По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn II. Rising » 15.09.17. Чистота души


15.09.17. Чистота души

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

1. Дата: 15 сен 2017
2. Время старта: 14:00
3. Время окончания:16:00
4. Погода: см календарь погоды
5. Персонажи: Куруруги Сузаку, Юфемия Британская
6. Место действия: Дворец генерал-губернатора
7. Игровая ситуация: Быть одновременно рыцарем, пилотом-испытателем и просто обычным школьником - непростая задача, тем более, когда краснеешь и путаешься в словах при ее внимании.
Принцесса Юфемия хочет узнать подробнее о школе и о том, как приняли Сузаку на новом месте. Сузаку искренне не знает, как ответить, чтобы не обидеть одну венценосную особу и не разоблачить две других.
8. Текущая очередность: по договоренности игроков.

+1

2

В тренировочных ангарах эта особа была безумно редкой гостьей. Лаковые туфли и светлые платья как-то не располагали к прогулкам по таким местам.  Но принцесса была не из тех, кого остановит кто-то из службы безопасности. Фактически ей было позволено проходить в почти любой уголок базы. И это было очень удобно, ведь база располагалась фактически на заднем дворе их резиденции.

Юфемия целенаправленно шла в крыло, где располагался «Камелот», не забывая кивать и улыбаться всем, кого встретит на пути. Принцесса не далее чем двадцать минут назад сбежала от своей обычной охраны, стремясь найти своего рыцаря и поговорить. Они не виделись достаточно давно, и у неё было определенно желание вытрясти из него всё, что происходит вне стен опостылевшей резиденции. 

Вот и нужная дверь. Идентификационная карточка принцессы открывает любые двери, несомненно. Но у Юфи были определенные сомнения. В помещениях «Камелота» не были простые казармы, там велись разработки ради будущего Британии. Пропустят ли её туда? Она не знала. Но карточка сработала безукоризненно.

Попав в коридор, Юфи направилась туда, откуда были слышны голоса — звукоизоляция на базе хорошая, конечно, но если не закрывать дверь, то весь коридор будет слышать, о чем шепчутся в той или иной комнате. Юфемия не ошиблась, макушка её рыцаря виднелась среди прочих военных, собравшихся в комнате.

— Майор Куруруги, — позвала она, привлекая к себе внимание и слегка улыбаясь. Вряд ли они часто видели принцессу в этих помещениях.

Отредактировано Euphemia li Britannia (2014-12-10 20:53:32)

+1

3

- В-ваше Высочество! – Судорожно краснея от одного лишь звука бесценного голоса, Сузаку спешно рухнул на одно колено, будто бы кто-то его подрубил. Все прочие офицеры тоже склонились в поклонах, но то и дело японец ловил на себе смешливые взгляды и упрямо не понимал, в чем же дело. – В-вы…

«Не должны тут находиться», быть может?

Пожалуй, что так. Нежно-розовое облако света и невинности смотрелось абсолютно неуместно в этом сером, стальном месте, а нежный голосок резал воздух помещения, где то и дело рокотал грохот из ангаров и сборочного цеха.

«Прекрасны», быть может?

Сузаку залился пунцовой краской, посмев подумать о подобном.

Столько всего случилось, и он так до сих пор и не знал, как ему относиться к Юфемии. Одно было ясно – она, как никто другой, была достойна того, чтобы ее боготворили. Ради нее он бы пролил всю свою кровь без остатка, но вот только последнее ее решение… Школа?

Потребуй того кто-то другой – Сузаку решительно отказался бы, аргументируя свою позицию нехваткой времени. Он все-таки военный, рыцарь, пилот-испытатель – но перечить принцессе он не посмел. Не посмел тогда и не посмеет сейчас, но увести ее отсюда все же стоило.

- Ваше Высочество, позвольте сопроводить вас в более тихое место, - без раздумий выпрямился Сузаку, а сдавленные смешки за спиной он будто бы и вовсе не заметил.

 

+5

4

— Конечно, — Юфи кивнула, улыбаясь. Она, конечно же, смутилась, и порозовевшие щеки вполне могли соперничать с цветом её волос. Принцессе и самой казалась нелепой эта ситуация, поэтому девушка сделала легкий реверанс и повернулась, чтобы уйти. Её рыцарь должен следовать за ней отстав лишь на шаг. 

Юфи лишь по смешкам поняла, что поступила опрометчиво, придя сюда самостоятельно. Возможно, военные и были суровыми людьми, защищавшими свою Империю, но они всё же оставались мужчинами. И её рыцарь был одним из них.

— Сузаку, — Юфи выдержала паузу, позволяя себе назвать имя, а не звание, и продолжила: — Как это? Быть моим рыцарем.

Вопрос был из разряда глупых. И спроси после принцессу кто-нибудь, она бы не смогла ответить — почему именно так начала разговор. Ведь она сама сделала выбор и, кажется, поставила перед этим выбором юношу. Этим она ничем не отличалась от всех своих родственников. Просто брала то, что хотела.

Они об этом уже говорили, но... быть может, теперь всё стало иначе?

Так же было и со школой. Но Юфемия и подумать не могла, что её так будут мучить мысли об этом. Подобного она никогда не испытывала ранее. И не знала, как подступиться к этому вновь. Кто бы мог подумать, что принцесса действительно может испытывать смущение и робость в разговоре со своим личным рыцарем?

+3

5

От ее голоса, так смело и настойчиво зовущего по имени, мурашки по коже.

– В-в-ваше В-высочество, – запинается он, краснея, смущаясь столь теплого отношения к себе. Он давно отвык – за столько лет отчуждения, одиночества; за столько холодных речей и безразличных взглядов; за столько неоправданных надежд.

Она смотрит прямо и мягкий румянец на щеках принцессы только красит ее, подчеркивая ее красоту, выдавая чистоту ее помыслов. Она искренна, честна и добра – и Сузаку не знает, что ответить на ее вопрос.

Он не заслуживает этого. Столько он совершил ошибок – и еще больше греха в том, чего не сделал. Его путь должен был стать искуплением, тяжелой дорогой к очищению души. Он готовился к ненависти – и его ненавидели, презирали, оскорбляли. Одни считали его недостойным, другие – предателем; но глядя в сияющие аметисты глаз Юфемии, он видел ласку, тепло, понимание, которого совсем не заслуживал.

Это было странно, непривычно, терзало сердце – в холодной казарме было проще наказывать себя за грехи прошлого. Сносить оскорбления командиров было легче, чем слышать заботливый голос принцессы, чьего душевного тепла хватило бы, кажется, на весь мир – и даже на него. И все же…

– Я.. Я счастлив.

+1

6

Покинув ангар, и лишь слегка замедлив шаг, принцесса вела своего рыцаря по извилистым тропинкам дальше от каменных дорог и высоких зданий. Внутренний двор резиденции был украшен разбившимся садом с искусственным прудом. Юфи, увидев это в первый раз, поняла важное для себя — её старший брат более всего ценил природу и уединение. Именно здесь скрывалась белоснежная беседка, совершенно невозможное зрелище для центра Нео-Токио.

Эмоции для принцессы её возраста — огромная роскошь. Принцесса её возраста должна быть иной, вбирать себя азы управления государства, знать своё место и признавать своё превосходство над этим миром. И верить в то, что будет жить вечно. Юфи была другой. Палитра её чувств ярко переливалась, вбирая в себя новые и новые цвета от каждой жизненной ситуации. Рисовать этими цветами было очень легко: сияющее блеском глазам, открытые улыбки, задорный смех, изящные жесты. Принцесса делилась своими эмоциями со всеми, кто появлялся в её окружении. Но сейчас палитра её чувств была окрашены в тревожный сине-серый цвет дождевых туч. Юфи волновалась и не знала, как успокоить участившее сердцебиение. Там, среди людей, она была принцессой и вела себя обыкновенно. Но здесь, наедине, она была девушкой.

Ответ Сузаку был честен, но он запнулся, и ресницы Юфи дрогнули раньше, чем прозвучали правдивые слова. Словно Куруруги сомневался в том, что сказал сам. Принцесса испугалась на мгновение и прикрыла глаза, боясь услышать ответ рыцаря.

— Вот как, — неверная мысль увела её по иной дорожке, состоящей из домыслов, и всё же Юфи улыбнулась и спросила следующее: — Как школа?

Обыденно сменив тему, Юфи присела на край пруда, подбирая под себя ноги и пряча дрожащие руки в складках платья.

+3

7

"Школа" – и живые Лелуш и Наннали. Лучший друг все такой же странный – в розовом фартуке и у плиты, а Наннали – выросла настоящей красавицей, но так и замерла беспомощной фигуркой в инвалидном кресле. Он был счастлив знать, что они все же выжили – хотя и запрещал себе думать об этом прежде, чтобы правда не ударила по сердцу больнее, чем Сузаку ей позволит.

"Школа" – и толпа людей, которые смотрят на него с ненавистью и презрением. Выброшенный из окна Академии ранец, оскорбительные надписи маркером по внутренней стороне раскуроченного ящика для спортивной формы. Один кроссовок он так и не нашел – только второй, плавающий в фонтане.

"Школа" – и занятия, на которых учителя стараются делать вид, что для них нет разницы, кто их ученики по национальности и как попали сюда. Разницы нет – даже тогда, когда кто-то щипает, толкает или задирает Сузаку, провоцируя на драку. А он держится, зная, что может убить, если вдруг сорвется.

Сузаку молчит, перебирая в голове события последних дней. Чужое презрение, приправленное горчащей сладостью встречи со старыми друзьями, – и ни о чем из этого он не смеет сказать своей принцессе, верящей в лучшее.

– Учителя говорят, что я очень отстал по программе и должен все наверстать, – прячет он истину в нейтральной фразе, и неловко улыбается, застывая рядом с ней неподвижной статуей и невольно любуясь ее спиной и волосами. Он не замечает эмоций Юфемии – слишком прямолинеен и прост, чтобы обратить внимание на едва различимую дрожь в плечах и посчитать ее проявлением чувств, а не физического состояния. Но даже отметив – не понимает. В воздухе еще застыла тяжелая влага от недавно прошедшей грозы, а искусственно поддерживаемая в саду прохлада, должно быть, мучает принцессу.

Вместо слов и вопросов – короткое действие. Мундир рыцаря ложится на плечи хрупкой принцессы, укрывая ее от беспощадного и недружелюбного мира.

Отредактировано Suzaku (2015-05-05 14:08:27)

+3

8

Ткань мундира жесткая, как и полагается, но согрета теплом Куруруги. И порывистый ветер с прохладой от воды больше не беспокоит принцессу. Молчание не становится тягостным, принцессе не хочется его прерывать, торопить своего рыцаря с ответом или нарушать этот один из немногих моментов близости. И всё же в ответе Юфемия слышит неуверенность помноженную на неловкость.

Сузаку что-то от меня скрывает, — думает она и тут же делает вывод, — не хочет меня волновать?

Такое вполне возможно. Всё произошло слишком быстро, а времени было так мало, что они всё ещё совсем незнакомы. Но именно этот человек дарит принцессе ощущение тепла и защищенности. В резиденции, полной охраны, Юфемия никогда не сможет чувствовать себя как дома, несмотря на свой легкий и игривый характер. Принцесса порой думает, встретились бы они, не сбеги она тогда от охраны и прислуги. Вероятнее всего, нет. Юфи несвойственно бродить по ангарам и единственное место встречи могло быть парадом войск — Сузаку бы был ещё одним лицом среди тысячи таких же.

— Давай возьмем каникулы, — улыбается Юфи, — Подтянешь учебу, а с тестированием пусть профессор Ллойд разбирается.

Легкое и пропитанное нежностью предложение кажется самым нелепым из всего, что она когда-либо произносила. И небольшой спазм в груди давит, ведь они что-то скрывают. Он от неё, она от него — просто потому что так проще быть вместе.

Давай сбежим, — хочет сказать Юфи, — давай оставим позади все титулы и обязанности, отправимся на далекий остров в море, где никто не побеспокоит юную принцессу и её рыцаря. Не будет разделения на нумерованных и пожалованных, не будет британки и японца. Будут только они.
И всё же это самое невозможно, что она сейчас может подумать.

+2

9

Улыбается в ответ на тепло в ее голосе. Привыкший за время службы к грубому обращению, воспитанный в строгости Сузаку отлично видит разницу: принцесса разговаривает с ним не так, как все. Мягче, добрее, а ласковое слово — оно и собаке приятно. Куруруги и был псом, молчаливым спутником принцессы, поклявшимся самому себе беречь это сокровище, этот душевный свет.

Каникулы?.. Улыбка становится грустной. Он не может позволить себе отдых — слишком далек он от своей цели. Сузаку не торопится, он готов терпеливо ждать, как тот самый Хатико, памятник которому разрушили британцы при налете на Токио. Но пока он ждет — не может он опускать руки, тратить время впустую. Все тренировки в зале и эксперименты профессора Ллойда — они были в интересах самого Куруруги, чтобы стать лучшим, стать Первым.

Топорный в своем решении японец не нуждался в отдыхе - но нуждалась в нем маленькая хрупкая принцесса.

— Если таково будет ваше желание, — кивает он, почти кланяясь, не принимая приказ венценосной особы, но соглашаясь с просьбой небезразличной ему девушки.

Отредактировано Suzaku (2016-02-26 13:01:59)

+2

10

Принцесса вздрагивает совершенно незаметно под тяжелой тканью пиджака от его формы. Принцесса закрывает глаза и кусает свои губы. Принцесса отворачивается к пруду и сглатывает свои эмоции.

Принцесса Юфемия.

Ответ подчиненного не выходит за рамки установленного регламента. И отчего-то отдается в её голове эхом зрелой учительницы того самого этикета. Конечно, если она захочет, вся база одиннадцатого сектора станцует хулу.

Юфи открывает глаза, улыбается сладко и поворачивает голову, ежась уже от соприкосновения нежной кожи щеки и жесткой ткани ворота. Заворачивается в кокон своей непринужденности настолько крепко, насколько терпко заваривают чай их дворецкие. Обнимает себя руками, словно не собирается возвращать часть формы, пропахшую одеколоном.

— Думаю, отдых не помешает всем, — и снова принцесса, кардинально сменившая свои планы. Та самая, что отвечает за благотворительные дела в секторе, потому что ничего другого ей доверить нельзя. Юфи обдумывает фестиваль, да хоть с той самой хулой, и легко смеется, представив реакцию Совета на такую выходку.

Вода подхватывает её смех, разносит над окрестностями и впору думать, что принцесса наслаждается обществом своего рыцаря, если бы не его похоронная мина. Впрочем, непроницаемое лицо пожалованного не только в британцы, но и в рыцари, должно быть не раз спасло ему жизнь.

— Как думаешь, мы сможем нарядить профессора в костюм безумного шляпника? — Юфи разворачивается на каблуках, уберегая ладонями ткань от падения.

— Впрочем, если я того захочу… — бросает она почти укоряющее и шепотом, проходя мимо Сузаку, направляясь обратно.

+3

11

Ее смех подобен перезвону колокольчиков, легендарной музыке ветра, услаждающей слух венценосных особ в Запретном городе. Сузаку никогда не слышал этой самой музыки — только сказки кузины о ней, — но уверен, что даже она померкнет в сравнении со смехом одной единственной британской принцессы, так не похожей ни на кого из тех, кого он когда-либо встречал. Особенная во всем: в улыбке, в мыслях, в движениях, в эмоциях и чувствах.

И все же ему немного неловко. Переключиться с мыслей о рыцарстве и воспоминаний из школы на радостный смех принцессы непросто, и какое-то время лицо рыцаря остается холодным, непроницаемым, скрывающим недоумение и вопрос о причинах столь неожиданного веселья.

Но когда его принцесса смотрит на него - он уже улыбается ей, искренне и тепло, насколько только способен верный пес. Сузаку уверен: если профессору Ллойду не мешать при этом заниматься Ланселотом, то ему будет абсолютно безразлично, что на нем надето, а вот окружающих такой костюм изрядно бы повеселил. Мисс Круми тогда следует нацепить ободок с ушами и пристегнуть к карману цепочку от часов, — невольно подхватывает Сузаку эту идею, улыбаясь еще задорнее. Кажется, даже непослушные кудри на его голове встопорщились чуть более радостно, чем прежде. Вероятно, работа в студсовете все-таки заряжает какой-то способностью мыслить более позитивно.

— К-конечно, Ваше Высочество, — теряется он как мальчишка, которым, в сущности и является. Немного краснеет, смотрит вслед принцессе растерянно, но все так же улыбается. Принцесса, что задумала сделать это.. — ..прямо сейчас?..

+2

12

На рассеянный ответ своего рыцаря принцесса недовольно ведёт плечами, словно намереваясь сбросить ставшую тяжелой ткань. Почему бы и не прямо сейчас, в самом деле? Ей стоит лишь дойти и попросить об этой услуге, она могла бы. Но и её мысли уводят в сторону, когда она видит вдалеке гостевой домик для приема посетителей. Было бы неплохо выпить чаю. Вдвоем и молча.

— Выпьем чаю? — Оборачивается принцесса, шагая спиной вперед и совершенно не следя за дорогой. Она хочет видеть его лицо, его реакцию на эти бездумные в общем рабочем круговороте поступки. Юфи предлагает и уверена, что чай не будет горчить точно так же, как слова «как пожелаете».

Юфи скрывает свои эмоции, как делала это сотню раз до этого. Юфемия вновь цепляет на себя маску беззаботной принцессы, живущей в тепле решении старших. И той, на кого не влияют запреты.

— Заодно обсудим костюмы для остальных, — спокойно добавляет она. И лишь от этой решимости стоять на своем веет её обидой на японскую тугодумность.

А в следующий миг небольшой каблук цепляется за выступ в садовой плитке, принцесса падает назад себя, нелепо взмахнув руками в попытке удержать и равновесие, и чужой пиджак.

+2

13

Сузаку не успевает за потоком ее мыслей. От школы к пестрым костюмам, а затем — к чаю. Чай окончательно добивает растерянного японца: он замедляет шаг, заглядывает в глаза принцессы. Это странно и удивительно неловко.

— ..обсудим костюмы, — продолжает Юфи, и на душе становится легче: проще, понятнее, логичнее. Картина обрастает деталями, позволяя Куруруги понять ход мысли одной маленькой, живой принцессы.

Тело реагирует быстрее разума: Сузаку и понять толком не успевает, отчего вдруг таким удивленно-беспомощным становится выражение ее лица. Одна рука перехватывает запястье, тянет на себя, а другая ложится на тонкую талию, помогая удержаться. Китель с глухим тяжелым звуком падает на землю, ломая цветущую клумбу у самой дорожки. Секундное замешательство и пропущенный удар сердца, когда принцесса оказывается слишком близко. Куруруги стремительно краснеет, запинается в словах и теряется в сумбуре мыслей.

— П-простите, — бормочет он, спешно убирая руку, выпуская из пальцев хрупкое запястье и отстраняясь быстро. Шаг вперед, наклон — чтобы спрятать смущение, выдающее больше чувств, чем в праве рыцарь испытывать к своей принцессе. Поднимает мундир, отряхивает его от мелких сухих травинок, налипших в избытке.

Испачкался, — сокрушенно думает Сузаку. Ему самому вовсе не жалко и совсем не критично, но предложить запыленный китель принцессе он уже не посмеет.

— Вы в порядке? — Тихо спрашивает, не поднимая лохматой головы. В голосе беспокойство, хотя даже ему понятно, что ничего страшного с Юфемией произойти не могло, — в самом деле очень хочет уйти от этого смущающего напряжения.

+2

14

За секунду до происходящего и пару секунд после Юфи просто смотрит. Медленное осознание приходит лишь при виде одинокой свалившейся с ноги туфли, да кителя, беспомощно разбросавшего свои рукава по траве. Тепло на талии ощущается ярко, ясно и неторопливо выстывает, оставляя напоминанием смявшийся дорогой шелк.

Юфи смотрит. До того, как жаркий румянец заливает щеки, стирая своего обидчивого собрата. И потом резко вниз — на туфлю, успевшую подцепить травинки. Неловко проведя плечами, Юфи подцепляет обувь обратно на ногу и отворачивается.

Довольно нелепо за один путь дважды сменить направление. Осознав, Юфи трясет головой, отгоняя смущающие мысли. Ей бы остановиться, ответить на вопрос, но она спешит, словно и правда где-то остывает чай. Для окружающих в голове принцессы гуляет ветер — выбрала пожалованного, да ещё и влипает постоянно. Только Юфи вполне осознает, что выбор её неправильный. И нельзя им, хоть и хочется. Взаправду, взаимно, до боли в животе от взлетающих бабочек.

— Ты меня совсем не слушаешь! — И голос её выдает, взлетая слишком высоко. — Мисс Сесиль пойдет быть Красной Королевой, ты не думаешь?

Этому человеку хочется приказывать меньше всего. Принцесса не признает, что без чужого пиджака успела озябнуть даже в теплую погоду.

+2

15

Перекинув китель через предплечье, Сузаку следует за ней вновь. Не заметил румянца на щеках принцессы — и прячет собственный за наклоном головы. Отросшие за последние месяцы волосы лезут в глаза, и Сузаку невольно фыркает, сдувая их с лица. Совсем тихо выдыхает, кивает, соглашаясь — верно, совсем не слушает. Как тут слушать, когда от одного ее голоса бросает в краску. Одно дело — на глазах ее подданных, где неизменно сохраняется положенная дистанция и нет ни времени, не возможности думать о другом. Совсем другое — тет-а-тет с принцессой.

— ..или белым кроликом, — перечит он Юфемии. Кролик — идеальная роль для того, кто единственный способен призвать Безумного Шляпника к порядку и здравомыслию.

Он не знает, на кого бы надел красную корону, но вот с белой он уверен наверняка, а сам готов хоть в собачью шкуру, хоть в голубое платьице — лишь бы стать тем, кому Белая Королева смогла бы довериться.

Дорожка, по которой стучат каблучки пока еще не Королевы, но принцессы, ведет к одной из оранжерей с беседкой. Там будет теплее и там же слуги накроют все для чая — и невероятная удача, что идти осталось совсем немного. По неловким движениям плеч Сузаку уверяется, что Юфемия замерзла.

+1

16

Перезвон посуды слышится и отсюда, когда Юфи останавливается, словно уткнувшись в невидимую стену. Алый румянец стеснения бежит прочь с щек взволнованной принцессы, уступая место задумчивости. И, вправду, как же она сразу не подумала. Юной, но такой умной мисс Сесиль пойду белоснежные ушки и классический смокинг.

— Тогда Ренли! — Восклицание полно восторга, старшему брату определенно пойдет красный камзол. Условия сказок нерушимы, но вполне на всех найдется своя власть. Благотворительный сказочный фестиваль кажется потрясающей идей, наполненной до краев смыслом. И причины уж забыты.

Юфи спешит назад, собираясь подхватить под локоток своего рыцаря, но вовремя одумывается, замирая в неловком движении. Нельзя так, слишком много стеклянных условностей, превращенных в толстую стену. Принцесса ограничивается похлопыванием по плечу, мол, быстрее давай. Вновь бежит вперед.

Теплый воздух беседки разгоняет суетных мурашек холода. Блюдца звенят, когда принцесса задевает юбками край стола. Она успевает улыбнуться всем и каждому, подхватывая печенье и кусая, совсем не элегантно роняя крошки на элегантное платье.
Вспыхнувший бледный румянец уже не станет неловким, ведь принцесса всего лишь разгорячилась от быстрого шага.

— Кто твои школьные друзья? — Юфи интересуется без подвоха, а он всё равно кроется. Приученная к такой манере говора, Юфемия с корнями выдает своё происхождение — спрашивает-то о статусе, а вовсе не имена.

+2

17

Да, Ренли, — думает с улыбкой Сузаку. Его Высочеству придется смириться с этой странной выдумкой сестры, и до того принц Ренли казался добродушным, что сомневаться не приходилось, что красное он по желанию Юфемии наденет.

Принцесса суетится, обгоняет, возвращается. Сузаку совсем не понимает этого, и лишь повторно смущается от похлопывания по плечу. Все это кажется чересчур неловким и неудобным, и Куруруги рад, что Юфи снова вернулась на дорожку и шагает вперед с прежней целеустремленностью. Его Белая Королева ныряет под сени утепленной беседки, а рыцарь — вслед за ней, послушной тенью. Он все еще думает о том, с каким безразличием Ллойдо-сан натянет на голову пеструю шляпу и вновь примется за привычную ему работу. Коварная Сесиль с кроличьими ушками, возможно, даже умудрится под шумок подсунуть ему что-нибудь совершенно несъедобное.

Повинуясь одному из жестов принцессы, Сузаку садится — ему неловко сидеть в присутствии особы ее полета, да и вопрос вызывает в нем определенное смущение. "Опальные принц и принцесса", — если по правде. Правде, раскрыть которую он не может даже Юфемии, как бы добра и искренна она ни была.

— Меня приняли в свою компанию ребята из студенческого совета, — рассказывает он то, что может рассказать. — Их президент — внучка лорда Эшфорда, очень бойкая и настойчивая девушка.

То и дело смущаясь и продолжая с поддержкой принцессы, Сузаку рассказывает ей о заместителе президента — талантливом юноше, который, по слухам, совершенно не заинтересован ни в учебе, ни в перспективах. О смелой и решительной спортсменке, которая вечно берет на себя всю работу, и о немного простоватом мальчике, который, похоже, подписался на все это только чтобы быть поближе к президенту. И даже о Нине Эйнштейн — очень умной девочке, которая, очевидно, его не любит. О том, что с Ниной отношения не клеятся, Сузаку не рассказывает, зато она одна из немногих, кого он называет по имени.

— Президент подняла такой шум, когда узнала, что кот украл какой-то компромат на ее заместителя, — неловко посмеивается он, пододвигая к принцессе вазочку с пирожными, которые ее явно заинтересовали. — Вся школа охотилась на бедного Артура, столько было шума. Правда, что это было, мы так и не узнали — наверное, он бросил это где-то до того как мы его нашли.

+1

18

Различие между ними — она хочет статусы, он позволяет узнать лишь имена. Впрочем, Юфи всё равно оживляется, цепляясь за произнесенное "Эшфорд". Она слышала или знает — сейчас точно и не сказать, но фамилия ей знакома. Не со времени приезда в сектор, ещё раньше, с детства. Впрочем, Юфи отбрасывает эту мысль, обещая вернуться к ней попозже и подается вперед.

Женское имя так выделяется среди череды фамилии, что Юфи сужает глаза и дует губы. Это звучит так просто, им там весело и... Принцесса не скажет, что именно таится в "и", а Сузаку не поймет — прочесть принцессу ему на удастся. Откидываясь назад на спинку кресла, Юфи неожиданно даже для самой себя выдает:

— Можно я тебя навещу? — В вопросе смешивается искреннее желание с долей зависти. Рассказ действительно притягательный, она бы хотела оказаться в такой атмосфере. А потом тараторит сразу же, надеясь убедить  Куруруги (не то, чтобы его мнение имело значение): — Я переоденусь, и меня никто не узнает!

Сузаку, конечно же, знает. Он уже встречался с ней переодетой, гулял и никто не узнал — это было тем временем, которое Юфи ценила больше всего. Юфемия правда уверена в том, что Ренли так просто её не отпустит, но на счет старшего брата принцесса не волновалась.

— И с Ниной я давно не виделась, — добавляет невзначай, а глаза светятся. Её первая подруга здесь!

0

19

Навестит. Принцесса столь импульсивна и решительна, что с нее станется тайком сбежать от охраны, чтобы в самом деле просто навестить его на занятиях. И по многим причинам лучше бы такого не допустить: это намного опаснее для нее самой, и как рыцарь он не должен поддерживать эту забавную сумасбродную идею. А еще — нельзя, чтобы она увидела Лелуша и Наннали. Если по одному она может их и не опознать — особенно Лелуша, который сильно вырос и изменился с малых лет, — то если ей доведется встретить обоих, то ассоциация просто не может не прийти сама собой. Те же имена, благородный харизматичный юноша и его слепая, прикованная к инвалидному креслу сестра. Много ли таких парочек на свете?..

Но отказать Сузаку не может: глаза принцессы сияют энтузиазмом, а ее знакомство с Ниной становится неожиданной новостью для него. И когда только?.. Лишать ее радости общения с подругой — неправильно. Но надо. Как выкручиваться из этой неоднозначной ситуации? Сузаку, впрочем, легко находит выход.

— Думаю, правильнее было бы прийти с официальным визитом, — сообщает он. Старается мягче, но получается все равно по-военному строго, и даже улыбка не слишком-то сглаживает углы. — Президент съест весь студсовет, если узнает, что в Академии были Ваше Высочество, а она не успела подготовить настоящий праздник в честь этого.

Для всех студентов это действительно было бы настоящей радостью. Юфемию любили, хотя почти и не знали, и во многом ее имя было щитом для ее рыцаря — не будь он тем, кем сделала его принцесса, нападок было бы много больше.

+1

20

Принцесса немедля нахмурилась. Юфи не любила официальные визиты, они были связаны рядом условностей. Разве дружбе это нужно? Нина вряд ли оценит подобное внимание с её стороны. Впрочем, Юфемия действительно могла приехать с официальным визитом, но интуитивно чувствовала — это навредит. По тому, как Сузаку говорил о друзьях, неожиданно раскрывшись лишь недавно.  И как свел всё к сухим формальностям, стоило ей упомянуть поездку.

— Не стоит, я лучше её приглашу к себе, — кивнула сама себе, подхватывая чашечку с обжигающим чаем со стола. И незамедлительно опрокинув жидкость себе на колени, словно принятое решение было неверным. Принцесса вскочила на ноги, стряхивая капли, не успевшие впитаться в подол. К своему удивлению, не закричала — просто чай не успел добраться до голой кожи. Стало почему-то обидно, всё складывалось совсем не так, как она планировала.

— Ох, я на сегодня пойду, — извиняющее улыбнулась Юфи, не сидеть же с пятном на половину подола. А румянец стыда и вовсе грозил сжечь щеки принцессы, хорошо хоть розовые кончики ушей были надежно спрятаны под розовыми прядями волос. Хотелось убежать и спрятаться.

Юфемия действительно не собиралась ехать в Академию, не зная, что её пресс-секретарь запланировала поездку днём ранее.

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn II. Rising » 15.09.17. Чистота души