По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 20.10.17. Дела семейные


20.10.17. Дела семейные

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата: 20.10.2017
2. Время старта: 16:00
3. Время окончания: 17:00
4. Погода: Прохладно и облачно
5. Персонажи: Эрика Лито, Хенрик Йегер
6. Место действия: База "Красноплечих" под Петербургом
7. Игровая ситуация: Хенрику пришлось немного побегать, но в первый же свободный момент он все же отыскал Эрику, подловив ее возле казарм. Разговор ожидался странный и, вероятно, неудобный, но парня это не остановило.
8. Текущая очередность: Хенрик Йегер, Эрика Лито

+1

2

Суета сует и суета вокруг дивана. Со всем разобраться, запомнить где он живет, разобраться с вещами, которые действительно оставили на КПП. В прочем вещей было не так много. Кроме небольшого запаса одежды  и учебников в спортивной сумке и ноутбука с инструментами в сумке за плечами. Туда-сюда, разложить, привести в немецкий порядок свое место, получить форму... А потом невзначай поинтереосваться где же проживает некая Эрика Лито. Настало время приключений.
Долго караулить не пришлось, что и к лучшему. Ниндзя из Хенрика был плохой и нетерпеливый. Чего ему стоило только постараться сделать вид, что он тут не при чем. А еще долгие раздумия как сделать сюрприз и подходящее ли у сестры настроение? А впрочем...
А впрочем вот и она, а значит нет времени думать. Да и не надо. Сколько он ее не видел? Что вытворял когда узнал, как с ней отец поступил? Ну вот и довытворялся, пусть и теперь увидел Бригитту. Нет, Эрику. Не говоря не слова он просто взял и крепко обнял ее облегченно вздохнув.
- Ты даже представить себе не можешь, как я рад тебя видеть. - сказал парень прямо.
Зато теперь он точно узнает насколько ее изменили Красноплечие. Даже если это будет больно. Но он не верил в такой исход событий, а просто стоял, обнимая сестру и довольно улыбаясь. Сколько же радости было от такого простого действия, но хотелось же затискасть! Удержало только воспоминание о недавнем ранении Эрики. Что же, радость можно проявлять и иначе.

+1

3

В какой-то момент она наконец-то (слава Богу!) осталась наедине сама с собой – даже Тариса поняла, что тут ловить нечего, и что Эрика в кои-то веки оказалась по силе воли схожа с каменной плитой, которую пинай не пинай, но ничего не добьёшься. Видимо, осознав это, непалка пошла пообщаться с Наташей, которая всегда могла послужить дополнительным источником разумности, и в итоге союз решил, что Эрику действительно нужно предоставить самой себе.

Обещанный разговор с командиром, который пугал ещё больше, чем радовал, вроде бы наступать не спешил – ну или Эрика, которая дрейфовала по базе, выбирая наиболее безлюдные уголки и нигде не оставаясь надолго, была не самой удобной целью для поиска посланцев от командира батальона, который, судя по всему, был то ли очень хорошим, то ли очень плохим. Но в какой-то момент она забрела к казармам, повинуясь не своему желанию, а просто руководствуясь «куда ноги занесут», и тут же оказалась в чужих руках.

Вообще, сначала Эрике показалось, что Тариса всё-таки забила на Наташин голос разума и пошла утешать её самостоятельно, но вместо коричневого и мелкого тельца её удерживало совсем не коричневое и совсем не мелкое. Лито, для пущей уверенности, посмотрела на лицо и окончательно убедилась: на этот раз проведать её душевное состояние явился братец, совершенно счастливый и не менее довольный.

Вообще, он всегда таким был. Ну, по крайней мере, пока младший брат не влезал, и не начинался страшный скандал с применением кулаков. И Бри в те времена как-то не по себе было. Но, когда её стали отсылать в деревню, младшего брата стало в разы меньше, а средний старался приехать, чтобы её навестить – и скандалов не было, и было вполне себе спокойное времяпрепровождение. Злиться на него было не за что.

Но Эрика всё равно вздохнула, подняла руку и ткнула указательным пальцем брату в лоб. И только потом слабо улыбнулась.

– Ты хоть представляешь, во что ввязался? – спросила она, вообще-то, сомневаясь, что представляет.

+3

4

Вот и прекрасно, почти ничего не изменилось. Перед ним была все та же Бригитта, не изменившаяся после участия в настоящем бою. Что крайне радовало и позволяло немного успокоиться и расслабиться. Да и теперь Хенрик мог ее нормально рассмотреть, а нового было не мало. Во первых она отпустила волосы. Это бросилось в глаза сразу, с такой то позиции.
- Тебе идет. - сказал он, проигнорировав вопрос сестры. - Да и вообще похорошела!
Парень отошел на шаг назад и стал любоваться девушкой, довольно улыбаясь и кивая. Знал же, что может этим смутить и делал так специально. Тянул время, что бы придумать ответ. Не затянутый и сложный, а простой, без пафоса и крайностей. Ибо именно последний вариант крутился на языке. Что-то по поводу самоопределения и сложностей в отношениях с отцом, о личном чувстве справедливости и своих устремлениях и многое-многое другое. Не тот момент, что бы выговориться, даже столь родному человеку.
- Прекрасно понимаю. В действительности никакой разницы. Либо я служил бы в седьмой или шестой дивизии Германии, либо здесь. Тем более когда узнал, что отец тебя отправил сюда, не имея на этого никакого права, кроме своего положения в обществе. - говорил Генрих тихо, но твердо. - Так что я выбрал именно такой путь. Аристократ из меня никакой, впрочем как и из отца с матерью.
Сейчас Хенрик был совершенно серьезен и улыбки на его лице не было и смотрел он точно в глаза Эрики. Эдакие напряженные гляделки, в которых он быстро сдался и вновь улыбнулся.
- В прочем я это одно... Как думаешь, что я устроил, когда наконец узнал, что отец тебя сюда устроил?
Даже незаметно для самого себя Йегер сжал кулак, все так же продолжая улыбаться. О да, это была та еще сцена которую нельзя было забыть. Полезный урок для всех их. А пока другие заботы, разговор проходил пока что не совсем так, как он ожидал, явно не был радостным, даже после столь долгой разлуки.

+2

5

С трудом, но она всё-таки улыбалась, и даже почти не дёргала второй рукой – пальцы подрагивали, но не собирались снова начать хватать воздух, как было в ангаре. И пока её рассматривали, рассматривала сама. Ну, всё то же рыжее пятно, от которого при известной его расторопности в глазах рябить может до невозможности. И улыбка, неизменный спутник брата.

– Странные вещи ты говоришь. – Лито замялась, наклонила голову набок, будто бы стараясь повнимательнее рассмотреть, и, снова протянув руку, на этот раз дёрнула за выбившуюся прядь чёлки. – Мне, наверно, надо по этикету сказать, что ты тоже… ну, похорошел, да?

На этом её напускная серьёзность слетела, и Эрика тихо засмеялась. Уж что-то, а этикет и прочие аристократические штуки ни её, ни брата никогда не волновали. Смех ещё не успел затихнуть, когда Эрика подалась вперёд и ткнулась носом в чужое плечо, шумно выдохнув.

– Меня перерос. Или это я в размерах ужалась, когда меня из графини в Эрику превратили. – пробормотала она, прикрыв глаза. Спокойнее на душе почти не стало – всё то же самое. Это сейчас они мирно под Петербургом сидят, а завтра, может, труба позовёт в очередной бой. И что-то Эрика теперь не была уверена, что спокойно смирится с неумолимостью такого понятия как «война».

Оторвали её от семьи и ладно – она смирилась, на войну пошла с покорностью тихой овечки, и всё выполняла как человек, смирившийся со своей участью, а от того общественно-опасный, ибо такие воистину на всё способны. А теперь? Как она будет сражаться на поле боя, если чуть позади, в условном тылу будет человек, которого она всегда признавала семьёй?

– Понятия не имею, что ты натворил. – серьёзно ответила Эрика, не отрываясь от чужого плеча. – Но, если досточтимый папочка притащил тебя сюда с таким лицом, будто его в хлев завели, действительно что-то серьёзное. Сказал матери, что у неё морщины видно? Подложил братцу мышь в его кровать? Или… О, самый брачный возраст. Перепутал вилки, когда обедал с невестой? Ладно, теперь серьёзно. ЧТО ты натворил, чтобы тебя выгнали?

+3

6

А он все наблюдал, ловя малейшие изменения, что прошли с Эрикой. Заметил и те же легкие движения, которые видел в ангаре. Большого труда ему стоило не сосредотачиваться на этом, но обеспокоенность на его лице была легко заметна. К его сожалению изменения все же были, но она оставалась собой и это успокаивало. А смех сестры разрядил обстановку настолько, что он и сам рассмеялся. Заметно громче чем она, но таковым уже был Хенрик. Все. Он был дома и со своей семьей! А это самое важное и остальное он уж как-то переживет.
Теперь уже по своей воле Эрика прислонилась к Генриху, а он в свою очередь ласково ее обнял, ткнувшись носом в ее волосы.
- Или это я вырос, когда стал Йегером. Вроде хорошая фамилия, а как мать взбунтовалась! - вновь тихо рассмеялся парень, поглаживая сестру по спине. - Пришлось тарелки новые покупать после этого. Они вообще в последнее время быстро кончались.
Вот и стоял бы так еще долго-долго. Сразу становилось как-то спокойней, забывались свары, которых он достаточно пережил за последнее время. А что дальше будет? Немного неуютно себя чувствовал потому, что был в тылу, а сестра - на передовой. Все, что он мог сделать, это как можно лучше работать на благо ее машины. Хотя бы что-то он мог сделать, только это и успокаивало.
- Вот! Это были бы неплохие идеи. Благо с невестами обошлось, тут папаша не настаивал. А в действительности я... ну как бы это сказать. Прямым текстом послал всю аристократию, титул отца, его самого... Ну и отказался от наследства. Или отец сам меня его лишил, тут я уже не разобрался. В прочем я никогда не хотел становиться графом, ты сама знаешь как это скучно...
Хенрик чуть отстранился, держа девушку за плечи, и посмотрел ей в глаза. Некоторое время молча, а потом тихо продолжил:
- Раньше меня хотел отец в седьмую бронетанковую запихнуть, но не особо сопротивлялся, когда я сказал, что хочу сюда.
А ведь правда, мотивов у него было множество, а основным была сестра, которая вот сейчас стояла перед ним. Значит одно дело сделано. Осталось за десятком других дел. И вот многие придется объяснять Крестовскому. Не верил он, что удастся избежать разговора с командующим.

+2

7

– Не обеднеют от пары лишних сервизов. – и если раньше она могла пошутить о том, что волноваться по этому поводу лучше брату – ей-то этого наследства точно не видать, то сейчас, пожалуй, были они совершенно на равных. Да, именно. На равных – графья погорелой фамилии, бастард по крови и бастард по собственному желанию. – Подумаешь, младший не купит себе лишнюю полироль для своего мотоцикла.

Имя младшего брата под негласным запретом, что ли… Нет, не потому, что Эрика его боялась, хоть и было у младшего в привычке постараться ей досадить, но для того, чтобы выработать у Лито привычку бояться, нужно было больше времени, проведённого вместе – а его и не было. Просто для неё он так и был безликим призраком прошлого. В отличии от Хенрика, естественно.

– Mein Gott. – Эрика закатила глаза. – «Охотник», да?

Ей, несмотря на какое-то подобие вредности (ну не умела Эрика долго быть сварливой старшей сестрой), старательно проявляемое в назидательных целях, было спокойно и… по-семейному, что ли, не одиноко.

Удивительно, что с Хенриком так легко распрощались – что именно входило в весьма туманное определение «прямым текстом послать» Эрика понимала весьма смутно, но догадывалась, что приличных слов там было ровно три: «аристократия», «отец» и «титул». Ну и некоторое несущественное число местоимений.

– Ну вот. – она замолчала, подбирая слова, когда её оттащили от весьма уютного плеча, – Больше и не граф. И не в бронетанковой. Хотя танкисты здесь тоже есть. И ещё много кто есть.

Как вообще сказать, что она, конечно, не рада тому, что приехал отец и всё взбаламутил, но рада, что в результате один человек здесь всё-таки остался. И охать про наследство снова было бессмысленно.

– Как тебе, брат? – Эрика, улыбаясь уже в открытую, всё-таки обняла братца за плечи, переступила с ноги на ногу. – Ты у нас теперь тоже бастардово отродье, как говорила досточтимая матушка. И остался только…

Она скосила глаза в сторону и поморщилась. Да уж, действительно остался у семьи наследничек.

+1

8

- Здесь, в России, кажется говорят, что если бьют посуду, то это на счастье? В том доме должно быть уже полно счастья! Прям полные штаны счастья нашего младшего братца, что он теперь станет графом. - вновь тихий, веселый смех.
Нет больше мозголомки от отца, идиотизма и разбалованности младшего брата, истерии матери. Тишина и спокойствие. Зато есть сестра, есть работа которая ему нравиться и совершенно новая жизнь. Может и с менее перспективным началом, зато с более глобальными целями. И пусть отец с матерью попытаются сделать нормального наследника из младшего брата, а их оставят в покое. И вновь Хенрик обнял Эрику дивясь, что от такой мелочи становиться намного легче воспринимать ситуацию.
- Да дело даже не в "охотнике"... Это же девичья фамилия матери! Кстати еще один разбитый сервиз на моем счету!
К этому моменту он уже совсем расслабился, чуть покачиваясь и даже не думая о предстоящем. И тем более о чем-то плохом. А хорошего было достаточно здесь и сейчас.
- А ведь почти ничего и не меняется. Все равно будет огромная война, а уж она сделает все одинаковым. - Генрих крепче обнял сестру, явно за нее беспокоясь. - Много кто есть, а еще здесь есть ты.
При упоминании фразы "бастардово отродье" Йегер сначала как-то не весело улыбнулся, а потом усмехнулся. Хотя этого всего сестра видеть не могла, но может это и к лучшему? Эта фраза еще самая простая из тех, которыми его клеймили мать и брат. А кем они, собственно, были? Домохозяйка желавшая роскоши и власти и до нее дорвавшаяся и парень, что любил повыпендриваться тем, что заработал его отец. Уважал там он только отца за то, что смог такого достичь и... недолюбливал, скажем так, за его характер. Кто еще будет посылать собственную дочь подальше от дома, на войну?
- Мне? Отлично. Намного лучше чем было раньше. - хотелось еще что-то добавить, но не будут ли лишними слова, которые можно и позже сказать и в другой обстановке?

+1

9

– И у досточтимого графа, – Лито подмигнула, вспомнив, «как должны называть благодетеля сироты без роду и племени», и снова засмеялась. – Он сейчас, наверно, от счастья пляшет…

Смех, увы, продлился недолго – отца ей до сих пор было тяжело вспоминать. Но скисшее выражение лица Эрики было благополучно пропущено за новой порцией объятий. Вообще, у Лито были странные подозрения, что они так ещё долго не расцепятся, учитывая братский характер и отягощающие обстоятельства долгой разлуки.

Ах, матушкина фамилия. Что ж, тогда понятно – Бри хорошо запомнила даму истеричного склада характера, которая даже своим сыновьям не давала покоя, а уж по отношению к падчерице и вовсе превращалась в мегеру, у которой с зубов яд капал в количестве достаточном, чтоб всех Красноплечих вытравить разом. Неудивительно, что данная женщина, ежеминутно твердящая о аристократическом сословии и засилье «тупого скота» вокруг тонкой кости (хотя, спрашивается, в чём была её тонкая кость, если графство ей досталось благодаря мужу?), впала в такую истерику.

– Так ты ей напомнил о принадлежности к стаду «тупого скота»? –
Эрика попыталась скопировать интонацию мачехи, снова засмеялась и похлопала брата по плечу. – И остался живым? Похоже, ты и правда вырос – и научился быстро бегать.

По-другому от женской половины семьи действительно было не избавиться. Но на памяти Эрики она хотя бы не опускалась до рукоприкладства – сильно же её припекло.

– Может, оно и к лучшему. Война сейчас везде, отсидеться не получится.

А вот этому её точно Красноплечие научили, Бри о войне знала не больше, чем о модных тенденциях.

– Тут даже подростки воюют, так что… Но спуску не жди, Наташа хоть и кажется доброй, при ней настоящее оружие массового поражения, та, которая Тариса. – заговорщицким шёпотом сообщила Эрика, потому что Тарису, как и Бога, всуе лучше бы не поминать.

+1

10

Ну несколько не согласен был Хенрик по поводу отца. Все же теплые чувства к нему были. Если отминусовать мать и убрать титул. Второе он получил, но пользоваться не умел, а первое его, буквально, погасило. Мать сделала из героя войны непонятно что. Ну а что поделать, героям тяжко приходится. И если в настоящем бою он победил, то в бою мирском...
- О нет. Он сейчас плачет и думает что будет с наследством в итоге. - на некоторое время он задумался. - Будет потрачено на байк? На яхту? Или братец раскошелится на личный вертолет?
Как бы не хотелось, что бы остановка была разряженной, спокойной и приятной, но все равно даже смех был напряженным, а слова больше напоминали оправдание. А ведь было почему! И даже в Германии от этого не избавиться. Для войны нет преград и границ. От таких невеселых мыслей Хенрик спасся тем, что крепче обнял девушку и прикрыл глаза.
- Я это напомнил ей не один раз. Она никак не хочет смириться с прошлым и отбивается от него... тарелками и вазами. Скорость не всегда спасала. - он многозначительно потерел низ спины.
А теперь тарелок не будет. Вообще. Во всяком случае Генрих на это надеялся. Теперь будет металл, провода, строчки кода и война. Вероятно предпочтительней, чем ваза пониже спины. Во всяком случае если его убьют - он об этом не узнает. И пока что можно мечтать и планировать, работать и учиться.
- Вот, точно. Ну я то сам подросток... но меня другое волнует. Я думал попаду в суровый батальон, а тут единственный мужчина, с которым я познакомился - это командующий. Здесь действительно так много девушек или это мне так повезло?
Этот вопрос его действительно волновал. Нет, он не ханжа и не был стеснительным. Просто парень не привык к таким вот переменам. После училища, где девушек было чуть менее чем мало. А что здесь уже дальше будет - покажет время. Тем более есть кому его предупреждать. Вот о Наташе и Тарисе ему уже рассказали, хоть это было заметно и при первой встрече...

+1

11

– Бери выше. Он скупит всех женщин города, и, зная его, ему это обойдётся дороже, чем личный вертолёт. – Лито никогда не строила иллюзий по поводу младшего брата, даже она, умеющая найти в человеке одну положительную черту и полюбить его за это, не могла найти причин любить младшего братца. Любят не за что-то, но такой вот он был человек, что ничего хорошего про него и не скажешь. – Но зато у него наконец-то сбудется мечта о тёплых женских руках.

Лито решила не язвить по этому поводу, она вообще не язвила – просто констатировала факт, что теперь-то личная жизнь младшего наладится, хоть и будет подкрепляться пачками денег. Но от осознания этого было весело – вот каждый и получил то, чего хотел, за исключением, пожалуй, самой Эрики: она-то не хотела, чтобы кто-то из её семьи был здесь. Ну что ж… бывает и хуже.

– Напомни мне погрозить тебе пальцем и рассказать о том, как важно любить своих матерей. – посмеиваясь сообщила Лито. Уж точно самым неподходящим лектором в данной области была именно она – собственная мать не вызывала в ней душевного отклика, о ней Лито не знала ровным счётом ничего, а мачеха не потрудилась проявить хоть капельку чуткости. И, как ни странно, Лито не горевала по этому поводу, а обращала это в шутку. Влияние Хенрика, не иначе.

Вопрос поставил её в тупик – Лито никогда не казалось, что тут много девушек, но, призадумавшись, она поняла, что по событиям сегодняшнего дня такое мнение легко могло возникнуть – и рассмеялась.

– О, тут их просто невероятное количество, и у каждой есть какой-нибудь любовный интерес. Но на самом деле, мужчин здесь гораздо больше. Тебе просто повезло, уверяю тебя. Скоро познакомишься со всеми.

О том, что она сама ещё не успела со всеми перезнакомиться, Эрика умолчала.

+2

12

- Не, всех не скупит. Его некоторые там уже не любят. - Хенрик был столь уверен. - А деньги быстро закончатся... Как думаешь, тогда он про нас вспомнит?
Вспомнит. Еще как вспомнит. Только интересно как оправдываться будет? Он никогда не умел извиняться, никогда не умел просить о помощи, зато умел говорить "я хочу". Попытка представить бедного братца у которого не осталось ничего, едущим сюда и просящим помочь заставила улыбнуться и Йегер с трудом сдержал смех. И, надо сказать, оно того стоило! Жаль, конечно, отца. Но тот солдат и явно у него есть заначка. А если учесть, что братец получит наследство только после смерти родителей... Благо они этого не увидят. Иначе мать разрушит все, что можно разрушить ее руками. Начиная сервизами, заканчивая мотоциклом брата.
- Да ладно, я люблю ее. По своему. Но, боюсь, ей такое не понравиться. - фыркнул Генрих.
Все, что нужно было матери, так это она сама, внимание и выполнение собственных капризов. Второй пункт выполнялся различными зваными обедами и прочей лабудой (на которую она собиралась таскать сыновей дабы удачно женить), а третий выполнялся отцом. Да, он мог настоять на своем и пережить двойную суточную норму истерик, но жене потакал. Что, по мнению Хенрика, было не правильным и сделала мать такой, какая она есть сейчас.
- Это такой тонкий намек? - чуть удивленно спросил парень, немного отстранившись, что бы посмотреть Эрике в глаза. Но тут же поменял тему. - Ну да ладно. Давай рассказывай! Все-все. А то я про тебя только две недели назад что-то определенное узнал. То, как отец тебя сюда спровадил я уже знаю, но как ты здесь? Я волновался, знаешь ли.
Под конец тон его был наигранно-обвиняющий. Причем настолько наигранный, что не понять этого было нельзя. И смотрел Хенрик на сестру с нетерпением и явным интересом, не выпуская из своих объятий.

+1

13

– И пойдет он пешком до России с протянутой рукой, а когда дойдёт, узнает, что мы уже на другой военной позиции. – нараспев сообщила Лито, посмеиваясь через слово. – Но знаешь, если это случится, может он и исправится, и всё станет хорошо.

В самом деле, такое вот у неё было странное мировоззрение – если человек свои ошибки признал и искренне извиняется, то простить его просто необходимо. Эрика считала глубоко неверной русскую поговорку про горбатого и могилу, а потому верила, что неисправимых нет. Есть только очень трудно исправимые.

– Вот и хорошо, что любишь. – вдруг совершенно серьёзно сообщила Эрика. – Может, если она это поймёт, тоже исправится.

Наконец, ей были заданы вопросы о том, что случилось, о том, как она вообще жила всё это время, и Эрика замолчала надолго. Во-первых, ей нужно было вспомнить, причём даже то, чего вспоминать не хотелось. Во-вторых, нужно было привести воспоминания в порядок, медленно и уверенно решив, как об этом лучше рассказать.

Знакомство с без вести пропавшей девочкой Катей. Ветер и песок Абу-Даби. Бой – от самого начала и до конца, вместе с криками умирающих, клубами газа – она, вроде бы, закричала тогда от страха, забившись в кабине Шмеля, словно беспомощная муха в банке – пробитая кабина и ставшая вдруг чужой рука, что повисла плетью вдоль тела. Удар по голове, глоток свежего воздуха с примесью гари и лицо в противогазе, ставшее последним, что она видела. Недели в больнице, проблемы с рукой и то, что ещё не показало себя полностью – посттравматический синдром.

– Когда я прибыла, Красноплечие стояли ещё не здесь. Велись боевые действия рядом с Абу-Даби, и я оказалась буквально сразу втянута в первый бой. – глубоко вздохнув, медленно начала Лито. – Это было, наверно, самое ужасное зрелище в моей жизни. До сих пор снится, как мирные жители умирают, а я в найтмере и не то что помочь им не могу – не имею такого права. Газ, дым, ветер и песок. А потом меня подбили, и я думала, что это всё.

Она мягко отстранилась от брата, опустила глаза, сжала левой рукой пострадавшую правую.

– Ты приехал через несколько дней после того, как меня решили выписать. И то с оглядкой. Наверно, мне этот бой будет аукаться ещё очень и очень долго. Понимаешь теперь, почему я не обрадовалась, увидев тебя здесь? Эта война, она... — Эрика осеклась и как-то обречённо махнула рукой.

+1

14

Вот в чем-чем, так в умении братца решать проблемы Хенрик сомневался. Учитывая, что вместо него, обычно, проблемы решал кто-то другой. Вот и привык младший вон Вестернах к светлому будущему. Так что в ответ Эрика услышала лишь смешок и фразу сказанную несколько недоверчивым тоном:
- Буду рад за него, если это случиться. Надеюсь матушка, за это, от него не откажется? - под конец еще и сарказм.
Иногда они друг-друга недопонимали но чаще всего недопонимания ими и оставались. Ибо были мелочными и построенными на убеждении каждого. Вот и теперь совершенно серьезный ответ Бригитты на слова о матери оказался чем-то непонятным, может даже чуждым для Генриха. Но то мелочи по сравнению с рассказом о ее жизни за последнее время. Выражение лица парня становилось все более хмурым по мере рассказа девушки. Даже звучало это действительно страшно, а что было там, на поле боя, сложно было представить тому, кто стрелял только по мишеням. Хенрик взял сестру за руки и чуть сжал их.
- Значит я все же опоздал. - сказал он тихо, скорее самому себе.
Он был более чем уверен, что мог бы хотя бы морально поддержать ее. А так приехал на все готовенькое. Даже чувство вины несколько прорезалось. Ну, что поделать, если он даже не знал где она? И все равно совесть мучала. И он прекрасно понимал, почему она не обрадовалась, когда увидела брата здесь. Он сам был далеко не рад, что она стала солдатом.  Тем более перед началом войны. Он хотел это высказать, но сдержался. Поймет или нет? Время покажет, а он будет делать все от него зависящее.
- Понимаю. Но принимать не хочу. Война все равно будет теперь везде и мне не скрыться от нее. А так мы можем держаться рядом и хотя бы чем-то помочь друг-другу... Ладно, мне тут еще нужно разбираться. Странно, что Крестовский не вызвал меня к себе. - Хенрик с некоторым подозрением посмотрел на сестру. - Тебя ведь вызвал, да?

0

15

!

 В эпизоде более месяца не было ответов. Эпизод переносится в архив.
 Восстановление возможно по согласованию с администрацией форума.

Напоминаем

2. Игроки обязуются отвечать игровым сообщением в течение недели (7 календарных дней) с начала их очереди, кроме заранее обговоренных в теме отсутствий сроков.
3. В случае задержки очереди игроки в праве обратиться к мастеру игры за помощью.
4. Администрация в праве снять игрока с роли в случае неоднократной задержки очереди.
7. Ограничений на длину игрового сообщения нет.[NIC]Justice[/NIC][STA]∨[/STA][AVA]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/2014-dark/blank.png[/AVA][SGN]Правила форума[/SGN]

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 20.10.17. Дела семейные