По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » 10.01.18. Вечерний звон


10.01.18. Вечерний звон

Сообщений 21 страница 35 из 35

1

1. Дата: 10 января 2018 года
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 21:30
4. Погода: К вечеру температура опустилась до +5°C, а небо затянули серые облака, подгоняемые холодным порывистым ветром
5. Персонажи: Фредерик Леннокс
6. Место действия: ЕС, Греция, Афины (PND+8)
7. Игровая ситуация: После вероломного нападения террористов на аэропорт Фредерик был отправлен в лучшую больницу в столице, а обед, казалось бы, отменили из-за отмены саммита, однако мало кто знает, что вопреки этому торжественный приём всё-таки состоится, но уже вечером, во время ужина в 18:30, на котором будет присутствовать министр иностранных дел Греции, пресс-секретарь начальника отдела внутренний безопасности СБ Греции и два представителя из CES — из дирекции безопасности и дирекции международного сотрудничества. И, если о первых двух информация какая-никакая есть, то вот личности двух других окутаны завесой тайны. И, если Фредерик захочет что-то о них выяснить, ему придётся копнуть. Возможно, глубоко.
8. Текущая очередность: По договорённости

+2

21

Прозвучавший вопрос про сок не смутил прислугу, а наоборот — поинтересовавшийся о вине молодой человек живо кивнул герцогу и засуетился, сделав шаг в сторону c явным намерением уйти, причём раньше, чем остальные изъявили желание по поводу предпочитаемого напитка.

— Я тоже буду апельсиновый сок, — по-хозяйски ответила Тереза, с улыбкой посмотрев на герцога и манерно сложила ладони перед собой, едва переплетая пальцы. — Так что будьте добры обеспечить нас достаточным его объёмом.

Молодой человек кивнул, еле слышно угукнув в ответ, а затем окинул взглядом ещё не высказавшуюся часть стола. В основном все предпочли белое сухое. И только Георгиади, который смотрел на герцога чуть ли не меньше единственной за столом женщины, попросил красное. Прислуга удалилась, оставляя участников званого ужина наедине с гостем. Или даже гостя наедине с ними.

— Господин посол, — дождавшись, пока дверь за прислугой захлопнется, Антонис Рувас, наконец, сосредоточил своё внимание на Фредерике, до того обращённое в сторону предложившей подружиться Шафер. — Мы уже не знали, ждать вас или нет: нам всем сообщили, что дипломатическую миссию будут отзывать. Что заставило вас остаться? Если не секрет, конечно.

Сдержанно, с характерной хитрецой, представитель из дирекции безопасности CES заулыбался, предоставив было герцогу возможность говорить, но затем, буквально спустя мгновение, добавил, опомнившись:

— Только не говорите, что это было ради куропаток... — улыбка перестала быть такой сдержанной, как до этого, обнажая зубы, отчего та стала больше походить на ухмылку, или даже на оскал.

— Полно вам, — вступился Георгиади, мягкими интонациями поддерживая герцога. — Ведь куропатки страсть как хороши! Вы их, кстати, тоже не пробовали — иначе вы бы так не говорили! Жаль, мы не подумали о том, что алкоголь противопоказан для господина посла. Но надеюсь, что наш апельсиновый сок вам тоже придётся по душе.

— И всё же, мне бы хотелось получить ответ от нашего гостя, а не от вас, господин министр — твёрдым и уверенным голосом, отчего хрипота в нём почувствовалась столь же твёрдо и уверенно, произнёс Рувас.

Георгиади замолк, растерянно отведя взгляд на ожидавшую своего часа еду. Пресс-секретарь Феодорис поступил так же, и на его тарелке уже скоро оказалась внушительная порция основного блюда — уж кто-кто, а вот он точно пришёл сюда с целью как следует поесть, ведь если посмотреть на его худощавое тело, можно взаправду ненароком решить, что бедняга не доедает. Особенно теперь, когда внутренняя служба безопасности Греции села в лужу настолько, что даже к званому ужину привлекли их коллег из всесоюзного CES. И только женщину еда всё ещё продолжала интересовать значительно меньше посла — её пытливый взгляд всё так же впивался в юного герцога, не оставляя без внимания ни на секунду.

+9

22

Идею с апельсиновым соком даже одобрили. Впрочем, ничего иного Леннокс  и не ожидал: не в их положении обсуждать, что будет пить посол, и отчего именно это. Но да ладно. Вон, Шафер тоже решилась на сок. Фредерик ей мягко улыбнулся. Ладно, пусть будет, пока не мешает. А вот ответить Фредерику не дали. Посол совершенно не расстроился, и умело положил себе что-то из закусок, что реально съесть и в его положении, то есть – не прибегая к двум рукам. И невозмутимо принялся ждать, пока все вдоволь наговорятся. Герцог и не подумал перебивать хоть кого-то из всех присутствующих. Милостиво позволяя им говорить о куропатках и прочих милых вещах. Про сок не подумали, как жаль. Пока им всем полагалось жалеть исключительно о неподанном соке.

- Мне подойдёт любой апельсиновый сок.

Здесь – да. Это не Британия. Там, конечно, повеселее будет. А тут… Леннокс целенаправленно ответил вначале Георгиади, будто игнорируя все предыдущие вопросы. Интересно им, чего это посол не убрался подальше, видите ли. Пожалуй, на их месте герцога интересовало многое другое. К примеру, каким образом с ними предпочтёт сотрудничать тот, кого чуть не убили в принимающей стране. Леннокс неспешно обвёл взглядом всех. В том числе и куропаток.

- Что же, по-вашему, могло меня вынудить уехать из Греции?

Невозмутимо ответил Леннокс, и очень мирно занялся тем, что успел положить себе на тарелку. Данная закуска абсолютно спокойно отламывалась вилочкой, без применения ножа.

- Теракт?

Фредерик усмехнулся, глянув на Антониса. Прямо, но спокойно. И невозмутимо расправился с тем, что начал кушать, после чего – вновь задумчиво осмотрел стол. И сидящих за ним. Фредерик никуда не торопился. Ни с едой. Ни с ответами. Он будто специально говорил совсем неспешно.

- Так работать в экстремальных условиях – это не новость для любого посла.

Неопределённо пожав плечом, одним, юный герцог положил себе ещё что-то из закусок. Основное блюдо он полностью игнорировал. Потому что основное блюдо задавало много глупых вопросов. Его основное блюдо. Которое сегодня приготовили персонально для него. Лично.

- Ранение?

Он участливо глянул на Георгиади, мол, кушайте, не отвлекайтесь, что же вы – куропатки стынут.

- Это, право слово, мелочи. С таким же успехом, я мог бы поскользнуться на трапе самолёта.

Он искренне улыбнулся Шафер. Посол шутил. Про трап. И ранение. И даже про теракт. Леннокс сейчас мог похвастаться хорошим аппетитом. Чего не гнушался демонстрировать на публику.

- На месте решаю я, а не кто-то иной со стороны.

Невозмутимо отмахнулся, очень манерно, посол Британии. Он не улыбался, говоря серьёзно, хоть и предельно спокойно. Его полностью устраивало происходящее здесь и сейчас. И Леннокс не стеснялся говорить о том, что тут он решает всё самостоятельно. И даже приказы свыше ему не помеха. Пусть те самые «приказы» были спланированы задолго до прибытия посла в Грецию.

- Не представляю, насколько сообщение из Британии раздули местные СМИ.

На этот раз фраза прозвучала суше и грубее. Фредерик задумчиво обвёл взглядом куропаток. Запечённых куропаток, явно вкусных, других бы не подали…. И не менее задумчиво уставился на Феодориса, участливо наблюдая, как тот расправляется с закусками на своей тарелке.

- Или это была разведка?

Невозмутимо уточнил посол, аккурат у Георгиади, поворачиваясь к нему. Будто это мужчина тут был самым настоящим шпионом контрразведки и прочие громкие и очень страшные слова.

- Впрочем.

Леннокс показательно взялся за салфетку, демонстрируя окончание ужина. Своего, разумеется. И даже к куропаткам не притронулся. Фредерик предпочитал вкусненькое оставлять на десерт.

- Раз уж мы заговорили об официальных данных. То я намерен узнать.

Начал строго говорить посол, глядя исключительно на лысину Феодориса. Таким тоном только и спрашивать про теракт и его допущение. Со всех присутствующих. И по официальной форме! Вполне возможно, герцог Ричмондский прибыл на ужин лишь с одной, единственной целью – доказать полную несостоятельность принимающей стороны, показать воочию власти Великой Британии, насколько ЕС в целом, и Греция в частности, недостойны и заикаться о мирном саммите с самой Священной Британской Империей! Все эти люди за столом – оскорбили власть Британии.

- У вас куропатки местного отлова, или импорт?

Мило хлопнув ресничками, невозмутимо уточнил посол. Спросив про куропаток. На официальном ужине, разумеется. Следует всегда интересоваться качеством потребляемых продуктов.

+11

23

Напряжённая тишина, наступившая в помпезном помещении после вопроса заморского гостя, не продлилась долго. Суровые, сосредоточенные на после взгляды дрогнули, когда с противоположной части стала зазвучал в меру сдержанный, не громкий, в каком-то смысле даже манерный, но при том совершенно искренний женский смех. Моментально эти серьёзные глаза обратили взор на госпожу Шафер, что уже не просто смеялась, а даже слегка хлопала в ладоши — еле слышно, неторопливо, да так, что это больше походило на то, как разбиваются капли, сорвавшиеся с неплотно закрытого камня и ударяющиеся о белоснежную эмаль раковины или ванны.

— Мне очень нравится ход ваших мыслей, господин посол, — хлопать Шафер перестала, но вот восхищения в её голосе всё ещё не убавить. — Пожалуй, если бы я ела мясо, я бы тоже задалась этим вопросом. Да только не ем, увы.

Георгиади прокашлялся и нервно покивал головой и, не притрагиваясь к еде, посмотрев на герцога.

— Куропатки все местные, — сказал он, косо посматривая на уже успокоившуюся Шафер. — В нашей стране не так давно увеличили отлов в связи с тяжёлым финансовым положением. Так что эти самые куропатки, можно сказать, помогают нам выжить в столь нелёгкий для страны период. Не только они, впрочем, но...

Пресс-секретарь недобро посмотрел на Георгиади и, покачав головой, продолжил есть. В это же время с кухни принесли несколько графинов апельсинового сока и расставили на столе. Георгиади махнул рукой, после чего прислуга послушно удалилась, вновь оставляя собравшихся наедине друг с другом и с седой, к которой некоторые решили приступить,

— Полагаю, стоит отдать вам должное, господин посол, — сказал пресс-секретарь Феодорис. — Далеко не все проявляют такую сдержанность и ответственность в работе, что даже теракт не может заставить вас изменить своё решение погостить у нас. Это решение настоящего мужчины. Я его уважаю. Я тоже придерживаюсь позиции того, что мы должны справляться с имеющимися трудностями и достигать целей вопреки препятствия. Может быть... Тогда мы можем обсудить и возможность провести сорванный саммит? Господин посол, что вы думаете по этому...

Тогда же пресс-секретаря снова прервал смех. И снова это был смех Шафер, что ещё минуту назад весело уплетала медовые черри с сельдереем, а теперь глядела то на пресс-секретаря, то на Леннокса и тихонько хохотала, прищурившись, осторожно прикрыв рот ладошкой. Представитель от дирекции безопасности CES Рувас даже наклонился к своей коллеге и непристойно дёрнул её за рукав, помотал головой, посмотрел, надув губы, после чего Тереза замолкла.

— Простите, — смущённо сказала она и шутливо извиняющимся взглядом посмотрела на Леннокса прежде, чем начать разглядывать содержимое блюд и, остановившись на графине с соком, наполнила бокал. — Анекдот вспомнила. Про куропаток. Рассказать?

Говорила это Тереза таким уверенным тоном, что нельзя было усомниться в её собственном понимании и видении этой ситуации со стороны — что видит и понимает она всё правильно. Да только неясно для остальных оставалось, чего она хочется добиться, о чём свидетельствовали полные не понимания лица собравшихся европейцев.

+9

24

Что называется – от души. Леннокс не умел по-настоящему испытывать некоторые чувства, привычные и обычные для большинства людей. И ему нравилось наблюдать за тем, как то делает кто-то другой, рядом. Зато Фредерик умел в этих чувствах разбираться. И использовать по назначению.

- Что именно употреблять в пищу – выбор каждого человека.

Мирно и очень тактично, мягонько так, поддержал Шафер юный герцог. Леннокс предпочитал к ужину вкусных эмоций. Он их непременно получал. Вегетарианцы, веганы, сыроеды, фрукторианцы… о, сколько же людей предпочитали заморачиваться над тем, что переваривается у них в кишках! Это, кстати, было очень выгодно. И Фредерик как-то не так давно выпускал соки своего производства с модными надписями «эко» и «не содержит животного жира». Ага, в соках и животный жир – у Леннокса были свои, очень специфические анекдоты. Таккер порой от такого юмора грозился уйти в монахи. И завязать с бизнесом. Но до сих пор не свалил! Что? Это тоже анекдот. Фредерик искренне считал своё чувство юмора нормальным.

- Это потрясающе.

Участливо оценил Фредерик ответ Георгиади. И даже уверенно кивнул тому. Разумеется, тот ответил ровно то, что хотел услышать герцог Ричмондский. Экономика Греции, ясное дело, находилась в упадке и давно. Но. Некоторые моменты Ленноксу, как человеку, далёкому от ЕС, были просто неизвестны.

- Вкусное и полезное мясо диких птиц непременно найдёт своего покупателя.

Конечно же, герцог обратил внимание на то, что Георгиади собирался сказать что-то ещё. Но раз уж тут это было неуместно, то позже, всё позже. Леннокс вот точно не собирался торопиться. Ни с ужином. Ни с визитом… Хотя с первым он показательно закончил. Даже приборы сложил. И толком не съел ничего. Но из-за стола не выходил, и поддерживал разговоры. Они, кстати, были интересными. Не все. Но это мелочи. Посуда красивая. В лысине Феодориса забавно отсвечивала люстра. Почти романтика. Ах-ах, опять о куропатках. Леннокс не любил повторяться. И повторяющихся людей тоже. Но бабы, они и в Африке, как говорится, та ещё… примечательность.

- Не будем мы обсуждать никакую возможность. Особенно возможность проведения сорванного саммита.

Грубовато, и холодно ответил Леннокс, глядя исключительно на Шафер.

- Нечего тут обсуждать. И возможностей нам тоже не потребуется.

А потому что Шафер хочет рассказать классный анекдот! Ну, нет, конечно.

- Мы проведём саммит, как и намеревались. Все, кто нам желал помешать – могут продолжать делать то же самое. Может, однажды, в какой-нибудь из их глупых жизней, им это удастся. Но не сейчас.

Строго, чётко объяснил герцог, и теперь уже – глядя на самого Феодориса. Нет, лысина у него премилая, но сейчас Леннокс предпочитал смотреть не на неё. И не на бабу. На бабу итак все смотрели. Решит ещё, что красивая, ну её.

- Если анекдот подходит к теме, то мы вас слушаем. Все. Госпожа Шафер.

Именно – слушать они будут все. То, что решит слушать Фредерик Леннокс.
В жизни, непременно, есть шутники, юмористы и клоуны.
Но кто-то обязательно пишет для них сценарий. Не так ли?..

+10

25

Услышав о том, что саммит, всё-таки, проведут, присутствующие оживились. Особенно Георгиади: если реакция остальных была довольно сдержанной, то он буквально расцвёл. И даже щёчки порозовели. Отличился и пресс-секретарь от Службы Безопасности Греции — он, поджав губы, тайком (по крайней мере, ему так казалось) от остальных, согнул руку в локте и, сжав кулак совершил ею движение в сторону корпуса. Нейтральной ко всему осталась разве что Шафер, которую само известие, похоже, не то чтобы сильно заинтересовало, и они всё так же выжидающе и с огоньком во взгляде смотрела на герцога, пока тот не предложил озвучить анекдот.

«— Идет британец по лесу, а ему под ноги куропатка падает. Подобрал он куропатку, идет дальше, а его два охотника догоняют.
— Отдавай куропатку, — говорят они ему. — Она наша, это мы ее подстрелили.
Британец говорит:
— Давайте я одному между ног пну, а потом он мне. И кто меньше виду подаст, что ему больно, тот и выиграл.»

На этом моменте розовые щёчки Георгиади вновь побледнели и даже у довольно спокойного мужчины из дирекции безопасности CES нервно задёргался глаз, которым он (ей-богу, только им!) покосился на Фредерика. А Шафер, будто бы не замечая реакции остальных, самозабвенно продолжила, бесстыже глядя Фредерику прямо в глаза.

«Британец пнул одному, тот скрючился, но не закричал. И говорит:
— Давай теперь я пну.
А британец отвечает:
— Право слово, не стоит — забирайте куропатку!»

Воцарившееся молчание нарушило разве что покашливание Георгиади и манерное посмеивание коллеги Шафер из дирекции, чей глаз, «синхронизировавшись» со своим собратом, теперь изучающе рассматривал всех присутствующих за столом.

— А чего не смеётесь-то? — Шафер, будто бы не при делах, захлопала ресницами. — Не смешно? А анекдот-то хороший. Жизненный!

Шафер подмигнула Фредерику, будто бы он единственный понимал, о чём она же говорит.

— И что же, господин посол, господин Георгиади? — Шафер пристально посмотрела на него. — У вас уже есть соображения насчёт даты проведения следующего саммита? Должна так же сообщить, что на этот случай в CES принята директива обеспечить безопасность своими силами. Без участия Службы Безопасности Греции. Увы и ах, господин пресс-секретарь.

+11

26

Анекдот Фредерику понравился, и он даже счастливо улыбнулся. Почему-то не бабе, а бледнеющему Георгиади. Ох уж эти женщины. Без них мир был бы ужасно скучным!

- Анекдот и вправду интересный. Вы не плохо справляетесь со своими обязанностями.

Похвалил Леннокс. Нет, ну правда, юмор всегда уместен. Зачем только с такой целью предоставлять на ужин отдельную штабную единицу, они б и сами справились. Фредерик искренне улыбнулся Терезе. Ну, раз есть, то пусть будет. Не он тут хозяин. По крайней мере, с клоуном они преуспели. Жаль, что только с ним. Ладно, ладно, Фредерик, разумеется, так не думал. Разве что, совсем чуть-чуть, чтоб улыбаться искренне, а не натягивать масок. Сегодня без них. Сегодня у них милый вечер с юмором, куропатками. И развлекательной программой.

- Предпочту не торопить события. Саммит будет проведён. При необходимости – согласован и следующий.

Говорил Леннокс спокойно и ровно, глядя в глаза Терезе. И мягко улыбался той. Ну забавный же анекдот! Почти такой же, как происходил здесь и сейчас, прямо за этим столом. Гениальная несогласованность. Тянут одеяло с больного на голого, и считают, что правы. В лодке одной сидят, а всё туда же – ни единого весла, ни у кого. Зато рулей – у каждого по паре. Далеко уплыли, да?

- Право слово, у вас отлично получается с анекдотами.

Повторно и искренне оценил Фредерик, и показательно недоумённо глянул на Феодориса. Ему  сейчас будто ультиматум поставили. Леннокс мягко улыбнулся. Исключительно Антонису и его, несомненно, чудесному глазу. Дирекция безопасности CES. Безопасность, такая безопасность!

- Что же помешало обеспечить безопасность совместно со службой безопасности Греции на этот раз? Греческая республика сегодня вдруг вышла из состава ЕС?

Ну а вдруг Леннокс не в курсе! Сидит тут, на куропаток глазами хлопает, а тут такие события.

- Или, быть может, кому-то было очень удобно наблюдать со стороны несостоятельность исключительно Греческой республики, после чего, её одну и винить во всех бедах.

Нет, ну правда – анекдот! Леннокс бы даже посмеялся, но ограничился лишь короткой улыбкой.

- Но всё пошло по иному плану.

Если до этого Фредерик говорил спокойно, но достаточно жёстко, то теперь в его голосе отчётливо зазвучали мягкие нотки некоего одобрения, впрочем, не было явно понятно, что же вызвало такую реакцию посла Британии. Ну не Георгиади же. Леннокс кивнул на накрытый стол. С куропатками. И правда, ужин состоялся. Да и все сидели на своих местах. Даже не имея на то желания. Но сидели. И, вон, анекдоты рассказывали. Как мило. Ричмонд чуть склонил голову на бок, рассматривая исключительно куропаток, которых так и не удосужился хотя бы попробовать.

- Служба безопасности Греции справилась с обеспечением безопасности в меру своих сил. Более того, на ужине в меня даже ни разу никто не стрелял.

Тамада весёлый, и конкурсы интересные! Как там говорилось? Мир – театр и люди в нём актёры.
Но Леннокс предпочитал организовывать поставки в буфет.

+11

27

— Господин посол, — Шафер, польщённая комплиментом Леннокса всплеснула руками. — Вы столь легко говорите о таких вещах... Вашей самоиронии можно только позавидовать. Не так ли, господин Георгиади?

Женщина подмигнула министру иностранных дел, который уже окончательно потерял контроль над ситуацией и просто сидел-бледнел, смотрел на присутствующих выжидающим взглядом, мол, что же ещё интересно им в голову может прийти?

— Мы оцениваем это иначе, — в разговор вмешался ожидавший своего часа Рувас. — В данный момент у нас есть все основания считать, что службы безопасности Греции проявили крайнюю некомпетентность в ряде вопросов по обеспечению вашей безопасности и безопасности аэропорта в целом. И то, что сейчас в вас не стреляли на ужине — уже часть нашей заслуги. К сожалению, пока наша организация достаточно ограничена в правах и мы не можем принимать участие во всех мероприятиях, каких пожелаем. Но полагаю, что произошедшее...

В этот момент сидевшая молчком Шафер, с тоскливым выражением лица слушающая заунывную речь представителя дирекции безопасности CES, резко оживилась и с её стороны раздалось шуршание из-под стола, за которым Рувас чуть дёрнулся и прервался. Впрочем, ненадолго.

— ...будет нам всем хорошим уроком, — завершил он, покосившись на Шафер, которая уже не выглядела настолько скучающей — её лицо чуть побагровело, а руки её тут же заняли столовые приборы.

Пресс-секретарь Феодорис с задумчивым выражением лица посмотрел на представителей CES, которые, как ни в чём ни бывало, занялись ужином.

— Господин посол, — сказал он крайне доброжелательно. — Пресса внизу будет жаждать поговорить с вами. Если вы согласитесь с ними пообщаться, то в целях безопасности я бы хотел предложить, чтобы это происходило не на улице, а в холле. Если вдруг вы не захотите с ними общаться, то мы можем сопроводить вас к машине через запасной выход. Как вам будет угодно, надеюсь, многоуважаемые представители CES не будут против такого исхода?

Рувас согласно покивал, дожёвывая куропатку, тогда как Шафер, как и обычно, оказалась более многословной:

— Невиданная сенсация их ждёт, если вы согласитесь, господин посол. Когда же ещё им доведётся поговорить с посланником Британской Короны. Держу пари, что после вашего появления на экранах вы получите немало поклонниц. По крайней мере, в Греции. Как там сейчас про это говорят? Вы станете их «крашем», или вроде того. Полагаю, вы лучше меня в этом разбираетесь. Я уже потихоньку начинаю отставать от молодёжи. А глядя на вас, понимаю, что мне непременно стоит наверстать упущенное.

Голос Шафер звучал премилейше. Так, словно бы она оказалась очарована Ленноксом не меньше тех самых ещё не состоявшихся поклонниц, которых столь скоро напророчила.

+11

28

Вот, и Шафер решила завидовать Ленноксу. Его самоиронии, почему-то. Фредерик считал, что ему во многом можно завидовать. Особенно состоянию. Экономическому, политическому, социальному и состоянию здоровья, несомненно, тоже. Ну ладно, пусть завидуют и самоиронии.
«Оценщики».
Леннокс коротко вздохнул. Будто ему должно быть интересно, что они думали о ситуации. Главное, что думал и как оценивал всё Фредерик! Потому он тоже слушал всё это абсолютно без эмоций. Он спланировал происходящее ранее. Примерно во время пребывания в кабинете Бедфорда. И навряд ли хоть кто-то из присутствующих здесь посмел бы поломать его планы.
«Вам и не нужно принимать участие в данном мероприятии, вы всё сделали замечательно».
Оценил, но исключительно мысленно, про себя, герцог Ричмондский. В разрез с оркестром не сыграли даже милые террористы, а они наверняка вовсе не представляли, что такое, собственно, оркестр. Что уж говорить о присутствующих здесь и сейчас. Они постоянно, будто автоматически, подстраиваются под систему. Леннокс очень трепетно любил гос.службу и её представителей. И с нехорошим интересом уставился на Шафер, будто та под столом сотворила нечто… непотребное, но до крайности увлекательное. Разумеется, он всё слышал и теперь глядел аккурат на мило раскрасневшуюся девушку, и вот спокойно поесть куропаток ей теперь не доведётся. Посол смотрел на Шафер прямо, чуть прищурившись, как сытый хищник, незаинтересованный добычей. И молчал. Согласно покивав слишком уж синхронно с Антонисом на слова  Феодориса. Но так и не удосужился тому ответить, будет ли он общаться с прессой на улице, или в холле, или вовсе – не будет. Может, юный посол просто забыл ответить, ну с кем не случается! Леннокс, конечно же, «забыл» ответить с до крайности конкретной целью, о которой окружающим можно догадаться. Или нет. В общем, Фредерику было совсем без разницы, станет ли кто-то из них гадать, или, как обычно, пойдёт по уже проторенной дороге. Одной из. Леннокс предпочитал просто наблюдать.

- Я вовсе в этом не разбираюсь.

Едва различимо улыбнулся герцог, продолжая смотреть исключительно на Шафер, и отвечать ей.

- И сенсацией мой разговор с представителями СМИ уж точно не назовёшь.

Отмахнулся посол. В его жизни всегда было множество зевак, некоторые из которых жаждали с ним поговорить. Леннокс никогда не отказывал. Особенно, если подобное ему крайне на руку.

- Я встречусь с прессой в холле. Разумеется, всем сегодня я ответить не смогу. Но общие вопросы без внимания не оставлю.

Юный герцог продолжил говорить, глядя только на Терезу, хотя теперь было понятно, что ответил он на фразы Феодориса, в сторону которого Ричмондский вовсе ни разу не взглянул.

- Ну что вы. У вас всё замечательно получается.

Мягко так, почти снисходительно «успокоил» Леннокс Шафер. Отставать та действительно начала и давно. Но не от молодёжи. От неё-то как раз порой отставать и следовало. Чтоб не мешать.

- На вопросы прессы я отвечу в холле. Но вопросы имеются не только у прессы. Я верно понимаю?

Как здорово, что все мы здесь, сегодня собрались. А то одни разговоры о куропатках и сенсациях. Леннокс прибыл сюда с определённой целью. И пусть это лишь званый ужин, официальным он от этого быть не перестаёт. Присутствующие отмалчивались, преимущественно, друг перед другом. Он не хотел бы нарушать эту идиллию, но она становилась слишком скучной для юного герцога.
К дичи частенько подают пикантные соусы.

+9

29

— Ну, раз вы задались этим вопросом, — Рувас, покосившись на Шафер, которая в ответ на повисший во взгляде представителя дирекции безопасности вопрос тут же кивнула еле заметно, отложил столовые приборы в сторону, расположив их на опустевшей тарелки. — То да, конечно есть. Формально вы их, скорее всего, коснётесь на саммите, обозначив официальную позицию Священной Британской Империи, тем более, что повестка дня — серьёзнее некуда. И многое из того, что стоит спросить, прозвучит повторно. И не один раз. Навряд ли все присутствующие смогут найти общий язык.

Рувас сделал короткую паузу, двумя пальцами обхватив ножку бокала. Он плавно провёл по стеклянной поверхности указательным пальцем, не сводя взгляда с юного герцога, сжав при этом губы, будто бы обдумывал формулировку, импровизировал на ходу.

— Великая Британия, господин посол, — Рувас начал с того, что чётко обозначил тему вопроса, что вот-вот хотел озвучить — когда он произносил название исполинской воздушной крепости, в голосе заскрипела дрожь, исчезнувшая так же быстро, как и появилась. — Многие считают, что на фоне единичного несанкционированного применения химического оружия, к окончательной утилизации конкретного образца которого, кстати, приступили уже давно, но теперь под чутким руководством наших надзорных органов, Великая Британия производит впечатление, как явление, ещё более эффективное и устрашающее, чем химическое оружие. Особенно если знать, какое вооружение может быть установлено. Видите ли, буквально на днях на территории Казахстана одним из британских пилотов, под управлением которого находился найтмер, предположительно, седьмого поколения, было применено энергетическое оружие неизвестного образца. В руках найтмера его залпы вполне поддаются контролю, чего нельзя будет сказать, если вдруг появятся установки, чья мощность многократно превысит то, что мы видели. Если уже не появились. А потому отсюда вытекает... Вопрос. Нет, вовсе не технического характера. Скажите, господин посол, готова ли вы... Нет, готова ли Священная Британская Империя к тому, что представители Европейского Союза будут выдвигать ответное предложение к вопросу об урегулировании использования химического оружия и не только его. Есть ещё много того, о чём стоит поговорить: разрывные снаряды, определённые виды мин... Арбалеты. И, в частности, пытки рефреном. Подумайте сами: со времён начала развития атомной энергетики это будет первая попытка согласовать и принять некую единую для наших стран международную конвенцию. Вопросы гуманности сейчас стоят особенно остро.

Рувас покосился в сторону Шафер, на что та лишь многозначительно промолчал, стрельнув взглядом.

— И все эти нюансы, что их касаются, господин посол, всплывут. Готова ли Британия решать общие вопросы гуманности в рамках этого саммита? И какова ваша личная позиция, если не секрет, конечно?

+11

30

Конечно же они коснутся вопросов на самом саммите. Разумеется, вопросов будет много, как и их повторов. Придётся отвечать на некоторые раза по три, для особо, так сказать, одарённых. И, несомненно, присутствующие не найдут общего языка. Более того – никто и вовсе не станет его искать. Если б Леннокс знал, что этот саммит будет проведён безукоризненно, выверено и просчитан до каждой мелочи, он наверное не поехал бы. Скучно. Куда интереснее вот это вот всё. Разобщённость, недопонимание, несогласованность, апатия и страх… это очень эффектно.
Великая Британия.
Сами произносят и сами боятся. Леннокс участливо смотрел на Руваса. Прямо. Внимательно. Цепко. Но без всякой агрессии или вызова. Куда уж ему, с вызовами-то. К чему они?
Готова ли Священная Британская Империя. Готова, разумеется. Готова надёжно и давно. Готова уничтожить всякую падаль, если эта самая падаль не докажет свою пригодность Империи. Леннокс не отвёл взгляда, но доверительно, едва различимо улыбнулся, серьёзно глядя на Руваса.
Только о гуманности сейчас и говорить. Скольких там террористы положили-то? В аэропорту. В мирное время. Нет, Фредерик сейчас совсем не о тех, кто защищал его задницу ценой собственной жизни. Там всё было посчитано заранее, заблаговременно. Каждая смерть. Мирное время, о котором смеют говорить конченные романтики, давно закончилось! Или не начиналось.
Ни разу за всю историю этого гнилого мира.
Гуманность. Фредерик прекрасно знал, что такое гуманность, и каким образом она достигается. Всё предельно просто. И, глядя в небо, туда, где далеко, за облаками, парит «Великая Британия», Леннокс точно уверен, что с Императором они смотрят на вопрос гуманности абсолютно одинаково. В мире войны, в котором они все живут, гуманность выглядела именно так – огромная хрень, напичканная оружием, и парящая там, в небесах. А тут, на земле, были те, кто точно знал, что такое гуманность, и насколько долго её могут обсуждать конченные романтики.
Всё давно решено. Всё давно посчитано, в том числе – и жертвы. Вопрос лишь в том – кто попадёт в эту численность, чьи жизни окажутся настолько бесполезными и никчёмными…
Ответные предложения. Выдвигать они будут. Впрочем, Леннокс тут ровно для этого. Война и мир? Не в это время. Только война, тысячелетия напролёт, не прекращаемая, кровавая. Идеально.

- Священная Британская Империя готова к обсуждению. Потому я здесь. Как видите, со мной нет армии и оружия. Я прибыл сюда говорить с теми, кто пожелает говорить со мной, задавая вопросы моей стране. Вам известно, что остановить меня в этом плане не удалось и террористам.

Улыбнулся юный лорд. Открыто так, и спокойно. Даже террористы не помешали. Надо же, какая новость. Пожалуй, более шокирующей новостью было бы заявление о том, что террористы помогли. Но, увы, подобного заявления не предвидится. По крайней мере, не в ближайшие дни.

- Оружие требует регулирования, несомненно. Что куда важнее – ликвидировать нелегальный оборот оружия. Даже здесь, меня атаковала совсем не ваша армия, но погибло столько людей.

Последнее Леннокс сказал крайне проникновенно и серьёзно. Это не устраивало посла Его Величества. Нет. Это не устраивало самого Императора. Столько рабочих рук уничтожили. Твари.

- Погибло не на войне, не с оружием в руках – это ли не страшная пытка для страны? Это ли не то, что стоит непременно, целиком и полностью, запрещать и убирать из этого мира?

Вон как, строго, хмурясь, серчая, говорил герцог Ричмондский. Потому что он понимал важность проведения саммита, его причины и цели. Священная Британская Империя готова к диалогу. Диалогу о том, кто обязан умереть. Но сейчас и завтра они, конечно же, поговорят о пытках и арбалетах. Леннокс чуть смягчился, перестав грозно хмуриться. И глянул на Геогриади.

- Экономика любой страны будет трещать по швам, если её станет терзать коррупция и разбои. Не говоря уже о терактах, что уносят жизни стольких людей…

Посол многозначительно, тяжело помолчал. Правду же говорил, как тут спорить, с правдой-то.

- Это больно и страшно наблюдать.

С нажимом, чуть повысив голос, сказал Леннокс, глядя в глаза Георгиади, и обернулся на Феодориса, внимательно того осмотрев, будто проверял – слушал ли тот и сможет ли пересказать! Кто не выучил незаданное домашнее задание? Ну же, кто настолько глуп, дабы не слушать.

- Невинные люди не должны страдать.

Конечно, не должны! Они должны работать и приносить прибыль. Желательно – Ленноксу. Это право и обязанность каждого живого существа, способного хоть немного соображать. А обязанность этих вот всех – создать правильное пространство для работы и заработка. И никаких смертей на рабочем месте! Дохните где-нибудь в подворотнях, если не пожелаете работать.
Экономика не должна быть экономной, чёрт возьми, никогда! Экономика должна быть популярной. Хотя бы в рядах правящей элиты.
Кушайте много, кушайте вкусно, и обязательно, всенепременнейше, смотрите телевизор.
Даже в новостях, персонально для вас, устроят красивое шоу. В счёт ваших налогов.
Наслаждайтесь.

+12

31

Слова, которые так проникновенно говорил посол, воодушевили всех присутствующих. Оживилась замолкшая ненадолго Шафер, расплываясь в улыбке и подтверждающе кивая, одобрительно закивал пресс-секретарь Феодорис, и даже Георгиади, которому вообще не давали слова, повеселел.

— Вы абсолютно правы, господин посол, — сказал он, подняв взгляд на Леннокса. — Мы рады, что понадеялись на взаимопонимание в этом вопросе и оказались правы. Быть может, в будущем мы сможем рассчитывать и на нечто большее.

— Давайте не забегать вперёд, господин Георгиади, — небрежно прервал его Рувас, который хоть и заинтересовался словами Леннокса, но всё же постарался оставаться верным хладнокровной последовательности. — Этот первый шаг, безусловно, важен. Но второй определят именно результаты первого. Господин посол, мне остаётся лишь подтвердить слова господина Георгиади и с удовольствием повторить, что Европейский Союз рад тому, что обсуждение возможно.

— Мы целиком поддерживаем ваш взгляд на проблему, — Шафер мило улыбнулась послу, взамхнув ресницами. — Именно поэтому Евросоюз всецело отказывается от поддержки терроризма любых видов. Это приводит к хаосу, а хаос не разбирает, где невинные, а где...

Виноватые просится на язык, но Шафер спустя несколько секунд раздумий решает опустить это слово — как-то не так здорово оно звучит, как хотелось бы.

— Нет, — замявшись, выдавливает она из себя, так и не придумав ничего поинтереснее. — Так же мы считаем и относительно случившегося с Техасской СЭС. Это событие недопустимо. Ведь они вредят не экономике, а простым людям и взаимоотношениям между ними, лишь расширяя культурную пропасть между разными народами. Мы должны стремиться взаимопониманию, но для этого в первую очередь взаимопонимания нужно достигнуть нам с вами. После сегодняшнего разговора я верю, что это возможно. Мы ведь можем рассчитывать на новый ужин, пока вы здесь? Не так ли, мистер Леннокс? И, разумеется, исключительно с профессиональной целью.

Искреннее лицо Шафер, которая с особым рвением старалась говорить с послом на одном языке, замерло в ожидающей проникновенной улыбке, на что отреагировали и те, кто сидел за столом помимо Леннокса. По-разному. Рувас — заинтересованно, прекратив жевать сочную куропатку на полпути, Феодорис — с удивлением, а Георгиади — с нескрываемым облегчением, словно бы слова Шафер снимали с его плеч груз ответственности за возможные конфликты.

+12

32

В будущем они все придут к единому мнению, потому что иного выбора не представляется. Фредерик об этом, непременно, позаботится. А обстоятельства ему обязательно очень помогут.  Георгиади Леннокс улыбнулся. Участливо. Взаимопонимание. Вот такие и тешат себя тем, что их будут понимать взаимно. К чёрту. Это они однажды поймут то, что понимать обязаны. Или подохнут бесславно и совершенно неприметно. Скажут о них пару слов в новостях, даже не по основному каналу – вот и всё. Вся жизнь. Но Леннокс смотрел так участливо и понимающе.
Разумеется, он понимал. Как надо. Смотреть.
И обсуждение у них возможно, и вообще. Всё будет! Кто сказал хорошо? Будет, как требуется.
Вот, и Шаффер поддерживает. Ну, это если кому интересно. Про хаос говорит, виноватых и не очень. Знал Леннокс название этому хаосу. Отлично знал. Вседозволенность власти на местах – вот, что есть хаос. А виноват в этом кто? И Шаффер Фредерик тоже улыбнулся участливо. Вон, какие ресницы. Хлоп-хлоп. Ленноксу нравились длинные ресницы, тонкие талии и бизнес. Да, сейчас они про бизнес, хоть и о политике. Выгода. Все, всегда и во всём ищут именно её, даже занимаясь благотворительностью. Лживый мир с боящимися людьми. Что может быть лучше?!
Идеальное взаимопонимание – это когда все понимают, что с них требует Британская Империя. Леннокс трепетно стремился к подобной схеме, и вовсе не понимал, зачем рассматривать иные.

- Я предпочту обеды: за ужин мы можем не успеть переговорить обо всём необходимом.

Ну, это как обычно – один недопоймёт, всем объясняй, на что уходит время, а время – деньги. Фредерик с детства жил простейшими понятиями, и терпеть не мог, когда все всё усложняли.

- Моя рана даёт о себе знать.

Заметил Фредерик как-то очень грустно, будто и правда сожалел о своей беспомощности. Рана была идеальной, Леннокс ею гордился отдельно от остального происходящего. Надо же, так всё красиво вышло. И эффектно, что немаловажно. Юный герцог задумчиво поправил вилочку возле своей тарелки. Вот, насколько несчастный и беспомощный посол – даже куропатку не съесть одной рукой. Фредерик грустно улыбнулся – очень коротко, едва различимо, и ничего со стола не взял. Играть роли без масок – интересное времяпрепровождение. Ричмонд крайне одобрял.

- Встреча с представителями СМИ запланирована на сегодняшний вечер?

Почему-то строго уточнил Леннокс, продолжая сидеть на своём месте. Он мог отказаться от диалога со СМИ, может даже – прямо сейчас и собирался об этом заявить. Вон, про ранение сказал. Не просто так же? Фредерик вообще не умел что-то делать просто так. Всюду он преследовал некие цели. Свои собственные. И те, которые приведут к достижению своих собственных целей. Вообще, Фредерик уже был в курсе, что СМИ сегодня будут, и говорить с ними надо – не раз про это упоминалось. Но он сейчас интересовался об этом намного холоднее.
Леннокс не съел ни одной куропатки.

+12

33

— Поняла вас, господин посол, — Шафер взмахнула ресницам и, улыбаясь, окинула взглядом стол, лишь на миг задержавшись на встревожившемся после слов о ране Георгиади, и скептически повела носом, с прежней улыбкой посмотрела на Леннокса. — Буду ждать новой встречи с вами.

— Мы планировали её в обед, но из-за инцидента, нам пришлось экстренно переносить её, — оправдательным тоном сказал Георгиади. — Но мы предупредили все аккредитованные СМИ о том, что общения может и не состояться. Тем не менее, их это не напугало.

Шафер раздражённо фыркнула с другого конца стола.

— Журналисты, — Георгиади развёл руками, даже не заметив этого фырка, как, впрочем и того, что гость мог покинуть ужин голодным. — Полагаю, вы планируете встретиться с ними, так?

— Я не буду оставаться на общение со СМИ с вашего позволения, — Шаффер, извиняясь нарочито, будто невзначай, отодвинулась от стола и, оправив костюм, поднялась с места. — Господин Георгиади, господин Феодорис. Господин посол, разумеется.

Шафер вновь задержала на нём заинтересованный взгляд.

— Было приятно всех вас увидеть сегодня и пообщаться. Но моё время уже истекло. Увы. У меня запланирована ещё одна встреча на сегодня...

— Так поздно? — удивился Феодорис, взглянув на наручные часы. — Кто же проводит встречи так поздно?

— Те, кто занят работой, — нахмурив тонкие брови, с налётом лёгкого раздражения ответила Шафер и закатила глаза. — Быть может, здесь у вас и принято отдыхать после пяти вечера, прохлаждаясь на званных вечерах, которые наша глубокоуважаемая... Бывшая аристократия по старой памяти устраивает по поводу и без. Но у нас, в CES, принято работать сверхурочно. Быть может, если бы каждый делал своё дело, нам и не пришлось бы. Господин посол...

Тон Шаффер резко переменился и она снова, снова, снова улыбнулась Ленноксу.

— Всего вам хорошего, — и тут же вышла из-за стола, покосившись на Георгиади, что после слов Терезы и не знал — бледнеть ему, али краснеть от праведного гнева, но по итогу он как та коробочка из мультика, стал в крапинку. — Господин министр. Вам бы в солярий.

После она махнула рукой Рувасу, который уходить, похоже, не собирался, но всё же встал с места и, всем видом извиняясь, сказал сбивчиво:

— Тоже откланяюсь. Господин посол, моё почтение.

И сразу последовал за уходящей твёрдой уверенной походкой Шафер, не обращая никакого внимания на всех других присутствующих.

+11

34

О как, вкусно. Леннокс чуть было не облизнулся, наблюдая за этим вот всем великолепием. Перетягивание одеяла продолжалось. То уже было всё в дырочку и не первой свежести, но никого сей факт совершеннейшим образом не волновал. Леннокс наблюдал с нескрываемым интересом.

- Аналогично. Всего доброго.

Он тоже улыбался Шафер. Ну, потому что она улыбалась, да. И Рувасу он кивнул, всё с той же искренней улыбкой. Ни грамма фальши. Нет тут маски, не ищите. Леннокс абсолютно искренен!

- Сверхурочно работают лишь те, кто работать не  умеет.

Ровно и спокойно, продолжая мило улыбаться, произнёс Фредерик, когда все желающие удалились. Даже тот факт, что те могли подслушать и после возмутиться – нисколько бы не остановил Леннокса от подобного заявления. Он действительно думал именно так. И был однозначно прав. Дополнительную работу вовсе не полагается делать людям. Так те изнашиваются быстрее. Хорошие рабочие руки принято беречь. В экономически развитом обществе, разумеется. А тут… тут, вон, Рувас с Шафер. Думают, что приносят пользу обществу. А они – все они – хотя б спросили у этого общества, на благо которого трудятся, чего ему надо-то? Обществу. Народу местному. Люду живому. Леннокс не сдержал улыбки, впрочем, тут же серьёзно глянул на Георгиади. Тот ещё в коридоре упоминал про журналистов как-то волнительно.

- Да, СМИ.

Только после того, как все  желающие удалились, вернулся к теме посол.

- Я проведу встречу сегодня.

И Георгиади в крапинку Ленноксу очень понравился! Ему идёт. Впрочем, посол ничего не сказал. Вдруг, опять смутится, и крапинка изменится на другую?! И не факт, что новый вариант понравится Фредерику. Лучше вот так. Симпатичненько. Герцог Ричмондский покидал своё место, его ждали те, кто желал бы задать ему вопросы. Фредерик точно не знал, какие именно. Но однозначно мог предположить некоторые из них. Так же, как кто-либо мог предположить и ответы посла.

- Господин Феодорис.

Да, Леннокс и про него помнил! И про его должность тоже. И вообще. Ну, предназначение там.

- Информацию о теракте и его участниках предоставите мне до завтрашнего утра. Всё, что известно. Все предположения и ваши домыслы – тоже. Мне потребуются все доступные вам данные.

Герцог уже прошёл мимо Феодориса, вот совсем мимо и на выход, но остановился, вдруг обернувшись. И глянул прямо. Строго. Глаза в глаза. Нет, посол вовсе не сердился. Но этот цепкий, спокойный взгляд, глаза в глаза. Леннокс просто смотрел. Ни агрессии, ни желания унизить или оскорбить. Указать на место. Ничего подобного в глазах Фредерика не читалось. Но всё, что он сказал ранее, и как он сказал – больше походило на приказ. Распоряжение нижестоящему чину. Фредерик умел управлять тем, что попадало в его руки. Распоряжаться так, как считал нужным.

- Доступные вам. Вы меня слышали.

Вот опять  – нет вопроса. Лишь констатация факта, что Леннокса тут слышали. И будут слышать.

- Меня мало интересует информация, предоставленная СЕS, я хочу видеть данные от вашей страны. Греция ведь целостное государство. И она способна предоставить мне информацию о теракте, возможных его участниках и организаторах.

И вновь – лорд не спрашивал. Герцог будто внушал Феодорису ровно то, что считал нужным.

- Я буду ждать.

Леннокс как-то неопределённо махнул больной рукой прям в платке, развернулся, не дожидаясь ответов, и мирно пошёл на выход быстрым шагом. Он торопился. Его ведь ждали.

- Господин Георгиади. Сопроводите меня. Я ещё не очень тут ориентируюсь.

Ну да – это не звучало строго и грубо, но это ведь приказ… самый настоящий приказ. При чём, от Георгиади Фредерик ушёл уже достаточно далеко, потому говорил довольно громко. А бедному министру иностранных дел Греческой Республики придётся интенсивно догонять молодого герцога. Разумеется, если тот всё же решит сопроводить Леннокса, куда тому надо.
Разводить куропаток – вполне прибыльное дело.

Отредактировано Frederic Lennox (2021-02-26 13:35:31)

+11

35

Феодорис, похоже, ничуть не удивился тому, что сейчас распоряжения ему давал, на минутку, британский посол. Внимательно выслушал его, покивал, переглядываясь с Георгиади, который уже готовился уходить.

— Господин посол, я вас понял, — ответил Феодорис. — Мы предоставим любую информацию о случившемся. Какая вам только потребуется. Кроме того, чтобы разрешить этот инцидент, служба безопасности готова начать посильное сотрудничество с британской. Возможно, правда, для этого потребуются дополнительные разрешения: в законодательстве Евросоюза есть определённые рамки, которые ограничивают нас, но при определённых обстоятельствах для конкретно нашего случая они могут перестать действовать. Вполне официально.

Георгиади с улыбкой покивал Феодорису, а затем тревожно посмотрел на посла.

— Господин посол, не спешите, пресса никуда от вас не денется! — искренне беспокоясь за посла, Георгиади вскочил из-за стола и последовал за Ленноксом, оставляя Феодориса за столом в полной одиночестве.

Тот лишь посмотрел им обоим вслед, удивлённно хмыкнул и, потянувшись к блюду, переложил себе одну из уже остывших куропаток.

— Главное, чтобы он от прессы никуда не убежал, — с выдохом облегчения сказал Феодорис, но этого уже никто не слышал.

Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » События игры » 10.01.18. Вечерний звон