Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 07.11.17. Напополам


07.11.17. Напополам

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Дата: 7 ноября 2017
2. Время старта: 14:00
3. Время окончания: 15:00
4. Погода: 13°С, облачно. К вечеру обещают дожди
5. Персонажи: Сумераги Кагуя, Майя Байерн
6. Место действия: поместье Сумераги
7. Игровая ситуация: оказавшаяся на пороге множества перемен, Кагуя решает сделать несколько важных шагов к своей полной самостоятельности. Поэтому вновь вызывает к себе Майю, указав принести вести из Ордена, (возможно) прошедшие мимо ушей принцессы прочие новости, а также, что немаловажно — разузнать о нынешнем статусе помолвки с Сузаку. Наконец, у Кагуи есть предложение, от которого Майя не сможет отказаться...
8. Текущая очередность: Кагуя, Майя

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

В этот раз встретиться предстояло не утром, а, наоборот, ближе к вечеру. Немного просрочив обед, чтобы быть спокойнее во время разговора, Кагуя мерно отправляла комочки риса в рот один за другим. Без особых изысков сегодня — хотя сам рис был, как обычно, очень хорошим.

С одной стороны, ей уже не раз доводилось вести беседы один-на-один. С другой, этот случай был особенным. Девочка не просто нарушала указания опекуна и прочих советников, делая чуть по-своему; она, совершенно осознанно, собиралась разорвать сдерживающие её путы чужого авторитета. Один за другим. Постепенно. Вступление в Орден на правах представителя Киото стало чрезвычайно важным шагом к этому, пресловутые путы ослабив до, хоть и крепких, нитей. Осталось сделать лишь несколько рывков.
Страшновато. Но вместе с тем... Захватывающе. Не то чтобы Кагую жгла жажда власти, но кто в здравом уме смог бы, будучи такой важной наследницей, не предаваться фантазиям даже иногда? Конечно, нынешний повод был далёк от фантазий. От действий принцессы теперь зависела судьба если не мира, то Японии, или как минимум множества людей. И она предпочла бы полную ответственность за эти действия, а не фальшивое утешение типа "Кирихара не позволил мне поступить иначе".

В первую очередь была необходима свобода перемещений. Выторговать такое вовсе непросто: слишком уж единственная Сумераги важна, чтобы позволить ей болтаться вокруг без присмотра. Сопровождение, охрана — обязательно. И обязательно кто-то, показавший свою верность Киото на все 100%. Вот только девочку напрочь не устраивала перспектива иметь рядом верного Кирихаре (а то и ещё кому-то, только не ей) соглядатая. Из тех же, кто не подчинялся остальным домам, она хорошо знала лишь горничных да прочую прислугу. Сойдёт для сопровождения, а охрана?

Тут-то Кагуя вспомнила про Байерн, и немедленно, уточнив пригодность той в качестве телохранителя, приказала вызвать на встречу. Причём сразу с докладом, чтобы не терять времени: о делах Ордена принцессе теперь знать необходимо во всех деталях. И о прочих важных событиях, что остались в тени и прошли мимо зорких зелёных глаз. И, наконец, о статусе злосчастной помолвки.

Тарелка уже почти опустела. Конечно, оставались ещё две — лёгкая фруктовая закуска, специально как аккомпанемент для бесед, и несколько тайяки. Такое же угощение ждало гостью — рис, рассудила юная хозяйка дома, подавать смысла не имеет. Вряд ли Майя пришла бы голодной, да и времени ей, чтобы спокойно поесть, не останется.

Ещё задолго до войны привезённые из Европы башенные часы пробили два. Байерн обычно не опаздывала, потому должна явиться уже с минуты на минуту — охрана и прислуга, к тому же, предупреждённые, её бы не задерживали.

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2016-08-31 12:42:09)

+4

3

Несмотря на то, что у неё был запас времени, исчислявшийся двумя часами, Майя, прежде чем шагнуть под строгие взгляды охраны, бросила взгляд на часы – наручные, мужские, но переносимые только в кармане, а не на запястье – чтоб окончательно увериться, что она никуда не опаздывает.

Последнее время ей казалось, что жизнь её вроде бы улеглась в одно чёткое русло, перестав множиться – Майя-в-Ордене, Майя-сиделка, Майя-для-Кагуи-химе свелись в одну Майю, немного уставшую, но, кажется, нащупавшую свою дорогу. Жизнь, кажется, налаживалась, хотя Майя предпочла бы куда более верное слово: «успокаивалась». И вот призыв принцессы вернул её обратно в несколько подвешенное состояние. При этом нельзя было сказать, что Майя не испытывала радости от встречи с принцессой: сердце глухо ухало, проваливаясь куда-то, но, вместе с тем, в её душе селилась тревога. Чем дальше заходили дела, тем больше Байерн походила на летучую мышь, которая болтается между птицами и зверьми, и, подобно старой истории, рано или поздно обе стороны скажут, что она им чужая. Сейчас, будучи сиделкой в британской семье (очень необычной, к слову), она должна была быть очень осторожна в том, что знает, и что говорит.

Прежде всего – во благо Кагуи.

Это был обычный доклад, по крайней мере, так его представили Байерн, когда оповестили о желании принцессы её видеть. Ценность такого доклада от лица Майи вряд ли была велика, но желания принцессы должны исполняться. Поэтому она явилась к дому Сумэраги в назначенное время, всё в том же деловом костюме, в котором посещала его в последний раз. Это, пожалуй, наиболее красноречиво свидетельствовало о скромности её гардероба.

Снова досмотр, снова чужие руки, хлопающие по бокам, цепкие взгляды, и читавшееся за этим всем недоумение, как будто все эти люди знали о ней что-то, что их крайне удивляло, но не задавали вопросов. Майя, пусть и заметив это, не стала ни спрашивать, ни даже строить догадок. Они могли решить ровным счётом всё, что угодно, и это могло быть абсолютной чепухой, не имеющей связи с действительностью.

Сопровождал её в этот раз совершенно незнакомый ей охранник – он был куда как менее приветлив, и их общение ограничилось парой кивков друг другу. Дверь на этот раз ей никто не приоткрывал, и, осторожно пройдя внутрь комнаты, Майя столкнулась с чужим взглядом.

Она не бухнулась на колени с порога, наоборот, сделала шаг вперёд, прикрыла за собой двери, и лишь потом опустилась ниц в почтительном поклоне.

– Байерн Майя, – повторила японка давно известное имя, – прибыла по вашему указанию.

Отредактировано Maya Bayern (2016-07-26 09:06:39)

+4

4

И действительно — вот она. Уже собравшаяся было приветствовать девушку Кагуя слегка вздрогнула, когда та опустилась в покорном поклоне. Формальности всё ещё заставали врасплох, когда принцесса к ним сама не готовилась.

Байерн Майя прибыла по вашему указанию.

Майя, здравствуй! — немного неспокойно улыбнулась Кагуя, и тут же поспешно помахала ладошкой. — Не нужно, это не формальная встреча. Садись, пожалуйста, угощайся.

На сей раз гостью девочка принимала в собственном доме, и слушать ничьих указаний о том, как ей надо себя при этом вести, не собиралась. Дело тоже совсем не обычное — формально-стандартный бездушный подход бы просто не подошёл. Да и вовсе был чужд принцессе.

Привычный вид Майи внушал так необходимую сейчас уверенность.

Сегодня у меня к тебе будет очень интересное предложение! — таинственно подмигнула Кагуя, быстро возвращаясь в привычное настроение. — Но расскажи сначала, как дела у... Наших друзей?

Хотев сначала вести разговор вовсе без купюр, как есть, она передумала в последний момент. Поместье должно быть совершенно безопасным местом, свободным от чьего бы то ни было прослушивания, но подменить пару слов было слишком просто, чтобы отказываться от этого. Да и придавало встрече особую приятную атмосферу секретности.

Теперь-то мне нужно быть в курсе, или я сделаю какую-нибудь глупость! И, быть может, тебе удалось узнать для меня ещё что-то важное, не попавшее в газеты и Интернет?

Вопрос касательно статуса помолвки требовал чуть более длительной подготовки. Бросив беспокойный взгляд на колечко, символизирующее эту давно уже бессмысленную связь, Кагуя цапнула кусочек яблока с тарелки, сосредоточившись на Майе и весточках, что та должна была принести.

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2016-07-26 12:37:07)

+3

5

Звенящий мелодичным колокольчиком голос поселил в душе Майи какое-то подобие спокойствия, оглянувшись на свои ощущения, она могла с абсолютной уверенностью сказать, что её привязанность к принцессе не только не ослабла за прошедшее время, но даже не изменилась после всех событий, рухнувших ей на голову. Впрочем, Майя не была бы собой, если произошедшее изменило её личные симпатии.

Их встреча весьма напоминала о разговоре, случившемся менее месяца назад: снова тайное, почти неофициальное окружение этой встречи, снова приглашение угощаться. Майя, кажется, улыбнулась – или хотя бы хотела улыбнуться, и это намерение отпечаталось на её лице – прежде чем тихо сказать хоть что-то вне рамок стандартного представления.

– Не устану повторять о вашей доброте, – заметила она больше к слову, чем с какой-то определённой целью, мягко и бесшумно поднимаясь на ноги. За прошедшее с момента их последнего разговора Майя изменилась ровно в том, что издёрганность и отчётливая нехватка сна наконец-то исчезли с её лица. Она была человеком, который ещё не достиг полного равновесия, но уже идёт к нему уверенным путём.

За еду она принялась без особой охоты, но с уважением к предложению – неспешно взяла угощение, подняла внимательный, но подбадривающий взгляд на принцессу и выжидающе замолчала. Только когда жизнерадостная Кагуя всё с той же свойственной ей непосредственностью пролопотала о предложении, которое Майе должно было показаться интересным, маска спокойствия ненадолго сползла с её лица. Глаза Майи распахнулись от удивления, а рука дрогнула, но уже через секунду она взяла себя в руки.

Она всё ещё доверяла принцессе и вверяла ей свою судьбу.

К тому же, к детям после недавних событий её сердце проявляло особенную теплоту, а Кагуя-химе всё ещё была ребёнком.

Предложение не было озвучено сразу, но Майя, пусть и испытывала закономерный интерес, предпочитала, чтоб беседа развивалась так, как будет удобно её инициатору. Было разумно предположить, что именно так они быстрее всего добьются нужных результатов.

Вопрос… что ж, он был закономерен, но Майя, увы, знала крайне мало.

– На данный момент у меня практически нет возможности узнавать всё из первых рук, – осторожно начала Майя, так и не приступив к еде – фруктовый ломтик всё ещё оставался у неё в руках, – Но у наших друзей всё было спокойно… до недавних дней.

Пятое ноября…

– Пятое ноября, Сумэраги-химе. Смею спросить: что вы знаете о том, что случилось в тот день? – Майя взглянула на принцессу с особой серьёзностью. Байерн догадывалась.

Слова Майи были настолько аккуратно подобраны, что приписать к ним ОЧР можно было даже с меньшим успехом, чем британское правительство – будто бы она вела речь о неприятностях, которые вытекали из случившегося, а вовсе не сообщала об очередном успехе. Вместе с этим, не отрывая взгляда от чужого лица, она медленно кивнула, сигнализируя: «я поняла».

Кагуя и её переход с темы на тему, отвлечённый и, казалось, детский, на самом деле имели куда как большее значение. В этот раз они не прятались, они беседовали на самом виду.

«Нас могут подслушивать».

«Я поняла».

Отредактировано Maya Bayern (2016-07-26 13:19:41)

+3

6

Возникшее с Майей понимание касательно "секретного" подхода Кагую успокоило окончательно, и та вернулась в привычное своё настроение. А пока гостья разговаривала, успела съесть ещё пару кусочков. Ей часто вменяли доброту (а наставники — ещё и мягкость), иногда — просто как символическую стандартную благодарность, но иногда и от души, всерьёз. Сейчас был явно второй случай; всегда приятно услышать такое.

Ох, как бы мне не наворотить с этой добротой... — мимолётно вспомнила принцесса одно из главных своих опасений. — Хороший правитель должен выглядеть добрым, но решения принимать с холодной головой, добиваясь максимальной выгоды для своих. Потому что доброта к одному человеку и доброта к народу, или клану в целом — очень разные вещи. Но пока ничего плохого произойти не должно, я могу вести себя так, как мне больше нравится.

На данный момент у меня практически нет возможности узнавать всё из первых рук. Но у наших друзей всё было спокойно… до недавних дней. — Майя, как обычно, взялась за еду скорее из вежливости, чем по желанию. Наблюдая за ней, Кагуя неизбежно вспоминала себя пятилетнюю и первую "серьёзную встречу", разыгранную с дядей Куруруги. Неуверенность в собственных знаниях, опасения что-то сделать не так и всё испортить... Девочка снова улыбнулась собеседнице. Иногда, действительно, было необходимо вести себя абсолютно безупречно. Но в большинстве случаев позволялось множество ошибок и разнообразных неформальностей — даже высокопоставленные люди от этой этикетной мишуры устают. И очень быстро устают.

Так, Орден. — в самом деле, нечего отвлекаться.

Пятое ноября, Сумэраги-химе. Смею спросить: что вы знаете о том, что случилось в тот день?

Кагуя задумчиво и немного растерянно взмахнула ресницами. Вопроса она не ожидала, но в контексте установленной атмосферы он был вполне к месту. Также немного сбило с толку "пятое ноября" вместо привычного...

Это... Позавчера? — уточнила она. — Не так много. Центральный банк взорвали террористы... Они ещё до этого загодя, около полуночи, взломали наш главный телеканал и транслировали с него угрозы! Я спала, но потом видела запись в интернете. Её пытались удалять...

Принцесса немного поёжилась, приняв обеспокоенный вид. С одной стороны, она верила, что Зеро не стал бы просто так разрушать столь важный для Японии (да и самих Сумераги — они имели в том числе финансовый бизнес) узел инфраструктуры. Причины наверняка были. Скажем, приостановить или хотя бы замедлить прохождение денежных потоков в "11-ой Зоне" и дать британской власти новый букет проблем, чтобы понадёжнее занять их руки. Плюс ещё какие-то, Кагуе неизвестные, но наверняка значимые.
С другой стороны, подобные атаки никак не делали Японию сильнее, и походили больше всего... На банальный терроризм.
С третьей, принцессу этой самой Японии не предупредили, и ей было немножко обидно. Хотя учитывая, насколько её посвятили в другие вопросы...

Также немного смутила очевидная отсылка к Гаю Фоксу, не получившая никакого развития (покушений на императорскую семью не было, например)... Очевидная? Может, так и задумывалось?

Конечно, ещё принцесса Корнелия Британская заняла пост министра, но это больше повод для разных обсудителей почесать языками...

На самом деле, достаточно серьёзное событие. С какой-то стороны Корнелия была лучше (для Японии и Ордена, конечно) Шнайзеля, с какой-то — хуже. Например, принцесса была не столь умна, как её брат, и даже близко к нему не подошла в искусстве переговоров, зато куда агрессивнее (и с непременным успехом) управлялась с армией. Самой Кагуе ещё не довелось — к счастью, по её глубоким убеждениям — лично повидаться со вторым британским принцем, но знала она достаточно, чтобы понять, насколько тот опасен. Дипломатия Шнайзеля работала много эффективнее военного удара. Интересно, почему его вообще решили сместить? Ничего в голову, кроме смутных обрывков мало связанных новостей, не приходило. Неужели интриги?

Но Корнелия — это не интересно. Вспомнить о ней надо, скорее, ради приличия и чтобы не слишком явно обсуждать Орден. Теперь обратно к делу.

Погоди, ты хочешь сказать, их задела трагедия? — округлила девочка глаза в ожидании неприятных новостей. Эфемерные и обязательно законопослушные "друзья", конечно, никак не могли получить какую-либо выгоду от взрыва банка. И раз речь вообще зашла о взрыве, то обязательно пострадали.

Если бы с Орденом что-то случилось, Британия бы уже ликовала в новостях, или в Интернете появились бы какие-то весточки для сетевых революционеров. Значит, всё хорошо. Значит, любые новости о неприятностях следует воспринимать совершенно наоборот!

Кагуя даже немного похвалила себя за такой хитрый маскарад в разговоре. Но перегибать палку не стоило: с какого-то момента она бы и сама себя прекратила понимать.

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2016-08-31 12:42:59)

+3

7

Майя испытывала острое желание прикусить язык, и, чем больше говорила Кагуя, тем сильнее было это желание. Вот она, проблема, вставшая перед ней во весь рост – ей нужно было сказать весьма весомое слово, но желание оградить принцессу от проблем давило на её плечи ещё сильнее. Она, всё же, была ещё так молода, если не сказать, мала. Ей не стоило бы знать многого, не стоило, потому что её мир, ограждённый стенами этого дома, был весьма далёк от реального.

Майя ощутила себя старухой и захотела вздохнуть, но порыв сдержала – боже, ей всего лишь за двадцать, некоторые в таком возрасте не менее наивны, чем Кагуя. Но лучше уж быть мудрой старухой в молодом теле, чем совершить ошибку, которая в данном случае не просто разобьёт чей-то уютный мир, а ещё и ударит по сердцу.

Сейчас она шла по тонкому льду, ежеминутно рискуя проломить его.

Стоило быть очень осторожной, поэтому Майя обратилась в слух, внимая всем сведениям, которые могла рассказать ей Кагуя. И не только – пытливый взор ловил каждое движение, каждое изменение в выражении лица принцессы, словно выискивая второе дно. Они не просто общались, они обменивались какими-то жестами, мимолётными переменами в выражении лиц, и так спасались от подслушивания.

Да, Кагуя знала ровно то же, что и все – теракт, напоминание о британском изменнике – революционере? – которое Майе было сложно истолковать. Гай Фокс для неё был никем, пустым лицом, которое зачем-то когда-то попыталось… Был ли он похож на «друзей», и значило ли это, что однажды ОЧР тоже будут помнить, как Фокса, и сжигать их чучела в определённый день – этого Майя не знала. Она понимала лишь одно, революция делается и такими методами, но ей очень хотелось спросить, сколько соседних домов могло пострадать, и сколько в них было семей. И сколько людей попало под удар ночных драк после.

Вот только на эти вопросы не должна была отвечать Кагуя.

Странно подумать, но Майя сомневалась. Сомневалась не только в том, что революция, которая должна освободить Японию, принесёт больше пользы, чем жертв, но и в самом понятии революции. Порох, измена и заговор – не этот ли удел уготован им, людям, которые хотят освободить Японию самыми радикальными методами?

Но как же вырваться из хватки Британии иначе?

Если бы она знала, если бы… Но она была осиротевшей японкой, которую вырастил отверженный британец, и всё её образование сводилось к тому, что она успела прочитать за это время. Решали здесь другие, ей оставалось им верить, потому что даже убить их за неверные методы она была неспособна.

Верная.

Майя закусила губу в ответ на прямой вопрос Кагуи – пострадали ли их друзья. Просившийся на язык резкий ответ «наши друзья и были причиной всего этого» она проглотила. Не из-за того, что догадалась, что таким образом Кагуя спрашивает о состоянии ОЧР, а из жалости и желания не вламываться в чужой мирок с такими истинами. И, конечно же, не ей судить. Это был банк, а не жилой район. Скорее всего, и в этот раз «их друзья» были правы.

– Да, это был огромный удар для нашего сектора, – через силу произнесла Майя, – Он задел всех, кроме тех, кто, собственно, был в этом виновен.

Торопливый взгляд на Кагую, спокойный, предупреждающий – а в голосе неподдельная грусть, будто бы она действительно огорчалась тем фактом, что виновники событий вышли сухими из воды.

– Британия так взволнована… – на этот раз удержать на лице скорбную мину ей не удалось, – И, что немаловажно, пока никаких результатов поисков. Принц так старается, но, боюсь, и в этот раз ничего не выйдет.

Майя осторожно подмигнула Кагуе – вышло совсем по-детски.

+2

8

Да, это был огромный удар для нашего сектора. Он задел всех, кроме тех, кто, собственно, был в этом виновен.

Кагуя отметила про себя интересную формулировку. Не то чтобы Британия знала, кого там и как в Ордене задело. Майя знает, конечно, больше, но говорит ли она так лишь чтобы доложить об успехе, или... Немного с горечью? Желать Ордену плохого она бы вряд ли стала. Может, тоже сомневается в обоснованности таких терактов?

Выхватив так ещё один намёк на схожестью меж собой и гостьей, принцесса воодушевилась сильнее. Чем больше схожестей, тем лучше её план пойдёт — не ошиблась ещё, значит!
Впрочем, Майя держалась как-то напряжённо. Или это только казалось? Да и за такими-то разговорами сложно быть расслабленной.

Британия так взволнована… И, что немаловажно, пока никаких результатов поисков. Принц так старается, но, боюсь, и в этот раз ничего не выйдет.

Незыблемая обычно Байерн вдруг подмигнула, чем заставила Кагую кратенько удивлённо уставиться на неё. А потом девочка вспыхнула широкой улыбкой и беззвучно хихикнула в пальчики, явно обрадованная — хотя сложно сказать, новостями или дружелюбной реакцией собеседницы.

Хорошо, что все в безопасности. Я так и думала, судя по молчанию Британии, но теперь никаких сомнений уже точно не осталось!

Не осталось сомнений и по другому важному вопросу. Даже — для самой Кагуи, во всяком случае — более важному, чем взрывы и дела Ордена. Майя, касательно которой принцесса была до сих пор всё же не полностью уверена, подмигнула нельзя кстати, предоставив последние, так необходимые, капельки уверенности.

Спасибо, Майя! Ты не представляешь даже, наверное, как сложно узнавать новости, почти не бывая на улице. А о моей помолвке что-то удалось узнать?

С одной стороны, подобные документы вряд ли бы стали скрывать. С другой, документов как таковых могло и не существовать вовсе — тогда придётся расспрашивать Кирихару лично, а разговор с ним и так не обещал быть особо приятным.

Дождавшись ответа, девочка продолжила, поменяв вновь тон с более-менее серьёзного на заговорщицкий:

Ну и наконец!.. Майя, ты же знаешь, что я уже полноправная глава концерна? Там есть ещё некоторые бюрократические вопросы, но в общем я уже очень многое могу! — Кажется, Кагуя искренне этому радовалась.

Вот только при всём этом, представляешь, меня из дома одну не выпускают. Я не могу даже съездить куда-то без приставленных Кирихарой охранников, которые меня не столько охраняют, сколько не дают делать "неправильные" вещи. В их понимании "неправильные", угу... — А теперь обиженно надула губки, глядя в сторонку. И резво цапнула ещё яблочка.

Я думала-думала, чего делать с этим, и решила, что мне надо просто найти кого-то, кому я могу совсем-совсем доверять, и попросить ездить со мной везде. Знаешь, вроде телохранителя и личного адъютанта — всё в одном! Вот только у меня дома тут есть только простая прислуга. Я им верю, но телохранителей из них не получится, и никто не согласится так меня отпускать...

Пустившись в такие длительные объяснения, Кагуя как бы ненароком следила за реакцией Майи. Сразу всё говорить не интересно же!

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2016-08-20 21:38:08)

+4

9

Подмигивание, так уж вышло, было больше направлено на Кагую, которая напряжённо вслушивалась в её слова, кажется, меняясь в лице. Майе пришлось перестать сомневаться и делать то, что она особо и не умела: разряжать обстановку. ОЧР в безопасности, её собственное мнение никого не интересует, во всяком случае, она так решила. Всё в порядке. Кагуе ничего не угрожает, даже от неё.

Майя вздохнула и отправила в рот дольку с фруктовой тарелки – торопливо, словно заедая все новости, которые из неё буквально вытянули. Теперь говорить стоило о помолвке, и здесь Байерн уже не была так осведомлена. С практической точки зрения, лучше бы они продолжали говорить о терактах, уж там-то Байерн могла блеснуть знаниями. Рассказать о взрывах, задействованном количестве взрывчатки, посчитать, загибая пальцы, варианты взрывных устройств. Ещё бы и щурилась, наверно, при рассказе в точности как «отец», смотря в сторону, будто интересующая её информация была на стене написана.

Но помолвка – это было совсем другое дело. Такое на стене и в памяти не пишется.

– Хорошо, – вдруг сказала Майя после долгого взгляда в сторону – она разглядывала стену так, будто читала с неё что-то. Признак глубокой задумчивости, перенятый у мертвеца. Прозвучало это «хорошо» странно и непонятно, будто бы обращалось не к Кагуе, а к той самой стене.

Майя моргнула и медленно перевела взгляд на принцессу. Что ж, придётся говорить то, чему её не учили.

– Я не видела эту бумагу, но она существует. – прежняя изворотливость и осторожность в словах куда-то исчезли, теперь Майя не подбирала слова – она просто не говорила то, что могло навредить. Не только Кагуе, но и девочке из дома Кирихары, с печальными глазами и кроткой улыбкой.

Она тоже была молчаливой, их привели разные дороги в одно и то же место, почти одновременно, так вышло, что они подружились. В том смысле, который был привычен Майе: здоровались при встречах, Рейко всегда приносила ей чай, если узнавала, что она в поместье, наконец, они даже пару раз прошлись по Нео-Токио в свободное время, заглядываясь на витрины и перебрасываясь короткими фразами. Рейко знала, откуда на самом деле пришла Майя, она сама была родом из соседних мест, и при мысли о войне на её глаза наворачивались слёзы. Трусоватая в хорошем смысле, она всё-таки не побоялась сунуть нос в документы во время приборки, пусть и уверяла потом Майю, что видела всё только краем глаза. Но факт оставался фактом, всё было в силе, а бумага, увиденная ей, была слишком похожа на то, о чём спрашивала её Байерн.

Майя пообещала, что никому не скажет, и заказала ей европейских десертов на последние деньги в кошельке.

Рейко предупреждала её – не лезла бы ты в эти игры, Майя. И заискивающе говорила «не знаю, зачем тебе это», словно надеясь на объяснение, зачем. Майя молчала, смотря перед собой невидящими глазами.

Игры… Игры, игры, игры.

Она обещала себе не лезть, зная, что отработанным материалом останется она. Но как это возможно, если в любой момент её могут вынуть из коробки тонкими пальчиками и вернуть в партию, даже если она попыталась сбежать?

– Знаю, – кивнула Майя, с трудом отделавшись от возникшей в голове картины того, как Кагуя берёт её за шиворот и ставит на доску. Слушала она не менее внимательно, вот только вывод был совершенно лишён эгоцентризма и сколько-нибудь стремления перетянуть одеяло на себя, – Вы хотите выбрать кого-то из друзей, – о, речь шла именно о «наших друзьях», – и хотите спросить моё мнение, химе?

+3

10

Хорошо, — это, и в самом деле, удивило Кагую. Майя будто бы ушла глубоко в раздумья от относительно банального вопроса и девочка, изучая её любопытным взглядом, могла лишь гадать, почему. Может, вспоминала какой-то свой неприятный опыт с помолвками? Вряд ли: откуда бы? О гостье принцесса знала не так уж много, но более чем достаточно для вывода, что в помолвку та вряд ли бы ухитрилась влезть. Скорее уж причина была совершенно иной.

Я не видела эту бумагу, но она существует.

Принцесса сразу потускнела. Собственно, к этому привёл бы любой ответ, кроме самого невероятного: "Удалось найти документ о расторжении". Бумага есть — значит, не придётся хотя бы ещё выспрашивать, как там и что; можно будет просто прямо сказать "Пора бы уже расторгнуть этот нелепый уговор".

Бояться вроде как и нечего. Всё должно пройти гладко, ведь Сузаку с тех пор наворотил всяческих делов, делающих помолвку в разных смыслах позорной для Киото. Но почему тогда она ещё в силе? Неужели Кирихара просто забыл? Не то чтобы Кагуя часто вспоминала о ней (скорее уж вообще не вспоминала), а колечко можно и не замечать по привычке. Если дела действительно обстоят так, никаких проблем не возникнет: обсудили, расторгли, отправили Сузаку письмецо-уведомление. Кольцо в шкаф как память о детстве, а то и вовсе в мусорник.

Совсем другой вопрос, если никто ничего не забыл и есть причина для сохранения почти забытой связи Куруруги-Сумераги.

На мгновение девочка подумала, как Кирихара мог бы решить, будто её терзает любовь, и не стал травить душу.

Да уж, забавно бы вышло... Как в книжках прямо. Интересно, стал ли бы кто-то читать книгу обо мне?

Знаю. Вы хотите выбрать кого-то из друзей и хотите спросить моё мнение, химе? — Кагую такой, в общем-то, разумный вопрос сразу выбил из колеи. Снаружи почти не заметно, но всё же. Хоть предугадывать действия и ответы людей у девочки получалось неплохо, такие конфузы случались.

Но быстро поднятое не считается упавшим! Не прошло и полсекунды, как принцесса прыснула весёлым искренним смехом.

Ой прости, я не ожидала как-то даже! Нет-нет, среди друзей у меня не так много близких, доверенных и одновременно ничем более важным не занятых. — Относительно близко из всего Ордена пока что довелось познакомиться лишь с Зеро. Пригласить его на роль телохранителя... Вот уж был бы номер!

Зато вот ты, Майя — другой разговор. — Снова яркая улыбка. — Ты не подчиняешься конкретно ни одному из Домов, а значит, можешь спокойно хранить мои тайны. И ты до сих пор все задания, о каких я смогла узнать, выполняла очень целеустремлённо и преданно. И наконец, хоть мы знакомы не так уж много, но довольно близко, и я как-то просто чувствую, будто могу тебе верить!

А ещё ты сможешь меня защитить, если что, так что и с вопросом охраны проблем не будет. — Увлечённая, Кагуя нетерпеливо поёрзывалась. — Вот поэтому я хочу предложить, если ты не против и ничем сейчас не занята, стать моей сопровождающей. Я сразу скажу, что это надолго и может быть без выходных — а если согласна, обсудим детали.

+2

11

Жаль, но других вестей у неё действительно не было – подбодрить сникшую принцессу Майя не могла ничем. Обещать выкрасть бумагу? Слишком… бесполезно. Рискованно, конечно, и для неё невыполнимо, но, прежде всего, бесполезно. Важен был уговор, а уговор не украдёшь, он существует независимо от бумаг. Тут ей не поможет даже Рейко, которая и так сделала для неё больше, чем стоило ждать.

Это не отменяло лёгкого привкуса вины, хоть Майя отчётливо понимала: здесь она бессильна. Она пыталась войти в положение Кагуи и представить себя невестой по уговору, но получалось плохо. Как бы она сама на это смотрела? Подобный расклад событий настолько не укладывался в её характер, что походил больше на стихийное бедствие, а спастись от него проблематично. Наверно, ей было бы почти всё равно.

Задумчивость на лице Майи сменилась удивлением, а потом – искренним недоумением. Она что, сказала что-то не то, и это вышло в итоге очень смешным? От неё что, ждали совсем другого?

Потом пришло понимание, заставившее глаза Майи удивлённо распахнуться, а мысли – снова повторить голос Рейко, сгорбившейся над воздушным десертом. «Не лезла бы ты в эти игры, Майя», жалобно отдалось в её голове. Рейко, сама того не ведая, оказалась очень проницательной. Помимо воли, перед глазами снова возникла картина того, как Сумэраги берёт её за шиворот двумя пальчиками, вертит перед глазами и ставит на доску.

Не подчиняется другим домам – это верно, она просто принадлежит всем и сразу, рядовой работник, которого используют для мелких поручений. Исполнительна – что ж, её приучили к этому, а, может, сказался японский женский темперамент. Тот самый, что заставляет замужних женщин встречать надравшегося в стельку мужа, приведённого домой двумя красотками из ближайшего увеселительного заведения, с улыбкой, а потом угощать красоток горячим чаем, чтобы не простудились.

Вот только можно ли ей верить?

Лица Эми и Камимуры встали перед глазами, заставляя тяжело вздохнуть. Нет, наверно, там было другое дело, может… Или она сейчас просто пыталась себя оправдать, отыскивая ответ на вопрос, может ли ей верить Сумэраги-химе? Сможет ли кто-то потом приказать ей предать свою госпожу? Будет ли у неё право ответить на такой приказ пулей в лоб?

И, наконец, что делать с работой, которую она только-только нашла?

– Сумэраги-химе, – сбивчиво начала Майя, теребя в руках яблочную дольку, – Дело в том, что я, помимо службы… вам, – она чуть не сказала «домам Киото», но короткое «вам», пожалуй, было честнее, – зарабатываю себе на жизнь различной работой. И последнюю я нашла совсем недавно.

Она замолчала и взглянула на чужое лицо вопросительно и почти беспомощно, словно спрашивая, что ей делать?

Конечно, Кагуя может приказать. Может уговорить. Может взять её за шиворот и поставить на доску, всё верно.

– Я… действительно нужна?

+4

12

Немного смутившись и сбившись, Кагуя всё же почувствовала изрядное облегчение. Ответ звучал не как "Извините, не по мне это, не хочу", а, скорее уж, как "Неожиданно это слишком, придётся много перед кем извиняться, да и страшновато с непривычки...". Что-то подобное она и ожидала услышать — вряд ли бы Майя сидела где-то, как собачка, только и ожидающая, что приглашения понянчить своевольную принцессу. Разумеется, у неё есть свои дела — потому и устроен был этот разговор весьма заранее.

Следовало бы серьёзно рассмотреть вероятность отказа от Майи, но очень уж не хотелось. Больше особо-то не к кому обратиться — придётся искать кого-то мало- или вовсе незнакомого, всё может затянуться... А действовать ведь надо уже сейчас!

И вот как раз самой Майе об этом говорить ни в коем случае нельзя. Вынуждать, выпрашивать, приказывать, требовать... Так не заводят доверенных спутников. Доверенные спутники заводятся сами и исключительно по своей воле. Романтичная наивность? Глупое упрямство? Может быть. Кагую не волновало особо правильное название этого ощущения — она в любом случае желала сохранить его, как самую незаменимую ценность. Вот если кого-то ещё искать — придётся думать максимально трезво и холодно, а пока...

А пока Майя ещё не отказалась.

Девочка энергично помотала головой:

Нет-нет, прости, я тебя запутала немного! Это не прямо сейчас нужно. Мне ещё надо убедить дядюшку, что я без его присмотра на волосах своих случайно не повешусь,или подготовиться так, чтобы он не смог помешать, даже если захочет,разобраться вот с этой помолвкой, устроить некоторые вещи... Я надеюсь выезжать из страны где-то в конце ноября, так что спешить и срочно срываться с места не придётся. Если дело в этом...

Кагуя немного помолчала, сложив пальчики в хитрый узел.

Но это просьба, Майя. Ты заметила, может, что я вообще не люблю приказывать... А в этом случае особенно. То есть, я тебя просто приглашаю. Не как умелую оперативницу, — девочка улыбнулась, — хотя это тоже, а как хорошую знакомую.

И как подругу?

+4

13

Майя вцепилась в яблочную дольку так, будто это был последний якорь, удерживающий её на прежнем месте. Ей казалось, стоит разжать пальцы, и она снова улетит. Улетит куда-то в черноту, где её уже ничего не спасёт, где она будет догнивать оставшееся время. Только где-то в голове пульсировал вопрос – что же делать? Договор ещё не подписан, соглашение осталось устным, но Майя отчётливо осознавала: второго шанса не будет. Согласись она сейчас, и больше никто не поручится, что ей удастся жить в Японии, если у Кагуи отпадёт в ней нужда. Переучиваться ей поздно, а переменчивые телохранители не нужны никому.

Не окажется ли она щенком, которого взяли на лето, а осенью оставили в пригороде на произвол судьбы?

А как бы поступил Он? Что бы сказал, сидя тут, перед хрупким ребёнком, подбирая слова, чтоб не сорваться на грубость или колкость, не зная, куда деть руки, привыкшие удерживать оружие? Майя попыталась представить себе это и мысленно пожалела «отца». Он бы согласился, наверное. Или попытался убедить принцессу, что ей нужен кто-то получше?

– Мне нужно подумать, Сумэраги-химе. –
ответ был ясным, без тени усилий, хоть взгляд Майя так и не подняла, – Если я соглашусь, мне тоже потребуется время на улаживание всех дел.

Она сунула злополучную дольку яблока в рот, словно ставя точку в своих мыслях. Как бы то ни было, она нужна здесь. Просто нужна, не за деньги или прочие награды. Если она нужна, она остаётся.

– Понимаю. – кивнула Майя, когда речь снова коснулась помолвки. Она не знала подоплёки всего дела, но доверяла решениям принцессы – если она хочет с этим что-то сделать, то так надо. В конце концов, лично ей позволяли набивать шишки самостоятельно.

Как хорошую знакомую? Майя подавила кривую улыбку, чтоб не нарушать тон беседы. Что Сумэраги-химе знала о ней? Конечно, не стоило ставить ей это в вину, но…

Ей бы научиться больше узнавать о людях, возможно, а не только тому, как не повеситься на собственных волосах.

+3

14

Наблюдая за Майей, Кагуя нервничала и сама. Грядущий (и тоже весьма важный) разговор с Кирихарой, сама спланированная поездка в неспокойную Индию (хоть и не прямо в Китай, где, наверное, сейчас опаснее всего), оторванность от привычного дома — все отошло на второй план перед казавшейся самой значимой сейчас проблемой. Девочке ужасно не хотелось навязываться, но не хотелось и остаться одной, вынужденной искать себе иного спутника... А то и отказаться от затеи вообще, если не найдёт.

Знакомая? Подруга? Какая я ей знакомая и подруга? Сколько раз мы виделись — на одной руке, небось, можно посчитать. — Вредно елозило в голове. Будто у принцессы там сидела ещё сестра-близнец, чрезвычайно похожая на неё саму, только крайне недовольная своим положением заключённой и неустанно мстящая за него едкими замечаниями.

"Сестричке" Кагуя была благодарна — без самокритики особо далеко не уедешь. Но проснулась та, как обычно, далеко не в самое идеальное время.

Мне нужно подумать, Сумэраги-химе. Если я соглашусь, мне тоже потребуется время на улаживание всех дел.

Принцесса энергично покивала. Где-то в глубине души она уже с облегчением поставила галочку напротив "Майя-сопровождающая" и, наконец, почувствовала себя способной переключить мысли на что-то другое.

Конечно. Я думаю, тебе будет не сложно... М-м... Решить до понедельника? [12 ноября] А уладить всё, если согласишься, до, например, 25-го? Тогда позвонишь мне, и договоримся, как поступим дальше.

Если я хорошенько обдумаю всё и пойду к дядюшке послезавтра, то так у меня будет ещё полно времени, чтобы его убедить, выполнить какие-нибудь его требования, да заказать всё нужное... И изучить ситуацию в Индии сейчас поподробнее. Не хотелось бы, понарассказав всем, как у меня совершенно не будет там проблем, попасть впросак. Да и Майе спешить не придётся ведь?

Размышляя так, Кагуя вынула из чехла со своим PDA небольшой листочек с записанным телефонным номером.

Вот. Позвони обязательно. — Улыбнулась она.

Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 07.11.17. Напополам