По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » ❥ По разные стороны Леты


❥ По разные стороны Леты

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s5.uploads.ru/t/8uBSK.jpg

Холодный ветерок обдувал щёки блондинки, мягко ступающей по каменным ступенькам. Шаги были неказистыми, плотно закованные в чувство неуверенности в себе, постоянно порождая желание убеждать из этого места. Убежать от смыкающейся в импровизированных четырёх стенах действительности собственного мира, порождая неопределённый страх и нежелание встречаться с грядущей судьбой. Ведь в такой ситуации всегда было проще взять и закрыться от окружающего мира под толстой стеной собственных оправданий – «не смогла, не было нужды, это явно не для меня». Однако этот путь был не для той, чей жизненный принцип был в том, чтобы заканчивать любое принятое дело до конца.
Лейла Малкаль остановилась и подняла глаза цвета сирени, которые до этого были опущены строго в них, под ноги, будто бы следя, чтобы последние в свою очередь не подвели в решающий момент. Ей оставалось ещё несколько ступенек, но девушка остановилась в нерешительности, принимаясь осматривать место, в котором оказалось. Сюда её привели поиски одной девушки, по заданию Культа, она должна была отыскать одну особу, и передать одно письмо. Она не знала его содержимое, но у неё уже появились определённые догадки на этот счёт. Впрочем, было и другое «желание» участвовать в этих поисках. Необъяснимое влечение к этой личности, подталкиваемое мутными воспоминаниями о далёком прошлом. Сердце в тот же час начало звонко постукивать, едва не выпрыгивая из груди, а лицо от чего-то сделалось ярко пунцовым. Она и сама не понимала до конца всей этой реакции, но ноги сами двинулись вперёд, подгоняемые резко возникшей теплотой в груди. У неё не было возможности, чтобы как следует разобраться в столь большом противоречивом букете из чувств. Но, даже если бы она попыталась это сделать с должным рвением, это бы всё равно ничего не дало. Лейла, движимая собственными желаниями, наверное, впервые за свою жизнь полностью отказалась от гласа разума, поддавшись этому жгучему, и в одно время, приятному чувству внутри. Было ли это той вещью, которую принято называть любовью? Возможно. Ответ на этот вопрос ей только предстояло узнать.
Тем временем, Британка оказалась на территории заброшенного, японского храма, который был на удивление в хорошем состоянии. Впереди, прямо перед зданием был небольшой алтарь для подношений и загадывания желаний. Справа, легконько позвякивая на ветру, весели деревянные дощечки для пожеланий, находясь в извечном ожидании своих посетителей, которые больше не придут. По дороге, усеянной девственной пеленой снега тянулась поганящая цепочка следов, уходящая прямо к храму. Именно она и привела терзаемого сомнениями «охотника», к своей «жертве», заставляя сердце девушки трепетать от предстоящей встречи. Белоснежная «сахарная» пудра в свою очередь покрывала почти весь, небольшой храмовый дворик, напоминая, что до празднования Нового Года осталось всего несколько дней, но, не сея в душе девушки какого-либо присутствия праздника. Само же величественное здание храма одиноко стояло впереди, вызывая при этом колкие ощущения сомнений, тем самым усиливая нежелание двигаться вперёд. Оно уже вступило в принудительную борьбу с другим чувством, неизбежно проигрывая, но, явно не решаясь так просто сдавать свои позиции. Храм казался холодным, а сама девушка уже давно забыла, какому богу здесь поклонялись. В конечном итоге, сейчас ей было почти на это наплевать. Как и на то, что своим резким вмешательством в столь священное место она могла навлечь на себя неудачу или проклятие. Ведь сама Лейла никогда не верила ни в бога, скептически относясь к верующим, но в угоду собственного воспитания всегда предпочитала держать рот на замке. И даже сейчас, медленно двигаясь к входу в само здание храма, у девушки не было никакого желания предаваться молитвам, в поисках благословения известных богов. Ей не нужна была и удача, которую можно было, по словам верующих, от них получить. Всё это было излишним. Судьбу вряд ли можно обмануть столь простой на вид вещью. И если уж делать это, то, собственными усилиями. Иначе никак.
Малкаль, одетая в зимнюю белую куртку, тёмные джинсы и заканчивая высокими чёрными сапогами, взялась за отверстие двери-перегородки, застыв в очередной раз в нерешительности. Как только она с силой откроет её, дороги назад уже не будет. Нужно будет принимать действительность именно такой, какой она есть.

Отредактировано Leila Malkal (2017-02-08 22:41:24)

+2

2

За стенами много лет как никому не нужного старого здания свистел ветер.

Ветер кружил хлопья снега, уносил тяжёлую паутину мыслей и беспокойства, оставляя голову приятно пустой.

Ветер и снег заставили бессмертную путницу укрыться в храме, где та сейчас и сидела, забившись в самый дальний и тёмный угол, кутаясь в плотный серый балахон от ледяного воздуха, врывающегося там и тут сквозь щели медленно рассыпающихся стен.

Сидела без движения, истуканом, так что и заметить её едва ли возможно.

Но её внимания не смогли избежать приоткрывшаяся дверь, хлынувшая внутрь волна холода и незваная гостья. Хотя, с каких пор стала Мария хозяйкой?

Она всего лишь остановилась тут на немного после очередного путешествия. На пару жалких дней; в итоге им суждено растять в вечности, как всему и всем прочим. Сутки — меньше точки в масштабе картины её удела. Несколько точек и не заметишь.

Нарушившая покой храма девушка тоже не станет чем-то большим. Даже мягкое зарево, разливавшееся вокруг той, видимое лишь Носителю и сигналящее: "Адепт перед вами, леди" — не могло это изменить.

Зато делало её слегка интереснее обычного. Не опаснее — благо, не Мимы она адепт — но, безусловно, интереснее.

Не помолиться пришла. Адепт. Ко мне?

Конечно. Больше ничем не пригляден забытый людьми и словно самим миром укутанный снегом домик.

Изо тьмы сверкает пронизывающий отблеск аметиста, цепляющийся за куртку и светлые волосы упорным репьём. Комната напрягается, воздух дрожит струнами.

Лейла вошла будто в пещеру к отдыхающей пантере. И та не голодна, не против соседства; может вдруг, даже подпустит к себе.

Но шутить с ней — подсказывает каждый из сохранившихся первобытных инстинктов — исключительная глупость. Подсказывает беспокойно, умоляет исчезнуть, не играть с огнём и тигра за усы не дёргать...

Вот только кто станет слушать?

+2

3

Дверь с небольшим скрипом отворилась, отозвавшись эхом во всём здании. А затем раздались лёгкие шаги, плавно удаляющиеся вглубь помещения. Глаза болезненно чувствительные к белоснежному бархату улицы, получили свою, пускай и недолговременную, передышку, быстро осматривая храм изнутри. И вместе с тем, как девушка погружалась в его темноту, так сильнее учащалось её сердцебиение, в ожидании предстоящей встречи лицом к лицу с той, кто будоражил разум блондинки последнее время. Девушка на мгновение замерла, обернувшись на открытую дверь, пребывая в нерешительности от созерцания представшей картины. Ветер медленно загонял снег через порог здания, оставляя снежинки одиноко лежать на деревянных полах храма, заставляя Лейлу сравнивать их с собой. Она внедрилась в темноту, пройдя по «чужой территории», и сейчас находилась у самого порога судьбоносного решения. Подобно этим снежинкам, одиноко лежала на деревянном, выцветавшем полу, в ожидании того, как пасть незримого чудовища поглотит её полностью, ничего не оставив после себя. Воспоминания рисовали в голове помутневшую фигуру, с тёмными волосами, лица которой она так и не смогла вспомнить. Но отчего-то слишком тянулась к ней. Искренне желая, и в одно время, страшась данной встречи. Не было абсолютно ничего, не единой зацепки по поводу того, что из этого могло получиться. Однако как раз таки сама «неизвестность» никак не смущала девушку. Она решительно подошла к двери, и захлопнула её, отрезая самой себе путь к отступлению.
- Так будет лучше… - Тихо пробормотала себе под нос Британка, двинувшись вглубь храма. Теперь её больше не терзали сомнения. Она должна была увидеть всё своими глазами. И не важно, что из этого получится, жгучее чувство в груди не могло врать. Этот человек был для неё крайне важным, и благодаря этому, Лейла Малкаль не могла сейчас отступить. Набравшись решимости, девушка открыла в дверь в главные залы храма, где почти сразу же увидела ту самую тёмную фигуру из своих «сновидений». Перешагнув порог, девушка таки оказалась в полноценном ступоре, от переполняемых сердце эмоций, еле сдерживаясь от потока чувств, бурлящих в самой глубине её души. Она приоткрыла рот в желании поприветствовать «старую знакомую», но слова так и не вышли, заставляя Лейлу проглотить горький комок, подкатившийся к горлу.
- Вы ведь… Ми-цу, верно? – Начала девушка, нервно переминаясь с ноги на ногу. – Меня послал на ваши поиски Культ. У них есть послание для вас.

+1

4

Пришелица закрывает дверь за собой. Как глупо. Она надеется, всё пройдёт хорошо для неё? Или попросту желает показать: пришла с миром. Темнота скрадывает её, скрадывает "хозяйку", но в итоге обе видят друг друга достаточно хорошо. Вторая первую — по выдающему сквозь любую маскировку ореолу. Первая вторую — отыскав глазами, с трудом, замявшись и впав в ступор.

Вы ведь... Ми-цу, верно? — Вопрошает неуверенно она.

MM. Имя, которое Мима никогда не принимала всерьёз. Глупость Культа, лживая анонимность, позволяющая его проповедникам, недалеко ушедшим от взращиваемых с извращённой бережностью там же адептов, чувствовать себя на порядок старше и просвещённее.

Когда ты действительно забыл своё имя, у тебя уже нет нужды в изобретении забавных позывных.

Но она и впрямь называла себя так, вызывая праведное их возмущение. Не ждала, будто впрямь запомнят.

Меня послал на ваши поиски Культ. — Кто бы сомневался. — У них есть послание для вас.

С собой? — Безразлично интересуется Мария. На бумаге послание, или же устно "кукольная" культистка доложит? Не ждут ведь её в гости?

Какое дело до неё Культу — и ей до Культа, что ещё важнее? Никакого. Сборище бездушных ханжей и идиотов, возомнивших о себе невесть что, с точки зрения Мимы могло бы просто сгореть в зелёном пламени за одну ночь, и всем стало бы лучше.

Нет, ненависти она не питала. И даже отвращения. Просто... Неприятие, отторжение, и полное отсутствие желания содействовать хоть как-то. Но раз уж к ней пришли, почему бы не выслушать? Да и дурочка эта проделала неблизкий путь ради своего бестолкового послания.

Кроме того... Она вела себя странно. Занятно странно.

Мария, конечно, не помнила Лейлу. Побывав последний (и первый) раз в Культе где-то примерно полтысячи лет назад, не смогла бы познакомиться с нею при всём желании. В одной из разделявших небольшой зал голов явно творился бардак. И насчёт своей бессмертная даже не сомневалась.

+3

5

Британка кивнула, и сделала шаг навстречу, одновременно ловким движением распахнув белую куртку, доставая из внутреннего кармана письмо.
- Вот оно. - Проговорила Лейла, и остановилась, всё ещё пребывая в нерешительности. Она не знала, как повести себя дальше. Подойти отдать письмо, и просто молча уйти или же задать тот самый, интересующий её вопрос. Не дающий покоя, подталкиваемый самим нутром. Желание почти было нестерпимым. Оно обжигало изнутри, но что-то не давало адепту Культа полностью пойти у него на поводу. Но отступать было поздно, верно? И именно по этому, прежде чем приблизиться и передать послание, Лейла Малкаль продолжила робким голосом. – Вы меня совсем не помните? Я не уверенна до конца, но, кажется, раньше знала вас. К тому же…
Блондинка проглотила последние слова, не давая им вырваться наружу. Что-то ей казалось во всём этом крайне неправильным. По крайней мере, пока что. Чувствуя себя, как школьница на первом в жизни свидании, Малкаль не могла полностью поверить собственным чувствам, бушевавшим в душе. Волнами, накатывая на самосознание, стараясь полностью поглотить разум девушки. И чем дальше, тем сильнее они были. Сопротивляться этому было с каждой минутой всё труднее. А слова, который она хотела только что произнести вырывались наружу. Однако Лейла всё ещё молчала, вопрошающе уставившись на «собеседницу», и ожидая того самого ответа. Прекрасно понимая, что даже если тот будет отрицательный, он не повлияет абсолютно ни на что. Желание никуда не исчезнет. Как бы этого не хотелось и самой Малкаль, оно будет подгонять её вперёд. Притягивая магнитом к этой таинственной личности, лицо которой она всё ещё не смогла найти в лабиринте собственных воспоминаний. В них всё также пребывала лишь тёмная фигура, с такими же тёмными волосами. И больше ничего. Это и предавало девушки лишних сомнений. Возможно, если бы не это, она бы уже решилась на столь отчаянный для себя шаг.

+1

6

Она могла бы скользнуть с места вперёд, смыкая пальцы на чистой новенькой бумаге, и испариться прочь, одарив заблудшую в себе самой девушку одним взглядом, незабываемым, полным пробирающей, что снежный ветер, пустоты. Могла бы. Вот только содержимое письма, доставка его в ухоженные самой Вселенной, прекрасные ручки — не её забота. Её, наоборот, совершенно не волнует культистское послание.

Угрозы и не рассмешат. Лесть не проберёт. Враньё увидит насквозь. На просьбу о помощи лишь пожмёт плечами...

Бумагу, изувеченную заботливо чьим-то пером, хоть сжигай сразу. И то больше толку. Но сжигать Лейле, видимо, не хотелось, и Мима ожидала, не двигаясь, лишённая всякого интереса. Крошечная точка. Важная почему-то для бестолковых культистов.

Вы меня совсем не помните? Я не уверенна до конца, но, кажется, раньше знала вас. К тому же...

Нет. — Короткое слово, не выделенное интонацией совершенно, ранило и терзало сильнее даже ярой ненависти. Ненависть означала бы внимание и извращённый интерес, выделенное местечко в душе. Тусклая обыденность равнодушия — наоборот. Так скользят глазами по случайным прохожим: треть секунды на каждого и один на всех смазанный заплесневелый тон вместо лица.

Всё же... Мария не была монстром, не наслаждалась причинёнными другим страданиями, и ещё не растратила человечность настолько, чтобы не понять, как ранит почём зря неповинную деву.

Я водилась с Культом полтысячи лет назад. Первый и последний раз. — Тяжелый отблеск пурпура продолжает не сказанным, но очевидным: — Ты выглядишь изрядно моложе.

Она наконец шевелится, ощущая мышцы камнем, исходящим трещинами, и чуть меняет позу. Дань удобству ли, приглашение ли? Если второе, то самое ненавязчивое из возможных, эфемерное и несуществующее, словно прогоревшая паутина на ветру. "Мне слишком лень тебя прогонять, даже если сядешь рядом".

+2

7

«Тогда…»
Мысль оборвалась вместе со звуком сминающейся бумаги, разорвавший повисшую тишину комнаты. Лейла чуть надавила на письмо большим пальцем, и тут же остановилась. Сделала глубокий вдох, и подошла ближе, протягивая его ей. Пускай оно и было слегка помятым, но само сообщение, адресованное бессмертной не пострадало.
Сама же девушка осталась стоять, направив свой взгляд на Ми-цу. Мысли блуждали от одного к другому, пытаясь уцепиться за осколки воспоминаний, порождающие в голове образ притягательной сердцу деве. Но этот ответ в дребезги разбивал всё тёплое, что от него исходило, по сей день, порождая щемящую боль в груди. Она была скорее зудящей и раздражающей, сравнимой с зубной. Отвлекающей от общих мыслей, постоянно маячащей на общем фоне.
«Она ведь могла просто забыть об этом, правильно?»
Были ли эти слова, то и дело всплывающие у неё в голове, мыслями об утешении самой себя или же нет. Лейле было на это абсолютно всё равно. Она даже и не задумывалась о подобных вещах, стараясь отыскать в своих воспоминаниях ответ на подобный вопрос. Планомерно погружаясь и блуждая в лабиринте самосознания, девушка перестала замечать реальность вокруг. Взгляд, направленный на бессмертную стал более затуманенным, пронизывающим, уходящим куда-то глубоко, почти не моргающим. Но это всё не могло долго продолжаться. И со следующим сокрытием век, блондинка вернулась в главные залы храма, прекрасно понимая всю нависшую над ней ситуацию. И нужно было ли что-то продолжать? Или же нет? Сердце подгоняло вперёд. Оно буквально требовало ответа, вступая в схватку с разумом, не желая при этом отступать. И ведь это чувство было гораздо сильнее простой логики, которая безуспешно пыталась достучаться до Малкаль. Дело того не стоило, а чем меньше знаешь, тем крепче спишь. Но…. Люди на то и люди, чтобы поступать в таких ситуациях крайне неразумно. И этот Британка не была исключением из данного правила.
- Но… Я искала вас не только потому, что меня послал Культ. Ещё и по собственной причине. Ваш образ настолько плотно засел у меня в голове, что его просто уже невозможно выкинуть. Это ведь, не может быть ложью, не так ли? – С лёгкой надеждой в голосе, краснея от стыда, тихо обратилась девушка к своей новой знакомой. Словно утопающий хватается за соломинку, в надежде, что та таки окажется спасительным бревном. Она не могла думать ни о чём другом, на данный момент. Ей нужен был ответ. Однако Лейла Малкаль не посмела его требовать. Всё что она могла, это только просить. Иначе, в дальнейшем, это не даст ей покоя. И что-то ей подсказывало, что иного случая может и не представиться больше.

+1

8

Бумага стонет и плачет жалобным треском, прощаясь с заботливой охранницей и жизнью, попав в когти бездушного мучителя. Крупные обрывки конверта падают на пол, не вызывая по-прежнему никакого возбуждения у адресатки.

Она и читает, и слушает. Цезарь мог бы поучиться. Читает, не скрываясь совершенно от любопытства, плевав в лицо чужим секретам.

Может. — Роняет гранитную глыбу в душу с каменным же спокойствием. — Помнишь лицо? Голос? Глаза? Повадки? Нет?..

Чужим пером писано в голове Лейлы. И знать не знал писатель, чей образ оскверняет; и никак не мог точно его угадать.

И не ври себе. — Конечно, попытается разум подставить вместо дыр в цельной картине увиденное только что. И воля нужна для осознания этих дыр. — Хуже сделаешь.

Её внимания добивались тысячи, и надоело уже давно. Но вот, очередная милая глупышка, неспособная осознать жестокость мироздания.

А помни я тебя, будь всё и впрямь так — что тогда?.. — И кому из них двоих станет больнее, когда одна увянет за хиленькие полсотни лет, а вторая продолжит цвести вечно? Когда вновь сдавит горечью осознания: одна лишь пройдёт дальше ценой жизни другой?

И ведь она уже адепт. Мария не в силах и проклятие своё передать ей.

+2

9

Ответом послужило молчание. Блондинка только смогла отвести взгляд в сторону, а ладони непроизвольно сжались. Мир разрушенных надежд один из самых болезненных. И ведь именно об этом её пытался предупредить глас разума, но девушка пошла на поводу у своих чувств, сделав то, что за всю жизнь делала всего-то несколько раз. А болезненное чувство внутри в один миг усилилось, порождая новые раны, всё больше склоняя девушку в сторону душевных мучений. Она поджала губы. Желание оспорить жестокую действительность было куда большим, чем оставить всё как есть. Но на сей раз, Лейла Малкаль предпочла сдержаться. Она бы, возможно, и хотела поступить по-другому. Или взять один из тех сценариев, который при нынешней ситуации закончился бы более положительным оттенком. Они оба знали, что это, скорее всего, невозможно. Вот только Малкаль была не из тех людей, кто так просто сдаётся, даже не попробовав. Тем сильнее было нарастающее чувство досады. Потому что, как раз таки для неё, ситуация была по факту безвыходная.
- Кажется… Я поняла что вы имеете ввиду. Культу что-то передать? – Левая рука вцепилась за правую, прижимая ту к себе. Теперь она нарочито избегала прямого взгляда с той, что назвали в Культе Ми-цу. Со многим остальным ей ещё предстоит разобраться. Как и с тем, права ли действительно эта дева, сидящая на деревянных полах. Бессмертная, прошедшая через не одну сотню лет. Возможно, и так. Но свыкнуться с тем, что Культ мог поступить с ней таким образом – мысль об этом была почти невозможной.
«Спорить с этим… глупо?»
Лейла не знала ответов на появившиеся вопросы. С отголоском сомнений, они поселились в душе, после произнесённых Ми-цу слов, режущих по живому. И именно с этим ей придётся возвращаться обратно. Смотреть на остальных всё с прежней преданностью в глазах или же… нет. Во всяком случае, у неё ещё будет масса времени для того, чтобы это обдумать.

+1

10

Лист бумаги скользит по невидимым изгибам воздуха, пущенный небрежно, приземляется на пол и остаётся там — уже, видать, навсегда, чтобы припасть пылью, выцвести и рассыпаться в труху спустя года. Для неё это уже произошло — и послания больше не существует.

"Ми-Цу" вздыхает, прикрыв глаза и опирая затылок о стену. От девушки перед ней веет болью и досадой. Веет не высказанной, задушенной жестоко в душе просьбой прекратить пытку. Но ведь она тут ни при чём.

Как же свойственно бывает людям впадать в бездумный эгоизм, пытаться повесить ответственность за благополучие своё даже и не навредившим ему, а просто случайным прохожим, попавшим под горячую руку. Лейла молчит — и Мима благодарна за достаточное самообладание, за взращенную менее иных наглость.

Ей придётся страдать, выдрать из себя своими же руками то ли чувство, то ли наваждение. Не решится? Станет лишь хуже. Хотя, время всё лечит. Не знать лишь, даст ли мир человеку достаточно времени.

Похоже, у тебя самой будет что передать. — Отмечает Мария с лёгкой грустью. — Поняла, наверное, почему я вас сторонюсь.

О письме не упоминает вовсе, показывая лишний раз, насколько бесполезной была со стороны Магистра эта затея.

Бежала бы. Пусть думают, я тебя прикончила... А. Адепт ты. Не сбежишь.

+1

11

- Понятно. – Выдавила из себя Лейла, и развернулась. Она хотела было уже уйти, но что-то её остановило. Мысль о Культе напрочь засела в голову, с каждым наплывом приумножая посеявшиеся сомнения в душе. Она ещё не знала, что будет с этим делать, но девушке предстоит ещё долгий путь назад. И не только в Культ. Чувство о том, что она находится совершенно не на своём месте, которое ранее было почти незаметным, всплыло из глубины её души. Надавило на новые душевные раны, заставляя течь «кровь» сильнее. А самой же Лейле оставалось только плотнее сжимать зубы, предаваясь должному её характеру терпению. И уж этого у блондинки было не занимать. Но хватит ли его сейчас? Ответа, как и всегда, сразу не найти. Она знала одно, придёт время, и жизнь заставит её взглянуть на всё другими глазами. Покажет, что было истинным, а что нет. И только от неё зависит, наступит ли этот поздно или же нет. Вот только, слова, которые возможно и не должны были вырваться на свет, всё-таки, вышли наружу. – Интересно… что же такое Культ на самом деле? Прощайте. И простите.. за всё.
Лейла Малкаль не хотела услышать ответ на этот вопрос прямо сейчас. Каблуки зимних сапог застучали по деревянным полам. Она не бежала. Скорее просто уходила ни с чем. Не собираясь больше поддерживать какую-то беседу с бессмертной. В ней не было ненависти, лишь только глухая боль, усиливающаяся дурными мыслями в голове. Она хотела бы всё это забить глубже в себя прямо сейчас, но для этого требуется время. Какой бы силой воли не обладала Лейла Малкаль, она всё-таки обычный человек. И никакая сила Адепта не сможет исправить, или же как-то помочь ей в данной ситуации. Это всё будет слишком похоже на самообман. И именно это девушка не могла себе позволить. Забыться в очередной раз, чтобы только приглушить боль, были явно не её методами. С этим придётся жить некоторое время, пока свежие раны перестанут «кровоточить», и затянутся…
Девушка, уже на выходе из дворика храма, в последний раз обернулась назад. Затем, она выставила ладонь, внимательно следя за тем, как порхающие, белоснежные снежинки падают на неё и тут же рассыпаются в прах. Давя в себе тяготящее желание смыть боль слезами, раз за разом проглатывая комок подкатывающийся к горлу. Лейла постояла так некоторое время. Почти без движения. Сосредоточив свой разум на падающих снежинках, наблюдая, и медленно очищая свой разум от всех страдальческих мыслей. Ветер медленно покачивал её локоны. Дыша свежим, зимним воздухом, блондинка таки пришла в движение. Поклонилась древнему храму, сама не зная зачем. И двинулась обратно. Больше не оборачиваясь, будто бы оставляя за собой всё то, что случилось. Она уходила, сохраняя в душе безнадёжное желание, оставить всё тут. И эту кратковременную встречу. Как и чувства к той, с кем больше, скорее всего, больше не встретится.

Эпизод завершён.

Отредактировано Leila Malkal (2017-02-26 16:09:26)

+1


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » ❥ По разные стороны Леты