По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » Самайн: сон Ванессы Мэй


Самайн: сон Ванессы Мэй

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Ванесса не из тех пиратов, кто чахнет над сокровищами, но свое она отдавать не привыкла. Глубокая ночь в Руанапурте рассеивалась лучами настойчивого утреннего солнца, но за игральным столом страсти все не угасали. Противник Ванессе достался под стать: статный красавец, умудряющийся в половине случаев сорвать очередной куш. Представился, впрочем, без особого полета фантазии: Джоном.

Соигроки разбредались потихоньку – кто-то проигравшись до трусов, а кто-то – намеренно и благоразумно уходя от летающих по комнате молний: эти двое буквально искрились страстью, жаждой игры и наживы. Их бы в постель и снимать горячее видео – но они упрямо сидели за карточным столом, то и дело придумывая что-нибудь новенькое, чтобы продолжать игру после очередного ва-банка. На столе уже лежало и оружие, и чьи-то выбитые в процессе игры зубы, и нижнее белье Ванессы – крупье уже давно махнул рукой на правила, а сидящие за столом игроки услужливо позволяли друг другу выложить еще что-нибудь "ценное": преимущественно какой-то символический мусор, неизменно наделенный если не практической ценностью, то красивой историей.

– От сердца отрываю, – патетично заявил Джон, выкладывая на стол невзрачное кольцо. Тоненький медный ободок со скромным мутным аметистом в качестве украшения. – Матушка все жаждала женить меня и даже отдала семейную реликвию – это кольцо ее мужу передала его мать, а его матери – дед сразу из рук прадеда.

Врал как дышал – уж Ванесса-то давно поняла, что матушка этого прохиндея была если не портовой шлюхой, то сбежавшей на поиски приключений идиоткой. Собственно, приключений нашла и даже благополучно ими разродилась, судя по лукавым зеленым глазам напротив, а вот мужем и семейной историей едва ли обзавелась. Так что сказка ее не тронула, но продолжать игру, чтобы обобрать этого черта до самой последней ниточки? Почему бы нет.

Уже через несколько раздач кольцо красовалось на безымянном пальце Ванессы – село как родное, точно под нее и создавали.

– Молодые люди, пора... – администратор сего скромного заведения подошел к столику. Конечно, не столько выгонял, сколько намекал на часть выигрыша, которую следовало оставить – у них с Ванессой свои договоренности, и не случайно она неизменно попадает за стол с платежеспособными клиентами, а не пьяницами и шутами.

– Здесь же, завтра, – глаза Джона горели не то вожделением, не то искренним желанием отыграться. Черт его разберет. Да и какая разница? Хочет проиграть больше – проиграет.

А на улице кто-то сел ей на хвост. Можно было позвонить ребятам из команды, чтобы они раз и навсегда отбили у горемычного преследователя желание выходить из дома, но это было бы слишком просто. Никакого труда ей не составило поймать бедолагу, зажав его в подворотне и нацелив на него оружие. Кто он и на кой черт следит за Ванессой?

Спросить она не успела – виски сжало раскаленными тисками, а живот насквозь пронзило болью. Ванесса отшатнулась от пойманного "хвоста", споткнулась, упала, а боль не утихала, заставляя кричать – пока, наконец, сознание не покинуло ее.

[NIC]GM[/NIC][STA]Samhain[/STA][AVA]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/samhain/samhain1.jpg[/AVA][SGN]Don't turn away[/SGN]

+6

2

Острая, как поцелуй мачете, боль, пронзившая живот, вдруг стихла вместе с душераздирающим криком Ванессы.
«Я что, всё? — подумала Ванесса, приоткрывая глаза. — Пузыри пустила?»
Вокруг не видно было ни зги. Мрак, и полная тишина, как на дне морском.
«Что-то я, бля, не помню, чтобы в этом дрянном переулке было так темно».
Неясно было и то, куда исчезла ужасная боль? Как известно любому наёмнику, ранение в живот — самое болезненное из всех. Даже если мужику причиндалы отрезать, он с меньшей вероятностью потеряет сознание, чем тот, которому пуля угодила в кишечник, а то и хуже — в желудок.
Девушка попыталась подняться. Это ей удалось, и при том на удивление легко — казалось, что не было вообще никакого ранения, а оно ей только приснилось. Ванесса осмотрела себя, задрала красную майку, полюбовавшись на плоский живот с отчётливыми старинными шрамами. Новых, как видно, не прибавилось. Все вещи так же были при Мэй — даже выигранное ею кольцо.
— Ну уж я этого ублюдка найду... — прорычала она. — Завтра на том же месте, да?! Ну-ну, говнюк. Ты у меня потрясёшь костями, живо на корм пираньям пойдёшь! Ты ещё узнаешь, что в твоём спрайте!
Ванесса осмотрелась.
— А какого, простите, дьявола я тут делаю? Если это рай, то где мои безграничные запасы рома?! — прокричала она, раскинув руки в стороны.
Но, как водится, никто ей не ответил. Что самое странное — и эха тут не было. Глухо, как в вакууме.
Ванесса походила по этой непроглядной тьме ещё какое-то время, пытаясь нащупать не существующую стену, как вдруг голову чуть ли не расплющило от подступившей боли. Ванесса в спешке схватилась за виски и, простонав, села на корточки. Череп разрывало от подскочившего давления, вот-вот и кровь польёт от ушей. И тут Мэй ощутила, как в нос ударил резкий запах рыбы, губы ощутили солоноватый вкус морской воды. Резкая вспышка ослепила Ванессу, уши наполнил звук воды, забивающей трюм...
— Якорь мне в седалище! — в ужасе взвыла она. — Как я, дьявол меня раздери, оказалась на подводной лодке?!
Да и кроме того, это была тонущая подводная лодка. Пугающее лязганье металла было отчётливо слышно в грузовом отделении, где Ванесса находилась совершенно одна. Вода стремительно наполняла трюм, превысив уровень щиколотки.
Нужно было немедленно сваливать с этого тонущего корыта, пока не стало совсем плохо! И совершенно некогда было разбираться, как Мэй попала сюда, и реально ли вообще происходящее.
Ванесса стремительно ринулась к двери, пытаясь открыть. Та как на зло не желала поддаваться. Не медля ухватившись за круговую рукоятку, Мэй попыталась крутануть её в сторону. И выходило это, мягко говоря, с трудом — то ли из-за ржавчины, то ли из-за сломанного засова, рукоять поддавалась с огромной неохотой. Ванесса рычала, корчила рожи, точно пытаясь припугнуть морского дьявола, но стоит ли говорить, что это никак не способствовало скорейшему её спасению?
А вода всё прибывала и прибывала. Послышалось несколько характерных тресков — лопалас обшивка, а, значит, трюм заполнялся с утроенной скоростью. По колено в воде, Ванесса продолжала усиленно крутить вентиль. Мышцы на руках вздулись и покраснели, пальцы немели и начинали болеть, но девушка продолжала усиленную борьбу за своё выживание. Эта подводная лодка не могла стать подводным саркофагом для Грозы всея Карибов. Наконец, рукоять упёрлась и прекратила вращение.
Ванесса открыла дверь, но никак не ожидала того, что произошло потом. Поток воды едва сбил её с ног, отбросив назад, к стенке. Поясница отдалась жуткой болью. Солёная вода заполнила рот и полилась из носа, неприятно забивала глаза и уши. Теперь Ванесса стояла по грудь по ключицы в воде. Нужно было двигаться вперёд. Жуткий страх быть утопленной сдавливал грудь. Сердце уходило в пятки.
«Я не могу сдохнуть вот так! Не могу!»
Превозмогая, она вышла в отсек кают, одна за другой открывая уже куда более сговорчивые двери и слегка уравнивая уровень воды, пока, наконец, не добралась до командного мостика.
— Где вся команда?! Проспали, суки?! — вопила Мэй, пытаясь найти способ связаться с внешним миром. Но не работало абсолютно ничего. Радиосвязь отказала, барометр был сломан, датчик глубины и подавно.
— У меня лёгкие к х*ям разорвёт даже с аквалангом! — нервничала Ванесса, пытаясь открыть едва реагирующий на её потуги шкаф с единственным, что могло спасти её. — Что за херня вообще тут происходит?! Меня он должно здесь быть! Уж лучше бы на улице с выпущенными кишками валялась!
Очень тяжело было экипировать акваланг в таких условиях, стоя по шею в воде. Тем не менее, инстинкт самосохранения был сильнее и, ненадолго справившись с одолевшей её паникой, Ванесса ринулась к аварийному люку. Электроника работала с серьёзными перебоями, аварийные пневмоприводы работали плохо, а потом пришлось уже с маской на лице дожидаться, пока вода заполнит отсек целиком и даст дополнительное давление.
Активировались пневмоприводы, люк поддался и Ванессу вновь, второй раз за прошедшие десять минут, ослепила яркая вспышка...

Отредактировано Vanessa Mae (2015-11-02 03:36:47)

+5

3

Вода навалилась на Ванессу всей своей мощью в пять атмосфер. Уши сжало, раздался свист, а затем голову с боков пронзила острая боль. Баротравма перепонок. Перепад давлений, несмотря на все ухищрения, был слишком велик. От боли хотелось кричать, но даже сил на крик не оставалось. Мелькнула вспышка и...
Всё исчезло. Вернее, осталась только вода и Ванесса, зависшая в мрачной глубине океана, точно в вакууме, в полной невесомости.
«Что за?» — подумала девушка, побарахтавшись в жидкости, в считанные секунды потерявшей связь с ньютоновской физикой. А затем и вовсе поняла — боли в ушах нет. Она пропала, как под резким воздействием анестетика. Вся боль... Просто испарилась. Дышать стало легче. Ничто не сковывало движений. И этот водолазный костюм теперь казался таким лишним и ненужным...
Ванесса провела ладонью перед собой, разгребая воду, ставшей в разы более... Жидкой? Словно это была не вода вовсе, а что-то куда менее плотное, совсем другой агрегатной формы. Такой, какой в природе не существует в привычном для человека понимании.
— Что это за место? — Ванесса сама не верила в то, что делает — она сняла дыхательную маску.
И её ожидания оправдались. Тут можно было дышать. Даже пузырьков воздуха не было — а это даже первоклассника поставит в тупик, не то что опытную в морских делах Мэй. Происходящее всё больше напоминало сон. Лодка, дыхание под водой, агрегатные превращения... И это умное слово "агрегатное", которое Ванесса слышала единственный раз за всю жизнь.
— Бред какой-то! —  выпалила она и что есть сила ущипнула себя за предплечье.
Произошло удивительное — боль была. Ощутимая, настоящая. Мэй усилила нажатие, да так, что острые подгрызанные ногти впились под кожу, пошла кровь, которая ну никак не взаимодействовала с окружавшей её субстанцией.
Мэй ненавидела такие моменты. Сны, от которых не можешь проснуться. Или, быть может, так выглядит грот морского дьявола?
Ванесса внимательно осмотрелась в поисках хоть чего-то, что даст ей ответы на все возникшие перед ней вопросы. Но её окружала лишь мрачная синева, куда даже свет едва мог пробиться. И от этого всё нутро бросало в дрожь. Ведь мир вокруг был похож на пустоту.
Казалось, надежды найти хоть что-то уже растаяли в этой синей мути, как вдруг взгляд Ванессы упёрся в какую-то чёрную точку, далеко-далеко отсюда. Мираж, или что ещё — долго думать Мэй не стала, а просто ринулась вперёд, вплавь. Надо сказать, грести здесь было совершенно некомфортно, тело то и дело проседало вниз, ко дну. Но Ванесса быстро адаптировалась к новым условиями, а потому очень скоро, и практически без проблем, поборола это. И к её удивлению путь до неизвестного объекта был значительно... Значительно!.. короче, чем предполагалась. В этом мире даже пространство со временем были искривлены.
Но Ванесса воспринимала это всё примитивно. Умные мысли закрадывались в её голове, приходили на ум крутые британские боевики и припоминались обложки учебников с каким-то кучерявым евреем на них. Но это был предел её размышлений. Она ощущала себя загнанным зверем, который хотел поскорее выбраться отсюда. Или хотя бы закончить это всё.
Объект, к которому так усиленно стремилась Ванесса, оказался... Парящим в жидкой субстанции зеркалом. Старинным, и в то же время безвкусным. Словно изготовленным неопытным плотником. Мэй осмотрела зеркало со всех сторон, но всё же остановилась напротив отражающей поверхности и, протянув руку, коснулась её ладонью. Стекло оказалось ледяным, как гробовая плита. Страшный холод заставил Ванессу не резко, но почти сразу убрать руку.
Почему оно было здесь? Это не отвечало ни на один из вопросов.
Девушка вновь стала осматриваться по сторонам и хотела было отплыть от зеркала прочь, в дальние дали, как вдруг отражение в зеркале пошло мелкой рябью, хотя субстанция, из которой состоял этот мир, оставалась непоколебимой. Ванесса насторожилась. Её взгляд устремился в зеркало и на мгновение показалось, что он достиг самых глубин мира зазеркалья. А через несколько мгновений Ванесса отпрянула в ужасе и отвращении. По ту сторону на неё смотрело лицо брата.
— Какого чёрта?! — вспылила она. — Что ты делаешь здесь?
На лице её брата возникает ухмылка.
— Совсем неважно, что я делаю здесь, — довольно надменно говорит он. — Важно то, что я здесь из-за тебя, моя дорогая сестрица.
— Из-за меня?! — Ванесса схватила зеркало обеими руками, сильно сжав. — Причём здесь вообще я?! Ты сам не пошёл со мной! И поэтому... Поэтому...
— Мёртв? — бровь Васко изогнулась дугой. — Верно. За тобой я не пошёл по своей воле. Наркотики и деньги убили в тебе всё человеческое.
— Тогда почему ты обвиняешь меня?! — гримаса Мэй блеснула вольчим оскалом.
— Да разве я тебя обвиняю, сестрица? — Васко тяжело вздохнул и покачал головой, уставившись куда-то в пол, но затем вновь поднял голову. — Это не обвинение. Ты виновата лишь перед собой.
— Пошёл ты нахер, козёл, — огрызнулась Ванесса. — Ты предал меня, предал мою любовь, предал всё! Мне нет веры тебе, как нет веры тому, что ты говоришь.
— Это зверь в тебе говорит об этом, — спокойно ответил Васко. — Ты уже давно потеряла настоящую себя и забыла, что такое любовь к близким. Отправляясь в космические трипы, заполняя вены чужеродной жидкостью, ты стала медленно забывать, кто ты. Тобой повелевают, тебя используют. Ты сама отдаёшь свою душу и тело. Ты говоришь, что мёртв я... Но неужели ты жива, сестрица? Тогда если ты жива, то почему ты здесь? Только потому, что твоему пастырю это выгодно.
Васко раскинул руки в стороны. И это было последнее, что сделал брат Ванессы. Вернее, его отражение в зеркале. Раздался треск и грохот — стекло принялось быстро-быстро рассыпаться на мельчайшие осколки. Ванесса, тяжело дыша от злости, вытерла окровавленный кулак о ладонь.
— Я никогда не прощу тебя.
Синева вокруг разверзлась.

+3

4

И вот, наконец — суша. Горячий песок обжигает пятки. Родной бриз треплет волосы, играя ими как вздумается. Яркий свет бьёт в глаза, заставляет жмуриться, прикрываясь от него рукой.
Ванесса делает несколько шагов вперёд и видит, что перед ней во все стороны простираются джунгли. Там темно, но её тянет туда неведомая сила. Ноги... Это её ноги? Или чьи-то ещё? Так или иначе, золотой пляж и морские воды остались позади и теперь Ванесса углубляется в непроглядные деревья, листву и кустарники. Вокруг тепло и сыро, как... Ну вы поняли. Под ногами что-то хлюпает, крупная и не очень листва ласкает оголённые плечи. Жизнь бурлит.
И вот вдали появляется проблеск света. Ванесса ускоряет шаг и что есть сил летит вперёд, чуть ли не спотыкаясь о коряги и перевернутые стволы деревьев.
И вот она здесь. На краю крутого обрыва и рядом с ней...
— Снова ты? — Ванесса зло, но с какими-то нотками растерянности, рычит на человека, стоявшего поодаль — да, её брата. Снова. — Когда ты отстанешь от меня?
К горлу подступил ком.
— Тогда, когда ты меня отпустишь, — ответил он. — Ты не можешь этого сделать, и твоё сердце переполняет всё. Злость, ненависть... Но там есть место и печали, и боли. И эта страшная сила вытеснила оттуда всё остальное. Ты сама не знаешь, хочешь ты меня видеть, или нет. Ты не думаешь обо мне, но, в то же время, ты не знаешь, плакать тебе, или улыбаться вещам, что вызывают воспоминания. И своё незнание ты прячешь в тьму ненависти. Я не понимаю твоей безумной любви, сестра. И никогда не пойму.
С этими словами Васко прыгает вниз. Ванесса тянется было к нему рукой, но вовремя опоминается, и застывает на месте, после чего садится на холодные камни. Впервые за долгое время к её глазам подступили... Слёзы?
— Зачем... Почему ты отказался?! — из груди вырывается крик и она падает ниц, до крови царапая ногтями скалы.
И ведь он был прав. Она не могла его отпустить. Не могла отпустить злость, любовь и боль. Всё скрыла белёсая пелена героина, точно млечный путь во вселенной, пролегающая в невесомости её подсознания.

Отредактировано Vanessa Mae (2015-11-27 23:16:51)

+3

5

Осталась только тьма. Непроглядная тьма затуманенного разума Ванессы. Исчезли джунгли и приятные глазу пейзажи... Всё произошло слишком быстро. Куда стремительнее, чем она могла заметить.
Происходящее всё больше и больше напоминало какой-то дурной сон... Начиная с игры в покер и заканчивая встречей со своим «братом».
— Дурацкое кольцо! — в пустоту бросила Ванесса и через несколько мгновений выигранная ею драгоценность поглотила тьма. Пропали звуки. Не было слышно ни шороха. Здесь даже эха не было.
— Зажралась? — вдруг раздалось за спиной. — Дура.
Голос, знакомый до боли. И ненавистный. Ну, а кто, скажите мне, любит свой голос? Ванесса медленно обернулась.
— Вот теперь я точно уверенна в том, что происходящее — лажа полная! — выплюнула она с яростью. — И всё происходит только в моей голове!
— Тц-тц-тц... — лже-Ванесса покачала пальцем. — Не только в ней. Но в любом случае, выбранный путь в итоге привёл нас сюда. Как тебе нравится дорога, которую мы выбрали?
— Бла-бла-бла, — Мэй со злости даже заткнула уши. — Я тебя не слушаю!
— Очень зря, — раздосадованно сказала лже-Ванесса. — Можешь оставаться здесь столько, сколько влезет и ждать, пока всё закончится. Я же — сваливаю! Не зря ты — худшая часть меня! Счастливо оставаться!
На этом лже-Ванесса развернулась и пошла прочь, что девушка заметила лишь краем глаза. В этот момент мир начал дрожать и сердце забила тупая боль. Ванесса согнулась в три погибели, схватившись за грудь.
— Б#$%ть! — прохрипела она, поднимая голову.
Быстро удаляющийся силуэт лже-Ванессы словно бы издевательски замедлил свой ход.
«— Я не останусь тут...»
Собрав последние силы, она напрягла ноги и медленно выпрямилась. Её шатало, а сердце беспощадно долбило в рёбра на ускоренном пульсе.
— Я ни за что не останусь в стране собственных кошмаров! — выпалила вслед она и побежала, что есть силы.
Она захлёбывалась густым, как смола, воздухом. В горле начало саднить, а под левым ребром больно закололо. Лёгкие горели от напряжения. Силуэт лже-Ванессы становился всё ближе.
Ещё немного.
Ещё самую малость.
И вот, когда до силуэта оставалось всего несколько шагов, в руке Ванессы блеснул кукри. В считанные мгновения она преодолела разделявшее их расстояние и острое лезвие вонзилось в спину лже-Ванесса, которая затем... Попросту растаяла в воздухе, как мираж.
Мир подёрнулся рябью. Ванесса ощутила, как её поглощает сладостное состояние полусна. Манящее и зовущее. Сон внутри сна, ха?
Не в силах устоять, измотанная всей беготнёй, девушка легла на невидимую землю холоднее льда и, свернувшись в позе зародыша, провалилась в сон.

+3

6

Вся жизнь Ванессы - такая яркая и бурная, полная приключений и штормов, - на поверку оказалась лишь бесконечным циклом одной и той же печали. Эта боль за ошибку прошлого пожирала ее, разлагала изнутри, тянула душу на дно сильнее и увереннее, чем сделали бы это все удовольствия мира вместе взятые. Жажда наживы, готовность убивать и быть убитой - все это блекло в сравнении с ее страхами.

Страхом. Одним единственным, таким глупым и легко преодолимым, что удивительно, как до сих пор она не справилась с этой дорогой. Почему сильная и смелая пиратка оказалась настолько беспомощной перед своим собственным сердцем?..

Ответа не было ни у кого: ни у сущностей, наблюдавших за ее снами, ни, должно быть, у нее самой.

Ванесса пришла в себя за секунду до того, как "хвост" нанес удар. Несмотря на замешательство, на рефлексах ей удалось ловко уйти от его ножа, избегая, как могло показаться прежде, неминуемую смерть. Они обменялись несколькими выпадами, а потом подоспевший Руи хорошенько приложил Джона по голове. Неудачливый игрок упал на землю подкошенным болванчиком.

- Чего хотел этот ушлепок? - Глухо спросил у Ванессы Руи.

Будучи уверенной, что знает ответ на этот вопрос, Мэй подняла ладонь перед глазами, рассчитывая увидеть там семейную реликвию теперь уже заигравшегося идиота, но кольца на пальце не оказалось. Оно что, тоже ей приснилось?..

[nick]GM[/nick][status]Samhain[/status][icon]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/samhain/samhain1.jpg[/icon][sign]Don't turn away[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » Самайн: сон Ванессы Мэй