По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 25.10.17. Firefly


25.10.17. Firefly

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

There's a firefly loose tonight
Better catch it before it burns this place down

1. Дата: 25 октября 2017 года
2. Время старта: 14:00 (11-й сектор - 26.11, 6:00am, ЮАР - 25.11, 11:00pm)
3. Время окончания: 14:30 (11-й сектор - 26.11, 6:30am, ЮАР - 25.11, 11:00pm)
4. Погода: ЮАР (12 градусов по Цельсию, солнечно, сильный ветер), 11-й сектор (20 градусов по Цельсию, пасмурно)
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, Наннали ви Британия
6. Место действия: видеозвонок
7. Игровая ситуация: Наннали празднует своё пятнадцатилетие, однако 3-я принцесса не появляется на торжестве. Поздним вечером человек из свиты Ренли передает для Наннали маленькую упакованную коробку с просьбой позвонить в 11 сектор.
8. Текущая очередность: Юфи, Нана

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+3

2

Незатейливый браслет из тонких серебряных цепей с вплетенными незабудками, вырезанными из сапфиров, не имел особой ценности и аналогов во всем мире. Казалось, одна пуговица на мундире какого-нибудь адмирала стоила куда больше этой простой безделушки. Но всё было не так — срочная работа всегда оценивается куда дороже. 

Бархатная коробка с украшением была упакована столь тщательно, будто принцесса боялась — по дороге звенья цепи рассыплются в беспорядке. Но браслет лишь слегка звенел при соприкосновении, покинув углубления своего ложа.

Рассветный пасмурный сумрак ничуть не освещал кабинет генерал-губернатора — единственное место, которое совершенно точно не прослушивалось. Пробравшись тенью мимо камер слежения, Юфи была в кабинете уже в пять часов утра в нетерпеливом ожидании звонка. Впрочем, принцесса не сомневалась, что ночная охрана в курсе её вылазки —они не теряли своей сноровки.

По правде говоря, Юфи не призналась бы и себе в том, как сильно желает этого разговора, и как сильно жалеет о своем решении. Принцесса за эти дни с удивлением думала о том, когда успела столь сильно рассориться с Наной и не находила для себя веских причин, словно они выцвели подобно старым шторам. Эмоции же было не обмануть, Юфи была в смятении.

Браслет-близнец звякнул о деревянные подлокотники кресла, сапфир поймал рассеянный лучик света и словно засветился изнутри, но солнце тут же скрылось за тучами. Собирался дождь.

+2

3

Если бы Наннали сказали несколько часов назад о звонке Юфемии, она, верно, извелась бы волнениями. Их последний разговор был трудным, хоть и закончился на мирной ноте — а после Юфи попала в плен и была серьезно ранена... Наннали, забывшись собственными тревогами, так ни разу и не позвонила сестре, чтобы справиться о ее здоровье, и к чувству вины за то, что косвенно оказалась виновата в похищении сестры, добавилась неловкость за невнимательность и эгоизм.

Впрочем, сейчас все эти эмоции сглаживались счастьем: разговор с Лелушем действительно вдохновил принцессу. На ее лице впервые за долгое время воцарились умиротворение и счастливая улыбка, и эти же чувства переполняли ее. Ни одна вчерашняя тревога не могла опечалить Наннали, когда ее оберегал старший брат.

Коробочка, переданная человеком из свиты Ренли, была мягкой на ощупь и теплой — возможно, в том числе от того, что Наннали вертела ее в руках, не решаясь открыть, пока не переговорит с сестрой. Пока ее везли в переговорную комнату, она вспоминала их с Юфи последний разговор: они же поняли и простили друг друга?.. Они говорили так же по видеосвязи, и Наннали не смогла бы наверняка сказать, задумай сестра обмануть ее. Но Юфи незачем лгать ей, если только уберечь от тревог. Все стремятся оградить маленькую принцессу от тревог, не замечая, что тем самым лишь делают больнее.

Тихо пиликнул прибор, сообщая о старте звонка. Юми зашуршала юбками, тихо прошептала, что оставит их наедине, и вышла за дверь, оберегая право своей принцессы на приватный разговор. Наннали была благодарна.

По правде сказать, самой Наннали не было нужды в переговорной: она не видела огромных экранов, приспособленных на высококачественную передачу видео-изображения, а эффекты трехмерного звука хоть и создавали ощущение присутствия человека в комнате, все же не были первоочередным ее требованием к разговору. Ей хватило бы простого звонка — но лишать сестру права видеть младшую, конечно, было бы нечестно.

— Здравствуй, — улыбается Наннали. Она светла и приветлива, и ни единым жестом не выдает той глубокой депрессии, в которую на самом деле впала — потому что сегодня ее тоска отошла на второй план. — Прости, что не позвонила тебе раньше.

+2

4

Совместно
Сжавшись в кресле, Юфи кажется намного меньше. Она бы и ноги подобрала под себя, разговор-то приватный, но камеры. Звук она попросила отключить, но наблюдать они не перестанут. То ли от недоверия — кабинет-то самого генерал-губернатора, то ли ради спасения — принцессу уже похищали.
— Привет, — тонкие губы едва ли задеты цветом, зато в глазах неприкрытая жадность — она так давно не видела Наннали, что позабыла родные черты. — Ничего, — жмет плечами, сестра всё равно не увидит, но намеренно движет рукой, именно так, чтобы браслет вновь задел отполированную поверхность.

— Как ты себя чувствуешь? Я спрашивала Ренли, но он уклонился от ответа, — с легким упреком говорит принцесса. Она помнит: брат не хочет тревожить ее и обижаться на него за это совершенно бессмысленно. И все-таки немного обидно, что ее как всегда оберегают в большей степени, нежели считаются с ней.


— Я в порядке, — она всё же плюет на условности, подбирая озябшие внезапно ноги под себя. На упрек едва заметно улыбается, произнося совсем тихо: — С днём рождения.
В слова она вкладывает чуть больше, чем поздравление. Юфи осторожно сожалеет о годах порознь, о глупой ссоре и своей злости. Она всё ещё не прошла, но Юфемия ещё и стыдится своего облегчения. — Я бы приехала... — лжет, не поехала бы, — но не получилось. У тебя всё хорошо?

В голосе сестры плохо скрываемая печаль и шуршат юбки. Будь это телефон, Наннали не различила бы, но сейчас точно слышит этот шорох, и думает, что Юфи отчего-то неловко. Почему? Ведь все хорошо.
— Ничего. Я рада слышать тебя, — улыбается она, желая утешить сестру, которая действительно хотела — просто обстоятельства. Наннали даже хорошо понимает: если репортеры посчитали Юфемию мертвой, то, вероятно, ее раны были совсем не царапинами. Куда бы она полетела в таком состоянии?..
— Все хорошо, да. Я слышала Лелуша сегодня, — делится радостью и самой большой тайной. Она не всем об этом расскажет — только Юфи и Дункану. — Он тоже в порядке.
Вот и все. Все у всех благополучно, все в порядке и никто никому почти не наврал.
— Я еще не открывала твой подарок. Ты позволишь?..

+3

5

Имя брата звучит так неожиданно, что Юфи теряется — она и забыла в суете дней. Впрочем, она не уверена, что Лулу захочет с ней увидеться. Принцессу никто не выпустит из резиденции в одиночестве, а она слишком уважает его право не возвращаться. Юфемия не будет настаивать.

— Конечно, —Юфи склоняет голову, только заметив свою коробочку около сестры, — это мелочь.
Юфи улыбается, наблюдая за тонкими пальцами, старающимися аккуратно распечатать подарок. Она придерживает рвущееся любопытство, не хочет узнавать новости именно так — гораздо проще прочесть доклады, неизменно ложащиеся на стол генерал-губернатора.

— Будь осторожна, — предупреждает тихо, упаковочная бумага таит в себе много опасностей. Порезаться об острый край так просто.
Порыв ветра распахнул неприкрытые до конца створки, пропуская первые капли дождя в комнату. Юфи на несколько секунд оставила сестренку, убежав к окну.

+2

6

Подарками ли пугать девочку-подростка? Наннали улыбается себе под нос, на ощупь находя тонкие сгибы и неторопливо раскрывая спрятанное внутри сокровище. В теплой от прикосновений рук коробочки — бархатная подложка и прохладные резные камни, объединенные тонкими цепочками. По длине принцесса догадывается, что это браслет, и бережно достает его из углублений. Старается застегнуть сама на левом запястье, немного неловко, но настойчиво.

Она отчего-то думает, что камни на браслете отливают синевой — такой же спокойной и глубокой, как стала сестра. Такой же ласковой и нежной, как глаза Марианны. Юфемия — чуткая к таким деталям, и непременно выбрала бы что-то знаковое.

— Спасибо, Юфи, — тепло благодарит она, когда тихий щелчок возвещает об успехе. Наннали не уверена, что все сделала правильно, но Юми поправит ее позднее.

И воцаряется молчание. Девочка не знает, что сказать старшей, и ей неловко: от проявленного внимания и от того, что ей самой нечего дать сестре взамен, пусть это и ее день рождения. Или есть?.. Лицо Наннали озаряется улыбкой, когда она вспоминает находку, сделанную на Вилле Ариес.

— Я была в нашей старой детской, — рассказывает она, и лишь на мгновение ее лоб хмурится от воспоминаний о пережитом там. Ни она, ни Дункан не рассказали никому, что ей стало плохо там. — И нашла там наградную тарелку. Половинку, помнишь?

Робкой надеждой: вдруг Юфи тоже хранит эту маленькую память о прошлом? Крупица истории о двух сестрах, чьи судьбы так же раскололись на две неравные половинки. У старшей по-прежнему столько же понимания и всепрощения — почти не изменилась вопреки всему.

+3

7

Принцессе становится неловко. Почти. Памятная половинка тарелки действительно хранится среди её старых вещей. Тех, что остались в столице — Юфи уезжала налегке. Тащить с собой все свои сокровища, в особенности детские, было бы глупым. Мысленно она проводит пальцем по боку скола, словно наяву ощущая его шероховатость. Главное не коснуться тонких граней, тогда не будет крови. Это её детский секрет, принцессам совершенно не полагается играть подобными вещами. То было одним из немногих утешительных доказательств существования брата и сестры.

А теперь, вот она, снова перед ней и снова слишком далеко:

— Конечно, — Юфи смотрит внимательно, почти изучающее — с подарком не прогадала. — Когда ты туда ездила?

Юфемия не волнуется о безопасности такой поездки и неприятных воспоминаниях для сестренки. На вилле прошла большая часть их детства — это светлое и беззаботное время для всех. К тому же, она уверена, что всё имущество правящей семьи содержится в порядке. Среди них очень много импульсивных людей, готовых удивить своими неожиданными визитами. Потому Юфи совсем не удивлена — это нормально для Наны, отправиться туда после стольких лет.

Она хочет вспомнит брата, императрицу и многих других людей, но не решается. Смутно ощущается легкая обида — ей Лулу не звонил, но прячется под гнетом совести — она тоже не вспомнила. Паузы в разговоре ощущаются напряженными, смятение не рассеялось с началом разговора. Теперь их разделяет не только прожитые раздельно годы и тяжесть одного эгоистичного решения, но и большое расстояние.

— Я... — Юфи давит тяжелый вздох, подбирая совсем нелегкие слова, — всё ещё злюсь... — дальше выходит ещё тяжелее, — что ты оказалась взрослее меня.

Самой Юфи с трудом удалось принять выбранное для неё наказание. Она проводила время в мыслях о лазейках, надеждах и их отрицании — Шнайзель никогда не шутит в политических делах. И получить освобождение такой ценой было тяжелее всего, словно спавшие на миг цепи сплелись сильнее. Только теперь Юфемия готова об этом говорить, правда смотрит совсем не на Наннали, а в оконное стекло, где смутно отражается сама.

Решимость пропадает, стоит Юфи увидеть собственные глаза, поскольку так всё оказалось сложнее. Глупо и нелепо, она смогла сказать то, что её терзает, так и не посмотрев на Нану. ЮФи даже не уверена в том, что сестренка её расслышала, комната связи просторна и окно достаточно далеко. Она по-прежнему сжимает подоконник пальцами, вцепившись до побелевших костяшек. И теперь она смотрит в себя.

— Я!.. — восклицание умирает проглоченным воздухом, Юфи порывисто возвращается назад к экрану. — Должна идти, береги себя.

Принцессы не выказывают уязвимых эмоции, потому голос Юфи поставлен так, словно она обращается к публике. Она знает, Нана поймет полутона, но верит в то, что их можно списать на плохую связь. Отчетливая картинка гаснет, прежде чем она договаривает предложение. Пальцы слишком торопливо разрывают связь, оставляя третью принцессу наедине с собой переживать уязвимость.

Браслет твердо и уверено обхватывает запястье, но блеск драгоценных камней меркнет перед мягким полумраком комнаты, смазанным горячим теплом. Юфемия знает, что сестра наверняка будет переживать, и обещает — опять же, себе — обязательно созвониться снова. Или, оставив всё позади, наведаться в гости.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 25.10.17. Firefly