По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 10.01.18. Вечерний звон


10.01.18. Вечерний звон

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Дата: 10 января 2018 года
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 21:30
4. Погода: К вечеру температура опустилась до +5°C, а небо затянули серые облака, подгоняемые холодным порывистым ветром
5. Персонажи: Фредерик Леннокс
6. Место действия: ЕС, Греция, Афины (PND+8)
7. Игровая ситуация: После вероломного нападения террористов на аэропорт Фредерик был отправлен в лучшую больницу в столице, а обед, казалось бы, отменили из-за отмены саммита, однако мало кто знает, что вопреки этому торжественный приём всё-таки состоится, но уже вечером, во время ужина в 18:30, на котором будет присутствовать министр иностранных дел Греции, пресс-секретарь начальника отдела внутренний безопасности СБ Греции и два представителя из CES — из дирекции безопасности и дирекции международного сотрудничества. И, если о первых двух информация какая-никакая есть, то вот личности двух других окутаны завесой тайны. И, если Фредерик захочет что-то о них выяснить, ему придётся копнуть. Возможно, глубоко.
8. Текущая очередность: По договорённости

+2

2

- Вы хоть понимаете, что вы могли погибнуть. Леннокс!

Палата была отдельной и, в принципе, выглядела очень даже чистенько и миленько. Фредерика ожидаемо засунули в самую лучшую (по крайней мере, так сказали) больницу, оказали первую помощь и заботливо уложили спать, аки пятилетнего младенца. Леннокс не стал сопротивляться, возмущаться и отрицать. Он вообще вёл себя до крайности тихо и спокойно. Будто и не ранен был. Стоит отметить, болело всё, что могло болеть. Кажется, даже ноги, хотя последние это, скорее, от постоянного бега на довольно внушительных скоростях. А потому, когда Таккер влетел в палату, Леннокс лишь с интересом на того уставился. Всклокоченный Уильям. Вкусно же.

- Минус восемь.

Кажется, Таккер говорил что-то ещё. Но всё не по делу, и Фредерику он слишком быстро наскучил. Потому он сообщил Уильяму то, что очень хотел сообщить прям с трапа самолёта. Но случилось то, что случилось, что ж теперь, бизнесом не заниматься, что ли?! Леннокс любил своё дело.

- Что?

Судя по выражению рожи Таккера, тот однозначно решил, что Фредерику ещё и по голове досталось. И герцог Ричмондский абсолютно недееспособен, раз даже поздороваться забыл.

- Восемь из объектов, рассмотренных тобой, отказались. Я прав?

Но нет, с мозгами у Фредерика было всё в порядке, и нёс ересь он не потому, что сошёл с ума, а потому, что неоткуда было сходить: Леннокс с самого раннего детства отличался такой фигнёй, в высшем обществе принятой считать рациональным мышлением. Не в высшем такое и правда попахивало дуркой. Но, к счастью, юный герцог принадлежал к обществу знатному. А потому, ценился за свои умственные способности и острый ум. И почти не считался полным идиотом.

- Откуда вы…

Таккер аж на два шага отступил от кровати Фредерика, с которой тот, кстати, и не думал подниматься. Вообще, тут было очень уютно, удобно и вкусно кормили. Леннокс оценил.

- Когда вы успели.

Вот все и всегда были в шоке. А что такого? Та игра Ленноксу надоела с момента начала атаки террористов, надо же было чем-то себя занимать! Смотреть на гибель тех, кто прикрывает твою задницу – такое себе развлечение. Поэтому Фредерик предпочёл проработать тактику дальнейших действий в локации своего нового пребывания. То есть – в Греции.

- Мне было скучно.

Пожаловался юный герцог. И усмехнулся, наблюдая Таккера. Тот начал дымиться, кажется.

- Вас чуть не убили, как вы можете такое говорить.

Таккер праведно негодовал. Ну это нормально. Должен же кто-то проявлять эмоции в этом мире.

- Считаешь, что логичнее рассказать, как мне было весело?

Недобро прищурившись, мягко уточнил Леннокс. В том-то и дело, что предсказуемость весёлой не бывает. И просчитав все возможные варианты событий, Леннокс сам, лично, выбрал именно этот. Пожалуй, удивило лишь то, что убитых с его стороны было всего шесть. Где это Леннокс просчитался? Ведь он рассчитывал на семерых. Не то, чтоб это было так важно… скорее – неплохо. Фредерик всегда оставлял плюс-минус одну единицу. Порой именно она играла важную роль.

- Что по расписанию?

Уточнил Леннокс, продолжая мирно лежать в кровати. Даже щёчку кулачком почесал.

- Знайте, что я был против. И сейчас против.

Таккер не унимался, предпочитая сотрясать воздух никому ненужными заявлениями. Что с того, что он против? Это вообще хоть как-то может повлиять на ситуацию в целом? Нет, конечно. И Таккер это знал. Но продолжал настаивать. Люди. Забавные они, Фредерик умиротворённо наблюдал за мужчиной. У него ведь дочь есть, зачем ему переживать за Леннокса?

- Бедфорд официально отзывает дип.миссию. самолёт заберёт вас. Леннокс. Всё пошло не по плану, вас могли убить.

Кажется, Таккер даже рычать научился. И в целом сейчас походил на недовольного волка.

- Во сколько назначен ужин?

Терпения Фредерику точно было не занимать. Пока Таккер негодовал, Леннокс предпочитал совершенно спокойно лежать в кровати, нисколько не отвлекаясь от своего важного дела.

- В план не входило подобное! Вы должны были с самого начала, ещё не сходя с трапа, отдать сопровождению иной приказ! Вам нельзя покидать самолёт, у вас были тут люди, которые оценили бы обстановку! Вы ведь всё предусмотрели, почему вы не сыграли эту чёртову партию в карты! Ты меня вообще слышишь, Леннокс? План сорван, мы не можем…

Договорить мужчина не успел.

- Борт доставит то, что необходимо.

Таккер глянул в глаза Фредерику и резко замолчал, слышно сглотнув.

- Что? То есть. Это всё…

Бывший камердинер нервно выдохнул, достал из кармана платок, утерев пот со лба.

- Ему это  было нужно. Ему просто было это нужно, чёрт возьми!

Далее Уильям предпочёл использовать ненормативную лексику.

- Вы хоть знаете, сколько потерь? Хотя да, о чём это я. Конечно знаете. Герцог Ричмондский, вы невыносимы.

Мужчина нервно фыркнул. И не менее нервно рассмеялся.

- Потому что минус восемь. Игра в салочки закончена. Больше бегать не придётся. Ужин. Когда назначено моё прибытие?

Повторил свой вопрос Леннокс. Таккер лишь хмуро на того глянул. Ничего не изменить. Игра этого маленького чудовища начата. Противно ощущать себя фишкой в игре, но что поделать.

- В восемнадцать тридцать. Начало.

Уведомил Уильям. И устало опустился на один из стульев возле кровати Леннокса.

- Поеду к шести. Скажи своим, что мне кое-что понадобится. Мне нужно быть в форме. И без разницы, что для этого потребуется. Это мой приказ. Выполняй.


Машина S класса чинно подъехала ко входу правительственного здания, мягко останавливаясь.
«Ну, какой приём будет на этот раз?»
Фыркнул Леннокс, выходя из машины. Чёрный, деловой костюм, строго подогнанный по фигуре. Белоснежная рубашка. Нейтральной расцветки галстук. Идеально выглаженные брюки. Отполированные почти до блеска туфли. Размеренные движения, участливый, спокойный взгляд, едва различимая улыбка на губах. Никакой паники, страха, спешки и агрессии. Ровным счётом ничего в виде герцога не выдавало ни ранения, ни обеденного происшествия. Ричмонд словно только что вышел из своего особняка в Британии погулять перед ужином в тенистом саду. Даже длительного перелёта будто не было. Идеальное производное политической индустрии.
«Сыграем в бизнес».
Даже ступени, ведущие ко вхожу в здание, юный британец преодолел легко и непринуждённо.
«На ужин подают куропаток».

+11

3

[indent] Сегодня наученные горьким опытом произошедшего в аэропороту службы безопасности Греции, привыкшие к борьбе разве что с радикально настроенной молодёжью из оппозиционных группировок, но никак не с теми, кто пришёл убивать, подготовились как следует. Охраны у правительственного здания только у парадного входа собралось человек десять. В одежде — никакого официоза, только практичность, удобство и берцы, а на бедре каждого намертво закреплена кобура, из которой торчит рукоять боевого пистолета, а особо пытливый искушённый в вопросах безопасности взгляд наверняка мог бы заметить парочку выдавших себя совершенно разными способами наблюдателей в гражданском на улицах перед стоянкой.

[indent] — Господин посол, — приветствие, прозвучавшее перед тем, как Фредерик поднялся ко входу, звучало из уст одетого в синюю тройку подтянутого мужчины лет пятидесяти, что при виде британского гостя не смог скрыть проступивший сквозь вымученную улыбку неуют. — Теодор Георгиади, министр иностранных дел Греческой Республики к вашим услугам. От имени нашей страны мне бы хотелось лично принести вам извинения за случившийся инцидент. Все протоколы безопасности были пересмотрены, я лично озаботился о том, чтобы к нашему ужину все запланированные охранные мероприятия были усилены.

[indent] Из-под потолка над крыльцом моргнул несколько раз красный маячок видеокамеры — таких по всему белоснежному правительственному зданию на три этажа понатыкано к визиту герцога оказалось немало: министр иностранных дел мог с лёгкостью побороться за почётное звание грозы всех параноиков. Впрочем, и за звание параноика — тоже. Их здесь собралось немало. Взять хотя бы двоих охранников возле дверей. По одним лишь бегающим глазам, по нервным жвачными движениям челюсти и напряжённому покачиванию можно легко определить, что эти ребята угрозу видят во всех и в каждом. Даже в самом после, который вроде бы тоже был среди пострадавших. А может это и не паранойя вовсе, а взрощенная с заботой и любовью подозрительность ко всем британцам.

[indent] — Скажите, как ваше самочувствие, господин посол? — осторожно, с особенно нервозной аккуратностью поинтересовался министр, глядя на молодого герцога вровень, будучи одного с ним роста. — К обеду мы ожидали большое количество операторских групп средств массовой информации, а сейчас их число сильно увеличилось. Поэтому, если желаете, мы ограничим число приглашённых съёмочных групп одной.

+13

4

Ну вот! Совсем другое дело, почти как дома. Леннокс оценил. Даже кивнул представленной нынче охране. В конце концов, подопытный оказался обучаем. Это не могло не радовать. Особенно Фредерика. Он любил обучать. А вот отвечать мужчине, что поприветствовал его уже более официально, чем красиво торчащие рукояти пистолетов из кобуры охраны, Леннокс вовсе не спешил. Чинно поднимаясь по ступеням. И лишь подойдя к тому ближе, останавливаясь буквально в паре шагов, Ричмондский внимательно, слишком цепко для своего возраста, и, возможно, положения, глянул на того.

- Не стоит. Со всеми случается.

Ни разу не официально, ни разу не уставно, да и вообще прозвучало слишком уж обыденно, словно Леннокс с этим мужчиной бухал каждые выходные в средней руки баре неподалёку. А после – отводил того домой, с пьяными воплями, мол, ничо, держись, братан, прорвёмся! Это никак не вязалось с ролью посла. Впрочем, если уж говорить откровенно, и произошедшее в аэропорту никак не вязалось с идеальной работой правительственных учреждений. Или хотя бы – охранных. Или хотя бы – каких-нибудь, чёрт.
«Георгиади. Однофамилец?»
Да, Леннокса, как всегда, волновало что угодно, но только не то, что волновало многих. Теракт и теракт. Что, впервые в мире, что ли?! А вот фамилию он уже слышал. Интересно, тут тоже во власти поголовно родственники, или порой масса разбавляется друзьяшками, для красоты?

- Фредерик… Ричмонд.

Леннокс. Фредерик всю свою жизнь был Ленноксом. И хотел оставаться им до самой своей смерти. Смерть пришла не к нему. Но отобрала у него удобное место второго сына, что правил из-за кулис всем тем, чем хотел. Представившись чисто из-за формальности (ну кто тут ещё его мог не знать?!), герцог таки опустил абсолютно все свои титулы. Титулы остались там, в Британии. Здесь он был просто Фредериком… Ричмондом. Да.

- Благодарю за работу. Надеюсь на дельнейшее сотрудничество.

Он мог бы высказать пару ласковых, даже матом, в его положении – простительно многое. Он мог бы сообщить этому вот идиоту, который допустил столько просчётов, что он, собственно, идиот! И показательно уехать сразу вот отсюда, в ту же минуту, в безопасную Британию и всё! А Леннокс мягко улыбнулся, пусть и очень официально. Но это никоим образом не тянуло на то, чтобы звучать претензией – или даже просто недовольством. Как там возмущался Таккер? «– Вас же могли убить!» Не убили. И это теперь их косяк. Сейчас уже, кажется, поздно. Значит, выбор они себе явно сократили.

- Не могу похвастаться идеальным самочувствием, но преград для дальнейших совместных работ не наблюдается.

Надо же, даже поинтересовались. Не сказать, что приятно. Но Фредерик был настолько увлечён рабочей стороной вопроса, что совсем забывал про простую человечность. Разумеется, это была не она. Мужчину волновал факт, не разорётся ли тут посол, приехавший сюда исключительно с целью официально и показательно сорвать переговоры. Показав всем, что после громкого и, несомненно, правдивого заявления Императора Священной Британской Империи, Греция уж точно обречена. Вообще. И никаких шансов даже просто попытаться, если вдруг кто-то захочет и прочее. Но нет. Эти два дела Леннокс предпочитал очень уверенно и чётко разделять. Ибо нечего.

- Да чему могут помешать СМИ? Пусть будут, возражений не имею.

Вообще, Фредерик не только возражений не имел, а был очень даже за. Но эмоций не проявлял. Да и выглядел достаточно спокойно. Намного спокойнее, чем, к примеру, этот вот. Георгиади. Во взгляде читалась участливость, а не холодность. Голос звучал ровно, спокойно и мягко, не переходя на приказной, холодный тон. Тут даже официальности не хватало. Надо отметить, что высшей знати Британии маски удавались куда как лучше. Но дело было в том, что герцог предпочёл работать без неё. Сегодня.

- Я могу попросить вас?

Попросить. В положении герцога надо было исключительно требовать! Особенно после случившегося. Но Фредерик действительно сказал так.

- Предоставить мне краткую информацию о теракте. Участниках. Мне пришлось некоторое время потратить на пребывание в больнице, и я не успел изучить этот вопрос с официальной точки зрения. Я не требую развёрнутого доклада. Мне лишь нужно знать.

Посол не имел официальной информации о теракте? Навряд ли. Впрочем, он действительно мог не успеть к её изучению, ибо о его ранении всё же было известно. По крайней мере, оказался Леннокс в больнице Греции, с персоналом, тоже, Греции. И навряд ли те оперативно не сообщали то, что видели и делали. Ранение имелось. Да, пули до герцога не долетели. Но всем известны последствия подобных попаданий в бронежилеты. От такого не умирают, но приятного мало. Тем не менее, посол явился на официальный приём. Самолично. И выглядел вполне дееспособным. Неужели пожертвовал временем на подготовку к встрече на восстановление? Чего ещё не знает Фредерик, чего знать обязан? Может, отсюда и подобное спокойствие?

- Ваша версия произошедшего полностью подойдёт.

И герцог спокойно направился внутрь здания. Чего, не его все ждали тут, что ли?! Ждать-то ждали, но вот подготовились ли к визиту именно Фредерика?
Леннокс с детства был бизнесменом. Простите, но это вообще не лечится.

+10

5

[indent] — Господин посол, — увидев, что собеседник направляется внутрь прежде, чем Георгиади успел ответить, тот, вопреки своему возрасту, довольно быстро направился в здание следом. — Мы сделали запрос сразу, как только стало известно о происшествии. Но пока служба безопасности не дала ответ, поэтому мы знаем не больше вашего. Однако, если и моя версия подходит, то я считаю так. За инцидентом могут стоять либо радикальные националисты, либо радикальные мусульмане. И, учитывая то, как легко боевикам удалось незаметно проникнуть внутрь, это скорее всего первые. Не успела страна отойти от волнений, что происходили здесь раньше, и вот вам нате, получите...

[indent] Тем временем Леннокс и Георгиади уже стояли в середине просторного сияющего белокаменного холла с большой люстрой, где греческая служба безопасности так же не скупилась на охрану: двое на входе, один возле мраморной инсталляции в форме герба Евросоюза и ещё двое у устланой синим ковром лестницы, ведущей на второй этаж, мимо больших колонн и портретов в золотой рамке.

[indent] — Нас ждут наверху, господин посол, — сообщил Георгиади, указывая в сторону лестницы. — Прошу. На ужине будет присутствовать начальник отдела внутренней безопасности нашего государства, возможно, вы сможете более точно узнать подробности по вашему вопросу у него. Я не меньше вас хотел бы знать ответ. Но разрешите спросить: официально вашу дипломатическую миссию отозвали, но вы решили остаться. Скажите, когда именно вы собираетесь уехать?

[indent] Не задерживаясь надолго внизу, министр иностранных дел стал подниматься наверх, где за большими громоздкими дверьми уже был накрыт большой круглый стол, и многочисленная обслуга заканчивала финальные приготовления, крутясь вокруг троих человек, уже сидевших на своих места и что-то бурно обсуждающих друг с другом, активно жестикулируя. Где-то рядом, по-видимому, находилась кухня — запах готовящихся блюд тянулся тонким шлейфом из глубины просторного помещения, оставляя приятный сладкий аромат запечённой дичи.

+12

6

Леннокс лишь чуть замедлил шаг, позволяя мужчине догнать его. Или по другой, пока ещё неизвестной окружающим, причине. Холл своим объёмом не впечатлил – холл как холл, соответствует стандарту. Впрочем, тут было вполне уютно. И охрана в наличии. Как-то они… подготовились. Фредерик чему-то поморщился, останавливаясь аккурат в центре холла. Ни дальше, ни ближе, будто бы измерял.

- Действительно. Проникнуть внутрь удалось без проблем.

Герцог сейчас про террористов вообще? Фредерик запрокинул голову, задумчиво рассматривая люстру. Да, именно её. Даже нахмурился, будто бы люстра могла оказаться подделкой… В целом, посол вёл себя более чем расслабленно. Будто бы действительно к себе домой пришёл. На ужин. По большому счету, он не волновался никогда в принципе. Только, разве что, это было необходимо или нужно для пользы дела. Сейчас Фредерик внимательно рассматривал люстру и все свое внимание целиком посвящал ей. Как будто ничего более стоящего пока ему показано не было.

- Волнения сами по себе вообще не заканчиваются. Вы так не считаете?

Отвлёкшись от изучения люстры, и полностью проигнорировав приглашение, уточнил очень участливо, у своего собеседника. И с интересом уставился на мужчину, почти с таким же, как только что на люстру. Глаза в глаза. Своим внимательным, непроницаемым, спокойным взглядом. Так он обычно смотрел на своих оппонентов, врагов. Родственников. Невесту. Всех. Наконец-то это было удобно делать: ростом они с собеседником были примерно одинаковы. Но смотрел на него герцог недолго, вновь отвел взгляд и принялся крайне внимательно изучать … портреты. Леннокс рассматривал тщательно, будто бы собирался найти родовое сходство с кем-то из тех людей, что были изображены на картинах, ну не меньше. Может быть, свое, может, чье-то еще – по тому, насколько вдумчиво переходил немигающий взгляд с одного портрета на другой, понять что-либо яснее было трудно.

- Вы что же, уже решили меня выпроводить?

Не отрываясь от рассматривания портрета (или его рамки, что, кажется, более правдоподобно), с крайним интересом уточнил герцог. У этой самой рамки, не у Георгиади, конечно. Рамка благоразумно промолчала, еще раз показав себя вполне достойным внимания собеседником.

- И с чего вы взяли, что дип.миссия была отозвана официально? Если б это было так, то меня бы тут однозначно не было.

Действительно. Ведь если бы всё произошло именно так, то с чего бы, да каким вообще образом, посол со своей свитой мог оставаться на территории иностранного государства? Ещё и не особо-то дружественного, надо сказать. Любой уважающий себя и свое государство посол незамедлительно бы покинул территорию, откуда его отозвали. Значит, все было не так просто… как многим казалось?

- Я предпочитаю видеть всё воочию. И самостоятельно принимать решения. Так что, дипломатическая миссия не могла быть отозвана никоим образом.

Объяснил задумчиво, неспешно, доступно для всех. Посол прямым текстом сказал, что все решения вдалеке от своей родины он принимал (и собирается принимать) сам. И даже такие должности, как главный государственный секретарь Его Величества по иностранным делам, не были помехой для принятия самоличных решений герцогом Ричмондским. Никогда не были, и нет причины это положение вещей менять. Может, ему и сам Император не указ?! Нет, конечно. Просто Фредерик предпочитал просчитывать свои ходы в достаточной степени, дабы иметь полное право распоряжаться собой, своим временем, своими решениями и своими людьми. Это обязывало его положение. Герцог Ричмондский всегда смотрел в одну сторону со своим Императором, в одном направлении. Он точно знал, что было необходимо тому. В конкретном месте и в конкретное время. Иначе в Грецию отправили бы кого-то другого, а не Леннокса. Но если уж он здесь, значит, так надо Императору. И остальным, довольным или неудовлетворенным данным положением дел, остается только смириться и принять этот факт.

- Теракты – не редкость в мире.

Со знанием дела поделился тем, что до сих пор, видимо, оставалось тайной за семью печатями для некоторых присутствующих и, наконец, изволил отвлечься от портретов и рамок. Леннокс вернулся к разговору и мужчине в целом, а не так, ради приличия, вернулся сразу, резко и без предупреждения.
«СМИ. Он сказал, их будет много. Так. Надо бы…»
Посол коротко выдохнул и, таки, пошёл наверх. Хотя сильно отставая от мужчины. Под конец лестницы Фредерик усердно опирался о перила.
«Тут что, так мало места, что кухню не могли убрать дальше? Европейцы».
Вслух посол ничего не сказал по этому поводу. Но к дверям, что именно Фредерику не казались громоздкими – он любил этот стиль – посол так и не дошёл. Останавливаясь вновь. Неспешно и вдумчиво подождал, пока остановился и тот, к кому он собирался обратиться, и только после этого снова глянул в упор. На аристократически бледном, утонченном лице юного герцога особо заметно выделялись глаза – цепкий, внимательный взгляд, полный спокойствия. Обычного, внутреннего спокойствия, которого невозможно достигнуть ничем, кроме как собственным опытом. Жизненным опытом, приходящим не с годами даже – с веками. Откуда он мог появиться у герцога Ричмондского в таком возрасте? И правда. Откуда.

- К вам у меня будет одна просьба.

Уведомил он вот так запросто, негромко и не спеша продолжать путь. Уже основательно облокотился о стену спиной, наблюдая за дальнейшими действиями своего сопровождающего. Но что мог попросить – попросить, опять именно так – посол Императора СБИ?

+9

7

[indent] Стараясь как можно внимательнее слушать вопросы Леннокса, всякий раз даже немного притормаживая и дожидаясь рассматривающего внутреннее убранство помещений посла, и даже непроизвольно вытягивая голову в его сторону, Георгиади заметно нервничал: его дыхание то и дело сбивалось, становясь глубже, министр то и дело облизывал губы и поправлял французские манжеты жемчужного цвета сорочки, аккуратно обшитой вертикальный узором тонких нитей.

[indent] — Ориентируясь на слова главного государственного секретаря Священной Британской Империи, иного вывода об отзыве сделать и нельзя, — нарочито спокойной ответил Георгиади. — Другое дело, когда сам приказ об отзыве имеет свои... Скажем, формальные нюансы. Тогда это уже — совсем другой разговор. Тем более, что никто не будет препятствовать вашему пребыванию на территории нашей страны. Особенно когда речь идёт о судьбах целых народов.

[indent] Эту фразу Георгиади буквально выдавил из себя. Похожая на тонкую ломанную линию, она могла бы осыпаться прямо в воздухе, разбиваясь о хаотично движущиеся молекулы в воздуха, будь слова более материальны, чем это возможно на самом деле. И то, как она прозвучала, не избежало внимание и самого говорящего, в результате чего он даже немного приосанился, сложив руки перед собой на уровне живота, будто бы пытаясь взять себя в руки.

[indent] — Увы, но далеко не все это понимают, а потому волнения были, есть и будут, с этим сложно что-то поделать, рассматривая явление на коротком промежутке времени, — добавил он. — Конечно, а какую просьбу вы хотели озвучить?

[indent] Министр остановился, внимательно посмотрев на Леннокса. В глазах Георгиади тускло засияло опасение. Он уже хотел было снова что-то сказать и заполнить короткую паузу, будто бы он до дрожи в коленях боялся тишины в разговоре, как вдруг на первом этаже послышались громкие голоса.

[indent] — Мы должны взять интервью у посла! — громко, на греческом языке, но с небольшим акцентом, огласил требование скандальный женский тонковатый голосок, недовольно и зычно. — Пропустите нас сейчас же! То, что мы не прошли аккредитацию на мероприятие — это ваши проблемы! И проблема всей вашей службы безопасности! Почему это вдруг теракт стал весомой причиной, чтобы не рассматривать оставшиеся заявки, если мы подали всё вовремя? Какой бред! Вы же понимаете, что мы — всесоюзное интернет-издание, не греческое! Мы сюда, чтобы вы понимали, из самого Парижу прилетели! А вы теперь хотите развернуть нас назад? Вы что, хотите разбираться с компенсациям за оплату гостиницы?!

[indent] — Женщина, прошу вас, покиньте территорию! — голос, принадлежащий, как нетрудно догадаться, одному из охранников, одёрнул скандалистку. — Вы мешаете вашим же коллегам, отнимаете у них время! Мне запрещено пропускать не аккредитованные СМИ, независимо от того, по какой причине аккредитация не была получена.

[indent] — Вы за это ответите! — с улицы не унималась женщина, которой со второго этажа было не видно, но слышно — дай Бог. — Вы не понимаете, насколько ценной информации лишаете целый континент!

+10

8

Значит, предпочли слушать Бедфорда. Хотя – предсказуемо. Что удобно. На самом деле ни заявление маркиза, ни решение самого Фредерика никоим образом не мешали друг другу, более того, они обязаны существовать вместе. Каждое – в своё время. Согласно чётко выверенной, сформированной игре.

- Если бы  главный государственный секретарь Священной Британской Империи осуществлял дипломатическую миссию в Греции, то, пожалуй, к его словам действительно стоило бы прислушаться. Но здесь нахожусь я.

Мирно напомнил Фредерик, совсем не обратив внимания на то, как говорил мужчина. Посол продолжал полностью не замечать и нервозность Георгиади, и жесты того, которые красноречиво говорили о многом. Или игнорировать.

- Но я рад, что вы отнеслись с пониманием к случившемуся.

То есть, это вот Георгиади и прочие отнеслись с пониманием к неразберихе во власти Священной Британской Империи, которую, к тому же, и создали искусственно, целенаправленно и задолго до того, как всё произошло. А не они, британцы, милостиво продолжили дипмиссию там, где чуть не убили посла. Чуть не убили – просто потому, что этот самый посол предусмотрел достаточно и заранее, дабы просто остаться в живых. Что было бы, если б Фредерик прибыл сразу со всей своей обычной свитой?! Да их просто бы перестреляли, как кроликов в клетке. Даже если те не покинули самолёта! Но Леннокс действительно говорил именно так, как он, собственно, говорил.

- Люди всегда волнуются по определённым причинам. Не так ли?

Внимательно глядя прямо в глаза собеседнику, уточнил Фредерик. Будто спрашивал не о волнениях среди народа. А о конкретном волнении мужчины.

- Значит, нужно рассмотреть на ещё более коротком промежутке времени.

Предложил Леннокс будто невзначай, и от стены совсем не отлип, хотя отвёл взгляд, рассматривая что-то в стороне. Там, откуда доносился шум с улицы.

- Мне бы…

Не успел договорить посол, действительно собираясь что-то попросить. Потому что кто-то зачем-то орал то ли с улицы, то ли откуда-то снизу. В общем-то, это было не так существенно, а потому посол кашлянул, уставился на Георгиади всё так же спокойно и мирно, и почему-то кашлянул ещё раз.

- Здесь имеются те, кто сможет обеспечить мне медицинскую помощь? Незначительную.

Да, именно это попросил Леннокс, озвучив немного устало, но спокойно.

- Дело в том, что я слегка переоценил свои возможности: рука тянет вниз, и рана даёт о себе знать. Мне нужна перевязь на руку.

Герцог даже продемонстрировал, куда и чего ему нужно, придержав свою левую руку за локоть. И о травмах говорил так спокойно и невозмутимо. Единственное, что могло вообще хоть как-то намекнуть на дискомфорт юноши, так это незначительная бледность. Да и то, это вполне можно было списать на особенность организма. Ну и заметная медлительность, что, впрочем, тоже не показатель. Ни взгляд, ни общее состояние не говорили ни о каких ранах. Но наверняка Георгиади знал о том, что посол всё-таки достаточно пострадал. Или не знал. Фредерика данный факт совершенно не беспокоил. Его интересовало кое-что иное. Интересовало настолько, дабы чуть сдвинуть чужие планы довести его в итоге до нужной комнаты и усадить за стол.
Перед ужином стоит помыть руки с мылом.
Не только себе.

Отредактировано Frederic Lennox (2020-08-30 14:29:05)

+9

9

[indent] На просьбу посла, выслушанную со всем должным внимание, министр иностранных дел отреагировал немедленно — даже нервозность в лице и голосе куда-то испарилась, словно бы он и сам ждал, пока в расписанный, как по нотам, вечер судьба внесёт чуток разнообразия. И даже такая мелочь, надо думать, вполне вписывалась в ожидания Георгиади, и уступчивый взгляд сменился куда более серьёзным.

[indent] — Конечно, вы можете получить любую необходимую медицинскую помощь, — сообщил он уверенным голосом. — В здании на втором этаже расположен медпункт, на парковке со стороны заднего фасада дежурит карета скорой помощи. Это на случай, если произойдёт что-то серьёзное и сил, а также оснащения штатных медиков окажется недостаточно. Так что о любом недомогании вы можете сообщить мне и получить немедленную медицинскую помощь.

[indent] Сейчас Георгиади удавалось сохранять невозмутимое выражение лица. Он, слегка наклонив голову вбок, внимательно, можно сказать даже взглядом знатока посмотрел на место, указанное послом и сочувственно покачал головой.

[indent] — Позвольте проводить вас, — предложил он, после чего отвлёкся и, подойдя к перилам, посмотрел вниз, на вход, откуда доносились крики, после чего подал охраннику жест, в ответ на которой тот лишь кивнул и скрылся на улице. — Медицинский пункт находится прямо по коридору, перед поворотом первая дверь направо. Пока вы будете в медицинском кабинете, я предупрежу остальных участников ужина, что мы задержимся. Но, полагаю, без встречи с вами они никуда не захотят уходить. Как и без встречи с куропатками. Только они, в отличие от нас, за пределы этого здания ни убежать, ни тем более улететь не смогут.

[indent] Пущенная вскользь шутка прозвучала из уст Георгиади довольно неловко из-за расставленных то тут, то там акцентов, хоть и отлетала от зубов, словно козырная строка из сценического номера комика средней руки.

[indent] — Прошу, пройдёмте, — закончил Георгиади, указывая рукой в сторону коридора, расположившегося в правой части здания, в то время как на входе послышалась возня и вновь зазвучали уже знакомые крики, переходящие в вопли негодования.

[indent] — Вы не можете препятствовать нашему изданию! Ваша служба безопасности преднамеренно саботировала работу нашего издания! Но признать вы этого никогда не захотите! Просто знайте, что мы знаем! И все это узнают! Вы нас ещё припомните! Мы попадём внутрь, чего бы нам это не стоило! А если вы попытаетесь применить силу, то я лично обращусь в CES о том, что вы нарушаете один из основополагающих законов Европейского союза! — грозный вопль заглушал попытки охраны вразумить недовольную женщину, превращаясь в эдакое скандирование ультиматума сотрудникам службы безопасности. — Я вызову резонанс!

[indent] — Жалуйтесь, куда угодно! В этом вам никто не препятствует! — мужской голос, наконец, смог её одёрнуть, прорываясь через гул на заднем плане. — Но вас я внутрь сегодня не-пу-щу! И точка! А теперь отойдите в сторону! Проверка пропусков начнётся в течение пяти минут! И чей квадрокоптер крутится без зарегистрированной символики? Хотите всех задержать, чтобы мы ещё лицензию проверяли?!

[indent] После этой фразы дверь внизу захлопнули и голоса перестали долетать внутрь.

+9

10

Пожалуй, Леннокс вообще не умел вписываться в разработанные кем-то без его участия сценарии, расписания и прочие ограничения. И нет, это совсем не означало, что лорд вечно везде опаздывал. Скорее – в точности да наоборот.

- Надеюсь, этого не понадобится. Лишь перевязь на руку.

Уточнил Фредерик, кивнув на такое участие в его жизни и прочем. Наконец-то Георгиади начал выглядеть так, как, собственно, и полагалось тому, кто занимал подобные достаточно высокие посты. А не мямлить, как прежде. Нет, мужчину можно было понять. И Леннокс даже старался. Всё-таки, не каждый день совершают покушения на жизнь послов СБИ на территории Греции. К такому не стоило привыкать. От такого стоило отходить. Постепенно. Леннокс даже не торопил! Никто не застрахован от подобного.

- Полагаю, что куропатки однозначно их подкупили. И не будем тревожить ожидающих ужина – думаю, мы управимся быстрее: в запасе есть время.

Верно, Леннокс прибыл раньше. Разве не потому, что просто боялся опоздать?! Герцог направился в сторону медпункта, тщательно следя, чтоб Георгиади от него не отставал. Ну или он просто шёл медленно, потому что у него болели рёбра. И рука. И вообще. Ладно, не будем пока о грустном.

- СМИ без скандалов, что политика – без переговоров.

И не надо думать, что Фредерик полностью игнорировал творившееся внизу форменное безобразие. Мог и замечание сделать, ибо недолжно такой высокой персоне, как сам герцог Ричмондский, слушать вот это вот всё. Но Леннокс лишь шутил, и вовсе не указывал на недочёты местной охраны. Они имелись, и в огромном количестве: теракты сами по себе не происходят, между прочим. И за пару дней тоже не готовятся. Хотя, насколько знал Фредерик, на этот раз террористов бросили в самое пекло, и даже ни разу не собирались доставать оттуда. Смертники, такие смертники. Мило.

- Интересно, им просто посмотреть, или чего занятного спросить хотели?

Задумчиво уточнил Леннокс, и будто бы вот совсем не у Георгиади. Ну откуда тому знать, право слово? Если только ему не хотелось этого знать.
И вовсе не дошёл до мед.пункта. Остановился, развернувшись к министру. Глянул на того прямо, внимательно и цепко. Будто хотел увидеть что-то ещё.

- Чем интересуются СМИ Греции? Особенно в такое время.

Он спрашивал будто бы не у Георгиади. Или действительно – не спрашивал у него. Но смотрел тому в глаза. Совершенно спокойно и очень уверенно.

- И чем интересуетесь вы. В стране, где сегодня погибло столько людей.

Обвинения? Нет, они не говорятся таким спокойным тоном. Вопросы? Но тут – их не имелось. Как не имелось во взгляде посла – вызова или недоверия.

- Не будем тратить время.

Решительно и прямо, не отводя внимательного, цепкого взгляда от министра, сказал Фредерик. И не менее решительно расстегнул верхнюю из пуговиц своего пиджака, уверенно доставая из внутреннего кармана... свёрток. Небольшой, чёрный свёрток, спокойно умещающийся на руке юноши. В нём могло быть… да что годно могло быть. Но уж точно не оружие. Наверно.

- Поможете мне?

Попросил Фредерик, невозмутимо протягивая мужчине нечто, напоминающее большой, чёрный, плотный платок. Ну, если рассуждать здраво, это вполне сгодится для временной перевязи на руку. Впрочем, это если ранее были хорошо зафиксированы рёбра, а вот о подобных нюансах Георгиади навряд ли мог знать. Но не проверять же прямо тут?! Или…

- Закончим с этим – и вернёмся к делам?

А вот теперь – у Георгиади спросили. Спокойно и невозмутимо. Глядя на него открыто и мирно. Ни разу не требовательно. Даже чуть улыбнулись.
Доверительно.

Отредактировано Frederic Lennox (2020-09-05 13:32:35)

+8

11

[indent] Министр иностранных дел вопросительно посмотрел на посла. По загруженному взгляду несложно было догадаться, что Георгиади не совсем понимает, что от него хотят, да и с предшествующих просьбе фраз он он ещё не успел переключиться — на лице, кое-где уже морщинистом, отчётливо прорисовывались тяжкие философские думы. Но сказать, что тот тормозил, было бы неверно: медлил, но лишь пока размышлял, и не дольше того — можно сказать со всей уверенностью, что сказанное Ленноксом заставило министра очень крепко задуматься. Посол бил не в бровь, а в глаз и Георгиади явно проигрывал эту партию, на собственном поле.

[indent] — Конечно-конечно, — наконец сказал он успокаивающим тоном и, потянувшись вперёд, принял из рук Леннокса чёрный платок. — Правда, нам лучше всё-таки дойти до медпункта. Я не сомневаюсь в том, что вы действительно знаете, что делаете, но всё-таки я бы доверился врачу. С другой стороны, и о вас я знаю немного, так что вполне могу недооценивать ваши возможности, за что прошу меня заранее извинить.

[indent] Георгиади, конечно, демонстрировал явную неосведомлённость в деталях оказания первой помощи. С другой стороны, он ведь и не врач, всё-таки, а министр. Далеко не все они даже были военнообязанными, что уж говорить о специфических, пусть и широко распространённых, знаниях. А ещё он явно удивлялся тому, что столь юный посол умеет столь многое, и это в свою очередь хорошо выдавали интонации голоса Георгиади, то и дело покачивающего головой в ответ на некоторые из реплик Леннокса.

[indent] — Полагаю, у вас есть опыт? — осторожно уточнил Георгиади, внимательно следя за тем, что делает Леннокс. — У нас и правда есть время, можем не торопиться. Но если в медпункт вы всё-таки не собираетесь...

[indent] Здесь Георгиади сделал паузу. Словно запнулся о камень во время утренней пробежки по лесу — голос прервался, уткнувшись в глухую стену. Постоял так какое-то время. Но недолго — не иначе как улыбка Леннокса подействовала на него ободряюще.

[indent] — Тогда скажите мне, как я могу помочь, — добавил он, довольно быстро опомнившись, и не без искренности добавил. — Раньше мне не доводилось делать что-то подобное.

+9

12

Черный платок очень плотной ткани перекочевал из одних рук в другие. Министр иностранных дел сделал одновременно и полезную для себя и общества вещь – и несусветную глупость. Фредерик улыбнулся. Его настолько часто принимали за неразумного ребенка, что и сейчас, услышав успокаивающий тон, понимающе кивнул. Это ничего, это пройдет. Иногда даже очень быстро и местами болезненно. Хотя бы потому, что ребенком юный посол своей гораздо более влиятельной страны, чем многие себе даже представить могли, перестал быть рано. Слишком рано, даже для Британии.

- Это совсем не сложно.

Как-то оно всё медленно. Леннокс философски вздохнул, и больше на Георгиади не смотрел. Зато отобрал у него ранее торжественно врученный платок! Нет, не с целью кого обидеть, а чтоб руку таки перевязать. Чем герцог и занялся на следующие минуты три, полностью выпав из реальности. То есть, со стороны это выглядело именно так: юноша сосредоточенно сопел и оборачивал свою руку тканью, порой грозно хмурясь чему-то.

- Опыт у меня есть. Только уж точно не в перевязках.

Наконец-то отмер посол, чему-то уверенно кивнув.

- Вам достаточно помочь мне завязать узел. На шее. Сзади, там.

Да, да, только что Георгиади попросили завязать узел на шее у британского посла… И чего он не приволок никого из своей свиты? Однозначно же там были те, кто обязательно умел делать нечто подобное! А Леннокс пристал к министру, будто бы во всём этом здании не имелось того, кто мог всё сделать профессионально! Включая и узел на шее посла самой Британской Империи.

- Вы справитесь.

Мягко и очень доверительно шагнул ближе к министру, остановился, аккуратно поправил платок на руке, и уставился тому в глаза. Карты снова превратились из покерных в уно, и надо было радоваться, что не в кости. Пока.

- И я буду очень благодарен вам, если услышу ответы на свои вопросы.

Действительно, что еще могло интересовать посла величайшей страны, как не вопрос о том, что же может интересовать привычно истеричных журналистов у входа? Или же ему нужны были совсем иные ответы? Или он просто не любил куропаток? Хотя нет, последнее – точно исключено.

- Представители СМИ предпочитают получать своевременную информацию.

Вместо того чтобы находиться в больнице или же в панике удирать с дип.миссией обратно в Британию, Леннокс притащился на званный ужин.
Что там дальше, по расписанию?

+7

13

[indent] Сосредоточенность Георгиади постепенно сходила на нет — его лицо расслабилось, а из жестов и движений рук и тела исчезла та лёгкая скованность, что преследовала его с самого начала мрачно-торжественной встречи, где все присутствующие лишь умело делали вид, будто бы всё в порядке.

[indent] — Разве что только узел, — Георгиади улыбнулся, и вышло у него это на удивление довольно легко и естественно, будто бы улыбался он ничему иному, как своей собственной неловкости, столь несвойственной для человека такой высокой должности, как министр иностранных дел, и он охотно шёл на поводу юного герцога. — Знаете, вы гораздо лучше справились с этим, чем я. И, должен отметить, что платок вам идёт.

[indent] Комплимент прозвучал естественно и был столь же искренен, как и улыбка на лице министра, который в этот самый момент уже старательно и довольно ловко управлялся с узлом на шее.

[indent] — Узел не слишком тугой? — поинтересовался Георгиади, довершая своё маленькое творение симпатичным бантиком. — Примерно в вашем возрасте я заработал себе вывих, когда вместе с однокашниками занимался альпинизмом на Лофотенских островах. В первый же день. Иронично, не правда ли? Неделю потом ходил с такой же перевязью. И с завистью потом смотрел на своих товарищей. С тех пор больше в горы я ни ногой.

[indent] Георгиади будто бы специально игнорировал вопросы герцога, не отмечая их никоим образом — даже кивка не последовало на просьбу. Тем не менее, чуть только министр закончил с узлом, он, будто бы терпеливо дождавшись нужного момента, продолжил:

[indent] — В нашей стране много всего происходит. И хорошего и, увы, плохого. Но в данный момент огромное внимание СМИ приковано к инциденту в аэропорту, а не меньшее — к вашему визиту в страну. Многие боятся, припоминая то, как закончились дипломатические отношения с Британией у Российской Империи. Вокруг смерти их прежнего императора до сих пор ходит множество слухов, а расследование так и не завершилось. Но я считаю, что нам бояться нечего. Конечно же — сегодняшний день может оказаться поворотным. Но я прикладываю все усилия, чтобы запланированный саммит всё-таки состоялся и лично отслеживаю всё работу, которые ведут наши ведомства, чтобы не допустить возникновения потока дезинформации. Противников саммита, к сожалению, оказалось больше, чем тех, кто примет в нём участие. Не считая тех, кто решил воздержаться. Это меня и волнует, господин посол. Ведь в условиях кризиса нашей стране не повезло оказаться в самом эпицентре событий. Но мы справимся. За столько лет протестов у нас выработался управленческий механизм саморегуляции. Так что меня, согласно занимаемой мной должности, беспокоит то, как отнесутся к происходящему другие страны Евросоюза.

[indent] Георгиади зашуршал одеждой, поправляя левую сторону пиджака, отчего его лицо на миг сделалось хмурым и недовольным, как словно бы ему при этом в ботинок угодила щебёнка, принимаясь усердно наминать пятку.

+5


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 10.01.18. Вечерний звон