По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 09.11.17. Отцы и дети


09.11.17. Отцы и дети

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Дата: 9 ноября
2. Время старта: 17:00
3. Время окончания: 18:00
4. Погода: 7°С, ясно.
5. Персонажи: Сумераги Кагуя, Кирихара Тайзо
6. Место действия: Дом Кирихары, Нео-Токио
7. Игровая ситуация: Кагуя, переговорившая с Майей и почти уверенная, что та согласится, надеется уговорить дядюшку пустить её расследовать необычные и интересные события в Индии. Но самому Кирихаре, разумеется, будет высказана иная версия.
8. Текущая очередность: по договоренности.

+1

2

Столь знакомый и по-своему внушающий уверенность дом в традиционном стиле встретил Кагую, как обычно, тепло и спокойно. Всяческие интриги, эмоции и прочие сугубо человеческие делишки были ему совершенно чужды; одинаково тепло и спокойно дом встречал как друга, так и врага, и просто случайного гостя. Всем остальным наделить его могли только сами люди.

И девочка сейчас наделяла этот дом не слишком сильной, но всё же давящей аурой заботливой угрозы и авторитета. За почти два полных дня у неё вполне получилось изучить ситуацию в деталях и продумать свои аргументы. Относительно успешный разговор с Майей подбадривал надеждой и прибавлял уверенности. Наконец, она всё-таки принцесса, а не шут пойми кто.
Вот только принцесса 14-летняя, а дяде Тайзо за шестой десяток. И в маразм он ухитрился не впасть (за что, между прочим, Кагуя его искренне уважала и надеялась в своё время также остаться с ясным умом).

В общем и целом, дураком Кирихара не был. Предстоящее дело от этого одновременно становилось и легче, и сложнее. Сложнее потому, что вешать лапшу на уши либо вовсе не получится, либо надо будет очень осторожно. Легче потому, что дядюшка наверняка просечёт сразу намерение подопечной делать дела по-своему вне зависимости от его ответа — а значит, и совершенную бесполезность попыток её остановить. Ведь добьётся только испорченных отношений.

Но устроить кучу сложностей и всё испорить, взявшись за дело серьёзно, он всё равно может. А чтобы таки не взялся, надо будет приложить все возможные усилия и убедить, что поездка в Индию если не вовсе безопасное дело, то как минимум просто прихоть избалованной принцессы. Ни в коем случае не по-настоящему опасная затея.

Кагуя легонько вздохнула в коридоре и, заставив себя повеселеть, поинтересовалась у кого-то из прислуги, где сейчас хозяин дома. И почти сразу пожалела: лучше было поискать самой, вспомнив его распорядок. Слишком уж официальным получился дежурный вопрос, лишний раз напоминая о серьёзности разговора.

Получив ответ, девочка резво направилась в нужном направлении, в последний раз напоминая себе небольшой план разговора:

Начнём с помолвки. У него не должно быть никаких причин отказать мне здесь. Потом... Потом я перейду к поездке. И не помешает бы как-нибудь вежливо напомнить, что я прекрасно могу просто взять и поехать, без спросу. И о том, что я представляю Киото в Ордене. Но вежливо. Очень вежливо.

Немного грустно было: неприязни к Кирихаре Кагуя никакой не питала (разве только небольшое подростковое раздражение), но ясно понимала, что поймёт он её вряд ли.
Хотя сам таким же был.
Наверное...
[AVA]https://files.catbox.moe/3xeyod.png[/AVA]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-01-18 02:22:51)

+2

3

[npc]229[/npc]

По поводу сердца Кирихары досужие языки расходились во мнениях. Одни закономерно считали его каменным, другие – что его нет вовсе. Последние были недалеки от правды – сердце Тайзо Кирихары умерло вместе с британской экспансией. Но чувства чувствами, а идеи Свободной Японии превыше всего, и за них Кирихара заплатил высокую цену: кровью родных, честью семьи, собственным именем. И платить продолжал: деньгами, техникой, поддержкой Домов Киото. Знали ли повстанцы, откуда берется у них оружие от гранат до найтмеров? От силы единицы. Большинство знали Тайзо Кирихару как Предателя Кирихару, и до самой победы это не изменится, а быть может не изменится и вовсе никогда – и к этому он тоже был готов.

Так или иначе, но зеленоглазая девочка, принцесса Японии, живая и предприимчивая глава своего Дома заменила ему всю семью: и дочь, и сына. Он редко говорил им, как дорожит ими, и Кагуя тоже редко получала похвалу или ласку от опекуна. Но когда она зашла в комнату, морщины в уголках глаз чуть собрались – высшая степень радости, на какую способен Тайзо Кирихара.

Подопечную он не любил, но гордился ею и ее начинаниями и вполне искренне желал ей только лучшего. В меру беспокоился о ее чересчур активной жизненной позиции и чувствительной натуре, и не в меру – о ее жизни и здоровье. Если с девочкой что-то случится – все проделанное Кирихарой окажется бесполезным.

Сумераги-химе, – он кивает, не вставая из-за стола. Неторопливо переводит взгляд с приемной дочери обратно на документы и накрывает их ладонью, показывая, что все его внимание в распоряжении юной Кагуи. – У вас какой-то вопрос?

+3

4

Планы планами, а лицом к лицу с Кирихарой стало всё же как-то неуютно. Хотя он, кажется, был искренне рад видеть подопечную... Насколько та научилась читать его лицо.

Помолвка... Поездка...

Девочка всё же успокоилась и, как могла, переключила себя в "деловое" состояние ума.

Да, дядюшка. Здравствуйте, — вежливо поклонилась она. — Несколько вопросов.

Кагуя сделала небольшую паузу, ворочая колечко на пальце. Снаружи было сложно сказать, грустит она, нервничает, или просто подбирает слова; изнутри же принцесса занималась именно последним. Несколько вопросов. Помолвка.

Я взрослею, дядюшка. И я очень благодарна за то, что могу работать над благополучием своей семьи и Японии, а не просто играть в красивую невесту. — Оставив кольцо в покое, она грустно посмотрела в сторону ещё освещённого солнцем окошка. — Но меня беспокоит моя помолвка. Я и девочкой совсем, когда мне сказали, была не очень рада, а теперь... Семья Куруруги с... известных пор... не выглядит политически привлекательной. Самого Сузаку я уже давно не видела кроме как в новостях — и, кажется, он искренне поддерживает Британию. Я не думаю, что он помнит меня и будет в восторге, если мы спросим с него по обязательствам.

Рыцарствует. — Ревностью это назвать сложно, но всё-таки обидно.

К тому же вряд ли наш договор имеет какой-то вес в британской системе законов.

Ещё пауза. Вздохнула.

Я буду очень признательна, если вы позволите мне расторгнуть помолвку. Это одна из немногих вещей, что я ещё не могу решать самостоятельно... — Да, вот оно! Напомнила вежливо, ненавязчиво, вообще никак не связывая с поездкой, но достаточно прямо, чтобы никаких сомнений не оставалось. — Да и в любом случае было бы крайне невежливо разрывать договоры, заключённые не мной, без всякого предупреждения. Также я считаю, что расторжение этой помолвки благоприятно повлияет на мой образ Надежды для японцев.

Внезапно Кагую пронзило лёгким холодком догадки. "Предатель Кирихара" — для поддержки этой про-британской роли её, Кагую, вполне можно и отдать за перспективного британского рыцаря. Но... Нет. Вряд ли. Слишком много последствий для такой малой выгоды. Слишком неразумно. Хотя в любом случае...

Я могу предложить более выгодные с разных точек зрения варианты своего замужества, но попрошу в таком случае подождать, пока мне будет хотя бы двадцать.

Нет ничего удивительного в стремящейся к избавлению от нежеланной свадьбы девушке.
[AVA]https://files.catbox.moe/ud25yw.png[/AVA]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-01-18 02:23:28)

+2

5

[npc]229[/npc]

Кирихара слушает принцессу внимательно не только из вежливости – в его же интересах вовремя распознать, что творится в этой хорошенькой головке. Его воспитанница умна не по годам, образована и не лишена качеств, необходимых хорошему дипломату, но торопится: перейти к сути, решить вопрос. Молодые всегда торопятся жить, и Кагуя захлебывается жаждой этой самой самостоятельной жизни, как и любая девочка-подросток.

Что же. Этот день должен был однажды настать.

Семь лет назад, когда британская экспансия была уже завершена, а вопрос ваших прав на разработку сакурадайта стоял все так же остро, британская сторона настойчиво предлагала выдать вас замуж, Сумераги-химе. Самым щедрым предложением была помолвка с принцем Кловисом.

Это в самом деле было невероятно щедро: Третий принц, старший сын самой влиятельной Императрицы и красивый юноша. Родословная Кагуи открыла перед ее опекуном необъятные возможности по части устройства ее будущего, и поставить на Третьего принца было бы вернее, чем на любого другого британского жениха.

Кирихара отказался. Он поставил на маленькую принцессу.

Тогда бумага с подписями ваших родителей уберегла вас от этого.

Уберегает и сейчас. Предложения рук, сердец, многочисленных связей и денег, самые разнообразные обещания лились как дожди в июне. С присущей всякому японцу деликатностью, Кирихара эти предложения отклонял, но чем старше становилась Кагуя, тем чаще повторялись сваты, наводя старика на мысль, что отказа они почему-то не поняли. В переписке с наиболее настойчивыми приходилось ссылаться на пресловутый документ.

Отстоять вашу помолвку было непросто, Сумераги-химе. И разрывать ее сейчас – крайне преждевременно.

Поймав взгляд Кагуи, Кирихара принялся неторопливо, без излишней чванливости, пояснять ей:

Вы сейчас в том возрасте, когда многие британские политики и аристократы считают нормой заключать уже не помолвки – браки. Вы, верно, следите за новостями? – Сухой, чуть сиплый голос терпелив и вежлив, в вопросе нет иронии – лишь указание на два громких брака, прогремевших один за другим. Крошечной Императрице Китая и принцессе Наннали всего по пятнадцать лет, но обе уже попали под жернова британской политической машины. Кирихаре не было жалко этих девочек, но более чуткая Кагуя не могла остаться безразличной к их судьбам.

Старик выжидает короткую паузу, давая воспитаннице время вспомнить и соотнести эти примеры со своей ситуацией. Она сообразительная девочка, но будет лучше, если она прочувствует момент, примерив на себя чужие одежды.

Вы и Куруруги Сузаку являетесь жалованными британцами, и у них нет оснований, чтобы настоять на расторжении помолвки, а пока вы помолвлены – у меня есть все основания отказывать в браке с вами и богатым дельцам, и аристократам, и даже принцам.

Единственная сила, способная разорвать эту законную помолвку, помимо желания самой Кагуи и ее опекуна, – принимаемая британцами беспрекословно воля Императора Чарльза. Которому, благо, не до игр с японским конгломератом.

Я хотел бы исполнить ваше желание, Сумераги-химе, но на данный момент это самый эффективный инструмент защиты вас от брака с британским ставленником.

+7

6

Почти с первых слов принцессе будто бы влепили жгучую пощёчину. Не то чтобы она, конечно, знала, каково это — получить пощёчину. Примерно представляла только: больно, физически и морально, а ещё довольно обидно и унизительно. Проходит быстро, никогда не наносит по-настоящему серьёзного вреда. Так, на место зарвавшегося дурачка — или дурочку — поставить.

Несуществующая, призрачная ладонь отлепилась от щеки, достаточно красноречиво поделившись своим мнением о Кагуе и оставив её на том.

Принадлежала эта ладошка, правда, совсем не Кирихаре, а упомянутой воображаемой сестрице. Та сейчас, если бы могла, не ограничилась бы пощёчиной, а сразу придушила бы на месте.

"Политически не привлекательно". "Образ Надежды". "Более выгодные варианты замужества". "Отдать за перспективного рыцаря для поддержания образа". С каких это пор я такая глупая?! — В самом деле, ответ лежал прямо на поверхности. Слишком уж сильно споткнулась девочка об идею, будто Кирихара заинтересован в выдаче её за Сузаку. Слишком сильно уверила себя, что договор не спас бы, если бы высокопоставленный британец заинтересовался ею. Как-то вовсе не подумала, что "Не слышала ничего о сватовстве" не значит "Не было никакого сватовства"!

Слишком перепугалась, решив, что такими темпами придётся жениться на кузене, которого уже давно даже не видела — не говоря уж о том, чем он сейчас занимается? Может, и так. — Чем дольше думала об этом, тем сильнее принцесса беспокоилась о промашке, допущенной вовсе непонятно как.

Всё, что было видно снаружи, впрочем — слегка покрасневшую, пристыжённую девушку.

Ах... Спасибо, дядюшка. — Улыбнулась она, когда Кирихара закончил пояснения. — Я понимаю. С моей стороны было довольно глупо не подумать об этом... Мне казалось, Британия не стала бы уважать этот договор, к тому же я не знала ничего о предложениях.

Лишь бы это не испортило впечатление для поездки... Я немножко опозорилась. Я сделала ошибку в рассуждениях, которой не должна была сделать. Значит, можно решить что я ещё не готова. С другой стороны, я соглашаюсь с разумными доводами и действительно могла просто запутаться из-за личного характера вопроса. Куда важнее признавать и исправлять ошибки как можно скорее, чем не допускать их!

Мысленно Кагуя тюкнула себя по голове пару разиков. Чуть ранее весьма надёжная уверенность теперь похрустывала и грозила шумно обвалиться, как старый просохший дом.

В таком случае простите за беспокойство. Наоборот — не нужно разрывать помолвку, пока она помогает в подобных вопросах. Когда я стану старше, впрочем, я придумаю что-нибудь ещё, чтобы не быть связанной этим обязательством, — принцесса вежливо поклонилась. — Сейчас мне достаточно услышать от вас, что на самом деле выдавать меня вы ни за кого пока не планируете. Я прекрасно вижу преимущества помолвки, как защиты, и ничего не имею против неё в этом смысле. Только... Не нужно больше держать от меня в тайне эти предложения. Я предпочла бы знать о них.

Теперь поездка. Я уже обеспокоила Майю, я уже начала всё подготавливать, я попросту не могу оставить неразрешённым этот вопрос — да и вообще, кем я буду, если сейчас сдам назад из-за глупой оплошности?..

Второй вопрос, дядюшка. Я хотела бы, ввиду постепенного расширения моих возможностей, сформировать собственный штат доверенных людей. До сих пор под моим управлением была лишь прислуга, но теперь я не хочу больше обременять вас, пользуясь периодически вашей личной охраной. — Здесь девочка снова улыбнулась — только уже хитровато. Разумеется, дело было не в обременении — то просто фраза, фигура вежливости в разговоре. Дядюшка-наставник должен прекрасно понять: речь идёт на самом деле о большей самостоятельности. Запрос вполне ожидаемый для положения и возраста Кагуи — но после сокрушительного провала первой просьбы он уже не выглядел столь беспроблемным.

В отличие от помолвки, объяснения касательно которой на все 100% устроили принцессу, здесь она планировала упираться до последнего. А если всё равно не получится — продолжить своё дело тайком.
[AVA]https://files.catbox.moe/y9s5qw.png[/AVA]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-01-18 02:25:01)

+2

7

[npc]229[/npc]

Кирихара снисходительно игнорирует румянец на щеках воспитанницы. Очевидно, она сконфужена, но не сутулится и не закрывается, и за это ей – немного гордости опекуна, постепенно признающего, что Кагуя не просто растет, но взрослеет. По крайней мере, она думала об этом, хотя и в силу ограниченности своих знаний о реальном положении дел, не могла в полной мере оценить ситуацию.

На будущее урок юной Сумераги: уточнять все детали прежде чем делать выводы.

Выдавать Кагую замуж в столь юном возрасте Кирихара не планировал, и ближайшие лет пять она могла не думать об этом. Кем бы ни оказался ее будущий супруг, ради своего же блага и блага своей семьи принцесса должна оказаться сильнее и влиятельнее него, а подмять под себя четырнадцатилетнюю девочку ничего не стоит. Род Сумераги в этом вопросе поддерживал позицию Тайзо, и это было сродни чуду: обычно их мнения существенно разнились.

Я сообщу вам, если будут достойные кандидаты, – обещает Кирихара. Достойных по его мнению практически нет. Наследники других семей Киото оставались единственной стоящей партией в текущих условиях, но как все обернется через годы? Принцесса Сумераги однажды сделает чей-то род императорским и удостоить этой чести следует достойнейших — и ее покровители не торопились сделать выбор.

Он дал подопечной время собраться с мыслями и заговорить вновь – и даже едва не удивился тому, как метко совпали его собственные мысли с ее словами. Впрочем, в его представлении и это желание было преждевременным: у Кагуи были неплохие начинания, оставшиеся пока без развития.

Расширение... Вы укрепили свои позиции в Ордене, Сумераги-химе?

Орден Черных Рыцарей подавал недурные надежды, и присоединение Тодо Чудотворца и Домов Киото в лице принцессы к руководящему составу ОЧР было знаковым, важным событием для всех участников сопротивления. Однако вместо всплеска активности случилось прямо обратное: Орден затаился и притих. И если уж Кагуя говорит о сферах влияния и доверенных людях, то почему бы не начать с ее успехов в уже начатом предприятии?

+2

8

Я сообщу вам, если будут достойные кандидаты.

И будто камень с души свалился. Да, сама помолвка, как таковая, осталась в силе, но цель Кагуи — убедиться, что её замуж внезапно не выдадут — достигнута полностью. Даже подтверждение Кирихары получено — не прямое, но очевидное. Мозолившее беспокойную головку принцессы кольцо больше, кажется, не натирало палец, а служило теперь "заглушкой" — просто чтобы никто пока не смог одеть ей другое.

Правда, узнавать только о достойных кандидатах — это всё равно что вообще не узнавать. Прикинув быстренько, сколько народу теоретически могло позариться на её общественное положение, девочка мысленно поёжилась. Нет, дело так не пойдёт. Надо будет разузнать в обход дядюшки о настоящем положении дел и о том, к чему ей стоит готовиться, если защита помолвки вдруг откажет.

Вы укрепили свои позиции в Ордене, Сумераги-химе?

Да, я работаю над этим, — мило улыбнулась Кагуя. Фраза насколько заезженная — сложно даже сказать, всерьёз она, или немного подшучивает.

На самом деле ведь работала. Но совет Ордена посетить — это не в магазин прогуляться. Да и не так много ей сообщают (хотя более чем достаточно; обвинить в недоверии Зеро и его подопечных принцесса бы ни за что не смогла). Почему не предупредили о банке?

Возвращаясь к недавнему взрыву, до сих пор не вышло толком понять, какова была его цель, была ли она достигнута и оправдала ли средства. Кагуя сделала себе мысленную пометку разобрать этот вопрос, как только закончит со своими делами — и лучше бы разбирать его прямо у источника. Заодно и проверить, как там укреплены позиции.

Теперь только осталось убедительно изложить положение дел Кирихаре.

Извините. — Поклон. — Я поясню подробнее.

Немного подумав (и сделав заодно несколько шагов через комнату, чтобы встать в более удобное для разговора попрямее и посерьёзнее положение), девочка продолжила:

Сложно говорить о моей — и вообще нашей — позиции в Ордене на данный момент, учитывая, что пригласили в Орден меня всего-то две с половиной недели назад. Всё, что я успела сделать с тех пор — немного ускорить доставку Кусанаги к нам и лично передать её Ордену. — Хотела сказать "Зеро", но придавать слишком большое значение личностям — нехорошо. Учитывая недавний разговор с ним об идеях — особенно. — Я не была ни на одном совете — в первую очередь из-за того, что подобное вряд ли бы удалось скрыть от Британии. Кагуя Сумераги — заметный человек, как понимаете... Вряд ли даже вы, дядюшка, можете гарантировать, что за мной не следят.

А теперь надо как-то указать, что у меня есть планы на эту тему, и я не сижу сложа руки. И подвязать сюда поездку. И "штат", да.

Но при этом я достаточно информирована — вы знаете, конечно, я делюсь вестями на советах Домов — и смогу участвовать в обсуждениях как только отыщу надёжный и безопасный способ это делать. Вот здесь мне и нужен собственный штат охраны и телохранитель.Дальше щекотный момент.Я полагаю, что Орден лучше отнесётся, если меня будут сопровождать подчинённые мне напрямую люди. Зеро-доно наверняка имел свои причины выбрать именно меня, а не, например, вас, представителем. — Иными словами, Зеро может иметь какие угодно свои причины не доверять прочим главам Домов и в частности Кирихаре. Иными словами, если охрана будет из людей Кирихары, можно допустить присутствие соглядатаев в их рядах. Иными словами, если с Кагуей будет кто-то, отчитывающийся не исключительно ей, Орден по-настоящему искренен с нею не будет.

Иными словами, либо Кирихара доверяет Кагуе добровольно рассказывать ему всё, что та посчитает нужным, либо не доверяет и предпочтёт узнавать "напрямую" — даже если это повредит положению представительницы Киото в Ордене.

Есть ещё один полезный эффект от наличия у меня собственной охраны. Британия, вероятнее всего, воспримет появление таковой как своеобразный вызов вам с моей стороны, дядюшка. В моём возрасте такое, кажется, часто бывает, — улыбка опять, вроде бы искренняя, без подвоха. — Значит, у Британии не вызовет большого удивления, если я начну перемещаться более активно, даже если в новые и подозрительные места. В конце концов, кто может подозревать, что четырнадцатилетняя девочка как-то связана с Орденом? Мы ведь даже не разглашаем, насколько я на самом деле управляю домом Сумераги. Снаружи я совершенно безобидна — верно?
[AVA]https://files.catbox.moe/8m4mtc.png[/AVA]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-01-18 02:27:14)

+2

9

[npc]229[/npc]

Безобидной девочкой, в самом деле, Кагуя и была. Неглупой, наивной и совершенно безобидной, переживающей все не о том и не в то время. Но ей Кирихара об этом не говорит. Тонкие узловатые пальцы складывает он перед собой, ладони раскрыты, корпус ближе к девочке — он предельно искренен с ней. По крайней мере, так говорит его тело.

О причинах, по которым Зеро выбрал именно юную Сумераги, Кирихара тоже думал, и тут он, конечно, был согласен с главами других семей, не сомневавшихся, что выбрана была она по причине своего возраста. Маленькая, неопытная... Как она только что сказала? Безобидная. Пока остальные сотрясали воздух, Тайзо размышлял о том, как он может помочь Кагуе. Он не считал ее готовой к такого рода задачам, и если их ожидания верны, то Зеро непременно перетянет ее на свою сторону. Действительно, чего стоит горстка ворчливых стариков против харизматичного амбициозного британца? Ей всего четырнадцать, у них не было ни шанса в этой борьбе.

Единственный путь не потерять ее, не отдать собственными стараниями в руки Ренли, Зеро или любого другого деятеля — считаться с ней как со взрослой. И как же ее, такую маленькую и безобидную принимать за взрослую? Как смотреть как на равную, если она по-детски гордо вздергивает нос, довольная, что где-то в чем-то старики ей вынуждены уступить?

Если бы он только мог себе такое позволить – Кирихара бы подумал о том, как сильно устал, и, быть может, даже выдохнул бы неровно, скрипуче. Но удел Тайзо – до истощения, до предела работать, чтобы однажды дети – не его дети, но принцессы, или дети ее детей – увидели Японию свободной, открыто говорили на языке своих предков и чтили их вековые традиции.

И, полагаю, вы не намерены допускать вмешательства в процесс отбора кандидатов? – Кратко интересуется он, не зная, что именно скажет воспитанница, но предвосхищая суть ее ответа. Справедливости ради, вопрос звучит скорее как утверждение, и после Тайзо поднимается из-за стола, неторопливо выходит вперед, останавливается напротив Кагуи.

Вы знаете, что ваша безопасность – один из столпов сопротивления и залог светлого будущего нации, – громкими словами Кагую кормят сызмальства. – И грамотный подбор доверенных лиц, от чьих навыков и внимательности будет зависеть ваша жизнь – важнейший этап формирования, – Кирихара кашляет в кулак. – ..штата.

Значительно проще было бы, конечно, запереть ее в четырех стенах, лишив возможности искать неприятности, но Тайзо, зная ее родителей, предполагал, каким упрямым может быть этот изумрудный взгляд – и с каждым годом все больше убеждался в собственной правоте.

Вы не получите поддержки Киото в этом желании, Сумераги-химэ, – подводит итог Кирихара. – Но вам ведь и не она нужна? – Иначе она не подняла бы этот вопрос тет-а-тет с ним. И проблема даже не в желании окружать себя доверенными людьми – а в нежелании при этом быть окруженной чужими соглядатаями. Это можно было понять – по крайней мере Тайзо это понимал.

Вопрос только в том, чего она хочет от опекуна: подсказки, как скрыть это от других семей и настоять на своем позднее, или реальной помощи?

+2

10

Ответ принцесса получила весьма неожиданный. Собиралась уже убеждать, настаивая на своём и очень-очень вежливо намекая о возможности разобраться и без спросу... Но вместо того дядюшка, кажется, действительно всё понял. Насколько можно ему доверять — Кагуя не знала, но всё равно сверкнула благодарным огоньком в тех самых упрямых глазах.

Пусть даже была готова сама всё устроить, поддержку она очень ценила. Особенно поддержку неглупых людей.

В конце концов девочка решилась доверять. Она не знала никого, достойного доверия больше, чем сейчас, кажется, говорящий с ней на равных старик. Да и вообще, немного глупо было бы продолжать маскарад после столь недвусмысленного намёка.

Да, я не хотела бы вмешательств, дядюшка. Я с непритворной радостью приму ваши советы и прислушаюсь к вашему мнению, но хочу, в конечном итоге, решить сама.

Ещё немного подумала: как тут лучше сказать? "Доверять", всё же, не значит "Выкладывать сразу, что думаешь".

Я понимаю свою значимость и то, что не получу поддержки. — А теперь просто, прямо и как есть. — Я знаю, что главы других Домов и значимые после меня фигуры моего предпочли бы, если бы Кагуя Сумераги исполняла роль прилежной принцессы. Но вы, дядюшка, кажется, не следовали этой цели. По крайней мере, не следовали безраздельно.

Кагуя смотрела прямо, уверенно и с беззвучным вопросом. Сейчас, когда она "раскроет карты", дядюшка сможет испортить ей планы с куда большей лёгкостью, чем раньше.

Вы позаботились о том, чтобы я получила нужное для управления и принятия разумных решений образование. Вы поддержали меня и помогли занять нынешнюю позицию. Вы и сейчас, если я вижу верно, желаете меня поддержать. Я вам искренне благодарна и прошу прощения за все сложности, что причиняю. — Небольшая пауза на вдох. — Я надеюсь, вы поймёте, дядюшка. Я хочу делать ошибки.

Если Кирихара хотел, чтобы её дети жили в свободной Японии, то Кагуя не желала, чтобы они жили с плодами чужих ошибок на шее.

Я не верю, будто смогу стать той Сумераги, что нужна клану и Японии, если буду всегда под вашей — или чьей-то ещё — опекой. Сейчас от меня зависит так много, что холодит спину. Как смогу я поступить верно, если окажусь не способной даже сама организовать свою защиту? — Упрямая принцесса не отводила взгляда и не дрожала голосом, как могла бы иная девочка, решившая подавить на жалость. — Кирихара-сан! Птенец, вытолкнутый из гнезда, может разбиться, но никак иначе не взлетит. Я хочу летать. Благословите меня, пожалуйста.

Ещё раз вздохнув, Кагуя самую малость поёжилась. Разговор ушёл в неожиданное русло, но какой она политик, если бы не справилась с небольшой импровизацией?

Хотя ладно. Большой. Собравшись ещё мгновение, она кратко и без подвоха поделилась своими намерениями:

Я хочу, подобрав сопровождающих, отправиться в Индию на визит к нашим филиалам и партнёрам. Я обещаю не погибнуть, а из любого иного опыта извлечь пользу. Также у меня есть идеи с огромной потенциальной выгодой для Киото, но я хочу проработать их самостоятельно, прежде чем представлять вам и кому-либо ещё.

Даже Зеро это — пока что — никак не касается.

Я не подведу, Кирихара-сан.
[AVA]https://files.catbox.moe/1xo3a4.png[/AVA]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-01-18 02:28:50)

+3

11

[npc]229[/npc]

Если прежде Тайзо хотел вывести Кагуи за пределы дома, в благоустроенный сад, чтобы продолжить там неспешный разговор, то ее чрезмерная прямолинейность, так резко контрастирующая с заданным тоном диалога, ошарашила старика, вынудив остановиться. «Я хочу делать ошибки», – подобно грому.

Сначала он повернулся к ней боком, прошел несколько шагов – все так же внимательно слушая, но медленно пропуская через себя эту юношескую страсть. Шквал эмоций принцессы по мнению Кирихары был недопустим, и он сам даже в ее возрасте не был столь пылким. Не этому он учил девочку, совсем не этому, – сокрушенно думает Тайзо, в конце концов и вовсе оборачиваясь к Кагуе спиной.

А она, словно уловив его недовольство, берет паузу – и говорит уже спокойнее, хотя и по-прежнему прямолинейно. Вот оно – новое поколение детей, говорящих открыто. Быть может, мир был бы много лучше, сядь за стол переговоров такие юные и светлые лица, как Кагуя Сумераги. Но пока на политической арене еще остаются акулы старой закалки, девочку просто съедят.

Я услышал вас, Сумераги-химэ, – говорит он. Ему не по душе ее задумка, он не готов отпускать Кагую из гнезда, но другого выхода у него, похоже, нет. – Согласно британским законам вы практически не зависите от своего опекуна, – говорит он строго стене. – И, конечно же, в праве отправиться в любую точку света как британскими рейсами, так и средствами Киото.

Кирихара оборачивается к принцессе. На его лице нет злости, но нет и одобрения.

И даже возникни у семей Киото желание оспорить ваше право на свободное передвижение по стране и союзным государствам, ни один суд не вынесет вердикта, не выгодного британской власти. А ваша свобода и ваши ошибки им выгодны.

Он проговаривает очевидные вещи, надеясь донести до Кагуи важность того решения, что она приняла. А она, увы, пришла не советоваться и не просить разрешения. Хорошо, что вообще пришла, – могла прислать открытку из Индии с одним из соглядатаев Кубойна.

Поэтому будьте осторожны, принцесса, – заключает старик. Он говорит это строго и жестко, но в уголках глаз наблюдательная Кагуя может заметить тревогу и заботу. – Индия держится в стороне от китайских распрей, но, будьте уверены, она интересна обеим сторонам. И там не безопасно.

Короткая пауза, внимательный взгляд на воспитанницу: понимает ли она весь риск? Едва ли понимает в полной мере, но вид принимает уверенный и смелый. Смириться. Кирихара медленно устремляется к выходу из комнаты – не в сад, но в соседний просторный зал со столом, более располагающий к продолжительной и доверительной беседе. Там же принцесса сможет заварить чай, если пожелает – она знает этот дом лучше своего опекуна.

Что до верных людей – начните со своей семьи. Среди них есть те, кто беззаветно предан лично вам и не станет шпионить за вами для других.

Интонация, взгляд – вопросительные. Кирихара не раскрывает ей имен тех, о ком думает сам, но предлагает Кагуе самой обдумать и назвать. Этих людей она знает с детства, часто общается с ними – и может сейчас проверить себя в присутствии мудрого наставника. Если, конечно, пожелает.

+2

12

## OOC: Чтобы понять, о ком, чёрт возьми, идёт речь, обратитесь сюда.

И там не безопасно.

Кагуя понимала. Полно ли? Об этом сказать не могла. Но хотелось спросить едко:

Небезопасно, Кирихара-сан? А где сейчас безопасно? Дома, в Японии? В Японии, избитой и обесчещенной, где мы играем роль трусливых верных псов? Где один наш просчёт способен обрушить махом всё, построенное так бережно и заботливо?

Проводила дядюшку взглядом. Нет. Возможно, действительно, он ошибался, забывшись от постоянства риска, нависшего над головой топором палача. Возможно, вновь ошибалась принцесса. В любом случае, Кирихара в высшей степени недостоин такого от воспитанницы. Особенно после того, как согласился с её наглым запросом. И даже решил помочь.

Вырвавшись из краткого оцепенения, последовала за стариком, сравнялась с ним и пошла рядом. Молчание казалось самым лучшим вариантом: у Кагуи было, о чём раздумать; наверняка не испытывал недостатка в мыслях и её опекун.

Уже бывший. Уже три месяца как бывший.

Она действительно боялась. Орден, Британия, Киото, богам лишь ведомо кто ещё — все знали Кагую, в основном, как простую девочку, наивную, весёлую, чуть глуповатую. Безобидную. Хотели решить её устами и грациозной росписью проблемы в свою пользу, так или иначе, а последствия уложить на узкие плечи, слегка сутулые. И если такой вариант не устраивал — а он не устраивал, о да! — то особого выбора не было. Мир не станет милостиво ждать, пока принцесса повзрослеет. Она уже убедилась в этом семь лет назад.

Завтра её могут поставить перед вопросом, ответ на какой расколет мир пополам. И посоветовать будет некому.

Какая такая опасность могла сравниться с этим? "Кагуя Сумераги" — уже подпись в книге судеб под отказом, в принципе, от безопасности. И чем мягче привыкла падать, тем больнее будет, когда подушки уберут.

Что до верных людей – начните со своей семьи. Среди них есть те, кто беззаветно предан лично вам и не станет шпионить за вами для других. — Вновь разумный совет. Просто нельзя не согласиться. Даже в желании всё положить на себя нужна мера. Действительно, Дом Сумераги сочетал в себе столь яркую плеяду личностей, что найти надёжного союзника не составит труда. Прямая и честная Майя Кагуе нравилась больше, но на многое попросту была не способна. Глупо полагать, будто одна сопровождающая — телохранительница, если хотите — решила бы все проблемы.

Не раз уже обдумывала, с кем стоит иметь дело поближе из её окружения. Но думать — не вредно, переборщить сложно, потому кивнула и обернулась к сервизу. Классическая чайная церемония может длиться несколько часов, завораживает внимательного наблюдателя и хорошо очищает разум... Исполнять её, правда, никто не собирался. Принцессе нужно лишь несколько минут, чтобы поставить на стол пару чашек — конечно, японской ручной работы — с душистым зелёным чаем. У Кирихары есть земляничный?

Пить не спешила, присев и неслышно вздохнув. Даже пауза в считанные минуты очень помогает.

О моей семье, дядюшка, я вряд ли поведаю вам много нового. В основной я одна. Остальные... — Девочка неопределённо повела плечом. Кажется, главы побочных веток не вызывали у неё огромного воодушевления. — Имари-сан изводится от зависти ко мне и негодования, что "не получил должного". Будь кто-то другой главой, с ними могло сложиться иначе — папу-то с мамой Имари поддерживали, дело явно в неудавшихся амбициях их главы. Если бы я была старше и могла позволить себе такие интриги, я бы попыталась заменить его кем-то ещё. Их род большой, кандидатов много. А так...

С Хатебо можно иметь дело, но я не могу доверять и здесь. Они сегодня с радостью примут поручение и поддержат всякое моё решение, а завтра это выгодно не будет, и доверенные тайны пойдут против меня. Хатебо-сан, в частности, женщина очень опасная и проворная, через тернии к звёздам прошедшая. Я просто не вижу её покорным вассалом.

Семья Сароко хороший вариант. Сароко-сан меня не особо жалует, но он никого особо не жалует. Зато если Сароко за что-то возьмутся, то либо сделают, либо в гроб себя сведут. И секретов не выдадут. Если удастся убедить их поддержать меня — а это будет не сложно, стоит лишь намекнуть на ярко антибританские и эффективные результаты — Сароко станут хорошими союзниками в любых начинаниях.

Хинаяма-сан и его надежды мне глубоко симпатичны; кроме того, меня поражает успех Дома Мунаката в этой сфере. Я верю, что Хинаяма смогут встать на уровень других семей со временем, но сейчас я поддерживаю их, а не наоборот.

Семья Цубаки ценит превыше всего спокойствие. Мои идеи далеки от спокойных, потому сюда смотреть нет смысла.

Наконец, семья Амераги. Несмотря на их искреннюю преданность Дому, я опасаюсь, что из Амераги выйдут настоящие предатели.

Прервалась на чай, ещё немного размышляя.

Из побочных веток я могу доверять лишь Сароко. Но стоит мне начать, как отношения с Имари и Амераги будут испорчены совершенно. Цубаки вскорости поддержат их, стремясь сохранить стабильность. Хинаяма поддержат меня, конечно, но мне это ничем не поможет. Хатебо... Поддержат меня, если Хатебо-сан согласится с моей идеей. Но у неё нет очевидных причин соглашаться. В результате, стоит мне сблизиться с Сароко, как все остальные влиятельные ветки встанут в оппозицию. — Принцесса внимательно следила за реакцией Кирихары. Если уж согласилась устроить себе "экзамен", грех не воспользоваться шансом. — Если и заручаться поддержкой Сароко, то неявно. Я могу пригласить к себе пару человек оттуда, мотивировав это грядущей тесной связью с Орденом. Но не более того.

Дальше — чуть интереснее. У Кагуи была ещё "семья" партнёров, подчинённых и просто хороших знакомых.
[AVA]https://files.catbox.moe/41y2j3.png[/AVA]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-01-18 02:29:24)

+2

13

[npc]229[/npc]

Никто кроме самого себя не устроил бы Имари Кичиро во главе дома. Тот факт, что прежде они поддерживали родителей Кагуи, был несколько притянут за уши: Кичиро всегда был амбициозен и разменивался на мелкие цели, но тогда был еще слишком юн, чтобы подавать голос. Со смертью его отца эта ветвь семьи стала угрозой – и именно от них в первую очередь Кирихара стремился оградить Кагую на первых порах ее воспитания. Малейшим неосторожным – или же, напротив, намеренно грубым, – словом он мог разрушить все то, что взращивал Тайзо в своей воспитаннице.

Пояснять этого Кирихара не стал: он не нуждался в превознесении своих заслуг, хотя смелость Кагуи и ее уверенность в себе, несомненно, во многом были результатами его труда. Никто другой в Киото не воспитал бы девочку главой дома – лишь как мать будущего наследника. И если бы Тайзо не взял все в свои руки, Кагуя уже нянчила бы первого сына.

Хатебо-сан не стеснялась использовать ваше имя, когда рвалась к власти, – опустив чашку на стол, старик решил внести ремарку по второй ветви семьи Сумераги. – Она требовала того же шанса, который дали вам, – и она его получила.

Получила и использовала, пусть и не без помощи советников старших и умных. И пока она слушает этих людей – Наяка невероятно опасна, ведь ее собственные дерзость и жажда власти подкреплены мудростью наставников. В интересах Кагуи было бы рассорить их, но Кирихара не спешил: сегодня эта игра ей не по росту. Быть может, через пару лет?..

Сароко были опасны не меньше. Кагуя не ошибалась, видя в них сильных и надежных союзников в деле борьбы с Британией, – но смотрела чересчур близко, не загадывая будущих побед. Орочи уже не способен жить миром, и если принцесса пожелает не только добиться свободы Японии, но и построить для своих людей новый, светлый мир – ей придется использовать Сароко, а после – предать, сместив его и заменив кем-то более нейтральным. Орочи всегда был перечником, и после победы это не изменится.

Хинаяма были вложением в будущее – были ими при родителях принцессы и остались ими после войны. В силу своего воспитания Кирихара был одним из тех, кто сомневался в целесообразности подобных трат бюджета – но после лишения Японии независимости стал относиться к ним заметно мягче. В конце концов, ему во многом пришлось пойти поперек привычной картины мира, и если кто-то считал, что ему было легко продать родину, – значит он, Кирихара, отлично справился со своей ролью. Попустительство Тайзо в отношении Хинаяма со временем перешло в расположение самой Кагуи. Симпатия принцессы была неплохо оценена в денежном эквиваленте – и оставалось надеяться, что их странный глава, вечно плывущий в каких-то своих мечтах, оправдает ее доверие.

Кивает, отчасти соглашаясь насчет Амераги. Было бы наивно думать, что воспитание или какие-то моральные ценности остановят Тацую, однако здесь тоже были нюансы:

Еще вчера они были счастливы вашей симпатии, – не называет имени, но намекает на принца Ренли.

Кирихара намеренно не вносит поправок, которые могли бы повлиять на взгляды Кагуе – он хочет услышать ее мысли, а уже после помогать ей найти более мудрый выход. Дает ей время собраться, внимательно выслушивает выводы, – и качает головой.

Ваша прямота действительно погубит ваш клан, – с этим он действительно согласен. Но не более. – Вы недооцениваете Цубаки-сан, считая, что он не поддержит ваших начинаний, – возразил Кирихара. Гаян – один из тех, у кого Кагуе стоило бы поучиться манерам и поведению. Внешне мягкий и податливый, он правил жестко и в соответствии со своими интересами. А помимо того – он лучше многих владел собственной речью, сохранив исконно японскую форму политического общения, что могло создать впечатление человека, не готового к войне. – Вы сможете его убедить, когда придет время. Он пережил больше изменений, чем остальные главы. – Вопреки инертности и вящей неповоротливости, Гаян смог справиться не с одной критической ситуацией.

Чашка опустела и узловатые пальцы опустили ее на заниженный столик. Кирихара выдержал паузу достаточную для того, чтобы его воспитанница усвоила его слова.

Если пожелаете, я мог бы дать вам совет, Сумераги-химе.

+3

14

К Наяке Кагуя испытывала определённую симпатию. Как может пантера уважать и восхищаться издали тигрицей, но при встрече поближе обе непременно оскалятся, взъерошатся и разойдутся миром лишь при большой удаче. Испытывала — и желала куда больше не рассорить руководство семьи, заставив вновь безнадёжно опираться на основную, а заработать с их стороны искреннее почтение, увидеть Хатебо среди самых верных своих сторонников.

Впрочем, действительно неприятен из всех принцессе был лишь глава Имари, а в конечном итоге непритворного уважения она хотела бы достичь со стороны каждой побочной семьи. Но чем дальше, тем лучше с горечью понимала, что, работая лишь над собой, не сможет угодить везде. Как прикажете себя вести, дабы честно склонить к себе и Орочи, и Тацую? Как заставить того же Кичиро принять чьё-то ещё руководство?..

Правильно. Никак. И чтобы сплотить свой клан воедино, придётся делать в том числе не самые честные и благородные вещи. Счастье одного человека — горе другому. Но пока что есть время не спешить, заняться иными делами, войти в ритм самостоятельной жизни. Впервые, наверное, юная Сумераги поблагодарила Британию за вторжение, насовавшее в руки магнатов достаточно дел, чтобы позабыть об интригах и распрях хотя бы частично.

– Еще вчера они были счастливы вашей симпатии.

— Ох уж эти симпатии! — Вновь винит себя девочка. Симпатии стоили Сопротивлению шанса нанести по Империи сокрушительный удар. Хоть она и уверена до сих пор, что атака на авианосец была бы слишком громкой и привела бы к краху всего их дела... Разве этим руководствовалась тогда?

Нет. Тогда всё, о чём она думала — золотистые волосы определённого принца, сгорающие стремительно, как спичка, в огне взрыва. Гости свадьбы, кричащие в истерике агонии, бегущие к борту и тут же падающие под новой волной жара. Кричащие — но их крик тонет в воющем, ревущем пламени войны...

Чудовищная картина, которую Кагуя допустить просто не могла. Которую жизнь уже нарисовала для неё один раз. Десять лет назад.

Она поняла свою ошибку. Ей хорошо пояснили, почему губернатор вроде Ренли, его инициатива с паспортами — катастрофа для сопротивления и надежд свободной Японии. Почему даже открытый геноцид со стороны врага был бы лучше.

Но не могла. Не могла, и всё.

Возвращаясь к Амераги... Возможно, ими удастся манипулировать с помощью этой, не увядшей ещё до конца, симпатии. Хоть и рисковое дело.

А вот новости о Цубаки девочку явно удивили. Выслушав, она улыбнулась:

— Спасибо, дядюшка. Я всегда думала, дедушка Цубаки будет до последнего противиться любым изменениям... Но я искренне доверяю вашему долгому опыту отношений с ним, куда сильнее, чем моему. — И в самом деле, чего я не подумала об этом? Не будь он способным к гибкости, разве управлял бы сейчас своей веткой? Может, даже не дожил бы до своих лет.

– Если пожелаете, я мог бы дать вам совет, Сумераги-химе.

Она смиренно кивнула в ответ после недолгих раздумий. Как бы не хотелось принцессе всё сделать самой — ведь лишь приняв полную ответственность за ошибки можно в полной мере научиться чему-то — ставка шла слишком высоко, чтобы поддаваться хотелкам.

— Всякий великий правитель имел при себе сонмы советников. Это сила, а никак не слабость! — Повторила она для себя. [ava]https://files.catbox.moe/f5iyd7.png[/ava]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-04-16 15:22:44)

+3

15

[npc]229[/npc]

Вы юны, – после непродолжительной паузы говорит Кирихара. В этом ее слабость: эмоциональность, недостаток опыта, в чем-то наивность и недальновидность, – но об этом он не говорит своей ученице. Свои недостатки она знает сама, и предыдущий их разговор в достаточной мере указал на них Кагуе. Сейчас же речь шла о силе и о том, как одна маленькая девочка может взять всю власть в свои руки.

И на самом деле, она сама уже все сказала. "Я хочу делать ошибки", – восклицал чистый девичий голос, и глаза горели той же страстью. Кирихара имел возможность в полной мере увериться, что правильно воспитал ее, что вложил в эту голову нужные мысли, но достаточно ли будет знаний?

И это – ваш главный козырь, химе. От вас не ждут побед и свершений, от вас ждут ошибок.

Никто не удивится, если Кагуя сделает глупость – тем более, что уже делала. Никто не поверит, если она сделает что-то стоящее – конечно, кроме простых людей, которым так нужно было чудо надежды. Те, кто ждет ее провала, усомнятся в возможностях юной Сумераги, списав это все на эффективные действия ее окружения и грамотный пиар.

..непоследовательности, легкомыслия, наивности. Любой легко поверит в то, что ваша победа – лишь удача. Если вы пожелаете так ее представить.

Кагуе не следует торопиться демонстрировать свои способности. Пока еще есть время, она может позволить себе быть очаровательно глупой и ловко тем самым обманывать даже самых мудрых старцев. Хорошо разыгранный спектакль убедит и тех, кто шел за Сумераги. И уж точно поведутся британцы.

За падениями и улыбками фортуны единицы заметят действительно опасную фигуру, а иной воспитанница Кирихары просто не могла стать.

Оправдайте их ожидания. Не лишайте их иллюзии, что они могут контролировать вас, – с акцентом на главном слове. Поступать Кагуя будет все равно по-своему, конечно, и это он поддерживает. – А я поддержу вашу затею умеренным недовольством.

Лицо старика чуть теплеет. Нет, его губы не дрогнули в улыбке, а из его взгляда не пропала уверенность хищного зверя, но последние слова звучат почти заговорщицки. Прежде чем отпустить воспитанницу в вольное плавание, Кирихара хочет узнать только одно:

Позвольте спросить вас, Сумераги-химе. Что вы решили сделать с подарком принца?

+4

16

– Оправдайте их ожидания. Не лишайте их иллюзии, что они могут контролировать вас.

Кивок снова. Разумеется, Кагуя знает своё преимущество. Чем дальше и чем выше прыгать — тем больше оно превращается в обузу. Но сейчас, пока у неё есть время, сыграть воинствующую дурочку в самом разгаре переходного возраста — просто до смехоты. И даже серьёзные ошибки пройдут мимо (благо, за спиной немало готовых подхватить сходящую лавину), а в конечном итоге покажутся необходимым следствием бразд управления в пальчиках столь юной девы. Замылят глаза наблюдателям.

И в итоге от неё совсем не будут ждать удачных решений. Может даже выйти (вот же умора!), основным планом конкурентов и врагов станет отрезать "куклу на радиоуправлении" от наставников и заставить принять решение самостоятельно.

Тут-то и настанет пора ей показать себя во всех красках.

Но вряд ли выйдет именно так. Слишком идеально. Слишком маловероятно. Всё же, раскрывать карты стоит попозднее.

— А я поддержу вашу затею умеренным недовольством. — Принцесса тихо хихикает в ладошку.

– Позвольте спросить вас, Сумераги-химе. Что вы решили сделать с подарком принца? — И тут же смурнеет лицом.

— Пока... Ничего, дядюшка. Положение очень шаткое. Если я начну активно размахивать им вокруг, я сыграю в корзину принца Ренли. Несмотря на всё прозошедшее, мне сложно назвать его нашим союзником. Кнут Четвёртого просто мягче плётки Третьего... И поддаваться этому нельзя.

— Публично отречься от него выгодно тоже невозможно. Я либо вынуждена призвать японцев отказаться от британской подачки — и выдать нас Британии — либо заявить, что для пожалованного британца такой паспорт оскорбителен, и показать себя безоговорочной предательницей.

— Потому на данный момент я собираюсь поменьше напоминать об этом паспорте кому бы то ни было. Наш народ может сделать выбор самостоятельно... И пока что не слишком поддерживает инициативу Ренли. Когда же ситуация станет яснее, я смогу принять более выгодный из предыдущих вариантов.

— Нейтральность — обычно худший выбор, но в моём случае единственный допустимый.

Кагуя тихо вздохнула, закончив длинный "доклад". Дядюшка Тайзо, конечно, обо всём догадывается. Очередной экзамен? Уж этот-то она тогда сдала на все десять! Столько прочахнув над злополучным паспортом вечерами, как герои некоторых русских сказок, ошибиться шанса просто не оставалось.

Иначе не политик она никакой, а поганка засохшая.[icon]https://files.catbox.moe/00rurt.png[/icon]

Эпизод завершен

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-07-23 01:53:16)

+4


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 09.11.17. Отцы и дети