самой «занавесью» все то, что позволяло наемнице считать себя достаточно сильной и хладнокровной для своей работы. Уилл с ногами забрался к ней в душу и сумел навести там такой беспорядок, что и оставалось-то только стоять, не понимая и не осознавая до конца, что дальше делать. Как жить. Как с этим быть? Как? Женщина тряхнула головой, заставляя себя выпрямиться и вздернуть подбородок. И дышать ровнее, не смотря на то, что между лопаток прокручивался ледяной шип. Если она позволит простому страху взять над собой верх, то лучше ей сразу подписать прошение о переводе ее в охранники сортира. Что на нее нашло? В лагере она чувствовала себя совершенно нормально, не считая желания прибить паскудного полукровку. Почему же сейчас приступ паники затягивал на горле острый парфорс?

- А? - не сразу отозвалась женщина, обращая внимание на своих спутников.
Нашли место на попиздеть. По дороге этого сделать было нельзя? Обязательно выяснять последние детали плана прямо в центре обезьяньего гнезда, на глазах у часовых? Конечно вероятность того, что кто-то из них понимает цивилизованный язык, была крайне мала, но... Димитриди мысленно бросила еще одну монеточку в копилку «Ермолин - мудак». Чтоб ему бананом подавиться. Сказать он забыл, как же. А она британская принцесса. Впрочем, новость о том, что командир бабуиньего войска знает пару слов на немецком, была как нельзя кстати. Вот на этом, благородном и белом наречии они и поговорят. И вовсе не потому, что каждый раз после общения на арабском Маслине казалось, что она поела дерьма. Просто светить раньше времени свой арабский перед неприятелем не хотелось. Почему-то.

- Посмотрим, как пойдет, - как можно более беспечно протянула гречанка, пожимая плечами. - А вы знаете арабский, герр Ермолин?
Пожалуй, если бы не ситуация, вполне можно было бы подумать, что Маслина пытается кокетничать.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-09-20 22:06:33)

+11

4

https://i.imgur.com/pyKnpCq.png
Александр Ермолин

[indent] — Да, знаю, — спокойно сообщил Ермолин и первым направился в подвал. — Начал изучать до того, как наш батальон расквартировали в Ливии. И после — укреплял знания по долгу службы. Общаться с власть имущими мне пришлось много. Пожалуй, я с ними общался даже чаще, чем наше главное военное представительство или генштаб.

[indent] Спуск в подвал занял не так много времени — стандартная лестница привела троицу в просторное темное помещение, освещаемое одной-единственной лампочкой под потолком, с грязным полом, сваленной небрежно у стены военной тарой и со множеством дверей, лишь одна из которых была чуть приоткрыта, словно бы зазывая к себе каждого, кто оказался здесь. Из щели между полотном и коробкой выбивался, отрисовывая на полу длинную жёлтую линию, напоминавшую очертания причудливого клинка, свет.

[indent] — С тех пор, как первая война в Ливии отгремела, про эту страну вообще позабыли, как и про тех, кто здесь остался, — нелестно продолжил отзываться Ермолин. — И интересовались лишь во время ежемесячного смотра и тогда, когда возникало подозрение на превышение допустимой численности оборонительной армии. Из-за упадка экономики нефть здесь стала не нужна, и большую часть добычи стали выводить на международный европейский рынок.

[indent] — Иначе говоря, государство превратили в зависимую от европейских стран бензоколонку, — замолчавший на некоторое время Бес, до того лишь осматривающий взглядов знаток подвальное помещение и охрану наверху, вступил в беседу. — А вас — в сторожевых овчарок. Неудивительно, что здесь так «радушно» относятся к европейцам. Но тебя, похоже, должность надсмотрщика устраивает, раз ты на перевод не напросился.

[indent] — Зависть — плохое чувство, господин Бессонов, — ответил Ермолин, брезгливо поведя носом. — Но информацию рекомендую принять к сведению. Чтобы не взболтнуть чего лишнего. И предлагаю на сегодня завершить любые полемики. Хотя бы до конца посещения штаба гарнизона. Надеюсь, вы оба не возражаете. Меня это уже начинает утомлять.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+11

5

Урсула кивнула своим мыслям, ныряя в прохладу подвала следом за полковником. В принципе, не было ничего удивительного, что он выучил язык страны, где ему приходится работать. Сама Маслина арабским озадачилась исходя ровно из тех же соображений, пускай и с посыла своего бывшего теперь командира. Женщина в очередной раз дернула плечом, выражая недовольство словно большая кошка. Нужно было выкинуть этого говнюка из головы и заняться текущими проблемами. Как будто у нее нет дел поважнее, чем параноить из-за этого урода. Даже учитывая подозрения по грузу. От того, что она вымотает себе все нервы никому не станет лучше. Однако - подумать, это куда проще, чем последовать своему собственному совету. Урсула несколько раз глубоко вдохнула прохладный подвальный воздух и нацепила на лицо привычное уже тупое и злобное выражение.

- Да мне насрать, - отозвалась она в ответ на рассуждения Ермолина о ситуации в Ливии. - Кто их, бл*ть считает?
И самое главное, кто прислушивается к их мнению? Конечно, местных можно было понять. Никому не нравится, когда твоя страна превращается в никому не нужный отстойник, который просто доят, не обращая внимания на внутренние проблемы. Но Димитриди было откровенно насрать на беды и слезы арабского народа. Да и любого другого народа в принципе. Гречанка оставалась гречанкой чисто номинально, по месту рождения и записи об этом в документах. Но Урсула давно не ощущала себя представителем какого-то народа. Наемникам этого не положено. Перекати-поле без роду и племени. И жалеть кого-то она совершенно не собиралась.

Урсула выпрямила спину, расправила плечи и шагнула вперед, оставляя мужчин на полшага позади себя. Интересно, какого хрена местные предпочитают устраивать свои норы в подвалах? Не могли место получше найти? Пара гранат, и от всех тут останутся одни лишь воспоминания и куча фарша. А если поджечь вот ту кучу хлама, и заблокировать двери, будет еще веселее. Придурки. Высказывать этого вслух наемница, конечно же, не стала, только поджала губы и брезгливо скривилась, явно недовольная увиденным. Если бы Рихтер увидел такой срач, виновные бы долго полигон сапогами полировали, в резиновых изделиях на башке. В первых, или во вторых - в зависимости от чувства юмора и степени злобности гауптмана на тот конкретный момент. Ordnung muss sein!

Женщина потянула на себя дверную ручку, делая шаг вперед и прищуриваясь, чтобы резкая смена освещения не ударила по глазам. Очень интересно, как господин командующий собирается выкручиваться. И собирается ли вообще. Честно говоря, Урсула ни разу не верила в то, что он ставил свою подпись на эту бумажку. Потому что в таком случае его стоило бы пристрелить не потому, что он предатель, а просто потому, что он идиот и вредитель. На такой должности не должно было быть полнейшего придурка. Людей загубит и сам ничего нормального не сделает. Оно им всем тут надо? А вот откуда его подпись взялась - это уже другой вопрос. В любом случае, Маслина рассматривала их визит сюда больше как демонстрацию силы, нежели действительно попытку понять, что происходит в городе.

- Приветствую,  - женщина нашла глазами собеседника, чуть склоняя голову и заложив руки за спину. - Меня зовут Урсула Димитриди, я адъютант командующего наемниками, нанятыми вашим правительством. У нас есть несколько вопросов непосредственно к вам, господин аль-Хатиб.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-09-24 00:26:14)

+10

6

[indent] Помещение оказалось довольно просторным. Не в пример старому знакомому Урсулы, командир гарнизона не стеснил себя маленькими площадями при выборе рабочего кабинета, не только заполненного всем необходимым как для служебного, так и для личного пользования, но и пустоватого, даже несмотря на длинный совещательный стол на шесть мест, у которого стояли аж восемь старых деревянных стульев. По разложенным на столе папкам, полупустом графине и гранённому стакану можно было с уверенностью говорить о том, что стоит он здесь не просто так. Довольно скромное рабочее место командира без компьютера, но зато с тремя телефонами, прилегало аккурат к самому совещательному столу и на вид было довольно чистым и аккуратным несмотря на то, что располагался кабинет в подвале. Сам же командир встретил пришедших к нему на разговор людей стоя ко входу спиной и проставляя на большой бумажной карте различные метки. На вид ему было не больше сорока лет даже несмотря на длинную густую бороду, закрывавшую шею.

[indent] Видя, что Урсула уже взяла инициативу на себя, Бес не стал встревать лишний раз в разговор и просто прислонился к стене возле дверного проёма, войдя в помещение сразу за опередившим его Ермолиным, который явно чувствовал себя как дома — неторопливо прошёлся, на максимально близкой дистанции огибая Урсулу, выдвинул один из стульев и сел.

[indent] — Добрый день, — без особых церемоний расслабленно сказал он, хоть какое-то время командир и стоял, повернувшись спиной, словно игнорируя пришедших.

[indent] Бес, явно недовольный тем, что на них не обращают никакого внимания, оглушительно крякнул и постучал кулаком в деревянное полотно двери. Лишь после этого аль-Хатиб отреагировал и повернул голову.

[indent] — Можно минутку? — вздрогнул и после отозвался на немецком он, одновременно с этим делая пару беглых записей в блокнот, лежавший на тумбе возле стены прямо под картой.

[indent] — Мы можем говорить на арабском, если хотите, — вежливо и довольно спокойно сказал Ермолин, сложив руки перед собой и кивком головы предложил Урсуле и Бесу присесть, на что последний тут же отрицательно помотал головой, скривив при этом такую рожу, будто бы ему не сесть предлагают, а поесть кашки с комочками.

[indent] — Да как вам удобно, — неуверенным голосом продолжил он на немецком, пряча в колпачок чёрный маркер, а затем повернулся к своим гостям, тут же присаживаясь за свой стол. — Господин Ермолин, госпожа Димитриди и неизвестный мне господин у двери, располагайтесь. Чаю, воды?

[indent] — Обойдёмся, — сказал Бес, тоном явно давая понять аль-Хатибу, что вопросы здесь задавать будут они.

[indent] — Что, вы сразу к делу? — почесав крючковатый нос спросил командир и, устало хлопая светло-карими глазами, посмотрел на вошедших. — Что ж, я готов с вами говорить и обсуждать, что угодно. Интересуйтесь, спрашивайте. Постараюсь уж быть полезным.

[indent] Всё это он говорил неуверенно и немного с опаской, со стороны больше напоминая не полковника, а офисного клерка, которого шеф придавил сверхурочкой за невыполненную вовремя работу и теперь грозился не то премии лишить, не то — чего похуже.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+10

7

Этот мужчина Димитриди определенно не нравился. Было в нем что-то неуловимо неприятное, не считая того, что он принадлежал к арабскому племени. Урсула не была оголтелой расисткой, которая равняла всех людей, отличных от нее цветом кожи, под одну гребенку. Она вполне допускала вероятность того, что даже среди них могут найтись вполне себе приличные представители, заслуживающие определенного уважения. Например, та чернокожая девчонка, как биш ее? Мамба? Тоже цветная, а ведь неплохой боец, раз сумела прорваться в тот подвал в компании всего-то Химеры, да еще и патруль в одиночку угрохать. Если это, конечно, была ее работа, в чем Маслина была не до конца уверена, а спросить как-то вылетело из головы. Конечно, этим она доставила Урсуле немало проблем, и пару неприятных минут липкого страха, ибо Кагами и раньше не отличался терпением и милосердием, а что от него ждать теперь - она и вовсе не знала. Но с другой стороны, она же Урсулу оттуда и вытащила, в компании своей подружки-гречанки. А значит уже автоматически переводилась из разряда «черномазые» в небольшую группу «свои».

Так вот. Мужчина, сидящий за столом, не нравился наемнице вовсе не потому, что был арабом. Дерганные движения, взгляд, манера говорить - все это указывало на то, что полковник их, троих (двоих, если быть честнее с собой) если не боится, то опасается. А значит - есть из-за чего. Они ведь, вроде, союзники, так почему герр полковник выглядит так, словно они тут пыточный инструмент разворачивают? Непонятно, и очень странно.
Димитриди краем глаза пронаблюдала движение сопровождающих ее мужчин. Добрый и злой полицейский, значит? Один ведет себя как старинный знакомый, вежлив и любезен до брызга зубной крошки, а второй сразу ставит себя в позицию силы и зыркает так, словно собирается этого самого араба прямо сейчас употребить внутрь, вместе с формой и говном. Интересно только, какая ей, Урсуле, в этом спектакле отведена роль? А тут и думать нечего. Говорящая кукла-носок. На руке своего командира, оставшегося в лагере и не сумевшего лично поприсутствовать. Вот и вести себя стоит соответственно. К тому же, роль переговорщика была для нее пусть и не новой, но весьма нелюбимой работой. Куда проще ей удавалось добывать информацию силой и насилием, а не плести словесные кружева. Все-таки, гречанка никогда не была достаточно коммуникабельной для этого. Но приказ есть приказ, к тому же, она сама вызвалась.

Женщина небрежным движением подбородка отказалась от предложения сесть и покачнулась на пятках, расцепляя замок ладоней и вынимая из кармана формы сложенные вчетверо листы, коие тут же положила на стол перед командиром условно союзных войск.
- Ознакомьтесь, господин аль-Хатиб, - бесцветным голосом проговорила наемница, ни на секунду не роняя свою бесстрастную и мертвую маску. - Эти документы были добыты нашими бойцами в ходе столкновения с группой диверсантов противника. Как вы можете убедиться, в них сказано о том, что неделю назад в город прибыл большой груз якобы гуманитарной помощи. И стоит на этом документе ваша подпись.
Женщина проговаривала слова медленно и очень четко, словно говорила с ребенком или идиотом. Второе, наверное, в данной ситуации было вернее, но не являлось причиной.
- Нам показалось странным, что мы не слышали о прибытии этого груза. Двадцать тонн, это не то количество, что можно унести в кармане. К тому же, непонятно, каким образом эти документы оказались у противника. Вы можете развеять сию неясность, господин аль-Хатиб?

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-09-26 22:38:00)

+10

8

[indent] Аль-Хатиб притянул к себе документ и, со взглядом, полным непонимания , начал молча пролистывать его, осторожно перекладывая страницу за страницей.

[indent] — А что именно вам неясно? — напряжённым голосом спросил он, не поднимая взгляда, после чего начал перелистывать его всё быстрее, заранее явно зная, что там идёт дальше по тексту, а потому и не вдаваясь в подробности. — Мы с уважением относимся к тому, что вы, наёмники, участвуете в защите интересов нашей страны и нашего народа. Но разве же мы обязаны отчитываться перед вами за каждое своё действие?

[indent] Даже закончив чтение и вернув листы в изначальное состояние, сложив их друг на друге, аль-Хатиб продолжил бегать взглядом по тексту, будто бы пытаясь за что-то зацепиться.

[indent] — Привезли и привезли, чего тут спрашивать? — дёрганным движением командир пожал плечами, его взгляд на миг замер, а после медленно поднялся, отрываясь от созерцания уже виданного документа. — А вот как вы это достали, я не знаю. И как оно у противника оказалось — тоже. У меня даже идей нет. Копий мы делаем несколько, в канцелярии ставят на них свою печать... Тут кстати эта печать тоже есть, на каждой странице.

[indent] Аль-Хатиб постучал пальцем в месте, где стоял прямоугольный знак с надписью на арабском «Копия верна», а также и другими, по которым можно без труда определить подлинность.

[indent] — А потом всё это уходит на склады и прочие инстанции. Для отчётности, чтоб нас никого за хищение не упекли и в случае чего всё можно было проверить, — пояснил он и его голос неожиданно резко поменял интонацию. — Так что не знаю я, как это могло попасть к противнику. А где вы это вообще достали? Про какого противника речь-то? Господин Ермолин, может быть, вы поясните?

[indent] Командир будто бы о спасательном круге попросил Ермолина, на что тот лишь выпятил нижнюю губу и пожал плечами.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+11

9

Урсула глупо захлопала ресницами, состроив удивленно-дебиловатое выражение лица. На самом деле, ей хотелось хорошенько приложить командира гарнизона бородатой рожей о стол, но останавливало то, что Ермолин наверняка обидится за приятеля. А вот Бес точно одобрил бы. Рожей о стол, сверху приложить телефонным аппаратом, чтоб мозги включились, а потом полить водичкой из вот того графина, чтобы очухался. Женщина мысленно проделала все эти манипуляции, но не позволила себе даже жестом выдать неудовольствия. Носочная кукла, Урсула. Тупая исполнительница, которую командир ценит за безотказность и старательность. Ну и наверняка трахает. Зачем еще нужна баба, правильно?
Слушай меня сюда, черная обезьяна...
- Но как же, господин аль-Хатиб, - до сих пор ровный и безэмоциональный голос женщины изменился, выдавая недоумение и замешательство.
Ты в уши долбишься, или последние мозги пожрало тем сифилисом, что ты от овцы подцепил?
- Мой командир сообщал союзникам о том, что в городе действует группа белых наемников, скорее всего нанятых сепаратистами.

Женщина чуть заметно пожала плечами, словно бы не понимая, о чем вообще речь и снова заложила руки за спину, выпрямляясь и покачиваясь на пятках словно пятиклассница перед школьной доской, пока тянет время судорожно пытаясь вспомнить ответ на вопрос заданный учителем. Не нравилась ей вся эта ситуация. Ужасно не нравилась. Что-то этот Ахмад, мать его так, аль-Хатиб, от них скрывал. И Урсулу очень раздражал тот факт, что она не может попросту выбить из него эту информацию. Расшаркивайся тут, перед этой макакой, чтоб его ночью свои же с бабой перепутали.
- Конечно я вас ни в чем не обвиняю, - продолжила она, лениво осматривая кабинет.
Обвиняла и еще как. Минимум - в том, что он был мудаком и не понимал главного - без сотрудничества они тут все долго не протянут. Вот только шепот в голове все назойливее подсказывал, что местные говнюки если и не прогнулись под сепаратистов, то своим бездействием и гонором подведут их всех под монастырь.

- Вы совершенно не обязаны отчитываться перед нами.
Кто они такие, верно? Всего-то белые кафир, которых бросят вперед, если что-то случится. Их же совершенно не жалко.
- Но факт в том, что ваши документы неведомым образом оказались у врага.
Урсула подпустила в голос высокомерия, задрав подбородок и зло посмотрев на аль-Хатиба. Мол - если ты и не враг, то безрукая и некомпетентная обезьяна точно. Слушай умных белых людей и не выделывайся.
- И зачем они так были им нужны? Ну не задницы же подтирать. Что было в том грузе, господин аль-Хатиб, что так могло заинтересовать врагов вашей страны?
Женщина вернулась к разглядыванию стен, больше не обращая внимания на сидящего за столом араба. И чуть заметно поморщилась, словно ей вся эта ситуация была неприятна. Отправили, понимаешь, ее - сюда. Говорить с какими-то тупицами, и это вместо того, чтобы заниматься настоящим делом!

- Впрочем, это уже не так уж важно, - скучающе закончила Маслина, поджав губы. - Мой командир, так же, просил передать вам его просьбу, господин аль-Хатиб. Он считает, что объединившись мы быстрее найдем гнездо этих тварей и обезопасим город. Вас не просят бросать все силы на их поиски...
Урсула фыркнула тихо, словно выражая тем самым отношение в местному «воинству».
- Но если ваши люди заметят что-то подозрительное, мы бы хотели об этом знать. Мы ведь на одной стороне, верно?

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-09-28 18:01:48)

+12

10

[indent] Аль-Хатиб развёл руками и склонился над столом, сжав в ладони погрызенный карандаш и, насупившись, надул губы, осуждающе посмотрев на Ермолина, на что тот лишь в очередной раз пожал плечами и отвёл взгляд на полупустой шкаф, где кроме ящиков, пары небрежно опрокинутых набок папок да свёрнутых в трубочку бумаг не было толком ничего. Командир гарнизона какое-то время просто молчал, недовольно морщил нос и растеряно смотрел то на Ермолина, то на Димитриди.

[indent] — Да понимаю я, что лучше, — медленно, тщательно подбирая слова на немецком сказал он, принявшись методично постукивать карандашом о стол, . — Сам хотел предложить организоваться. Вот, распоряжение пришло из генштаба, буквально час назад. Но я не против, всё-таки, министр обороны сейчас только благодаря наёмникам и остался живой. У нас Ваддан как раз стоит на центральном направлении, но сил противника здесь по предварительным данным не так много. Через неделю должны прислать беспилотники, получим более полную информацию и станет попроще. А до тех пор нужно задуматься над тем, чтобы организовать защиту и...

[indent] — Ты там задумался, что ли? — голос Беса, которого очевидно задолбал темп беседы, прозвучал как набат в соборе — так же грозно и неотвратимо. — Мы и так всё это понимаем. Перед тобой бывший военный и один действующий — в таких мелочах приучены разбираться. Не знаю, каково военной прошлое Димитриди, но ты на лицо её посмотри — она тебе ещё фору даст. Ты лучше по делу нам говори: нахрена накладная нужна?

[indent] — Спросите тех, у кого вы её забрали, — отрезал командир, судя по тону явно недовольный тем, что его перебили в его же кабинете. — В бухгалтерию свою отнести решили — может, террористы тоже бюрократией увлеклись. А кто там, что там — не моё дело. Враги есть враги. И помимо белых наёмников, у нас ещё кучка недоделанных революционеров. Их со счетов тоже глупо списывать: нет гарантий, что два дня назад убрали последних.

[indent] — Так может ты тогда хоть примерно прикинешь, зачем им потребовалось лезть в бумагомарательство, а? — не унимался Бес. — Что-то ты темнишь. Они бумажкой этой подтереться только могут — тут правильно Димитриди говорит.

[indent] — Не думаете же вы, господин Бессонов, что наш многоуважаемый полковник аль-Хатиб сам дал им накладную? — спросил Ермолин, попытавшись хоть как-то вступиться за осаждённого со всех сторон командира гарнизона.

[indent] — За дурачка меня не держи, — огрызнулся Бес и широкими шагами стал стремительно приближаться к столу. — Накладные нужны для отчётности. И в 21 веке люди научились пользоваться зашифрованными каналами связи. А отчитываться за груз из России перед здешними — тупо.

[indent] Бес упёрся в стол и пылающим взглядом посмотрел на неподвижного аль-Хатиба.

[indent] — Поэтому ты лучше подумай, командир, каким образом эта херня могла к ним попасть. Где у тебя дыра в твоём бумажном аппарате. Если ты, конечно, не хотел рассказать им, что именно везёшь, куда это направится и кто на местах ответственный. Только для этого накладная нахрен не упала: есть способы попроще. А теперь говори: что было в грузе. Не заставляй нас ждать.

[indent] — Гуманитарка там была обыкновенная, — аль-Хатиб вспылил. — Медикаменты, еда, средства гигиены — всё на свете, что пригодится мирному населению и здравоохранению. Сами видите, что всё в заднице и у нас сейчас дефицит из-за всей ситуации. Что, я себе враг что ли, информацию о государственному грузе кому попало давать, хотите — запрос хоть сейчас сделаю, по каждому ящичку отчитаюсь, и не говорите мне потом, что не так подсчитано. Хоть в попугаях количество измеряйте. У меня всё ровно. Лежит на складах и ждёт своего часа. Мы это должны по пострадавшим населённым пунктам распределить. Приказа же на этот счёт пока не поступало.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+10

11

В шумной перепалке, едва ли кто-то заметил отчетливый звук зубного скрипа, раздавшийся со стороны наемницы. Она-то точно знала о том, что два дня назад последних сепаратистов в этом городе не выбили. Хотя бы потому, что не далее как прошлой ночью ей довелось лично, лицом к лицу повстречаться с такой мразью, что удивительно, как его носила земля. И занимался этот человек ничем иным, как вербовкой себе новых сторонников из местных. Из местных, кстати, кого? Женщина прикрыла глаза, воскрешая в своей голове увиденное накануне в бойцовском клубе. Среди тех, кто был там, точно встречались бойцы ЛОА. В толпе мелькала знакомая форма. Да и, если подумать, мужчины в клетке явно были не из простых гражданских. Не надо простым гражданским таких навыков по вбиванию ближнего своего в землю. Люди на гражданке, хвастающиеся умением драться, на самом деле чаще всего обладают лишь тяжелыми кулаками да кое-какой ловкостью. Достаточно для того, чтобы расквасить по-пьяни нос такому же неумехе. Эти - эти были не профессионалами, но точно обучались чему-то. Неизвестно, были ли они солдатами. Но они определенно были воинами. Насколько подобных макак вообще можно назвать этим благородным словом. Так что говорить о том, что сепаратистов в городе не осталось было глупо и опрометчиво. И самое главное — у них точно были свои люди среди ЛОА.

Что же до груза...
— Хочу, — металлически лязгнул голос гречанки, когда в воздухе на секунду повисла тишина. — Груз прибыл восемь дней назад и, как я понимаю, с тех пор никто не озаботился проверить его сохранность. Даже если там простая гуманитарка, сепаратистам тоже надо что-то жрать, чем-то перевязываться и вытирать жопу не только накладными. Поэтому да, господин аль-Хатиб, сделайте это сейчас. Хотя бы ради собственного спокойствия.

Женщина поджала губы, сверля начальника гарнизона сумрачным тяжелым взглядом. Что-то подсказывало ей, что ящиков они не досчитаются. Урсула всегда была параноиком, и это не раз спасало ей жизнь. Сейчас же ее паранойя тоненько вопила о том, что это «ж-ж-ж-ж» неспроста. Даремо был не из тех людей, что просто коллекционируют бесполезные бумажки. С другой стороны, он и не бросал что-то, что имеет ценность, там, где это может быть обнаружено врагом. А Урсула была, как ни крути, совсем не доброй для него подругой. И бросить эту бумажку он мог только в том случае, если она уже сыграла свою роль.

Или для того, чтобы оставить ложную зацепку. Или для того, чтобы показать наемникам, что он все еще на шаг впереди. От этих мыслей чертовски болела голова. Урсула поморщилась, прикоснувшись прохладной ладонью к виску, и усилием воли проглотила подступающий к горлу комок тошноты. На самом деле, она слишком много думала о мотивах своего бывшего командира, зачем-то приписывая ему излишнюю хитрожопость и театральность. Уилл, не смотря ни на что, был и оставался прагматичным сукиным сыном и не стал бы делать что-то просто так. Даже ради красивого жеста.

— Как много времени это у вас займет? — наемница хмуро свела брови у переносицы, — Не хотелось бы проторчать тут до комендантского часа.
Впрочем, по лицу женщины было понятно, что она проторчит тут и пару суток, пока не получит все интересующие ее ответы.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-10-04 17:32:34)

+11

12

[indent] — Да без проблем, дайте мне минут десять, а подробности будут после, — в подтверждение своих действий полковник нервным жестом сорвал трубку с телефона и, поднеся к уху, не глядя набрал недлинный номер, выждал несколько секунд, а затем произнёс: — Алло. Полковник Аль-Хатиб на связи. Военный гарнизон 10/22, центральный округ, код 133-011. Свяжите меня с министром обороны, пожалуйста. Это срочный вопрос. Спасибо.

[indent] Пока Аль-Хатиб разговаривал, вполоборота повернувшись к присутствующим, при этом совершенно не скрывая содержания беседы с не иначе как генеральным штабом, Бес тихонько отстранился и мягко постучал по плечу Урсулы ладонью.

[indent] — Странный он, — Бес покосился на аль-Хатиба, а затем перевёл взгляд на спокойного Ермолина, которому в какой-то мере даже стало немного скучно, отчего он, вытащив из кармана блокнот, принялся выводить на листах причудливые, ничего не значащие узоры, как унывающий студент на лекции по матанализу. — Зашуганный какой-то. Как салабон, накосячивший в наряде. Я таких сотни видел... Тебе не кажется?

[indent] Ермолин, краем уха всё-таки слушавший происходящее вокруг, повернул голову, посмотрел на Урсулу, на Беса, затем на аль-Хатиба на миг и с задумчивостью, даже с недоумением на лице, пожал плечами, предпочтя разговору молчание, и, как оказалось, внимательно вслушивался в то, о чём говорит командир гарнизона. Тот же беседовал поочерёдно с представителями разных инстанций. Само собой, сразу его к министру обороны не отправили. И лишь в самом конце ему удалось пообщаться с тем самым человеком, которого не так давно «Легиону» удалось спасти от неминуемой смерти. Победной вернув трубку на место, Аль-Хатиб снова сел прямо, сложив руки перед собой. Всё действо действительно заняло немногим больше пятнадцати минут. После этого он лишь снял трубку с соседнего, серого телефона и тоже куда-то позвонил.

[indent] — Рахим, будь добр, тебе сейчас должны скан документа прислать. Будь добр, занеси ко мне, — на этом он положил трубку и обратился к присутствующим. — Пару минут. Поскольку груз проходит в первую очередь через генштаб, у них все подтверждающие документы уже есть на руках. Убедитесь сейчас, а потом, если желание появится, можете поприсутствовать на ревизии. Это на случай, если душа вдруг потребует бюрократии. Но будет это не раньше десятого числа. А отчёт...

[indent] В этот самый момент в помещение буквально влетел молодой паренёк арабской внешности с лычками рядового. В руках он держал небольшую стопку бумаг, скреплённую обычной канцелярской скрепкой. Приблизившись к столу, паренёк посмотрел сперва на Урсулу, а потом и на Беса, и только после положил документы на стол.

[indent] — Разрешите идти, — ровным голосом произнёс он, на что в ответ аль-Хатиб лишь покивал, придвинув к себе отчёт и, отмахивающимся жестом отправив паренька восвояси, бегло ознакомился с содержанием.

[indent] — Вот, смотрите, — убедившись, что всё в порядке, он придвинул журнал поближе к остальным. — Это уже от Российской стороны. Груз ещё в декабре утвердили. Как я и говорил: сплошь гуманитарная помощь. Опять же, если нужны подробности и в чём-то меня подозреваете — ждите ревизию. Склад до тех пор опечатан. Вопросы?

[indent] Аль-Хатиб ещё раз бегло посмотрел на присутствующих, особенно задержав взгляд на Ермолине, оторвавшегося от рисования в блокноте.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+10

13

Бес был прав - Урсула и сама это видела. Ахмад аль-Хатиб был рыбой в мутной воде, да и сам он был каким-то мутным. В стране, где военные были едва ли не привилегированной кастой, полковник целого гарнизона должен был обладать самомнением едва ли не превышающим таковое у господина Пекинеса, который лениво черкался в своем блокноте, словно бы разговор его и не касался. Какого, кстати, хрена? Пусть тоже поучаствует в разговоре, ведь на кой-то же черт они взяли его с собой. Урсула повернулась к Ермолину, нарочито не обращая внимания на аль-Хатиба, говорящего по телефону, и, с бесцеремонностью дубового бревна, катящегося под горку, протянула, достаточно громко, чтобы ее услышали все присутствующие:
- Господин полковник, ваш друг всегда такой пугливый, или только по пятницам?

По мнению гречанки, бояться должен был только тот, кто виноват. А в чем мог быть виноват аж целый командир гарнизона, да перед ними, наемниками? Что-то тут не складывалось. Разве что сепаратисты держали жопу араба над жаровней, и сейчас он никак не мог выбрать присесть на нее, или получить в лоб. И она выведет его на чистую воду, или хотя бы попытается. А для этого придется продолжить выводить его из себя, заставляя делать ошибки.

Женщина проводила рядового задумчивым взглядом, даже не взглянув в сторону бумаг, и обхватила запястье своей правой руки пальцами, делая вид, что разминает кисть. Взгляд гречанки, острый и холодный, на секунду встретился с глазами Беса. Она не была до конца уверена, что им на самом деле что-то грозило, но всегда лучше помнить о том, что боги помогают только тем, кто помогает себе сам.

- Окажите любезность, господин Бессонов, - проговорила женщина, протягивая своему «напарнику» бумаги.
Он всяко лучше поймет, что там накалякано, при учете того, что документ был составлен на его родном языке, к тому же наемница не доверяла обезьяньим переводчикам и справедливо рассудила, что человек знающий русский скорее заметит в приложенной немецкой копии какие-то несостыковки, если они будут.

Гречанка глубоко вздохнула, снова разворачиваясь к столу командира гарнизона, и нависая над мужчиной своим не слишком внушительным телом.
- Какое, Дьяволу в трещину, десятое число? - губы наемницы растянулись в хищной улыбке, разве что яд с зубов не капал, дополняя картину, - Вы утверждаете, что приняли груз, отвезли его на склад и опечатали. И с тех пор, как я понимаю, на складе никто не был. Вы хоть понимаете, что тех ящиков там может уже и не быть? Вы хоть понимаете, какими проблемами это может грозить всему городу? Я уже не говорю о том, что совершенно не уверена в точности этих, с позволения сказать, писулек! В город прибывает двадцать тонн гуманитарной помощи, прибывает, прошу заметить, на борту самолета, грузовой трюм которого в несколько раз больше по вместительности. За каким хером гонять на четверть заполненный самолет? У русских топливо девать некуда? Хватить юлить! Я не собираюсь ждать два дня, пока вы натаскаете на склад дерьма с ближайшей помойки! Можете свалить все на паранойю «Легиона», но ревизия будет сейчас!

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-10-06 18:17:56)

+10

14

[indent] Ермолин неспешно поднял голову, будто бы Урсула не начал декларировать свой вопрос во всеуслышание, а просто тихонько постучала его по плечу, как симпатичная одногруппница с соседней парты с просьбой помочь на зачёте.

[indent] — Знаете, — задумчиво сказал он, поднеся к губам карандаш. — Если учесть, что сегодня вторник...

[indent] — Вот ещё, чего это я пугливый? — перебил не очень-то спешившего отвечать Ермолина аль-Хатиб. — Ещё бы, не сидеть тут, как на иголках: вы тут пришли, давите на меня...

[indent] — Лично я на вас не давлю, — пожал плечами Ермолин, наблюдая за тем, как Бес берёт бумаги и начинает их внимательно изучать, что даже во взгляде пробуждается неподдельный интерес. — Дайте мне потом тоже посмотреть, господин Бессонов.

[indent] Но что было дальше, пожалуй, аль-Хатиб не ожидал. На просьбу Урсулы он отреагировал очень недовольным и хмурым взглядом, в котором особо и не было сейчас испуга.

[indent] — Да что вы себе позволяете? — возмутился он, приподнимаясь из-за стола. — Мы, может быть, и не приучены ловить партизан — уж извините, но нас никого этому не учили, но вот содержать в порядке склады и их содержимое мы умеем не хуже остальных. Повторяю вам ещё раз: склад опечатан, помещение надёжное, без моего ведома туда никто не сможет зайти, а если мы сорвём печать раньше времени, то вопросы у ревизии будут уже непосредственно ко мне!

[indent] — Должен признать, что правда здесь за полковником аль-Хатибом, госпожа Димитриди, — спокойно, как и до до этого, отметил Ермолин, принимая из рук Беса, с озадаченным лицом продолжавшего смотреть на бумаги, документы. — Я удивлюсь, если вы не служили в войсках, но вынужден напомнить, что строгость наказания в таких случаях может быть достаточно суровой. И тогда проблемы могут начаться и у наёмников в том числе. Но право выбора я оставляю за вами, поскольку это ваши проблемы, а не мои.

  [indent] — Я не хочу огребать проблем от генштаба, — с напором сказал аль-Хатиб. — Мне, может, и сказали оказывать содействие, но исключительно в рамках устава! А вы на складе — люди вообще посторонние, не имеете права туда без соответствующего разрешения даже соваться!

[indent] — По документам ничего подозрительного, — отметил Бес всё с тем же озадаченным выражением лица. — Но иного я и не ждал: в них точно не могло быть никакой загвоздки.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+11

15

Женщина тихо фыркнула себе под нос в ответ на замечание Ермолина. Вторник, значит. Интересно, почему всякое дерьмо имеет свойство случаться именно по вторникам? Риторический вопрос. Этот день недели всегда считался в Греции «плохим», особенно если на него выпадало тринадцатое число. Сегодня, конечно, было не тринадцатое, но видимо хватило и так. Димитриди облизнула губы, без особого интереса выслушивая возмущения аль-Хатиба.
Что сделал бы Рихтер?
Рихтер, который в хер не ставил местных макак, конечно же не стал бы отступать от намеченной цели. И в этим они с командиром были похожи как два яйца. Два упертых вола, свысока смотрящие на всех окружающих, коие были причислены ими к разряду «стадо тупых баранов». Нельзя было вот так просто сделать шаг назад, так и не получив никаких ответов.

На устав Димитриди успешно клала большой и толстый хрен на протяжении вот уже нескольких лет, с тех пор как уволилась из рядов вооруженных сил Греции. Все эти пляски и тогда ее раздражали — с самого детства Урсула имела большие проблемы с дисциплиной, в том виде, в каком ее представляли в армии. Маразм и унижение, призванные сделать из людей тупых болванчиков. Но начальника гарнизона она, конечно же, понимала. Если он откроет склад без свидетелей, способных подтвердить, что печать не была нарушена до сих пор, и что-то оттуда пропадет - отвечать придется ему. Вот только гречанке было совершенно насрать. Ей и ящики-то те не очень сдались, особенно после того, как Бес подтвердил, что в документах все в порядке. Но, как говорил кириос лоханос из учебки в Нафплионе, «мне не надо, чтоб хорошо, мне надо, чтоб вы з**бались».

— Хорошо, — обманчиво мягко согласилась женщина. — Если господин аль-Хатиб так рьяно придерживается устава, он наверное знает, кто может то самое разрешение дать?
Женщина задумчиво постучала ногтем по жесткой кобуре, висящей на бедре, выбивая ритм какой-то привязавшейся в последней увольнительной попсовой песенки. Сепаратистов они ловить, мать их, не умеют, а склады сторожить умеют. Ну и на кой хер они тогда сдались, болезные? С такой миссией отлично справится пара овчарок. Причем справится гораздо лучше.

— Я могу осмотреть само здание склада? Снаружи. Я не ставлю под сомнение компетентность ваших людей...
Судя по голосу — ставила, и еще как, но придраться к ядовито-вежливым словам было совершенно невозможно. В конце концов, чем злее аль-Хатиб будет, тем быстрее захочет отделаться от надоедливой бабы, и тем сговорчивее окажется по итогу. Может быть даже в следующий раз сразу согласится со всеми просьбами и требованиями «Легиона», лишь бы ее сюда не присылали больше никогда.
— ...но как вы метко заметили, партизан вас ловить не учили. И, кстати, что на счет моего второго вопроса? Кто принимал груз? Я могу с ним поговорить? Может ли он подтвердить, что в самолете не было ничего сверх указанного в документах?

Едва ли осмотр склада даст ей хоть какие-то ответы, но Урсуле было необходимо проверить свою последнюю догадку.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-10-07 20:01:54)

+10

16

[indent] Аль-Хатиб замялся, сцепив зубы и поёрзал на стуле, будто бы только что напоролся на подложенную под задницу канцелярскую кнопку. Но, тем не менее, ответ родил довольно быстро.

[indent] — Я не запрещаю осматривать склад снаружи, — тщательно подбирая слова объяснил он. — Разумеется, приближаться к зданию тоже нельзя. Но с точки зрения своих полномочий это я разрешить могу. Просто скажите, когда. Но не прямо сейчас — пару часов на то, чтобы оповестить караульных. А чтобы получить возможность попасть непосредственно внутрь придётся добиться немалого числа разрешений. Здесь даже министр обороны в одно лицо не сможет всё решить за сутки. Было бы так, у нас давно б короли правили. Или вот эти звери аидовские. Что хуже — можно ещё поспорить. И насчёт груза, — здесь аль-Хатиб немного смутился, поскольку явно не хотел получить такое замечание от Урсулы. — Его я принимал, а заодно и комиссия из всех, кто подписался под документами. Так-то должен был быть другой человек во главе комиссии, повыше меня чином. Но он погиб во время атаки смертника на штаб. Замену ещё не прислали. Так что если чего-то и хотите спросите, то пожалуйста — список людей у вас уже есть на руках. Я перед вами. И могу гарантировать, что у меня всё ящичек к ящичку. С остальными могу свести, правда в городе из них сейчас никого. Кто-то на аэродроме, кто-то в столице по делам. Кто-то в штаб округа направился. Они не обязаны быть здесь, понимаете?

[indent] Внимательно слушавший командира Ермолин, едва заметно покивал Урсуле несколько раз, подтверждая сказанное. По крайней мере, что-то он точно этим жестом подтвердил.

[indent] — Ну и? Мы бы тогда до аэродрома и смотались, — сказал Бес, явно не видя в этом проблемы. — До Триполи не успеем. Заколебёмся транспорт ждать. А вот путь к аэродрому осилим. Всё-таки, это пока вотчина союзных войск, а не сепаратистов. Так что можно и на колёсах добраться. За час-два, например.

[indent] — Я могу предоставить технику и бензин, если хотите, — как бы невзначай предложил Ермолин. — Я считаю, что российская сторона не меньше наёмников должна быть заинтересована в этой истории. Но с моей точки зрения лучше разделить обязанности. Если госпожа Димитриди сегодня отправится к складу в случае получения нужного разрешения, то вы и могли бы поехать на аэродром, чтобы пообщаться с нужными вами людьми.

[indent] — А ты? — Бес хмуро изогнул бровь, посмотрев на Ермолина.

[indent] — Я бы предпочёл вернуться к обязанностям командующего батальоном и вплотную заняться патрулями. Возможно, перед этим я бы сходил с госпожой Димитриди к складу и дал оценку уровню охраняемости стратегического объекта. Кстати, не только этого. Раз пошёл такой разговор, мне бы хотелось осмотреть все объекты, чтобы решить вопрос с караульными.

[indent] Аль-Хатиб безмолвно развёл руками и посмотрел на Урсулу, ожидая, что она скажет.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+10

17

Он явно лжет, — вертится, словно змея на раскаленных полуденным солнцем камнях — но Урсула не понимает, в чем именно. Она никогда не общалась близко с какими-либо документами и вообще бумажная работа была не по ее части. Димитриди предпочитала ставить подписи кровью, и чаще всего чужой. Так что поймать аль-Хатиба на лжи для гречанки было той еще проблемой. Но предчувствия-то не обманешь. Она покосилась на кивающего Ермолина и нахмурила брови, недовольно дернув верхней губой. Похоже, от Пекинеса помощи тоже не дождешься. И на кой хер они вообще с ним увязались? Потребовали бы встречи с командиром гарнизона тет-а-тет, и хрен бы кто им отказал. А в отсутствии полковника разговор явно пошел бы продуктивнее, ибо даже одно его присутствие действовало на араба умиротворяюще. Точно знал, ишачий сын, что нихрена ему не сделают под защитой этого русского мудака! Маслина тихо скрипнула зубами.

И сейчас ей не остается ничего больше, кроме как согласиться на предложенное, ибо настаивать дальше не просто бессмысленно, а еще и глупо. Однако...
— Господин аль-Хатиб, — устало протянула женщина. — Я уже осознала, что вы честный вояка и под вашим присмотром не пропадет ни один груз аспирина. Но я спрашивала о другом. Не заметили ли вы чего-то, кроме предназначавшегося вам груза? Что-то кроме двух тонн гуманитарной помощи для нужд Ваддана? Было бы хорошо спросить и остальных, но так как сейчас их тут нет, очень прошу вас, напрягите память.

Вот ведь... будто не солдатня, а политик какой. Словами вертит, зубы заговаривает, а на прямой вопрос ответить по-человечески не может. К тому же, их явно старались держать подальше от склада, по какой-то причине. Какие, мать его, пару часов на то, чтобы предупредить патрульных? Даже если он сам не может поднять свою черную жопу от стула и посетить находящийся под его охраной склад, чтобы подтвердить часовым правомерность нахождения на территории наемницы, то почему он не может отправить с ней кого-то из своих бойцов? Почему-то с факсом и прочей тряхомудией, обычно занимающей половину дня, этот овцелюб справился куда быстрее. Все это скверно пахло с самого начала, а теперь запашок ощущался почти физически.
— Господин Бессонов, - Урсула повернулась к русскому, склонив голову к плечу. — Уделите мне пару минут перед тем, как отправиться в аэропорт?

Ей чертовски не хотелось разделяться, особенно на территории условно недружелюбных макак, но сейчас они и правда быстрее и лучше справятся разделив свои обязанности. К тому же, Бесу просто нечего делать рядом со складом, пока Маслина будет ползать в поисках одному богу известных зацепок. Рихтер ее, конечно, за такое самоуправство по голове не погладит, он недвусмысленно дал понять, что безопасность Бесонова - ее приоритетная задача, но... Боги, да достаточно было один раз посмотреть на рожу русского офицера, чтобы понять, что это его, а не за него бояться надо. Не маленький мальчик, чтобы таскать с собой сиську.

— Хорошо, — процедила женщина, бросая устало-ненавидящий взгляд на аль-Хатиба. — Я надеюсь, вы сумеете добыть нужное разрешение для человека из «Легиона» к десятому числу, господин аль-Хатиб. Чтобы закончить эту бесконечную историю.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-10-14 23:06:46)

+10

18

[indent] Бес кивнул и только открыл рот, чтобы что-то сообщить Маслине, как вдруг снова заговорил командир гарнизона, чего русский наёмник, похоже, совсем не ожидал, задумавшись о чём-то своём.

[indent] — Ничего я больше не видел! — сказал аль-Хатиб с нескрываемым раздражением в голосе. — Если бы видел, то сказал! Груз на самолёте весь предназначался для нашего города. Будь там что лишнее — я бы составил об этом рапорт на согласование и то, что по нему не проходит, отправили бы домой, либо дальше по месту назначения. Там ведь тоже, извините, не дураки работают, им лишки тоже отдавать — себе дороже. А насчёт разрешения — Шайтан с вами. Мне больше делать, конечно же, нечего, работы тут нет, мы тут все в бирюльки играем.

[indent] Аль-Хатиб говорил достаточно саркастично, явно недовольный тем, что его тут, на его же рабочем месте, пытаются построить по новым порядкам и выудить то, на что права, в общем-то, не имели, а лишь могли получить его, что называется, с барского плеча. Но затем, понимая своё положение, полковник заметно подостыл, качнул головой и, проведя по волосам ладонью, вздохнул.

[indent] — Сделаю всё, что в моих силах, — пообещал он. — Можете осмотреть склад, если угодно, зафиксировать состояние, как хотите — оно уже и без вас зафиксировано. Но чтоб вам спокойнее было... А чего вы вообще к этому грузу-то прикопались?

[indent] Неожиданно тон аль-Хатиба впервые за весь вечер изменился. Теперь полковник напоминал не лениво рефлексирующего штабного вояку, ожидающего конца рабочего дня, а лицо если и не крайне заинтересованное, то как минимум сильно любопытствующее.

[indent] — То есть, я не допускаю того, чтобы у меня что-то пропало — этот нонсенс, — аль-Хатиб развёл руками, откидываясь на спинку стула, и пожал плечами. — Но, представим, что что-то пропало... Во-первых, максимум пять ящиков со все-ей этой огромной кучи, больше — я бы заметил. У меня, вообще-то, глаз-алмаз! А, во-вторых, вы вообще представляете себе, сколько этих сепаратистов тут может быть? Да, конечно, вы правильно говорили... Как там — им нужно на что-то жить, так? Груз важен, конечно. Но чего ж вы трясётесь за него так, словно я не знаю, мы там сакурадайтовые боеголовки везём!

[indent] Аль-Хатиб даже заулыбался — настолько ему понравилось приведённое сравнение. Бес поморщил нос и, незаметно для Аль-Хатиба зажмурил левый глаз, будто бы подмигивая Урсуле. Что бы это не значило.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+9

19

Однако, любопытно. До сих пор никакие разговоры о грузе полковника явно не интересовали, с чего бы такая резкая смена настроения? Гречанка пожала плечами, всем своим видом изображая скуку, усталость и безразличие. То, что у них были какие-то подозрения и, пусть и эфемерные, но доказательства грядущей задницы, аль-Хатибу знать явно не следовало. Пусть сидит себе дальше, склады охраняет. К чему ему лишние проблемы и волнения? Ещё сердечко прихватит. Да и не располагала ситуация к искренности. Хотя бы потому, что сам начальник гарнизона явно не был с ними искренен до самого конца. Что, в общем-то, и требовалось доказать. На какой-то момент наёмница подумала о том, что гораздо проще было бы сего сиятельного господина похитить, и хорошенечко допросить в том самом зиндане, в котором ей едва по голове ведром не прилетело пару недель назад. Это было бы проще, да и веры в такие показания у Димитриди было бы куда как больше. Но это уже не ей решать.

Женщина иронично улыбнулась, смотря на начальника гарнизона тем взглядом, коим смеряют доктора в больницах для душевнобольных своих любимых, не буйных и беспроблемных пациентов. Вроде тех, что весь день в углу сидят и пальцы считают. С одной стороны - экие милые люди, сидят, никого не трогают, жаловаться не могут, революции не устраивают. Все бы такими были. С другой стороны - ну дурачки же. Что с них взять.
— Как по мне, — мягко проговорила наёмница, пожимая плечами, — Так пусть там хоть двадцать тонн подгузников, господин аль-Хатиб. Моё дело маленькое. Узнать, почему этим грузом так заинтересовались сепаратисты. У нас, знаете ли, тоже... устав есть.

На лице Димитриди застыло устало-обреченное выражение. Не трудно было догадаться, что единственным уставом для наёмника было и оставалось только то, что нельзя перечить своему командиру. А он, сволочь арийская, совершенно не понимает, когда надо остановиться и перестать подозревать в измене каждую собаку. Что с него, с параноика, взять. Вот и приходится бедной наёмнице выяснять кучу каких-то совершенно глупых и не интересных ей вещей, чтобы потом не выхватить за то, что чего-то там не спросила или не уточнила. Что с неё, носочной куклы, опять же, взять.
— Да и вы ведь смотрели в те ящики, когда груз принимали, не так ли? Вам лучше знать, что в них. У меня-то вы что спрашиваете? А если кроме них в самолете ничего не было, то и хорошо.
«Мне проблем меньше», — крупными буквами читалось по лицу Урсулы, скучающе рассматривающей трещины в штукатурке.
Женщина аккуратно собрала все бумаги, сворачивая их и убирая к себе в карман. Мало ли, Рихтер захочет ознакомиться с этой бессмысленной писаниной. Едва ли, конечно, но чем Аид не шутит.

— Благодарю вас за сотрудничество, господин аль-Хатиб, — лениво протянула женщина. — Наш человек явится за разрешением десятого числа. Не напомните, когда именно должна прибыть комиссия?
Гречанка прекрасно помнила, что время прибытия комиссии не упоминалось, но с нее не убудет изобразить склероз. Ему приятнее, да и прекрасный случай в очередной раз выставить себя идиоткой упускать было нельзя.

+9

20

Аль-Хатиб, облегчённо вздохнув, растерянно замычал, выдвинув один из ящиков стола, после чего принялся рыться в вещах, что-то тщательно просматривая. Впрочем, продлилось это совсем недолго — в какой-то момент его рука явно замерла, а взгляд так и остался направлен куда-то вниз.

— Сейчас не вспомню, во сколько точно, но где-то у меня лежит письмо с приказом. Но точно во второй половине дня. Там то ли два часа, то ли четыре — сегодня же отыщу и свяжусь с вашим командиром. Если не свяжусь, то мне можно звонить в любое время суток, я отвечу. Работы полно, сами понимаете.

Аль-Хатиб развёл руками и, захлопнув ящик, положил их на стол перед собой, схватил карандаш и стал интенсивно мучить его, зажав в пальцах.

— Но скажу спасибо, если всё-таки не придётся отвечать на звонки после десяти вечера, — он даже попытался изобразить некое подобие полуулыбки, но вышло это настолько скверно и натянуто, что даже Бес брезгливо скривил рожу и отступил к выходу с явным намерением покинуть подвал и оставить уже бедного ливийского командира в покое.

— Что ж, тогда я не буду задерживать, — удовлетворённо кивнув, сказал Ермолин и поднялся со стула. — Займусь, как и говорил, снаряжением автомобиля, а затем и организацией патрулей. Господин Бессонов, если будут какие-то предложения — вы знаете, где меня найти. Картой патрулей я, так и быть, поделюсь. Получите закрытый пакет. Госпожа Димитриди — моё почтение.

Кивнув, Ермолин неспешно ушёл, а Бес взглянул ещё раз на Аль-Хатиба и напоследок сказал, поднеся два пальца к глазам и тут же указав ими на командующего ливийским гарнизоном.

— Я за тобой слежу, — предупредил он и, развернувшись, помахал в сторону согнутой на уровне груди кистью, давая понять, что тут происходит какая-то откровенная лажа.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Эпизод завершён

131

+7


Вы здесь » Code Geass » События игры » 08.01.18. 38 попугаев