По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » Sexuality


Sexuality

Сообщений 181 страница 186 из 186

1

http://savepic.net/7810419.png

Йен и Кэтрин

5 февраля 2012 года — Хрустальная стена
20 декабря 2014 года — Le procès
20 марта 2015 года — Руки прочь!
21 марта 2015 года — Подари мне улыбку
27 марта 2015 года — Falling
28 марта 2015 года — Запредельно близко
28 марта 2015 года — Водная гладь
31 марта 2015 года — Жестокие игры (cut)
5 апреля 2015 года — Праздник Чистого света
8 апреля 2015 года — Доверие
18 апреля 2015 года — The Price
18 апреля 2015 года — So bad
1 июня 2025 года — Скотч и талая река / активен

[ava]http://savepic.net/7801203.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+2

181

Своего спутника Кэтрин отпускает с милейшей улыбкой. Субтильный, но ухоженный и стильно одетый мужчина прекрасно общается с окружающими и без ее присутствия. В конце концов, он так и сказал ей: "расслабься".

Расслабиться непросто. Кэтрин Андерсон с годами превратилась в женщину сильную, волевую... но совершенно не умеющую расслабляться. Последняя ее попытка закончилась в наркологической клинике, куда девять лет назад под вымышленным именем отправила ее Офелия, - и Кэтрин вынесла из этого свой урок.

В конечном итоге именно Офелия Айронс - Кэтрин так и не научилась снова называть ее матерью - подарила ей вторую жизнь, шанс и надежную опору для любых начинаний. И подобные вечера она - владелица рекламного агентства, представляющего среди прочих и интересы компании Офелии, - посещала исключительно из уважения к своему опекуну и покровителю. Призраки прошлого не тревожили ее, но возвращаться в душный мрачный Лондон Кэтрин не любила. Нью-Йорк пришелся ей по душе больше - там легче приняли ее феминистические взгляды, тяжелый нрав и требовательный тон, а в Лондоне остался лишь небольшой филиал. Который, тем не менее, тоже требовал внимания.

Расслабиться? Сегодня от нее многого не требуется, а все нуждающиеся во внимании персоны уже получили свою порцию улыбок и лести, так что в самом деле можно и расслабиться. Кэтрин возвращает официанту нетронутый бокал шампанского и устремляется к бару, чтобы выбрать себе что-то покрепче. Время, когда мартини и маргариты хватало, чтобы расслабиться, давно миновало.

Там, у бара, она видит человека, который выбивается из общей картины, но при этом аутентичен настолько, что кажется, будто именно он - если не хозяин, то центральная персона вечера. И этого человека Кэтрин, несомненно, узнает - но она настолько привыкла, что на вечерах у Офелии не бывает Йена, что в первое мгновение думает, что ошиблась.

Расслабиться... в самом деле?

За десять лет Кэтрин не изменилась в одном - в своем потрясающей способности оставаться безупречной леди, наплевав при этом на все правила, которые ей самой не по душе. Она прекрасно выглядит - черное платье подчеркивает точеную фигуру и чувство стиля. Она не замедляет шага, не меняет траектории и не пытается спрятаться. Ни один мускул на ее лице, ни один жест не выдает секундного замешательства. Их взгляды пересекаются.

- Здравствуй, - спокойно говорит Кэтрин, но под этой невозмутимостью - холодный лед, который не растопить годам. Безразличный взгляд скользит по содержимому его стакана, и Андерсон коротко кивает бармену - ей то же. Строить из себя невинность нет смысла. - Не ожидала тебя встретить.
[nick]Catherine[/nick][status]independent[/status][icon]https://i.imgur.com/SPU8iss.jpg[/icon]

+1

182

[indent] Много лет прошло. Что бы они не делали — это прекрасно подходит им обоим. А ведь они что-то делают, потому что даже взгляды другие. И их собственные, и на них — Йен привык чувствовать чужой интерес кожей.

[indent] Йен кивает с легкой ленцой, отросшие пряди падают на загорелое лицо. В Дубае солнце почти круглый год, что разительно отличается от мрачного, неживого Лондона. Воротничок немного жмет, несмотря на ослабленный галстук — ну в самом деле, должен же он был проявить уважение?.. Йен отпивает из бокала всё с той же ленивой усмешкой, дымный привкус окутывает, горечь выдержанного спиртного слегка жжется. В стекле звенят кубики льда.

[indent] — Кэтрин, — приветливо и оценивающее, вместо привычного когда-то «сестра». Их игра давно была закончена. Кэтрин так и не заподозрила, что поставила шах и мат, впервые выиграв партию у человека, которого привыкла звать братом.

[indent] Кэтрин — это стать леди, молчаливое превосходство, выгравированное на радужке, и шелк. Кожи, одежды — не так уж и важно. Кэтрин с детства ни за что не платила, Йену немного интересно, научилась ли? Она росла с мыслью, что всё покупается и продается — и это он уже судит сквозь призму времени. Оно, как оказалось, сильно остужает. Йен теперь даже представить себе не может, сколько парней были в её прайс-листе.

[indent] — Давно не виделись, — с непрошеной теплотой всё же отвечает Йен после недолгой паузы, сужая глаза. Он небрежен ровно настолько, насколько может быть человек, встретивший свою единственную... Кого? У Айронса давно уже нет на это ответа.

[indent] — Мне прислали приглашение, — в голосе почему-то хвастливые нотки, хотя он без пяти минут хозяин вечера, потому кривит уголок губ в самодовольно-незнакомой усмешке. Ему никогда не было это нужно. Его чувства впервые появляются с того дня и слегка скалятся, изломанные беспощадностью времени, ведь их теперь выпустили во внеурочное время. И им ничего не стоит запутать даже его собственный острый и рациональный ум.

[indent] В кармане едва слышной вибрацией шуршит телефон, Йен допивает свой скотч и дает сигнал повторить.

[indent] — И ещё с десяток в те прокуренные клубы, что наверняка любит твой отец.[NIC]Ian Irons[/NIC] [STA]down[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/R7SZTue.png[/AVA][sign]
Время падает в реверс
[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+2

183

- Иен, - через длинное "и", в котором сквозит что-то томное, соблазнительное. Сознательно ли? Рефлекторно? Откуда бы знать. Кэтрин чуть щурится - и кивает, притягивая к себе стакан с янтарным скотчем.

- Действительно давно, - отстраненно соглашается она, отводя взгляд. Она не смущена - скорее озадачена и размышляет, как вести себя теперь. Десять лет - большой срок, и простить за это время можно было бы любой грех... а грех Йена, пожалуй, лишь в том, что выбирая между Кэтрин и собой, он все-таки выбрал себя. И хотя не ей его за это судить, непрошенные, давно забытые чувства скребутся в сердце.

Потому что это он. Потому что в каждом его жесте - даже самом незнакомом - она видит того Йена, что был рядом десять лет назад.

Потому что она, черт подери, совсем не такая железная, какой хочет казаться.

- И не в первый раз, я думаю, - усмехается Кэтрин, поднимая стакан и салютуя им Йену. Чтобы Офелия избегала приглашать любимого сына? Скорее уж он находил тысячу и одну причину, почему не может приехать. Что уж тут лукавить - Кэтрин и сама мастер по такого рода сказкам. - Даже странно, что тебя не окружили стеной из желающих выразить свое почтение. Я бы не прорвалась.

Она кокетливо ведет плечом и закатывает глаза - и улыбается, отпуская ситуацию. То ли алкоголь так действует, то ли мальчишеская легкость, с которой Йен вступает в диалог.

Это... проще, чем она думала когда-то.

- Только не скажи этого при журналистах. Его хватит удар от позора, что его дочь работает на благо американской экономики, - фыркнув, Кэтрин снова прикладывается к скотчу.

Тогда, десять лет назад, Кэтрин не согласилась признать Ричарда Коллинза своим отцом. Офелия поддержала ее и в этом - готова была в том числе вернуть Ричарду деньги, что тот перечислял на содержание дочери, но Кэтрин даже не знает, чем в итоге это закончилось. На выборах Коллинз победил и так - пусть и без такого сокрушительного перевеса, на какой рассчитывал. А на очередных - уже проиграл. Кэтрин не было дела до его успехов - равно как и до состояния матери с ее очередным любовником.

О Йене Кэтрин не спрашивала осознанно, а Офелия не навязывала. Все, что было у Кэтрин, - лишь редкие обрывки фраз и случайные факты, из которых общая картина никак не складывалась - да и желания сложить ее не было. Кэтрин не для того переехала в Штаты, чтобы гоняться за тенью брата.

А теперь он сам тут. И Кэтрин с облегчением вдруг понимает, что не боится ни его тени, ни его самого.

- А клубы Дубая... неужели обходят тебя вниманием? Не поверю.[nick]Catherine[/nick][status]independent[/status][icon]https://i.imgur.com/SPU8iss.jpg[/icon]

+2

184

[indent] — Первый, — качает головой Йен, но новая гостья привлекает его внимание. Женщина опоздала, слегка запыхалась и явившись во всей красе. Незнакомка тоже поспешила к бару, утолить жажду — не иначе. Йен вальяжнее опирается на отполированную стойку, так, что ткань рубашки даже скрипит по поверхности, пригубливает свежую порцию. Он провожает взглядом выпрямленную спину новой леди, выбирая её для себя на вечер — или, быть может, на всю жизнь.

[indent] Офелия — умная женщина. Она знала всё изначально, подозревала и защищала до последнего. Да и до сего дня. Йен первый раз вступил на изменчивую землю Англии, она — впервые прислала приглашение, в котором он не нуждался. Айронс знал, его приняли с одной сумкой на пороге особняка и, наверное, угостили домашним печеньем под виски.

[indent] — Потому никого и нет, — улыбается он уголками губ, взглядом очерчивая зал. Между ними невидимая преграда, что не позволит подойти ближе. Его репутация, его имя, его взгляд — этого достаточно, чтобы к нему не совались с привычными полезными знакомствами на будущее. Никто бы не посмел; впрочем, может Офелия и тут постаралась. Йен лукавит, дополняя ответ: — Меня не знают.

[indent] Привычный, такой дешевый флирт Кэтрин он, конечно же, видит. Таких, как она, даже в сдержанных Эмиратах было предостаточно. У неё, правда, он теперь с коркой инея, что холодит кожу, вызывая мурашки. Но всё тот же, просто опыт. Быть может, он наконец что-то и понял, но не хотел принять.

[indent] — Нет, — а это уже честнее, грубее и громче. Но Йен всё ещё улыбается, только смотрит теперь прямо на Кэтрин, не разыскивая больше развлечения в зале. — В свои игры вы меня не втяните, разбирайтесь сами.

[indent] И он сам не хочет разбираться, кривит губы от единственной мысли, что журналистам придет в голову спросить его об всей этой грязной истории. На ней бант благородства, конечно, Офелия очень старалась, упаковывая всё в красивую коробку. Вот только он знает всё, мать писала письма — почти каждый день. В конце концов, мир благословлен электронной почтой.

[indent] — Пусть лучше считают, со сколькими я пересплю за мой короткий отпуск, — даже лёд в напитке звенит прежней вспышкой раздражения. Их беседа-молчание начинает отдавать пошлятиной, вкус которой Йен смывает с языка вязкую слюну с очередным глотком. — Люблю такие фотки, хорошо у них получается.

[indent] Айронс не произносит и слова правды. В Дубае не было времени на клубы ни в первое время, ни в последнее — слишком много проблем, ведь он и там чужой. Иностранец, агрессивной тактикой пробивающий себе путь. Кэтрин, похоже, по-прежнему не научилась.[NIC]Ian Irons[/NIC] [STA]down[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/R7SZTue.png[/AVA][sign]
Время падает в реверс
[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+1

185

Кэтрин замечает многое. Она и в юности видела, когда мужчина заинтересован ею, а когда - кем-то другим. Тогда же она научилась привлекать внимание, перетягивать его на себя. Задача несложная: нужно всего лишь показать, что она лучше объекта его внимания.

Но шутка в том, что ей это не нужно. Кэтрин следит за взглядом Йена и за уходящей дамой - они даже знакомы, но это не играет никакой роли. Она могла бы позубоскалить, рассказать о ней или даже предложить телефончик, но не видит никакого смысла.

Офелия как-то обмолвилась, что Кэтрин сильно повзрослела. Может быть это действительно так.

- Давно разобрались, Йен, - безразлично бросает она, закидывая ногу на ногу, - и в одном этом жесте столько сексуальности, сколько не во всякой женщине найдется. Но вместо того чтобы приблизиться и поманить теплом своего дыхания, Кэтрин отстраняется - оборачивается на стуле к бармену и просит повторить. Даже удивительно, как быстро кончается скотч, стоит лишь на мгновение потерять над собой контроль. - Со всем.

Она лукавит - есть вещи, с которыми разобраться она так и не смогла. Только отложить на дальнюю полку в шкаф со скелетами прошлого. Хорошее соседство. В самый раз чтобы забыть - и разучиться расслабляться.

Но ложь ее покрыта льдом. К своему сердцу она не пускает никого - и теперь не повод делать исключение.

- Может, заодно и тотализатор устроят? Людям всегда интересно следить за чьим-то успехом, - тонкие пальцы обхватывают новый стакан, и кубики льда в нем отзываются мелодичным перезвоном. - В прошлом году запускали шоу о моделях. Рейтинги зашкаливали.

В этот раз - правда. О своей работе ей лгать резона нет - напротив, этим она, несомненно, гордится. После школы она подалась в модельный бизнес, который неплохо отражал ее мироощущение, - кукла для красивых нарядов решила зарабатывать на своем призвании. Депрессия, плохая компания, наркотики, передозировка... даже чудо, что успели откачать. Впрочем, имя этого чуда они оба знают - Офелия вмешалась вовремя.

А потом было переосмысление жизни. Красивый наряд оказался лишь ярким штрихом, подчеркивающим индивидуальность, живую душу. Пустышкам место на подиуме, а чтобы прыгнуть выше - нужно было что-то из себя представлять. И Кэтрин показала себя: свой гневный нрав и сильную натуру, способность обжигать холодом и при этом оставаться желанной. Сначала это оценили рекламные агентства и известный бренд нижнего белья. Потом научилась себя ценить и сама Кэтрин, перепрыгнув разом несколько ступеней. В сухом остатке: прибыльное рекламное агентство со штатом в четыре сотни человек и модельная школа, каждый год выпускающая по меньшей мере дюжину успешных красавиц, у которых есть потенциал достичь чего-то в этом мире, и больше сотни посредственных, которым нужно лишь успешно выйти замуж.

И она гордится этим. Гордится построенной компанией - независимо от того, кто дал деньги на благополучный старт. Кредит доверия Кэтрин вернуть уже пыталась, но Офелия отказалась. Гордится каждой выпускницей школы и каждым рекламным щитом, на котором видит работу своих агентов. Гордится тем, что вдохновляет своим примером тысячи женщин по всему миру и учит их уважать себя и быть сильными.

Она больше не пустышка, которой вышла из квартиры на окраине Лондона в порванной юбке и блузке с чужого плеча. Она не девочка, ищущая сексуальных приключений и внимания брата. Она знает, кто она и что из себя представляет, - и нелепые провокации не задевают ее.

Только скотча глотает чуть больше, чем привыкла. Янтарь обжигает горло, и слой льда стремительно тает - изнутри.

- Сыграем, Йен? - Усмехается она, отставляя стакан и лукаво оглядываясь на Айронса. - Правда или выпивка. Десять шотов, десять вопросов.[nick]Catherine[/nick][status]independent[/status][icon]https://i.imgur.com/SPU8iss.jpg[/icon]

+2

186

[indent] — Мне это неинтересно, — и даже не лжет. Но знает, что лукавит сама Кэтрин. Прочитал в прежний движениях, на глубине её глаз. Может она теперь и пьет наравне с ним, легко выдерживает игру в слову, но она — всё ещё! — малышка Кэт.

[indent] Раньше он упустил момент, когда необходимость присматривать стала желанием смотреть. Йен не хочет повторять своих ошибок, но после заманчивого предложения смотрит так, как смотрел бы на желанную женщину. С толикой интереса, выраженной в наклоне головы, полуулыбке согласия и предложения.

[indent] Айронс уверен, что от него невозможно отказаться. В конце концов, спустя года он познал ту истину, в которой всегда укорял девушку. Всё покупается и продается.

[indent] Этим вечером он слишком долго старался не замечать очевидно, скрывая собственные неоднозначные чувства. Все тайны готовы пойти ко дну, в конце концов, Кэтрин предлагает сама. Йен читает полунамеки, не желая воспринимать их всерьёз.

[indent] Гордая, независимая, твердо стоящая даже на шпильках — она получила будущее, которое столь свирепо искала. Её имидж теперь настолько высок, что все его методы лишь укрепят её положение. Впрочем, если бы Айрос захотел её утопить, он бы сделал это без проблем. Просто теперь, когда чувства притупились, ему это уже малоинтересно.

[indent] — Ты пришла не одна, — качает головой в знак согласия, но спрашивает. Ему бы не хотелось, чтобы её спутник им помешал.

[indent] Она предлагает, чтобы узнать. Ему бы не хотелось, чтобы она что-то услышала. Он собирается пить.

[indent] Но его отзывает мать. Он салютует полупустым бокалом Кэтрин, оставляя его рядом с ней как знак возвращения. И идет произносить речь перед всем этим народом, которого в глаза бы не видел. И не знает, впрочем, тоже. Офелия постаралась, чтобы не было неприятных встреч. Йен обнимает её, такую хрупкую теперь, оставляет влажно-алкогольный поцелуй на щеке и шепчет на ухо, что обязательно заглянет до отъезда.

[indent] Возвращаясь к бару, Йен ерошит волосы одной рукой. Он игнорирует предложения идеально-вежливой улыбкой. Так сделает и с Кэтрин: допьет свой скотч и покинет эту сеть нелепостей. План хорош.

[indent] — Вот и закончилось, — но бокала под рукой он не находит, бармен уже его прибрал. Вместо него сет из десяти шотов. — А ты серьёзно настроена.
[NIC]Ian Irons[/NIC] [STA]down[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/R7SZTue.png[/AVA][sign]
Время падает в реверс
[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+2


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » Sexuality