По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 03.12.17. Ветряная жатва


03.12.17. Ветряная жатва

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата:
03.12.17
2. Время старта:
20:25
3. Время окончания:
21:00
4. Погода:
3 декабря 2017
5. Персонажи:
Лея Иствинд, Рэя Линдлей
6. Место действия:
Позиция Красноплечих, санчасть.
7. Игровая ситуация:
Спин-офф эпизода 03.12.17. Посеявший ветер - пожнет бурю
8. Текущая очередность:
По договорённости

0

2

Оставшись наедине сёстры разом замолчали – с лица Леи разом исчезло всё веселье, Рэя стала разом торопиться, словно боялась куда-то не успеть. До санчасти они не шли, а почти бежали, насколько это позволяли нерасчищенные дорожки. И только тогда, когда за ними закрылась дверь палаты, Рэя снова успокоилась, не спеша сняла верхнюю одежду и осталась в строгом костюме.

– Давай, рассказывай, – с прежней мягкостью приказала она Лее, сев с ней на кровать и взяв за плечо.

И Лея, путаясь в пуговицах и застёжках, начала рассказывать, отчаянно пытаясь охватить этим рассказом всё, от той роковой ракеты, до своей «смерти» (Рэя сжала пальцы на её плече, но ничего не сказала). Её неспокойная жизнь в батальоне, дурацкая выходка с бумагой, командир, который не командир вовсе. Приезд лысика в очках, приказ, который «смерти вопреки», напарник, который сначала показался даже забавным. Горячая кровь на снегу, вот она умирает, но время, словно передумав, возвращает её на шаг назад, чтобы пережить и это. Чепуха ведь, сестрёнка, так не бывает? Наверно, её сильно ударили по голове, вот только она всё это помнит, как вчера и выкинуть из головы как сущую выдумку не может – и это тоже Лея рассказывает, слабо улыбаясь, зная, что Рэя никогда её не оборвёт и во всё поверит.

Правда ведь?

Когда Лея оборвала свой рассказ и взглянула на сестру снизу вверх – Рэя выше неё почти на голову – она молча притянула Лею к себе и положила голову ей на плечо.

Это означало «верю».

– Кто такой Мальченко? – спросила Лея, обрывая повисшее молчание.

– Большая шишка. Из бывших наших, – спокойно отозвалась Рэя. – Есть основания думать, что правдоруб и мужик с головой на плечах.

– Почему?

– По кочану. – Лея тут же взвилась и дёрнулась, но Рэя только по лбу её щёлкнула, продолжая мягко говорить, – Если он сам ушёл, а не «его ушли» и не комиссовали по здоровью, значит, разошёлся с нашей «политикой партии», да там, где скандал нашим руководителям не сделать – в тех гранях, где у нас рыльце в пуху. А раз сумел уйти без неприятностей, значит, умён. Это всё, что я могу предположить.

Умён, правдоруб…

Лея машинально потёрла шрам на лбу. Рэя вдруг поняла, что не может вспомнить, когда он появился.

– Тогда зачем ему помогать мне?

Как ни странно, Рэя знала ответ. Точнее, могла его вывести на основании имеющихся данных.

– Может, копает под наших. Устроит потом красивый разнос о брошенном всеми бойце, тыча в тебя. Но бояться не стоит. – ясные зелёные глаза смотрели так, будто подбодрить хотели. – Твоё слово всё равно будет выше. Вылечишься – и никто тебя не заставит свидетельствовать против своих.

Это, кажется, успокоило Лею. Они снова помолчали.

– Я вызвала Витьку в Питер.

– Зачем?

– Там и расскажу, когда все вместе соберёмся. Не сломай ему шею, как увидитесь, ладно?

+1

3

Вряд ли предупреждение Рэи можно было считать хоть сколько-нибудь приближенным к реальности – Лея никогда не пыталась сломать брату шею крепкими объятиями, наоборот, избегала их – но оно больше походило на обозначение ролей. Ты родная – я не очень. Ты с ним – я полечу по рабочим делам. Ты ему лучший друг, а я так, дочка любовницы, к которой его любимая мамочка испытывает библейскую ненависть. Этот посыл Лея уловила и потянулась к своему рту, оттянув губу в жесте крайней задумчивости.

– Слушай, Юдя, – вздохнула она, – Давно пора перестать.

Рэя закатила глаза.

– Не, я серьёзно, – Лея отпустила губу и та хлопнула ей по зубам, рождая ассоциации со старым башмаком с оторванной подошвой. – По-моему, вы с ним живёте больше, чем я с вами вместе взятыми. Может, хватит?

– Я тебя умоляю, – снисходительно отозвалась старшая, – Ты сидишь в казахстанских степях с распоротым брюхом, с тобой случилось чёрт знает что – да, я тебе верю, но это ничего не объясняет, осади и не ёршись сразу – тебя опять вовлекают в сомнительные игры, а ты беспокоишься о том, что у меня с твоим братцем не сложились отношения уже двадцать лет как. По-моему, это последнее, о чём вообще стоит сейчас думать.

– Двадцать один, – сообщила Лея, рассматривая свои ногти. – Ему сейчас двадцать один.

– По-моему, это не играет критичной роли.

– А что вообще играет, если моя семья трещит по швам?

– Да с чего ты это взяла? – Рэя снова скривилась, – По-моему, вся проблема в твоей голове.

– Не совсем. Проблема – она во мне в целом. Вы всю жизнь из-за меня цапаетесь и думаете, что я не замечаю. Пока я с вами, у вас всё хорошо, стоит мне уехать, вы разбегаетесь по разным городам.

– Я уехала в Питер из-за выгодного дела, между прочим, и ты это зна…

– Ой, не заводи эту шарманку снова. – нетерпеливо перебила сестру Лея. – Если бы я осталась с вами, вы бы не разбежались, даже если бы миллион вам предложили.

– Так надо было оставаться. – Рэя отвернулась. Лея виновато ткнулась ей в плечо и помолчала. – Как минимум, ты не сидела бы тут сейчас и не ввязывалась в сомнительные авантюры.

– Я тебя решительно не понимаю, – утомлённо вздохнула Лея, закрыв глаза, – То ты говоришь, что мне бояться нечего, то называешь это сомнительной авантюрой. Юдя… Ну хочешь, пойдём их всех перестреляем? Вместе. А потом захватим вертушку и рванём обратно в Питер.

– Я называю твои поступки в целом авантюрой.

– Такая уж я. – Лея дёрнула плечом, не открывая глаз. – Было бы меня два экземпляра, один бы сидел с вами и не давал разъезжаться, а второй делал то, к чему душа лежит.

– О, нет, – Рэя, кажется, насмехалась, – Будь бы вас двое, вы бы летали звеном и никогда бы не выбирались из авантюр. А мы бы ждали вас всю жизнь и, конечно же, не дождались бы. Не говоря уже о том, что мировому балансу точно пришла бы крышка.

– Вот видишь! – взвилась Лея, – Вы всю жизнь цепляетесь за меня и дерётесь даже между собой, создавая проблемы. Как, скажи мне, это называется?

– Это называется любовью, дура!

Лея сморщилась, как обиженный ребёнок, отсела подальше и пробурчала:

– Я никого не просила меня любить. По-моему, всю жизнь стараюсь сделать так, чтоб меня просто не трогали.

– Удивлю тебя, это, кстати, обычно и происходит без всяких просьб. Но да, с нашей стороны это, конечно, та ещё ошибка.

«С нашей», – злорадно повторила Лея, – Может, пересмотришь свои взгляды на Витьку? Когда надо, вы прекрасно объединяете свои усилия.

– В Питере мы их объединим, чтобы надрать тебе зад. Обещаю.

+1

4

Даже обещание временного объединения сил не утешило Лею – она вяло дёрнула плечом, словно говоря «да делайте вы что хотите», и на этом моменте между сёстрами повисло молчание, подводящее черту.

Лея думала о том, как же чертовски неудобно сложилась ситуация с «воссоединением» семьи – опять по её вине – и как она опять распадётся. И снова по её вине. Невыносимо. Насколько всё было бы проще, если бы все они были родными. Но нет, Рэя – Юдя – щерилась на ненависть мачехи абсолютно взаимно, а Витька всегда ценил всю семью, без оговорок. За что был Рэей клеймён предателем и маменькиным сынком, и снова – ему Лею ставили в пример. Лею, которая ушла из дома, потому что разочаровалась в родителях, и это Рэя понимала как выбор между ней и родителями в пользу первой. А любила ли Лея их вообще, чтоб говорить о том, что она сделала выбор?

Рэя же морщилась и боролась с желанием сунуть ноготь большого пальца в рот. Вместо этого она разве что не цыкала от досады. Конечно – он младший. Старшие же рождаются, чтоб защищать младших? Как там у других, она не знала, но, в случае с их маленьким братством, это правило работало на все сто. Лея, чёрт бы её драл, костьми ляжет, если понадобится. Жгучая ревность (хоть Рэя и знала, что сестра так же сделает и для неё) заставляла обычно холодную и рассудительную Рэю слегка закипать.

Удивительно, но она вовсе не всегда относилась к брату прохладно. Скорее, когда его не было рядом, но была Лея – тогда просыпалась ревность и мечта о том, чтобы сестра, как когда-то давно, вступилась за неё снова. С Витькой они могли найти общий язык, но что-то лежало между ними холодной змеёй. Худой мир лучше доброй ссоры?

Рэя не была уверена в этом.

– А если я не вернусь назад?

– Что? – искренне переспросила Рэя, не понимая вопроса.

– Что, если я брошу летать? – Лея смотрела на неё так, что не поверить в серьёзность её слов было невозможно. – Если мы осядем вместе, как было раньше, ситуация как-то изменится?

Старшая молчала долго, не отводя взгляд. Наконец, разлепив губы, она сказала – как отрезала:

– Нет.

– Почему? – Лея не отпрянула и не обиделась, только, кажется, что-то в ней дрогнуло.

– Дружить я с ним могу. Сотрудничать могу. Но, извини, он слишком похож на свою мать.

Лея горько усмехнулась.

– Юдя. Не моя мать стала причиной рака у твоей. И точно не Витька.

– Зато именно она выставила её за дверь, когда моя мать пришла просить оформить надо мной опеку. – хлёстко, с оттяжкой парировала Рэя. Как пощёчиной.

Странно, но Лея не вскипела и не помчалась в атаку – только глаза отвела.

– Чего только люди не творят ради любви.

– Ради любви?

– Не к тебе. К моему отцу.

– Это не мешало ему лет десять мотаться к моей матери.

– То-то и оно, – Лея, казалось, совсем не реагировала на холод и попытки её задеть, – Прекрасный пример любовных несоответствий – одна любит другого, а он – другую. Поэтому я и не стремлюсь кого-то любить.

– Что б ты понимала в этом! – воскликнула Рэя, – Однажды и ты влипнешь в это по уши.

– Достаточно, чтобы не хотеть с этим связываться… Но нет, Юдя, влипнешь по уши, наверно, ты. – Лея вздохнула. – А мне для этого чего-то всегда не хватает.

– Боюсь, это невозможно, в моём-то случае.

– В моём это ещё более маловероятно.

+1

5

– Почему это? – Рэя моргнула и, кажется, удивилась по-настоящему.

– Потому что моя работа не допускает наличия заболеваний психики, – припечатала Лея, – А из-за любви можно свихнуться, уж поверь, я половину месяца провела с мужчиной, которому на этой почве снесло крышу. Ты его видела – патлатый такой.

Лицо Рэи вытянулось в явных сомнениях.

– Этот… Крестовский, что ли? – она снова мелко заморгала. – А на больного не похож, я бы не сказала. Хотя, в газетах его полощут так, что будь здоров… Если бы я верила прессе, уже бы прибежала забирать тебя отсюда – прямо из Питера пешком.

Обычно чуждая к чужим душевным состояниям Лея нюхом чуяла настороженность Рэи – та будто спрашивала, врут ли газеты, но делала это так осторожно, словно сама боялась спрашивать напрямую. Поэтому Лея и отвечать не торопилась.

– Не воспринимай всё так буквально, – Лея прыснула в кулак, – Издалека незаметно, но, если остаться с ним наедине, лучше беречь мозги – промывает на раз-два.

– Знаешь, мне даже интересно, зачем ты оставалась с ним наедине. – тон Рэи был таким, что вопрос о её интересе снимался сразу.

Лея торопливо стряхнула ботинки, с которых уже успела набежать солидная лужица, забралась на кровать с ногами и потупилась – Рэя поймала себя на мысли, что именно так лет десять назад Лея каялась во всех грехах, виновато опустив бесстыжие глаза.

– Вообще-то, он меня раздражал ужасно, – торопливо начала Иствинд, дёргая за нитку, торчащую из носка, – Симпатичный, но лицо, как у покойника, нытик редкостный, да и ты сама знаешь, что я со старшаками по званию связываюсь только если род занятий одинаковый.

– Знаю, – вклинилась в сбивчивый монолог Рэя, – Тебя хлебом не корми, но дай кого-то из авиации. Ближе к телу, мне уже не пятнадцать, чтоб краснеть от твоих рассказов, как ты с майором сто тринадцатой штурмовой сломала кровать по сильной пьяни, а потом на тебя упала гитара.

– А чего ближе-то, – Лея фыркнула, – Крутился вокруг меня полмесяца, показывал, какой хороший командир, а, когда надо было командирствовать, сразу на попятную ушёл. Был бы нормальным командиром, того ГСБшника бы близко не было рядом со мной. Ну и не пришлось бы… подвиги совершать.

Рэя закаменела – разом, будто отключили в ней способность чувствовать. Даже губы у неё будто застыли и с трудом зашевелились, когда она решила что-то сказать.

– Жаль, что я не знала этих подробностей.

Лея нахмурилась. Помолчала немного, потом подползла снова и ткнулась лбом в плечо.

– Юдь, ну не надо…

– Что «не надо»? – холодно осведомилась Рэя, – «Не надо» было посылать тебя туда, откуда ты вылезла. Думаешь, мне не передали всю историю? Но в том изложении явно чувствовался тон твоей Лисовецкой, которая обижена на всё ГСБ по жизни. О том, что этот цирк начался с того дурачка, мне не передавали.

– Не надо опять это, – начала было Лея, но Рэя отмахнулась.

– Уж не тебя ли мне слушать, безотказная?

– А хоть бы и меня! Я, конечно, безумно зла на того лысенького, – имя опять вылетело из головы, и Лея даже не пыталась копаться в памяти, – Но, знаешь, это наши, ГСБшные тёрки.

– Я бы всё равно хотела разобраться с проблемой. – лёд в голосе Рэи не таял, а взгляд всё так же сверлил стену напротив.

– Ещё раньше ты хотела завязать. – упрекнула сестру Лея, а потом, словно испугавшись этого упрёка, мягко облапила Рэю, которая и правда походила на камень. – Ты ведь прекрасно знаешь, откуда это.

– Знаю. Слишком хорошо знаю.

– И…

– И это не мешает мне быть кое в чём согласной со своими желаниями.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-11-30 07:05:49)

+1

6

Это страшно.

Это по-настоящему страшно – видеть, как с сестрой творится что-то такое. Чужое. Знать о причинах и почти ничего не мочь с этим сделать. Профессионализм, помноженный на большую любовь – даже стыдно порой, что ты любишь не совсем так, но страшно, когда видишь последствия. Что бы там ни было, Лея всё равно доверчиво ластилась к сестре, молча, не напоминая про патлатого – гладила по голове, вздыхала на ухо, выглядела крайне виноватой, и Рэя оттаяла.

– Не рискуй, ты же не одна на свете! – тоскливо воскликнула она, будто в прежней злобе, но Лея почувствовала, что гроза миновала. Она улеглась на кровать, головой к сестре на колени, и взглянула – не бесстыже, а просто устало.

– И ты не одна. – отозвалась она. – У тебя мы есть. И мы тебя больше никогда не бросим, веришь?

Рэя снова сжала её плечо.

Это снова означало «верю».

– Давай в Питере всё решим. – прошептала Лея, – Все вместе. И с Витькой перестань цапаться, я тебя прошу.

Рэя закрыла глаза и так же, почти беззвучно, ответила «ладно».

Это уже больше походило на воссоединение. Сейчас, ощущая тепло – живое, родное, любимое – Лея была готова на любые условия. С любым посторонним человеком – взять хоть того же Крестовского – она бы уже дурачилась, цапалась, дразнилась, может быть, изображала бы доверие. Как волк, заманивающий собаку. Бочком, бочком, я тебе доверяю, давай поиграем? С сестрой (и братом) она сама стремилась доверять. И молчать, потому что дурачиться совершенно не хотелось.

– Больно было?

Лея вдруг заметила, что сестра смотрит на неё внимательно, будто вопрос критически важен. Поэтому она не стала врать и бравировать.

– Очень.

+1

7

Рэя снова слегка закаменела, но тут же неловко погладила сестру по голове, одержав верх над собственными стремлениями. Ей хотелось мстить – пусть даже всему миру – за то, что случилось, но Лея удерживала её от опрометчивых решений. За пробитый живот, за кровь на снегу, за то, что её сестра говорила «меня убили» так спокойно и без дрожи – за всё это Рэя хотела бы отомстить. И за императора, чья смерть больно ударила по её чести. Однако нужно было ждать, и ждать долго. Лишь надежда на результат заставляла Линдлей терпеть.

– Помни одну вещь,  – прошептала Рэя Линдлей, Юдифь Розенцвейг, Юдя, Юдечка, любящая сестра – Всё, что у нас отнимут, мы вернём в гораздо большем числе.

– Или отнимем в ответ. – отозвалась Лея, – Но только вместе, а не ты одна.

Рэя впервые улыбнулась и стала ещё более похожа на сестру – не такая лохматая, спокойная, но какая-то лёгкая хитринка заплясала у неё на лице. Всякий раз, когда Лея напоминала ей о том, что одиночество позади, жить становилось легче.

И неважно, что они разойдутся совсем скоро.

– У меня есть просьба. – Лея заёрзала, заставив сестру недовольно цыкнуть. – Первое – тот самый Чистильщиков из наших. Второе – Элисон Луденберк.

Брови Рэи поползли вверх.

– И ты, Брут? – переспросила она, – Данная рыжая особа уже всплывала в моей жизни, но тебе-то зачем?

– Хочу вернуть должок. В общем, слушай…



…Всё время, пока Лея говорила, Рэя мрачнела и мрачнела, но сдерживалась. Полная картина произошедшего прояснилась, но нравилась ли она Линдлей?

Определённо нет.

– Это авантюра. – вынесла вердикт Рэя. – И ты влипнешь, если…

– Знаю. Но это ведь входит в твои планы, а?

Рэе пришлось признать то, что сестра видит её насквозь.

– Хорошо. Это действительно входит в мои планы, и я сделаю то, что ты хочешь. Но с условием – и далее этим заниматься буду я.

– Снова валишь всё на себя?

– Нет, – усмехнулась Рэя, – На нас.

Отредактировано Leah Eastwind (2017-01-02 18:34:51)

0

8

– Знаешь, – бросила Рэя, взглянув на часы – Нам бы пора возвращаться к этим двоим.

– Должностная инструкция? – понимающе спросила Лея. Рэя покачала головой.

– Хочу подольше полюбоваться на его омрачённое моим присутствием чело. Нам ещё лететь долго, там он – царь и Бог. А тут, как ни странно, зависит от меня. И моих прихотей.

Лея ухмыльнулась – мысль об издевательствах была ей более чем понятна и весьма близка. Получается, сестра её даже уделала – Лея выше полковников в своих крупномасштабных издёвках не прыгала. А тут, получается, целый принц. На транспортном вертолёте.

– Но, всё-таки, ещё раз, – тон Рэи стал нарочито скучным – не было вернее признака, что её распирает от интереса, – Почему ты хочешь… эээ… помочь Крестовскому? Ладно, пусть будет «помочь». Свои интересы я проследить могу. А твои?

– А мои… – Лея, уже успевшая снова усесться на кровати, небрежно закинула руки за голову, – А мои, наверно, в том, что Крестовский сам этого никогда не сделает. Но хочет, наверно. В голову себе вбил, что должен – а не может. Может, малодушничает или типа того, может, реально боится, что подставит ребят, но поедом себя за это ест. Я его хочу от этого всего освободить.

– Мотивация ужасная, – цыкнула Рэя, – Как будто тебя это волнует.

– Не то что бы волнует… Есть такие люди – они себя во всех смертных грехах обвинят, лапы сложат и идут на дно. У меня такой в ведомых ходит. Ходил – поправилась Лея, – теперь сам ведущий. Вот я как считаю, если ты виноват – так иди и исправляй. Не можешь – забей. А сложить лапы и ждать, когда на тебя за это кара божья свалится, последнее дело. Он вот не может. Я могу.

Рэя снова покачала головой. Всё верно говорит, тут не поспоришь, но при такой-то ситуации… Сама она, быть может, тысячу раз подумала, будь у неё такие мотивы. Но у неё мотивы другие, так что, наверно, не стоит заморачиваться. В любом случае, им просто повезло с совпавшими желаниями.

– Ладно, – вздохнула старшая, – Твою позицию я поняла. Пошли обратно – только оденься нормально и застегни всё. Я прослежу.

Эпизод завершён.

0


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 03.12.17. Ветряная жатва