По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » Самайн: Праздничная песнь


Самайн: Праздничная песнь

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: 31 октября - 1 ноября
2. Персонажи: Ральф (Германия, 01:00), Тамаки (11 сектор, 9:00)
3. Организационная тема: Внутриигровой конкурс: Самайн[NIC]GM[/NIC][STA]Samhain[/STA][AVA]http://savepic.org/7806184.jpg[/AVA][SGN]Don't turn away[/SGN]

+1

2

...Котёнок радостно катал пустую бутылку "Чивеса" по полу, не замечая стоявший в комнате крепкий запах спирта. В бутылке ещё плескались остатки пойла, которое время от времени переливалось на пол – новый ковёр пошёл пятнами от него, и по утру протрезвевшего Тамаки ждёт безрадостная картина...

А пока что он с сонными глазами отрывался от подушки, чтобы успокоить взбесившееся дикое животное, звеневшее стеклом об пол и не дававшее спать. Перебравшись через чьи-то стройные, гладкие ножки, Тамаки с грохотом рухнул на спину – во все стороны полетели посуда, стаканы, столик для покера...

– Бл***!

Спина болела – видимо, он треснулся об их двухместную кровать, когда перекатывался. Ох, это было больно... Но самое противное, что зверь и дальше продолжал греметь стеклом по полу, наплевав на страдания своего нового хозяина.

– Хатико, иди сюда, сволочь!

Котёнок обернулся к Тамаки и непонимающей мордочкой уставился на него. Тамаки змеёй подполз к нему и ловко поймал того за хвост – даром что пьян. Был бы трезв, никогда бы не поймал поганца.

– Хватить греметь посудой! Марш в корзину!

С испуганным "Мяф!", котёнок полетел в свою корзину с одеялом, а Тамаки поднял бутылку "Чивеса".

– Что ту гремело-то... Что... Ха. Ик, блин... А, вот! Бусинка какая-то...

Взяв в руки шарик, он крепко сжал его, желая запустить его в котенка – будет знать, мерзавец!, – как тут....

– АААААААА!!!

Тамаки заорал на все апартаменты. Проститутка внезапно вскочила с постели, испуганно спрашивая, в чём дело. Неожиданно, и совершенно необъяснимо – все звуки в голове у Тамаки обострились в десять раз, нет – в двадцать! Он слышал буквально всё: как хнычет котёнок в своей корзине, как на соседней улице несутся машины по трассе, как скатывается вода по крану в ванной...

Раскалываясь на части, голова Тамаки не выдержала, и он провалился в обморок. В руках он мёртвой хваткой держал несчастную бусинку.

[NIC]GM[/NIC][STA]Samhain[/STA][AVA]http://savepic.org/7803112.jpg[/AVA][SGN]Don't turn away[/SGN]

+3

3

– Но-но-но... Полковник Витманн... Нам очень-очень-очень надо в увольнительную!

Через стол от Ральфа стояли сбившиеся в кучку три девчушки – новобранцы в его подразделении, красавицы, умницы и просто занозы в Ральфовой... хм. Если честно, он даже не знал, что с ними делать сейчас.

Их неожиданно спихнули ему приказом начальства: одна генеральская дочка (откровенно говоря, дурочка) рвалась в бой, и ей не терпелось посмотреть на армейские красоты. За собой она притащила двух подружек из Академии, повсюду следовавших за ней, словно хвост за кошкой. До этого момента они уже успели нечаянно обезвредить двух караульных (!), поджечь столовую сырыми спичками (!!) и перевернуть танк с ног на голову при помощи гаечного ключа и озорной собаки. Приключения продолжаются, ёпрст...

– Полковник... видите ли, я должна признаться вам...

– Ами, не тяни, скажи как есть!

– Мы верим в тебя, подруга!

– Полковник... я... Нам нужно сходить по магазинам!!!

Отчаянно краснея, Ами протянула багровому полковнику список покупок, изрисованный по краям цветочками и бабочками.

– Полковник, вот смотрите, – принялась объяснять одна из её подружек, – нам нужны продукты, чистящие средства, нитки, иголки, одна серебряная цепочка...

– Эй, цепочка это уже слишком!, – возмутилась та самая Ами.

– Нет, дорогая! Вот, посмотри, мой медальон – он буквально на одной ниточке висит...

Ральф требовательным жестом показал на медальон. Сейчас, он его сломает пополам, а потом – и этих обнаглевших детей. Девушка с испугом прижала медальон к груди, чуть не плача, она всё передала его Ральфу в руки.

Повертев эту штуковину в руках (довольно интересную, между прочим: старая, позеленевшая от влаги медь с изумрудом в оправе), Ральф своими здоровенными ручищами попытался раскрошить оправу, как вдруг...

– ЧТО?!

Ба-бах! Со звонким хлопком, от Ральфа разошлась волна горячего, белого пара, столкнувшая девушек с ног, перевернув так же и всю мебель в комнате. Осторожно поднявшись, они посмотрели на буквально окаменевшего полковника...

– Полковник Витманн, что с вами?!

[NIC]GM[/NIC][STA]Samhain[/STA][AVA]http://savepic.org/7803112.jpg[/AVA][SGN]Don't turn away[/SGN]

+3

4

Почему Ральф всё ещё не бился головой об стену, или не убился дланеликом, вопрос прекраснейший из разряда невозможных к ответу. Хотя нет, однажды, после очередного доклада, как раз про то как они перевернули танк, ральф таки в истерике бился об столешню, оставив на ней трещину. Голова оказалась крепче. Старая закалка. сейчас же хотелось их банально расстрелять, а трупы забить кувалдой , сжечь из огнемёта а остатки завалить бульдозером, после чего проехаться сверху колонной танков. Вот тогда бы Ральф был спокоен как танк в музее. Рука слегка подрагивала, и уверенно тянулась к лицу, дабы не видеть и не слышать этого... Кхм. Надо было срочно что-то предпринимать. в авральном темпе, иначе девки убегут с визгом на всю базу, расколошматив ударной волной все окна в радиусе сотен километров, а в стене кабинета будет дырка от кувалды. Вероятно не одна, а серия дырок в близлежащих стенах, и торчащая из очередной стены сама кувалада. либо из земли, это как повезёт. Объект для приложения силы нашёлся. Медальон. Повертев его между пальцами, Ральф отметил, что будет жалко портить такую красоту, но доза крови в концентрированной злобе сейчас была нулевая, и злобу надо было выплеснуть, а хрустящий металл в ручищах это самое оно. Бам. Что произошло, Ральф так и не понял.

Но следующее что он понял, это то, что его трясёт, он совершенно в другом кресле, рядом с ним рычаги, а он сам в чём-то крайне крохотном. понимание пришло не сразу. В одном музее он видел старую, потрёпанную жизнью двойку панцеркампфвагена. Едва ли крупнее легковушки, панцер был всего-то с автопушкой и пулемётом, но места хватило аж на троих. И сейчас он понимал, что бредит. Но вдруг он буквально кожей почувствовал завывания и свист ветра, ощутил холод прорывающегося в обзорную щель сквозняка, почувствовал шершавое, потрескавшееся дерево рычагов и мягкую, латанную-перелатанную обивку кресла мехвода. Когда же он выглянул в смотровую щель... Волосы на загривке даже не встали дыбом, они встопорщились, словно были иглами ежа, и вполне могли посоперничать в прочности с наконечниками пик. За бортом танка водили хорошовд призраки, и они приближались. В танке не было даже намёков на стандартно предусмотренные люки, но дварф чувствовал, что машина ещё жива, и плевать, что вокруг если не болото, то что-то похожее. буквально вцепившись в рукоятки рычагов, Ральф замер, ибо через корпус начали просачиваться когтистые пальцы призраков, которые что-то мычали.
- Nein! Nein! Nein! - выпалил полковник, до побеления сжимая рукоятки, и вжимая педаль в пол. Двигатель натужно затарахтел, танк оживал. Призраки слегка приостановились, но тут-же продолжили, он уже чувствовал их холодное прикосновение, их могильную стужу. Тарахтя двигателем, танк безбожно буксовал, он был оплетён не то лианами, не то корнями.
- Давай, Давай!! - что есть мочи завопил Ральф, чувствуя, как пальцы призраков начинают его буквально протыкать, это было похоже на то, как в тело входит пуля, только медленно, или, скорее нож. Сжав зубы до скрипа и хруста, Ральф поддал газу, и танк начал медленно, но верно вылезать из распутицы, корни начали рваться, а призраки слегка отступать. Медленно, но верно, грохоча двигателем как заправский локомотив, крохотная машинка наматывала грязь и растительность на гусеницы, сдвигаясь с мёртвой точки. Казалось, что всё тело уже было в крови, и слабо слушалось, когда машина наконец вырвалась из оков плена, и буквально подскочила, взлетев, и расплескав грязь, что была под гусеницами. Нещадно тряхнуло, да к тому-же Виттманн не слабо долбанулся о приборную панель, но он был жив. Кажется.

+4

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

6

Казалось бы, на секунду прикрыв глаза, Ральф вдруг понял, что места стало заметно больше. Он сидел в уже привычном кресле своего уже любимого "Бастиона". Места в отсеке для экипажа было более чем достаточно, особенно учитывая что два из трёх кресел отсутствовали принципиально, как и большая часть внутреннего оборудования, было лишь кресло да экран, пульты и рычаги, полагающиеся танку отсутствовали, хотя пазы всё ещё были. Ральф попросту уже запутался в происходящем. Рычаги и кнопки, предназначенные для открывания аппарели не работали, что привело его в ещё большее замешательство. Вдруг заработал экран, но не как обычно, слегка мерцая, и ярко светясь. Это было сродни отражению в зеркале, почти без света, изображение гладкое и без помех.
- Ну здравствуй. Братец - сказал человек с экрана. У Ральфа, казалось, на секунду даже остановилось сердце.
- Что, потерял дар речи? Сказать нечего? А вот у меня к тебе есть много претензий! Где ты был, когда меня убивали, когда проливалась германская кровь руками предателей. Да, ты был далеко, ты был чёрте где, давил бриташек в дальних далях!* спасал сомнительных союзничков, которые слились в итоге. А я... Я погиб в песках, в безвестности, оболганный собственным командиром, преданный армией, той армией в которую верит каждое поколение нашей семьи. А ты. Ты даже не смог ничего сделать, размяк как кусок Scheisse в кипятке. И ты ещё смеешь называться старшим братом! Да за тебя всё сделал Мантейфель! Вот у него яйца на месте, а ты, бесхребетный кусок аморфности! - Дольф всё говорил и говорил, а в душе Ральфа была пустота, звенящая и гулкая пустота. Казалось его сейчас готовы поглотить тьма и вакуум, просто всосать вникуда из этого мира. Он даже перестал толком соображать что именно происходит. Но слова будто злые пули впивались в его сознание, смысл монолога вбивался в подкорку как свая на стройке. И, можно сказать, что произошло чудо. Дварф замироточил. Пожалуй, это были его первые настоящие слёзы ещё со времён школы.
- Прости. Прости меня, если сможешь - шептали губы бородатого воителя, повторяя вновь и вновь, но глаза его уже не видели из-за слёз и шока. Он как заклинание повторял это, медленно погружаясь в пучину отчаяния.
- Прости, да? Хех. Ты жалок, брат. Но ты всё-же мой брат. Считай, что ты искупил свою вину. - услышал краем сознания танкист перед тем, как погрузиться во тьму забытия, всё так-же сжимая тот злощастный медальон.

__________
*литературный перевод, в оригинале Дольф нещадно выматерился

+2

7

Тамаки понадобилось всего несколько секунд, чтобы всплыть на поверхность. Не было и следа от пожара, который чуть не поглотил одного японского гопника. Ни леса и реки. Он оказался в ванной комнате. Дизайн комнаты был родной японский, простой и лаконичный.
- Чё за на@#$?! Где я... - Осмотревшись он узнал комнату. Ведь это была ванная комната дома его родителей. Они погибло в результате одной из зачисток гетто. И Тамаки был уверен, что в их смерти на совести "чистильщиков", конкретно их командир Фостер. После того как японец ущипнул себя, надеясь проснуться в своей грязной комнате находящиеся в одной из конспиративных квартир ордена. Но нет это словно наяву. Встав он вылез из ванной. Бусинка все ещё была в кармане его  мокрых штанов. Шиничиро собрался выйти из комнаты, но остановился у зеркала и... увидел в отражении своих родителей.
- Боже ты так похудел! Неудивительно, ты так скудно питаешься, да ещё куришь всякую дрянь! - Мамин заботливый голос вывел черного рыцаря из ступора. Но он все равно молчал, из-за стыда он будто язык проглотил. После матери взял слово отец.
- Что молчишь, бесполезный ты алкаш? Только материться и умеешь! Годы прошли, а ты вместо того чтобы расти, ты деградировал до уровня геттовской гопоты! Где ты был когда нас убили в нашем же доме?! Что ты сделал когда узнал об этом? Спился! Наши убийцы до сих живы! А ты обуза! Обуза которою держат и терпят лишь старые друзья по старой памяти! Что ты сделал ты полезного для своих товарищей? Пьешь, куришь всякую дрянь и спишь со шлюхами! Ты даже управлять британской машиной для убийств не смог! Ты виноват, что твой друг и твои подчиненные пострадали в Сасебо! - Слова отца был словно удар в сердце кинжалом. Ведь в этом есть доля правды. Правды которую Тамаки напрочь отказывался принимать. Чувство вины за гибель родителей разъедала его.
- Я... я... - Шиничиро так не смог договорить. Закрыв лицо руками он опустился на колени.
- Ты безнадежен. - Это была последняя фраза отца которую услышал японец прежде чем впасть в небытие.

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » Самайн: Праздничная песнь