По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 13.10.17. Генеральское вторжение


13.10.17. Генеральское вторжение

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 13.10.2017 г.
2. Время старта: 12.00
3. Время окончания: 14.00
4. Погода: 13 октября
5. Персонажи: Астрид Фонтейн, Наннали ви Британия, НПС
6. Место действия: Претория, поместье семьи Бота
7. Игровая ситуация: Астрид находит время навестить поместье Боты, но увы, его не оказывается на месте, зато есть Наннали, которая в свете последних событий вызывает у генерала интерес.
8. Текущая очередность: Астрид, Наннали

0

2

- Вот же зараза... - Вздохнула Астрид. Генерал, стервец такой, смылся куда-то раньше, чем она нагрянула к нему в гости. Разведка тут оказалась, что ни говори, на высоте. Многие бы на этом и ушли, но Фонтейн всегда имела в уме более одной цели, а в поместье присутствовала принцесса Наннали. Для начала - дочь Марианны. Затем - изгнанница, кторая должна была неминуемо сгинуть, но нашлась. И наконец - девочка, попавшая за стол, где играют записные шулера и в отнюдь не детские игры. Генеральша была как минимум заинтересована - как она в такой ситуации?  Беспомощная, загнанная в угол жертва, или кровь матери даст знать и звереныш сумеет не только огрызнуться, но и укусить? Астрид видела оба пути и не раз. Чтож... Раз нет тут ее врага, она попробует найти кого-то другого. Путем диалога с гвардейцем (как и ожидалось, принц Ренли прислал своих водоплавающих) выяснилось, что рыцарь принцессы тоже умотал, а она сама гуляет в саду, где генерал и может ее найти. Фонтейн сориентировалась и направилась в означенный сад.  Итак, как гуляет принцесса в враждебной по факту стране? Правильно, со спецназом. Два на виду и минимум столько же скрытно следят, к гадалке не ходи. Дернется Астрид - и будет еще одно чучело в коллекции генерала Боты.  А вот и сама принцесса, кресло которой направвляет горничная. Что за горничная? Ого, япошка. Миленькая такая, в очках, с виду мухи не обидит... Но что-то очень шустро обернулась, услышав шаги Астрид. Значит, не такая растяпа, как кажется. Цепко так смотрит, внимательно, оценивает степень угрозы. Чем дальше, тем интереснее. Впрочем, женщине скрываться смысла не было. Подошла, сопровождаемая верным адьютантом ("Тони-громоотвод" - звали его так за способность отводить гнев Астрид от попавших под раздачу), улыбнулась и опустилась на одно колено, оказавшись на одном уровне с принцессой.

- Добрый день, Ваше Высочество. Генерал Астрид Фонтейн, к Вашим услугам. - И коснулась ее руки губами, соблюдая ритуал и в то же время интересуясь реакцией. У каждого человека есть своя "аура" и в этом смысла Астрид относилась к тем, кто достаточно сильно "давит" и особо не скрывается. Сразу видно, кто перед вами - лидер, хищница, уверенная в себе до предела женщина, которой нечего стыдиться. С другой стороны, в ней не было и какого-то особого зла или холодности - скорее уж та еще горячка. Вот и интересно было ей, как принцесса отреагирует на ее вторжение в личное пространство девочки. Нет, Астрид не была груба, она всегда вторгалась в таковое невольно. И не жалела, считая что хорошего человека должно быть много.

Отредактировано Astrid Fontaine (2014-09-30 23:51:02)

+1

3

- Кто там, Юми? – Спросила Наннали, едва заслышав ровную тяжелую поступь. Чтобы не попасть в неловкое положение и не выдавать собственной слабости в глазах незваной гостьи – пусть даже такой очевидной слабости. Мягкое прикосновение горничной успокоило девочку: к ним направлялся не враг.
Подошедшая женщина поспешила представиться, что было признаком несомненно хорошего тона в общении со слепой принцессой.
Генерал Фонтейн, впрочем, могла не называть своего звания – Наннали по одному касанию горячих губ поняла, что перед ней человек военный, сильный, жесткий, и от этого понимания невольно хотелось вжаться поглубже в кресло. Что греха таить – девочка боялась таких людей, ведь они неизменно напоминали ей об отце. Боялась и в глубине души мечтала быть такой же сильной.
Вот только что нужно такому человеку от искалеченной принцессы? Мысль у Наннали появилась только одна:
- Ганнибал Бота уехал сразу после пресс-конференции, - поспешила она прояснить ситуацию, чтобы не задерживать Астрид лишнего. – Но я, к сожалению, не могу сказать, куда он направился.

+1

4

Астрид допускала, что девочке,  севшей играть во взрослые игры, сейчас не просто. Сразу с кучей незнакомых людей приходится иметь дело, и сразу же разбираться, где друзья, а где враги. Тут хоть третий глаз отрасти - легко не будет. Советников мудрых под боком вроде бы не наблюдается. Боту она к таковым не относила - может он и добр к девочке, но все же повязан долгом и всем таким прочим. По-настоящему помочь может только тот, кто верен лично тебе, а у Наннали, увы, среди таковых только отряд спецназа (встречаются там смекалистые, но всеж по большей части в своем деле) и молоденький рыцаренок, которому бы самому поучиться уму-разуму. Но для такого положения держалась Наннали хорошо и Астрид невольно искала в ней черты той, кем восхищалась в юности. Пока не находила... но тут  они и не будут на виду, слишком уж велика разница.

- Знаю. Но с ним нам еще часто придется видеться и работать. И уже не здесь, а на поле боя. Я пришла увидеться именно с вами. Энтони, составь компанию юной леди, пока мы побеседуем с Ее Высочеством.

Адьютант, уже ко всему привычный, вовсе не удивился, когда его отправили на задание, равно как и такому обращению к японке. Фонтейн тем и отличалась, что всегда обращалась к людям так, как считала нужным, даже если это не всегда соответствовало общепринятым правилам. Точнее, чаще всего как раз не соответствовало.

- Капитан Энтони Хувер, к вашим услугам. Позвольте узнать Ваше имя, мисс?

Юмико не могла переключить личность на Юмиэ, которая точно послала бы британца по нужному адресу, а потому покраснела и смущенно тихо ответила:

- Ю...Юмико Такаги. Очень... Приятно, сэр.

Впрочем, Энтони не выглядел ни злым, ни опасным. И улыбаться умел так, что внушал доверие.

- Тогда давайте немного пройдемся, мисс Такаги, и не будем мешать нашим командирам.

Они отошли и Астрид продолжила:

- Не бойтесь, Энтони не обидит ее. Он добрый парень... Иначе бы не мог терпеть такую как я дольше пяти минут. - Ироническая самокритика всегда помогала снять напряжение, - Когда-то давно я пошла в армию, чтобы стать такой, как  ваша мама. Не знаю, получилось ли, но свое место в жизни я нашла. Не ожидала, что смогу послужить ее дочери, но, думаю... Я рада и несколько заинтригована. Хотела увидеть, какая Вы.

Отредактировано Astrid Fontaine (2014-10-03 20:25:18)

+2

5

Наннали напряглась, когда генерал Фонтейн так играючи и совершенно не интересуясь мнением принцессы избавилась от горничной – впрочем, голос Энтони Хувера вселял какую-то уверенность и спокойствие, и девочка поверила, что он действительно не обидит Юми… То ли дело, сама Астрид – что ждать от нее?

- Моя мама стала примером для многих, - уклончиво ответила Наннали. Когда-то она радовалась любому упоминанию о маме, но теперь знала чуть больше и уже не была так уверена в том, что действительно знала эту женщину когда-нибудь. И даже по-прежнему лелея в сердце память о Марианне, Наннали уже не испытывала того благоговейного восторга от встреч с мамиными поклонниками, как всего неделю назад.

- Но мне никогда не достичь такого величия, генерал.

Она не такая, как мама – лишь слабый отблеск Молнии, ее блеклое отражение в стекле. То ли дело брат – Лелуш был таким же сильным, как и мама – и достигнет многого, когда сам пожелает того.

- Боюсь, что могу принести вам только разочарование, - она улыбнулась стыдливо, без лишней скромности – здраво оценивая собственные возможности, собственную инвалидность, но при этом напрочь забывая о тех словах, что еще совсем недавно произнесла на пресс-конференции, о том шаге, на который решилась первой из всех своих братьев и сестер.

+1

6

- А кто сказал что нужно быть её копией? - Астрид не любила обходные пути, и уже по горло была сыта подобным отношением к кумирам. Почему-то всегда так у людей... Считают, что если человек велик, то в нем достойно подражания все, а уж один в один повторить его путь - так и вовсе лучший выбор. Глупо. Она сама увидела в Марианне... Что? Силу. Гордость. Храбрость. То, что на пути войны можно стать чем-то большим, чем окружавшие ее манерные барышни, думающие о ерунде и удачном замужестве. Стимул, проще говоря, эпичный пинок под зад, достаточный, чтобы рваться вперед... Вот только делала Астрид все по-своему. Так что, похоже, пример был в этом. Иди своим путем и пусть остальные идут к черту. Возможно, что-то изменила смерть Марианны - уж Астрид бы точно не умерла бесславно, а забрала бы с собой побольше врагов. Нет, наверняка там были свои причины, но все же она поняла, что кумир это просто точка отсчета, этакий указатель на пути - если только этот человек не был тебе близок. Но таким для Астрид был генерал Монтгомери. И принцесса Корнелия... Хотя тут другое. С ней они шли вровень, скорее уж соревновались. А вот детям великих родителей куда как хуже - на них, считай, с рождения тень отброшена. У самой Астрид родители были неплохие, но, как бы сказать... Нормальные. Это скорее она выделялась. В принципе, вся их троица была высокого полета - братишка хорош в политике и делах денежных, она вояка, Фрэнсис - умница и красавица, хоть пока и не очень ясно, куда сунется. А у этой девочки в инвалидном кресле груз родни с хорошую гору и не в количестве дело. Генералы, адмиралы, политики. Мамаша герой и папаша кобелина. (Астрид в мыслях никакой цензуры не признавала, да и на словах лишь минимальную) Не повезло, на самом-то деле. Как ни крути - либо сравнивают, либо  навешивают чужую ответственность. И ведь не сбежишь нику... Стоп. А ведь в какой-то степени она сбежала, пусть и не в лучшую сторону. Интересная мысль. В конце-то концов, Бота не педофил точно и наверное получше Чарльза в качестве опекуна. И если допустить, что перед Астрид не такой уж и ребенок... Охо-хо. Эти мысли струились быстрым потоком, пока Фонтейн присматривалась испытующе к собеседнице. Выдержка у девочки отличная. И к тому же, была ведь и конференция.

- Как сказать. Простите за просторечие, но на конференции вы дали всем прикурить. Особенно этим кровососам из СМИ, которые надеялись на легкую добычу. - В голосе Астрид слышалось уважение, и некоторая радость, а ее рука коснулась ладошки принцессы,  - Вы себя показали бойцом, а не жертвой. А это лучшее, что можно унаследовать от Императрицы Марианны. Идеалы и все такое прочее могут и должны быть свои, а вот готовность это отстоять - всем нужна. Если не секрет - почему решились на такое?

0

7

Вместе с касанием шершавой, крепкой руки Астрид пришло понимание, что она действительно так считает, пусть даже сама Наннали и не считала, что смогла на конференции отстоять свое мнение. Тот журналист буквально втоптал ее в землю – это было очевидно слепой принцессе, но, похоже, кто-то видел в этом разговоре что-то иное.

- Я… Я могу быть с вами откровенной? – Наннали чуть сжала ладошку, и сама же кивнула в ответ на свой вопрос. – Я половину жизни провела в Японии… И знаю, что там случилось. Мой друг потерял отца, многие потеряли свободу, а уж то, что было потом… Даже сейчас, когда всем заправляет мой брат Ренли, там происходят страшные вещи. И при Кловисе тоже были.

Наннали сжала кулачки, отпустив руку Астрид.

- Я знаю, что значит жить в страхе. Что значит терять любимых. Что значит не иметь возможности что-то изменить, - на глазах девочки проступили слезы – но лишь на миг. Принцесса спешно сглотнула комок в горле и взяла себя в руки, не имея права раскисать. – Я не хочу, чтобы эта страна, эти люди жили так же, и пока я могу что-то для них сделать – я не опущу руки.

Империя разрушает все, к чему прикасается, отбирает у людей их права, их гордость, их культуру – все, что делает их людьми. Наннали запомнила это, обнимая Лелуша и чувствуя, как обжигает лицо жар от пламени, пожирающего поместье Куруруги. Она боялась тогда, что Сузаку погибнет – но еще больше боялась, что он перестанет быть собой.

Империя разрушает все – но маленькая принцесса никогда не наберется смелости сказать это вслух.

+1

8

Астрид могла догадываться о том, что Наннали пришлось пережить, но одно дело догадываться, а совсем другое - слышать такое признание. Раскрыть душу перед той, кто в общем-то сама творила "страшные вещи", пусть и не так, как ублюдки из внутренних войск... Для этого нужна та еще смелость. Особенно если ты за себя постоять толком не можешь... И все равно хочешь постоять за других. Куда ж вы все, сукины дети, смотрели, как допустили, чтобы она стала такой и делала то, на что большинство сильных, взрослых и здоровых не дерзнет решиться? Это же тебя, глупая девочка, искалечили, выбросили умирать, и едва найдя, продали сюда... Так что же ты никого не винишь, да еще и помочь хочешь?!

Дерьмо. Вот как ты заставила меня почувствовать себя виноватой, малышка? Нетрудно смелой быть, когда все есть, а попробуй-ка  слепой да без ног никого не возненавидеть, и даже наоборот... - Генеральша только головой покачала. Сколько бы в жизни ни пришлось увидеть, вечно кто-то найдет, как тебя застать врасплох. И более того, встать на пути. Одно дело - попавший в беду ребенок. И совсем другое - та, у кого есть цель и решимость. Раздумье было едва ли не минутным.

А не пошел бы ты к черту, гламурный подонок... Хоть десять орденов навесь, но такой ценой  я сводить счеты не стану и через остатки совести переступать - тоже. Тебе до этой девочки как до луны. - И сразу даже полегчало. Да, придется отложить сведение счетов на неопределенный срок. Но свои гордость и честь дороже. Астрид не жалела о том что натворила за эти годы - это война. Но когда есть выбор - то вспоминаешь, что всему есть предел. И кое-кому не сможешь посмотреть в глаза на том свете, а кому-то на этом, если предашь эту принцессу. Нет, не о безопасности и прочем таком речь... Это бы она и так сделала. Но рушить ее попытку сохранить мир - нет.

- Ну и молодец. - Когда решение было принято, Астрид уже не хотелось держаться официоза, - Есть за что драться - дерись. И не одна будешь. Корнелия просила передать, что она о тебе беспокоится и поддержит, если что. И... Еще кое-что сделать просила. Чего сама не может. - Голос Астрид стал немного заговорщицким, а потом она свершила оскорбление Высочества действием, то есть осторожно, но от души поцеловала принцессу в обе щеки.

+3

9

Длительное молчание затягивалось: Наннали не решалась коснуться Астрид, опасаясь той бури, которая могла быть в душе военной. О чем думает эта женщина? О мире? О своем прошлом? Или о том, как наивна и глупа слепая принцесса?

- Я понимаю, что… - Начала было оправдываться она, застенчиво опуская лицо и теребя подол платья, как вдруг обухом по голове заехало заветным «Ну и молодец». Прямая, как дуло танка, Астрид говорила просто и беззастенчиво, и Наннали улыбнулась ее странной манере говорить грубо, но честно. Пожалуй, она впервые встречала таких – открытых и искренних даже в выборе слов. Даже немного завидно.

Зарделась, принимая поцелуи на обе щеки и.. смеясь. Совсем как ребенок, коим Наннали и являлась. Как можно сопротивляться столь чистой и добродушной энергии человека, не держащего тайн за душой?

- Вы… Вы необыкновенная, - выдохнула Наннали, отсмеявшись. Она давно не чувствовала себя так легко и, должно быть, сразу по уходу Астрид вновь окунется в ужасающий поток возложенных на себя непосильных обязательств – но сейчас она была искренне рада, счастлива.

Кто бы подумать мог, что с незнакомым генералом ей будет легче и приятнее, чем со всей гурьбой пытающихся ее утешить друзей?

+3

10

Смеялись они вместе. Кажется, проскочило что-то общее, какая-то искра - они обе, пусть и по совсем разным причинам, несли в себе и взрослое, и детское. Фонтейн привыкла и радоваться, и горевать в полную силу, от всей души. Да и окружающих по возможности нежно пинать в том же направлении. С весьма многими это работало... а заодно помогало ей ладить с личностями, которые многим показались бы больными на голову, причем даже не слегка. И, внезапно, с детьми. Обычно люди своих тараканов и скелеты прячут подальше. Астрид же выставляла скелеты на видном месте, а тараканов  подкармливала и выгуливала, как будто так и надо. Уверенность в себе и открытость делали свое дело - ее можно было не любить, но сомневаться в ней получалось плохо.

- Уж какая есть. - Усмехнулась генеральша, - И ты тоже.

Приятно было видеть, как девочка смеется - явно Наннали нечасто доводилось так поступать в эти дни. Да, нелегко ей придется, но есть в малышке силы, чтобы справиться с трудностями.

- Вижу, тут мне повезло с начальством. Жаль, что скоро на фронт, но я буду тебя навещать. - Пообещала она, - Иди своим путем, разве что побереги себя немного и вспоминай иногда, что не одним всеобщим благом жив человек. Надо и посмеяться, и много что еще. И, черт  дери, не вижу причины, чтобы ты себе в этом отказывала. - Астрид не удержалась и погладила девочку по голове, - Такая милая принцесса  должна улыбаться чаще. Прежде чем я отбуду на передовую - помощь какая-нибудь нужна? - Последние слова звучали уже серьезно и обещали, что эта самая помощь будет реальной.

+2

11

Наннали – как зеркало, ее чувства – точное отраженье чужих эмоций. Она испытывает тревогу за тех, кто пришел к ней с бедой на сердце, и испытывает стыд, когда к ней приходят с упреками. Ей грустно за тех, кто страдает, и больно за тех, кто обижен. Ей радостно за тех, кто счастлив, и спокойно за тех, у кого нет разлада в душе. Она пропускает сквозь себя чужие эмоции, неизменно примеряя их на себя и сопереживая всем сердцем, до слез и до смеха.

И это на самом деле страшно, что умея в равной степени и плакать, и смеяться за других людей, маленькая девочка по большей части плачет. Как давно она вообще смеялась? Кажется, в прошлой жизни.

Наннали поникла, услышав слова Астрид.

На фронт.. Выходит, брат Шнайзель все-таки желает войны? Это едва ли то, во что следует вмешиваться маленькой принцессе, да даже если бы и хотела – она лишь губернатор, а не генерал. Недостаточно полномочий.

- Просто возвращайтесь скорее, - немного грустно улыбнулась девочка. – Просто возвращайтесь.

+1

12

- Постараюсь. - Твердо и уверенно - не знает, сколько времени понадобится, но  все сделает. Астрид не стала спрашивать, понимая, что о войне с малышкой лучше лишний раз не говорить. Увы, выпало Наннали находиться в окружении тех, кто войной живет, какие бы ни были причины. И муж ее такой же, и тоже отбудет на фронт. Надо будет присмотреться к генералу как следует. Все же с этой стороны она его не знала, были только косвенные догадки.

- Мне только до Корнелии дойти, вернуть ей резервы и  все будет в порядке, насколько может быть. - Пояснила все-таки, - Конечно, буду заглядывать... А там, может, и её с собой прихвачу. Никуда не денется. - Задорная уверенность, прозвучавшая в голосе Астрид, показывала, что для нее принцесса Корнелия не только главнокомандующая, но и близкий человек, за которого Фонтейн, несмотря на репутацию принцессы, все же немного беспокоится. И видит в ней чуть больше, чем остальные. Человека за доспехами богини победы. Как и сейчас в Наннали - кого-то более сильного, чем просто маленькую девочку.

- Отставить унывать. Я в Претории оставлю что-то вроде маленького штаба. Кто главный будет - придет к тебе, ты уж его не обижай. Что спросишь - то ответит, врать и замалчивать ничего не будет, и со мной свяжет, если что. Может меня и послал сюда принц Шнайзель, но его тут нет... - Не без веселости заметила Астрид, но закончила серьезно, - Так что я твой генерал, Наннали. Посмеемся еще с тобой.

Не удержалась и поцеловала принцессу на прощание уже от себя, отловила Энтони (который довольно быстро поладил с Юмико - как-никак, сама Астрид как-то сказала что адьютант - это  горничная с дополнительными военными функциями) и с легким сердцем отправилась воевать. Все же бунтарские решения и выходки здорово поднимали настроение генеральше, а будущее... Будущее обещало быть очень интересным.

Подожди меня, принцесса. Ух мы с тобой и посмеемся... Последними.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 13.10.17. Генеральское вторжение