По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 31.12.17. Problem Queen


31.12.17. Problem Queen

Сообщений 21 страница 39 из 39

21

Сон опять был тяжёлым и давящим, как гул пустого канала на телеке, и сквозь него Пьер как будто бы слышал шёпот проводов, который для себя называл «призраки». Не этот Призрак, конечно. В момент пробуждения он явственно помнил это чувство, и тот странный разговор с другим контрактором Сети о том, что у опутывающих их цивилизованный мир проводов тоже может быть сердце, что все попавшие в её логи мертвецы больше никогда не будут мертвы в прежнем смысле, и много другой очень странной фигни, от которой обезоруженному таким количеством псевдонаучных спекуляций скептики Мао, по жизни не пьющему из-за целого ряда причин, хотелось выпить.
После воспоминания он сразу вспомнил о делах, которые сегодня не сделал. Это было его любимым сортом мазохизма — считать, что он не сделал, потому что лежал больным, и заставлять себя делать хоть часть, хоть понемногу. Потому что движение — жизнь, даже если двигаться больно и за возможность ходить на двоих, а не только ездить на коляске, нужно платить такую цену.
Ему нужно было:
1. Покормить Шеваль.
2. Проверить запросы, контакты и транзакции и подтвердить, перенаправить или отклонить их, не давая Сети задерживать работу, ведь праздник был только у русских такой, что на неделю-две всё вымирало, а воры, шпионы и ликвидаторы работали всегда.
3. Проверить состояние Призрака.
4. Покормить Шеваль нет, стоп, это было уже в первом пункте.
4. Разобраться с передачей добычи Призрака дальше по цепочке, и это должно было стоять на первом месте, потому что ещё девушку каким-то образом вели или отследили, они будут при вещдоках и без возможности сбежать.
А во дворе за окном уже была синяя снежная сказка, несмотря на стеклопакеты доносился визг детей с бенгальскими огнями, и один взрослый пускал фейерверк для малышни с маленькой батареи. Но, по крайней мере лекарство было прочищало голову, и парень смог собрать себя морально, чтобы продолжить ползать по своей никчёмной жизни, прежде чем оцепенение в теле спало и он понял, что ему холодно в голых плечах.
Астрид спала рядом в недопустимой для треснутых рёбрах даже с учётом бандажа позе.
Нда, и снова он оказывается в постели с привлекательной женщиной совсем не так, как хотелось бы, но, по крайней мере, от него не разило чем-то кислотно-химическим, за что стоило сказать ей спасибо. Но на вене расползался синяк. Ах, если бы можно было менять и жилы.
Пьер пошёл по списку: под настойчивыми боданиями хвостатой кавалеристам прошёл в кухню и навалил ей весь остаток консервной еды, после чего опрокинул в себя весь графин слитой кипячёной воды, тоже очень российской вещи, и умылся над заброшенной мойкой. Там уже скоро должна была завестись жизнь, но у него всё ещё не было сил поставить дело в свой список и  сделать его, а это важно. Следом он перетащил с дивана развалы подушек и белья, и лёгкий плед, казалось, весил как двухсоткилограммовая штанга. Одеваться, несмотря на голодный озноб, не было сил, поэтому Пьер, голый по пояс, просто накинул на плечи халат. Делать из кровати рабочее место было для него привычно, он даже купил приставной столик, на котором обычно сервировали обеды для лежачих больных, а он ставил ноутбук, чтобы тот с вентиляторами не грелся от его тела и одеяла. Коврик мышки у бедра внизу, он глянул мельком вбок и переключился на скрытую из меню учётную запись Динамита.

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-10 09:12:14)

+4

22

Астрид спала, но как-то подозрительно тихо и вытянувшись во весь рост, бандажа на ней не было.  Ещё утром она от него избавилась и обратно намотать бинт на себя воровка не могла. В большей степени из за того, что руки завести назад ей было очень тяжело и больно. Тихий сон без сновидений, это было очень редкое явление, но иногда случалось.  Воровка просто спала, сопела и перевернувшись на бок тихо застонала натягивая край пледа себе на лицо, по всей видимости скрывая глаза от света.  Всё же боль разбудила её и пришлось нехотя открыть свои далеко не ясные очи. Её все ещё удивляло когда она видела по близости Пьера, это сбивало её с толку нарушая привычный пейзаж. Хакер работал, Астрид же смотрела, её взгляд наверное можно было ощутить затылком.
-Тебе стало лучше? — поинтересовалась воровка поднимаясь на постели все таким же ровным тоном. Несмотря на то, что Пьер хотел разобраться с передачей заказа, ему этого делать не придётся. Он не спрашивал пока Астрид о её контракте, а она сама не рассказывала. Так или иначе, если Пьер заглянет сам, то поймёт, что Астрид никогда не выполняет роль курьера. Все что ей надо это отнести портфель и оставить в условленном месте. Числится Элли связным Призрака, а не исполнителем, а после заказ теряется в веренице курьеров.
Астрид наблюдала не долго, кряхтя и пыхтя она стала слезать с кровати. Забрала таз с водой, полотенца, раствор относя все это по местам. Послышался звук стиральной машины, мытья посуды. Для Астрид все это было обычным делом, она привыкла заниматься бытом пока жила с отцом, поэтому за отсутствием других занятий выбрала уборку. Разгадка активности была проста, обычно воровка много и интенсивно упражнчлась, но сейчас ей трудно было даже с веником справиться (хотя может потому что до этого она веник видела всего раз, обычно их использовали на улице) . Привыкнув к физической активности в определённый отрезок времени тело требовало исполнения алгоритма, но нагрузки не хватало и это начало нервировать девушку. Когда она в следующий раз вошла в комнату было ощущение, что Астрид что-то потеряла и ищет, а ещё... Нервничает, да, такое случалось, онемение порой спадало и судя по всему когда Гудбрант не могла выполнить ряд привычных действий, что выработала за годы одиночества. Впервые после госпиталя у неё были такие серьёзные травмы и боль тоже капала на мозги мало по малу разъедая стальную завесу блокады. Может ей просто не надо было высыпаться. Иронично было то, что в состоянии покоя Астрид искала эмоций, ведь последовательный, логичный рассудок стремился к норме и диктовал, что она не в попядке. Когда же блокаду прорывало у Астрид наступал паника и желание поскорее все вернуть как было и чем быстрее тем лучше, ведь шквал эмоций был ей не понятным и страшным явлением.  С тех пор как она была предоставлена сама себе некому было контролировать её перепады и работать над их стабилизацией. Мог-ли Пьер рассчитывать на спокойствие? Вполне, ведь своими проблемами Астрид его не хотела обременять, а в "нормальном" состоянии и вовсе была человеком довольно застенчивым в вопросах внимания к своей персоне предпочитая находиться в полной изоляции пока не вернётся эмоциональная тишина.
Послышался звук работающего телевизора и топорная, русская речь, радостные, предпраздничные музыкальные концерты. Забавно было, когда Астрид зашла в комнату, она изо всех сил старалась сделать вид, что все нормально, но живая мимика паникующего  в глубине души человека лезла из неё.
-Ты в порядке? - Ещё раз осведомилась воровка обхватив руками предплечья, чего не делала никогда, ведь не испытывала необходимости закрыться. Теперь Пьер мог увидеть настоящее беспокойство подкрепленное мимикой. "Ожившая" Астрид напоминала жертву аварии, потерянная и с ярко выраженным желанием пересидеть этот шквал где то в шкафу, после получения ответа она неловко потопталась и ушла к телевизору, рядом с его шумом мозги словно отключались.

+3

23

— А ты? — поднял глаза с потемневшими и помутневшими белками от экрана Пьер. И тут он понял, чего не хватает. Надо сказать, голых женщин он видел мало, хотя их среди курсантов было сколько угодно, но жили они в общежитиях небольшого кампуса раздельно из соображения соблюдения приличий и дисциплины. Это, конечно, не мешало по ночам половине мужского общежития перемахивать через забор к женской, и куда меньшему, но тоже приличному числу курсанток — навстречу им, на вакантные жилплощади и койкоместа. Мы говорим о полных гормонов с расширенной физической подготовки и скучающих на теоритических занятиях торопящихся жить подростках. Правда, сам Пьер ни разу к дамам в альков не лез, но они приходили к нему заниматься математикой другими естественными науками.
— Тебе не стоит напрягаться, особенно без повязки, — подал голос он с кровати, правда, даже не пытаясь подняться и Астрид прервать. — Я закончу с делами и осмотрю и перевяжу тебя снова.
У Призрака заказ был в силе, связная знала место и должна была подать сигнал, как бы хакеру не нравилась перспектива давать ей плясать сразу после обстрела травматами. А сигнал о помощи он уже снял. В остальном же… наёмники под Новый Год в Империи либо сидели с заданиями, либо взяли каникулы как и все белые люди, любые информационные кротовые подкопы ждали, пока мир оклемается от зимних торжеств, а это могло быть не раньше февраля, потому что ещё был Лунный Фестиваль в Китае. Даже войны как будто тяготели встать на паузу и поспать, потому что их тоже вели люди, и на одного вероломного социопата, принимающего решения, приходился десяток простодушных распиздяев и людей с семьёй и обычными ценностями, которые составляли пресловутый человеческий фактор для любых гениальных идей первого типа людей. Как известно, военные — не спецслужбы, это как служебные собаки против чующих кровь и живущих инстинктами гончих.
Наконец он прикрыл крышку, перестав читать сводки новостей, и потёр глаза, а как отнял от них пальцы — увидел Астрид.
— Ты уже спрашивала же, — смутился парень, и тут же вспомнил, что ответа ушёл. К тому же, она в этот раз как-то иначе спрашивала. — Пойдёт. Лучше, чем обычно в такие дни.
Это звучало тупо, а девушка выглядела беззащитно и как будто обиженно, и Пьер немного приуныл, провиснув в интернете ещё минут двадцать в смущении от собственной костности языка и социальной неприспособленности. Наконец, он выполз из-под одеяла и, сопровождаемый своим верным Буцефалом, пошёл на кухню. Наконец-то ему захотелось поесть, и время прошло достаточно с инъекции, а, значит, и таблетки можно принять.
Его таблетки лежали в комнате с телевизором, где коротала томный вечер только что убравшая начавшую сбиваться хлопьями пыли по углам квартиру воровка.
— Извини, если чем обидел, и спасибо… за вот это всё, — он поставил кружку с водой на стол и сел с миской холодного крабового салата, раздвинув ноги и уперев на бёдра острые локти. — Я не могу предложить тут много развлечений, всё время сижу в сети. Но в городе сегодня полно вечеринок и праздничных мероприятий. Если ещё не слишком поздно… — он посмотрел сначала на окно, за которым уже была ночь, потом на красивые механические часы между секциями гарнитура. Ну так, собираться в спешке только лишь. Он бы не стал. Пьер вообще был домоседствующий сыч. — Да хоть во дворах и парках люди салюты будут пускать полночи. Но сначала дай проверю ушибы.
Он доел салат быстро, несмотря на то, что ему нравился вкус, почти не жуя, и закинул в рот сразу же россыпь из трёх таблеток разного цвета и размера, которые заготовил на ладони.

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-11 10:14:43)

+2

24

Призрак не знала сколько продлится её оживление, но ей становилось все более беспокойно от него. Поскольку раздвоением личности воровка не страдала, она прекрасно помнила, что хотела пройтись и посмотреть на российский праздник глазами очевидца, но отсутствие блокады сводил это желание на нет. Когда пришёл Пьер Астрид сидела поджав ноги и обхватив острые коленки руками, майка и лосины никуда с неё не делись, только повязки не хватало. Синяки стали менее чёрными и мазь сняла отечеость гематом, что расползались по открытым участкам кожи на спине воровки. Слова Пьера удивили, все чувства испытываем ей сейчас вызывали состояние постоянного дежавю из за неспособности мозга адекватно обработать эмоции. Из за этого Астрид выглядела пришибленной, ей казалось, что она испытывает эмоции не так как другие люди и это неверно в корне. Хотя на самом деле это было не так.
-Ты ничем не обидел меня, просто иногда на меня что-то находит. Мне сложно описать это так что бы было понятно. Считай, что мне нездоровится... С головой. - Астрид постучал по своему виску указательным пальцем намекая на то, что именно болит и лишь спустя пару минут набралась смелости взглянуть на Пьера. Свои эмоции на его счёт она не могла обличить в мысли, слишком давно не было людей которых она сочла бы близкими или друзьями. Отец приёмный  был ей дорог, но в тот период её жизни чувства почти не возвращались и крепкой эмоциональной привязанности так и не возникло, хотя они прекрасно жили и ладили.
Астрид повернулась спиной к Пьеру поднимая майку и открывая все ещё потемневшую от гематом спину, конечно же подобное за один день никуда не исчезнет. Треснули ли ребра воровки по прежнему было тайной, спина в целом так болела, что определить как и где именно Астрид просто не могла. Впервые за свою жизнь она ощутила моральный дискомфорт от собственной наготы, он возник где-то на краю сознания с мыслью о том, что Пьер не врач. Правда Астрид быстро задвинула на это, все же принимая хакера как медика по совместительству и пытаясь в этом убедить свою взбунтовавшуюся голову. Между ощущениями возникающим в период спокойствия и сейчас была такая пропасть, что Астрид еле держалась что бы не подскочить и не спрятаться где-то, что бы переждать этот шквал. Волнение и тревогу вызывало совершенно все, откуда-то в голову наплыли мысли и сомнения которых обычно не возникало. Вспомнился Феликс и чувство вины за конкурента оставленного с туманно положении вгрызлось в затылок не желая отпускать. Пьер и вовсе вызывал неоднозначныемчувства и если Астрид не испытывающую эмоций не волновали детали, то сейчас у неё вспыхивали вопросы один за другим которые она не решалась задать борясь внутри с ощущениями. Все же послышался её несколько неуверенеый голос, она не звучала робко или смущённо, разве что самую малость, но скорее все ещё растерянно.
- Знаешь, я не думала, что ты откликнешься. Спасибо, что не оставил меня, - на этот раз это не была дежурная благодарность просто потому что так надо было говорить. Голос воровки был наполнен простыми и понятными эмоциями,которые легко читались на слух,- я сейчас могу говорить странные вещи, если что-то не так дай мне знать.
  Астрид терпеливо, но на этот раз не равнодушно перенесла перевязку гематом и ушибов стараясь не смотреть на Пьера, ощутив себя как на школьном осмотре. Давно забытое ощущение смущения, воспоминание о том дне заставило Астрид улыбнуться. В тот день они с сестрой путали врачей, но переругались что бы не идти к хирургу, он оказался молодым мужчиной что многим девочкам в тот день казалось чем-то невообразимым.
- Как думаешь, тут есть елка? —  Астрид взглянула на Пьера, в текущем состоянии ей не хотелось идти к людям на улицу. К буйным празненствам воровка стремилась только в периоды блокады, когда мозг стремился вернуться в норму, а вот в состоянии эмоций Астрид превращалась в типичного интроверта со всеми вытекающими из этого последствиями. Самой Гудбрант казалось, что в норме она будет тогда, когда будет себя чувствовать как во время краж. Уверенно, весело, задорно а главное непобедимой, почему то тот факт, что такой до войны она не была в её голове не возникал.
-Если идти гулять то туда где поменьше людей. - опомнилась Астрид. Хотелось уже поскорее закончить с повязкой и заняться чем-то более будничным. Она бы сейчас ещё раз поела, только бы не раздумывать лишний раз, каждая мысль влекла за собой ещё пяток. Пока Астрид не могла совладать ни с чем подобным самостоятельно, но и к психологу она не могла обратиться, точнее не хотела.

+2

25

Что-то с головой. Ну, похоже, он тоже думал, что нормальные люди, способные на сложную речь, не дебилы, не пингуются с обычных вопросов и бытовых разговоров так сильно, как персонаж, застрявший в компьютерной игре.
— А-а. Ну, и у меня, хотя причины чисто физические.
Он не хотел расписывать ей, каково ему лежать как пришибленным пыльным мешком, не иметь ни возможности думать, ни чувствовать тела, но хотя бы это объяснение задолжал.
Пальцы гнулись увереннее, но он был очень медлительным во всём, чтобы не выдать возможные спазмы.
— Ну, я был в Москве, не был ничем особо занят, и мне не было плохо вчера, иначе бы я вряд ли вылез. А так, как видишь, звёзды удачно сошлись, — он закрепил белый медицинский бинт вместо уже запахшего и никем не выстиранного бинта эластичного и дал Астрид, если она хотела смотреть на него в принципе, поправить одежду и повернуться. — В других случаях, увы, герой-спаситель из меня так себе. Я не очень много двигаюсь и мало покидаю жилище, как видишь.
Он прибрал развал лекарств, пока на него не обратила свою игривую дурь Шеваль, оставив только два вынутых лотка-органайзера с необходимым Астрид и необходимым ему, и затолкал ящики в шкаф.
— Ты имеешь в виду искусственный зелёный пылесборник, на который можно набросать дождик, гирлянд и игрушек, чтобы кошка всю ночь не давала нам спать? Наверняка есть где-то на антресолях, могу поискать. А вот гулять — ну не знаю. Если ты очень хочешь. Тут есть парк почти как лес, но до него далеко шагать, а там холодно.
Круг вокруг квартала и спать был обычным решением Пьера на избыток энергии и отсутствие сна. Особенно в холодной России.

+2

26

Поправляя майку воровка призадумалась, на мозг нещадно давила куча воспоминаний о рождестве когда её семья была ещё жива. Хоть российский праздник отличался, но дух рождества Астрид ощущала, правда для неё он был скорее скорбным. Ребра вновь оказались хорошо зафиксированы и причиняли меньше боли при дыхании, одна фраза Пьера заставила Астрид нахмуриться. На её лице появилась горечь которую удержать ей было довольно сложно.
-Да, сошлись звезды. Я везучая... Угу. - Кивнула воровка осознав, что Пьер точно не виноват в том, что она не померла тогда, когда ей "повезло" выжить. Эмоции и чувства оказывались проблемой всякий раз когда прорвались через завесу, Астрид же старалась с ними справиться.
-Извини, я просто... Вспомнила кое что про везение. Так что ты там говоришь, антрисоли?  Я полезу посмотрю...- такие слова как "пылесборник" и "не спать всю ночь" были вполне привлекательны для Астрид которая проспала до двух часов дня, да ещё и лишеная активной тренировки. Меньше всего ей хотелось напрягать Пьера со своими внезапными прихотями.  Табуретки было достаточно даже для её роста при условии довольно низких потолков в квартире. Буквально сразу открыв створки Астрид увидела чудо пластиковой и синтетической промышленности со встроенными диодами и гибким ветками. Составную из трех частей ёлку воровка достала не без труда и слезая со стула уперла руки в тонкие бока рассматривая находку сброшенную на пол. Елка была вполне приличного качества, только ветки долго пришлось расправлять. Зато медитативность занятия прекрасно отвлекала от ненужных мыслей. Ещё был Пьер, который тоже требовал быть ращведанным, Астрид многое было интересно, но в текущем состоянии она едва-ли спросит. Долго она выбирала с чего начать пока пыталась приладить части ёлки друг к другу.
- Я давно ни с кем не общалась. Теперь даже не знаю что можно говорить.  Я тоже почти никуда не хожу и провожу время дома в основном. - Неловкие попытки завязать разговор с Пьером особо плодов не приносили. Это были не переговоры что бы Астрид чувствовала себя спокойно и уверенно, многие темы отпадали сами собой. Работа, состояние здоровья в их случае это было то о чем лучше было не упоминать вовсе. Всё же когда-то Астрид пророчили быть дипломатом и неожиданно для самой себя воровка испытывала мучительную потребность поговорить. Что не говори, а звезды сошлись в неведомую фигуру и явили новогоднее чудо в виде двух не очень нормальных людей, которые далеко не от блажи и скуки стали теми кто они есть, но оказались в одной квартире. Астрид снова полезла на антрисоли перебирая коробки в поисках игрушек и чихнув достала...
- Пьер... Тут Sega и картриджи... - сказала воровка ковыряясь в зелёных пластинах без коробок и удерживая подмышкой коробку с приставкой. Астрид была сильно удивлена, все же ей, европейке Сега виделась игрушкой в которую играли её родители.
-Как думаешь, она ещё работает? — с неприкрытым любопытством интересовалась ожившая Астрид, старый телек в комнате виделся прекрасной парой для не менее встарой приставки которую девушка крутил перед собой.  В коробке даже джойстиков было штук пять, конечно не факт, что все они работали. Неожиданно в  двери раздался звонок, воровка аж подпрыгнула хватаясь символически за сердце. Выдохнув она повернула голову в сторону Пьера вопросительно изонув брови.
К счастью  голос раздавшийся в подъезде немного успокоил.
-Давыдыч, открывай. Я принесла тебе пирогов, не зря же я сюда приехала через всю Москву. Не веди себя как козлина... - Если Пьер посмотрит в глазок, то обнаружит даму в летах и с сумкой. У неё было все, чему положено быть у русской, успешной женщины. Шуба, золотые украшения, яркие тени. Всё было богато, немного помпезно и даже театральной, в ней парень мог признать Ядвигу Ивановну, возможно профессор рассказывал о своей старой приятельнице которая когда то была прекрасна как королевская роза. Сейчас она стояла в подъезде и уходить не собиралась угрожая сломать двери если Давыдович не откроет ей...

+2

27

Он особо в нюансы перемены выражения лица Астрид не вник, его отвлекла ласкающаяся (и лезущая мордой в миску из-под салата) кошка.
— Печально, хотя не могу судить, — пробормотал, наконец поднявшись, чтобы отнести посуду на кухню, Пьер. И завис. Сказать не сказать. Хоть подкидывай монетку. А, кратной сводки хватит, чтобы не быть скрытным мудаком. — Я месяцами ни с кем вживую не говорю, кроме доставки продуктов или прочих сервисных работников, и мне нормально. Есть радио, есть кошка, есть телефония для работы, и мне хорошо.
Ну не то чтобы, но в его системе координат «не страдаю и не замечаю» уже было хорошо. Уже без обезболивающих и их психических аналогов парень настолько привык к стерильности одиноких стен и окружению безмолвных машин, что ему было среди них хорошо. Привычно. Почти уютно, хотя в дни боли и страха умереть без заботы от отравления или голода, беспомощным, не способным обслужить себя и жалким, эта иллюзия спадала и накатывала знакомая прежде безысходность.
А как жил тут одинокий старик, если подумать, покинутый своими умершими членами семьи и разлученный с внуками снохой? Семья Мао держалась вместе, это он был от неё отрезанный ломоть. Может, хоть младшая сестра оправдала их надежды, но ему неоткуда узнать, если не пускать паучьи лапки в сеть, потому что Пьер с ней десять лет не говорил, рекорд, её просто не было на семейном слёте, когда он вернулся из госпиталя.
— А, это, наверное, внуков хозяина… Любишь старые игры? Я могу попробовать её воскресить, даже если не работает.
Он не помнил, когда он последний раз ради досуга не сидел в базах данных, не смотрел какую-то желтуху или зеркала новостных каналов в сети, не слушал музыку или унылое местное вещание с совершенно провинциальными и вкусами, и темами разговоров ведущих, и даже не летсплеи, а сам долбил пальцами по кнопкам в ярости, крича на экран с RPG или аркадкой. Кажется помимо учебных симуляторов, это было полжизни назад и ему было 14, а теперь ему было лень лишний раз двигаться, потому что даже на важное не хватало сил.
Пьер бесцельно шатался то в кухню, то с кухни, никак не находя воли помыть уже чёртову Вавилонскую башню посуды, и в итоге так и завис с корытом с ручкой кофе с молоком в коридоре, совершенно онемев от ужаса. Нет, он понимал русский язык, хоть со скрипом, он даже читал и писал немного на нём, но как типичный технарь был к языкам, на которых не думал логические конструкции, не одарён от слова совсем.
— Астрид, я не могу с ней говорить, — прошептал Пьер. — Давыдович — хозяин этой квартиры, я тут по доверенности, но почти незаконно его дела в порядок привожу.

+2

28

В один момент проходя мимо мойки Пьер мог заметить, что посуда намыта, да и вообще на кухне прибрано, видимо именно этим занималась воровка  пока Пьер сидел за ноутбуком. Если же он так задумался о посуде, что не заметил ее отсутствия, то его в скором времени ждал приятный сюрприз. В ванной закончила стирку машинка, Астрид выслушала Пьера и вручила ему добытую сегу.  Из комнаты девушка взяла халат и надела его через усилие затягивая пояс на животе, ее выглядывающие из за майки повязки и гематомы лучше никому не видеть.
-Я поняла...- кивнула Астрид Пьеру и приосанилась у двери чуть пощелкав пальцами и вспоминая как это надо сказать, что бы слова обрели нужный смысл.
-Минуточку, я иду,- зазвучал голос воровки с выразительным акцентом, девушка так и оставила Пьера с приставкой сама открыла двери делая удивленное лицо. Мошенницей Астрид была хорошей и вести переговоры это было по ее части, особенно если дело касалось приведения в порядок каких-то дел. Двери открылись и Ядвига с высоты своего немалого роста опустила величественный взгляд на девушку стоящую на пороге и переминающуюся на тонких ногах.
- Здравствуйте, а вы...- Астрид сделала вид, что пытается узнать стоящую перед ней, но все же замялась  наклонив голову в бок.  Сейчас воровка довольно сильно волновалась, ведь была не в привычном своем состоянии, но азарт накрыл ее. Пусть не кража, но это напрямую касалось того, что она любит. Ядвига же в свою очередь смерила девицу внимательным взглядом, а затем ее глаза  пробежались по коридору.  Адвига долго не церемонилась и отодвинув Астрид пошелестела в коридор. Пьер вызвал куда больший интерес. Стоит отметить, что рост пожилой дамы кренился к  ста восьмидесяти сантиметрам, поэтому Астрид на ее фоне смотрелась комично.
- Простите, мы приводим дела... Мистера Давыдовича в порядок,- тут Пьер мог осознать прокол, Астрид не знала  исходных данных, а что бы врать надо знать правду иначе ложь получится нелепой.  Правда Астрид не стала продолжать давая паузу, что бы Ядвига сама дала ей точку опоры. Женщина посмотрела еще раз на Пьера и опустила взгляд на его ноги. Уронив сумку с пирогами на пол Ивановна хлопнула себя ладонями по щекам.
-Батюшки родные, это вы! -Пришло откуда не ждали. Женщина побелела как лист бумаги и закрыла губы ладонью. Помог по итогу сам Давыдович, ведь он знал, что этот день настанет. Он слишком много всего знал и лучше всего знал Ядвигу.  Было очевидно, что дама все поняла и Астрид с трудом успела подхватить просевшую в коленях даму. К счастью та не упала.
-Ох окаянный, не позвонил, издох и не сказал ничего, даже не попрощались!- Запричитала через дурноту женщина. Астрид же повернулась к Пьеру и перевела прозвучавшее , хоть не дословно, но близко по смыслу.   Астрид и Пьер  могли хотя бы понимать ,что наличие парня в квартире Давыдовича что-то да значило для этой  женщины.

+2

29

Ноги Пьера со спущенной второй парой гидравлических амортизаторов выглядели как гибрид стоп человека и лапок большого кота. Почти все датчики в этом положении прилегали к поверхностям так, как задумывалось в разработке, потому что человеческие ноги, как и стопы медведя, из-за деформации под нагрузкой большего веса биомеханически не так идеальны в плане осязательной способности, как у пальцеходящих хищников, а мечтатели на гранте хотели чудеса.
И он тоже, по комплекции — небольшой азиат — даже не приближался ростом к Ядвиге Ивановне.
Но это был дух этой не только физически заполнявшей собой всё пространство женщины, который вышибал его.
Eh? Suis-je?
Ещё и вездесущая кошка вылетела бодаться с его ногами, чем вызвала немалый интерес у гостьи. А потом он что-то начал припоминать про друзей бывшего Моссадовца Давыдовича со времён двойного агента в начале нулевых, и про то, как он проникся сентиментальной любовью к некоторым и никак не мог избавиться от их взаимного к нему обожания.
— Слушай, скажи, что я ничего не знаю, просто помогаю другу, что я… я его последний ученик в сфере информационных систем. Как это сказать, блин…
Вид у жёлтого Пьера был ещё более болезный и жалкий, чем днём, а русская захватчица уже отжала и его с пути и прошла на кухню, едва скинув обувь и не сняв верхней одежды, чтобы даже нежданных голодающих накормить и причинить им праздник со всем имперским и большим, как сама родина её (и Ядвига Ивановна) размахом.
— Ну и где он? — помогала разговору своим гулким и чистейшим русским гостья. Пьер в осадок выпал. Где-где, мёртв. Но потом догадался, что, может, у него узнают судьбу тела. Он извинился жестом и сбегал за заряжающимся телефоном, в котором вскоре, привалившись к косяку одной из дверей, набирал себе в переводчике нужную информацию, прежде чем запустить роботический голос озвучивать сэмплами всё важное:
«Константин Исаакович доверил мне распорядиться с его имуществом по нотариально заверенным документам, когда его не станет. Осенью он уже был смертельно болен, поэтому просил меня помочь ему спокойно уйти. В соответствии с его волей, двадцать четвёртого числа, через день после того, как он умер, я кремировал тело и начал разбирать вещи, которые должен буду передать его друзьям или доставить его семье в Польше по пути назад, но с погребением возникли сложности: я не знаю нюансов языка, чтобы подписать договор с первой ритуальной конторой, да и работа в эти дни у них застопорилась. Пока я проживаю здесь, потому что у меня нет апартаментов в Москве. Чем ещё я могу вам помочь? Вы хотите видеть прах в урне?»
Негнущиеся пальцы перестали стучать по стеклу экрана и Мао украдкой втянул воздух. Он не хотел знать, что там про него знает или не знает Ядвига Иванна. Он ещё меньше хотел втягивать в эти дела Астрид. Их новогодняя сказка шла из просто унылого мероприятия какими-то адскими жопутями, и орущий — от стояния у тонкой гипсовой стены было слишком хорошо слышно — мультик про семью из уехавшего в деревню мальчика и его целого зоопарка с песнями и шутками настроению не помогали. Весь его взгляд в сторону Призрака орал «ПАМАГИТИ».

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-11 23:21:25)

+2

30

Взгляд Пьера и Астрид пересекся в одну единицу времени, воровка видела, что хакеру явно стало не хорошо и это только испугало ее. Астрид сама была явно не в том состоянии в котором было бы наиболее продуктивно для того что бы колотить легенды на ходу. Ядвига Ивановна же чувствовала себя в квартире по хозяйски и выслушав сообщение с телефона хмыкнула себе под нос.
-Да, знаю я, но транспорт то теперь поди дождись. Старый  хитрец даже весточки не отправил, все расстраивать меня не хотел... Я то надеялась, думала поживем на старости и помрем держась за руки. Все равно все по своему сделал, упырь. Будь он не ладен! Молодость мою загубил своими визитами да командировками, да лучше бы он не являлся как и обещал. Я бы может замуж вышла и жила не ожиданиями!- Ядвига опустилась на стул и вздохнула дрожащей от обиды грудной клеткой. Очевидно у этих двоих была масса невыясненных отношений. К счастью французов женщине было все равно чем и как они тут распоряжаются, сейчас она не то злилась, не то собиралась разрыдаться.
-Возьмите воды...- Подошла Астрид протягивая даме стакан и та не оказалась. Выплеснув первую волну негодования  женщина отставила стакан в сторону и выдохнула, словно там горькая была, а не вода. Ядвига смотрела на Астрид, а вот Астрид смотрела на Пьера и не могла понять насколько тому плохо.
-Милочка, а вы кто? Константин не упоминал вас...
-А... Я помогаю своему другу, он плохо знает русский язык и некоторые  бюрократические издержки.
-Ох, вы нынче замучаетесь ждать. Нашел он когда умереть,  перед новым годом, что бы праздники везде были,- Казалось Ядвиге просто нужен повод поворчать на покойного.  Конечно ей было обидно и горько, ведь Константин не посвятил ее в свое состояние и о кончине не дал  распоряжения известить.  Ядвига достала из сумки сверток с пирогами и положила на стол.
-Эх, иностранцы, что же у вас стол не накрыт? Вас там в этой вашей Франции совсем не кормят? акие-то вы совсем тощие... - Женщина шутливо похлопала Астрид прямо по спине. Воровка побелела, Пьер отчетливо мог увидеть как та не ровен час потеряет сознание, аж испарина на лбу заблестела, а в глазах встали слезы, но каким-то чудом Астрид удержалась. Прямо по одной, сплошной поверхности  боли и синяка рука приземлилась несколько раз по приятельски. Астрид на миг показалось, что кожа лопнет и кровь польется по ее спине, хотя из этой стадии гематомы уже вышли и повязка спасла.  Воровка хоть и поздно, но смекнула, что надо выйти из зоны поражения Ядвиги, она женщина простая и едва-ли  станет себя чем-то ограничивать.
-Давайте я помогу вам... Вот, по телевизору сейчас столько всего показывают... Ой. Неужели я помешала вам?- Неожиданно Ядвига посмотрела на Астрид в халате и улыбнулась так, как могут улыбаться старики подозревая молодежь в чем-либо преследуя лишь одну цель- смутить их.  Побледневшие совершенно по иным причинам малахольные европейцы вполне могли сойти за повинных в каких то делишках и хоть они не имели ничего общего с теорией Ивановны, та уже выводы сделала. Благо "проституткой" и "наркоманом" не обозвала, хотя это в целом было не в ее духе, но Астрид оказывала услуги за деньги, а Пьер плотно так сидел на различных препаратах, как бы то иронично не звучало...
-Ну вы меня старую простите. Я то такси вызову сейчас, но чайку попью. Сколько оно ехать будет еще, поди только после полуночи прикатит...- Говорила женщина не двая Астрид и слова вставить. Она знала где посуда, достала еду из холодильника, очевидно, что Ядвига ощущала себя едва не хозяйкой в доме. Тем временем Астрид подошла к Пьеру. Внимательно заглядывая в лицо хакера воровка спросила.
-Тебе плохо? Не волнуйся, если хочешь я останусь с ней, а ты можешь отдохнуть...- Совершенно безобидным жестом Астрид коснулась кончиками пальцев лба Пьера пытаясь понять прошибло ли его вновь или же он просто переволновался.

+2

31

Не удивительно, что такая колоритная женщина одновременно притягивала и пугала деликатного хитрого еврея. Если бы Ядвига Ивановна была планетой, она была бы Сатурном или Юпитером, и вокруг неё бы вечно кружило с дюжину таких значительных и не очень спутников шокированных блеющих знакомых, просто не в силе справиться с энергией и массой.
— Но у нас уже прошло Рождество… — почти немо думал ответить хакер, чувствуя себя мальчишкой в кабинете идейного психолога и специалиста по инклюзивности и предотвращению харассмента в школе. Но ему было не худо, хуже было Астрид. Пьер поморщился украдкой, ощущая боль в её потревоженных ушибах явнее, чем собственную маяту и ломоту во всём теле.
— Нет, что вы, Я-я-я… — память Пьера, наконец, пропинговалась, и он вспомнил её имя в листе возможных спонтанных визитёров, — Ядвига Ивановна.
Произношение даже простых фраз не делало ему чести.
— Мы просто не очень… Не слишком здоровые люди. Мы волонтёры организации.
— Больных раком? Врачи без границ?
— Второе ближе.
Стресс заставлял подбирать слова на мобилке и читать их без сэмпла с потрясающей скоростью, но Пьер уже уставал и тёр висок:
— Нет, прошу, оставайтесь. У нас есть, — он переключался постоянно то на французский, то на немецкий, то на английский, не помня точных названий и слов на русском, и из попыток объясниться выходила несмешная пантомимо одной рукой, взглядом и заплетающимся языком, — salad, кофий. Всё вашим услугам.
И глотал слова. Сочувствие Астрид было одновременно желанной переменой и сигналом, что он сдавал и внешне куда больше, чем хотел бы.
— Спасибо. Я просто переоценил себя, — прошептал на французском Пьер. — Не хочу быть грубым, но я готов показать ей урну, дать осмотреть мельком вещи, если найдёт что своё, и предложить остаться до утра, поиграть с кошкой и съесть наш и её ужин. На этом всё. Я хочу лечь. Ты тоже приходи отдыхать, когда надоест. Она всё равно считает нас ближе, чем коллегами — её положим в комнате, а себе немного приватности оставим. Уф-ф…
— Вы шушукаетесь просто так или заговоры строите?
«О Боже, спаси нас».

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-12 09:46:33)

+2

32

Выслушав Пьера воровка отстранила пальцы от его лба и с разумением во взгляде покивала. Астрид видела, что Пьеру не легко даётся присутствие Ядвиги Ивановны, поэтому решила взять эту нагрузку на себя, хотя он и был согласен держаться какое-то время. Переферийным зрением девушка чувствовала на себе взгляд пожилой женщины и в период блокады было бы снести его легче, сейчас Астрид себя чувствовала глупо, аккурат потому что старики умели смутит неокрепшие умы. Ей с протекаюшей и съехавшей крышей, переживаниями на тему собственной вменяемости и отсутствием информации оставалось только импровизировать исходя из того, что имелось на данный момент. Имелось предположение, что они с Пьером близки, ну ничего, значит пусть оно укоренится и потешит Ядвигу  и отвлечет от деловых распросов о профессоре.
Оставался только бедный Пьер наедине с коварными планами Астрид, которая надеялась, что суть он уловит по её странным знакам глазами которых с траектории Ядвиги было бы не разглядеть, хотя спокойно можно было принять за какие-то кривляние.
Пока воровка стояла рядом она сократила дистанцию между лицами до момента пока её губы не коснулись щеки хакера, хотя могло показаться, что изначально курс был взят иной. Пьер мог видеть по лицу Ядвиги, что она в полном восторге находится наблюдая за ними, если вообще смотрел на неё и не ошалел от выходок Призрака.
- Иди ложись, я скоро приду или покушаешь с нами? - чуть сипло от волнения сказала Астрид,  она вполне допускала, что эта женщина может знать Французский, потому решила изображать от начала и до конца.
  Вот бы ей сейчас состояние спокойное, она бы так не нервничала, ей бы вовсе было одинаково и лапшу на уши Ивановне вешать было бы значительно легче. Стараясь не смотреть на Пьера Астрид направилась к столу говоря на картавом русском.
-Давайте поужинаем и я постелю вам постель. Вы гостья Константина Давыдовича, как мы можем отправить вас отсюда одну в праздник. Извините нас, что мы так рано ложимся, у нас действительно здоровье не очень крепкое. Праздники бурные нам не по зубам. - неловко улыбнулась Астрид доставая посуду, ведь на стол уже было накрыто самой Ивановной. Женщина усиленно улыбалась и приговаривая.
-Тихий праздник порой куда лучше. - выкладывала пирожки с разными начинка и на блюдо. Женщина достала на полке красное вино и поставила его на стол. Глянув на молодых людей по очереди женщина чуть качнула головой.
-Вам видимо нельзя, ну да ничего, тут и одной мне маловато будет... - этой фразой зычная Ядвига вызвала весёлую улыбку у Астрид и даже губы пришлось прикрыть кончиками пальцев что бы не засмеяться. Дама рассказывала с чем принесла пирожки и показывала как их отличить чем вызвала удивление на лице Астрид. Такого разнообразия круассаны не предполагали. Были там с луком и яйцом, грибы с картошкой, мясо, капуста, повидло и творог. К походуив гости женщина подготовилась основательно.
-Да за меня можете не волноваться, если такси не приедет, я лягу на кухне. Этот диван тут для гостей и поставлен и я к нему привычная. - проворковала женщина наливая себе вино и щелкая каналы на телевизоре. Астрид же обернулась глянуть отправился ли Пьер спать или все же тоже решил перекусить.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-12 10:09:30)

+2

33

— Я немного посижу.
Конечно, жить вечным болезни тошнотом и ловить на праздничном застолье украдкой брошенные жалостливые взгляды Мао не нравилось, это было основной причиной, по которой он прекратил все связи со своей семьёй, даже оказавшись на гражданке и предъявив инвалидность и две механические ноги как факт, хотя вот это вечное цоканье языком, а особенно молчаливый упрёк во взгляде и «если бы ты был разумен» вызывали не меньше отторжения. Но он хотел быть человеком.
Они сидели и неловко говорили о том и сём, но, в основном, об умершем, как они его знали, и о впечатлениях французов от зимней России. Если бы Ядвига Ивановна была звездой, она была бы Бетельгейзе: большой и яркой на небосводе в любых погодных условиях и даже со световым загрязнением, как в Москве и Париже. Пьер много сидел в телефоне, но это он своему усталому мозгу для нормальной коммуникации подбирал костыли, чтобы не сваливать на Астрид весь разговор, потому что с Константином Исааковичем Давыдовичем она знакома не была, а с тем, кем он на самом деле был в Сети, что было его жизнью все последние годы — не будет, скорее всего, никогда. В основном Пьер подметал пироги с умеренным аппетитом, но вскоре стал заваливаться головой то к плечу пойманной в том числе ради радости гостьи сидеть в отсутствие третьего табурета на узкой кухне на его колени Астрид, то к своему кулаку, только пить чай и по несколько раз ходить умываться. Они даже нарядили ёлку, он подрубил Сегу к телевизору, но всё равно оставил государственный канал, и так дождались полуночи, для Ядвиги Ивановны откупорив грузинского вина. Пила дама, как русская, из маленькой хрустальной стопки на ножке, и это было забавно. Но к часу ночи силы Пьера, даже подкреплённые самым свиным и здоровым ужином за всю неделю, окончательно иссякли, он обтёр в ванной с себя проклятую воняющую химикатами испарину и, переодевшись в футболку с портретами виртуальной группы мультяшек, отполз в кровать. Это было странное начало нового года в его жизни, но он устал от этого переживать.

+2

34

Сегодня Астрид впервые оказалась за праздничным столом со времен смерти приёмного отца. Но этот день все равно отличался от того что было и гораздо больше напоминало о рождестве в кругу семьи с сестрой и родителями. Механические ноги Пьера были одной из самых удобных поверхностей для сидения. В конце концов воровка по работе порой выжидала на таких поверхностях, что сейчас даже не ерзала. Правда поначалу чувствовала себя тревожно боясь сломать или повредить ноги Пьера своим весом, ведь о протезах Астрид знала ровно то, что технологию можно украсть... Как это все работает и какую прочность имеет воровка никогда не интересовалась. Всё же успокоившись и убедившись что никто никакого дискомфорта не испытывает, по крайней мере видимого, она так же с интересом пробовала пирожки. В большей степени Астрид слушала Ядвигу и Пьера только улыбаясь иногда и перезватывая беседу если Пьер лез в телефон или ловил ступор. Астрид легко удавалось влезть в беседу с отвлеченными от Константина вещами вроде рецепта пирогов или салатов и увлечь пожилую женщину передачей знаний зелёному поколению.
Ядвига с удовольствием наблюдала ща странной, молодой "парочкой" с одним из членов которой она была знакома со слов Давыдовича. Жалостливых взглядов на себе никто не поймал, а когда на кухню пришла Шеваль на своих топаюших ногах, Ядвига лишь удивлённо вскинула брови и лишь когда Астрид наклонилась забрать кошку на руки женщина не удержалась.
-Господи и почему он не приглашал вас раньше?  Почему мы должны знакомиться по таких обстоятельствах. Послушайте, я женщина старая, - Ядвига положила руку на сердце и едва не всхлипнула глядя на сидящее перед ней трио,- приезжайте ко мне на дачу в Подмосковье летом... У меня совсем никого нет и Давыдыч умер, нашёл время... Вам на природе полезно побыть, а мне старой веселее, что у меня племянники раз в год по завету, пьянку устроят и не приберут...- она говорила это не от жалости, а скорее от того, что давно у неё не было собеседников с общими темами для разговора,  а миниатюрные, худые и бледеые французы вызывали желание немедленно откормить, оздоровить и пробуждала в одинокой женщине материнские инстинкты, реализовать которые ей так и не довелось. Астрид немного нервно посмеялась стараясь держаться нормальной, обычной девушкой, хотя у неё в голове творился полный хаос. Всё что происходило сейчас сложно было оценить и поэтому воровка просто вспоминала себя до войны и старалась вести себя именно так и не важно, что ей было всего пятнадцать, другого примера у неё особо не было, хотя все же она вспоминала как вели себя отец и мать и это определённо помогало исполнить роль степенной девушки.  Сегодня  не было времени предаваться кошмарным воспоминаниям и именно этот факт не давал Астрид сразу впасть в свой эмоциональный ступор поддерживая её в состоянии которое она сама считала сдвигом по фазе.
Когда Пьер отправился в комнату Ядвига не дала Астрид помочь ей убрать еду и посуду. Только попросила принести ей подушку и одеяло выпроваживая девушку вслед за Пьером и подгоняя жестами всякий раз когда Астрид оборачивалась. В коридоре  Гудбранд поймала себя на мысли, что словно истукан стоит перед дверью не решаясь в неё войти, но успокоив себя тем, что Пьер уже наверняка спит все же вошла. Не включая свет  девушка влезла на кровать и устроилась рядом соблюдая их личное пространство. Она прекрасно помнила, что они спали вместе, более того довольно близко, но у неё вся спина была в болезненный гематомах и это служило прекрасной отговоркой тому, что Астрид признавать за собой не хотела.
Корнем проблемы было то какой она была во время краж, дерзкая, несгибаемая и весёлая с замашками стервы она вела себя довольно вызывающе и сейчас ловить себя на приступ  застенчивости ей просто не хотелось. Астрид Гудбранд такой быть не может уверяла она сама себя ругая свое нынешнее состояние, которое по факту было бы её нормой если бы не ряд "но". Возможно с расколом личности жилось бы легче чем с такими пограничными состояния и где помнишь все, но ведёшь себя как три разных человека. Проверив ладонью ворот футболки Пьера и убедившись, что ему не стало хуже Девушка закрыла глаза. Шеваль пришла следом устраиваясь в свободном пространстве между "коллегами" по сети. Перед сном Астрид жалела, что они не поиграли в Сегу, но может когда-то... Очень странно было ловить себя на этой мысли проваливпясь в сон.

+2

35

Что было такого в подмосковных дачах, чего не было во Франции? Еда во Франции явно получше. Даже из-под трясущихся рук Пьера. Но, в остальном, всё было мирно, хоть и выматывающе. Ему бы не помешало треснуть себя пару раз за мечтательную отвлечённость от реальности куда-то ещё, но, едва оказавшись в постели, он отключился вместе со своими протёртыми полотенцем с мылом ногами, и не просыпался до рассветных сумерек, что наступали зимой в России довольно поздно. Где-то собиралась в обратный путь Ядвига Ивановна. Рядом изгалялась как могла уже три для не освобождаемая от протезов, но оттого вроде не страдающая, Шеваль. В локте от Пьера тихо дышала повёрнутая к нему спиной Астрид.
И его внезапно разобрало каким-то неопознанным чувством, от которого хотелось одновременно забиться под одеяло и кататься по всем поверхностям в квартире. Это, это, вот это всё — было для него такой исчезающей редкостью.
Пьер аккуратно притянул девушку к себе за талию, сворачиваясь на кровати вокруг неё, за исключением неподвижных ног от колен и выше, где беспечно валялась кошка. Холодная кожа тут же начинала казаться тёплой и даже горячей, у него шла голова кругом от ясности ощущений: запаха, текстуры, вибраций под кожей.
«Это ненадолго», — скребло в уголке сознания. Как только Призрак перестанет нуждаться в его помощи, или просто уйдёт их новогодняя гостья, или на неё найдёт этот её поток странности, она ожидаемо свалит прочь, как неловко они расстались в Риме, и всё будет как прежде. Ему нужно было что-то сделать. Отступившая болезнь отступит ненадолго, а ему в России ещё добрую неделю или больше оставаться. Запертым в квартире мертвеца и, теперь, особенно обострённо ощущающим одиночество и беспомощность.
— Астрид, — позвал шёпотом парень, подтягивая ей на плечо одеяло. — Спишь?

+1

36

Новогодняя ночь принесла много информации и позитивных переживаний. Это все было топливом для развития эмоционального спектра Астрид который остро нуждался в входящих эмоциях.  Ночь прошла хоть и с кошмара и, но они смешались с пережитыми за день событиями, воровка сжимала свою руку за которую вытянул её Феликс.  Слишком много всего на неделю пришлось и кошмары войны отступили вытесненные на переферию сознания. К несчастью они вернутся вновь, ведь по хорошему, Астрид нужнобыло хорошее коррекционной лечение в том числе и медикоментозное. Её случай безнадежеым не был, но становился таковым из за того, что воровка предоставлена своим заботам.
Вопрос до её слуха дошёл не сразу, она лишь повела головой ощущая уже знакомое чувство. Как рука прижимает её за живот, сегодня это причиняли ей душевные переживания и ещё больше тот факт, что она их все ещё ощущает.
-Нет... Уже не сплю. - все ещё сонно отозвалась воровка тяжело взохнув. Не от обремененности объятием, а от повязки все ещё хорошо фиксирующей ребра. Плечи Астрид сжались немного и она замерла убирая одну руку под щеку которая наощупь оказалась довольно горячей.
-Тебе лучше чем было вчера? —Поинтересовалась соседка по спальному месту чуть повернув голову в сторону Пьера находящегося позади. Если бы её спросили о том, что она думает о хакере, что бы она ответила?  По факту это был третий день их знакомства и вот уже три дня не было существа ближе к ней чем он. Пьер заботился о ней, проявлял участие, это все то, что Астрид успела подзабыть, но даже ей, не способной нормально обработать поступающие эмоции в некоторых состояниях, было приятно ощутить это забытое чувство опеки. Пока она отказывала себе размышлять об этом явлении. Астрид понимала, что Пьер болен, но для неё люди существовали в двух агрегатных состояниях "живой" и "мертвый" все остальное воровка с трудом могла предать оценке. Именно поэтому она никогда не смотрела на Пьера через призму жалости, она просто волновалась что хакер умрёт или ему станет слишком плохо что бы считаться живым.
Она все ещё не определилась кем его считать, ближе всего он походил по ощущениям на отца или Элли, но не ассоциировался именно заменой, как малышка Куронума или её отчим, все диктовалось нехваткой социального опыта.  Сейчас вновь проснувшись вместе Астрид уютно поежилась под одеялом притянутым к лицу и чуть засопела от тянущей поутру боли в спине. Все же боль не была достаточно сильной что бы срочно менять позу.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-12 18:50:51)

+1

37

— Прости… — автоматически извинился и даже поморщился со своего «удачного» захода Пьер.
Но, раз уж он затянул эту песню, её нужно было пропеть до конца. Благо, Призрак не дёргалась, не заехала ему в живот или лицо локтем, и, вроде бы, оставалась уютно завёрнутой в одеяло.
Раздельные одеяла — добро.
— Получше, но я не знаю, надолго ли. Я поэтому хотел попросить тебя кое о чём, пока вспомнил… — зато ему было неуютно. Он приподнялся на локте и потёр лицо и висок, убеждаясь, что его не воротит. Всё-таки инъекция помогла, но их надо колоть ежедневно, и даже с его экономией у него осталась неделя.
— Я застрял здесь на праздники с похоронами и всем. До того, как я доберусь до своих врачей и препаратов, симптом будет возвращаться, а мне предстоит несколько дней на машине через всю Европу. Не могла бы ты, ну… если тебе не сложно… — как же сложно было просить об услугах и помощи. — После того, как ты сдашь заказ, вернуться во Францию со мной. Не водить, нет, если не умеешь — просто последить, чтобы я не садился за руль в невменяемом состоянии, вырулить, если меня поведёт, вызвать помощь?

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-12 19:30:54)

+1

38

Она старалась повернуть голову, но оставила эту затею, был предел и её гибгрсти. Даром, что Пьера она хорошо слышала и его просьба была нормальной.  Астрид не перебивала и не мешала ему закончить начатое, ведь она знала как трудно не то что попросить, а даже принять помощь. Поэтому когда повисла выжидательная пауза воровка сперва покивала, а затем добавила.
-У меня есть права и я умею водить, если тебя не смутит, что я буду вести. Права нормальные, я их честно получила... - словно оправдываясь говорила Астрид, она все ещё была в том состоянии когда считала себя не нормальной, хотя это и была её раз за разом отвергаемая основа.
- А ещё лекарства достать нельзя? — это могло звучать довольно наивно, но Астрид не знала чем именно болен Пьер. Воровка понимала, что он перенёс операцию на печени и осознавала большинство последствий с проявлеными  симптомами, поэтому резонно её интересовали лекарства. Важно было понимать, что если Призрак интересуется на тему получения чего-либо, то учитывать стоило и кражу, если других путей не оставалось. Её мотивация была простой и в целом понятной и она не тая её озвучила.
- Если где то есть- скажи. Не хочу что бы тебе опять стало так плохо как вчера.—  Ноги Астрид вытянулись скользнул по протезам Пьера пятками и как в прошлый раз носком она зацепилась за его щиколотку.  Вставать было лень, шевелиться тоже, кажется она переела, что чести ей не делало, но все эти пироги были такие вкусные. Астрид ещё не знала, что это у Русских едва-ли не народная забава раздобреть на пяток кило на праздниках.
На кухне послышался шум льющейся воды и звуки мытья посуды. Ядвига Ивановна не могла по человечески допустить, чтобы эти двое прибирали за ней. Далеко не от желания кого то обидеть или выставить неполноценным, а просто потому что считала, что так будет правильно.

+1

39

Права были хорошей новостью.
— Нет, такие — нельзя, — покачал головой, садясь, Пьер. — Как и протезы мои, они не совсем обычные и больше похожи на то, что ты доставала, но отдельная технология. Поэтому ничто у русских мне не подойдёт, а свои и так мне их присылают бесплатно с пособием и учётом всех моих биологических параметров. Я бывший военный лётчик.
Военная разработка, государственная тайна, все дела. Его неразглашение давно было името на известном вертеле, конечно, потому что Пьер был оборотнем-фрилансером, настоящим наёмником теперь, хотя всё ещё ломал для служб регулярно.
— Теперь ты кое-что обо мне знаешь. Я рассчитываю на то, что ты не будешь трепать про мои тайны, особенно в Сети, как я сохраняю твои, — сухо сказал парень, скидывая пока ещё не ощущающиеся ноги на пол руками. Он вышел на кухню приветствовать их пожилую гостью. Несмотря на томное и трезвое настроение, разговор ладился лучше, Пьер смог сказать про планы похорон по датам, что не знает, где заказывать надгробие, и Ядвига Ивановна решила вписаться в хлопоты, вероятно, если небеса или Ад есть и Давыдович там, к вящей его досаде на французского хакера. Но тут уже действовали личные интересы. До третьего числа было принято, что ничего не предпринять, но вот оставить сбережения налом на оплату погребения и оформление могилы после схода снегов Пьер вполне мог. Условились заняться этим вместе. Боевая русская дамочка ему даже нравилась, она не напоминала его рафинированную мать или бабку по отцу, китаянку, заскорузлую в конфуцианских понятиях семейного единства и общественного долга, которое плевало на западный индивидуалистский менталитет. Когда за окном стало совсем бело, разобранную на слёзы эту пирожковую валькирию проводили, и они снова остались одни, но, вместе с немалым количеством стресса, что принёс нежданный визит абсолютно незнакомой, но ставшей почти родной женщины, отхлынула и паника.
Жизнь была хороша в своих маленьких горестях и радостях.

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 31.12.17. Problem Queen