По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 31.12.17. Problem Queen


31.12.17. Problem Queen

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

1. Дата: 31 декабря 2017 года — 1 января 2018 года
2. Время старта: 6:00
3. Время окончания: 9:00 следующего дня
4. Погода: Новогоднее утро в Москве ясное, но холодное, до рассвета термометр очень нехотя подползает к отметке -20, чтобы пересилить её много позже.
5. Персонажи: Пьер Мао, Астрид Гудбранд
6. Место действия: Российская Империя, Москва. Квартира профессора Давыдовича.
7. Игровая ситуация: Прошедшее задание оставило Призрака в бедственном положении, и вор шлёт сигнал помощи через Сеть, но отклоняет всякий ответ, кроме знакомого. На самом деле, при всем предыдущем невезении, Астрид очень везёт, что единственный знающий её лично контрактор сейчас в Москве, готовит похороны для умершего наставника.
8. Текущая очередность: Астрид, Пьер

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-12 19:05:14)

+1

2

для понимания

Похмелье от веществ оказалось тяжелой штукой, чувствуя как бешено колотится сердце девушка присела на корточки. Она только успела надеть штаны и свитер огромного размера. Достав из рюкзака влажные салфетки она стянула маску скрывающую лицо и дрожащей рукой стала стирать вторую, что образовалась пока кровь шла носом. В глазах все плыло, воровка чувствовала, что ей не удержаться. Это было действительно обидно, она только на одно понадеялась, что это не конец ее истории, ведь если это приступ сердечной недостаточности, то даже ее труп с протезом еще не скоро найдут.
""№;%::%?*?" Примерно эту комбинацию слов сказала девица падая на пол, к счастью она сидела на корточках и не пришлось добавлять к имеющимся гематомам новую.  Окровавленная, влажная салфетка стала последним, что видела Гудбранд теряя сознание, в этот момент ей стало невыносимо страшно.  Смерть- ей казалось, что она не боится умереть, но сегодня она открыла новую грань своего сознания, сейчас она была готова даже скорую себе вызвать, но сил не было совершенно. "Полный провал" злобно подумалось ей, пальцы сжали алую ткань до бела и на мир опустилась тьма...
Сны, все что ей снилось она забывала, в этот раз случилось то же самое, но... Руку кто-то дернул, чертову руку которая изводила теперь не смотря ни на что. "Просто дай мне сдохнуть, совесть..." Просипела воровка разлепляя ресницы с большим трудом, как сильно она не хотела умереть  полчаса назад, но как же хотела теперь... Рука проклятущая даже замерзнуть не дала, теперь она всегда будет ее "спасать" в любое время?  Может оно и не плохо. Облачко пара прокатилось по полу, замерзло совершенно все, но несмотря на это, малейшие попытки двигаться отзывались болью в каждой гематоме.  Все еще лежа Астрид поднесла руку к лицу и пытаясь увидеть время, что указано было на электронных часах мультитула.  Рука покрутилась ловя тусклое освещение от окна, прошло всего сорок минут. Что же, он снова спас ее, пусть теперь и косвенно не дав замерзнув насмерть.
-Аааррргхххрк-кх-кх...- Прокашлялась сдавленно Астрид пока поднималась на замерзших руках. Воспаление ей точно обеспечено, правда она была рада холоду, если больно сейчас, то по приходу домой лучше бы ей обколоться чем-то подейственнее. Руки теперь не слушались, она сидела и вытирала лицо, оделась в оставшиеся вещи и направилась на шатких ногах восвояси. Недорогой хостел, кто ее там будет выслеживать? Выглядит она как обычная, не слишком богатая девушка, которая хреново одевается.  Она шла целеустремленно, но медленно. Боль стала вполне обыденным сопровождением всего пути и уже на подходе к номеру Астрид  даже свыклась с ней, по крайней мере ощущения в руке померкли на ее фоне.

В глазах все плыло, было ужасно плохо. Все же не следовало применять непроверенный стимулятор или попадать под обстрел травматических пулеметов или спать на морозе почти час. Астрид казалось, что ее взяли и тащили по снегу за лошадью несколько кварталов по самой кривой дороге из за чего ее скелет в теле собрался в рандомном порядке. Номер хостела был тихим и приятным, она стоически прошла ресепшен  не вызвав у администраторши ничего кроме приступа жалости. Бледная, худенькая девица похожая на балерину выглядела такой уставшей, что та даже справилась не нужно ли ей позвать врача и Астрид удалось отказаться.  Сложно было бы придумать оправдание многочисленным гематомам на теле. Двери закрылись, но что дальше? Торба была поставлена к стене,  воровка наклонилась что бы снять обувь и увидела как из ее носа потекла кровь на пол. Обильные, назальные кровотечения были плохим знаком и хорошим одновременно. С одной стороны она умрет не от инсульта, с другой же, что-то многовато уже крови из нее вытекло. В голове поплыло сильнее, но все же она стянула ботинки и села на пол.  Снять пальто было еще труднее, но задрав рукав водолазки она добралась до мультитула.
Ситуация впервые была такой скверной, Астрид поняла, сама она себе помочь никак не сможет, даже если очень будет стараться.  Вскрыть гематомы и спустить кровь во избежание кровоизлияний сама себе она не сможет. Ей уже даже встать с пола казалось чем-то заоблачным. Устало облокотившись тонкой спиной о стену она сделала то к чему никогда не прибегала.  Ее мультитул всегда был отрублен от сети, Призрак никогда на связь не выходил и отчасти поэтому призраком и был, но сетевой ник присваивался Королем и непосредственно к устройству, поэтому ошибки быть не могло.  В канале сети объявился призрак, послав сос. Такое случалось  среди исполнителей, никто не мог гарантировать, что не случится непредвиденное. Настал черед призрака обратиться за помощью и к ее удивлению  поступающих сигналов было не мало, но воровка ждала один отклоняя все запросы. Когда же  она увидит то, что ее интересует канал мультитула будет открыт и сообщение завуалированное, что и без того понятно, но звучит все равно забавно.
-Привет, я что-то плохо себя чувствую. Можешь заехать ко мне? Я в Москве сейчас...- Астрид даже дышать было больно, но сказав название отеля Астрид добавила.
-Извини, просто больше некого побеспокоить.  - Всецело на решение Пьера оставалось желание или нежелание ехать к ней в Москву к черту на кулички. Голос воровки был слаб и довольно плох, было понятно что Астрид больно и свое "плохо себя чувствую" девица не преувеличила ничуть.  Если Пьер приедет, то застанет ее примерно в таком же виде в котором наблюдал ее в мае. Девушка так и будет сидеть в коридоре на пальто, в руке окровавленным платок, а нижняя часть лица в разводах. Ее глаза едва не закатываются, но она еще в сознании к добру иль худу, хотя говорить уже едва сможет.

+5

3

Gasmask откликался на очень и очень немного сигналов о помощи исторически. Как правило, все они просили об эвакуации, а из него был херовый эскорт, хотя лицо замылить и аппаратуру он мог неплохо. Просто не хватало очков в физических статах, шутил он сам.
Но пятый день он сидел с кремированной урной и не мог решить, когда и где хоронить Давыдовича, который умер тихо и мирно в стационаре, завещав ему как сиделке по нотариально заверенному документу привести все свои дела в отсутствие прямых наследников в стране проживания и пребывания в порядок. Из Пьера была дерьмовая сиделка и ещё более дерьмовый душеприказчик.
Так что выйти и пообщаться с живыми людьми казалось хорошей идеей, хотя бы в канун Нового Года, который ценился у русских побольше, чем у стран с преимущественным культурным влиянием католицизма, на западе.
И тут такие дела — Призрак. По привычке контрактор проверил детали задания, которое числилось за "пауком", и ответил только одно: "без проблем, еду". Он не стал вдаваться в подробности, что он сам находится в Москве. Не стал говорить, через сколько. Но уже через час, несмотря на заимствование давно не используемой машины из соседнего двора Измаилово, несмотря на заносы, с которыми не справлялись коммунальщики, среди которых всё же не хватало готовых работать в Новый год мусульман, он приехал к хостелу. Поднялся, понравившись на ресепшене. Позвонил в дверь, хотя сам же и открыл импровизированной отмычкой.
— Тяжёлая ночка? — осведомился гость в тонковатом для текущей погоды голубом пуховике, в этот раз привычный фильтр голоса у него отсутствовал по понятным причинам, как и респиратор, заменившийся простым шарфом на мёрзнущие губы и нос. — Надеюсь, тебе особо не надо собираться. Я вывожу тебя в надёжную квартиру.
В принципе, достаточно было того, чтобы Астрид на себе не тащить: это уже было бы слишком подозрительно. Остальное всё описывалось легко, особенно если зацепиться со скучающим администратором языками: вот семейная драма случилась, простите-извините, совершенно разбиты, забираем монатки сейчас. У хостела стоял очень модный-молодёжный баклажановый ВАЗ. Пьер не стал выгонять на такую эвакуацию собственную машину, тем более что на ней не было зимней резины (ой).
Белая дорога в призрачном утреннем тумане, в отсутсвие раннего восхода солнца, была пустынна и мирна, как и музыка на эмбиент-радиостанции, которую ловила магнитола схаканной машины куда-то укативших соседей по двору.
— Я так понимаю, задание прошло с осложнениями? Сколько мне придётся чистить за тобой?
Ехали небыстро, зато мягко, и, наконец, Пьер завернул во двор какой-то очередной утопающей в белой по зиме группы пятиэтажек. Тут ещё осенью целые грёбаные павлины ходили. Хороший, словом, район, мажорный, ничего не скажешь. Электрический жёлтый свет на понемногу светлеющем фоне небес рисовал живописную и меланхоличную картину. Ни одно окно в доме не горело в этот час, и даже дворники ещё не вышли скрести своими тонколистными жестяными или аллюминиевыми лопатами просыпанный песком и реагентом тротуар.
На втором этаже дома без лифта их ждала квартира. Приличная, но ремонтированная, наверное, ещё в юность своего почившего хозяина, с обоями с плетёными корзинками цветов и бананов и сервантом, полным цветного чешского стекла. Тумбы были антикварными, в отвратном состоянии в целом, но с натёртыми до блеска медными пластинами. В одной из двух жилых комнат стояло ещё более антикварное пианино с подсвечниками Becker. Именно в такую комнату на застеленную кровать вёл Пьер свою гостью.

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-08 08:08:56)

+5

4

Не смотря на то, что между ее сигналом и появлением Пьера прошло совсем мало времени, Астрид не способная отдавать отчет происходящему даже не удивилась.  Воровке было тяжело дышать,  каждый вздох отдавал в спинные ребра куда и пришлось сразу несколько выстрелов.  Все же она глянула на мультитул, потому что хотела понимать происходящее и  увидев цифры проморгалась глянув еще раз.
-Я хотела пошутить про то, что ты с другого конца планеты добирался сюда... А ты похоже телепортировался.- С прерывистым вздохом пролепетала она проклиная себя за то, что уже успела снять чертовы ботинки. В итоге она просто натянула их на ноги и заправила шнурки внутрь не завязывая. Некоторое время воровка собиралась с силой воли и наконец опираясь на стену поднялась.
-Тяжелая? Нет, не очень, бывали потяжелее. Расскажу в машине. - Все таким же угасающим голосом вещала воровка. Правда когда они дошли до машины она осторожно уселась и какое-то время молчала. Было очевидно, что смены поз в пространстве даются ей тяжело.
-Ммм, фуф,- с горем пополам она издала какие-то звуки  и наконец заговорила,- вор другой был, я его уделала... - Астрид улыбнулась неподдельно радостно и искренне, так, словно узнала, что ее вылечили от рака, не меньше.  К счастью рака у нее не было, если только фигурального в области головного мозга, который отказывался нормально реагировать на те или иные явления.
-Призрак лицо обрел и оно не мое, я просто безымянный, неумелый вор, а вот он Призрак. Пусть так и будет.  Крепкий парень лет за 30, идеально подходит на роль меня, большая честь знаешь-ли... - Да, Астрид явно почти забыла о боли, но стоило разговору о ее триумфе сойти на нет как она поплыла и болезненно поморщилась.
- Вот то что ему надо было то же что и мне в одно и то же время, это другой разговор... От заказчика не было оповещений о перехвате, но не надо ничего выяснять. Заказ у меня, контракт выполнен. Не хватало влезть в какие-то разборки. А еще мое оснащение не годится для таких морозов... - Она просто рассказывала пока Пьер вел, буднично,  так обычно и ведут себя обычные люди. Правда они говорят о смене на нормальной работе, о дурацких коллегах о начальстве, отметках. Кому что. Все же они доехали и от осознания, что надо выходить Астрид буквально заскулила, на этот раз было еще сложнее. Воровка никогда не была каменной и боль переносила ужасно плохо, хоть и старалась казаться кремнем, но вылезая по ее щекам покатились слезы и она много медлила давая хоть немного успокоиться вспыхивающим очагам на теле. Ее прошибало в пот и трясло, но надо было дойти до квартиры и она доплелась.
Единственная вещь привлекла ее внимание в комнате, а именно пианино и ее заинтересованный в сторону инструмента взгляд, мог сообщить либо о том, что такую штуку она впервые видит, либо же знает очень хорошо. Впрочем вместо каких-то слов Астрид сняла обувь и поинтересовалась.
- У тебя нет знакомого врача? Они совершенно безумные в своей империи... В комнате были пулеметы, я думала мне конец, но они оказались травматическими. Мне пришлось принять стимулятор и я не уверена, что стоит принимать что-то еще, но мне так больно...  Глянь, там все серьезно? Я боюсь...- Астрид подняла край кофты открыв  часть спины, к счатью этот выстрел пришелся не по почке, поскольку фиолетово-черная гематома расползалась желтым, синим и красным окном в какой-то неведомый космос и выглядела в целом завораживающе и в какой-то степени красиво. Хорошо, что воровка не видела ее, ведь если бы удар пришелся чуть ниже, она вполне могла потерять почку, а таких гематом было  с десяток и как они уместились на ее теле. Сложно было сказать повезло ей или нет, сам факт подобного приключения говорил далеко не о везении, но контракт она выполнила, конкурента обошла, выжила и кажется, была очень собой довольна. Правда при общей заплаканности, болезненным вздрагиваниям и дрожащим от боли коленям было  сложно оценить ее эмоции достоверно, может ее еще стимулятор не до конца отпустил и это просто прилив  нужных гормонов.

+5

5

— Но заказанный предмет-то у тебя? — Пьер очень сосредоточенно смотрел то на дорогу, то на ноги на педалях, потому что водить стандартный автомобиль, тем более во время наносов, тем более в славной известно чем России, ему, как жителю тёплой Европы с хорошими дорогами, было неуютно и нервно.
— Если тебя это беспокоит, я могу что-нибудь сделать с ситуацией. Передать заказ, при этом перенаправив транзакции на новое рабочее имя. У меня есть доступы, — ответил он, выслушав всю историю. Конечно, для этого следовало детально восстановить историю задания, чтобы сваять легенду, тем более сигнал бедствия поступал именно от Призрака. — Если неизвестный вор не в Сети, а работает на конкурентов — с ним свяжутся и разберутся соответственно. Тебе беспокоиться не о чем.
Это пока он вёл машину с туннельным зрением на дорогу, он не замечал, что выглядит Астрид хуже, чем обычно: что её корчит и от боли, и от нервяка. Собственно, и причины, почему ей понадобилась именно помощь, хотя Призрак её ни разу не вызывал, он не знал. Но она сказала сама, когда они поднялись в квартиру и зажёгся жёлтый электрический свет в люстре со стеклянными узорчатыми плафонами.
— Врача нет, но у меня есть немного пра… — только разложивший свою вечную сумку с техникой Пьер так и замер.
— Пиздец, — лаконично охарактеризовал он то, что увидел, быстро спохватился, видя протекающее слезами спокойствие пострадавшей, добавив, — но, вроде, не смертельно, — и побежал на кухню за пакетами замороженных овощей из морозилки.
— На, приложи, и сядь на диван, пожалуйста. Снимай одежду до белья, не дёргайся. Плед чистый. Сейчас чай будет.
Он носился, доставая три аптечки из разных мест: из серванта, с кухни, с антресоли. Бинты, обезболивающие, аппараты для измерения давления и сахара: журнальный столик у старого дивана быстро превратился в развал, сопоставимый с типичной каталкой в реальной больнице. Первым делом в ход пошли после завёрнутых в сухие, но ставшие холодными и влажными полотенца заготовок, полотёнца тёплые и влажные. Пиетет перед гигиеной у Пьера был после того, как у него один раз воспалились раны от уколов, ему пришлось искать другие места, он накосячил, попал в мышцу, и думал, что сдохнет: не от плохо введённого сильного лекарства — так от заражения крови.
— Действительно, повезло. Могли держать и реальный огнестрел, если это секретные разработки. Человеколюбия в русских мало. Повернись теперь ко мне лицом, ноги вытяни. Рёбра болят?
За холодом и сухой ванной шла холодящая кожу мазь. Вот что делать с треснувшими рёбрами, если они треснули, кроме повязки из эластичных бинтов, Пьер пока не знал, поэтому начинал с малого, но самого страшно выглядящего и причиняющего боль.

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-09 12:10:42)

+5

6

Астрид не могла здраво думать, ей было больно и плохо, в таких ситуациях она могла разве что держаться в сознании и изо всех сил не обременять Пьера, ну, насколько это возможно. После того как он забега по дому и быстро начал отдавать распоряжения воровка приложила овощи к голове, это ей правда помогло, по крайней мере с болью в затылке которая пульсировала от скачков давления. Когда Пьер вернулся в комнату Астрид сидела на кровати с компрессом из овошей на макушке, смотрелось довольно комично.
-Не могу снять одежду, я её надела пока была под обезболиванием. Руки не могу поднять, просто срежь её и все, закажу новую... - Астрид отложила овощи в сторону, ей действительно было мучительно двигаться лишний раз, она даже не понимала как дошла сюда, просто понимала, что Пьер транспортировщик не самый лучший и для него это может быть опасно.
В общей сложности её спина превратилась в настоящий космос, хотя очагов на ней было четыре .  Из за синякп татуировку почти не было видно. Ребра были сильно ушиблены, но, кажется, переломов нет, как и трещин, хотя из за мышечной боли воровка не могла сказать наверняка и описать симптомы. На бёдрах и на левой икре, в общей сложности как она вылетала из дымовой завесы так и обстрелял в спину и ноги.  Послушно терпя и стараясь не вздрагивать от каждого болезненного прикосновения полотенца или рук она ощущала как приходит  приятная прохлада.
-Спасибо... - проговорила Астрид, в её голосе даже блеснули эмоции, или это он от боли так дрогнули, что было похоже на всхлип.  Она старалась терпеть, но по щекам лилась вода, Астрид ничего не могла с этим поделать и она не понимала какого рода боль она испытывает. Физическую или все же опять перемкнуло... Осознание того, что она могла умереть не будь Пьера или тогда на крыше без страховки, если бы не конкурент, смогла ли бы она сама выбраться? До этого дня опасность никогда не была так близко.
-ааауч... - прошипела она зватаясь за покрывало и собирая его в кулаке.
-как думаешь, сколько это будет заживать? Я же пошевелиться не могу даже. -  Поинтересовалась Астрид чуть повернувшись, в разговоре ощущения немного притуплялись.

+5

7

— Как скажешь.
Тем не менее, Мао невозмутимо стянул-скатал с её тела одежду без особого вредительства, аккуратно растягивая эластичную ткань где возможно и остужая компрессом гематомы там, где тело Астрид нужно было согнуть.
Работа была медитативная, методичная, но практически полюбовная: было какое-то своё удовольствие в касании и заботе о другом живом существе, которые Пьер начал различать только через пару лет абсолютной физической изоляции от любого неврачебного контакта.
— Это ещё не всё. Мне придётся прощупать твои рёбра, снять лифчик и наложить повязку. Но пока перерыв, вот, держи халат.
Махровые халаты, преимущественно мужские, довольно старые, но не тронутые ни молью, ни естественным ветшанием — не сильно — были здесь в обилии, из них состояла половина гардероба, и, признаться, Пьер с московским центральным отоплением по дому ходил только в них. Это было удобно, уютно и свободно, но он не знал, как на чужие вещи отреагирует Астрид.
На кухне засвистел свисток от настоящего чайника на газовой плите. Пьер раньше таких почти не видел, а тут такая редкость в сердце газово-нефтяной державы, и он не мог устоять от использования всех российских бытовых приблуд аутентично. Хотя йодом и «зелёнкой», как это было здесь принято, он свою пациентку не мазал.
Он принёс чайник с кипятком и фарфоровый чайник с заваркой, поставил их на единственный свободный угол стола и повернул за чашками, но в створках стеклянно-фанерной двустворчатой двери на него с гортанным «мурк!», с кавалерийским наскоком ласково боднув в колено, налетела проснувшаяся кошка, и, если бы не неподвижность механических ног, он бы пошатнулся и облился.
— Шеваль! — шикнул на всегда гарцующее (не в последнюю очередь из-за от локтей запротезированных пружинистыми дугами-псевдолапами передних культей) животное Пьер. — Прости, у меня тут кошка…

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-08 21:10:44)

+5

8

Забота. Это было давно забытое ощущение, обычно Астрид не влипала настолько крепко и посещала разве что стоматолога и некоторых других специалистов. Ничего общего их обслуживание не имело с тем, что происходило сейчас, но она помнила как о ней заботились в детстве родители и Элли. Приклеивали пластыри на разбитые коленки, отбирали полотенцем когда был жар. Она просто забыла, что есть подобное проявление отношений как забота, но сейчас вспомнила. Сама Астрид чаще выступала меценатом, или спонсором, вполне разумно полагая, что раз от её заботы дома дохнут цветы, то лучше оставить заботу о людях тем, кто умеет заботиться.
Терпеливо уложив голову на коленки воровка прикрыла глаза, хотя ощущения меньше всего располагали ко сну. Болело по прежнему все, но уже не так сильно как в самом начале встречи, по своему это было даже приятно.  Возможно у большинства девушек что-то екнуло бы внутри от услышанного, Астрид же отнеслась спокойно. Из за операции и дальнейших обследование ее грудь в дело столько врачей, преимущественно мужчин, что можно было ходить просто топлесс, да и она не придавала этому какого-то значения. Стыдиться ей было нечего, её тело было в хорошей форме, она была женственная в своей стройности и выглядела даже немного лирично и поэтично с торчащей линией позвонков и немного проглядывающих рёбер, белесой молочной кожей покрыто космическим гематомами.
Тонкие пальцы поддели застежку, кипя и кряхтя вывернув руки Астрид положила тканевый лиф рядом с собой и потянула халат на спину кутаясь в него.  Видимо чужая вещь ее тоже не беспокоила, ведь ей ее дали, а значит можно использовать.  С трудом придвинувшись к столу она рассматривала  медикаменты, а потом взяла чашку и вертела ее в руке. В антиквариате Астрид не смыслила, потому что мелочью не промышляла Поясом воровка не воспользовалась по понятным причинам, просто запахнулась и наблюдала за Пьером, пока ее внимание не украла кошка. Астрид улыбнулась увидев животное, они нравились ей. Словно что-то пробуждалось внутри даже в самом спокойном состоянии и вынуждало реагировать. Впрочем, общение с животными помогало даже аутистам, у Астрид же был не настолько запущенный случай, хотя сходство определенно прослеживалось.
-Красивая.- Наверное странное слово для того, что бы описать кошку, но именно такое возникло у нее в голове.  Воровка бы как-то проявила больше интереса к животному, но осталась на месте, ей по прежнему не хотелось двигаться, потому что было все еще больно.

+5

9

Пьер хотел вернуться к гостье и уже закончить с делом, чтобы у неё была возможность лечь и отдохнуть, потому что за окном всё больше светало, а сон, как известно, исцеляет, но Шеваль кружила с «мя-я» вокруг и ему пришлось аккуратно через неё переступать.
— Она оказалась у меня из-за не очень удачной шутки одного из моих прежних ведомых, но мы с ней сдружились, как видишь.
Он выставил из серванта две фаянсовые чашки с дулёвскими птичками под стопами и разлил чай, предложив первую Астрид, после чего сел и принял на руки просящую есть и внимания (но, в основном, есть) кошку.
— Насчёт выздоровления — неделю придётся отдыхать, причём поближе к кровати. С моей стороны проблем с этим не будет. Ляжешь на кровать в спальне, — он кивнул в сторону другой комнаты, в которую путь из прихожей был закрыт. Там стояла урна и всё ещё присутствовал дух прежнего хозяина, хотя всё бельё было уже не раз перестелено и на нём спала Шеваль. Пьер же той комнаты остерегался, хотя ему были переданы все права. — Она там двухместная и мягкая, а не этот мятый блин.
В виду он имел, конечно, диван, с тонким и жёстким свалявшимся за годы эксплуатации матрасом под покрывалом.
Чаем он никогда не хлюпал с восьми лет, потому что дед его очень ругал за плохие манеры при всей семье когда-то. И в этот раз не стал, закусив один из глотков только конфетой-батончиком из небольшой хрустальной вазочки, где сладости перемежались с лекарствами, в основном обезболивающими, бывшего хозяина. Сладкое Пьер же предлагал, изображая желание кинуть конфетой, Астрид.
Наконец, когда передышка была закончена, а кошка устала его бодать и обмурлыкивать в надежде на немедленный корм и пошла изучать вещи незнакомки, Пьер встал и жестом показал снять халат с плеч. Он честно старался не пялиться, и его внимание на теле воровки больше занимали россыпи синяков, а не соски и округлая линия груди, которую нет-нет, а приходила в голову мысль пощупать и взвесить в руке. Не ради похоти и не от компенсации за её нехватку, нет. Просто.
Щупал осторожно, но даже признаков смещений не нашёл. А вот бинтовал парень плотно, методично, чуть растягивая длинный эластичный бинт, так, что в фиксирующей повязке было очень сложно полной грудью вдохнуть. Такой должна была быть правильная повязка.
— Не очень туго? — спрашивал он не один раз, прежде чем все метры бинта кончились и его конец был закреплён на другой слой повязки застёжкой с четырьмя острыми зубчиками.
— Я тоже отдохну, если не возражаешь, а потом займусь нашими делами. Все удобства и еда — твои.

+5

10

В какой то степени Астрид хотелось что бы Шеваль подошла к ней.  Она давно не имела возможности пообщаться с какими-то четвероногими, а кошка тем временем обнюхивала и изучала большой, мешковатый свитер, который Пьер пожалел портить.
-Неудачной из за её лап? Или по другим причинам? - Астрид не знала причину, поэтому и поинтересовалась наиболее очевидной. Вообще она просто пыталась поддержать разговор. Ещё с прошлой встречи Воровка себя поймала на мысли что было бы приятно просто говорить с кем-то хотя бы изредка, но ей было не с кем, а заводить знакомств она не стремилась по прежнему. Да и Пьера она старалась избегать именно по этой причине, жила же она как-то раньше без разговоров и было ей нормально и хорошо. Как он умудрился свалиться на её больную голову со своим праздным любопытством? Впрочем жаловаться было не на что, его отношение явно шло Астрид на пользу, ведь лежала бы сейчас в хостеле одна и даже не могла бы помочь себе ничем особо. Да, у неё были медикаменты, но на спине сам себе особо не наколлуешь ничего, даже если ты очень гибкая воровка. Новости о сроках выздоровления судили отпуск, ну что же, тоже не плохо, по крайней мере она сможет нормально выздороветь.
-Ого, неделю, хотя да, наверное... Ладно, вывихи проходят порой месяц.-попыталась подбодриться девушка. У воровки была хорошая реакция, прекрасное переферийное зрение и поэтому когда речь шла о уворотах Астрид была на высоте, но не от пулеметных очередей конечно же. Пьер поступил немного опрометчиво делая вид, что собирается бросить конфету, руки Астрид сработали автоматически и дернулись быстро и прерывисто вверх готовясь поймать угощение. У воровки округлились глаза и она болезненно зашипела, прострелило по всем очагам гематом так, что у Астрид аж испарина на лбу выступила.
-охохо.... - это все что она произнесла прижимая полы халата и опустившись лбом на стол что бы дать себе время выдохнуть и унять боль. Боль была значительно меньше после мази, но пробыв в статичном положении и резко дернувшись Астрид испытала волну незабываемых ощущений, - не шути так, я же сознание потеряю... - едва не проскулила она, хотя очевидно не злилась вовсе, сама же дура наивная, как те собаки которым якобы кидали мяч. Боль утихла быстро, мазь все же свое дело делала.
-Может лучше я тут лягу?  Тебе не будет удобно на этом диване. - она рукой попыталась подавить матрас и поняла, насколько тот не пригоден для сна,  по крайней мере для Пьера имевшего некоторые особенности которые и без того держали спину в постоянном напряжении. Это воровка понимала прекрасно, ведь для каких то вещей не надо быть гением.
Астрид нехотя стянула с себя халат. Спереди её грудная клетка имела шрам от операции на сердце от чего шрам от вылетевшей пули не был заметен. Ровные линии давно затянулись оставив только памятный чертёж мёду той самой груди, на которую Пьер невольно обращал внимание.  Под лопаткой у Астрид шрам от пули был заметен, особенно из за синяка, ведь в соединительную ткань шрама кровь особо не разливалась. Она сидела молча и старалась помочь хотя бы тем, что приподняла руки. Бинт вскоре сдавил ребра и дышать стало легче, ведь они перестали так сильно разъезжаться, что заметно делало жизнь легче.
-Спасибо, прости что тебе приходится заниматься этим. Если тебе что то понадобится, ты всегда можешь сказать мне,- немного неловко добавила она, хотя уже понимала, что Пьер, не смотря на свои особенности способен позаботиться не только о себе в отличие от неё. Где-то в голове эта мысль едва ощутимо, но неприятно кольнула и задела не то её гордость не то самолюбие, а может что то глубже, что Астрид осознать не могла. Когда она заботилась последний раз о ком-то? Пальцы Астрид прошлись кончиками по прямой линии шрама на грудине  и она молниеносно отвергла воспоминания в голове переключившись на Шеваль, сразу после того как надела халат на тонкие плечи и запахнула его.
-Да, конечно отдыхай, я постараюсь тихо сидеть. - отозвалась пострадавшая и опустила тонкую ладонь шевеля пальцами и приманивая кошку  французским "мину-мину-мину".

+5

11

Ну ладно, своими делами он тоже был готов делиться, несмотря на видимую открытость, до одного очень близкого предела, и он сейчас был почти пересечён.
— Из-за того, что решил, что это очень остроумно, подарить мне кошку с задними лапами, но без передних. Типа, четыре ноги, четыре культи, а вместе — почти полноценные человек и кошка, — скрывая лёгкое раздражение в голосе, терпеливо пояснил Пьер. Получалось плохо, и он до сих пор зло веселился с факта, что заставил придурка заплатить. — Ладно, на самом деле я точно не знаю, но я его за это разорил на 3D-принтер, и Сеть с меня не взыскала, хотя, может, он всё понял и не стал жаловаться сам. Не все чувствуют, когда не следует трогать интимные болезненные темы, даже если что-то узнали и очень хотят спросить.
И парень надеялся, что он не сильно лез к ней, использовал ровно столько, сколько сказала и показала она ему сама. И галантность его тоже имела пределы: от плохого сна он ещё ни разу не был бодр и весел утром, а до погребения Давыдовича и сдачи квартиры и выезда из Российской Империи Пьер точно не хотел обострять свои проблемы. Его аппараты все были дома в Бургундии, и хотя отравления не наблюдалось уже третий месяц — ему просто не хотелось искушать судьбу и словить туман в голове и знакомиться с прелестями российской медицины, попутно оставляя след своего пребывания в учреждениях. А ещё он отвратительно знал язык.
— Тогда я принесу тебе подушек, ложиться полностью и нагружать спину тебе нельзя.
И он принёс их такое множество из разных шкафов, что возникал вопрос, зачем кому-либо их в доме столько, если это не потомственные турки или кто-то ещё с привычкой сидеть и пить чай и кофе прямо на полу. Было на многих из них и смутно пахнущее стиркой постельное бельё, даже на плед нашёлся пододеяльник, и на диван — простыня. Кошка улетела есть на звук открывающейся консервной банки. За окном было уже совсем светло, и небо оставалось чистым.
— Телевизор стар как дерьмо мамонта, но работает. Если ты ценишь русскую новогоднюю эстраду, марафоны популярных фильмов и мыльные оперы.
С тем Пьер ушёл спать, решив не думать ни о шрамах, ни о тёмном прошлом, ни о чём вообще, потому что провёл 20 часов без отдыха. Он не открывал ноутбук и не сидел в смартфоне, исключая навигатор, три из них, что было рекордом для его бодрствования за многие недели и месяцы. Шеваль не пришла барабанить его лапами в грудь в этот раз.

В следующий раз он пробудился от тяжёлого сна без сновидений ближе к часу дня. Несмотря на то, что под окнами всё утро остервенело соскребал с тротуара и дороги насыпавшийся снег дворник, Пьер не слышал шума, да и когда поднялся с постели ощущал себя как будто под пыльным одеялом, глухим и слепым. Это был лёгкий туман в голове, он знал симптомы и чувство тяжести от любой попытки осознать реальность вокруг слишком, слишком хорошо. Заглянув в большую комнату и медленно и максимально тихо пройдя на кухню к холодильнику и невымытой со вчера — сегодня — очень плохо, что у Давыдовича не было посудомойки — турки, Мао решил, что ему слишком нужен кофеин, хоть растворимый, немедленно и не стал тратить силы в едва держащих кружку руках на мытьё посуды и теперь. Шеваль пригарцевала опять просить жрать, хотя у неё последние недели всегда было немного оставлено на краю миски: признак того, что зашуганное приютское и уличное поведение, заставлявшее её сметать в секунды всю еду, а не планировать и ждать своего человека, наконец-то стало забываться. Колоться выводящими токсичные дозы металлов препаратами натощак было нельзя, хотя есть не хотелось совсем и в холодильнике от омерзительной русской пиццы с доставкой на дом оказались только обгрызенные корки и коробка со следами засохшего жира внутри. Готовить было влом. Завтракал Пьер ставшим для него любимым решением в любое время суток в эту белую и холодную русскую зиму кофе с молоком (целой кружкой размером 0.5 литра!), устроившись с ноутбуком на холодящем зад даже сквозь мягкие тёплые треники подоконники, уперев грязноватые и пальцеходящие ноги — это был его любимый домашний режим протезов, который ощущался на каждом шагу лучше стандартной человеческой стопы — в пластиковый наличник, такой же посеревший белый, как пластины на его пальцах. Нужно было что-то срочно решать с погребением — опять думал парень. Теперь, когда на него свалилась подстреленная Астрид, нужно было подвязать хвосты всех прочих дел в России. На всякий случай. За ними могли бы прийти, и тогда бы он подвёл друга, которому обещал всё сделать по-человечески ещё раньше, чем Призрак нарисовалась вновь. В итоге Пьер достал смартфон, чтобы звонить в ритуальные услуги по списку выдачи, но в итоге понял, что в России в субботу перед Новым Годом, весьма значимым праздником ещё со времён Петра, не работает никто, в отличие от католической и протестантской Европы.

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-09 11:48:46)

+5

12

-Может он просто счёл тебя хорошим и понимающий хозяином для такого животного? Но я не знаю, извини, что спросила. - Коротко прокомментировала Астрид взглянув на вполне довольную жизнью Шеваль. Воровка улеглась среди подушек, ей было не понятно зачем Пьер их столько принёс, в конечном итоге, даже через боль она скрутилась как и прежде поджав ноги и спрятав голову. Пледом она скрылась полностью и смотрелась как одна из подушек накрытых одеялом вскоре провалившись в сон. Некоторые вещи не менялись по самым простым причинам. Не смотря на сильную усталость Астрид все равно кошмарило . Она подрывалась и засыпала снова, иногда ходила хоть и было больно, но все же сегодня её сон был в целом спокойнее. Видимо пережитое все же сильно измотало её лишив большинства сил и даже нервов.
Уже днем, когда Пьер пришёл на кухню, Астрид все ещё спала и ей не мешали ни топот Шеваль, ни цоканье протезов Пьера. Чуткостью сна воровка не страдала, поэтому вздрагиваюший от тревожных сновидений комок под пледом очухался и зашевелился лишь к двум часам. "Мам? “ Прозвучало не громко и сипло, потому что во сне, а после Астрид подорвалась как то и бывает, когда пробуждаешься от плохого сна и заскулив скатилась обратно. Сна она не помнила, а вот не самая лучшая поза в которой она могла спать и гематомы вспыхнувшие от резкого рывка дали максимально быстро проснуться.
-уоо... - медленно поднимаясь Астрид нормализовала дыхание и стянула плед с головы оглядываясь по сторонам. Она действительно у Пьера, хотя поначалу было решила, что это ей привидилось в угаре от стимулятора.  Хакер нашёлся на окне и воровка не знала, что особо сказать кроме самого очевидного.
-Привет, я думала мне все привидилось, - тихо сказала Гудбранд, она поняла, что Пьер занят стихла и стараясь его не отвлекать поплелась в уборную и ванную тяжело дыша. Пока мышцы и сильные ушибы не преобрели подвижность было довольно мучительно перемещаться, но воровка не могла не помыться утром. Это было важно для неё, иначе у неё начинался зуд по телу. Конечно это психосоматическое расстройство из за проведённого времени под завалами, меньшее из того, что могло появиться, ощущение слоя пыли на теле. Послышался шум воды, Астрид с трудом размотала повязку и влезла в ванную включив душ. Вода, вот что было приятно, но неожиданно для себя Астрид замерла и даже оглянулась. Струи спускаюшиеся щекоткой по синякам напоминали магкое прикосновение пальцев и холодок оставленный мазью. От такой спутанности тактильных ощущений Астрид передернуло и она поспешила вымыться и вылезти из душа кутаясь в халат. Белье полетело в стирку как и свитер с штанами, из за их цвета было не видно крови, что натекла на них из носа воровки.
  Пока Пьер занимался своими делами Гудбранд проголодалась и залезла в холодильник где ничего не нашла из того, что сочла бы съедобным. Кутаясь в халат она достала из своей сумки шорты и майку которые и надела в другой комнате все так же кряхтя от боли. В желудке застонало и пришлось чекнуть у себя в мультитуле ближайшие магазины. Продуктовые работали исправно и будут работать до ночи. Астрид была довольно прожорливой для своей комплекции, но ближайшие дни ей тренировки не светил, поэтому она рисковала  округлиться на пару сантиметров, что чисто визуально хуже точно не сделает. В сумке нашлась водолазка и легинсы и если со вторыми Астрид справилась, хоть и с трудом, но натянув лосины на синяки на ногах, то водолазка казалась адом на Яву. Воровка старалась не маячить и в целом была самостоятельная в достаточной степени, поэтому куртку она накинул на майку решив, что в соседний подъезд дойдёт и так, именно там был ближайший продуктовый.
- Я за продуктами...- отозвалась Астрид стоя на пороге кухни, она выглядела забавно в большой куртке, лосинах, ботинки зимние на шнуровке. Из за этой одежды её ноги смотрелись как спички, хотя в целом она была гармонично сложена.  Была ещё одна деталь, красные щеки, обычно бледная воровка сейчас вполне походила на румяную деваху, но это начиналась температура, ещё один привет вчерашнего дня. Астрид подняла взгляд, только сейчас она поняла, что волосы Пьера другого цвета, комментировать она не стала увиденное, только запомнила и отложила в памяти. Попросив ключи что бы вернуться самой Астрид спустилась в магазин, она могла объясняться по Русски и вела себя в социуме кротко и улыбчиво чем нередко вызывала умиление у старшего поколения Россиян.  Её внимание привлекла готовая еда и Астрид набрала все, что привлекло её взгляд. По большей части это были салаты. Крабовый, селёдка по шубой, в общем все, что посоветовала Антонина Ивановна, пышная женщина за прилавком и с обилием золотых украшений. Ведь какой новый год без салатиков и картошечка с курочкой. В магазине было предпразднично и люди пихались чем нередко причиняли воровке не самые приятные ощущения, но все же расплатившись наличкой на кассе Астрид отправилась домой с большим пакетом. Она не была слабой, хоть и выглядела такой. Поднявшись на этаж она открыла двери и зашла домой поставив пакет с контейнера и на стол.
- я взяла Русской еды... Тут есть красный суп, этот. Борщ, мне сказали его надо есть со сметаной и чесноком... Я не знаю из чего он, но цвет очень красивый. Ещё мне предлагали свиной жир на хлеб, но я не стала брать, выглядит он ужасно. Тут очень вежливые работники внизу.- Сказала Астрид достав из пакета контейнер с печеной курицей. Особое внимание она уделила свертку с местными круассанами, для неё это было просто шоком, что в России они есть и ей действительно хотелось их попробовать. Надо было раздеться, а это было трудно, так же трудно как и все остальное, но Астрид худо бедно справлялась и умирающим лебедем не выглядела.

+4

13

Может. Только Пьер не всегда верил в лучшее в людях. Когда это касалось его особенно. Он был готов делиться с миром чем мог, когда мог — был физически просто не в накладе, но знал ли он то же самое о других людях? Нет.
И это было сродни куда более неприятным двойным стандартам, требовать от других открытости, которой не позволял себе сам. Когда они с Астрид пересеклись вновь, парень находился вот ровно в том состоянии глубокой рефлексии, и поэтому реагировал на всё странно.
— В смысле? Что я тебя не вывез?
Звучал вопрос резковато, хотя ничего такого Пьер в виду не имел, просто плохо управлял своим севшим от привычного долгого молчания голосом. Нужно было осведомиться, как гостье спалось, и осмотреть её спину хотя бы, но в этот раз он решил не вторгаться без просьбы, и девушка спокойно заняла себя в ванне рутиной. Останавливать её от опрометчивого похода за съестным он тоже не стал, хотя кинул дежурное «Ты не обязана»: его всё ещё туманило, а от еды с доставкой тошнило даже больше обычного.
От кофе тоже тошнило.
От этой белой зимы тошнило.
Как можно жить в таком стерильном свете и почти пятнадцатичасовой тьме добрую половину года? Уже через два часа снова начнёт темнеть, и опять будет тьма.
Скорое возвращение Астрид принесло мало радости: почти всё, что она купила, он не мог в себя запихнуть и в состоянии получше, а он пробовал. Но на вести о том, что у них теперь есть еда, и это не только макароны, мороженные овощи и томатная паста, улыбнулся:
— Здорово. Но правда, не стоило. Русские тут да, интеллигентный район, лучше других.
Жаль, они не понимают ни одного языка, на котором он хорошо говорил, а произношение у русских было убиться, и ломать пантомиму Пьер не очень любил.
Парень перехватил всю еду и быстро засервировал её на маленький квадратный стол, разогрев суп в микроволновке в больших чашках, примерно как та, из которой он пил, прежде чем нарезать прямо в руке зубчик чеснока.
— Борщ обычно готовится из свеклы и овощного бульона. Для сытности есть рецепты с мясом, но тут, кажется, только кость. У тебя есть какие-то аллергии? На кошку? Мне стоило бы сразу узнать, но я не подумал, прости.
За столом на крохотной кухне едва помещалось две табуретки, но даже на свою Мао не сел, оставшись чёрным изваянием в чёрных же толстовке и трениках в ангельском ореоле зимней сказки позади. Все блюда были частью выложены в сервизные миски и на тарелки, частью — убраны в холодильник, а на его собственной было почти ничего, кроме трёх сиротливых картофелин.
— Кофе? Чай? Думаю, где-то в серванте даже вино завалялось, хотя они у русских на любителя, сладкие и ужасно сладкие кавказские и крымские мускаты, в основном.

+4

14

Пьер легко мог заметить, что как бы не менялась его интонация, настроение Астрид от нее не портится. Она просто слабо реагирует на проявляемые эмоций замечая лишь очевидные, но даже тогда не эмоционирует в ответ, а в этом заключается большинство сложностей в общении между людьми. Астрид же легко вела переговоры и беседы, как раз из за противоестественного спокойствия, но хоть кол на голове теши, она не понимала как ей вести себя с Пьером.  В целом у неё и друзей толком не было никогда, только сестра и они как типичные близнецы друг от друга не отлипали ни днем ни ночью, но она не считала Пьера своей сестрой, хотя поведением он её напоминал. Забота у Астрид ассоциироваламь с Элли даже больше чем с родителями.
Пьер легко управлялся на кухне, Астрид в целом ощущала  себя довольно бесполезной, но зато узнала почему суп такого цвета.  В целом, Пьер мог понять, что она не попросит ничего осмотреть.  Астрид была из тех у кого "Фигня сама пройдёт, а капец не лечится." ОСЛОЖНЕНИЯ?  Не, не слышали. Она просто не могла дать нормальной оценки некоторым вещам, ведь для этого надо переживать, волноваться. Инстинкт самосохранения у Астрид тоже имелся, но работать он начинал только в смертельной опасности и то весьма странным образом. Первоочередно для неё было всегда выполнить работу.
-Я просто хотела есть, поэтому сходила в магазин, но я не знала, что ты любишь, поэтому взяла разное. Мне показалось ты занят и я не стала тебя отрывать от дел. - объяснила Астрид свое поведение, она прекрасно знала, что ничего не должна, возможно она в этом была уверена даже больше чем Пьер, ведь при всей своей изоляции и оборонеым механизма Пьер был относительно нормальным, а Астрид все же была нарушена чуть сильнее, чем это считалось бы "особенностями характера". Она просто поступила так же как при жизни отца, если он был занят она шла и покупала еду не тревода его, пытаясь так помочь и с ним это было актуально вполне. Как не крути, она многое помнила и успешно применяла это в жизни с переменным успехом, если ей удавалось подловить подходящую ситуацию.
-У меня нет аллергии, ну по крайней мере никогда не было. Ты будешь есть только картошку? - Воровка забылась и развернулась в сторону хакера тут же вспомнив, что ей лечиться семь дней, а не часов. Вздохнув терпеливо и ожидая пока успокоится спина Астрид просто смотрела на Пьера который был довольно мрачным в её понимании. Возможно одежда натолкнула на подобное представление.
-Да нет, я не хочу пить, спасибо. - Суп пришёлся по вкусу француженке. Странный, сладковатый с чесноком и сметаной, для Астрид это было совершенно непривычно сочетание. Но очень увлекательное и захватывающее, она очень любила пробовать еду.
-Не хочешь попробовать? -  поинтересовалась она кивнув на розовую жидкость в чашке. Пьер мог сам не понимать, что оказывает благотворно влияние на отбитую воровку, ведь пока она жила с отцом её было не отличить от нормального человека и только за годы изоляции её состояние сильно усугубилось отсутствием социальной модели поведения вокруг.
- Я тоже не спросила тебя, может тебе нельзя все это есть? - На эту мысль её навёл вопрос Пьера. От осознания теории у Астрид даже глаза немного округлились, ведь она хотела купить еды на двоих, что бы  как то быть полезной в быту, хоть и не должна была. Гудбранд всегда стремилась поступить правильно, как учил её отец. Он пытался привить ей социальные привычки в надежде, что это выведет девушку из эмоционального ступора в который она впала от глубокого стресса.

+4

15

— Нет, всё в порядке, если ты это делаешь для себя, — выставив ладони в примирительном жесте, ответил Пьер.
Общаться с Астрид становилось тяжело по мере отдаления стрессовой ситуации, требовавшей кооперации. Хакер же банально не привык жить с кем-то, если этот кто-то — не кошка Шеваль, которая запросто входила в его личное пространство и устанавливала контакт. Но теперь она поела и снова ушла, наверное, спать.
— Ешь всё, что ты хочешь, если что, добавка в холодильнике. И я возьму, если захочу.
Он поторчал так ещё, и заставил себя сесть. На переключённых протезах он был выше воровки на полголовы, хотя на обычном режиме стоял вровень. Теперь сел.
— Просто я не очень много ем, поэтому на мой аппетит рассчитывать не стоит, — он налил себе в чашку просто тёплого кипятка, даже не чай, и погрузился в неё взглядом. Его отражение было желтушно-бледным, в белках глаз запрятались лопнувшие сосуды. Ему было нехорошо, и Пьер знал это. Если он думал, что ему нужен знак, что пора возвращаться домой — он пришёл сейчас. Вовремя. Но он своей нерешительностью на прошедшей неделе сам себя наказал.
— Со мной всё хорошо. В смысле, у меня полно ограничений, но не по части еды и тебе не стоит брать в голову. Меня просто тошнит, но я должен поесть. Спасибо за заботу.
И он начал невыносимо долго и уныло ковырять картошку и курицу. Прекрасные, к слову, картошку и курицу, вкус румяных от куркумы и пряных от трав бочков просто был не в силах воспринять, потому что всё плыло. Хуже становилось с каждой секундой, но самое неприятное и даже унизительное — это происходило в присутствии Астрид. Пьер ненавидел жалость. Тем более он не хотел, чтобы кто-то в Сети помимо умершего Давыдовича и его команды в Кругу даже подозревал, насколько всё херово с его здоровьем.
— Спасибо, — сказал Пьер и ушатался с кухни, просто бросив посуду поверх уже вываливающейся из мойки горы. Он украдкой стянул с развала лекарств пару шприцов, спирт, клочок ваты и большую коробку ампул с надписями на французском, которые забыл накануне. Всё валилось из рук, наступать прямо и ощущать даже датчики в пальцах было тяжко, Пьер тащился в спальню и просто сбросил не растерянные шприц, ампулы и вату вниз на кровать, на которую рядом же свалился с грохотом и скрипом пружин, после чего, взявшись за компоненты и закатав рукав толстовки, понял, что потерял спирт.

Отредактировано Pierre Eugène Mao (2019-06-10 00:43:05)

+4

16

Астрид выслушала хакера и кивнула, ее ответ вполне устраивал. Пьеру будет только сложнее понять происходящее. У Астрид не было жалости ни во взгляде ни в ощущениях. Она видела, что ему стало плохо и понимала это,воровка была наготове, но продолжила есть.  Пьер ушел и лишь когда он отправился к себе, Астрид собрала посуду и поставила ее в раковину. Ей хотелось пойти и найти Шеваль, но ее отвлек пузырек валяющийся на полу, именно его она и подняла, это был тот самый спирт. Стоило-ли ждать от вора хороших манер? Особенно если речь шла о Астрид? Она позволила не соблюдать свое личное пространство не ожидая ничего в ответ, но было одно "но". Соблюсти что-то самостоятельно она не была способна, ведь не знала где границы, определить их у нее шансов тоже не было.
Воровка стояла в дверном проеме и смотрела на Пьера, в ее руке была ампула с тем самым спиртом. Ее голос звучал так же как  и до этого, а так же в их первую встречу. Всегда, когда она не мучилась кошмарами или не случался прорыв блокады.
-Ты уронил это. - Астрид подошла и села на кровати рядом, она замолчала и вздохнула наблюдая за хакером. Как могла воровка анализировала его поведение, поскольку у нее имелся естественный интерес. Молча она взяла ампулы перечитав их содержимое и видя как ведет Пьера протерла руки спиртом. Астрид очень спокойно стала набирать лекарство в шприц, ее разноцветные глаза внимательно проверили инъекцию на содержание воздуха и пока воровка не убедилась, что все в порядке она не подала голоса.
-Можно я помогу тебе? -Все так же спокойно спросила Астрид добавляя,- я умею делать уколы, в военном госпитале научилась. - конечно, если Пьер решит все сделать сам она передаст ему ватный тампон со спиртом и подготовленную инъекцию, но, если у Гудбрант появится сомнение в том, что он сможет себе ее поставить, то едва-ли он сможет противопоставить что-то ее ловкости рук. Она заберет шприц и сделает все сама, ведь не способна на уважение личного пространства, как бы не старалась демонстрировать обратное.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-06-10 01:10:19)

+4

17

Отвечать и оправдываться не хотелось. Лекарство было даже промаркировано как эксклюзивная лимитированная государственная партия. Парень просто грохнулся с раздосадованным стоном на спину на постель и уставился взглядом в потолок, повторив эхом:
— Военном.
Он учился уже не в военном.
— Да, поставь в вену половину ампулы. Сосуды раздолбаны, поэтому лучше зажать ватой надолго, с бинтом или пластырем. А я не взял.
Пьер вяло поднял правую руку и приложил костяшки пальцев ко лбу. Его покрывала ледяная испарина, обычное дело, когда каждая пора пытается вытолкнуть из тела отравляющий его элемент, но в итоге выходит только множество солёной и дурно пахнущей влаги, которая покрывает плёнкой её и гонит в ванну, когда хочется только лежать и не просыпаться. Но холодный пот — это ещё не так плохо. Вот когда режет в животе, особенно в печени или в почках или где-то между — это мука, но до этого, наверное, ему надо было ещё пару недель посидеть на одних препаратах без чистки. А там, глядишь, и на замену органов пора будет опять разоряться. А он не может работать.
— Ты не могла бы, — спохватился парень, — принести мой ноутбук?
У него всё всегда было запаролено и на быстром спящем режиме, но он переживал не из-за этого. Он откликнулся на сигнал о помощи, находясь в Москве, девять часов назад, и с тех пор по делу не было никаких обновлений.

+4

18

Астрид была прекрасным исполнителем, а отсутствие волнения позволяло исполнить, то что умеешь хорошо и без сантиментов. Она просто сделала как ее попросили и зажала место прокола ватой.  Воровка смотрела на его руку и на фоне желтоватой кожи Пьера ее белесая выглядела здоровой, просто давно не видавшей солнца. Астрид прекрасно понимала, что он болен, но у нее был свой спектр ощущений где она испытывала ощущения иного толка чем следовало бы в отношении больного человека.
-Не хочу что бы ты умер...  - как-то эгоистично сказала воровка, в целом это и была прихоть, по крайней мере в ее текущем состоянии, быть может в другое время она ощутит это желание иначе. Астрид положила свободную руку Пьера на вату, что бы он сам ее прижимал и отправилась на кухню что бы взять ноутбук и принести, раз он ему нужен.  Гудбрант знала как важно дело, когда тебе кажется, что ты умираешь. Ее смерть выражалась иначе, она в какой-то момент понимала, что не чувствует совсем и это был для нее сигнал выйти на новое дело в срочном порядке, она боялась, что однажды отправится на задание и не "оживет". Все же после кражи какое-то время она чувствовала и испытывала эмоции, пусть не так как надо, спутано и не понятно, но они были радуя своим скудным присутствием и давая надежду, что однажды она вернется к нормальному мироощущению.   Сев рядом Астрид не совала нос в ноутбук, скорее хотела убедиться, что лекарство сработает. Ее рука приблизилась к шее и пальцы скользнули к воротнику.
- Твоя одежда мокрая. - Сказала она и если в случае с собой ей просто было все равно, что ее увидят голой, то в случае с Пьером она понимала, что дело может обстоять иначе, поэтому не лезла, так было правильно. Она вздохнула и добавила показывая на шрам выглядывающий из под майки на грудной клетке.
-Мое сердце оперировали в военном госпитале, в Японии.  Пуля попала, шальная. Пока реабилитировалась мне нечем было заняться и я слонялась за сестрами, а они потом стали учить меня.  Подростков там больше не было... живых. - Добавила в конце воровка  все еще наблюдая за Пьером. В конце концов он застал ее приступ, так почему бы не приоткрыть завесу тайны. Она не могла сказать про Куронуму которую убило пулей прошедшей навылет, она никогда ни с кем не говорила об этом и по всей видимости было не время. Поэтому Пьер услышал лишь часть истории, а Астрид облокотилась на руку и по всей видимости не собиралась уходить, словно Цербер засев рядом.

+3

19

— Логично, — выдохнул хакер. Его тело было как разваренная лапша, при этом пальцы клинило, они почти не сгибались. Он печатал ими как придётся. Под ваткой, которую он толком не смог прижать, расплывалось рыжеватое пятно.
— Да, обычное дело. Я не могу переодеться сейчас.
Глаза скользили по строчкам журнала, запросы, таймеры, транзакции. Никто не искал Gasmask'а и Призрака пока. Так что он отписал, что эвакуация прошла успешно, помощь не требуется, и закрыл крышку. Насчёт эвакуации для себя в больничку Пьер не задумывался.
— Я прочитал, что с тобой случилось… тогда ещё. Про обвал, но не про сердце, — это, наверное, было жестоко, но сил поддерживать диалог не было. К нему с подушки подошла сонная Шеваль и начала вылизывать липкий лоб, мурлыча и беспокойно шатаясь над ним. Пьер замычал в протесте и попытался отмахнуться от неё рукой. Рука махнула и упала бессильно рядом с головой, но Шеваль начала облизывать её своим похожим на наждачку языком.
Мао решил, что пока рассказывать сложную историю о том, как он из безногого инвалида превратился в инвалида кругом, не будет. У него были достаточно жалобные глаза с тяжёлыми веками, чтобы попроситься баиньки прямо сейчас.
— Прости, я не могу проверить твои травмы. Может, вечером. Если неудобно на диване и не смущает запах — переползай, я подвинусь. Но сейчас мне бы просто полежать. Не скучай, ладно? И буди, если что.
Это, наверное, был самый весёлый Новый год в истории Астрид. Впрочем, что он мог знать. Она была странная женщина с признаками невротика и робота одновременно.

+2

20

Астрид была коварна, она просто подождала пока Пьер погрузится в дрему.  Она спокойно подняла кошку на руки и погладила ее между ушей опуская осторожно на пол. Астрид посмотрела на Пьера еще раз, она понимала, что дремать в мокром неприятно, особенно если учитывать физиологические особенности пота. Брезгливостью Астрид не страдала, ведь несколько дней провела под завалами с трупами, запахами ее тоже было не смутить. Просто Пьер был добр к ней и сейчас угомонив свою дурную руку, что обзавелась кусочком сознания и стала воплощением совести Астрид сходила в ванную и принесла таз с водой и хлоргексидин. Что бы сделать не самый комфортный день Пьера немного лучше.
  Давно-ли Пьера раздевали женщины? Сегодня одна была достаточно нахальной и воспользовалась беспомощным положением парня. Влажная ткань осторожно сняла испарину с лица, шеи, рук, груди и живота. Астрид видела шрамы и один свежий около печени. Болезненная картина открылась перед ней, она думала о чем-то, но ни один мускул на ее лице не дрогнул, хотя взгляд изменился. Ловко и осторожно она забрала толстовку из под него, что бы вытереть кожу раствором хлоргексидина после водных процедур. Липкости не осталось и в целом дышаться ему должно было стать легче. Убрав со лба налипшие пряди Астрид укрыла Пьера пледом, что бы не мучиться с одеялом. Просто принесла с кухни и легла рядом наблюдая за его состоянием. Шеваль пришла, но воровка задумалась пускать-ли ее к Пьеру, все же пропустила кошку.
Что такое нагота? Эти двое могли поведать о совершенно новом смысле этого слова. Для тех кто краснел при виде обнаженного тела у Пьера и Астрид нашлась бы лишь ироничная улыбка.  Правда Пьер преуспел в случае с воровкой опередив ее готовность посвятить его в свои дела. Она опять не испытала злости, раздражения или негодования. Это было странно, Астрид подложила руки под голову и заметив, что дыхание хакера выровнялось и сама прикрыла глаза.

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 31.12.17. Problem Queen