Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 12.10.17. Burial at sea


12.10.17. Burial at sea

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Дата: 12.10.2017
2. Время старта: 15.00
3. Время окончания: 17.00
4. Погода: 12 октября
5. Персонажи: Дункан Кэмпбелл, Наннали ви Британия, НПС
6. Место действия: Претория, резиденция четы Бота
7. Игровая ситуация: Дункан и Наннали узнают о гибели Винсента. Дункану предстоит принять серьезное решение.
8. Текущая очередность: Дункан, Наннали.

0

2

Со вчерашнего дня все пошло наперекосяк. Как будто что-то сломалось в и так с грехом пополам налаживающейся жизни. Возможно, оставшись наедине с принцессой, Дункан смог бы что-то понять, но именно это им вчера и не светило. знакомство с городом, при иных обстоятельствах было бы интересным, но Наннали слишком от него устала и кончилось тем, что она заснула  в машине по дороге домой, большую часть дороги проспав на плече у своего рыцаря и не ведая о том - он сам устроил ее поудобнее, когда она отключилась. Пожалуй, это было лучшее время за весь день... Он просто чувствовал ее рядом, как она тихо дышит, как бьется ее сердце - впрочем, это уже скорее воображение было - и не надо было ничего говорить. На счастье рыцаря, никто в данном случае ничего не увидел запрещенного. Только вот всему приходит конец и в поместье Бота забрал ее из его рук - также. как когда-то это сделал Ренли, с такой же заботой... И такой же болью в груди рыцаря. Только вот в первый раз он только чувствовал беду, а теперь точно знал. И просидел полночи в комнате, отведенной его отряду, изучая материалы по стране, в которую их всех забросило - что угодно годилось, лишь бы не думать, лишь бы не смотреть в сторону шкафа с оружием отряда, представляя себе... Нет, об этом и того меньше стоило думать. Не время. Никто из бойцов ничего ему не сказал. Они поняли.

Так они и дотянули - именно дотянули, словно повинность неся - до середины следующего дня. Вроде и не ссорились, но в итоге молчали и никто не решался сделать первый шаг. Посему обедали в тишине, а роль фона выполнял телевизор с новостями. Дункан слушал вполуха, пока внезапно выпуск не перекрыло экстренное сообщение с Альбиона, который войска Британии пытались отбить. Сейчас Кэмпбеллу было бы все равно, пусть хоть вся Британия провалится к чертям, но на Альбионе был Винсент, его брат.

До юноши не сразу дошел смысл услышанного... Потом звякнула, упав на пол, вилка. Слушал - и не слышал. Понимал содержание - и поверить не мог, что это по-настоящему. Лувиягелита и Винсент мертвы, погибли. Он просто не мог поверить, что брат мог погибнуть так. Да, в последнюю встречу Дункан проткнул его мечом, а потом, уже в Пендрагоне, даже не попытался увидеться ни с ним, ни с семьей... А теперь и не увидит больше. Брата, который, несмотря на свою грубость и жестокость, заботился о них всех наравне с отцом и матерью. Брата, который ему помог той дуэлью и поддержал желание Марии стать военной. Да к черту все это, он просто был его старшим братом!!! Он... Не мог умереть так... Не должен был. На эти минуты юноша полностью выпал из реальности,  забыв о том, что рядом Наннали, которая слышала все это. А потом вспомнил. Сразу, как ударом клинка - отец, мать, Диана, Мария. Они тоже смотрят новости. Тоже ждут вестей. И теперь дождались. Больно. Он, увязший по уши в своих грехах и ошибках, не был рядом, чтобы поддержать их. Особенно сестер. Марию, которая еще не знала по-настоящему, что такое терять близких. Диану, для которой эта потеря станет крахом ее мира. Их семья...

- Наннали... - Вряд ли это было началом осознанной фразы, просто нежеланием оставаться одному с тем, что свалилось на него. Встал. Рука опирается на стол рядом с её рукой, не касаясь. Мужчина не может просить помощи у женщины. Просто иногда он позволяет ей понять...

Отредактировано Duncan Campbell (2014-05-17 02:35:59)

+1

3

Жизнь стала казаться невыносимой, как маленький филиал Ада на земле. Огромная территория Претории казалась клеткой – гигантской клеткой для крошечной птицы, которая не могла сама лететь. Обломанные крылья, слепые глаза и искалеченные ноги, которые в последнее время невыносимо болели – вечные спутники маленького ангела, запертого в клети собственных ошибок и чувств.
Последней ее отрадой был Дункан, и от того она поклялась отказаться – добровольно и без давления, ради чести чужого ей мужчины и его семьи. Невозможность коснуться его, поймать его ладонь тонкими пальцами, прогнать поцелуем тревогу его взгляда – угнетала до безумия. Он чувствовал, что что-то не так, а она молчала, боясь ранить его или спровоцировать на то, что для них обоих стало под запретом.
Наннали вслушивалась в мерный стук ложки по чайной чашке, делая вид, что не замечает присутствия Дункана. Как дорого стоило ей это безразличие и спокойствие! Как больно было ей – и насколько тяжело, должно быть, было ему…
…Еще большая тяжесть свалилась на их плечи – особенно на его. Ложечка выскользнула из задрожавших пальцев принцессы, расплескав чай по столу. Обернувшись к Дункану, Наннали забыла обо всех своих клятвах и обещаниях, потому что сейчас он весь ощущался одним плотным клубком из боли, тревог и вины.
Она поспешила накрыть его ладонь своей, с тревогой и душевным трепетом вслушиваясь в охриплый голос любимого. Она подняла свободную руку, приглашая его в объятия и желая пропустить через себя его страдания. Дункан мужчина и не имеет права на слабость, но она может принять это на себя, разделить с ним его боль и дать волю его слезам.
Прижимая к груди лохматую голову, Наннали перебирала пальцами его волосы, ласково гладила, роняя слезы и не решаясь ничего сказать. Слова утешения… Какие они могут быть? Что она могла ему сказать, чтобы облегчить его боль? Ничего.
Дункан теперь остался один – единственным сыном, единственным братом Марии и Дианы. Это наверняка давило на него не меньше, чем смерть Винсента.
Наннали помнила, как больно ей было, когда умерла мама. Помнила, как она сама, искалеченная обуза для своего семейства, не хотела жить, пока не вернулся Лелуш, который прижал ее к себе и напомнил, что она не одинока. Один Бог ведает, как тяжело тогда было самому брату, но ей он был необходим, чтобы продолжать жить. Если Мария чувствует хотя бы что-то отдаленно похожее, то ей сейчас необходима поддержка Дункана. Ему придется быть сильным ради сестер, а она пока подержит у себя в сердце его слабости.
- Ты нужен своей семье, - прошептала Наннали на ухо рыцаря. – Прошу тебя, отправляйся к ним ближайшим рейсом…

+3

4

Дункан молча принял утешение принцессы, благословляя ее за понимание - как после той злосчастной операции, когда он пришел в себя после транквилизатора и увидел ее рядом. Никаких слов не надо было, дистанция между ними прекратила существование - просто позволить ей поделиться с ним своим теплом. Да, это он должен ее защищать, но сегодня Наннали спасала его, помогая пережить первые минуты осознания беды. Они не думали сейчас ни о чем больше. Сколько времени прошло, он не думал, но боль ушла глубже, а Дункан начал думать о том, что должен сделать. На нем сейчас было два долга, и каждый из них был свят. Его семья, нуждающаяся в нем. Его принцесса, нуждающаяся в его защите. Где-то в подсознании вертелось, что сейчас защита ей нужна даже больше, но мысль не приняла еще форму. Сейчас надо было сделать выбор... Но Наннали уже все поняла сама, сама сказала то, о чем он только еще думал. Юноша чувствовал боль при мысли о разлуке с ней - но знал, что принцесса права. Ради его семьи, ему надо быть с ними сейчас и довериться тем, кого он здесь оставит. Пусть и недолго он был с ними, пусть  нелегко было привыкнуть к некоторым, особенно к "Волкам", но Дункан  уже чувствовал надежность их всех. Не говоря уже о леди Ингрид и Такаги, в которых был категорически уверен. Надо помнить - он командир группы защиты принцессы и не должен давать слабину или своим отсутствием нарушать их работу, а они профессионалы и справятся.

Профессионалы? Точно. Они должны знать, как проводятся такие операции. - Мысль наконец утвердилась в голове в ясной форме. Слишком уж все в новостях просто. И, кстати... Там же верные принцу Ренли моряки. Поездка начинала обретать иной смысл. Апперстоун. Информация. Правда или хотя бы анализ. Дункан уже не во всем был наивным мальчишкой. Последний миг в объятиях любимой - и теперь ему пора уходить. На этот раз далеко и надолго. Как бы ни было больно и тревожно... Ради семьи он должен быть с ними. Ради Наннали - должен вернуться, когда сможет.

- Да, я должен. - Нелегко дались эти слова, и Наннали должна была это чувствовать, ведь он держал ее руки в своих,  - Только береги себя, пожалуйста. Ингрид и Юмико не дадут тебя в обиду и на каждого из моих солдат можно полагаться. Я оставлю за себя кого-то из офицеров, и сообщу тебе, кто это будет. - Ему еще надо было самому решить, кого взять с собой, а кого оставить за командира именно сейчас. Да, Бота хорошо относился к Наннали и его бойцы тоже ее охраняли... Но все равно на душе у Кэмпбелла было неспокойно. Он чувствовал, что Наннали нужно нечто большее, чем обещание, что ее хорошо защитят. И идея пришла.

- Я хочу чтобы ты взяла это... - Он ненадолго отпустил ее руки, потом взял одну и вложил в ладошку принцессы крест на цепочке, судя по форме - кельтский, - Этот крест. Он с тех времен, когда наши предки уже приняли Христа, но и старым богам молились. В моем роду до меня многие носили его - в миру, в бою... В нем их вера и чувства. И мои тоже. Разреши...

Он осторожно надел его на шею Наннали, и прошептал, как бы давая вновь клятву рыцаря:

- Я вернусь.

+2

5

- Сберегу, - кивнула Наннали. Здесь, в Претории, ей ничто не угрожало. Ее окружали заботливые и верные люди – и солдаты Ренли, и люди Габриэль, и подчиненные Ганнибала Боты, который не даст ее в обиду. – Со мной все будет хорошо, - заверила она, а сердце недобро кольнуло от недобрых предчувствий.
В руку ее лег еще теплый крест на цепочке – она не могла его видеть, но ощущала рельефный рисунок и отголосок души самого Дункана, который не снимал его прежде. Это дорогая, ценная вещь, от которой исходит необычайнейшая энергетика, которую Наннали чувствует с первой же секунды.
Она чуть наклоняет голову вперед, позволяя Дункану застегнуть крест цепочку на ее шее. Она сжимает подарок рыцаря пальцами, все еще ощущая его тепло. Она обещает себе не снимать его никогда, чтобы сохранить частичку души Дункана.
- Я буду ждать, - обещает она тихо-тихо. Это не просто клятва – это слова, что идут от всего сердца. Это их тайное венчание, которое завершилось не поцелуем, но безмолвной клятвой верности и тревожащим души обоих «Я вернусь».
Она будет ждать и обязательно дождется его обратно – сколько бы времени это ни потребовало.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 12.10.17. Burial at sea