По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 07.01.18. Ботинки для колосса


07.01.18. Ботинки для колосса

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Дата: 7 января 2018 года
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 12:00
4. Погода: К обеду утренний дубак отступил, стоило только небесном светило озарить столицу Империи, согревающее всё, до чего только могли дотянуться его лучи. И не усиливающийся по приближению к полудню ветер, ни редкие облака не могли ему помешать объять каждого жителя Британии.
5. Персонажи: Фредерик Леннокс
6. Место действия: СБИ, Пендрагон, Форин-Офис
7. Игровая ситуация: Фредерик Леннокс приглашён на встречу с Его Величества главным государственным секретарём по иностранным делам, маркизом Хью Джеральдом Луи Бедфордом. На повестке дня — новое задание особой важности, суть которого окутана завесой тайны и не разглашается. О встрече стало известно ещё в конце декабря — в поздравительной новогодней открытке, предварительной упакованной в конверт с печатью секретаря, герцога пригласили в Форин-Офис, расположенный в одном из строений Пендрагона в административном районе города. Секретарь по иностранным делам ожидает Леннокса в своём кабинете, сидя в своём широком кресле.
8. Текущая очередность: Фредерик Леннокс, секретарь. Секретаря отыгрывает Император Чарльз.

+2

2

Праздники. Фредерик очень любил праздники. Всякие там  новые годы, хеллоуины и им подобные. Когда люди, с неимоверным ажиотажем, тарятся всякими сладостями и вкусностями. В такие дни конфеты раскупались влёт. И не только конфеты. Это было вполне прибыльно. Потому Фредерик любил праздники. Правда, не только из-за этого. В предпраздничные дни ещё очень многое решалось. Люди оставались людьми, даже занимая высокие посты, потому и высшим чинам порой приходило в голову сообщать о своих серьёзных намерениях и важных встречах в поздравительных открытках и прочей милой ереси. Эти самые прозрачные или не очень намёки, непременно приправленные ванильной официальностью, обязательно сулили нечто интересное. А может и грандиозное. Поэтому, шагая по длинным коридорам Форин-Офиса, Леннокс – то есть, герцог Ричмондский, конечно, Ленноксом он перестал быть официально приняв титул герцога, отдав младший титул второй сестре, но почему-то всё никак не мог сам себя называть именно Ричмондом – шёл с неким едва видимым предвкушением. Как ребёнок, с утра бегущий в гостиную высматривать под ёлкой подарки, так и юный герцог чинно отмерял шаги до нужного кабинета, считая про себя. Лучшие праздники с лучшими подарками. Ну и, что на этот раз припасено под огромной ёлкой лично для него?! Секретарскую он миновал довольно быстро. Точно вовремя по согласованному ранее времени, ручка двери кабинета повернулась, пропуская внутрь молодого герцога. Фредерик никогда никуда не опаздывал. И никогда никуда не спешил.

- Доброго утра.

В любой кабинет, в любом здании и в любое время Фредерик заходил, как к себе домой. И нет, дверь не открывалась с ноги, лорд не заваливался внутрь будто с похмелья с физиономией сосланного на каторгу старика. Не имелось в его действиях и показательного гонора, что частенько был присущ людям его возраста. Ричмонд оставался всегда собранным,  настроенным на рабочий лад, даже если просто заходил в свой личный кабинет. Фредерик любил работать. Делал это часто и оттого профессионально. Он не считал нужным тратить время на представления, указания собственных титулов и прочую скучную процедуру, коей грешили очень многие лорды. Также Леннокс не пользовался услугами секретаря: ни своего личного, ни местного из секретарской. Он считал, что если уж его куда пригласили, то там уже все знают, кто он такой, какой титул носит, чем занимается, как выглядит и что способен себе позволить. Как в действиях и поступках, так и в поведении и непримиримости решений. Не дожидаясь приглашения, сразу прошёлся к креслу напротив хозяйского, и чинно опустил свою прекрасную задницу в него. Многие, исключительно не желающие работать (не с ним лично, а по жизни), находили это действие неверным, грубым и неуважительным. Леннокс же всего-то очень дорожил своим и чужим личным временем.

- Празднование Нового Года в этом году оказалось поистине фееричным. Вы видели салют?

Буднично проговорил герцог. Находящийся перед ним маркиз сам по себе не представлял никакой ценности для лорда. Только информация, которой тот обладал. Но Леннокс предпочитал соблюдать формальные правила ведения подобных бесед. Что ж, вначале говорим про ёлку, потом – про подарки. Ричмонд никуда не торопился – пока. И не торопил тех, кто был рядом.

- Надеюсь, вы пригласили меня не на чай с печеньем.

Беззаботно улыбнулся герцог, пошутив. На самом деле, шутки тут не было вообще. Если Фредерику в подобных обстоятельствах предлагался чай с печеньем не его производства – он расценивал это прямым оскорблением. Запоминал. Записывал и припоминал при случае. Причём, молчал о подобном. Из-за чего важные сделки и встречи срывались, а люди не могли понять причины. Оттого Леннокса считали крайне жестокой тварью. А он просто радел за свой бизнес.
После празднования Нового Года, всё входило в привычный ритм жизни Британской Империи. Праздники прошли. Но выдача подарков ещё не окончена. Фредерик имел некоторые догадки о предстоящей теме разговора, но, как маленький ребёнок, предвкушающий идеальный подарок, предпочитал молчать, позволяя говорить тому, кто обязан сообщить ему обо всём лично.

+7

3

https://i.imgur.com/mqK4jko.png
Хью Бедфорд

- Здравствуйте, Ваша Светлость!
Лорд Бедфорд прекрасно знал привычки и повадки всей вышестоящей знати (и не только). А если эта знать ещё занимала значимые должности в рамках деятельности его министерства, гарантируя тем самым частые контакты - так и подавно.
Конечно же, герцог Ричмондский приходил всегда вовремя. По часам его и ждали.
Поспевшее уведомление секретаря, как обычно, оказалось ни к чему.
Лорд Бедфорд поднялся из кресла, стоило герцогу оказаться в помещении, и ответил на приветствие по процедуре. С поклоном.
А когда высокий гость предпочёл сесть, последовал его примеру и сам, чуток покряхтев.
- Конечно, Ваша Светлость. Отлично удалось. Хотя, чем дольше живу, тем больше мне кажется, что в декабре у нас многовато праздников.
Бедфорд пожал плечами, поделившись этой сокровенной мыслью с усмешкой. С Фредериком Ричмондским было по-своему приятно работать.
Лишнего он предпочитал не говорить и не спрашивать. В том числе не пользовался почём зазря своим высоким, несмотря на года, положением.
Иной закинул бы ногу на ногу, потребовал бы церемонии, обязательно бы ухватился за шанс напомнить бедняге-маркизу, что он всё-таки маркиз, да и, вообще говоря, безземельный. Хоть и министр, госсекретарь Короны.
Но что ж, не впервой, справились бы и с церемонией.
Герцог - он по заслугам герцог. Имеет право.
- Коли желаете, то и чай будет. Но, конечно, не за этим.
С другой стороны, года опыта за пазухой не слишком тут помогали.
Где-то у самой затылочной кости вился червячок неприятной мысли о том, как иные невезучие господа оказывались у юного герцога в немилости. И во многих случаях - вовсе по неясному поводу.
И хоть давно вместе работают, и хоть Ричмондский - не сюзерен Бедфорда, получается довольно неуютно.

Переходя к делу, госсекретарь извлёк из стола папку, которую начал неспешно пролистывать, припоминая детали и привычно возвращаясь от нездоровых мыслей к полезным.
- Вопрос, по которому вы здесь, необычайной секретности и важности. Вы, конечно, знаете, но я обязан предупредить: любые утечки будут расценены, как измена. Посвящены лишь высшие чины Форин-Офиса, Император, и вот сейчас мы привлекаем к делу послов. Даже для Сената это - закрытая информация.
Не говоря уж о семье. Юному-то герцогу удержать тайну от недавно появившейся зазнобы может оказаться и посложнее, чем от коллеги по Верхней Палате.
Но озвучивать эти подозрения было бы оскорбительно.

+8

4

Праздников много не бывает. Особенно если на эти праздники принято покупать сладости. Бизнес не был для Фредерика важнее политики – просто интересней и привычней. Так что, Леннокс милостиво не стал спорить с маркизом, лишь едва различимо улыбнулся тому. К чужому мнению герцог не прислушивался – никогда. Но вполне допускал, что у людей это самое, собственное, мнение может быть. А вот использовать иные доводы, рассуждения и даже слухи и сплетни – это полезно и порой вовсе необходимо. Поэтому герцог никогда никого не затыкал. Пусть говорят, а он послушает. Может, что придумает нового. Или просто посмеётся, почему бы и нет, в целом?

- Пожалуй, я откажусь.

Мирно уведомил герцог на счёт чая. Всё, что касалось политики Леннокс уважал. Дела, проблемы, решения, проигрыши и людей. Всех тех, кто не гнушался пачкать руки в этом грандиозном сортире. Потому вольности, что допускались Ричмондом в бизнесе, никоим образом не распространялись на политику и, тем более, дела государственной важности. В свои юные годы Фредерик полностью понимал, что, в отличие от  бизнеса, в политике он не более чем крошечная шестерёнка громадного механизма. И предпочитал вести себя соответствующе, стараясь оставаться не заржавевшим, никому ненужным болтом, а вполне удобной, рабочей деталью.
«Может, он мне ещё напомнит о том, что я гражданин Священной Британской Империи?»
Секретность и важность. Разумеется, иначе Фредерик не сидел бы сейчас в данном кабинете. Старик. Бедфорда многие называли стариком. За спиной – чаще, но не всегда. Ленноксу было не так много лет, в бизнес он пришёл вообще ребёнком, и порой сталкивался с возрастными предрассудками . Сам он не видел в возрасте маркиза что-то настолько страшное, чтоб считать его стариком, никчёмным и глупым. Пока Его Величество находил в нём пользу, остальные тоже обязаны были этим человеком пользоваться, несмотря на его юный или преклонный возраст.

- Понимаю.

Участливо ответил герцог, кивнув. Интересно. Утечка, значит, информации. Возможная. А где возможная – там реальная. Впрочем, когда дело касается секретности, то утечки и прочие прелести непременно предполагаются, отслеживаются и контролируются с самого начала. Так же, как в бизнесе – даже в самом выигрышном деле обязательно  закладываются серьёзные риски. А тут… Двое могут хранить секрет, если один из них мёртв. Кажется, в этом деле их будет куда как больше, чем двое. Ленноксу это казалось интересным и занимательным. Бояться-то он не умел.

- Я слушаю.

Больше всего на свете Фредерик не любил бесполезную трату времени. Своего особенно. Теперь он не видел смысла в жарких заверениях на счёт того, что он, мол, никогда, да ни за что, да даже под страхом расстрела никому ничего не скажет, и вообще! Как и не понимал, к чему ему, герцогу Ричмондскому, вдруг рассказывать этому маркизу о своей безупречной репутации и куче выполненных дел в прошлом, напоминать о своих регалиях, заслугах перед Короной, а так же вспоминать, сколько там до него герцогов Ричмондских верой и правдой служили Его Императорскому Величеству столько-то лет подряд… и вообще, как он мог, этот маркиз, да ещё и безземельный, сказать такое самому герцогу, плюсом и посмотреть не так, как тот желал бы! Вместо всей этой чепухи Фредерик предпочёл краткий, уверенный ответ. По мнению Леннокса, он намного красноречивее говорил обо всём том, о чём умело предпочитал молчать юный герцог. Его дела, его родословная, его преданность говорили сами за себя. Потому – лучше сразу и к делу.

+7

5

https://i.imgur.com/mqK4jko.png
Хью Бедфорд

Дождавшись подтверждения Ричмондского о готовности сотрудничать в столь тяжёлых условиях, Бедфорд продолжил, подвигая к нему папку.
- План "Колосс", пожалуйте, Ваша Светлость. Вкратце: в ближайшее время мы ожидаем резонансное заявление Императора на политической арене. Угрозу. И, по заверениям Генштаба, это будет весьма убедительная угроза.
Империя поставит миру классический ультиматум: все, кто не с нами - против нас, считаются оказывающими сопротивление и подлежат безжалостному уничтожению.
Альтернатива уничтожению - не колониальный статус, но союз с Империей.

Опыт с ЮАР был признан успешным, и теперь Форин-Офис решил развить заложенные на том направлении Шнайзелем, да не будет помянуто к неблагости его порочное имя, идеи.
- При всём желании, Империя сейчас не в силах колонизировать обширные новые территории. Даже Альбион и недавние африканские успехи являют собой... Определённые сложности в этом плане.
Поэтому вариант с союзом особенно выгоден для нас. А для иностранных лидеров предоставляет благоприятную иллюзию безопасности.

Иллюзию.
Факт, прекрасно понятный всем и каждому - кроме, быть может, народа, которому подадут новости под особенно сладким соусом.
- Союз этот будет военной природы. Все участники обязуются передать свои войска Империи. За исключением, возможно, небольшой гвардии. Империя, в свою очередь, обязуется организовать оборону и безопасность участников.
Таким образом, мы убиваем сразу целую свору зайцев. Лишаем всех присоединившихся реальной возможности участвовать в войне. Ставим их военную индустрию нам на службу. Получаем возможность беспрепятственно развернуть военные базы на новых территориях, без фактической необходимости удерживать их силой. И, что самое главное, гарантируем лояльность Империи их лидеров.
Коррумпированные европейцы в первую очередь будут заинтересованы в личной выгоде. И - о чудо! - Империя обязуется не посягать на эту великую ценность. Несложный выбор: рисковать попаданием под безжалостный сокрушающий удар и потерей всего... Или отдать войска в обмен на гарантию как минимум нескольких лет (о наших сложностях с дальнейшей колонизацией, конечно, и они знают) свободного и безопасного разграбления собственного государства. А там, глядишь, и титулы заработают, помрёт то ли ишак, то ли падишах...
Им - замечательная возможность. Нам - горстка послушных марионеток.
Так они будут думать.

Бедфорд усмехнулся, выдавая в себе коренного, настоящего британца. И неудивительно.
Как бы смог занять в этом государстве столь высокий пост человек, лишённый амбиции и любви к щекочущему чувству безоговорочного превосходства?
- Мы рассчитываем, что изрядная часть Африки примет наше предложение сразу. От безысходности. Для них условия будут самыми невыгодными.
Европа будет деморализована, но вряд ли сломлена. Здесь на арену выходите вы и другие послы.
Вашей задачей будет убедить как можно больше сомневающихся государств Евросоюза присягнуть Империи на верность. Так как базовые условия союза останутся конфиденциальными, вам предоставляется большой простор для манипуляции европейцами путём "дополнительных свобод и привилегий именно для вас, строго в конкретном случае". Никогда не превосходящих основные, разумеется. Но безумно щедрых на фоне примкнувших к нам "в первой волне" африканцев. Думаю, вы уже понимаете, как это должно сработать.

Усмешка Бедфорда становилась всё шире по мере того, как Ричмондский изучал документы, описывающие детали плана, основные условия союза, и всё прочее необходимое в деле подобного масштаба.
- По нашим ожиданиям, конверсия хотя бы трети участников Евросоюза, даже самых слабых и бесполезных из них, будет достаточной, чтобы вызвать коллапс всего этого держащегося на честном слове безобразия. А даже если нет, победа Империи будет предрешена и станет лишь вопросом времени.
Не то чтобы это уже было как-то иначе.

На том общая картина плана должна была проясниться, и Бедфорд откинулся на спинку кресла, ожидая комментариев герцога.
- Что думаете, Ваша Светлость? На пятьдесят седьмой странице начинается список потенциальных целей для вашей миссии, и я приглашаю вас выбрать самые перспективные именно для вас.

+8

6

Папку Леннокс взял в руки больше автоматически, чем действительно желал бы то сделать. Привычки вникать во всё и сразу, выработанные с юных лет, брали своё. Фредерик желал знать максимально достаточно для выгодной сделки. И если б бизнесом данный вопрос и заканчивался, то Ричмондский несомненно был на высоте. Только вот, тут оставалась ещё и политика.
«Наигрались в колонизаторов, теперь на очереди сотрудничество».
Перевернув несколько листов, Фредерик едва заметно дёрнул уголком губ. Политика, политика… к чёрту бы её, эту политику. Леннокс любил бизнес, деньги и ещё раз бизнес. Теперь всё это осталось там, в детстве. В его странном детстве, которое состояло полностью из проблем и их решений.
«Верно, нечего пихать в рот то, что не способен даже прожевать».
Политика Императора самому юному герцогу казалась скучной. До этого самого мгновения. Захват территорий возможен до того момента, покуда эти территории ты способен удержать. И множество событий в прошлом (и недавнем тоже) наглядно показали: Империи достаточно того, что она уже напихала себе в рот. Потому Ричмондский в своё время с радостью взялся за Индийское дело. Оно было новым, оно не несло под собой захват власти, земель и людей. Сотрудничество – вот основной путь, по которому следует идти Великой Империи. Гордой стране с идеальным правителем.

- Некоторые иностранные лидеры напуганы настолько, что поверят и в менее правдоподобную сказку.

Как бы невзначай поддержал Леннокс, задумчиво рассматривая что-то на одном из листов документа. Со стороны Бедфорда однозначно не было видно, чем же конкретно заинтересовался Фредерик. Но застрял герцог где-то на середине. У него имелись собственные увлечения некоторыми территориями. И пусть эти самые увлечения не всегда совпадали с решениями предыдущего герцога, но они имели место быть у текущего.
«Зачем убивать зайцев, если выгоднее разводить кроликов».
В целом, на первых парах, подошёл бы и данный план. Но в дальнейшем сам Леннокс бы действовал немного иначе. Впрочем, он не считал себя настолько умудренным опытом в данной области, чтобы лезть с советами. Фредерик уже заинтересовался тем, что он мог использовать. И каким именно образом.
«Африка. Сколько там плантаций какао-бобов можно было бы разбить».
А вот эти мысли следовало однозначно не озвучивать. Никогда вообще. Теперь Фредерик не был бизнесменом. Он являлся политиком. И не дело политикам думать о таких мелочах, как производство какао-бобов. Но…
Леннокс усмехнулся ничуть не хуже, чем то сделал Бедфорд. Был ли он рад за Империю и её новые победоносные решения? Несомненно да! Был ли он рад тому, что он, самолично, станет частью всего происходящего? Пожалуй, тоже, да. Но бизнес никак не желал вписываться в политику. И вот это юного Леннокса совершенно не радовало. Впрочем, Фредерик считал, что подобное пройдёт. Главное, чтоб скоро. А то так и до депрессии недалеко.
«Ты не умеешь впадать в депрессию».
Он давно понял, что является тем самым монстром, которого так боятся многие. Те, кто никак не способен понять, что нет никакого страха.
«Зато умею в политику».
С того самого момента, как Фредерик официально принял титул герцога Ричмондского, он стал политиком. Так в мире взрослых официально назывались монстры. Те, кто вершит историю. Чаще всего – кровавую. И это… стало новым интересом для Леннокса. Куда как большим, чем бизнес, шоколад и старший брат. Фредерик перевернул ещё пару страниц, останавливаясь на пятьдесят седьмой. И вдруг искренне улыбнулся, поднимая взгляд на маркиза. Так смотрят дети, которые вдруг внезапно находят в запечатанной коробке ту самую игрушку, о которой мечтали. Ухмылка стала шире, но искренность из глаз юного герцога никуда не исчезла. Та самая игрушка. Которую теперь можно разломать, глянув на то, что сокрыто внутри. В самом сердце. Там, куда нет доступа, если не сломать. Леннокс не был ребёнком – никогда. Он всегда являлся монстром, что ломает людские судьбы, выстраивая из них нечто новое, интересное. Совершенное.

- Я бы начал с Греции и Болгарии.

Тут Леннокс почти отмахнулся, будто бы именно это дело его совершеннейшим образом ни за что не напрягло бы. И занялся он им просто потому, что надо же с чего-то начинать, коль пришло время. На самом деле Фредерик достаточно интересовался делами и событиями, происходящими в ЕС, чтобы уже сейчас сформировать для себя план действий. Который, несомненно, будет очень полезен всей Священной Британской Империи.

- Впрочем, не откажусь отправиться и в Кот-д’Ивуар с Ганой.

Мирно согласился Леннокс на менее интересные варианты. В целом, и в первом своём заявлении, и во втором, он обязательно найдёт то, что несомненно станет до крайности интересным не только ему. Но и Британии.

Отредактировано Frederic Lennox (2020-02-04 10:46:48)

+8

7

https://i.imgur.com/mqK4jko.png
Хью Бедфорд

Пока Его Светлость изучал папку, Его Величества главный государственный секретарь по иностранным делам наблюдал. Изучал реакции Ричмондского.
Пытался будто прочитать его мысли по выражению лица, мелким неосознанным движениям, тону слов и характеру усмешки.
Он оставался исключительно доброжелательным. И всё же наблюдал. Быть может, лишь ввиду обычнейшей профессиональной привычки.
- Отличный выбор, Ваша Светлость!
"И ещё этих рябчиков, попробуйте!"
- Позвольте ввести в детали.
Герцог уже наверняка прочитал и ознакомился с доступным материалом.
Но вдруг "по диагонали", не до конца? Вдруг не совсем верно понял и задаст пару вопросов? Вдруг имеет дельное предложение?
- Греция одновременно удобна и весьма неудобна для нас. Это-то и делает её особенно интересной. Расположение в глубине Евросоюза, в окружении наших противников, делает вариант открытого союза с нами крайне опасным.
Бесспорно, ещё хуже было бы, не имей Греция выхода к морю, но хоть этот выход и есть, он - отличная перспектива, а не применимое в ближайшее время преимущество.
Стоит Греции объявить о сотрудничестве с нами... И произойдёт печальный казус: несмотря на союзные гарантии, СБИ окажется без какой-либо возможности реализовать их. Мы банально не в силах доставить приличные войска в Грецию. Я слышал о неких теоретических фокусах, полагающихся на теоретические возможности нового парящего крейсера, вот только рассчитывать на фокусы - глупость, согласитесь.

В подтверждение серьёзности своих слов Бедфорд досадливо щёлкнул языком.
- И вот, в лучшем случае Греция отвлечёт на себя внимание прочих стран ЕС. Не более того. Расклад для нас нежелательный.
Грош цена договору, по которому столь вопиюще не выполняются обязательства.
И грош цена репутации заключившего его государства.
- Работать здесь придётся иным путём. Официальная дипломатическая миссия к правительству у вас, конечно, будет. И ваша убедительность перед греческим парламентом ничем делу не повредит. Однако, по-настоящему важные вопросы вы решите во время регулярного отдыха от тяжёлых переговоров. Которые наверняка прилично затянутся.
Бедфорд снова понимающе усмехнулся.
- На контакт с вами выйдут симпатизирующие нам местные. Они поддерживают минимальную связь с Британией, во избежание утечек и проблем. Мы даже не осведомлены в деталях об их структуре и конкретной обстановке. И именно здесь вы нам так необходимы.
Вам нужно будет разобраться, изучить персоналии потенциальных лидеров, выбрать самого перспективного из них и убедиться в его лояльности. Либо организовать таковую.
На том, в принципе, ваше дело в шляпе. На основании ваших данных, из брошенных вами в такую плодородную почву семян уже разведка вырастит толковое сопротивление.
По воле народа, наидемократичнейшим образом из возможных, в Греции сменится правящий режим... И, пожалуй, первым же делом Греция отзовёт свои армии из общеевропейской оборонной инициативы. Для разрешения внутренних проблем и усмирения беспорядков. Не придраться.
Разумеется, всё это должно выглядеть как совершенно естественный процесс, к которому Империя не имеет ни малейшего отношения. Наши действия, совершенно никак не связанные с Грецией конкретно, попросту послужили катализатором для без того тяжёлой политической ситуации... И так далее.

Бедфорд пожал плечами. Слегка развёл руками, расслабленно, невзначай. И полыхнул совсем молодой, насмешливой хитринкой в глазах.
Старик любил свою работу.
- Подозревать, конечно, будут. Главное - чтобы подозревали и нас, и Францию, и Германию, и Россию, и Китай, и драного плешивого кота ведьмы-соседки.
На данном этапе услышать идеи Ричмондского было крайне интересно.
План Форин-Офиса оставался крайне общим. Доработку деталей предполагалось оставить на плечах самих послов. Слишком уж велика индивидуальность подобной тонкой работы.
И если готовности (и способности!) принять, с гарантией успеха, честь такого огромного доверия не получится увидеть...
Что ж. Лучше не пытаться вовсе, чем навредить и подкосить весь план целиком.

+6

8

Чем был хорош Бедфорд, так это тем, что не имел привычки пугать или обнадёживать. Рассказывал спокойно о том, что может ожидать кого-либо, говорил о трудностях без преувеличения и не скрывал приятных возможностей для исполнителей. Перспективы и опасности. Политика, при детальном рассмотрении, всегда крайне сильно напоминала бизнес. Может лишь потому, что в неё играли преимущественно люди с деньгами.  Ленноксу это очень нравилось. Не настолько, чтобы заниматься только ей.

- Если Греции не понадобится военная помощь, то Британию никто не сможет уличить о невозможности доставки войск со стороны СБИ.

Юный Леннокс улыбался открыто и так доверчиво. Как умеют улыбаться только… монстры. Те, которые не боятся будущего. Те, которые способны создать своё собственное, втянув в него как можно больше людей, территорий, стран и их объединений. И не важно, какими именно способами.
Знал ли Ричмондский, каким образом это реально сделать? Знал. Уверен ли он был в своих силах? Пожалуй, он был уверен в силах Империи отомстить за него, если у него не получится.  В ближайшие лет пятьдесят примерно.

- Я понимаю. Вас.

Благостно улыбнувшись, согласно кивнул Леннокс. Бедфорд говорил о том, что ему, герцогу Ричмондскому, официальному послу Священной Британской Империи, придётся действовать достаточно скрытно и изнутри. И Фредерик действительно не врал – он понимал. Его, Бедфорда. И его однобокость взглядов. Как и допускал тот факт, что госсекретарю не всё видно с его места. Только вот, Леннокс работал не на Бедфорда. Он служил своей Империи. Верой, правдой, и исключительно так, как то требовалось.

- Я непременно выйду на контакт с теми людьми, с которыми будет необходимо. И обязательно изучу их, дабы выбрать достойного.

В своей жизни Леннокс никогда не спорил. С учителями. Братом. Отцом. Он всегда устанавливал правила в своих собственных играх. Которые неизменно  не противоречили играм Императора. Почему-то никогда в жизни Фредерик не сомневался в том, что Чарльз играл именно в игры. Ну а как иначе? Оставаться в здравом уме, крепкой памяти и не сожалеть о прошлом можно лишь играя в игры. В остальных вариантах появляются ненужные никому привязанности, симпатии и сожаления о собственных поступках. Навряд ли Император испытывал нечто подобное. Он же взрослый и мудрый правитель.

- Но у меня остались вопросы.

Что, собственно, вполне закономерно. Если б их не возникло, вот тогда стоило и насторожиться Бедфорду. А так – проще было просто отвечать.

- Греция пожелает экономического сотрудничества с Британией.

Герцог высказался настолько уверенно, будто бы уже лет тридцать развивал финансовую деятельность с этим государством. Что априори невозможно.

- Не сразу. Но непременно.

Юный Леннокс всегда оставался реалистом. Потому не строил никаких иллюзий, и не желал, чтобы их строил кто-то иной. Особенно в тех делах, за которые брался сам Фредерик. Это, как минимум, совершенно невыгодно.

- Если иные страны захотят воспрепятствовать этому, то в итоге выступят они уже не против союза с Британией. А против экономического благополучия Греции. Свободной страны. На территории которой вовсе не будет войск СБИ.

Другие предпочли бы опираться именно на военную помощь. Ну а как иначе ликвидировать всяких там недоброжелателей и недовольных? Фредерик однозначно мог сказать, что есть иной способ. Но сейчас он молчал об этом.

- Потому мне крайне важно знать: какое финансирование Британия может оказать мне в данном вопросе.

Отлично понимая, что ему, буквально, придётся находиться в окружении, в эпицентре недоброжелателей, и вооружённых врагов, Леннокс совершенно спокойно интересовался финансовой частью общего плана. Что, юный герцог так падок на деньги? В этом заключается вся причина? Жадность, нажива, пополнение материальных благ. Слепое поклонение Золотому Тельцу. Глупый мальчишка слишком любил власть и деньги! Или… Пока все играли в войну, Ричмондский продолжал играть во что-то другое.

+5

9

https://i.imgur.com/mqK4jko.png
Хью Бедфорд

Поначалу слова Ричмондского - о решении проблемы невозможности доставки войск, о понимании, о бесспорном согласии и даже о вопросах - Бедфорд подтверждал кивками.
Затем...
Экономическое. Сотрудничество?
Его брови неуловимо поползли вверх.
Экономическое благополучие свободной страны.
Вот как.
Ответил старик не сразу. В седой голове зароились мысли. Неприятные. Настораживающие.
Юный герцог, безмерно способный и чрезвычайно дальновидный, доказавший себя много раз ранее озвучил совершенно бредовую идею.
О каком экономическом сотрудничестве может идти речь, когда Евросоюз уж давным-давно наложил на Британию (неожиданно, но по случаю войны) полное эмбарго?
Единственный путь "пожелать" для Греции - Евросоюз покинуть. Иначе все подобные желания останутся снами мечтателей. Максимум.
Покинув же Евросоюз, Греция немедленно станет для него врагом. Даже объявив о нейтралитете.
В отличие от Индии, недавно провернувшей подобный фокус с Китаем, у Греции нет веских аргументов в оборону своей позиции. У остатков ЕС же - они есть.
Подготовить почву, чтобы сыграть эту карту махом во множестве стран, стоит Евросоюзу ослабеть - другое дело.
Но вряд ли речь об этом. Это и так подразумевалось.
Что же имеет в виду герцог?..
Бедфорд приподнял глаза, складывая в уме варианты.
Вообразим.
Как спланировано, в Греции происходит переворот. Войска отзываются домой. Нарастают сопутствующие таким событиям беспорядки.
И Империя провозглашает о готовности предоставить Греции безвозмездную гуманитарную помощь.
Даже понимая, что это означает фактический нейтралитет Греции, Евросоюз не сможет отказать.
А налаженный логистический контакт, пусть само налаживание и будет сложным и проблемным, ещё по-всякому пригодится.
Да. Видимо, так. Вряд ли Ричмондский имел в виду другое.

Однако, он в любом случае размышляет на милю дальше, чем должен реализовать сам.
Как бы ни была реализована работа с Грецией, это затронет множество инстанций, потребует целой сети взаимодействий, начинающейся в парламенте и заканчивающейся теми самыми "симпатизирующими" местными.
Сети взаимодействий, в которой послы и дипломаты обязательно будут принимать участие. Но которую не будут организовывать самостоятельно.
"Какое финансирование Британия может оказать мне в данном вопросе".
- Как обычно с дипломатическими миссиями, Империя покроет все ваши расходы. Транспорт, траты... Охрана. В этом случае, с миссией во враждебный Евросоюз, охрана будет особенно важна.
Бедфорд приподнял бровь, уже не усмехаясь с пониманием.

+3

10

Если хорошенько прислушаться, то можно было услышать, как шестерёнки мозга Бедфорда усиленно скрипят, пытаясь понять то, что сказал герцог. К сожалению, скрипели они немного напрасно. Фредерик коротко вздохнул и взглянул в окно, милостиво предоставляя мозгу секретаря сообразить, о чём идёт речь. На мозг было куда больше надежд, чем на самого Бедфорда. Но и они не оправдались. Мужик смотрел ровно таким же отсутствующим взглядом, как это некогда делали многие другие. Ну ладно, ладно, Леннокс немного загибал. Бедфорд являлся вполне разумным человеком, иначе не сидел бы сейчас перед герцогом Ричмондским. И плевать, что это Фредерик нынче находился в кабинете госсекретаря. Это вообще без разницы. Леннокс обладал просто потрясающим умением занимать своё место в любой ситуации.

- Люди любят есть. Преимущественно – сытно.

Вдумчиво объяснил юный лорд и с интересом воззрился на мужчину. Потом чему-то нахмурился и решил-таки, что данная фраза Бедфорду ничего не объяснила. Ох уж эти политики! Впрочем, Леннокс допускал, что для них бизнесмены выглядят такими же невменяемыми придурками.

- Я сказал, что Греция пожелает экономического сотрудничества с Британией. Я не говорил, что Империя обязана желать того же. Или вообще – допускать подобное уже теперь.

Наконец-то Фредерик согласился с весьма досадным фактом, что его тут совсем не понимают и даже смирился с этим, начиная рассказывать издалека, более не выдёргивая из цепочки логических умозаключений лишь преамбулы и результаты. В целом, ничего нового. Леннокс всю жизнь мыслил шире допустимого, чем ввергал в разные состояния окружающих его людей. Особенно тех, кто был намного старше него. Бедфорд ещё ничего, держался. Годно, пусть будет.

- В моих словах вы должны были лишь услышать, что в скором времени Греция не просто решит выйти из ЕС, она будет готова к тому, чтобы рассматривать подобного рода весомый союз с самой Великой Британией. Просто потому, что экономика данной, ныне отстающей в развитии, страны окажется достаточно прочной, дабы влиять на экономику Европейского Союза. В целом.

Спокойно, с толком и расстановкой объяснил Фредерик, и вновь уставился на Бедфорда. На этот раз взгляд оказался цепким, внимательным и властным. Так смотрят те, кто умеет править. Леннокс, как вменяемый человек, видел только один путь расшатать и без того разрушающуюся  систему изнутри. Если на определённую территорию нельзя ввести войска извне, то придётся прикормить собственную армию. Так, кстати, будет куда надёжнее. И выгоднее, между прочим.

- Под финансированием моей деятельности со стороны Британии я имел в виду, разумеется, не деньги. С ними навряд ли возникнут затруднения у меня лично. Меня же интересуют мои возможности в плане организации на территории Греции бизнеса. Малого бизнеса.

Именно что – малого. Это было усердно подчёркнуто юным герцогом. Фредерик не собирался использовать уже рабочую систему, которая функционировала ныне в Индии. Просто потому, что её уже увидели все любопытные и не очень. А значит, пора переходить к использованию чего-то нового. Герцог не боялся раскрывать свои карты. Просто потому, что сам уже не играл в них.

- Эмбарго будет мне мешать. Лично мне, как британскому подданному.

Нет, Леннокс достаточно был осведомлён о состоянии стран ЕС. Куда как больше, чем Бедфорд о возможностях бизнес-влияний на общество в целом, экономику в частности, и на умы сытых людей – постоянно и своевременно. Накормленные волки никогда не смотрят в сторону сельских избушек, даже если оттуда пахнет слишком вкусно. Фредерика же куда сильнее интересовали сытые свиньи, что непременно найдутся и о которых Бедфорд уже упомянул ранее, говоря об утечках информации. Бизнес требовал безопасности на уровне управления. Для начала.

- Разумеется, Британии от него ни горячо, ни холодно. Да и вообще, сейчас экономическое сотрудничество с любой европейской страной для Империи будет выглядеть весьма скучно.

Беззаботно отмахнулся мальчишка, вовсе не видя надобности СБИ вдруг сотрудничать с Европой.

- Потому я повторюсь: какое финансирование Британия может оказать мне в данном вопросе.

Бедфорд в самом начале смел обмолвиться о том, что посвящены в это, ныне несогласованное, как выяснилось, с экономической точки зрения, безобразие лишь высшие чины Форин-Офиса, Император, и привлечены некоторые послы. Которые, впрочем, видимо собираются полагаться исключительно на военные силы. Покуда сам Император явно уже наигрался в войну и не менее явно дал это понять многим, кому то понимать необходимо. Сенат не был в курсе, следовательно, Леннокс не сможет на чужой земле прибегать к помощи своих, даже если речь пойдёт о простых поставках. У него окажутся связаны не только ноги, но и руки. И Фредерику это не станет помехой, если связаны они будут только фигурально! Юный герцог смотрел холодно и требовательно. Его слова вполне можно было читать как – насколько сильно Британия сможет «не заметить», если вдруг ЕС разразится обвинениями, де, посол СБИ кормит «не своих» людей. Насколько долго и плотно Империя готова закрывать глаза, если в Грецию в какой-то момент будут уходить некие финансы, принадлежащие её подданному, скорее всего – не одному. Ричмондский готов был построить собственную финансовую систему, которая окажется способной буквально смести шаткую экономику ЕС. Для этого не понадобятся войска. Только лишь экономическая поддержка и лояльность Империи. Исключительно единственному герцогу. Ведь на тот момент доказать, что Леннокс вообще причастен к происходящему будет ужасно сложно. Он-то обязательно рассмотрит всех симпатизирующих местных и чуточку увеличит их количество. Ричмондский ни  разу не собирался бросать в плодотворную почву никакие семена. Он намеревался построить на этом месте мерзкий завод, который непременно примется производить мясо с хлебом (вонять для полноты картины), и плевать, какие ГМО там будут использовать. Главное, чтоб всё, что оттуда выходило, было достаточно сытным и вкусным. Всем обязано понравиться. Он же мирно этому поможет. Ни разу не засветившись в списках управленцев, поставщиков и даже рабочих. Бизнес – совершенно естественный процесс, самый чистый из всех доступных, дабы мирно и руками сытого пролетариата свергнуть действующую власть, накормить армию и поломать к чертям собачьим и без того шаткий мирок Европейского Союза. После подобного каждая шавка захочет отведать вкусного мясца и урвать себе кусок побольше. Никому из них уже не будет дела до того, кто доставил им стадо коров изначально. Да будет кровавый пир на весь мир! Уплочено.

- Впрочем, если согласование подобного уровня задач превышает вашу компетенцию и возможности плана «Колосс», то лучше мне пересмотреть место отправки на Кот-д’Ивуар с Ганой.

Сухо, абсолютно без эмоций высказался герцог, глядя мимо секретаря. Предстоящему союзу с самой Священной Британской Империей требуются экономически развитые государства. Довольно пытаться прилеплять к великому детищу Императора сломленные по всем фронтам участки грязной почвы, протоптанные тяжёлыми сапогами уставшей пехоты. Они тянут Великое Государство их общего будущего на дно, оскверняя Империю неподобающим видом.

- Но лучше бы вам помнить о том, что Его Величество в итоге плана намеревается предоставлять союз тем странам, которые решатся пойти с ним в великое грядущее. Навряд ли в его план входит очередное присоединение выжженных найтмерами территорий, экономику которых придётся выстраивать заново, тратя на это время, силы и деньги Великой Империи.

Послы требовались именно для этого. Иначе Император вновь бы прибегал к услугам генералов. Первые обязаны подготовить уверенные и стабильные территории, вторые – безжалостно уничтожить всё то, что по каким-то обстоятельствам присоединиться не пожелает. План Его Величества был идеальным и воодушевляющим. Главное, чтоб весь сброд посвящённых в него удосужился хотя б прочитать всё до конца. Вдумчиво и с расстановкой, будьте добры.

+6

11

https://i.imgur.com/mqK4jko.png
Хью Бедфорд

Бедфорд выслушивал герцога, изредка кивая.
А как прозвучали слова о его компетенции - негромко кашлянул, элегантно взял двумя пальцами свой монокль и почесал уголок глаза его оправой.
Старику было довольно стыдно. Пусть и герцог, но всё же семнадцатилетний юнец, пояснял ему собственные слова и мысли, будто недоходчивому третьеклашке.
Однако ж. На то и он - герцог, а ты, Джерри Бедфорд, - маркиз. Безземельный.
Кого-то такие расклады возмущали.
Европейцы - и вовсе наперебой, брызжа ядовитой слюной, строчили статьи и трактаты о бестолковости и всяческой вредности британской, как они звучно окрестили сие общественное явление, "социальной педофилии".
Да и среди британцев найдётся немало любителей возмутиться при случае зарвавшейся молодёжью.
Бедфорд не считал их настоящими британцами.
Ричмондского, к тому же, уже довольно громко называли гением.
Гениям свойственно неочевидно выражать мысли.
И стоит порадоваться чести выслушать этих мыслей объяснения.

Но всё же, чёрт дери, насколько было бы проще, выложи герцог свои идеи прямо и последовательно, а не вынуждая беднягу Бедфорда додумывать и ошибаться!
А от внезапно упомянутого, словно вытащенного из собственных Бедфордских мыслей, эмбарго, так и морозом по спине продрало. Совпадение? Может, рассуждали одинаково...
- Прошу прощения за непонимание. Вы совершенно верно говорите! И я лично могу вам обещать полную поддержку, особенно если результаты будут действительно настолько впечатляющими.
Однако, нам нужно выяснить некоторые детали.
План "Колосс" в нынешнем виде рассчитан на действия, в политическом масштабе, молниеносные. Месяц или два. По нашим расчётам и докладам разведки, реализовать в этот срок переворот в Греции более чем реально. Тем самым выбивая ещё один камень из-под ног пресловутого европейского военного колосса.
Меньше сил в распоряжении ЕС - больше их готовность к переговорам на наших условиях.
Эффективной угрозой и либо прямым, либо... Непрямым, как в греческом случае... Убеждением мы ожидаем вынудить как можно больше стран ЕС присоединиться к новому про-британскому военному союзу, либо попросту выйти из войны по другим причинам.
И таким образом войну победно завершить.

Сейчас уже Бедфорд поймал себя на подробных объяснениях. Возможно, специфика мировой войны ускользала от Ричмондского? А громкое предложение было лишь заблуждением.
Смело. Необычно.
И чертовски интересно.
- Так вот, если вы собираетесь заняться греческим бизнесом после организованного переворота - считайте, это уже утверждено. Форин-Офис будет крайне рад дальнейшему инициативному кураторству в Греции.
А если вместо, то всё сложнее. Сможете ли вы организовать нужный эффект в названный срок? За месяц или два однозначно вывести Грецию из войны, а желательно - и лишить ЕС с её стороны какой-либо поддержки?
Если да, я сегодня же назначу внеурочное заседание, и Форин-Офис рассмотрит оправданность перемены плана. Буду просить, конечно, и вашего присутствия.

Ах да. И чтобы прочим старикам не пришлось показывать на пальцах, и этому больше не довелось краснеть.
- Также нам будут нужны подробно описывающие вашу идею документы. В первую очередь - для организации той самой поддержки и финансирования.
А во вторую - для оценки адекватности и перспективности намерений герцога в целом.
Бедфорд верил Ричмондскому. И в Ричмондского, тоже.
Но бумагам верил больше. А коллеги - и подавно.
Живьём ведь сожрут за устное изложение.

Наконец, сам Ричмондский наверняка отлично понимал: машина даже порядка всего лишь одного "кабинетного" министерства (не говоря уж об огромной службе разведки или Империи в целом) приводилась в действие не сразу.
И исключительно.
Зубодробительнейшей.
Бюрократией.

+2

12

Если бы герцог Ричмондский всегда, везде и для всех выражал свои мысли и планы открыто и бесхитростно, то его бы съели на завтрак свои же ещё лет в одиннадцать. Правят те, кто умеет это делать. Фредерик милостиво кивнул Бедфорду, едва различимо, совершенно бесцветно улыбнувшись тому. Понимающе. К чёрту. Леннокс не умел никого понимать. Только использовать. И всё же, Фредерик был способен по-настоящему ценить то, что он применял по назначению. Уважать, предоставлять слово, выслушивать до конца  и объяснять – всегда и сколько раз потребуется.

- Не стоит, мелочи.

Бедфорд извинялся. И, кажется, случайно начал лебезить. Наверное, по инерции. Леннокс знал Бедфорда. Более того, он знал, кем он являлся в среде высшей знати. Безземельный маркиз, только и всего. Старика недооценивали многие. Фредерик – оценивал реально. Мужчина обещал личную поддержку. Которая не требовалась Ленноксу. Ему нужна поддержка его страны – Священной Британской Империи. Не более того, хоть и не менее.

- Я просмотрел документы. От меня не утаились и сроки проведения операции.

Теперь в голосе вновь появилась мягкость. Леннокс смотрел прямо, но не требовательно. Сейчас требовать с Бедфорда что-то выше его полномочий было бесполезно. Фредерик вовсе не любил, когда кто-то превышал свои должностные обязанности. Всему своё место, время и деньги.

- Как бы мы ни старались обойти все подводные камни в политической структуре Греции, это будет затрагивать непозволительное множество инстанций, потребует целой сети взаимодействий, согласований и прочей трудоёмкой и невозможно длительной работы. В итоге мы всё равно, рано или поздно, наткнёмся на непонимание, страх и неприязнь в высшем руководящем составе. Что может спровоцировать неудобные последствия.

Для Леннокса это всё было понятно с самого начала и полностью. Он отчего-то решил, что и Бедфорду тоже. Ведь он сам ранее высказался о том, что в Греции правящий режим обязан смениться наидемократичнейшим образом из возможных. Фредерик высказал изначально то, что сработает непременно.

- Я намерен запустить бизнес в Греции параллельно основной своей деятельности. Экономический переворот в таком случае будет неизбежен.

Фредерику было ясно, что умелые экономические вливания туда, где денег не хватает, неизменно приводят к диссонансу в правящей элите. И чтоб не потерять власть, она будет готова на всё, что ей красиво предложат.

- Экономика данной страны ужасно неустойчива. И не только одной этой страны – таких в ЕС достаточно. Потому незначительное и едва ли сильно заметное на первых этапах экономическое вторжение вызовет ряд ситуаций, из-за которых Греции придётся что-то менять. Люди, уставшие от бесконечных экономических кризисов, жаждут чего?

С крайним интересом и выжиданием, уставился Леннокс в глаза Бедфорду. Стабильности. Люди всегда желали стабильности там, где её не способно было организовать их государство! Так было принято считать. Наверняка маркиз считал ровно так же, как и сотни, тысячи таких, как он.

- Верно. Они жаждут получать больше бабла за свою мерзкую работу. И требуют увеличения соц.выплат.

Какая, к чёртовой матери, стабильность?! Население любой страны, которую трясёт от всяких неурядиц с такими же соседями, беспокоит то, на что оно сможет сегодня пожрать. Всё! А от слова «стабильность» этот несчастный народ просто передёргивает. Ибо обещают её часто, а на деле что? Вот. И вообще, не говорите при людях страшные словосочетания типа: антикоррупционная деятельность, нацеленность на развитие демократических институтов и прочую ересь. Не можешь накормить людей дешёвым хлебом – сиди в политике и не смотри даже в сторону экономики!

- Но у меня всего месяц времени.

Кажется, Леннокс ещё больше урезал себе сроки. Просто потому, что так было куда интереснее.

- И мне, если честно, лень лезть в их полностью коррумпированную социально-политическую структуру.

Именно что – лень. Нет, Леннокс бы мог! Но скукота оно смертная. Проще – когда быстрее и с результатами. К тому же, его система была неоднократно проверена временем. Ещё задолго до того, как он вообще стал хоть как-то причастен к герцогскому месту рода Ричмондских.

- Проще бить по экономике изнутри. С этим реальнее справиться малому бизнесу. Который поначалу окажется вовсе бесконтрольным – у Греции достаточно проблем более серьёзных, чем бизнес и его структурирование. Да местной власти вообще плевать на это: лишь бы наворовать у самих себя и своего народа больше, чем они способны унести. И в этом состоит преимущество экономического вмешательства на одном из низших уровней.

В этом вопросе Леннокс был абсолютно прав: на фоне глобальных проблем власть страны никогда не станет интересоваться тем, что может платить ей налоги и не вякать лишний раз. Разумеется, если элите государства кто-то лично не укажет на Леннокса. Но ведь в план Колосс посвящены лишь приближённые, и искать место слива информации будет намного проще. Потому-то Фредерик изначально запрашивал финансовую поддержку: только лишь она в данном плане сработает уместно и своевременно. В отличие от армии, которая попросту не успеет никуда выдвинуться. Плацдарма-то нет.

- На ближайшее время у меня не запланировано важных встреч. Прочие я смогу перенести.

Сам Леннокс не видел в своём личном присутствии при обсуждениях какой-то проблемы. Тем более, вопрос всё же был достаточно интересным (для остальных читать как – сложным), мало ли, что может потребоваться для согласования, одобрения и прочей чепухи, ныне вполне оправданной.

- Да, конечно. Документы.

О, это было самой любимой частью любого дела для Леннокса. И лучше не узнавать – почему именно так. Фредерик с крайним усердием зарылся почти с головой в небольшой дипломат из мягкой кожи, что изначально приволок с собой. Ранее можно было подумать, что для красоты или просто ради какой-то дани сомнительным традициям. Но нет. Где-то пару минут Бедфорд мог  наблюдать, как важный герцог знатного роду с энтузиазмом, привычным лишь маленьким детям, перекладывает листы в выуженной из дипломата папке. Разглядывает их с любовью, будто дорогую сердцу игрушку – но слишком уж цепко и с пониманием написанного – и после, аккуратно, выкладывает ровно семь листов на стол Бедфорда, поправив для симметрии.

- Вот.

Счастливо высказался ребёнок, с неподкупным интересом уставившись на мужчину. Он не знал и не мог знать, о чём конкретно пойдёт речь сегодня в этом кабинете. Но он слишком хорошо понимал, куда нынче катится мир. И предпочитал принимать участие в приведении его в движение.

- Это документы, что могут вас заинтересовать. По Греции.

Леннокс улыбался – очень странно. И смотрел прямо в самую душу Бедфорда, давно уже проданную за хоть какой-то титул британской знати.
Время расставить фигуры по клеткам.

Отредактировано Frederic Lennox (2020-03-12 21:32:29)

+3

13

https://i.imgur.com/mqK4jko.png
Хью Бедфорд

Слово за словом, картина в Бедфордской голове складывалась. Намерения герцога прояснялись.
- Стабильности. Хоть какой-нибудь уверенности в завтрашнем дне.
Вряд ли Ричмондского впечатлил такой ответ. Пусть он и сказал "верно", его услышав.
Месяц. Экономический удар подобной силы за месяц.
Незаметно.
Нет, нет. Заметно. Неотслеживаемо.
Чем больше Бедфорд слышал и чем яснее понимал, что не уснул в собственном кресле, а наяву внимает подобному плану, тем пуще ему хотелось зарыться в помянутые документы и разобраться в деталях.
Поэтому, когда Ричмондский принялся перебирать содержимое своего дипломата, лицо его чуть вытянулось.
Не мог ведь герцог, в самом деле...
Спустя минуты тихого ожидания на стол легли листы.
Старик-министр не выронил монокль из глазницы необъяснимым чудом. Рефлексы, не иначе.
- Не прекращаю поражаться, Ваша Светлость.
Выйдя из ступора и подтянув листы к себе, Бедфорд поднял первый, прищурив не вооружённый линзой глаз.
Взглянул на Ричмондского. Почувствовал физически его улыбку и скребущий будто по изнанке печени цепкий взгляд.
Сдержанно кивнул. Шея затекла, видимо. И обратил взор на лист снова.
Теперь помалкивал уже он. Вскоре проглядел и остальные - не вчитываясь внимательно пока, но подмечая заголовки и структуру.
Зачем зря тратить время герцога?
- Отлично. Здесь есть всё нужное. Прошу прощения...
Вежливость. И впрямь, вошедшая в инерционную привычку. Отвлекаться от уважаемого собеседника без предупреждения - моветон.
Предупредив же, Бедфорд наклонился к небольшому, удачно вписанному в дизайн стола микрофону.
- Клэр, мне нужно собрать верхушку на заседание, сегодня.
А затем сложил листы ровно и обратился снова к Ричмондскому.
- Если не затруднит, пришлите ещё электронный документ. Мне напрямую.
Контакты и криптографические ключи министра, конечно, у посла есть.
Обычно подобные процедуры проводились через бюрократическую систему Форин-Офиса, но, очевидно, касательно секретности Бедфорд не преувеличил.
А вдруг затруднит - так не беда, работать с изначально бумажными документами тоже приходится, аппарат оцифровки давно изобретён.
- Приглашение на заседание вышлю, как только выберем для него время. Скорее всего поставим сегодня, но может быть и в течение пары дней. Разведка-с, директор Четвёртого загружен сейчас.
Ах, да. Если по Болгарии у вас тоже есть план, и в принципе иные предложения - давайте внесу все документы сразу. Возможно, мы поменяем концепцию в целом, и тогда прилично сэкономим время, рассматривая сразу всё.

Начать с Ричмондского было правильным решением, которым Бедфорд теперь мог по праву гордиться.
- В остальном не смею больше вас задерживать. Благодарю за визит, Ваша Светлость.
От милитаристского "All Hail Britannia!" он нашёл разумным воздержаться.
Ребёнок?
Да, пожалуй. Вот он. Британский ребёнок. Истинный сын своей Империи.

+3

14

Маркиз Бедфорд даже удивился. И Ленноксу, пожалуй, это может вполне и понравилось бы. Но к тому времени он уже потерял всякий интерес к мужчине. Вступление было сыграно, и Фредерик ожидал продолжение. Которое пройдёт совершенно на другой сцене и с другими участниками.

- Да, конечно.

На просьбу о цифровом документе герцог лишь коротко кивнул.

- Документы будут у вас в течение получаса.

Почему-то не быстрее. Может, герцог не доверял собственным гаджетам, что были у него в наличии. С телефона-то отправить можно. Ан нет. Нельзя. Леннокс всех меньше доверял тому, что не мог сам проконтролировать. Так что – ждать Бедфорду порядка двадцати минут придётся точно. Примерно столько же уйдёт у мужчины для понимания того, что нынче произошло в этом кабинете. А Ленноксу позволит добраться до проверенного компа.

- Плюсом приложу также информацию по экономической составляющей Греции, доступную мне.

Что-то утаивать в этом вопросе Фредерик не видел смысла. Бедфорд не соврал про секретность. Бюрократическая система Форин-Офиса умывает руки. И это было, несомненно, прекрасно. Леннокс доверительно улыбнулся.

- Через два дня я буду в Европе.

Просто поставил перед фактом. Потому что Леннокс не видел смысла тянуть время. Особенно своё. Оно стоило слишком дорого. Бедфорду не по карману.

- С Болгарией сложнее. Аграрную экономику не так легко нагнуть. Впрочем, упомянул я её не из праздного увлечения. На данный момент времени, мне будет достаточно побывать там с официальным визитом в начале февраля. После этого я доложу о том, какие планы у меня имеются по этой стране.

Планы имелись и теперь. Но их было несколько. А в шахматной партии играют две стороны. Одна фигура, один ход и ответ от противника. Ленноксу требовалось проверить эту комбинацию. И лишь потом строить собственную игру. На чужой территории он предпочитал не спешить с решениями.

- Надеюсь, документы на мой обслуживающий персонал будут в порядке.

Тут Леннокс улыбнулся пугающе мило, не отводя взгляда от Бедфорда. Нет, здесь было всё логично: при подобной загруженности Фредерику попросту некогда будет думать ещё и о таких мелочах, как слуги и их документы.

- Я пришлю полный список тех, кто будет сопровождать меня на территории Греции.

На этих словах Леннокс легко поднялся на ноги, глянув напоследок на Бедфорда – свысока. Ему полагалась охрана и прочие вещи, которые непременно потребуются послу уровня герцога Ричмондского. В их числе будут непримечательные ничем люди, которые, впрочем, сыграют свою роль в большой игре их владельца. Ведь он никогда не играл только в шахматы.

- Буду ждать приглашение на заседание. До встречи. Лорд Бедфорд.

Герцог не прощался. Просто потому, что незачем. Он лишь неопределённо махнул Бедфорду ручонкой, чисто в детском, слишком уж наивном жесте, и вышел прочь, прикрыв за собой дверь. Бесконечные коридоры, гулко отдаются уверенные шаги в торжественной тишине административного здания. Леннокс всегда находил политику скучным занятием. Но при первой же возможности начал играть и в неё. Ведь это было очень выгодно.

- Таккер. Мне нужна вся информация о европейских поставках. Разумеется я уверен, что они у нас есть. Иначе у твоей дочери не имелось бы новой машины. У тебя полчаса. И да, завтра к вечеру ты вылетаешь в Европу. В смысле, зачем? Перестань, какой бизнес? Это же Европа. С ботинками я справлюсь сам. Шнурки будешь завязывать ты. И не бубни там, я так-то серьёзно. Сам не хочу, лень.

В динамике дорогого смартфона рассмеялись – понимающе. С этим человеком Леннокса судьба связала уже давно. И мистер Таккер уже не являлся слугой графа. Он был куда как более весомой фигурой в игре. У мудрых бизнесменов в бизнес впишется всё, в том числе и политика. Теперь Леннокс, абсолютно на официальных основаниях, мог заняться любимым делом… с пользой для своей Империи.
Шах и мат в игре под названием «Салочки» – это сломанные ноги у тех, кто способен тебя догнать.

Эпизод завершен

Отредактировано Frederic Lennox (2020-04-08 15:11:02)

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 07.01.18. Ботинки для колосса