По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 05.11.17. Чья-то потеряшка


05.11.17. Чья-то потеряшка

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Дата: 5 ноября
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 14:00
4. Погода:  погода на 5 ноября 2017 года
5. Персонажи: Джек Доу, Майя Байерн
6. Место действия: Академия Эшфорд
7. Игровая ситуация: 5 ноября - национальный праздник Священной Британской Империи. Празднуют его даже те, кто находится вдалеке от дома, в том числе и в Нео-Токио. Главной традицией торжества является сжигание соломенной куклы Гая Фокса. В этом году гордость семьи Эшфордов - найтмер Ганимед - будет сжигать огромное чучело Фокса.
И пока техник, приведший маленькую Джек на радостный праздник, занят своими железками, ребенок не преминул воспользоваться возможностью - и отправился на поиск чего-нибудь вкусненького. Или приключений? Или проблем?.. Вот уж с последним в Академии вообще сложностей никаких.
8. Текущая очередность: Джек (гм), Майя.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+1

2

Сытый желудок, тёплая койка и вечно весёлый и жизнерадостный «старший брат» стали метафорическим светом во тьме жизни юной Джек. Он не был излишне навязчивым, не старался избавиться от неё, но всегда был рядом в те моменты, когда девушке было одиноко, когда она нуждалась в ободрении и поддержке. За время их недолгого сожительства кроха будто бы избавилась от тёмных мыслей, скинула с себя налёт пережитого кошмара, и была готова открыться миру. Загадочные преследователи так и не появились на пороге дома Николоса, не искали её по ангарам, но изредка приходили к ней во снах, мешая вот уже, казалось бы, наладившейся жизни.

Сегодняшний день, яркая и солнечная, пестрящая контурами белёсых облаков в небесах, располагал к веселью и радости, к прогулкам, а вовсе не к копанию в механике. Джек так и не смогла приобщиться к радости созидания, к чуду процесса творения, и потому считала работу Николоса скучной.

- Я отлучусь, дядя Ник, - с азартной улыбкой шепнула она механику на ушко, наклонившись к лежащему у ходовой махины-Ганимеда. Руки из карманов ветровки так и не вынула – явно мёрзла на сильном прибрежном ветру. Тот не стал возражать – ведь детёныш в кои-то веки показывает чудеса жизнелюбия и самообладания: не забивается в угол, не прячется под одеялом, не пытается запереться в ванной, проводя там по пять часов кряду, стараясь скрыть свои рыдания за шумом бегущей воды…

Невесомая фигурка в лёгкой курточке и ярких синих джинсах брела по просторам академии, разглядывая ученический быт через окна помещений, воображая себя на месте этих прилежных, разодетых в форму юных старшеклассниц, при взгляде на которых где-то в глубине души просыпалось острое чувство зависти. Пройдя центральную стелу, пробежав мимо фонтанов, а после прошмыгнув в арку, девчушка вышла за пределы территории учебных корпусов - к стремительно бегущей речушке. Названия водной артерии она не знала, но была уверена, что та обязательно будет носить имя какого-либо именитого британского графа прошлого.

[nic]Джек[/nic][ava]http://s7.uploads.ru/9CwDb.jpg[/ava]

Отредактировано Faith Waller (2016-03-30 22:21:18)

+1

3

Слежка, возложенная на её плечи, привела её к чужому празднику – «порох, измена и заговор», ритуальное сожжение чучела – и всё это было приправлено типично британскими специями, что вызывали в ней то усмешку, то горечь, то отвращение. Слежка давно свелась к недопущению опасности для Ракшаты, а вовсе не контролю за её «развлечениями», Майе было откровенно скучно, но долг нужно было отдать до конца. Конечно, она попыталась заинтересоваться, чтобы не бродить по территории академии с постной миной, но не нашла здесь ничего, что могло бы быть интересным для неё.

Небрежно стянутые в куцый хвостик волосы, шрам над бровью, расстёгнутый воротник рубашки, пиджак на плече. Ничего не изменилось, она всё так же пыталась быть развязной и максимально незаинтересованной, но до конца быть таковой не получалось – слишком уж очевидно она избегала скоплений людей и слишком уж ей был неинтересен Ганимед, который был звездой этого дня. А быть развязной в хитросплетении коридоров, закоулках здания, да бог весть где, лишь бы подальше от общества – очень уж наигранно.

В итоге она нашла реку, и всю наигранность с неё как рукой сняло. Потому что вода – это почти зеркало. Зеркала же с недавних пор стали для Майи чем-то несравнимо важным.

Майя торопливо огляделась, сбросила пиджак с плеч так, чтобы он упал изнанкой на берег, встала на него острыми коленями и взглянула на зеркальную гладь с плохо скрытой надеждой. Нет, не так – надежда в её облике даже не пыталась скрываться, и всякий, кто увидел бы её, сразу бы понял, что она по какой-то причине возлагает на эти действия огромные надежды.

…Во всём был виноват тот сон. Или не сон. Или болезнь – неважно! То странное чувство, что за зеркальной поверхностью она оставила что-то, что успела полюбить, снедало её уже не первый день.

Будто бы там был секрет её счастья.

+1

4

Крохотные кораблики алых и жёлтых цветов шли по течению, кружась и подскакивая в потоке вод, швартуясь у корней прибрежных деревьев, порой находя свой поток стеклянных и пластиковых «рифах», возведённых человеческим безразличием к красотам природы.

Джек не сразу заметила гостью, пробравшуюся в уютный уголок на отшибе, но одного взгляда на её шрамы и тёмный антураж, что кружил вокруг было достаточно для того, чтобы встрепенуться, собрать мысли и спешно укрыться в сенях ветвей. Женщина была похожа на преследователей если не поведением, то как минимум взглядом – тяжёлым, усталым, заставляющим почувствовать слабость в коленях и пальцах.

Но если она – ловец, то отчего же сейчас пала на землю и склонилась к воде, словно молясь стихии, этому месту? Профессионалы так не поступают: они тихи – едва услышишь, они еле видны – словно тени в полдень, они не позволяют себе отдыха – рыщут, будто оголодалые волки. И в этот момент сердце ребёнка начинает биться чуть тише, выстукивая привычный, хорошо знакомый нам ритм жизни. Взгляд её смягчается, а на губах появляется едва заметная улыбка. Галька в руках холодит пальцы и скользит по ладошке, переминаемая подушечками. Мгновение, и каменная лягушка уже скачет по речной глади, делая несколько неуверенных прыжков, а после ныряя глубоко под воду, где достаёт самого дна. Отражение Байерн в этот момент искажается от идущей по зеркальной плёнке ряби.

- Тётя, уже холодно купаться, - строит из себя умную Джек, натягивая на лицо строгое-престрогое выражение.


[nic]Джек[/nic][ava]http://s7.uploads.ru/9CwDb.jpg[/ava]

Отредактировано Faith Waller (2016-05-20 10:59:02)

+1

5

Для неё мир на долгие секунды перестал существовать, сводясь к одному-единственному отражению в воде. Всё, что не относилось к этому размытому и плывущему лицу за водной гладью – звуки, краски, цвета и даже ощущения – исчезло где-то там, за пределами восприятия Майи. Единственным «инородным» явлением здесь было биение собственного сердца, которое с недавних пор казалось Майе то ли печальным, то ли насмешливым.

Человек живёт до тех пор, пока его сердце позволяет ему это делать. Можно сделать всё, что угодно, но однажды этот комок мышц размером с кулак перестанет сокращаться, и жизнь оборвётся, будь ты королём, шутом или Майей. Можно сказать, что именно сердце контролирует твою жизнь безжалостно и, быть может, даже предвзято. Никакая душа и личность не сможет указывать сердцу.

Туманные размышления об этом заволокли голову Майи, потому что настоящего объяснения её странному поступку не было – она не знала, почему её так тянет к зеркалам, и что она собирается увидеть. Точнее, она будто бы не помнила об этом.

Она так же не понимала, почему она думает о сердце.

Может быть, потому что у неё не было семьи.

Может быть, потому что обе её семьи были разрушены самым жестоким образом.

Может быть, потому что ей казалось – за зеркальной гладью есть что-то, что исправит такое положение дел.

И всё же разум возобладал над её непонятной тоской, и Майя разочарованно вздохнула, оторвав взгляд от собственного искажённого лица. Не стоило и надеяться на что-то иное, услужливо подсказывал ей разум. Этот же разум нашёл и объяснение её состоянию – увольнение из дома Исикава. Чувство вины всё ещё давило на неё, наверняка, именно им всё и объяснялось.

Если бы ей дали ещё десять минут, Майя бы убедила саму себя, что по-другому и быть не может, и жизнь её вернулась в устоявшееся русло хотя бы на время. Однако, вместо этого, тишину нарушил чужой голос – детский голос.

Майе стоило огромных усилий удержаться от привычного движения рукой по бедру – к оружию. Таких же усилий ей стоило не подпрыгнуть на месте. И уж совсем невероятным трудом она удержалась от какого-то радостного вскрика.

Зеркало. Ребёнок. Зеркало. Ребёнок.

Она оставила что-то за зеркалом.

Разум и что-то за его пределами вступили в яростную борьбу, и Майе впервые показалось, что трезвость рассудка ею была безвозвратно утеряна. Однако, на этот раз разум снова возобладал над чувствами.

– Прости. – выдохнула Майя, медленно повернув голову. Ребёнок был ей незнаком. Совсем. И, похоже, это было для Байерн почти радостным. – Я уронила туда монетку, хотела достать. Ты права, не стоит этого делать.

Ложь пришла ей на ум неожиданно легко, а голос был лишён заискивания, каких-то омерзительно певучих нот, которые свойственны многим при разговоре с детьми. Майя говорила с ней, как с взрослым человеком, ну или хотя бы так, как говорила бы с самой собой.

+1

6

Без лишней скромности Джек уже мостила свою панистару рядом с «печальным тёмным ангелом», прищурив один глаз и вглядываясь в блики волн. Даже если среди песка и камней и пряталась крохотное сокровище, девичий взгляд не мог его отыскать.

- Порой, нам нужно провожать прошлое и жить дальше, - сказала она скорее себе, нежели собеседнице. Перед глазами плыли образы прошлого: счастливого, простого, прошлого, где не было терзаний и страхов (за исключением выбора мороженного и «страшного монстра под кроватью»). Казалось, всё это происходило с другим человеком, с кем-то из славной сказки, книгу о которой ещё никто не написал.

- Люди обычно говорят, что дважды в одну реку не войдёшь, - кроха прикоснулась пальцами к водной глади, а после повторила процесс, - Никогда не понимала этого. Раз… два, - она улыбалась незнакомке, демонстрируя «подлинность своей теории» на практике. Но постреленок не рассчитала сил, потянулась слишком далеко и соскользнула с косого склона берега прямиком в журчащее хладное мелководье.

- У-у-у-у-ух! – выпучив глаза, взвизгнула она, вставая ногами на дно и дрожа всем телом от холода – ноябрьская водица была бодрящей до мурашек. Поток был достаточно спокоен, чтобы не утянуть Джек за собой, но каждое движение в сторону берега давалось крохе с трудом.


[nic]Джек[/nic][ava]http://s7.uploads.ru/9CwDb.jpg[/ava]

+1

7

Несмотря на то, что слова Майи были мягки, а не отдавали холодом, она искренне полагала, что ребёнок, услышав её объяснение, потеряет к ней интерес. И всё же, поддерживая своё враньё, она зачерпнула воду рукой, окончательно разрушая своё отражение, и почувствовала, как холодеют от влаги пальцы. Прохлада её неожиданно отрезвила. Всё нормально. Всё к лучшему.

То, что девочка села рядом с ней, Майя осознала не сразу, а, осознав, не стала затравленно дёргаться. Разумеется, ещё совсем недавно она боялась, когда люди подходили к ней, руки сами тянулись к бедру, где покоилось оружие, глаза щурились и отдавали сталью, как у Джейка. Теперь это всё было в прошлом. Майе отчаянно хотелось покончить с тем, что было. Потихоньку, не сразу, но научиться жить так, как ей того хочется. Первым шагом к этому было отучить себя от старых привычек. Например, не бояться детей.

Пальцы похолодели, и Майя разжала их, отпуская остатки речной воды. Чужие слова были настолько созвучны её мыслям, что Байерн сперва не поняла, что этот голос не родился из её мыслей.

– Хорошо, что ты знаешь. – согласно кивнула Майя, отряхивая пальцы от воды. – Я, например, дошла до этого совсем недавно.

Она не помнила, как именно достигла этой мысли. Не помнила, чем было вызвано её понимание того, что быть мёртвой при живом-то теле, словно чужие похороны были посвящены и ей самой, не дело, в общем-то. Совсем этого не помнила, но знания о правильности таких суждений отчётливо осознавала.

– Зато можно войти в озеро. Или болото. Или лужу. – Майя не спорила и не опровергала, скорее, говорила со своими мыслями – кто же виноват, что они совпадали и у ребёнка, и у девушки. – Река отличается только тече… Куда?!

Байерн взвилась так, будто её тело было собранной пружиной, и то, что ребёнок всё же оказался в воде, случилось лишь по причине того, что Майя очень уж задумалась – но в воде её странная собеседница не пробыла и пяти секунд. Да, она успела встать, но Байерн, влетевшая в реку без условностей вроде подворачивания штанов, тотчас же подхватила её на руки, с видимым усилием вышла на берег, наклонилась за пиджаком и набросила его поверх промокшего ребёнка, больше машинально, чем по собственному желанию.

И – застыла.

Это было дурацкой шуткой жизни, не иначе, но вот она, ставшая солдатом, вот ребёнок, попавший в беду, вот пиджак, накрывающий лёгкое тело, в котором даже кости, наверно, трубчатые, как у птахи. Шутка судьбы. Совпадение, которое могло бы быть смешным.

Майя тряхнула головой, прогоняя наваждение, но не опустила промокшую насквозь деваху на землю. Наоборот, донесла её до верха косого склона берега, уселась на траву, мало заботясь о сохранности своих брюк, и оставила девочку на коленях, постаравшись замотать её в свой пиджак чуть ли не с головой.

– Не знаю, как в одну и ту же – но один раз ты в реку уже вошла. Вот только повторять не стоит. – пробормотала Майя, пытаясь растереть кожу под пиджаком так, чтобы не сделать больно, – Холодно?

+1

8

Дрожащее дитя не сразу осознало себя на руках незнакомки – та была чересчур взволнованной, обеспокоенной за судьбу намокшей. Джек поправила наехавшую на глаза чёлку, прилизав её назад, и посмотрела в глаза женщины. Сейчас она могла получше разглядеть ту, чьи руки скоро скользили по замерзшему телу, цепляясь взглядом за крохотную точечку у глаза: "Должно быть, запачкалась, пока вытаскивала меня".

"И почему ты так взволнована? Это ведь всего-лишь вода", - прыгали мысли в её черепушке. Но ответ вырисовывался сам собой: мама реагировала также. На любую болячку, порез или ранку она неслась к своей любимице с зелёнкой, бинтами или же волшебной таблеткой, воркуя словно голубь над своим птенцом. Быть может, незнакомка была отличной матерью, и сейчас тосковала по своему дитя, от которого по какой-то причине пришлось уехать в командировку?

- Под-д-думаешь – вод-д-да холодная, - улыбнулась девчонка, слыша стук собственных зубов друг о друга, - Я не м-м-маленькая, ч-ч-чтобы таких г-глупостей б-бояться! – но, всё же, поплотнее завернулась в предоставленную ей куртку, а та уже стремительно промокала.

- Ты тоже здесь, чтобы смотреть на громадный кострище? – после нескольких минут напряжённого дрожания и молчания, выговаривает Джек. Она не знает, о чём ещё стоит заговорить со своей спасительницей: ей всё сильнее казалось, что слова им и не нужны. Тётя была бесконечно похожа на гувернантку, работающую у них дома – те же черты лица, тот же редкий цвет глаз, и лишь невероятный окрас волос казался ей чем-то вроде знака отличия одной двойняшки от другой. Знала ли грустная тётя, что стало с её искажённым отражением? Касались ли её пальцы хладного камня могильной плиты? Быть может, именно поэтому её лицо подёрнуто этой вуалью скорби?


[nic]Джек[/nic][ava]http://s7.uploads.ru/9CwDb.jpg[/ava]

+1

9

Майя отреагировала на стук зубов, который был отчётливо слышен даже ей, без лишнего материнского кудахтанья или тревоги. Только спокойно и методично продолжила тереть чужие плечи почти мягкой тканью пиджака. «Почти» - потому что это всё же был не шёлк, да и не что-то близкое. 

Разумеется, она волновалась. Волновалась без какой-то подоплеки – на дворе было начало ноября, и лето уже миновало, а простуда была чертовски неприятной штукой. Волновалась за то, что можно было неслабо расшибиться при меньшей неуклюжести. Другое дело, что её волнение было каким-то отстранённым. Майя словно бы воспринимала мир через ватную толщу собственных мыслей. И дело было даже не в каких-то знаниях, которые она не могла приобрести, пока была сиделкой, нереальных, но путающих ей голову, а в простом чувстве того, что это всё уже было, имеющем реальное основание.

В конце концов, это её когда-то взяли на руки, накинули поверх тряпку и понесли куда-то.

– Конечно. – как-то заторможено согласилась с достаточно детским заявлением Майя, потерев лоб там, где его пересекал свежий шрам. Глупость какая. Они же не на развалинах дома, да и ребёнок, наверно, сейчас побежит к родителям. – Ты не маленькая, но всё-таки скажи, чтобы тебя переодели.

«Когда пойдёшь», хотела сказать Майя, но не сказала, снова отделившись от этого мира.

Когда и кого она так же держала на коленях, задумчиво смотря перед собой?

Когда и где случилось так, чтобы в ней нуждался кто-то из детей?

Нет, она уже имела дело с детьми, всё верно. Но никогда не садила их себе на колени, не пыталась стать к ним ближе. Скорее – наблюдала исподтишка, мысленно причисляя себя к этой семье хотя бы в качестве не особо нужного придатка. Однако, было что-то ещё, и это «что-то» Майя не могла вспомнить.

– Нет… – Майя поморщилась, – Я здесь, чтобы скоротать время. Наверно, я уйду ещё до того, как всё начнётся.

Неважно, что идти ей никуда не нужно, кроме назначенной встречи. Здесь ей оставаться ещё меньше смысла.

+1

10

Тепло заботы и человеческого тело постепенно согрели горе искателя сокровищ на дне речном, и та переткала содрогаться всем своим естеством после каждого порыва ветра. Девчушка буквально чувствовала, как собеседница плывёт по потоку сознания, увязая в нём всё глубже и глубже, словно в мутной сероватой паутине, сотканной королём-кошмаром. Казалось, что внутри её головы раз за разом проигрывается одна и та же плёнка – заевшая, старая, шипящая, на которой едва ли можно было разобрать хоть слово, и чем старательнее ты пытаешься это сделать, тем хуже тебе это удаётся. Недавно Джек и сама была такой. Нет! Она и сейчас такая, но благодаря яркому огоньку, имя которому Николас, мрак и тьма, что владели её миром безраздельно, подвинулись в сторону, уступая место мгновениям неподдельного счастья.

- Знаешь, ты должна пойти со мной! – вскакивая со своего места, выкрикивает пострел. Её глаза отражают светило. Капельки на кончиках волос призывно блестят, превращаясь в хрупкие украшения. И вот уже крохотная ладошка берёт кисть солдата, призывая ту встать с желтеющей травы и направиться к центру торжества.

«Уверена, если рыжик помог мне, то и её вытащит из этого состояния. На то ведь мужчины и нужны», - в представлении Джек Николас был именно тем человеком, что прекрасно бы подошёл под определение «парень, что надо» - этакий ниндзя-клоун, который и защитить может, и рассмешить не постесняется.

Где-то в глубине своей души юная непоседа уже решила, что незнакомке, как и любой принцессе из сказки, любой нищенке, крестьянке или даже волшебной фее попросту нужен «спутник жизни», с которым она бы могла разделить все свои беды и думы. Чем же одноглазый яркий красавчик не принц на белом найтмере? И не важно, что весь в масле – всё это исправит заботливая женская рука.


[nic]Джек[/nic][ava]http://s7.uploads.ru/9CwDb.jpg[/ava]

+1

11

Когда толща в ушах постепенно стала отступать, Майя стала смотреть на мир чуть более осмысленно. И, самую малость, устало – будто мало ей было прежних кошмаров. Кошмары исчезли, но теперь в голову постоянно лезли странные мысли. Не опасные, нет, но заставляющие её самую малость путаться в происходящем.

Что до ситуации, в которой она оказалась сейчас – что ж, Майя просто решила не придавать ей никакого значения. Точнее, не искать большего. Есть ребёнок, который скоро уйдёт к родителям, есть она сама, которой тоже пора уже идти, чтобы успеть добраться до дома, высушить пиджак и, может быть, переодеться. Она уже собиралась сказать, что ей пора, но ребёнок, подскочивший с места, опять перепутал её планы.

Пойти куда? Пойти зачем? Майя желала сказать, что ей нужно идти, или задать хотя бы парочку уточняющих вопросов, потом, разумеется, непременно бы потёрла лоб, где зудел заживающий шрам, но ей не дали на это времени. На свою собственную ладонь, захваченную мокрыми детскими пальцами, Майя посмотрела с искренним недоумением, но её потянули за руку, и привычка слушаться и не вредить тем, кто слабее тебя, сработала на все сто процентов.

– Подожди, – тихо окликнула Майя своего невольного поводыря. – Куда мы идём? Зачем?

0

12

Ребёнок улыбался во все свои двадцать семь белёсых зубчика, представляя себе прекрасную сцену влюблённости с первого взгляда между двумя едва знакомыми для неё людьми (пусть Николас и был душой нараспашку, время, проведённого с ним было явно не достаточно, чтобы познать все грани души этого чудо-человека). Летящие друг другу навстречу, они так и сияют лучами нежности и смущения, но искра, вспыхнувшая между ними, уже превратилась в настоящий лесной пожар, мощный, ревущий, жаждущий...

- Куда-куда?! – передразнила она сомнамбулу, потянув что есть мочи на себя телеса пока ещё безымянной спутницы, - К рыжему одноглазому коротышке, за которого ты выйдешь за муж – слово даю! – после этого Джек выдала столь искреннюю улыбку, что на её фоне меркло даже осеннее солнышко, - А ещё было бы неплохо переодеть меня – мокряка, - как бы невзначай апеллировала она к чувству долга спасительницы, для пущей уверенности смачно чихнув.

Покуда трава шуршала у них под ногами, пара могла видеть, как старенькие полицейский кошмары воздвигают в поле конструкцию наподобие металлического креста, на который после будет водружена огромная соломенная кукла небезызвестного мистера Фокса.

- Хэ-хэ: в прошлом году эта штука была на голову выше, - с уверенностью заявила пацанка, прикладывая ладонь козырьком к линии бровей. И не столь важно, что в прошлом году она сама была ниже на пару дюймов.


[nic]Джек[/nic][ava]http://s7.uploads.ru/9CwDb.jpg[/ava]

+2

13

Дела с Ганимедом были закончены, робот благополучно прошел диагностику. Которая заняла меньше времени, чем неприятный инцидент с нервной девицей. Благо Холту повезло, и лишних дырок в его тщедушном тельце не случилось.
И вот следующее потрясение которое его ждало - это было отсутствие детеныша в условленном месте.
Микро инфакрт или что-то похожее испытал рыжий техник, громко хлопнув себя по лбу ладонью. Особо он Джека и не винил, сам в его возрасте был довольно безбашенным мальчишкой. Благо и компания была под стать.
Но массовое гуляние и один потерявшийся ребенок не на шутку его встревожило. Он сам не очень ориентировался в толпе, а тут малявка. С сумкой. С документами, ключами и деньгами, которые и планировалось потратить на вкусности этому самому ребенку.
- Вот ты где!- запыхавшийся техник, выдохнул с облегчением, наткнувшись на подопечного с какой-то незнакомой девушкой. Девушке достался довольно хмурый и недоверчивый взгляд.
- Не надо так пугать, пожалуйста!- он чуть запнулся,- Джек! что с тобой случилось?
Он пощупал детеныша за плечико, убедившись в том, что одежда насквозь сырая.
- Ох, придется отложить гуляния, срочно домой переодеваться!
И извинившись перед незнакомкой, буквально утащил ребенка к выходу. Раздумывая о том, что болеющий детеныш это еще большая проблема, чем просто детеныш. Но все же решил после купить ребенку вкусного и отвести его на аттракционы, в очередной выходной.
Да, обязательно так и поступим. Лишь бы не забыть!
Чуть улыбнулся растерянно возмущенному дитя, но был непреклонен и увел малявку домой.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 05.11.17. Чья-то потеряшка