По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 21.10.17. Snowdrop and daffodil


21.10.17. Snowdrop and daffodil

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 21 октября 2017 года
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: +14 +16 градусов по Цельсию, дождливо
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, Эвелина ли Британия (GM Nunnaly vi Britannia)
6. Место действия: резиденция генерал-губернатора, комнаты Юфемии.
7. Игровая ситуация: ещё днём императрице сообщают о том, что её дочь пришла в себя, и её перевели из медицинского блока в личные комнаты, но Эвелина навещает Юфи лишь к вечеру.
8. Текущая очередность: Юфи, Эвелина.

+1

2

Боль тянет плечо, ключица на каждый вдох отзывается покалыванием — Юфи сократили дозу обезболивающих и ощущения после нескольких суток сна отдавались в полной мере. К ней много кто заходил, несмотря на рекомендацию врачей никого не пропускать. Многие встречи остались в тумане воспоминаний, и всё же кажется именно они дали ей сил встать так рано.

Юфи удивилась присутствию своей матери в 11 секторе. Для Эвелины, сколько она себя помнила, любой город меньше Пендрагона считался провинцией, а секторы вообще дырой. Да и младшая дочь никого не имела той важности, чтобы вылетать прочь из столицы. Юфемия любила свою мать, но они были практически незнакомыми людьми. Эвелина гордилась Корнелией, добившейся высокого звания, но Юфемия для неё была лишь младшей девочкой, от которого ничего не ожидали. Позиция Эвелины в очередной раз проявлялась в долгом ожидании. Юфи ожидала, что она придет сразу, но, похоже, дочь для матери была ниже в списке приоритетов. 

Секретарь принесла бумаги, скопившиеся за время отсутствия принцессы. Неважно, что случалось, но запланированное на месяц продолжало исполняться комитетом. Оставшиеся документы лишь самые важные, которые может подтвердить лишь принцесса или генерал-губернатор, но Ренли не было дела до культурных мероприятий, когда его младшая сестра была ранена.

Сосредоточиться на работе, находясь в постоянном напряжении и ожидании, было сложно. Принцесса явственно желала пообщаться со старшей сестрой, но Корнелия руководила войсками в 15 секторе и Юфи не считала необходимым её отвлекать. И всё же без её поддержки к встрече с матерью она не была готова, и всё же ждала с внутренним трепетом и страхом. Мысли о разговоре с ней тяготили Юфи.

+1

3

http://savepic.net/7654301.jpg
Эвелина ли Британия

Тяжелая это ноша — быть матерью. Эвелина не скупилась на усталые взгляды, измученные улыбки и страдальческие вздохи, когда журналисты один за другим стремились к ней, чтобы узнать свежие подробности о произошедшем, об отношении принцессы Корнелии к похищению принцессы Юфемии и состоянии Третьей принцессы. Именно в таком порядке.

Эвелина дурой отнюдь не была, а потому прекрасно понимала приоритет значимости своих дочерей и для Империи, и для себя самой, и лишь к вечеру она добралась до младшей. Попытка связаться со старшей, которая предшествовала этому разговору, не увенчалась успехом — похоже, Корнелия была занята. Что, впрочем, и не удивительно, с ее-то количеством обязанностей и задач! Скоро их станет еще больше, — была уверена Эвелина, вовсю работавшая над тем, чтобы Вторая принцесса стала не просто Маршалом, но девяносто девятой Императрицей.

Мать Юфемии эталоном женственности и апогеем переживаний о своих девочках была только на камеру — все придворные знали, что женщина была далека от своих лелеемых доченек настолько, насколько это было возможно. Материнские инстинкты, позаимствованные у кукушки, делали Эвелину крайне брезгливой, но будущее дочерей ее все-таки заботило: с младенцами возились десятки нянечек, ходить учили лучшие педагоги, а читать и писать обе выучились раньше, чем кто бы то ни было. Девочки получали все самое лучшее, и никогда их не принуждали к развитию тех навыков, к которым они не имели склонности. Принцессе Корнелии дали возможность стать военной и не мучили ее танцами или этикетом, а принцессе Юфемии...

Тяжелый вздох ознаменовал прибытие Эвелины в палаты, где отдыхала ее младшая дочь. Глядя на ворох розовых кудряшек, женщина с недовольством вспоминала, как вынашивала и рожала это чудесное создание. Абсолютно бесполезное чудесное создание. Плоть, кровь и разочарование родной матери.

— Сколько раз тебя должны украсть, чтобы ты научилась не пренебрегать охраной? — Голос Императрицы бархатисто-мягкий, ласковый — могла бы даже померещиться забота и тревога в ее словах, но кто бы знал, что творится в душе на самом деле! Если бы не травма ключицы и необходимость Юфемии вскоре снова появиться на публике, Эвелина предпочла бы дать дочери звонкую, хлесткую пощечину — именно то, чего заслужила эта девчонка после всех своих выходок.

+2

4

Мама!

Восторженный выдох так и остался не услышанным. Юфемия ничего не ожидала от этой встречи и была права. Взгляд матери не предвещал ничего хорошо, и принцесса впервые пожалела, что вышла из комы. Пузырьки восторга лопались как в плохом шампанском, с помпезностью и совершенно не присущей Юфи нервозностью.

— Ваша Светлость, — увы, принцесса была не в том состоянии, чтобы поприветствовать императрицу должным образом. И даже посмела надеяться, что Эвелина её поймет. Веки дрогнули, лишь заслышав первые слова от матери. Нет, императрица не поймет и не приемлет подобное неуважение к себе.

Вновь необоснованный упрек. Юфемия сжала губы, откладывая бумаги от себя — секретари всё уже сделали, для неё это была лишь проверка, — и вздохнула.

— От чего же и Вы пришли без охраны? — Принцесса мягко склонила голову, скрывая бурю эмоции в глазах. Своими словами она ненавязчиво напоминала о том, как произошло похищение и, коли Её Светлость столь взволнована произошедшим, то ей тоже следует опасаться. Императрица на вес золота, тогда как принцесса 3-го порядка не дотягивает и до серебра. Корнелия предупреждала её, но девушка отказывалась верить в подобный злой исход. Словно не мама пришла навестить, а мачеха из старых сказок к неугодной падчерице.

«Это то, чего мне следовало ожидать». Юфемия не смела поднять голову, в ожидании ответа на свою дерзость.

+3

5

http://savepic.net/7654301.jpg
Эвелина ли Британия

— Оставь дерзость для своих лакеев, — грубо обрывает Эвелина младшую дочь. Ладонь сжимается в кулак — только так надеется женщина удержаться и не замахнуться на Юфемию. Сейчас нельзя, нельзя, — напоминает она себе. Тысячи раз напоминает, всю жизнь маленькой Юфемии себе напоминает. И все же, это был бы не первый раз — и не последний.

Из стороны в сторону — загнанным зверем. Эвелина со многим вынуждена мириться. Приходится терпеть выходки младшей, чтобы не злить старшую. Приходится мириться с позором — два контракта, два ребенка, две дочери. Неужели ни одна из них не могла родиться мальчиком? Какая несусветная глупость и насмешка судьбы. Эвелина в ловушке, в отчаянии, а единственную ее надежды — Корнелию — неизменно пытается очернить маленькая кудрявая проблема по имени Юфемия.

— Говорят, с ними, — возвращаясь к теме лакеев. — Ты куда более любезна.

Чеканит шаг звонким стуком каблуков.

— Ты понимаешь, какому риску повергаешь свою сестру? Твоя безопасность, поставленная под угрозу, твое решение якшаться с этими животными — все отражается на репутации Корнелии, — чуть визгливо выговаривает дочери Эвелина. Юфемия и сама должна понимать все это, только отчего-то продолжает вести себя глупо и опрометчиво. Маленькая, глупая принцесса. Эвелина подходит ближе, опускает касается розовых кудряшек.

— И этот скандал со свадьбами! В СМИ историю замяли, но не думай, что при дворе кто-то забыл, что принцесса Юфемия не смогла даже выйти замуж, когда это потребовалось Империи. Знаешь, что говорят об этом в столице, милая моя? — Гладит ласково, но в глаза смотрит голодным удавом, гипнотизирующим свою хрупкую жертву. — Говорят, что принцесса Корнелия в очередной раз подставилась ради младшей сестры. Говорят, что ей прощают это только как Богине Победы. Говорят, что даже у влияния Второй принцессы есть свои границы.

Голос мягкий, шепчущий, вдруг срывается на визгливо-злой, громкий:

— До каких пор ты намерена испытывать пределы прочности влияния твоей сестры?!

+3

6

Принцесса молча выслушивает оскорбления, повторяющиеся из года в год. Юфи даже не прислушивается к словам, слушает лишь интонации — хватает и их. Императрица вновь обеспокоена поведением своей младшей дочери, беспочвенными слухами и идёт на поводу у всего этого, не задумываясь о чужих чувствах.

Но в этот раз у неё есть силы возразить. Они появляются из ниоткуда яркой дерзостью в глубине сиреневых глаз, плещутся в безмятежности и волнение сдает позиции. Не иначе количество лекарства влияет на кровь принцессы, замедляя её и остужая достаточно, чтобы больше не боятся.

— Сестра не принимала участия в договоренности о браке, — обрывает спокойно мать, а после что-то обрывается внутри. Слишком ласковые и нежные поглаживания, таким не место между ними. Юфи сейчас слишком хочет, чтобы здесь был кто-то, перед кем Эвелине было бы стыдно.

Увы, это не она. Увы, они всего лишь вдвоем. И, увы, слова на этом заканчиваются, словно воздух вышёл из воздушного шарика.

Юфи хотела бы многое сказать. Про то, что она действительно ничего не знала об отмене её брака, про то, что и тут все решили за неё, как это было всегда. Про то, что репутацию Корнелии в первую очередь портит такая мать. И даже про рыцаря, про заслуги и про то, что этот шаг одобрил сам премьер-министр и она, лишь какая-то по счету императрица, не смеет осуждать решения свыше.

Нервно и изломанно отводит взгляд, мнёт своё одеяло, как последнюю защиту.

+2

7

http://savepic.net/7654301.jpg
Эвелина ли Британия

Злость охватывает Императрицу, и от чувства этого темнеет в глазах. Кулак сжимается, оттягивая волнистые пряди, сжимая их меж сведенных судорогой пальцев. Не причиняет дочери боли очередным невообразимым волевым усилием. Благодари Бога, маленькая принцесса, что ты сейчас столь беспомощна, что даже Эвелина не смеет поднять на тебя руку.

— Не Корнелии решать, за кого ты выйдешь замуж. Твой брак должен укрепить положение Империи и рода — только на это ты и годна, — выплевывает злые слова. Эвелина не сомневается, что даже для этого не подойдет своенравная и дерзкая младшая дочь. — Но ты упрямо делаешь все, чтобы опозорить и себя, и всех, кто связан с тобой. Ты только обуза для своей семьи.

Выговаривается и немного успокаивается. Оставляет в покое волосы дочери, отбрасывая их от себя словно мерзких червей — разве что не скривилась от отвращения.

— Как только твое здоровье позволит, ты вернешься в столицу, продолжишь там обучение и посетишь под присмотром деда дома высокопоставленных семей, — холодное уточнение, намек: Корнелия в этот раз не вытащит свою дражайшую младшую сестру — к вящему удовольствию Эвелины. — А пока поправляйся, дорогая моя.

Сладкий елей голоса звучит саркастично и ехидно, оскорбительно для младшей. Эвелина уверена: она в своем праве, она хозяйка этой светлокудрой девочки, она может решать ее судьбу как сама того пожелает.

Покидая палаты Юфемии, Императрица достает из потайного кармашка баночку с белыми кругляшками таблеток, в два щелчка отмеряет себе положенную дозу и заглатывает даже не запивая. Прием антидепрессантов давно стал стилем жизни Ее Величества Эвелины ли Британия.

+2

8

Сгорбившись после ухода матери, Юфемия прячет в складках одеяла скрещенные руки. А под скрывающими лицо розовыми прядями волос совершенно не свойственная ей кривая усмешка. Совершенно ничего не изменилось. Тяжелые слова императрицы звучат как приговор. И сознание играет с ней, эхом посылая их раз за разом. Но сколько не озвучивай, смысл в этих словах всё равно один.

Поднимается принцесса с трудом и лишь для того, чтобы открыть окно, впуская холодный воздух. И на секунду ждёт топота чужих ног — с Ренли сталось бы напихать в её комнату датчиков, в том числе температуры, — но ничего не происходит. Юфи чувствует себя покинутой всем миром и смотрит на буйствующую зелень внизу, на матовые исполины солнечных батарей и светлеющее темнотой небо.

Проходит полчаса, прежде чем она осознает — её потряхивает. От холода или груза громких, злых слов, от едкого аромата чужих духов, которыми словно скрывается вся внутренняя гниль, — Юфи не знает. И потому молчит сама с собой.

На осознание своего места относительно мира у неё уходит чуть больше времени, но даже его хватает, чтобы послать за её рыцарем. А после забраться обратно в ворох на постели, чтобы спрятать изломанные дрожью и покрытые мурашками ноги под тёплым пледом.

Императрица остается императрицей, но Юфемия не просто красивая скульптура для 11 сектора. Хотя будем честны, так оно и есть, но это сейчас уже частности. На покатых молочных плечах у Юфи гордое "вице-губернатор" и должность ей дал премьер-министр.

Конечно, у брата сейчас всё не слишком хорошо. И ему вряд ли есть дело до неё. Но у маленькой наивной принцессы, которую столь стремятся выдать за хорошую ставку, есть свой козырь в рукаве — её старшая сестра ведьма победы, для всей империи её слово значит чуть больше слов очередной императрицы.

Юфемия действительно находит свой туз в рукаве и аромат духов перестает быть таким навязчивым. Юфи всё ещё тяжело, но небо теперь светлее.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 21.10.17. Snowdrop and daffodil