По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События прошлых арок » 18.12.17. Mirror Shards


18.12.17. Mirror Shards

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 18 декабря 2017 года
2. Время старта: 13:00
3. Время окончания: 14:00
4. Погода: подлодка
5. Персонажи: Mima, C.C.
6. Место действия: подлодка Зеро "Кусанаги", точное местоположение неизвестно (время указано по Токио). Комната отдыха
7. Игровая ситуация: Ну вот, теперь у Зеро две бессмертные "шлюхи". Пока состав Рыцарей во главе с незабвенным Тамаки с офигением обсуждает неожиданное пополнение, обе носительницы Кода как бы не при делах и ведут себя, словно вовсе здесь ни при чём. Однако, столкнувшись в одной комнате, даже бессмертной чертовски сложно не заговорить со "старшей", о которой до того лишь читала в книгах Культа, как о легенде, много лет назад.
8. Текущая очередность: Мима, СС

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+2

2

Появление ещё одной необычной девы поблизости Зеро, да ещё буквально свалившейся с небес, некоторым образом встряхнуло настроения на "Кусанаги". Были вопросы — однако, направленные к лидеру, оставались без интересующих вопрошающих ответов, а направленные к самой виновнице смуты — так и тем более. Её отношение делу не помогало.

В отличие от уже привычной экипажу CC, это потустороннее существо несло в себе социальную энергию, пожалуй, ледяной глыбы. Или кирпича. На вопросы особо не отвечало. Своих обычно не задавало. И воспринималось соответственно — скучно. За несколько часов все, достаточно смелые, чтобы заговорить с "Мадокой", уже убедились в полной безнадёжности и неинтересности этого занятия.

Поставленная ею цель, таким образом, выполнена просто "на отлично". Зеро пригласил понаблюдать? Пожалуйста. Без труда. А расходовать силы и внимание пустым удовлетворением любопытства неинтересных "пешек"... Зачем?

Мог ли отыскаться во тьме подлодки, разрываемой на клочья там и тут искусственным светом ламп, ещё один огонёк уникальности, что привлёк бы её к себе, аки извращённое подобие жадного ночного мотылька? Возможно. Но пока что не отыскался.

Орден собрал под своими тёплыми крыльями немало достойных личностей. Спору тому нет. Вот только нужно выделиться не на фоне привычной нормы, а в шеренгах достойных, прошедших пред этими холодными аметистовыми глазами за три с половиной тысячелетия.

Даже насчёт самого Зеро никакой уверенности Мима не имела. Подозрения и надежду — да. И теперь... "Останься с Рыцарями". Остаться — несложно. Чем заняться? Прошло всего несколько часов, а скука уже наступала на пятки. Банально уходить в себя не хотелось. Болтать с посредственностями — тоже. Бродить вокруг — надолго не хватит, так что откладывалось на самый чёрный случай.

Скука медленно, украдкой сворачивалась коварной змеюкой вокруг шеи бессмертной, её старательно терпевшей. Терпения с избытком... Не повод, впрочем, расходовать его впустую. Мысли потянулись в сторону игровых приставок и интернета. С последним посреди океана случаются известные перебои, значит...

Первое — единственный выбор. Как молодой инноватор, Зеро просто обязан предоставить парочку приставок подопечным. И где им расположиться, если не в местной комнате отдыха? Негде, конечно же. Вот туда курс и положим.

Мимо проходящий "Рыцарь", заглянув в удивительно пустующее помещение, мог бы наблюдать в нём новоиспечённую союзницу, одетую в практичную и неброскую выданную ей по просьбе офицерскую форму ОЧР, занятую неспешной инвентаризацией всего доступного, подряд. Приставки она уже нашла, но пока не спешила к ним. Потому что нашла ещё и печенье.

И больше это печенье уже никто не найдёт.

Хрум-хрум. Минуты назад ещё сходившая с ума от ничегонеделания, бессмертная сейчас опустошала склянку с неожиданно весьма пригодным к употреблению перекусом, заодно изучая орденскую коллекцию игр. За года вынужденного побега из лап цивилизации появилось немало новинок... Да шутка ли — почти все хорошо знакомые Миме консоли сменились свежими моделями.

Что же, надёжное оружие от скуки найдено? Хотя бы на пару дней.

+11

3

Очередное затишье во время бури. Это было так характерно для этой войны. Чужой, не ее войны. Наблюдать порой было интересно. Лелуш плел паутину, порой сам в нее и попадал. Неизбежно. Серая ведьма не форсировала события - слишком опасно. Слишком рискованно. Шахматные фигуры давно расставлены. СиСи уже некоторое время думала не сообщить ли своему сообщнику, что несмотря на все его стратегии и тактики, он до сих пор так и не смог стать тем, кто вышел за пределы игровой доски. Он все так же и сам оставался фигурой. Слишком зависимый от своих собственных страстей. "Марианна, наверное, ты довольна в какого сообразительного мальчика вырос твой отпрыск?!" - не вопрос или вопрос. "Он все еще слишком мягкосердечный! От этого порока ему еще придется излечиться."
Щицу почти никогда не бывало скучно. Если этот мир не приносил развлечения, то она просто погружалась в свой мир - галерею воспоминаний, переосмысливая, вспоминая, ностальгируя. Развлечения... Почти все прелести развлечений ведьма успела поведать на своем веку. Вот если бы сейчас кто-то устроил фестиваль пиццы или праздник сендвичей. "Скучно. Лелуш, ну что за место ты выбрал.." Ни тебе развлечений, ни возможности заказать очередную пиццу. Собственно, что ей мешало отправиться на кухню за теми же сендвичами? Что могло бы встать на ее пути? Верно, лень. Однако, в вечном противоборстве пища - лень, всегда побеждала первая.
Полутемные переходы - туннели тускло освещались лампами. Над ними было несколько тысяч тонн воды. Жесткая экономия энергии и еще один способ как можно дольше сохранить инкогнито в прибрежных водах. Встреченные СиСи представители ордена, как в прочем и всегда, здоровались и спешили по своим делам. Никто не хотел связываться с "бессмертной шлюхой Зеро". Ведьму это волновало мало, от слова совсем.
С другой стороны Лелуш встречался с каким-то носителем кода. И это было уже любопытно. Искать встречи специально? СиЦу пожала плечами. Из новых или они уже встречались в культе? Они все были одного поля ягодами - травмированные и изувеченные гиассом, проклятые на вечный поиск ответов. Плохо лишь одно: носитель мог рассказать Лелушу о сути контракта. А это было лишним. Игра в чужой песочнице. Грубая и слишком уж детская. Что ж... Придется проследить, чтобы этого не произошло.
Серую ведьму привлекли звуки из помещения общего назначения. Идея найти кого-то из низших чинов и заставить сделать ей парочку сендвичей не казалась ШиЦу такой уж плохой. Но вместо представителя ордена или кого-то из команды, там была еще недавно занимавшая ее мысли. Ведьма не поведя бровью прошла внутрь и прислонилась спиной к перегородке отсека. Женщина долго наблюдала за той, другой. Возможно изучая или испытывая. Нет. Раньше ее она не встречала.
- Решила поиграть в чужие игры? - в другую сторону, словно обращается к кому-то другому, а не к ней. Равнодушно и слишком уж безразлично. СиСи не могла взять в толк какая выгода этой новенькой от Зеро и его Ордена. Разве что она шпионка Чарльза. Ей-то собственно все равно, но рисковать контрактом... Тем более таким успешным. ШиЦу поморщилась. "Вот и узнаем чего тебе в чужой песочнице нужно".

+10

4

— Не прекращала. — Звучит в ответ. "Мадока" выглядит со стороны, как отражение Щи-Цу в кривом и пыльном зеркале. Тусклая. Постная. Будто нарочно контрастная со сравнительно ярко выглядящей Ведьмой. Или это Ведьма контрастна с ней? Может, стоит вести речь не о тусклом отражении, но о яркой фотографии, прошедшей ретушь у настоящего мастера, кардинально не схожей с оригиналом — и вместе с тем неуловимо наследующей от него? Ведь кроме контраста, разницы, есть и схожесть. Манера говорить безразлично и "ни с кем", не глядя, например. Одинаковая одежда.

"Тот Носитель", — кратко, декларативно отмечает в мыслях Мима. Одевший на себя костюм Зеро Носитель, с утра молчаливо приветствовавший её, стоящую на берегу, с подводной лодки. Уже в тот момент они обе (наверняка обе) безошибочно распознали друг в друге "родную душу"; теперь же довелось увидеть таинственного благодетеля японского терроризма воочию. Осознав приближение CC ещё задолго до того, как та показалась в дверном проёме, "Мадока" не повела и бровью, легко и безучастно подыгрывая в "меня здесь нет" позже, позволяя разглядеть себя.

Почему бы и нет? Спокойствие и разумность — ключ к успешному взаимодействию. Даже меж бессмертными. Особенно меж бессмертными. Нет нужды портить отношения с этой особой, и пусть даже ответы на несколько вопросов не помешали бы сейчас, их всегда можно задать позже.

А можно и не задать. Покуда продолжается движение к цели (а целью Мимы было вовсе не помочь или понравиться Ордену и его лидеру. Лидерам? Действительно ли Зеро — простой адепт — главенствует здесь? Так необычно для выходцев из Культа передавать бразды и подчиняться кому-то... Действительно ли из Культа зеленоволосая дева? Ошибка в предположении? Вполне возможно), побочные детали волновали не столь сильно. Все смутные подозрения разом о делишках бывшей "Церкви Нового Мира", Британской верхушки и прочих-вертящихся-вокруг меркли рядом с перспективой наглотаться жизни уникального человека.

Что лучше почешет за ушком жажду к новшествам, чем взгляд в душу гениального инноватора? Ничего. Совершенно ничего. Оставался лишь риск ошибки в оценке его таланта. Риск разочарования. Но если ты пережила столько разочарований...

Право, пугаться ещё одного — даже смешно.

"Не прекращала". И ведь вправду, она не прекращала. С самого своего рождения та, что назвалась спустя века Mimma, играла в чужие игры. В игры своих хозяев — пока те ещё были. В игры недолговечных амбициозных правителей. В игры воодушевлённых фанатиков. В игры... В игры чьи угодно, лишь бы правила новы и увлекательны. Играла, страдала за свои решения, поднималась и тянулась за новыми. Весело. Интересно.

Проблема Мимы в том, что она всегда выигрывала. Столько разных людей пытались навязать правила безнадёжные, созданные с единственной целью её сокрушить — и... Где эти люди?

А она — здесь. И она здесь надолго.

Было ли своё? Её игра. Её правила. Хоть раз? Верно, нашлись бы. Но размышлять о таких случаях, исключениях, режущих глаз чёрными пятнами на белоснежном полотне её покладистости, Мима не любила. И смогла бы, пожалуй, показать на абсолютно любом случае из собственной жизни, где, как и во чью именно игру она тогда играла.

Образ идущего сквозь тысячелетия со скучным лицом игрока, ищущего ничего более, кроме очередного вызова в новом, невиданном ранее развлечении... Подходил ей? Или нет?

— Посоветуешь? — Долетел до CC аметистовый взгляд. Пальцы "Мадоки" лежали на корешке очередного диска, когда она кратко обернулась к собеседнице — на мгновение охватить её взглядом, сделать очередной "снимок" для себя, и вернуться дальше к тяжёлому делу выбора видеоигры.

Маркетологи сделали хорошую работу. Надписи на коробочках одна другой краше. Нет бы сразу написать "Хорошее", "Плохое" и "Ужасное", сэкономить ей время. Хах. Если бы.

Отредактировано Mima (2018-06-13 11:43:36)

+13

5

- Третья справа. Рекомендую.
Она указала кивком головы нужное направление. На секунду янтарный взгляд встретился с аметистовым. Не угроза. Любопытство. Попытка понять мотивы. Зачем ты здесь? Кто ты такая? Враг? Друг? Прямая угроза?
Загадочная посетительница подводной базы Зеро. Носитель. Еще один, работающий с Императором? Или же наоборот? С.С. знала или видела много носителей на протяжении всей своей бессмертной жизни. Они виделись в стенах культа, могли пересечься в каком-нибудь городе, в кафе, на площади. Никто никому не мешал, но всегда знал о присутствии другого. Но она ни разу не встречалась с девушкой, стоящей перед ней. Хотя с такой незаурядной внешностью - не мудрено.
Мыслями она продолжала возвращаться к утренней вылазке на поверхность. 
Стоя там наверху у входного люка и наблюдая за транспортировкой дорогой гостьи с берега на подлодку, ШиЦу показалось, что в девушке есть что-то знакомое. Неуловимое, едва заметное. Как легкий флер от духов, который практически не чувствуется, но где-то на краю сознания щекочет нервы. Встречались? Мало вероятно. Она бы запомнила. Она все помнит. Тогда почему каждый раз размышления возвращаются к глазам цвета аметиста?
Память пыталась вытолкнуть воспоминания, относящиеся ко временам, когда она еще была Главой Культа. Если ответ и есть, то искать его надо там. В подвалах Культа. Неиссякаемые ресурсы, огромное количество записей, относящихся к самым ранним годам. Древние фолианты, хранящие в себе крупицы старых знаний. Средневековая Европа. Разгул инквизиции. Нет, нужно искать намного раньше. Древний Египет или Вавилон? Уже ближе.
- Зачем ты пришла к Зеро? Ты хочешь ему помочь или уничтожить то, что он начал? – Ведьма смотрела прямо перед собой, иногда поглядывая на незнакомку. Ни глаза, ни мимика не выражала ровным счетом ничего. В том, что у бессмертных может называться душой, был такой же штиль.
По сути это дела Зеро и ее мало должны интересовать люди приходящие и уходящие. Люди. Но здесь и сейчас на полке с компьютерными играми копается не человек. Ее попросили просто встретить и проводить. Подслушивать Ведьма тоже не считала нужным. Это забава людей строить планы и закручивать интриги, ей хватает простого наблюдения.
История начинает становится все интереснее и интереснее.

+8

6

Кивок на кивок — и третья справа коробочка изъята из общего строя, а диск отправляется в приставку. Подобрав геймпад, Мима опустилась на диван, расслабленно откинувшись на спинку и ожидая загрузки.

Взаимное безразличие сюрреалистично. Для смертного они подобны детям, усердно "не замечающим" друг друга. На деле же... Столетия жизни изрядно искажают картину мира.

Откуда она? Припомнив свой визит в "Церковь Нового Мира", Миме не удаётся восстановить образ зеленовласой. Не оттуда? Или моложе?

Только один способ узнать.

— Интересно. — Отвечает она, выбирая в меню новую игру и максимальную сложность. — Не каждый день увидишь такое.

Обычно крайне немногословная, сейчас Мима изменяет привычкам. В кои-то веки ей не хочется как можно более скорого завершения разговора.

Нового Носителя ведь тоже встречаешь не каждый день.

— Но если это проект Культа — могу вмешаться. — Буднично. Что там дела людского Культа для свидетельницы падения вечных империй? — Вряд ли, однако. Нетипичный почерк. — Не "их", "наш" или "ваш" почерк — уточнить это предоставлено собеседнице. Если пожелает.

— А ты? Тоже? Или мегаломания? Зов бездны? Идеализм? Месть? — Перечисляет она популярные среди "коллег" мотивации. По ним и возраст можно угадать — как по кольцам на спиле могучего древа.

Сама через всё прошла. Гедонизм — первый шаг. Его и не называла — другое, очевидно. Не место на подлодке террористов современному гедонисту. Значит, пару веков уж всяко должно быть.

Мегаломания или идеализм — второй. Доказать себе, что можешь. Покорить мир... Или спасти, уберечь, облагородить. Оба — суть стороны одной медали, ибо редко, воистину редко мир по-настоящему требует спасения. И в случаях таких как раз от идеалистов меньше всего проку. Если так — должно быть ей от трёх до тысячи. В такой срок уж успевают либо разочароваться, либо сгинуть, пытаясь. Месть туда же — разве что может в плодородной почве затянуть надолго. Вот только редко найдёшь цель, которой получится мстить на протяжении эпох.

Зов бездны, саморазрушение (насколько Носителям оно вообще доступно) — небось тогда, от пяти до двенадцати веков. Смотря как быстро лопнули былые иллюзии. Но вообще больше двухсот лет за смертью не гоняются. Кто вправду хочет — успевает её отыскать.

А дальше... Верно. Скука. И раньше седьмой сотни она редко настигает.

Отрицание. Гнев и торг. Депрессия. Принятие. Ха-ха.

Чуть прищурившись, Мима приноравливалась к управлению, мимоходом любуясь багровым плащом протагониста.

— Пятая. Прошлая не в счёт. И правильно. Надо же было так всё испоганить.

+10

7

- Где ты жила до этого? В глухом лесу? Там не было дайджестов по новинкам в мире компьютерных игр? - Серая отлипла от стены и села на другой край дивана, подтянув колено к подбородку. Достаточно близко, чтобы стало понятно, что угрозы в собеседнице она не видит, при  этом оставляя себе пространство для маневра...на крайний случай.
Главного героя забавно мотыляло из стороны в сторону пока гостья не освоилась с управлением. Демоны крошились в капусту, особенно неудачливым размазывало мозг по экрану из пистолета. Как говорится, самые любопытные получают передним бампером по морде...пулю в лоб в упор.
- Человечество изобретательно в вопросах развлечений. А в способах убийства времени им нет равных.

Что-то не давало зеленоволосой покоя. Что-то было такое в облике девушки, что заставляло копаться в закромах памяти.
Знак под глазом. Аура древности. Были заметки...Она помнила, что там говорилось про двоих, а сейчас некоторые описанные черты древней угадывались в рядом сидящей. Она была одной из старших в Культе и покинула его по своим соображениям. Гадали многие и варианты у каждого свои. В одном была уверенность - ушла сама. Записи хранились в архивах под храмом и доступ имели далеко не все. Шицу могла позволить себе спуститься и проводить столько времени наедине с древними свитками сколько ее исследовательской душе захочется. Что-то было на цифровых носителях, но чем больше углубляться во временную ленту, тем старше становились хранители информации - книги, свитки, иногда могли попасться наскальные рисунки. Культ хранил все. Любая частичка знаний собиралась, обрабатывалась, передавалась поколениям или пряталась далеко и надолго. Особенно, если знания могли породить в головах неофитов мысли, идущие в разрез с идеологией...

Резкий и внезапный звук выстрела из игры вывел Шицу из задумчивости.

- К культу Орден не имеет почти никакого отношения. - спина затекла и девушка откинулась на подушки, обнимая одну из них на манер плюшевой игрушки. - Они достаточно самостоятельные, чтобы противопоставить себя кому угодно. К тому же, есть чем добавить веса своей точки зрения.

Главный герой, тем временем, заходит на очередной виток сюжета. В локации начинается беспорядок...Забавно...Неро..Зеро...
- Не все ли равно, что я отвечу? - на экране два похожих друг на друга блондина выясняют отношения. Одного из них пришпилили к статуе. - Может быть все сразу, - а в другой момент от слез с меча, как будто ничего и не было. Очень похоже жизнь самой ведьмы. -а может - ничего из вышеперечисленного...

- Мне кажется я тебя знаю...и не знаю одновременно. Как такое возможно?

+6

8

— Вроде того. Устроила себе отпуск. — Воспоминания о трескающихся от мороза костях и выжимающем душу из кишок голоде уходят так же быстро, как и накатывают.

— Ага. Убийства времени, которого у них нет. — Вслух "Мадока" лишь кивает, прищурившись на экран в концентрации. На присевшую рядом собеседницу она бросает ровно один взгляд. Цепкий, внимательный. Оценивающий в свою очередь. И вернувшийся к игре даже раньше, чем упал взметнувшийся от прыжка багровый плащ.

— Это внушает уважение. — И она совсем не шутит. Памятуя любовь Культа лезть везде, где просят, не просят и даже гонят взашей, обойтись без его участия... Да ещё активно противопоставлять себя ему. — Не мне учить тебя, на что они способны.

Скомканные демоны разлетаются, разрубленные причудливыми взмахами меча.

Ответ зеленоволосой передаёт ей куда больше информации, чем постороннему. Мима уже уверена, что эта носительница была к Культу причастна. Значит, прекрасно понимает его возможности. Значит, обоснованно считает Орден настолько... Самостоятельным.

На вопрос о целях — уклончивый ответ. По сути — никакого ответа. И "Мадока" не пытается посягать на право собеседницы не отвечать.

Только в мыслях досадливо морщится. Очень уж многословно та это сделала.

— Рыбак рыбака, — звучит сказанная ранее Зеро фраза. — Или слышала, может. — "Обо мне можно услышать". "Я оставила в истории приличный след". — Или Код резонирует. Так тоже бывает.

Некоторое время она молчит, не отводя взгляда от экрана.

— В Культе уже догадались, что Код Коду рознь? Небось, мой какой-нибудь шутник назвал "Вавилонская блудница". — Неинтересно. Слишком спокойно. Подымем ставки.

+8

9

- Не угадала, - Шицу ухмыльнулась. - Его назвали «Вавилонской девственницей».
В Культе, к сожалению, людей с чувством юмора днём с огнём не сыскать. Все ходят серьёзные, натянув кислые мины. Аж тошно становится.
- У меня нет информации на этот счёт, - отрезала Шицу, краем глаза посмотрев на экран - теперь абсолютно всё её внимание было приковано к гостье. - Так уж вышло, что мои отношения с Культом прервались не самым лучшим образом и достаточно давно. За это время многое могло произойти и измениться. Они слишком увлечены свои экспериментами, так что скорее всего объём их знаний о мироустройстве достаточно широк и что-то они могут знать. В этом смысле они всё ещё остаются обычными людьми. Просто играют на одну плоскость мироздания выше, вот и всё.
Интересно. Код резонирует, да? Раньше Шицу этого не замечала. И чем она такая особенная, чтобы отличаться от остальных? Вряд ли в её Коде есть что-то, что позволяет создавать такой эффект. А вот истории... Истории Шицу любит. Особенно сказки. Жаль только, что их пути с Наннали разошлись вот так и теперь они вряд ли увидятся. Сестра Лелуша была тем лучиком света во тьме, которая окружала всех людей без исключения. Чистое, безгрешное дитя. Именно вокруг таких, как Наннали создаются свои культы и берут начало мировые религии. Кстати, о религиях.
- Но и они - не единственные игроки, насколько мне известно, - Шицу повернула голову, продолжая наблюдать за этой мрачной девочкой. - Есть и другие, кто пытается играть на том же уровне. Судя по тому, что о них мало чего слышно, они пока не очень успешны в этом вопросе и мнимое поле боя контролирует Культ. Если повезёт, то временно. Особенно в том случае, если Орден шагнёт на ступеньку вверх.
В это Шицу верила. Особенно сейчас, когда появилась вдруг откуда ни возьмись появилась она. Что это? Знак мироздания? Или просто совпадение? Ни в чём нельзя быть уверенной. Особенно если так и не знаешь истинных намерений того, кто сидит перед тобой.
Но чем дальше, тем меньше Шицу волновали вещи, подобные этим. Её многое связывает с этим миром. Но всё меньше вещей, которые связывают Шицу с людьми. Да и связывало ли? Не было ли это просто иллюзией? Такой же, как когда она получила силу, о которой так мечтала? Хочется верить, что нет. Но доказательства обратного растут, как на дрожжах. И очень скоро Шицу поверит в обратное. Просто потому что больше не во что верить.
- Полагаю, этот момент близок, - Шицу пожала плечами. - Рано или поздно могут объявиться и другие носители кода. Не знаю, почему. Но ты ведь объявилась.
Шицу заулыбалась. Интересно, что знает эта мрачная девочка про других?
- Не знаешь, кстати, куда они подевались? - внезапно приходит озарение - а ведь это шанс, не так ли? - Тебе, должно быть, немало лет. Ты совсем не похожа на современных людей и на тех, кто жил несколько веков назад. Откуда ты?

[nick]C.C.[/nick][status]Burn me[/status][icon]https://i.imgur.com/HZCOpzV.png[/icon][sign] [/sign][fld4]Личная страница[/fld4]

+15

10

— Ха. — Всерьёз? Или в шутку? Безразлично, впрочем.

"Они остаются обычными людьми". Она слушает молча, сосредоточенно вышибая пальцами пыль из контроллера. Игра занимает лишь кроху внимания.

"Обычные люди" в устах собеседницы — как снисходительное оскоробление. Обычные люди. Не чета необычным.

Она... Определённо родом из Культа.

— Ещё одни? — У неё есть подозрения. И нет желания их озвучивать. — И Орден — тоже имеет виды на мнимую гегемонию Культа?

"Мнимую".

— Амбициозно. Не ожидала меньшего от Зеро. Не стоит, однако, — начатое слишком рано комбо не достигает цели, и обнаглевший протагонист отхватывает в ответ сразу от троих врагов, — спешить.

Откуда ты? И куда все подевались?

— Хороший вопрос. — Она молчит, довольно долго. Позаботилась, чтобы в комнате не было прослушек — а если CC принесла их на себе, то это уже её ответственность. И всё равно, говорить в открытую непривычно. Неправильно. Гиасс заботится о своих секретах. — Гиасс — это испытание. Единственное?

— Человек смертен по своей природе. Код, хоть естественное явление, идёт совершенно против неё. Подымает на новую плоскость мироздания. Даёт глухому слепцу соколиное зрение и музыкальный слух. Мгновенно. И реакция подобна. Испуг и недоверие. Увлечение, эйфория. А когда она проходит... Перечеркнуть весь опыт своей жизни невозможно. Новые чувства непривычны. Неудобны. Мешают. Не выходит жить ни как раньше, ни в полной мере по-новому.

— Интересно, каким вырос бы человек, обладающий Кодом с рождения. А так... Ещё одно испытание? Не знаю никого, кто бы его прошёл. Провалили — многие. "Бессмертный" — не "вечный". Это твой ответ. Ты и сама к нему пришла. Верно? — Лёгкая усмешка. Издевается, что ли? — Не знаю всех носителей. Не знаю, кто вмешается, как и почему. А я сама... Мне интересно.

"Мне интересно". Зеро сказала то же самое. Не повод для вмешательства. Чтобы вынудить её вмешаться, должно случиться нечто совершенно иного порядка.

— Ты знаешь моё имя? — В Культе, тогда, давно её знали только как графиню Мэри Митлин, или MM. Она никогда не получала имени "М-два" формально. Никогда не была частью иерархии Культа. Её всё равно часто звали так. А Ордену представилась, как Мирай Мадока.

— Я не помню его. Многие из нас говорят так, прикрываясь кличками, а на самом деле хранят память об имени глубоко под сердцем. — Она говорила, вдруг, необычно. Вместо самых необходимых слов в сжатых фразах — гладко, почти певуче. Как будто увлеклась. — Я... Действительно не помню. Я жила под множеством имён, — а значит, безымянной, — с малых лет. Мирай Мадока, Митлин Мэри, Мин Май, Мирабелла Марцелла, Мирная Мария... "Ми", "Ма", "Ми", "Ма". Мима. Так я зову себя в мыслях. Я не делилась этим "именем" с другими уже, наверное, больше тысячи лет. А откуда оно? "Мимма". На аккадском... "Нечто", наверное, ближе всего. "Что угодно". А "ла мимма" — "ничего". Пустышка.

Тишина.

— Ты знаешь своё имя?

Отредактировано Mima (2021-04-22 23:48:29)

+14

11

- Моё имя... - Шицу закрывает глаза, и на её лице появляется спокойная умиротворённая улыбка. - Помню. Пока что я его не забыла. Но я часто думаю над тем, что будет, если однажды это случится. Если вихрь времён разметает символы, на песке моего берега. Когда не так давно в Японии шёл снег, я стояла на балконе, вдыхала морозный воздух, чувствовала, как снежинки падают на плечи и тают, оставляя мокрые пятна на одежде. Город, укутанный в белое покрывало. И я подумала. Знаешь, почему снег белый?
Шицу вздохнула. С горестью. И в то же время - с надеждой.
- Потому что он забыл свой цвет. Но так ли это важно? В какой-то миг на мою ладонь приземлилась одна довольно крупная снежинка. Гораздо меньше ногтя на моём мизинце. Откровенно говоря, когда я об этом думаю, мне кажется, что не такой уж и большой она оказалась. Но её размера было достаточно, чтобы разглядеть причудливый узор, тянущийся от центра к краю, прежде, чем она оставила влагу, пробирающуюся в складки ладони. И сейчас я помню, что она была холодная. Но на деле, разве могла я явственно ощутить холод всего одной снежинки? Едва ли. Даже укола холода я не почувствовала. Но я просто знаю, что она холодная. И то, что снег бесцветен сам по себе, не отменяет всего этого. Того, что каждая снежинка уникальна. Того, что если попытаться голыми руками скатать снежок, кожа на руках покроется красными пятнами, и их будет неприятно колоть от холода. И тогда я подумала: а разве имя - не такой же символ, как цвет? Разве символы сами по себе имеют значение более важное, чем слова? Знаешь, какая книга на земле самая читаемая?
Шицу игриво посмотрел на свою новую знакомую, что представилась Мимой.
- Возможно, ты удивишься, но это не Библия, - с губ Ведьмы сорвался иронический смешок. - Если бы все верующие действительно её прочли, не просто пробежав глазами по диагонали Ветхий Завет, то, может быть, мы жили в мире чуть лучше, чем тот, который наблюдаем сейчас. А самая читаемая книга - Букварь. Как там было, в Новом Завете? В начале было слово, верно? И разве сами буквы могут быть важнее того, во что они складываются - важнее слов? Можно ли себе представить, что какой-то несмышлённый ребёнок создаёт из букв целый культ? Я хочу сказать, что имя само по себе не имеет значения. Куда важнее, что оно несёт в себе. Имя Христа, например, несло в себе спасение. А имя Бетховена несло в себе музыку, которая до сих пор живёт в сердцах тысяч людей. Быть может даже и миллионов. Если в их сердцах ещё осталось место музыке, конечно. Обычно это место занимают другие вещи. Например, власть или деньги.
Она говорила без осуждения, без эмоций. В её словах не было ничего, кроме сухих фактов, сложенных из её недолгих наблюдений за человечеством.
- Я помню своё имя, Мима, - подобно Уроборосу, её речь замкнулась сама на себя. - Но я не помню, что оно в себе несёт. А это всё равно, что его не существует. Потому что эти символы, из которых начертано моё имя, становятся бессмысленны и пусты.

[nick]C.C.[/nick][status]Burn me[/status][icon]https://i.imgur.com/HZCOpzV.png[/icon][sign] [/sign][fld4]Личная страница[/fld4]

Отредактировано Marika Soresi (2021-04-27 00:49:50)

+12


Вы здесь » Code Geass » События прошлых арок » 18.12.17. Mirror Shards