По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » ❥ Дом, где твоё сердце


❥ Дом, где твоё сердце

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s3.uploads.ru/t/R5iUl.jpg
Возвращение в Пендрагон. Город, в котором родилась сама Элис. Сама весть о папином переводе, и о переезде всей семьи была для неё неприятной неожиданностью. Это означало, что ей придется попрощаться с местом, в котором она провела всю оставшуюся часть детства. Она больше не увидит своих школьных друзей, - Энтони и Алекс, с которыми Элис будет поддерживать связь через интернет. Но не это её пугало. Больше всего её тревожило то, что больше никаких приключений, никаких поисков знаменитых террористов больше не будет. Её детство прошло. А противиться воле родителей было бессмысленно. Мать уже подала прошение о переводе. Сестре, к её неудовольствию, придется поступать в другой университет, с самого начала сдавать экзамены. Только брат останется в 11 секторе, - у него там есть работа и жилье. Только будучи в отпуске он будет приезжать к родным в столицу.
Сама Элис перешла в другую школу. И снова папа отказался покупать ей школьную форму, говоря: "Да зачем деньги тратить, ты скоро школу закончишь, а форму никто донашивать за тебя не будет!" Пришлось снова надеть старую школьную форму своей сестры. Не очень-то приятно чувствовать себя "белой вороной" в школьном обществе, где ты никого не знаешь, и где никто не знает тебя.
Прежде всего, девушка посетила места, знакомые с детства, - до того, как она переехала в 11 сектор. Детская площадка, куда девочка любила бегать и играть, давным-давно исчезла, - вместо неё построили автостоянку. Несколько деревьев, куда малышка Эл любила взбираться, были спилены, - одни пеньки только и были.
Грустно было на душе, - ведь прошлое не вернуть. Лишь одно оставалось неизменным, - императорский дворец, на который Элис с детства любила любоваться издалека, иногда фантазируя себе: вот станет она рыцарем, будет девушка защищать венценосную персону, жить в высшем свете, любоваться садами и художественной красотой апартаментов дворца… Увы, это была несбыточная мечта. Да и родители не позволят, - не хотят потерять своего ребёнка на войне. Единственное, что оставалась самой девочке, - это мечтать.
В последнее время, Элис часто видела в новостях известного во всём мире политика, на чьих могучих плечах, неподвластных времени, держится вся Империя. Время от времени, она задавала себе вопросы, на которые не могла найти ответы: что твориться в душе этого человека, чью идеологию, основанной не на заповедях Божьих, а на законах его же тёзки, она не одобряла? Зачем он вообще ведёт эту войну, если можно просто сотрудничать с другими государствами? Почему, когда страдает кто-то из его родни, он проявляет хладнокровие? Либо это сам дьявол в облике императора, - либо всё не так просто, как кажется на первый взгляд. Иначе, почему её героиня, леди Марианна полюбила столь грозного и недоступного мужчину, который, вопреки мнению чванливых дворян, сделал женщину неблагородных кровей своей женой? Наверное, потому, что увидела в нём те качества, которые он не показывал на публике. Ведь истинный аристократ всегда должен быть спокойным, собранным и невозмутимым, подавая пример окружающим. К сожалению, Элис не обладала этими качествами. Да их ей и не прививали с раннего детства.
Самой Элис не нравилось, что она происходила из низших слоёв: с ровесниками не побеседуешь на философские, научные или политические темы, - им только малобюджетные фильмы и мультики подавай! Или же пошлости, от которых Элис становилось дурно. И только с взрослыми людьми она могла беседовать на интересующие её темы и черпать от них новые знания для себя. Именно поэтому девушка предпочитала мужчин постарше. И не просто постарше, - а более опытных в жизни, которые всегда дадут тебе совет, постоянно будут тебя мотивировать и развивать, всё время совершенствовать. Тут ещё сыграла роль её первой в детстве любви, - любовь к родному отцу. Хоть временами, отец был к ней чересчур строг, тем не менее, она видела в нём надёжного защитника и наставника, на которого всегда можно положиться и опереться. А за шлепки она ему могла сказать только «спасибо», - они её мотивировали на то, чтобы девочка научилась постоять за себя. В итоге, встречая на своём пути любого парня, Элис всё время сравнивала его со своим отцом. Но в итоге, этот парень оказывался либо слабым и «примитивным простейшим», либо «незрелым фруктом». А когда её одноклассницы заводили речь об известных принцах, то и их Элис находила «незрелыми фруктами», - у всех были свои недостатки. Создавалось такое впечатление, будто каждый наследник унаследовал только одно качество от своего отца, а сам император вбирал в себя все качества своих сыновей и дочерей. Возможно, даже те, которые не передались его потомкам, однако Элис не смела судить о том, чего не знала.
В последнее время, сердце белокурой британки оставалось холодным. Если все девушки её возраста думали только о такой ерунде, как парни или замужество, то сама Элис мечтала только о карьере в качестве рыцаря, или детектива, или борца за справедливость, - как позволяла ей фантазия.
Прогуливаясь однажды по городу, уткнувшись носом в очередную интересную книгу о зарубежных королевствах, о битвах и подвигах главных героев, девушка забрела в парк, чтобы там можно было предаться свободным от мирской суеты мечтам. Весна выдалась тёплая: на ветвях ветроопыляемых деревьев уже распускались первые цветы. Отличная атмосфера для отдыха, - малолюдно и можно на некоторое время закрыть глаза и предаться размышлениям.

+5

2

OOC: Пришлось уйти глубоко в альтернативу, чтобы хоть как-то убрать из уравнения Марианну.
Прости, Мари. Я вечно верен тебе в основном сюжете.

Парк Элейн. Здесь в первый раз они были вместе, наедине и смогли узнать друг друга. Тогда ещё частный, императорский, с тех пор парк открыт для публики - но не потерял и капли своего волшебства, навечно останется в душе и памяти тем самым местом.
Прошло много лет.
Пропал, растаял в сером тумане времён уж даже тот чёрный день, когда её лишили жизни.
Теперь та же безразличная, пустая пелена поглотит и убийцу.

Чарльз приподнял ладонь, опуская глаза на неё. Уже лишённые волшебной искры, но по-прежнему полные силы, тёмные глаза, видевшие мир до самого дна.
С лёгким усилием воли вспыхивает на коже яркий малиновый росчерк под линией сердца.
Вот и всё.
Он достиг.
Император Британии стоял отныне на полпути к Богу. Уже вечный. Ещё не всесильный.
Но исчезла цель, к какой стремился, словно боевая ракета.

Хотел создать лишь мир, намного лучший. Для всех - и в первую очередь для них двоих. Затем - троих.
Затем их стало вновь двое, и подзабыл о новом мире, горя гневом к брату-предателю.
Затем один.

Пальцы сжимаются поверх печати проклятого. Взгляд скользит к горизонту. Отныне его не остановить никому... Кроме него самого.
Но смысл исчез.
Сколько лет до успеха? Сотни. Он забудет. И когда вновь станут вместе, в новом мире, будет совсем другим. Уже забыл. Уже изменился.

Чарльз хотел верить в любовь крепче самой вечности. Всем сердцем хотел, и рвалось в клочья сердце, понимая: всего десяток неполных лет разлуки разрушили, сломали что-то в нём.
Человек ущербен. Даже обретя бессмертие. Даже храня в себе чистейшие из побуждений.

Безудержная мощь Кода бурлила в теле, заставляя сбрасывать, день за днём, тень годов. Сходила с волос седина, ужасая слуг, возвращалась былая сила мускулам.
Неделя ещё, и придётся решать эту проблему. Придумать, как объяснить необычную свежесть.
Но пока ещё можно, скрывшись в одиночку из дворца, надув охрану, вдохнуть ветер любимого парка, стоя над озером.
Можно оставить в кабинете глухой мундир и мантию, одевшись "в штатское", расправить волосы, стать неузнаваемым для всех, кто подзабыл былое.

Можно даже не заметить, как священное одиночество нарушает беловолосая девушка, потерянная в своей книге. [ava]http://i.imgur.com/V4mhmWE.png[/ava]

+6

3

Стоило только открыть глаза, как первое, что попало в поле зрения, - это очень высокая фигура, явно принадлежавшая мужчине. Странно. Несколько минут назад у озера никого не было. Но не это привлекло внимание, оторвавшейся от книги, девушки. Сама внешность незнакомца явно говорила, что он не из простого народа. Не надо быть детективом, не нужна была дедукция, чтобы с первого взгляда этого не понять. Слишком длинные для мужчины волосы, очень высокий рост и крепкое телосложение, характерное либо для военных, либо для высшей аристократии. Даже сама манера держаться и особая аура, исходившая от него, выдавала это.
С одной стороны, Элис могла бы не придавать этому значение, но ведь не каждый день можно увидеть дворянина вживую, да и это отличная возможность изучить образ жизни высших слоёв общества. Вот только незнакомец почти не двигался. Видимо, предавался размышлениям. Это тоже не сложно было угадать.
«Что это он тут делает? Сомневаюсь, что он кого-то ждёт», – подумала блондинка, положив в книгу закладку и отложив её в сторону на скамью, - «Может, он тоже пришёл помечтать? Хотя нельзя строить гипотезы, не собрав достаточно данных».
Девушке всегда говорили, чтобы она не смотрела в сторону посторонних людей, если она не хочет привлечь к себе ненужного внимания. Но тут опять взыграло любопытство, и британка, встав со скамьи, тихо, стараясь не шуметь и как можно тише дышать, подкралась к незнакомцу, стараясь сохранять дистанцию на расстоянии пяти метров, чтобы это выглядело, будто она прогуливается.
Однако у маленькой комнатной собачки «Болонки», любящей всё вынюхивать, и которая подкрадывалась к огромному «Льву» (так можно было назвать незнакомца из-за его длинной шевелюры и сильной фигуры), пребывающем в спокойном одиночестве, был риск попасть под его горячую львиную лапу. Ни один аристократ, по её мнению, не потерпит, чтобы плебеи рассматривали его, как какой-нибудь музейный экспонат или редкость. Он тут же прогонит нарушителя, пригрозив полицией.
Вот только в своей скрытности Элис допустила одну, очень грубую ошибку: она слишком близко подошла к озеру, пытаясь разглядеть незнакомца в профиль, и сейчас её отражение отчётливо виднелось в воде. Не выйдет из неё шпиона, - Элис слишком поздно соображает, не сразу учитывает мелкие детали. Ей ещё над своей скрытностью работать и работать.

+3

4

Вода не двигалась почти. Стояла ровным зеркалом, выдав тут же подкрадывающуся.
Инстинкты крикнули: "Убийца!".
Воля ответила: "Так и пусть".

С плавным поворотом корпуса её встретил тяжёлый взгляд, строгий, сильный... Но скорее уж тусклый прямо сейчас.
Сочащийся непостижимо глубокой тоской.
Парк теперь - публичный, и Чарльз, хоть вправе закрыть его на целый день, осознанно этого не сделал.
Потому всего лишь раздражён слегка, раздосадован осквернённым уединением.
Раздражение, досада, высокомерное презрение - эмоции, вписанные в сами черты лица - и впрямь выдают дворянина. А испытывает ли их - почём знать?

Глаза скользят обратно вдаль, теряя, кажется, к девушке всякий интерес.
Нет. Лишь кажется.
- Чем удостоен?..
А вот голос поменялся мало. Стал ещё мощнее, звучнее, да ненамного. Сквозит в негромких словах всё та же тоска, сдобренная усталостью и безразличием.

Сколько иронии, со стороны, источает простая фраза! Император "удостоен" внимания простолюдинки!
Даже ведь просто увидеть Его столь близко везёт не каждому благородному, а из "крестьян" - разве что прислуге иногда.
Но сам не думает об этом. Не вкладывает иронию.

Конечно, юная дева пришла не убийцей.
Чем привлёк? Неужели узнан? Нет...
С некоторым удивлением Чарльз осознаёт: заинтересовал, наверняка, по-простому, видом, фигурой.
Осознаёт также: не будет больше подобного шанса. Его знает в лицо весь мир; лишь перемена лица подарит непредвзятую встречу, пусть ненадолго.
Он полюбил её тогда в ответ за непредвзятость, за чистое человеческое чувство. Её непредвзятость позволила пройти по жизни, помня сущность свою, оставаясь человеком, а не лишь бездумной целеустремлённой машиной.

Только её давно нет. И, быть может, эта девушка - последняя, кто сможет взглянуть на него, а не на Него. [ava]http://i.imgur.com/V4mhmWE.png[/ava]

+3

5

Она и не думала, что её так быстро засекут. Один взгляд этого человека мог убить всякого, или, по крайней мере, заставить нарушителя освободить мочевой пузырь. Элис ещё повезло, что её пузырь был пуст, а не то бы она, от испуга «села в лужу», во всех смыслах этого слова. Поэтому девушка только отделалась сильным испугом, заставившим её рефлекторно отскочить на два шага назад. Прямо сейчас она чувствовала себя в одной клетке со львом. Нет, голодным он не выглядел. Скорее, рассерженным на то, что вторглись на его территорию.
- Чем удостоен?..
А вот голос, похожий на громовой львиный рёв, ещё больше напугал её. По телу блондинки прошёлся электрический ток. Ясные аметистовые глаза расширились от испуга и растерянности. Девушка сама не понимала, откуда у неё этот подсознательный страх, - она встречала на своей жизни людей более опасных и хитрых, которые прикидывались деликатными джентльменами, а на самом деле в них скрывался лютый змей, сначала гипнотизирующий, а потом заглатывающий свою добычу. Но этот вёл себя иначе: он сразу предупредил: «Не подходи, я опасен». Но если бы он и вправду хотел ей навредить, то сразу бы прогнал её. Не зря говорят, что открытое зло менее опасно, чем зло, прячущееся за маской лицемерной добродетели.
«Ну и дела! Я чуть не обмочилась!» – подумала перепуганная девушка.
– И-извините. Я н-не хотела пугать вас, – чуть перепуганным тихим голосом произнесла она, потупив взгляд и рассматривая в воде своё отражение, как будто надеясь отыскать там инструкцию «Что делать, если вы попались на глаза раздражённому аристократу».
«Откуда у меня блеющий голос? Я же не овца!» – удивилась себе Элис, - «Что же делать, что же делать? В книгах не описывалась такая ситуация! Так, первым делом, надо успокоиться! Я должна объяснить, что просто хотела посмотреть на озеро. Вот только я не знаю, как это сказать на языке аристократов! Что же делать? И почему я боюсь? Это не в моём характере! Спокойно, спокойно… Он на меня бросаться не будет и глотку мне не перегрызёт… Опять боюсь! Ну, хватит уже!»
С трудом подавив в себе внутреннюю панику, закрыв глаза и глубоко вдохнув и выдохнув, девушка пришла к решению, что ему надо ответить либо: «Я просто хотела поинтересоваться, что вы тут делаете?», либо «Я всего лишь предавалась мечтам и не заметила вас». И то, и другое будет правдой. Но Элис применила второй вариант:
– Я всего лишь предавалась своим мечтам и не заметила вас. Прошу прощения, если оскорбила вас своим вторжением. Не каждый день здесь можно встретить… Кого-нибудь, вроде вас.
Девушка старалась говорить как можно спокойней, мягче и негромко, чтобы казаться хорошо воспитанной. Хорошо ещё, что чтение литературы тоже помогало ей в манере речи.

+2

6

- Вот как.
- Мечты хороши в юности, сударыня.
Размеренный ответ, и не смотрит уж он на девушку, вновь вернувшись к созерцанию природы.
- Со временем от них остаются лишь печальные воспоминания.
Красивую паузу меж ответами ставит тёплый весенний ветер. Он покачивает воду лёгкими волнами, развевает волосы - белые Элис, светло-русые Чарльза.

- Правда? Надо же. Всего-то несколько десятков лет назад этот парк был в императорских владениях. Пребывать здесь... Такая честь.
Не в радость ему было вселять страх в сердца и души собственных подданных. Хоть и знал превосходно: лишь строгого правителя искренне почитают и любят.
- А сейчас не популярен, говорите? М. Дворянство. Конечно же, только закрытые места привлекают нашего брата. Находиться где-то рядом с простолюдинами ведь так... Неэлитно.
Тяжёлый, грустный вздох.
- Нет ли у вас, сударыня, хороших воспоминаний об этом парке?

Император попросту нагло воспользовался ситуацией, обратив девушку в невольного слушателя и втягивая в разговор. Вестимо, была сейчас у него в собеседнике нужда.
Спокойная вежливость речи сохранялась незыблемо.
Заметил Чарльз и "слегка неблагородный" вид незнакомки (ввиду чего величал "сударыней", а не "леди", как положено дамам повыше происхождением), и неуверенное "блеяние", и косовато составленные фразы. Но там, где иные переходили на "ты" сразу и упивались, что есть мочи, своим превосходством, он всегда сохранял привитые с раннего детства манеры.
Право, не испытывал нужды в пустозвонном самоутверждении.
А непривычную к эдакому прислугу его обращение бросало в пот, холодный, как объятия потусторонних чудовищ. Вот и сейчас...
Шнайзель у отца выучился этому трюку, но пошёл ещё на порядок дальше, вместо строгой вежливости ударяясь часто в избыточную фарсовую галантность. Таков был его образ. Лживый и отвратительный.

- У меня есть. Я познакомился здесь с женщиной, совершенно неповторимой и уникальной для меня. И возвращаюсь теперь, из года в год, вспоминая её с горечью, что вовсе не в силах описать. [ava]http://i.imgur.com/V4mhmWE.png[/ava]

+3

7

- Мечты хороши в юности, сударыня. Со временем от них остаются лишь печальные воспоминания.
"Говорит, как старик, хоть таковым и не выглядит. Может, это жизненный опыт, который ему передавали его предки?" – подумала девушка.
– Но и в поздние годы можно мечтать. Когда устаешь и хочешь временно уйти от мирской суеты, тогда можно удалиться в мир, где можно обрести покой и предаться размышлениям. Или же пожить в фантазиях, чтобы прогнать скуку и печаль.
"Такое чувство, что я сказала очередную глупость. Но я же не знаю, права ли я, или нет. Может, я ошибаюсь, или другие ошибаются. Знания приходят с опытом".
С этими мыслями, Элис поправила свои взлохмаченные и спутавшиеся от ветра непослушные белые пряди, используя водную гладь вместо зеркала.
"Нет, я не болонка. Болонки – это аристократические собачки. Их длинная шёрстка всегда расчёсана и уложена в причёску. А вот моя шерсть… Ой, то есть волосы, почему-то лежат паклей! Как у непородистой собаки… ". Через секунду, Элис сделала для себя открытие, -"Дворняжка?! Хотя, если посмотреть, - то только дворняги бегают по улицам и дерутся, с кем попало. Нет, тут какая-то ошибка! Я не примитивная!".
Платиновая блондинка тряхнула головой, пытаясь отогнать обидные мысли. А вот собеседник был совершенно спокоен. Даже его длинные локоны оставались хорошо уложенными, несмотря на ветер.
"Точно спокойный и невозмутимый лев… Наверное, он рыцарь Круга или же советник или кто-то из приближённых к императору. Почему у меня такое чувство, что рядом с ним, я выгляжу ничтожеством? Примитивной амёбой?" – думала она, делая несколько шагов в сторону собеседника, но сохраняя необходимую дистанцию, чтобы не вторгаться в его личное пространство. Чем-то он её притягивал, - может, своей необычайной воспитанностью, которую почти невозможно встретить в том обществе, в котором выросла Элис? Или же он сам был «не от мира сего», что казалось, что если земной человек его коснётся или дыхнёт на него, - он исчезнет, словно его и не было. Или же девочка просто спит и видит сон?
- Нет ли у вас, сударыня, хороших воспоминаний об этом парке? – сказанная фраза вернула её из транса.
– К сожалению, я раньше не была здесь. Со своего рождения и до девяти лет я не ведала о его существовании. А потом я переехала в другой сектор, в котором жила восемь лет. А когда вернулась, - стала посещать знакомые места, и нашла это место. «Райский уголок» - так я его называю.
Оправившись после первого испуга, Элис теперь говорила просто и уверенно, не пытаясь подражать вежливой манере знати. Да и незнакомец, похоже, не особо обижался на её манеру речи.
Однако она опустила в своём рассказе, что её в школе оставили на второй год, - из-за частых прогулов в 11 секторе, которые у неё были в результате поисков приключений. И про то, как её отец и мать ругали, говоря, какая она безответственная, - это тоже не стоит знать постороннему. К тому же, ей зимой прошлого года исполнилось восемнадцать лет, - в таком возрасте девушки либо замуж выходят, либо в университет поступают. А Элис ещё школу не закончила, и пока не знает, в какой университет поступать. Но и об этой проблеме, собеседнику тоже не стоило знать.
- У меня есть. Я познакомился здесь с женщиной, совершенно неповторимой и уникальной для меня. И возвращаюсь теперь, из года в год, вспоминая её с горечью, что вовсе не в силах описать.
– Примите мои соболезнования, – сказала девушка, заметно погрустнев и ощутив тяжёлый осадок в душе, - очередная печальная история любви. Тем более, у такого на вид, идеального человека и любимая женщина должна быть такой же идеальной. А если она была его спутницей жизни, с которой он был связан узами священного брака, - то тем более он заслуживает сострадания.
"Как это грустно. Другой такой женщины он не найдёт. Да и нет в этом мире той, которая была бы его достойна", – не без доли грусти подумала Элис. Ей никогда не выпадала взаимная любовь, и её не один раз разбитое сердце успело сделаться холодным к мужчинам.
– Она ведь тоже была знатного происхождения и самим совершенством? – спросила Элис, хотя она и без этого, была уверена, что так оно и есть.

+2

8

- Мы не вправе жить в фантазиях, сударыня. Ибо мир жесток.
- Несправедливо жесток.
- И потерявшихся в забытьи лишит всего одним мгновеньем.
Уйти от суеты. Он знал лишь один путь уйти от суеты. Всего один-единственный... И тот отныне закрыт.

Чарльз, быть может, выглядел львом, но сам себя так не ощущал. Скорее уж, видел в отражении огромный валун, тяжеленный, обросший мхом и недвижимый. Память сковывала надёжнее любых пут.
Всё же. Сегодняшняя встреча влияла на него странно. Будто трескались путы, опадал мох, осыпался гранит, возвращая подвижность тому алмазному стержню, что жил и сиял в Императоре, каждый день, как тогда.
Конечно, не мог он потускнеть, искрошиться или сломаться. Только быть испачканным поверх, облепленным посторонним мусором, скрытым от глаз...
Кто знал, кто бы предположил, насколько полезной, освежающей и очищающей окажется беседа с простой подданной?
- Сожалею. Прекрасное место. Кажется, тогда было ещё лучше... Верно, вчерашняя трава всегда зеленее.

Впрямь, соболезнования - единственное, что могла она предложить. Искренние? Ну, уж точно не напыщенная показная печаль, популярная среди светского публичного дворянства, способного разрыдаться в секунду, услышав грустные вести о ком-то, кого в лицо знать не знали. Образ. Репутация. Маска.
Как приятно, пусть на мгновение, остаться без масок.
Прямые слова девушки находили отклик в его душе.
- О да. Она была самим совершенством. Ходят басни, будто бывают люди, совпадающие, как половинки треснувшего бриллианта. Я не верил в это... Пока не встретил её. И поверил совсем, когда потерял.
Но знатного происхождения не была она, нет. Уж точно не знатнее вашего, сударыня. Выбирай я из знатных одних лишь... О, какой бы жалкой обернулась моя судьба.

Вновь и вновь вспоминая её, Чарльз будто вгоняет нож в себя раз за разом. И... Сколько ещё ему так?
Покуда не прекратит. Он понимает это, с новой волной горечи. Понимает в который раз: не вернуть.
Нужно идти вперёд. Если не ради неё, то ради стоящей рядом британки, какой подарил он уже возможность забываться и мечтать.
- Довольно. Я буду помнить тебя в минуты счастья, Мари.
- Довольно... Этой беседы. Я предпочёл бы уйти в реальность из забытья и фантазий. Не находите, сударыня?
Он отвернулся от озера, будто с усилием вырываясь из туманных пут прошлого.
- Могу я узнать ваше имя?..
Лёгкая располагающая улыбка вышла чуть высокомерной, зато не фальшивой.
- Моё - Чарльз. И забудьте, прошу, о статусной разнице. Сегодня меня от неё тошнит. [ava]http://i.imgur.com/V4mhmWE.png[/ava]

+3

9

Спорить с ним она не стала, да и говорил он сущую правду. Самой Элис тоже пришлось испытать на себе жестокость жизни в 11 секторе. А вот грустные глаза незнакомца, являющиеся его «зеркалом души», отражали столько перенесённой боли и тоски! Определённо, он пережил гораздо больше, возможно даже то, с чем бы перенесённые страдания Элис показались бы ему просто «летним курортом», который не так страшен для него.
И сейчас Элис ощутила, как неосознанно проявила жестокость, заставив своего собеседника вспомнить о своей потере.
- Извините. Я не хотела задевать вас за живое.
Его возлюбленная была обычной женщиной, но с великой душой? И тут тоже была правда жизни: под черной угольной оболочкой всегда спрятан драгоценный камень, который может попасть в руки тому, кто разглядит содержание. Алмаз спрятан в угле, жемчуг – в раковине моллюска и раздобыть их стоит немалых трудов. А те знатные женщины внешне походили на драгоценные камни… Но кто даст гарантию, что это настоящие, природные камни, а не искусственно выращенные, и не дешёвые стекляшки, имитирующие внешность? Настоящая драгоценность никогда не выставляет себя напоказ, зная, что её могут украсть недостойные люди.
- Довольно... Этой беседы. Я предпочёл бы уйти в реальность из забытья и фантазий. Не находите, сударыня?
– Как вам будет угодно, сэр, – ответила она стандартной цитатой из книг. Они бы могли разговаривать о жизни хоть безграничное количество времени, но нельзя было забывать о реальности, которая не зависит от отдельных людей.
- Могу я узнать ваше имя?..
– Элис, – ответила девушка на автомате. Во время их беседы она чувствовала лёгкое тепло на сердце, хотя мозг твердил ей: «Не фантазируй себе, ты даже имени его не знаешь! Он может быть твоим врагом, обманывающим тебя!» А сердце могло шептать девушке: «Такого человека ты больше нигде не встретишь. Пока есть возможность, не дай своему сердцу заледенеть. Просто наблюдай за ним». От одной его лёгкой, но искренней улыбки, сердце блондинки дрогнуло, заставив вспомнить давно забытое чувство. Кровь приливала к голове, румянец возник на бледных щеках. Хотя Элис старалась снова подавить в себе это чувство.
- Моё - Чарльз. И забудьте, прошу, о статусной разнице. Сегодня меня от неё тошнит.
– Чарльз… – прошептала она, снова ощутив, как дрогнуло сердце. От волнения Элис прикрыла свои губы рукой, ощущая, как всё её лицо горит, и она не знала, как реагировать на это. Да, его звали также как того высокомерного и жестокого демона, правящей всей Империей. Но он был совсем другим: в нём была гордость, называемая по-другому, достоинством, но не было греховной гордыни и чванства, которые многие дворяне путают с возвышенным чувством, и в итоге, проявляют снобизм. И ему не важно, кем был его собеседник по статусу. Значит, он смотрел только на человеческую душу, и ему не было чуждо чувство любви, раз он выбрал себе достойную спутницу жизни. Полная противоположность Чарльза Британского.
«Вот бы такой человек был бы нашим императором! Я не знаю, есть или были у него дети от его возлюбленной… Но он тоже может любить, а значит и отец из него любящий,» – Элис пыталась унять дрожь на руках. Лишь только одна мысль вернула её спокойствие, - «Но я его недостойна. Я обыкновенный булыжник на дороге, некрасивая, инфантильная, не имеющая должного воспитания… И он любит только свою женщину, которая не заменима. Поэтому я ему не пара. Он слишком хорош для меня. Тем более, это запретная любовь. Я не хочу причинять ему страдания. Так что будем просто друзьями. Это лучше всего».
– Хорошо… Чарльз, – произнесла она, но тут же осеклась. С каких это пор, Элис так фамильярно разговаривает с взрослым мужчиной, которого она знает всего один день?
Ей хотелось узнать, сможет ли она его встретить снова в этом же месте, но боялась обидеть его. Снова рассудок твердил ей: «Сначала отучись в школе, поступи в университет, устройся на работу! Не время сейчас на мужчин смотреть, ты не для этого живёшь!» Но ведь Элис не робот, и тоже хочет любить. Просто у неё не было такой возможности.
– Всё-таки, я не зря вернулась сюда. Теперь я знаю, что живу не бессмысленно, – девушка не заметила, как произнесла свою мысль вслух. Хоть её фантазии так и не сбылись, - супер-героем она не стала, никого не спасла, и мир тоже не спасала, признание и славы не получила. Но счастье всегда скромное, поэтому встретив мудрого друга, который всегда даст тебе хороший совет, Элис махнула рукой на свои детские мечты, поняв, что не в фантазиях счастье. Она постарается, чтобы стать лучше. Не смогла участвовать в настоящей битве, - пусть повоюет на экзаменах, это тоже испытание. Даже если её снова ждёт разочарование в любви, она воспримет это, как очередной жизненный опыт.
– Возможно ли, чтобы я могла иногда общаться с вами? – сказала Элис, оправившись от наплыва чувств. Теперь она могла со спокойной уверенностью посмотреть собеседнику в глаза, – Извините. Я не хочу казаться эгоисткой. Но все мои друзья остались в прошлом. А их сообщения, которые я получаю по электронной почте, кажутся ненастоящими. Общаться с живым человеком совсем другое дело. Если это невозможно, - то, по крайней мере… Я буду приходить сюда в свободное время.
«Какой красивый цвет глаз,» – подумала британка, любуясь тёмно-фиолетовыми глазами собеседника.

Отредактировано Элис (2017-02-11 15:33:39)

+2

10

Задумываясь лишь о своих целях и мотивации, насколько многим он, и впрямь, подарил новый смысл? Сколько людей - отважных, усердных, а иногда и буквально гениальных - отдали себя целиком на алтарь давней детской мечты?
Иной испугался бы, ужаснулся "разрушенным" судьбам, но Чарльз смотрел иначе, и исключительно сознательно ставил вокруг этого слова кавычки.
В конечном итоге, жизнь не имеет смысла. Как минимум, смысла, доступного скудному человеческому разуму.
И всё равно, за кем идти, к чему стремиться.
Смотреть на один только результат? Всё тщетно тогда. Пески времени обратят в пыль и мглу любой результат.
Достаточно делать что-то, привносить, даже кратковременные, перемены. И уже нельзя будет сказать о времени, потраченном зазря.

А если долговременные? Видать, поистине Великие действительно способны достичь эффекта, незабываемого, многотысячелетнего; сокрушить былые устои и воздвигнуть новые.
И Код - инструмент Великих. И посодействовать Великому в применении инструмента, внести лепту в вечный отпечаток на теле истории - вестимо, тот самый смысл, подворачивающийся людям столь редко.
Сможет ли он принять этот вес, вес Величия, открывшегося теперь десятками новых граней?
Сможет. Никому нет дела, хочет или нет. Самому уже давно нет дела.
Есть долг. Перед семьёй. Перед страной. Перед человечеством.
Перед Вселенной.

И даже перед этой девушкой.
- Позвольте, Элис. Я совершенно не против.
Вот только волшебство искренности исчезнет, стоит показаться Ему новому на экране и полосах газет.
Или?..
- Реализация, впрочем... Затруднена. Вы, верно, представить не можете, каких трудностей стоило мне попасть сюда в одиночку, без охраны и соглядатаев.
Давно сошедшая с лица улыбка сменяется вновь лёгким раздражением. Но нет, направлено оно точно не на собеседницу.
- В дальнейшем будет лишь сложнее. И если мне не впервой пережить десяток оплеух нежеланной публичности... Не хочу в это втягивать вас ради простого развлечения.
Недопустимо совершенно спросить деву прямо: "А не тонка ли тебе кишка связаться с аристократом, вечно камерами окружённым?". И с каким ещё аристократом...
- Буду признателен адресу для корреспонденции. С вашей стороны в мою может ещё не дойти... А с моей в вашу - уже гарантия.

Она привлекает Чарльза совсем эфемерно, одной только прямотой, простотой, невинностью и непредвзятостью. Мизерная паутинка интереса - но даже так, первый раз за многие годы хоть какое-то желание быть рядом с другим человеком.
Желание, которое хочется всеми силами не терять и сохранить. [ava]http://i.imgur.com/V4mhmWE.png[/ava]

+4

11

«Я его не встречала раньше… Ни по телевизору, ни в интернете… Если то, что он говорит, - правда, то у меня не будет больше возможности узнать его получше. Меня к нему просто не пустят. Простолюдинов за людей не считают и обходятся с ними, как с животными. Но я привыкла, когда ничто не взаимно. Значит, буду делать то, что всегда делала, - восхищаться им издалека», – подумала Элис.
– Никто и не говорил, что в жизни всё так просто. Я ценю вашу заботу, раз вы не хотите, чтобы в прессе поползли нежелательные слухи, относящиеся не только к вам... Но свой выбор каждый делает сам. Если моё присутствие может вам навредить, - так я буду держаться от вас как можно дальше.
«Как это грустно».
- Буду признателен адресу для корреспонденции. С вашей стороны в мою может ещё не дойти... А с моей в вашу - уже гарантия.
Только услышав это, девушка, не долго думая, подбежала к скамейке, где лежала её книга и достала оттуда свою закладку, - на которой было её изображение, точнее изображение «Тёмной Девы», девочки в смешном чёрном костюме, нарисованное её собственной рукой в мультяшном виде (девушка всё ещё страдала лёгкой формой «звёздной болезни»), - и достав из кармана своего пальто ручку, которую всегда брала с собой на случай, быстро набросала адрес одного из своих электронных ящиков (у неё было, как минимум, четыре электронных почтовых ящика с разными адресами, - для надёжной конспирации, естественно).
– Вот. Это на случай, если захотите выйти на связь, – сказала Элис, вручая аристократу свою «визитную карточку». А про своё «позорное изображение» на ней, она забыла! Да и будь здесь кто-нибудь из старших, её бы упрекнули, сказав: «Ты зачем постороннему человеку адрес даёшь?! Может, ты ещё ему ключи от своего дома, или нет, - от своего личного дневника, отдашь? Ему это не нужно, он легко найдёт тебе замену!» Но что поделаешь: физически Элис сделалась старше, да вот манера строить из себя знаменитость и с гордым выражением лица раздавать всем свои автографы никуда не делась. Сколько лет должно ещё пройти, пока девушка начнёт рационально думать головой, и относиться ко всему серьёзно, а не отключаться от реального мира и не выпендриваться перед каждым встречным человеком. А перед аристократом, - тем более.
В душе девушке было грустно от одной мысли, что Чарльзу может кто-то желать зла, а она ничем не сможет помочь ему. Неизвестно, какие интриги будут плести его противники, возможно, другие завистливые аристократы, чтобы навредить ему. Снова девушка незаметно для себя прошептала свои мысли вслух:
– Чарльз… Если весь мир отвернется от тебя, - я не отвернусь.
«…Я буду рядом с тобой… Дура!» – пронеслась очередная мысль в голове. Опять Элис не контролирует себя, и говорит одни глупости. Покраснев, Болонка отвернулась, испугавшись от мысли, что прогневила Чарльза. И только сейчас она поняла: на самом деле, она не мужененавистница, - Элис презирала только злых мужчин и «извращённых тряпок», которые в душе мужчинами не являлись, - а такая же влюбчивая девушка, как и большинство героинь романов, готовых всецело отдаться горячему чувству, не думая о последствиях. Просто она подавляла в себе это чувство, зная, что погубит себя, если не будет думать только холодным разумом. Да, Элис такая же дура, как и все влюблённые героини. Но она очень жертвенная. И если девушка совершает грубейшую в своей жизни ошибку, которая может её погубить, - так пусть кто-нибудь или что-нибудь остановит неразумную деву, пока не поздно.
– Извините!
Как же Элис стыдилась своей детскости! Даже достигнув восемнадцатилетия, она всё равно оставалась ребёнком в душе. Если бы кто-то из её знакомых увидел бы их сейчас вместе, - её бы высмеивали, говоря: «Да вы смотритесь вместе, как папа с дочкой! Маленькая ты для него, незрелая!»
«Это пройдёт… Со временем, я на всю жизнь запечатаю своё сердце, потому что в этом мире ничто и никогда не будет так, как мы хотим. Реальность сурова. Аристократы на простолюдинах не женятся, потому что воспринимают последних, как диких животных или как живые игрушки. А я не хочу быть ни тем, ни другим. Нечего мне фантазировать! У Чарльза наверняка семья, дети. Ревнивая жена его спросит: «Кто это?» и отделается от меня, как от потенциальной ш....! Я не хочу, чтобы меня так заклеймили. Поэтому… Нам лучше держаться друг от друга подальше».
От этих мыслей, лицо девушки опять сделалось грустным. Она всё понимала. Знала прописные истины. Но не знала, как ей вести себя в такой ситуации и правильно ли она всё делает? Отовсюду слышит в свой адрес: «идиотка», любые её решения или рассуждения по мнению других, часто ошибочны. Часто говорит и делает не так, кто-то обязательно злиться или не доволен её действиями, - в основном, такое она часто видела со стороны других людей. Из-за этого, понизилась её самооценка. И сейчас, Элис не знает: правильно ли она поступила, познакомившись с ним? Правильно ли поступила, дав ему свой e-mail? И вообще, правильно ли она реагирует на всё это?
От правды никуда не денешься: она ещё ребёнок.

+4

12

Его поняли неверно. Не о себе ведь пёкся - привычен давно ко всей светской катавасии. Ну что ж, бывает. Разъяснять, услыхав столь прямой и самоотверженный ответ, - совсем уж неприлично.
А вместо обычного адреса - электронный. Император удивлён. Шокирован. Однако, снаружи этого не видать.
- Времена меняются, замшелый ты старик.
- Благодарю.
Взгляд скользит по рисунку, явно собственной работы дарящей, и проводит параллель с ней самой. Он оскорблён? Возмущён? О нет. Наивная картинка, наивные тихие слова жалят куда-то совсем в неожиданное место, и полоска картона исчезает в нагрудном кармане.
- Не извиняйтесь, Элис. Если вам угодно, ваша прямота и непредвзятость - редкий дар и настоящее сокровище. Среди всего человечества, с исключительным энтузиазмом натягивающего ежедневно поутру маски, вы гордо носите собственное лицо... Достойно восхищения. И не позволяйте никому убедить вас в ином.
Она ли слишком юна и незрела, или окружение её состоит из глупцов, неспособных осознать и освоить ничего, окромя стандартного поведения, одинакового для всех?

- Не всё ли горе в мире от масок на лицах, Элис? Не было бы больше счастья, видь каждый другого сразу, как есть?..
Вздох. Взгляд на часы.
- О, прошу прощения. Видимо, наша беседа подходит к концу. Благодарю за адрес вновь... Ожидайте.
И Чарльз исчезает с берега, как призрак романтической старины.

Но, что бы ни показалось самой девушке, из жизни Элис он не исчезнет так легко.
Не далее как завтрашним утром, мир огласит жуткая новость чудотворного омоложения Императора. Жуткая в первую очередь для всех, надеявшихся на его скорую смерть.
И бесспорно, международная реакция будет достойной целого красочного эпоса... Всё же, мы сегодня не о ней.
В тот же день на стол лорда Дарклифа ляжет простой клочок бумаги с записанным рукой Чарльза почтовым адресом и простым приказом: "Отыскать".
И Винсент, прилежный исполнитель своих обязанностей, не поведёт и бровью, отправив правительственный запрос высшего уровня интернет-провайдерам с требованием определить по логам доступа адрес проживания человека, пользующегося данным электронным ящиком.
Воля Императора всегда имеет самый высший уровень для верных подданных Его. [ava]http://i.imgur.com/V4mhmWE.png[/ava]

Отредактировано Charles zi Britannia (2017-02-12 22:22:20)

+4

13

Девушка снова посмотрела него. Этот человек принимал её такой, какая она есть, а ведь они были едва знакомы. По его глазам Элис видела, что он ей не лжёт и что ему можно довериться. Но пока только как другу. Несмотря на тепло, разлившееся в её сердце.
«Я тоже так думаю, Чарльз. Но это невозможно. Этим миром правит сам дьявол – отец лжи. Всюду гуляют его порождения. И порой мы вынуждены носить маски и скрываться от них, только чтобы выжить самим. Животные тоже лгут, маскируясь под окружающую среду или под опасных животных, - иначе бы они погибли. А если бы в этом мире вся правда была бы открыта, - мы бы легко распознавали ядовитые плевелы среди пшеницы. Но есть такая правда, которую мы могли бы не понять, или которая могла бы нас убить, - ведь словом тоже можно убить. А поскольку этот мир принадлежит злу, - мы вынуждены играть по его правилам. Хочешь кого-то спасти, сначала спаси себя. Но главное для спасения души человеческой, - это быть самим собой, то есть, жить в правде. Поэтому… Нельзя лгать хотя бы себе», – в мыслях обратилась она к Чарльзу. Но сказать об этом вслух Элис не торопилась, - они ещё недостаточно хорошо знали друг друга, да и их разговор, как это ни печально, уже подходил к концу.
– До свидания. Чарльз, – тихо попрощалась она.
Всего одно мгновение, - и он растаял, как мимолётный сон. Долго стояла Элис у берега, осматриваясь по сторонам, в надежде отыскать хотя бы следы его присутствия. Но нет, - его словно никогда не было здесь. Единственное, что говорило о том, что это не сон, - это исчезнувшая из книги закладка. Но её можно было незаметно оборонить где-нибудь и ветер мог подхватить тоненькую картонку и унести с собой далеко-далеко…
Вернувшись домой, она ничего не сказала родителям, - нет, она им не лгала. Она скрывала. И это ради их и своего покоя. Да и тому, что блондинка видела сегодня в парке, - тоже казалось лишь её воображением, а то, что ей вообще кто-нибудь напишет, - она этому не верила.
О своём Зеро Элис успела забыть. Нет, она не выкинула свою коллекцию, а наоборот, бережно сложив все вырезки и коллекционные предметы в коробку, - в том числе и свою куклу ручной работы, выглядевшая точь-в-точь как этот террорист, - запечатала и сложила в архив, - в качестве семейной реликвии и своего вклада в историю. Да и кто для неё была эта безликая и бесполая «летучая мышь-вампир» с воротником Дракулы, больше высасывающая жизнь у мирного населения, чем спасающая её? Те чувства, которые она питала ранее к этому врагу Британии, были просто детским фанатизмом, - подобно тому, как дети восхищаются вымышленными супер-героями и коллекционируют игрушки и любые журналы с ним, - так и девушка сложила свои «игрушки», окончательно прощаясь со своим детством.
«Вот и всё. Словно ничего не было. А завтра будет как всегда».
Но её рассуждения на счёт завтрашнего дня были ошибочны. Невозможно описать, в каком шоке пребывала она, когда увидела своего вчерашнего знакомого по телевидению.
– Нет, это невозможно! Тут какая-то ошибка, – шептала себе девушка. Только у себя в комнате, зарывшись в подушку, она смогла бесшумно выплакаться. Элис никак не могла понять и принять того факта: её вчерашний знакомый, благородный Чарльз оказался тем самым ненавистным старым дьяволом Чарльзом Британским! Нет, это невозможно! Неожиданно постареть возможно, а вот вернуть былую молодость обратно, - невозможно, если только ты не сделал себе пластическую операцию… Или не вступил в сделку с дьяволом. Наиболее вероятным был последний вариант, поскольку Элис сталкивалась со сверхъестественным, но никому об этом не рассказывала.
«Что же теперь будет?» – переживала несчастная британка, парализованная страхом, - «Я вела себя перед ним как дура. И даже дала ему свой адрес. Теперь в опасности вся моя семья! Что я наделала! Это я во всём виновата!» – от этих мыслей слёзы ещё сильнее текли из глаз, впитываясь в ткань подушки.
- … А ещё я говорила, что всегда буду рядом. Я такая идиотка. Но я не хочу этому верить. Он совсем не злой, это ошибка, – шептала себе она, ложно надеясь на это.
На знакомых форумах и в чатах все только и обсуждали столь невероятную новость. Даже её друзья из одиннадцатого сектора обсуждали это и Алекс её в шутку спросила: «Как ты думаешь, «Чёрные Террористы» и их лидер тоже потрясены?» На что, Элис, даже от своей подруги скрыв своё личное знакомство с Чарльзом, написала ей шуточный ответ: «Им сейчас не до императора, - их лидер свои штаны стирает». «А причём тут штаны?» - удивлённо спросила подруга. «А притом! Как только Зеро узнал, что его главный враг стал более сильным и, возможно, непобедимым, - он сразу в штаны наделал от ужаса! И весь Орден последовал его примеру». После некоторой паузы, Алекс прислала ей в ответ смеющийся смайлик, написав: «Ой, не могу! Я под столом! Ха-ха-ха!» Однако Элис не ожидала, что Алекс поделиться её пошлой шуткой, и что по интернету долго будет гулять ложная новость о том, что, мягко говоря: «Орден дрожит от ужаса вместе со своим лидером и они готовы добровольно сдаться Британскому Императору».
Эта маленькая шутка её рассмешила, но не смогла полностью развеять её грусть и тревогу. Ей теперь не важно, что говорили об императоре её родители или другие люди, - она больше не видела в нём того чудовища, которым он всем казался.
«Теперь я понимаю, почему «Красавица»-Марианна полюбила «Чудовище»-Чарльза… Потому что он не был в душе чудовищем, - он только выглядел таким в глазах своих врагов. Должно быть, интриганы творили зло якобы от его имени, а сам он мог и не знать об этом или не мог ничего изменить. Но зачем ему мировое господство? Зачем ему вся эта война? Может, он это делает не со зла? Что если это очередная маскировка, с целью сделать доброе дело? Я хочу верить. Я обещала ему…» – подумала Элис. Но даже, несмотря на страшную правду, которая чуть не убила её, - девушка ничего не могла поделать со своими чувствами. Да, она полюбила. Полюбила самого «дьявола», каковым он казался людям. В последнее время, ей было страшно выйти на улицу, боясь, что её схватит полиция по приказу императора и бедняжку отправят в тюрьму. А прогуливать занятия она не могла, да и родители ничего не знали. С одной стороны, ей хотелось снова увидеть его – единственного, которого она могла называть мужчиной, - поговорить с ним, узнать ответы на все интересующие её вопросы. С другой стороны, Элис боялась, - ведь он, возможно, больше не будет тем Чарльзом, с которым она познакомилась в парке. Ведь именно таким он вошёл в её жизнь. А как император, он будет смотреть на неё свысока и, вероятно, с гневом на лице втопчет её чувства в грязь, не ставя их ни во что. Тем более… Она не могла заменить ему Марианну, - идеальную женщину, женщину-героя, имевшую титул Рыцаря Круга. А кто была сама Элис? Никем. Ни титула, ни благородной родословной, никаких заслуг, - ничего у неё не было. Самый обычный человек из толпы.
Несмотря на жгучую боль в сердце от осознания всего этого, блондинка не забывала проверять свою почту, - на тот адрес, который она ему дала.
«Это бессмысленно. Да и что я могла бы ему сказать? «Чарльз, я люблю тебя»? Как глупо. И стыдно. Он же на мне не женится, ему нужна женщина из его окружения. Несмотря на биологическую молодость, я только ему во внучки гожусь. Уверена, что он на меня так и смотрел. Как на ребёнка. Тем более, он – император, а я-то кто? Я – никто. Простая крестьянка», – с грустью думала Элис.

+4

14

Нет, её не схватит полиция. Вместо того, ещё несколько дней спустя, Элис встретит у дома незнакомый формально одетый человек и вручит необычное письмо под роспись. Тяжёлое, в конверте из дорогой бумаги с водяными знаками и тиснением, с массивной сургучёвой печатью.
Канцелярия его Величества никогда не экономила на стиле.
Послание от лица Императора всегда веяло веком былого благородства, напоминало нескромно, нагло о древних корнях Достойнейшего и традициях его рода.

"Of His Imperial Majesty Charles zi Britannia
To Elis Anna Blackberry, loyal subject of the Empire.
Personally."
Написано, разумеется, от руки. И точно не под диктовку.

А внутри...
"Dear Elis,
Allow me to express boundless gratitude for the minutes we have shared, for you have reminded me of how great a duty I must carry on with.
I expect you to never will to see me again, now that a certain fact that I have humbly concealed has doubtlessly come to your attention.
For I am, indeed, The Emperor of Britannia. And, as The Emperor, I must do what needs to be done.
Alas, it happens to be rather hard to explain what needs to be done to every subject of the Empire.
And that is precisely why The Emperor exists, after all.

Still, I bear hope that you may yet wish to have another conversation with me.
If that happens to be the case, I suggest you a way hereby.

With this message, a same empty envelope is provided.
You may use it to send a message to me. These envelopes' privacy is protected by law explicitly, and you do not need to write return address. Anonymous "To His Majecty the Emperor" will suffice.
Any mail office of the Empire will be obliged to pass such a message to me directly, and no one besides me and you may see it's contents with no dire consequences.

I am glad to inform you that a meeting in person is also possbile to arrange, if you do not mind a couple of trusted men of mine seeing your face.
For such a meeting, sadly, you will have to be brought to the Palace in secret, for it is troublesome in more ways than one for me to leave unnoticed.
Please let me know if you wish for such a meeting.

With warm regards,
Charles.

P.S. I find email communication rather soulless.
Please excuse me for tactlessly reaching out to you via written word instead." [ava]http://i.imgur.com/V4mhmWE.png[/ava]
Конец

+5


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » ❥ Дом, где твоё сердце