По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 06.01.18. Разница во взглядах


06.01.18. Разница во взглядах

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Дата: 06 января 2018
2. Время старта: 09:00
3. Время окончания: 10:00
4. Погода: 1°С, облачно. Очень сильный ветер
5. Персонажи: Лесли Смол, Акено Ходзимэ
6. Место действия: Нео-Токио, резиденция генерал-губернатора
7. Игровая ситуация: Лишь отстояв свои убеждения можно считать себя действительно великим человеком. Ведь если ты сам не веришь в собственные слова, то как сумеешь убедить остальных?
8. Текущая очередность: гм, Лесли

+1

2

Утро воскресенья встретило Лесли резким порывом ледяного ветра в лицо. Вкупе со сменой часовых поясов, немилосердной акклиматизацией и общей некомфортности ситуации в секторе (принцесса со своими взглядами обещала доставить проблем!), получилось довольно гнусное и мерзкое утрецо.

Но работа есть работа. Если Ее Высочество желает собирать совещания по воскресеньям - то все ее советники будут по воскресеньям в резиденции генерал-губернатора. Даже новенький, только вчера прибывший из метрополии.

Особенно новенький. Как любезно поделилась референт, ведущая записи и оповещающая всех участников о предстоящих собраниях, Лесли все очень ждали, искренне желая познакомиться лично с такой важной личностью. Кроме шуток - так и сказала, нисколько не сомневаясь в том, что фракция пуристов просто не может прислать кого попало после действий Джеремии Готтвальда, накликавшего страшный позор на имена своих покровителей в столице.

Многие в столь ранний час уже стояли в пробках, но Лесли с государственными пропусками мог воспользоваться выделенной полосой, чтобы добраться вовремя. Когда он прибыл к резиденции, на часах было ровно 9:00 - ровно на полчаса раньше, чтобы успеть найтись в незнакомых помещениях и вовремя прибыть.

Одновременно с ним на внутренней парковке остановилась другая машина - строгий роллс-ройс с тонированными стеклами и государственными номерами. Так могла бы выглядеть личная машина принцессы или кого-то еще из высоких шишек...

..но вышла из нее японка. Достаточно высокая для представительницы своей нации и держащаяся чересчур уверенно для нумерованной. Темные волосы, убранные сейчас в низкий пучок, выглядели ухоженными и аккуратными, а в руках она держала деловой портфель - строгий и скорее мужской, но весьма удачно подходящий к ее идеально выверенному костюму. Пальто по фигурке, юбка-карандаш, безупречно повязанный платочек на шее, туфельки.

И все-таки - японка. Таких ухоженных нумерованных Лесли точно не видел ни в метрополии, ни в каком-либо секторе.

Она склонилась около окна водителя, что-то сказав ему, а затем проследовала ко входу в резиденцию. Немилосердный ветер норовил залезть под ее пальто и скрутить морской узел из длинного хвоста советника принцессы.

У дверей они оказались почти одновременно. Охрана приступила к их осмотру одновременно - и японка предъявила содержимое своего портфеля. Внутри были какие-то документы с расчетами и графиками. Заметив взгляд Лесли, она посмотрела на него совершенно невозмутимо и строго - как смотрят матери на шалящих детей... но разговора не начала.

Наконец, охрана дала добро и практически хором отправила обоих посетителей на второй этаж. Судя по всему, по единственной - хоть и довольно просторной - лестнице им тоже предстояло подниматься вместе.

+6

3

Проснуться, помыться, одеться и сделать комплимент своему отражению. Примерно так все выглядит в фильмах, а в жизни все происходило с точностью до наоборот. Вчера он, используя скрытые магические силы, совершил путешествие во времени на 13 часов вперед. Если судить по самочувствию Смола, то все было именно так. Но на сегодня у него была важная задача. Мысленный строгий приказ себе: «Встань и иди» сработал отлично. А может это была трансляция в голову слов той девушки референта. Она явно будет недовольна, если наследник того самого Готтвальда не будет присутствовать на собрании. Лесли тоже будет недоволен. Тем, что его считают наследником этого человека, но о почивших, Серу Джеремии будет неприятно, если о нем скажут просто мертвый, плохого говорить нельзя.

Поэтому Лесли, все-таки встав, недолго выбирая одежду, выбрался на улицу. Там был подходящий ветер, чтобы бросить ему под ноги лепестки сакуры, но время неподходящее, поэтому он просто раздражал своим заигрыванием. Может быть, через три месяца ему удастся посмотреть на цветение сакуры, но до этого еще нужно дотерпеть. Стоявшие в пробках жители Нео-Токио, скорее всего сейчас открыто ненавидели молодого парня. Лесли бы на их месте тоже ненавидел бы себя, который ехал не по заполненных полосам, а по своей полосе для тех, кого ненавидят остальные водители.

Через какое-то время он оказался уже у здания. Часы в автомобиле показывали полчаса до назначенного времени. Лесли уже решил, что победил в этой  гонке с остальными. Однако роллс-ройс другого участника разделил первое место с его железным другом. Похоже, что на этой машине приехал кто-то еще из британской элиты, успевший получить несколько подарков от благодарной публики. Смол представил, как из задней двери выходит достаточно округлый британский политик, который еще вчера закрыл глаза на то, что один из его друзей сделал нечто эдакое, то от чего кровь в жилах начнет стыть и получил себе еще одну машину. Но он ошибся сразу по всем параметрам. Женщина, Японка, Стройная, Милая. Ноль из четырех, плохой результат, но Лесли пока еще ничего не проиграл.

Даже до дверей они добрались одновременно, поэтому прекратить воспринимать это как гонку не хотелось. Вся важная информация у Лесли была в голове, ему все равно придется отчитываться перед недовольной публикой, а бумажки там не помогут. Только слова и действия. Смол осмотрел женщину, которая казалась ему странно неподходящей этой стране, но в этом странном регионе могла твориться любая чертовщина. Охрана проверяла его недолго, но тщательно.

Гонка закончилась тогда, когда перед Лесли появилась лестница. В его нынешнем состоянии это довольно трудное препятствие, но японка, взгляд которой ужасно напоминал ему материнский, тоже будет подниматься с ним. Она для него была самым трудным заданием. Он должен просить у нее прощение не за позор, а за то, что кто-то до него решил почувствовать себя богом. И при всем при этом это все было из-за взаимного паразитизма Лесли и остальных пуристов. Первый просто видел в своих соратниках удобный для возвышения материал, а вторые использовали его, чтобы исправить ошибки и быть прощенными, но не одиннадцатыми, а Большим Чарльзом конечно. Кто-то скажет, что это симбиоз, но Смолу не нравится быть в таких отношениях с большинством чистых. Пора начинать доказывать всем, что пуристы это не просто способные на расстрел мирного населения уроды.

Извините, не знаю вашего имени, - есть еще много вещей, за которые можно было извиниться, но вина за них явно не принадлежит Лесли. - Лесли Смол, новый советник от пуристов, - можно было поклониться, но идти итак тяжело, а до второго этажа, несмотря на то, что вверх идет еще добрый десяток, а то и больше, идти пешком будет долго. – Просить начать с нового листа будет глупо. Просто идти дальше - еще глупее.  Вы напомнили мне одного приятного человека, надеюсь не примете это за лесть. Здесь красивее, чем в метрополии, - и тем хуже становилось от того, что бывшие пуристы предпочли красивым рассветам под ветками сакуры смертоубийство. Да и причин у них на это особых не было. - Я так понимаю, что нам выпала роль противников, надеюсь, что смогу быть достойным оппонентом.

Лесли лишь носит ярлык пуриста, будет вести как пурист на виду у всех, но пока никто не видит, он может, да и будет поступать так, как сам хочет. А сейчас он хочет сделать так, чтобы у него было как можно меньше врагов во дворе принцессы. Ну и просто не хочет ненавидеть номеров. Как только у него будет доступ к ресурсам, он покажет, что политика неравенства не дарует неприкосновенность тебе, если ты просто родился британцем.

+5

4

Японка тоже поднималась неспешно - узкая юбка-караднаш, облегающая покатые бедра, не давала ей особо широко шагать. Впрочем, похоже, что семенить меленькими шажками, ей было не в новинку. В конце концов, это вполне себе в культуре этой нации.

- Исикава Акено, - ответила она вежливо, но Лесли мог заметить, как нервно дернулся уголок ее губ, когда он произнес чей он советник. Возможно все последующие его слова и могли бы заворожить сердце очаровательной и ухоженной японской леди, но одно слово напрочь перечеркнуло всякое зарождающееся дружелюбие.

Она неуверенно пожала плечами, отводя взгляд, когда Лесли предположил, что им предстоит быть оппонентами. Интересно, сколько ей лет? По этим азиатским милым личикам так сложно отличить...

- Я здесь, чтобы поддерживать Ее Высочество Юфемию Британскую и консультировать ее о культуре той нации, которую еще не успели до конца истребить, - голос ее звучал спокойно... поначалу. Но к концу тирады звучала откровенная ярость. Вероятно, именно с таким затаенным гневом легендарные самураи поднимали свои клинки против своих врагов.

Десятка ступенек, проведенных бок о бок, хватило, чтобы Лесли вспомнил имя этой японки. В новостях мелькало о том, что кто-то из радикально настроенных пробританских дворян организовал похищение принцессы Юфемии и еще сорока девяти других заложников разной степени важности с целью давления на тогдашнего генерал-губернатора - принца Ренли. Нескольких заложников казнили в прямом эфире, прежде чем удалось запеленговать сигналы и обнаружить убежище террористов.

Имя этой японки звучало из уст принцессы Юфемии в коротком интервью. Ее Высочество благодарила японку за спасение жизней других заложников... А среди слухов, гулявших по сети, были и такие, что организовано все это было именно пуристами, надеявшимися завершить начатое Джеремией Готтвальдом. Пуристы этого в открытую не подтверждали.

Но по всему выходило, что почва для дружбы тут не очень-то благодатная...

Еще три ступеньки. Японка ненадолго затормозила, чтобы поправить юбку, начавшую неумолимо ползти вверх. У Лесли появился шанс если не обогнать ее, то хотя бы перевести дух.

- Странно слышать слова о достоинстве противника от представителя вашей фракции, - вдруг снова заговорила Акено. Она все еще оставалась холодна, но здоровое любопытство все-таки победило. Как минимум потому что им действительно предстояло пройти вместе еще с полсотни ступенек - и разойтись, похоже, им в ближайшее время не суждено.
[nick]Акено Ходзимэ[/nick][icon]https://i.imgur.com/KNcYi8R.png[/icon][status]в тени[/status][fld1]✎: <a href="https://codegeass.ru/viewtopic.php?id=635">Анкета персонажа</a>[/fld1][fld4]✎: <a href="https://codegeass.ru/pages/id121">Личная страница</a>[/fld4]

+6

5

Исикава Акено, японское имя и понятная реакция. Лесли прекрасно знает, какое именно слово он сказал, чтобы вызвать к себе неприязнь. Тем лучше для него то, что японка не ненавидит его хотя бы за то, что он родился британцем. Все остальное можно было преодолеть. Ее слова были похожи на дикого тигра, сначала подбирающегося к жертве, а затем нападающего на заблудшего оленя. Но Смол не был ни олень, ни козел, а гордым британским львом.

Даже не смотря на весь гнев, который был в ее словах, Лесли считал, что ее словами руководит скорбь. Это было неприятно, но он представил прошлое и что сделал бы, если там, в Африке кто-то из его близких погиб. Но даже так это не смогло бы сравниться с чувствами, которые могла испытать Акено. Хотелось спросить: «Кто?», но был ли он достоин ответа на этот вопрос. Британец, пурист, бывший военный. Все эти факторы говорят о том, что он виновен. Рассказать подробнее о себе и попросить выслушать? Он еще не пал так низко, чтобы взывать к жалости. Лесли оставшись пуристом в глазах Исикавы, заставит эту женщину принять то, что чистота чистоте рознь.

Смол вспоминает один из возможных ответов на вопрос: «Кто?». В новостях говорили о захвате Юфемии и других заложников. Полсотни человек оказались инструментом воздействия на генерал-губернатора, им на тот день был Ренли ла Британия. Кто-то из жертв? Или само наличие жертв? Нет, есть вещь куда важнее. Похоже, что дело не в том, кто был убит, а почему. Может тот самый вопрос, из-за которого исходит ненависть к пуристам это: «Почему они убивают японцев?». Даже не смотря на то, что участие там пуристов не подтверждено, все уже считают их убийцами. У них не было никаких причин устраивать резню в гетто и теперь пуристы заслужили себе дурную репутацию. И так будет всегда, если ничто не изменится. Каждая смерть японца будет повешена на фракцию в которой находится Смол. Ну что же, японский тигр, ты встретил в здании достойного противника. И пусть он не имеет когтей, но со своим языком он управляется мастерски.

Я не думаю, что вам было интересно слушать других, - отвечает Лесли на замечание. Довольно внезапным предложением он продолжает говорить, - Только сейчас, только в этом здании я обращусь вам как к японке. Не подчиненному Британии с порядковым номером, но человеку, живущему на своей земле. Вы предпочтете мстить за мертвых или попытаетесь изменить устои? Слово пурист происходит от слова чистота. У этого слова есть много значений. И, к сожалению, я видел лишь одного человека в своей жизни, которого хотел бы назвать пуристом в том значении, которое может понравиться вам, -   Лесли не имеет права отвечать гневом на гнев. Гнев Акено для него интересен, причины его скрыты в тумане, но именно поэтому и заставляют усердно думать, чтобы выявить их. - Я буду просить у вас невозможного, довериться уже в третий раз, но не моей фракции, - он делает паузу, надеясь, что Исикава. ясно услышит его слова. – Я хочу, чтобы вы доверились конкретно моим словам. Я клянусь, что ваша ненависть станет бессмысленна из-за моих действий. Пока все это слова, но когда-то они превратятся в поступки.

Еще так много ступеней наверх и так много слов, которые они успеют друг другу сказать. Но даже если всю эту лестницу Акено будет ненавидеть Смола, он не уйдет с последней ступени и не отпустит Исикаву, пока она не сменит гнев на милость.

+5

6

До чего же длинная эта лестница! Исикава даже не запыхалась, выдавая весьма приличную физическую подготовку. Впрочем, возможно, это вполне нормально для любого здорового человека.

- Мой муж - японец, мой сын - японец, а вот дочь уже родилась британкой, - поджав губы, ответила Акено в своем сдержанно-гневной манере. - Многие недовольны даже решением Его Высочества Ренли Британского, позволившего нам снова открыто говорить о своей нации. Многие говорят, что это подобно тому, чтобы разрешить нам снова дышать. Что узурпировать естественные права людей, а потом бросать их будто кость собаке - это манера британцев.

Акено остановилась, и ее взгляд упал на обувь Лесли - похоже, это был самый прямой взгляд, какой она могла себе позволить. Было ли это потому что она была жалованной британкой? Одиннадцатой? Просто женщиной?

- Но я возношу хвалу духам за то, что мои дети здоровы, и за то, что у нас есть крыша над головой. За то, что мой муж, рискуя головой за британскую власть, остается жив. За то, что этот мир меняется к лучшему. Даже если нам снова разрешили просто дышать.

Японка отвернулась. Она - женщина, мать, бывшая одиннадцатая - не была политиком, способным метким словом ужалить оппонента или привлечь к себе симпатии окружающих. Но в ней клокотала ярость и горечь человека настрадавшегося и бесконечно уставшего - от войн, от вражды, от бессмысленной жестокости.

- Чистота. Моя семья никогда не предавала Британию. Мы... чисты. Но подобные вам люди украли моих детей и подвергли их жизни опасности. Просто так. Просто потому что не смогли поделить власть в том кабинете, в который мы сейчас идем. Просто потому что были слишком слабыми, чтобы остановить своего принца иначе, - с презрением цедит она, медленно преодолевая еще несколько ступенек. - Должна ли я верить вам, мистер Смол? Нет.
[nick]Акено Ходзимэ[/nick][icon]https://i.imgur.com/KNcYi8R.png[/icon][status]в тени[/status][fld1]✎: <a href="https://codegeass.ru/viewtopic.php?id=635">Анкета персонажа</a>[/fld1][fld4]✎: <a href="https://codegeass.ru/pages/id121">Личная страница</a>[/fld4]

+4

7

Уговаривать Акено начинает казаться бесполезным занятием, но Смол не намеревался отступать. У него еще много времени и много слов. Вполне достаточно, чтобы убедить еще десятерых таких женщин. Она дала ответ на вопрос: «Кто?», так что проблемы становились понятнее.

- И вы считаете это правильным мнением? - интересуется Лесли. - Право называться японцами у вас забрал лично принц Ренли? Чем тогда те, кто думают так лучше пуристов? Беспричинная ненависть это тупик.

Хотя откуда ему в глазах Акено это знать. Этот Смол ненавидит японцев из-за того что им вернули имя, из-за того что им позволяют носить звание пожалованных британцев и за многое другое, просто потому что японцы это проигравшая нация. Но перед ней стоит совершенно другой человек. Возможно не лучше, скорее всего не хуже, но, даже так, отличающийся от пуристов. И Лесли должен дать понять, что он достоин доверия. И сейчас он явно таким не был.

Это не духи заставили чистокровного британца изменить свое мнение насчет ваших соотечественников, - да чистокровность. Это именно та чистота, за которую ратуют пуристы. - Ровно так же, как они не влияли на британцев, которые взяли вас в заложники, - и пусть это было всего лишь обычными словами без какого-то особого смысла. Смол не может позволить своему оппоненту приписывать действия людей чему-то кроме человеческих желаний. - В обоих случаях люди захотели что-то сделать и затем сделали это.

И что сейчас хотел Лесли? Заставить человека верить в него, подняться наверх, а еще, чтобы его перестали мучать кошмары. И он сделает это, неважно каким образом, в какое время, но обязательно воплотит все свои желания в жизнь. Интересно, говорил ли он кому-то об этом? Может быть да, но это было давно. Ведь каждое желание относится не только к Акено и лестнице.

Вы правильно говорите об их слабости, но имеют ли они сейчас власть? – Смол запросто позволяет себе эти слова, благодаря тому, что так любили эти пуристы. Политика неравенства. Именно из-за этих двух слов те политики верили в себя, но не смогли доказать что они лучше других. - Я не знаю о вас ничего, поэтому не могу говорить про вашу чистоту. Я холост, у меня нет никаких родственников в секторе. Если есть какие-то дети, то о них я не знаю. Именно поэтому я руковожусь только своими желаниями, как и все остальные. Британия есть страна, над которой никогда не заходит солнце, и я не могу позволить другим пуристам уничтожить величие моей родины своими действиями, – похоже, что его речь была слишком сильной для него. Просил же себя быть осторожным с тирадами. Везет, что Акено иногда останавливается и позволяет ему перевести дух. Нельзя показывать свою слабость человеку, которого пытаешься убедить в своих силах.

+3

8

До чего упрямый этот молодой человек- Лесли Смол! И в самом деле, какое вообще ему дело до мыслей одной конкретной японки? Нашел бы себе цель попроще да пережившую поменьше... мало ли в Нео-Токио бывших одиннадцатых, готовых развесить уши на сладкие речи очередного британского пуриста?

Мало на самом деле. Потому что даже самые блаженные знают - с пуристами кашу не сваришь.

- Не духи, это правда. Поэтому Я здесь, - Акено делает акцент на слове "Я", подчеркивая его особенно ярко и бросая короткий, но красноречивый взгляд на Лесли. Причин для ненависти к японцев хватало. - Я не застала принца Ренли лично... но тот теракт познакомил меня с Ее Высочеством Юфемией. И ЕЙ я готова довериться.

..принцессе. Не неизвестному пуристу с располагающим лицом и сладкими речами... но все-таки, в первую очередь, пуристу. Если Лесли Смол в самом деле жаждет изменить мир - он выбрал неудачный плацдарм для этого.

- Сколько человек еще должны умереть, чтобы лишить власти всех, кто ее не достоин? - Довольно резко спрашивает она. - И кем должны быть эти люди? Когда убивали японцев, все те же лица оставались у власти, и лишь смерть британцев что-то изменила. Право быть людьми у нас забрали не лично вы, но где вы и ваши слова были, когда проводились массовые зачистки в гетто с беззащитными людьми? Великие деяния, достойные великой страны.

Последнее Акено едва не выплюнула. Она опередила Лесли на две ступеньки, а впереди было еще десятка три. Ужасно бесконечная лестница... может в следующий раз поискать лифт?

Но тон японки - лишенный раболепства и полный совершенно искренней ярости - все-таки казался здесь, в святая святых британской власти, таким... неуместным? Слишком дерзким. Словно принцесса Юфемия приблизила к себе змею, совершенно не замечая (по наивности своей, не иначе) сочащихся ядом клыков. Интересно, с Ее Высочеством Акено разговаривает так же или все-таки опускает взгляд и шепчет ласково и покорно?

Можно ли вообще оставлять такого человека рядом с принцессой?
[nick]Акено Ходзимэ[/nick][icon]https://i.imgur.com/KNcYi8R.png[/icon][status]в тени[/status][fld1]✎: <a href="https://codegeass.ru/viewtopic.php?id=635">Анкета персонажа</a>[/fld1][fld4]✎: <a href="https://codegeass.ru/pages/id121">Личная страница</a>[/fld4]

+4

9

Чуть меньше чем год. Это то время, которое разделяло дату окончания реабилитации Лесли и Бойню в Синдзюку. Смолу пришлось бы умереть во время работы, чтобы его отправили в сектор, да и кроме него там уже был человек, который с достоинством погиб за свои взгляды. Потом были еще, более популярные, друзья для больших пуристских шишек, а потом понадобился тот, кто очистит репутацию. Исправит ситуацию в секторе и, скорее всего, его отправят назад. Как бы ни так, он сам вернется в метрополию. Победоносным маршем и совсем не обязательно выполнив их задачу.  Когда Лесли хвастался одному из друзей про свой перевод, то в шутку назвал себя политической горничной. Уверенный в том, что он лишь временная мера, Смол пояснил это тем, что он отмоет место пуристов от позора, чтобы потом на все чистое мог налететь еще один пурист. Тот, кто со спокойной душой сможет снова его замарать. Но говорить обо всем этом Акено равносильно суициду.

Чтобы лишить всех недостойных власти не нужно никого убивать, - Смол спокойно отвечает женщине на ее резкие выпады. Время, проведенное под руководством пуристов, он тратил на улыбки тем, в чьи портреты вечерами кидал дротики. Контроль над эмоциями - очень важная способность для политической горничной. И пусть его руководство не могло об этом знать, оно совершило невероятно удачный выбор.  - После меня обязательно придет кто-то другой. Даже если я буду пытаться изменить мир к лучшему, то я не могу отвечать за тех, кто придет вслед за мной, когда меня из-за моих поступков прогонят из сектора, - все-таки сказал то, что не хотел, пусть и другими словами. Для сожалений не остается ступенек, поэтому нужно собрать в кулак все те мысли, которые есть в голове. Теперь пора рисковать, время Лесли начать играть в полную силу. - Мы можем пойти совершенно другим путем, госпожа Акено. Не знаю, понравится он вам или нет. Готовы ли вы довериться сами себе и постараться изменить человека, занимающего пост советника-пуриста? - Лесли решился действовать от обратного. - Готовы ли вы убить пуриста в человеке или будете продолжать надеяться на то, что когда-то любители чистоты закончатся? И, в первую очередь, готовы ли вы преодолеть свое презрение и посмотреть мне в глаза?

Даже если Акено была змеей, Лесли не уступит ей. Смол не хуже, не лучше пуристов. Несмотря на то, что эти люди не нравились ни Исекаве, ни самому юноше, Лесли улыбаясь им в глаза, за спиной размышлял о том, как они упадут с вершины. Он обязательно станет великим человеком, но у него нет никакой возможности прийти наверх с чистой совестью, но этого и не надо. Люди поверят в него и идею, которую он будет нести, этого будет достаточно, чтобы верить в свое величие.

+3

10

..но если Лесли Смол не может отвечать за то, что оставит после себя - какой толк вообще в его действиях? Какой смысл увещевать сейчас Исикаву Акено и убеждать ее в чистоте его намерений, если в конечном итоге он, как и все прочие "достойные" покинет это место?

Она - дочь этого гордого народа и этой прекрасной земли - никуда не уйдет со своей земли, как и многие ее земляки, решившие организовать сопротивление. Безнадежное, отчаянное - но полное решимости до последнего стоять за свою честь и свою Родину сопротивление.

Ей - женщине, супруге, матери - некуда деться отсюда. И ей важно, что оставит после себя принцесса Юфемия и как повлияет на это сладкоречивый Лесли Смол. Потому что "политическая горничная" покинет дворец и возможно никогда уже не вернется, а ей и ее детям продолжать жить в том мире, который он оставит за спиной.

И может ли Лесли Смол прочесть все эти мысли в непроницаемо-черном взгляде? Акено подняла взгляд, как он и хотел, и замерла, глядя прямо и без стыда. Было ли в ее взгляде презрение? Ненависть? Или, быть может, огоньки зарождающейся симпатии? Сомнение, которое он мог бы обернуть себе на пользу?

Во взгляде этой женщины была... бездна. Пустота, которая отличает наивно верящих в высокие идеалы людей от тех, кому по жизни довелось хлебнуть боли и горя. Кажется, захлестни пережитое ею Лесли Смола - и он тоже изменился бы до неузнаваемости, потерял бы сияние глаз и стремление к своей прекрасной мечте.

Или нет?
Или это только слабый человек может так сломаться?

Акено коротко улыбнулась прежде чем отвести взгляд и снова начать подъем по этой бесконечной лестнице.

- У вас в самом деле нет детей, мистер Смол. Будь они у вас, вы бы понимали, что совершенно неважно, что мы ДЕЛАЕМ. Важно - что мы ОСТАВИМ после себя. И даже если с вашими советами Ее Высочество Юфемия приведет Одиннадцатый сектор к процветанию, а следом за вами придет очередной мясник и устроит еще одну резню в гетто - значит ВАШИ действия были бессмысленны.

Японка глянула на часы, выглянувшие из-под рукава пальто. Изящный тонкий браслет и золотистые стрелки показывали время: четверть десятого. Лицо ее на мгновение смягчилось, словно она вспомнила что-то очень приятное... но голос остался таким же невозмутимым - и контрастом этим резануло будто пощечиной.

- А если так... не тратьте время, мистер Смол.
[nick]Акено Ходзимэ[/nick][icon]https://i.imgur.com/KNcYi8R.png[/icon][status]в тени[/status][fld1]✎: <a href="https://codegeass.ru/viewtopic.php?id=635">Анкета персонажа</a>[/fld1][fld4]✎: <a href="https://codegeass.ru/pages/id121">Личная страница</a>[/fld4]

+4

11

Его действия перестанут иметь смысл, если пуристы вновь отправят в сектор еще одного Джеремию. Его след пропадет тогда, когда в регионе окажется кто-то, не разделяющий его позицию. И если вдруг таких людей просто не окажется? Кого-то будет все устраивать, кто-то будет задавлен авторитетом. Рассуждать о таком еще молодому и политически неопытному Лелси было рано, но он готов показать всему миру, что он талантливый, но не опытный, может дать фору любому из окружающих его пуристов, которые застряли в прошлом веке. Он создаст новое понятие чистоты, если надо впишет это определение в каждый словарь самостоятельно. Чтобы возродиться, фениксу необходимо погибнуть. Лесли готов оказать последнюю услугу своим уже гаснущим товарищам.

И все же, Акено Исикава, как же эти два слова одновременно мотивируют, пугают и заставляют кровь стыть в жилах. Смолу нравится вести с ней диалог, даже если ее мнение о нем лишь немного изменяется в положительную сторону. Лесли восторгается силой ее взглядов, благодаря которым она противостоит сладким речам пуриста. Девушка дает ему много больше, чем он может получить в разговоре с кем-то настроенным дружелюбно. На пересечении мнений рождается истина, осталось лишь найти эту тонкую грань. Убеждать ее в своей исключительной правоте бесполезно, об этом говорит тьма в ее глазах. Между чистым белым и мрачным черным находится свинцово-серый цвет реальности. И ради того, чтобы добавить белой краски в этот мир Лесли и пытается стать великим. Как минимум, чтобы каждый черный цвет стал хоть чуть-чуть серее. И все это ради того, чтобы доказать что он, маленький человек, все-таки способен на великие дела. Как эгоистично, все-таки.

Я не согласен с вашим мнением, Акено, - заметит ли девушка, что тьма в ее глазах стала одной из причин его следующих слов? – У меня нет детей, но я не уверен, что смогу прожить дольше родителей. Один неудачный случай может изменить многое. Я не смею играть настолько малую роль, чтобы влиять только на одиннадцатый сектор. Ради того, чтобы близкие мне люди могли прожить жизнь, уверенные за то что их сын может постоять за себя, я как минимум должен изменить метрополию. Все остальное произойдет само, - Лесли говорит о невыполнимых вещах так просто, будто бы дает обещание матери не шкодить. В каком-то смысле он действительно дал матери обещание. И он его обязательно выполнит. – После меня не будет никого, кто мог бы навредить процветанию сектора. Единственная жертва, которая будет необходима - гордость аристократов, думающих, что у них есть возможность загонять людей в гетто и управлять их судьбами. Люди легче доверяют тем, кто дает им хлеб, чем тем, кто стреляет в них за неповиновение. Возможно, мой пример даст понять это знати хотя бы в этом секторе. Не думайте что моя основная задача - сделать лучше всем, но в великой стране не должно быть ничего, что может уничтожить ее изнутри. Одна из причин гибели Рима схожа с ситуацией в нашей империи. Я не готов допустить повторения ошибок далекого прошлого.

Лесли Смол чувствует себя проигравшим. В самом начале разговора он дал себе слово не давить на жалость, не говорить о прошлом, а сейчас занимается всем этим. Акено вырвала из него эти слова, так что он считает ее победившей в этой дуэли.  Теперь у нее есть лишь два пути, довериться ему, пытаясь уколоть врага в самого сердца, или же наоборот использовать эти слова против него. Лесли готов к любому варианту, из-за того, что пуристы, которых Исикава всем сердцем ненавидит, считают, что судьба проигравших в руках победителя. Парень не будет отказываться от этого тезиса в проигрышной ситуации, иначе какой от этих слов смысл.

Отредактировано Lesley Small (2020-04-07 00:37:27)

+3

12

Речи Лесли заставили Акено удивленно вскинуть брови и даже кинуть еще один взгляд на его обувь, будто именно туфли мистера Смола могла дать точный ответ - шутит он или просто ловко играет словами.

- Весьма... грандиозный масштаб, - кажется, японке потребовалось время, чтобы подобрать подходящее слово. Она снова оправляет юбку, и Лесли вдруг понял, что обогнал ее на добрых пару ступеней. Кажется, такого просто не могло случиться, но вот они - раз и два. Ровно две.

Правда, значит ли это хоть что-то в их гонке? Соревнование на скорость перешло в соперничество взглядов и разве что искрами не взрывается очередное их столкновение. Талант и идейность молодого пуриста против жизненного опыта гордой японки... мог ли быть хоть один шанс исход, отличный от ничьей?

- Рим, говорите, - протянула Акено, и в ее голосе Лесли мог различить, наконец, то чувство, без которого не смог бы сломить оборону из пережитых ею бед и горя, - сомнение. - С вами многие не согласятся. Страх - надежный инструмент, а гордость аристократов неистребима. Поверьте буракумину, эта гордость - в самой человеческой природе.

Исикава вздохнула и плечи ее чуть расслабились. Она первой поднялась к финальной ступеньке и остановилась там, чтобы приветствовать своего оппонента протянутой рукой.

- В культуре моей родины было бы верно поклониться, мистер Смол. Но чтобы влиться в британское общество, нам с мужем пришлось знакомиться с... непривычными жестами.

Непривычными - плохими? Или хорошими? По взгляду и тону Акено было совершенно неясно, но рукопожатие у нее было на удивление твердым.

- А сегодня новую для себя культуру изучает Ее Высочество. И я ценю это превыше любых слов, - продолжила она, подняв взгляд. Если приглядеться... они не совсем черные. Игра света, не иначе - потому что сейчас, когда они остановились друг напротив друга, Лесли легко мог различить шоколадную радужку. При ближайшем рассмотрении бездна оказалась довольно теплой - но не обман ли это?

- Вы спросили меня, готова ли я довериться вам. И мой ответ остается неизменным - не готова, мистер Смол. Я не верю политикам и особенно не верю вашим покровителям. Но вы действительно достойный оппонент. - Акено оправила свое пальто и покрепче сжала ручки чемодана с бумагами. - Всего полгода назад никто на этой земле не мог даже предполагать, что придут принц-теплый-как-солнце и принцесса-грядущей-весны. Все, на что могли рассчитывать мы, бывшие японцы, - на милость британских господ. Сегодня у нас есть надежда на их понимание. И пока я верю в Ее Высочество, я постараюсь увидеть хорошее и в вас.

А это значит...

- Я буду присматривать за вами, мистер Смол, - с одновременно легкой и жутковатой улыбкой произнесла Акено. А затем, еще раз глянув на часы, коротко кивнула. - Прошу меня простить. Прежде чем начнется совещание, мне нужно заглянуть еще в один кабинет. До встречи, мистер Смол.
[nick]Акено Ходзимэ[/nick][icon]https://i.imgur.com/KNcYi8R.png[/icon][status]в тени[/status][fld1]✎: <a href="https://codegeass.ru/viewtopic.php?id=635">Анкета персонажа</a>[/fld1][fld4]✎: <a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=121">Личная страница</a>[/fld4]

+4

13

И снова эта женщина смотрит на его туфли. Любой другой пурист считал бы это нормой, но для Лесли это было почти что оскорблением. Акено была достойным соперником и верна своим идеалам, и раз Смол считает ее такой, она определенно должна смотреть ему прямо в глаза, даже если ее взгляд будет полон ненависти, как и прежде. Это будет последний раз, когда он позволит Исикаве рассматривать его обувь, в любой другой раз он не потерпит ее неуважения к самой себе.

Если бы разговор Лесли с Акено проходил бы не так интересно, то Смол бы порадовался маленькой победе в их гонке. Но сейчас пурист испытывал радость исключительно от исхода их разговора. Его изначальный план начинает пополняться мелкими деталями и условностями. Акено права во всем, но парень готов противостоять как аристократической натуре, так и страху, со вторым он знаком лично и знает на что способно это чувство. Некоторые из пуристов могут даже поддерживать Лесли, но открыто об этом не заявят, и все это из-за страха перед теми, кто сидит на вершине. Перед возвращением придется тщательно подготавливать почву, намного тщательней, чем он планировал изначально. Нужно будет найти тех, кто поддержит его среди пуристов здесь, в одиннадцатом секторе. Даже если это сработает, то этого будет мало для его плана. Хорошо, скоро ряды пуристов будут пополнены благодаря рекомендациям Лесли. Своими речами он смог стать одним из пуристов, точно так же он сможет помочь некоторым людям попасть в его фракцию.

У Акено довольно твердый характер и это чувствовалось в ее рукопожатии. Если ее следующие слова были намеком, то он сможет потратить свое время на изучение культуры сектора. Слова Исикавы про принцессу и ее предшественника являются хорошей характеристикой для принцессы с розовыми волосами. Быть под управлением этой принцессы - довольно хорошая ситуация для воплощения своих планов в жизнь. Можно будет скрыть свои истинные намерения тем, что ему нужно добиться доверия принцессы или чего-то такого. Надо срочно заводить новые знакомства и вспоминать о старых друзьях, второе было намного труднее.

Наконец-то они добрались до второго этажа. Неожиданно для Лесли настало время расходиться. У Акено были какие-то другие дела перед совещанием, а самому парню нужно было подготовиться к встрече с остальными советниками юной принцессы. С ними будет легче найти общий язык, все-таки они не ненавидят его за то, что он принадлежит к пуристам, по крайней мере, не должны.

Надеюсь, что скоро я смогу вас обрадовать своими действиями, госпожа Акено, - уверяет Лесли и тоже смотрит на часы. - До скорой встречи, мне нужно встретить еще достаточно людей, которые хотят допросить меня, не помешает подготовить ответы на их вопросы, - с этими словами Смол откланивается и уходит в другую сторону, направляясь в тот кабинет, расположение которого ему назвали охранники снизу.

Слова Акено понятны, но вместе с этим немного пугают, хотя может это эффект только из-за ее улыбки. У Лесли появился гораздо больший смысл достичь своей цели, чем простое желание. Теперь ему еще надо доказать то, что он достоин доверия одной женщины.

Эпизод завершён

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 06.01.18. Разница во взглядах