По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, PunshPwnz#1463)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 05.10.17. Две стороны одной медали


05.10.17. Две стороны одной медали

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 5 октября 2017 года
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 11:00
4. Погода: пасмурно, +4 градуса по Цельсию.
5. Персонажи: Сергей Воронов, Андрей Степанович Колокольцев (ГМ).
6. Место действия: Конспиративная квартира ГСБ в Санкт-Петербурге.
7. Игровая ситуация: В связи с последними событиями - как в императорской семье, так и в сопредельном государстве - шеф ГСБ вызывает на беседу одного из самых ценных своих сотрудников, эксперта как по первому, так и по второму вопросам, для консультации и выдачи заданий.
8. Текущая очередность: Сергей Воронов, Андрей Степанович Колокольцев (ГМ).

0

2

Остаток ночи советник провёл на заднем сиденье служебного автомобиля на пути в Северную Столицу, куда был вызван по приказу самого шефа ГСБ. Несколько часов сна, первое попавшееся в ранний час заведение - чашка дрянного чая и сомнительного качества рахат лукум кое-как скрасили его дорогу, ту её часть, когда сладкие объятия сна отпускали бывшего резидента российской разведки в Китайской Федерации. Тогда он потерпел неудачу, ведь агентурная сеть, которую Воронов и его товарищи создавали на протяжении долгих пяти лет рухнула, как карточный домик. Китайская контрразведка переиграла их, это пришлось признать. В прочем, Сергей сделал всё от него зависящее и совесть его была чиста.
"Слишком много ответственности для одного человека, слишком много ошибок, Александра Георгиевна. Что-ж, вас я не подведу. Я ведь не ошибся, поверив в то, что ваши хрупкие плечи выдержат бремя ответственности за будущее России..."
С первыми лучами солнца, советник сошёл с поезда и немедленно направился к своей съёмной квартире. Для начала - привести себя и свои мысли в порядок после дороги. Приказ явиться на конспиративную квартиру в Петербурге застала Сергея Воронова во время ночной прогулки с принцессой Александрой, о цели своего отъезда из Москвы он сообщил только ей. Таким образом, о том, что советник прибыл в Северную Столицу было известно только двоим - шефу ГСБ и Александре Романовой. Холодный питерский ветер трепал полы чёрного пальто и белоснежный шарф советника, когда он шёл по пустынным улицам города. У него было достаточно места, чтобы пройтись пешком до аппартаментов, которые он симал в Санкт-Петербурге на личные средства. Большую часть времени, квартира пустовала, но время от времени, Сергей по долгу службы посещал город на Неве. Как, например, этим пасмурным утром пятого октября...

-...доложите о моём прибытии, - по-военному лаконично произнёс советник, когда штабс-адъютант в форме сотрудника СГБ вытянулся по стойке смирно, - Андрей Степанович ожидает меня, - на всякий случай пояснил он, несмотря на то, что само это объяснение было по своей сути абсурдным. Кто кроме агентов СГБ мог знать об этой квартире... И всё же, Сергей был "бойцом старой закалки" и привык к строгим правилам, которым следовал практически всегда. А потому, он протянул адъютанту корочку, которую предпочитал держать при себе на всякий случай. Конечно, секретная служба при дипломатической миссии не давала ему никаких преимуществ перед остальными сотрудниками службы государственной безопасности. Тем не менее, адютанту этого оказалось достаточно.
- Так точно, Сергей Николаевич, - офицер козырнул, - с возвращением в Санкт-Петербург. Андрей Степанович приказал вам пройти сразу к нему.
- Благодарю, - кивнул советник и переступил порог конспиративной квартиры. Спокойно закрыв за собой дверь, он обратился уже к своему командиру.
- Надеюсь я не заставил себя ждать, ибо дела государственной важности не терпят промедлений. Итак, я снова готов послужить России, как и раньше. Жду приказаний.

Отредактировано Sergei Voronov (2014-05-10 16:33:00)

+1

3

http://cs620021.vk.me/v620021528/645f/dvYF2ZWHHgY.jpg
Андрей Степанович Колокольцев

Андрей Степанович, дымя трубкой, глядел в окно на серое небо над Северной столицей. Столь же серое, как и будущее Российской Империи – не белое, и не черное, что-то очень неопределенное до поры до времени. Все будет зависеть от того, какова будет развязка истории с этим марьяжем. И Колокольцев нисколько не сомневался, что время правления Георгия подходит к концу. И в связи с этим конец этот необходимо амортизировать – никакая смена власти не должна привести к снижению престижа или упадку могущества Российской Империи.

«Дети сразу спохватились. Видно, что и Александре не очень хочется становиться заложницей, а Алексей хочет и сестренку защитить, да и на престол этот уже не мальчик, но муж, явно заглядывается. Только ли время сейчас для склок внутри императорской семьи? Какая теперь разница – господа свои ходы уже сделали. Теперь пора предпринять и свой ход в этой партии на несколько игроков», – Колокольцев решительно подвинул белую пешку на стоящей на подоконнике доске с f2 на f4, закончив, таким образом, дебют, известный как «Королевский гамбит». Вошедший в комнату Воронов как раз увидел этот ход.

Воронов. Настоящий рыцарь, несколько старомодный, но это отнюдь не делает его менее полезным. Скорее даже наоборот: он легко располагает к себе и входит в доверие. А его острый ум и нестандартный подход к решению задач сейчас как нельзя кстати. Да и положение – в конце концов, он – советник Ее Императорского Высочества. Именно такой кадр сейчас и нужен был Колокольцеву. Заодно можно было бы обсудить и «китайскую проблему» – какие выгоды из нее можно извлечь.
-Здравствуйте, уважаемый Сергей Николаевич, – Колокольцев аккуратно поднял доску и перенес ее за столик, одновременно кивнув на кресло, приглашая Воронова присесть, – Дела, несомненно, безотлагательные, но требующие обстоятельного разговора. И я предпочел бы провести его за партией в шахматы, если вы не возражаете, конечно. Прежде всего, оглашу темы, стоящие на повестке дня: вопрос о династическом браке – это раз, события в Китае – это два. Думаю, вы понимаете, о чем речь.

Отредактировано Paul Upperstone (2014-05-10 13:49:26)

+1

4

- Осмелюсь предположить, что вы используете шахматы для дедукции, - вежливо улыбнувшись, ответил советник, - в противном случае, фигуры не стояли бы в комбинации "королевский гамбит" которая как нельзя лучше иллюстрирует сложившуюся подле императорского престола ситуацию, - мужчина вздохнул, бросив совершенно безразличный взгляд на шахматную доску. Кем бы ни был воображаемый противник шефа ГСБ, это точно не советник её императорского высочества. Тем лучше для них обоих. Ведь Воронов был единственной ниточкой, которая связывала Александру Георгиевну и ГСБ.
- Таким образом, если я соглашусь на эту партию, то ближе к её середине буду перед вами как на ладони, Андрей Степанович, неужели человеку вашего положения нужны шахматы, чтобы понять собеседника, - кивнув, он занял предложеное кресло и, закинув ногу на ногу, сплёл пальцы.
"Пока ещё рано, Андрей Степанович. Но может статься, что мы сыграем в шахматы раньше, чем вы думаете. Я надеюсь, что мы окажемся по одну сторону доски. А пока обсудим дела государственной важности. Что? Снова китайцы?"
- Вам известно, что моя агентурная сеть была ликвидирована китайской контрразведкой в 2015м. Много хороших людей заплатили своими жизнями за ошибки, допущеные в штабе ГСБ, - мрачно усмехнувшись объяснил Воронов, - но тогда дела Китайской Федерации интересовали вас едва ли не больше, чем наша сегодняшняя партия в шахматы. С тех пор, как дипломатическая миссия была отозвана из Пекина, я не следил за событиями на Дальнем Востоке. Как вам известно, Андрей Степанович, мои обязанности советника её императорского высочества оставляют немного времени для прочих забот.
Объяснив свою позицию относительно неспокойной ситуации в Китае, советник перешёл к более срочным делам. Действительно, вопрос бракосочетания принцессы Александры должен быть решён быстро и как можно тише. Не устраивать же дипломатический скандал...
- Теперь я понимаю, зачем вы вызвали меня, Андрей Степанович, - задумчиво произнёс Сергей, мысленно прикинув какую степень доверия он может оказать этому человеку. В прочем, шефу ГСБ наверняка станет известно о заговоре раньше других и скорее всего только он сможет достаточно быстро пресечь его, предприняв необходимые для этого действия прежде, чем станет слишком поздно. А потому вопрос с доверием оставался наиболее актуальным.
- Для вас наверняка не секрет, что я хотел бы увидеть её высочество наследницей нашего государя императора. Меня беспокоит тот факт, что "помазанник божий" решил сыграть по правилам премьер министра Шнайзеля и принял решение в обход парламента... В прочем, я сделаю всё возможное, чтобы не допустить этого брака. К каким бы последствиям он ни привёл Россию сегодня... Завтра она окажется очередным сектором в составе Британской Империи. И мы с вами, как патриоты отечества, не можем этого допустить.

+3

5

http://cs620021.vk.me/v620021528/645f/dvYF2ZWHHgY.jpg
Андрей Степанович Колокольцев

- Предположение интересно и с незнакомыми людьми партия в шахматы действительно помогает больше узнать о человеке, склонен ли он к риску, рационально ли мыслит, ну и некоторые другие характеристики. Залезть же в голову при помощи шахмат или прочитать чужие мысли я не могу. Если бы мог – все было бы слишком просто и неинтересно, – Колокольцев улыбнулся, – Впрочем, не хотите – как хотите. Я не заставляю. Жаль, конечно. Давно я не играл с достойным противником.
«Надеюсь, он не подумал, что я ему вызов бросать вздумал? Мало нам склок в императорской семье, так давайте еще и в ГСБ грызню начнем? Нет уж! Не в мою смену» – пыхнув трубкой, будто бы недовольно, Андрей Степанович выслушал ответ своего подчиненного. «Едва ли стоит валить вину на весь штаб. Виноваты контрразведчики, проглядевшие крота, да я – как начальник ГСБ. Только вот Государь наш с вами отставку мою не принял. Так и живем-с. А по-хорошему сложить бы мою головушку одну вместо тех несчастных – впрочем, не вам меня судить, да и не им. Судья у всех один – Господь Бог».

- Раз вы не в курсе насчет Китая, я вынужден пояснить. В последнее время в прессе активно циркулируют слухи о том, что беспорядки в Китае принимают все больший масштаб. Журналисты имеют свойство преувеличивать, это верно, но буквально вчера наши коллеги из армейской разведки мне сообщили, что китайские войска отводятся от границ вглубь страны, судя по всему – ко всем крупным городам. Раз правительство прибегает к помощи настолько крупных военных соединений, то со всей очевидностью можно говорить о том, что Китайская Федерация находится на пороге грандиозной по масштабам своим гражданской войны. Народ, всячески ущемляемый Евнухами и их приближенными, наконец-то поднял свою голову и готов показать им, где их место. К сожалению, это все что можно сказать наверняка на этот момент. Эту ситуацию можно и нужно использовать с большой выгодой для Российской Империи. Вопрос стоит только в выборе пути для осуществления наших целей и задач: будем ли мы действовать грубой силой, предоставив решать все военным, или займемся делом сами. Лично я бы предпочел второй вариант. И для осуществления оного вы мне будете необходимы. Но сначала нам, безусловно, необходимо решить более насущный вопрос, – Андрей Степанович налил из графина в стакан воды и промочил горло, – Александра Георгиевна ни при каких обстоятельствах не должна выйти за Шнайзеля. Это вопрос государственной безопасности и интересов государства! Вы понимаете это не хуже меня. К тому же, вы же не хотите, чтобы Ее Императорское Высочество страдала, выходя замуж за нелюбимого. Что касается «хочу видеть Ее Высочество наследницей», то помимо нее у нас есть еще Алексей Георгиевич, первый принц. Более чем способный молодой человек. И сестру обидеть не посмеет, смею вас заверить. Поосторожнее с такими речами, в любом случае. Иначе кто-нибудь не очень понятливый донесет на вас в СГБ, а то и в другие органы. Тогда проблем не оберешься. Ну, вы и сами все прекрасно понимаете, что это я вдруг.

- Это непросто, Андрей Степанович, – спустя некоторое время отозвался советник, – ведь однажды придётся сделать выбор, кому мы служим на самом деле, России или государю, каким бы он ни был. Но вы можете быть уверены в моей верности отечеству. То, что вы разделяете мнение её высочества относительно помолвки, это, безусловно, хорошая новость. Что касается его высочества Алексея Георгиевича, то по закону он, действительно, является первым наследником престола...

«...что делает невозможным восхождение на трон Александры Георгиевны до тех пор, пока первый принц жив, или не отрёкся от своих наследных прав».

- ...он достойный человек, – продолжил советник, – но порой для того, чтобы выигрывать сражения требуется что-то большее, чем честь и мастерство полководства. Так же и в политике.
Коснувшись чёрной ладьи, Сергей задумчиво посмотрел как-бы сквозь неё, на своего собеседника, – А в шахматы мы всё-же сыграем, если ваше предложение остаётся в силе. Разговор предстоит долгий.

«Хм, Сергей Николаевич, неужели вы решили поставить на «темную лошадку»? Не стал бы я на вашем месте вмешиваться в порядок престолонаследия. Это уже ваши личные с Александрой интересы, а не интересы Империи. Не стоит одно с другим мешать – сейчас Алексей самая подходящая кандидатура – решительный, смелый, способный ученик. Гамбит Георгия на безопасность и интересы Российской Империи – и ничего более. Никаких личных интересов. Государство превыше всего. Даже превыше любого из членов императорской семьи».

- Для того и существуем мы, чтобы помогать не очень опытным правителям в принятии верных решений, – Колокольцев вернул пешки в исходное положение, – К тому же вы явно недооцениваете Алексея. Вчера он сам пришел ко мне, просить совета и поддержки. Он очень не хотел, чтобы его сестре пришлось страдать. Да и в политике очень неплохо разбирается, как оказалось. Даром времени не терял. В этом плане он совсем не похож на своего отца, человека опрометчивого и не прислушивающегося ни к кому. Ну что, Сергей Николаевич, предпочтете сделать свой ход первым, или все-таки обороняться?

- Я предпочитаю обороняться, – признался советник, – к тому же, чёрный цвет мне по душе, так что первый ход за вами, Андрей Степанович.
Шахматная доска... А ведь когда-то Сергей Воронов играл в шахматы с первыми лицами Китайской Федерации, со старшими евнухами, с генералами и политиками.

«Неужели Андрей Степанович хочет предоставить мне второй шанс... Неужели он верит что на этот раз мы преуспеем там, где потерпели поражение два года назад... Да! Падать, подниматься и идти вперёд, только так можно победить».

- Кстати, здесь я соглашусь с вами, – заметил Воронов, – какой бы наследник ни занял престол своего отца, для нас самое важное, чтобы его интересы соответствовали благу России. Но я советник её высочества, – он улыбнулся, – по-моему, мои предпочтения должны быть очевидны.  В прочем, я ведь уже говорил, что отечество превыше личных интересов и амбиций. К слову, моя старая знакомая в Китайской Федерации, благодаря связям своего дядюшки, который, между тем, является командующим китайской внутренней армии, избежала казни за поражение двух летней давноси. Вы хотели бы разыграть эту дикую карту ещё раз?

Воронов говорил о генерал-майоре Хоу Мэй, которая могла ещё сыграть свою роль в игре, которую российская разведка вполне могла начать заново расставив фигуры на доску. Вот только теперь, она будет уже не пешкой, а скорее всего, ладьёй.

-Ну что же, тогда, – Колокольцев подвинул пешку c d2 на d4, – начнем, пожалуй. «Хоу Мэй. Да, ее некомпетентность знатно выручила нас под Сысоевкой. Но все так же ли она некомпетентна? В любом случае, ее связи и влияние на армию были бы нам полезны», – Думаю, мы могли бы сделать это. Я хотел бы получить под боком не еще одну занозу, коей были эти Евнухи, а более-менее вменяемого союзника. Чтобы получилось, необходимо поддержать пламя разгоревшегося восстания, поддержать народ. Разумеется, неофициально. Контрабандные поставки вооружений, военспецы, еда, медикаменты и тому подобные вещи. Если повезет – война продлится долго и Китайская Федерация значительно ослабнет. СБИ, безусловно, попытается превратить ее в один из своих номеров. Тогда в дело вступит наша армия, которой к тому же, никто не будет оказывать сопротивления. Таким образом, Китай фактически из мировой державы превратится в сферу влияния Российской Империи, – Колокольцев посмотрел на шахматную доску сквозь граненый стакан с водой, – Если же война продлится недолго и завершится победой народа, то мы просто получим более сговорчивое правительство в Китае, что, несомненно, является большой выгодой. Если же вдруг случится «чудо» и Евнухи останутся у власти, мы практически ничего не потеряем – стратегически будет все тот же статус-кво. И да, мы уже начали восстанавливать агентурную сеть в Китае. Но пока все это находится в зачаточном состоянии. Спецов по азиатскому региону у нас, к сожалению, очень мало. И тем более мне понадобится в будущем такой человек, как вы, Сергей Николаевич.
«Пожалуйста, нет, не ради себя – ради Господа нашего Бога умоляю – не шатайте и без того непрочную сейчас конструкцию, коей является императорская семья. Хватит и того, что мы заставим Георгия отречься. Затем нужно решить Китайский вопрос. А потом я с чистой совестью уйду в отставку – и там уже ломайте что хотите, перестраивайте. Будет лучше, если наследником станет Алексей. Я уверен, он сумеет правильно распорядиться своей сестрой – возможно, она могла бы стать Премьер-Министром, или советницей Его Императорского пока еще Высочества, или просто публичной фигурой, в конце концов! Обязательно ли ей прыгать через голову Его Высочества на пути к трону?!»

Чёрная пешка в руках советника передвинулась с g7 на g6 после чего ход снова перешёл к шефу ГСБ.
- Мне льстит та степень доверия, которую вы мне оказываете, Андрей Степанович, – произнёс Сергей, – но в этом мире вы всё-таки старше меня по званию. Приказывайте, а я приказ выполню, или китайская контрразведка на этот раз доведёт дело до конца. К слову, мы говорили о престолонаследии так, словно его императорское величество уже... – советник усмехнулся, предоставив своему командиру самому произнести последнее слово. Колокольцев, не долго думая, передвинул королевскую пешку на e4, – ...отрекся. Насколько я понимаю, у вас уже созрел некоторого рода план на эту тему. Не соизволите ли поделиться? С Китаем мы разберемся чуточку позже. Сейчас первоочередная задача – избавиться от Георгия.

+3

6

http://cs620021.vk.me/v620021528/645f/dvYF2ZWHHgY.jpg
Андрей Степанович Колокольцев

Еще некоторое время Колокольцев и Воронов беседовали об обстановке в стране, продолжая игру в шахматы. Игра, собственно, подходила к концу. У обеих сторон осталось по паре пешек.
- И как вам позиция? По мне, так весьма интересная развязка нас ожидает, - Колокольцев пыхнул трубкой.
- Весьма, - согласился тайный советник, - остаётся надеяться, что игра, которой мы с вами увлечены за пределами этой шахматной доски не потребует стольких жертв. Ведь если в конце останутся только пешки, - мужчина мрачно улыбнулся, - то всё было напрасно.
- Вы абсолютно правы, Сергей Николаевич, - шеф ГСБ нахмурился, - жертв должно быть мало. В идеале - вообще не должно быть. Однако редко получается так, как задумано, не так ли?
- Да, жертв не избежать. Но если мы хотим до конца служить Отечеству, то придётся переступить через чувство вины и довести дело до конца. Наступает эпоха Империй, господин действительный тайный советник, дни Европейского Союза в том виде, в каком мы его знали уже сочтены...
- Хм, - Андрей Степанович взглянул на настенные часы, неумолимо отсчитывающие время, отведенное... чему угодно и кому угодно. Колокольцеву ли, Воронову ли, России, Европе, Британии - у всего есть свой срок годности. Учитывая, какой "запашок" стоит в нынешней Европе - срок годности ее действительно подходит к концу. И все же... - Сергей Николаевич, вы имеете в виду что-то конкретное? - шеф ГСБ безусловно располагал некоторым количеством информации, буквально по крупинкам собранной агентурной сетью в Европе и прошедшей обработку через сито аналитиков, и все же что-то конкретное пока не вырисовывалось. А Воронов говорил так уверено, что явно знал едва ли не больше остальных. А возможно и больше.
- У меня есть свои источники информации, - ответил Сергей, - вы же понимаете, Андрей Степанович, что лишний раз произнесённое имя агента приближает его к провалу. Не вынуждайте меня предавать доверие людей, мне его оказавших.
- Я не прошу вас открыть источник, Сергей Николаевич. Я прошу, точнее, теперь уже требую поделиться полученной вами информацией. Это моя обязанность, как шефа ГСБ.
- Вы верите в чудеса, господин действительный тайный советник?
- Знаете, иногда чудеса имеют место случаться. В конце концов, чудом мы называем все то, что не в состоянии обьяснить рационально. Иногда это и не нужно.
- А вот я не верю, - ответил Воронов, - а потому, как вы думаете, Андрей Степанович, как одному немецкому офицеру удалось пережить бойню в Иркутске, которую вы, к слову, поручили расследовать именно мне, после чего приказали засекретить все полученные сведения?
Колокольцев слегка улыбнулся, - госпожа Романова, смею предположить? Мы ее феноменом очень долго занимались. Британцам хорошо удалось пропихнуть документы в нашу базу. Тонкая работа. Потому мы и провозились так долго.
- Да, но даже если предположить, что чудеса случаются, но лишь однажды, как тому же немецкому офицеру удалось прорваться через позиции Корнелии ли Британия всего тремя дивизиями, потеряв при этом лишь треть состава одной из них?
- И снова ее работа. Таким образом, я могу сделать следующий вывод. Штерн знает, что его адъютант - агент британской разведки. И успешно пользуется этим. Вопрос в том лишь только, кто кем пользуется. Не является ли прославленный немецкий генерал орудием британской политики? Думаю, тут нам необходимо переговорить с… командиром «Красноплечих», кажется, Александром Крестовским, полковником вооруженных сил. Насколько я помню, вы знакомы с его отцом, генералом Крестовским. Скоро учения, и оба будут присутствовать на них. Это сознательные люди. Думаю, если им что-то известно, то и дознаватель не понадобится. Разузнайте как можно больше о Штерне. Мне кажется, эту фигуру мы еще сможем использовать на благо нашей родины.
- Вы проницательны, Андрей Степанович, - совершенно спокойно произнёс Воронов, - иногда я не понимаю, зачем вам нужен я?
- Вы очень полезны, и можете в этом не сомневаться. Я стараюсь не держать при себе бесполезных людей.
- А что если мы с вами окажемся по разные стороны баррикад? Тогда, я несомненно пожалею о том, что вы знаете больше, чем мне того хотелось бы.
- А вы все-таки предполагаете такую возможность? - Колокольцев ухмыльнулся, - Я, возможно, знаю побольше важного в вещах, касающихся чего-то глобального. На тактическом поприще, я не исключаю, вы вполне можете меня переиграть. А это, в свою очередь, может вылиться во что-то большее. Мне кажется, вы недооцениваете собственные способности. Иногда это бывает даже хуже, чем переоценка оных. Второе заставляет действовать опрометчиво. Первое парализует вообще любые действия. А бездействие зачастую преступно - и вы это прекрасно знаете.
- Знаю, а потому планирую начать действовать, как только подходящая комбинация карт будет у  меня на руках.
- Этим вы от меня и отличаетесь, - Андрей Степанович бросил взгляд на доску, - Я предпочитаю мыслить рационально и сводить риски к минимуму, а вы все еще непрочь сыграть рисково, в вас чувствуется тяга к азарту. Поэтому я предпочитаю шахматы, а вы - покер. Какую же руку вы хотите вытянуть? Пару тузов? - Колокольцев усмехнулся. Пара тузов - отличная рука, вот только сильнейшей она остается как правило не очень долго.
- Я предпочту сделать ставку на фулл хаус, господин действительный тайный советник. На двух вальтов и трёх дам.
- Хм... Как там это у наших заклятых "друзей"?.. "Who is who"? Предположим, что двух дам я знаю точно.
- Андрей Степанович, я не питаю иллюзий относительно вашей осведомлённости, - вздохнул Воронов, - и так же понимаю, что вам не составит труда пресечь все мои схемы, но... Вы не станете этого делать.
- Это даже не вопрос! Утверждение! - Колокольцев наигранно изумленно вскинул бровь, - И что же должно меня остановить?
- Я нужен вам, - спокойно ответил Сергей, - я нужен России. И не потому, что я знаю что-то чего не знают другие. Не потому, что в моём распоряжении практически все деньги в Империи. Просто потому, что я делаю то, что должен и делаю это не ради собственной выгоды. Вы знаете, у меня нет амбиций. А потому, вы позволите мне творить необходимое для блага отечества зло, - он обаятельно улыбнулся.
- И что же это за зло такое? - Колокольцев нахмурился, увидев улыбку на лице Воронова. О таких вещах с улыбкой на лице обычно говорят либо подлецы, либо маньяки.
- Я монархист, - признался Воронов, - и хочу своими глазами увидеть самодержавного государя на российском престоле. Вот только, я сделал свой выбор не в пользу законного наследника престола, так уж получилось.
- Делать выбор - еще не зло, хотя, по моему мнению, этот выбор не верен. Но что же такого вы хотите сделать с Алексеем, Павлом и Романом?
- Я хочу, чтобы каждый из них оказался в нужное время, в нужном месте, - тайный советник поднялся с кресла и отошёл к окну, не оборачиваясь к своему командиру, он произнёс, наконец, решающие слова, - погубит эту страну не Британия, я точно знаю. А люди, которые не окажутся на своих местах в нужное время...
- И вы возьмете на себя смелость расставить фигуры? - Колокольцев с некоторым неодобрением посмотрел Воронову в спину.
- Нет. Да кто я вообще такой, чтобы решать судьбу России? - мужчина в строгом чёрном костюме обернулся, - мне нужна ваша помощь.
- О, так я вам все-таки нужен? И что же вы все-таки затеяли, Сергей Николаевич. План, тезисно, по пунктам.
- Мы должны действовать аккуратней, чем Штерн. Всё-таки, Россия не Германия и одно неосторожное движение может стоить сотен тысяч жизней. А потому, когда доверие народа к его императорскому величеству, да хранит его Господь, - советник мрачно усмехнулся, - будет окончательно подорвано, сменивший его принц Алексей будет расплачиваться за ошибки отца. Он - реформатор. Он должен возглавить парламент, а на престоле нам нужен символ. Символ, которым станет Александра.
- За ошибки Георгия, Сергей Николаевич, расплачиваться будет Георгий. И никто кроме Георгия. Этим займется наша пропагандистская машина. Но, прошу Вас, продолжайте.
- Я не хотел бы заниматься промывкой мозгов, - возразил Сергей, - пропаганда эффективна, не спорю. Но я бы хотел сохранить остатки чести, если это слово ещё окончательно не вычеркнули из русского языка.
- Не столько промывка мозгов, мой дорогой друг, сколько просто объяснение происходящему, - резонно возразил Колокольцев Воронову, - Я не вижу в этом ничего преступного или противоречащего понятиям о чести. Или вы считаете Алексея виновным? - Шеф ГСБ пристально посмотрел на своего подопечного.
- Я просто считаю, что принц реформатор должен возглавить парламент, - спокойно ответил Воронов.
- А я считаю, Сергей Николаевич, что все должно идти своим чередом, - так же спокойно парировал Колокольцев, - Вслед за Георгием должен прийти Алексей, вслед за Алексеем - Павел, за Павлом - Роман, а за Романом - Александра. Таков порядок престолонаследия. Таковым он и останется.
- Таково ваше мнение, - осторожно возразил Сергей.
- О, я не думаю, что только мое. Александра, конечно, очень популярна, но поверьте мне, не меньше этого наш народ желает соблюдения обычаев, желает законности, стабильности. Какой пример мы подадим нашему народу, если будем нарушать законы?
- Я же говорил, что мы вероятно окажемся по разную сторону баррикад, - вздохнул тайный советник, - я уже принял решение и, сожалею, но вы не сможете изменить его.
"Молодой смутьян. Жаль, как жаль. Вы пригодились бы мне. Судя по всему, мне придется от вас избавиться. Но не сейчас. Пока вы еще пригодитесь мне на доске.", - Жаль, что вы решили сыграть за черных, Сергей Николаевич. Надеюсь, вы все-таки передумаете.
- А если нет? - спокойно спросил Сергей, - устраните меня? Тогда, чего тянуть, прикажите арестовать меня и, быть может, тогда всё пойдёт по вашему сценарию.
- Прямо сейчас? О, нет. Я верю в то, что вас еще можно исправить. Когда нибудь, возможно, вы могли бы стать главой ГСБ... - Колокольцев, задумчиво "пожевал" трубку и выпустил клуб дыма.
А вот это уже многое меняло. Слишком многое, чтобы игнорировать предложение, прозвучавшее в этой комнате.
- Вы не пойдёте на это, - Сергей отчаянно цеплялся за реальность, - вы и сейчас считаете меня слишком непредсказуемым. А дикая карта во главе ГСБ...
- О, что вы, сейчас вам рано становится главой ГСБ. Но, возможно, когда-нибудь... Вам нужно вырасти, Сергей Николаевич. Если вы понимаете, о чем я говорю.
- Вы же знаете, я не стану принимать это предложение. Во всяком случае, становиться главой ГСБ... - Сергей усмехнулся, - куда лучше иметь пешку, которая мнит себя королём. Управлять ГСБ из тени - это привлекает меня ещё больше.
Колокольцев невольно усмехнулся. "Серый Кардинал - для Вас, Сергей Николаевич, это совершенно неподъемная роль. По крайней мере на данный момент".
- Знаете, возможно лет через пять-шесть я мог бы вам обещать что-то подобное. Но сейчас? Вряд ли. "Как и Александра для трона, вы слишком неопытны для кресла шефа ГСБ. И как и Александра, вы имеете все шансы вырасти в достойную мою замену. Не форсируйте события - и все у вас будет".
- Мы бы стали неплохими союзниками, - произнёс Сергей, мрачный как туча, - как жаль, что каждый из нас верен отечеству по-своему и видит его будущее иначе...
- Я вижу его сообразно сложившемуся порядку. Вы, куда более молодой и горячий, хотите менять все и сразу. И ни к чему хорошему это не приводит. Представьте, если бы большевики в 17-ом году смогли бы совершить переворот. Какой была бы наша славная страна тогда? Думали ли временщики о том, что могли разрушить нашу империю, отстранив императорскую семью от власти? Эти жадные до власти ничтожные люди даже не сознавали, какую опасность таит в себе та ситуация, которую они своими руками создали. Не повторяйте их ошибок, Сергей Николаевич - второй раз нашей стране так может не повезти.

...и они ещё долго беседовали о самодержавии, о будущем России и рассуждали о перспективах императорской власти. Разговор продолжался до тех пор, пока Воронов снова не выбросил на стол дикую карту.
­-...а ведь знаете Андрей Степанович, - промолвил тайный советник, - именно мы должны расставить фигуры по своим местам, пока есть такая возможность. У меня есть план, но он подразумевает некоторую степень риска. Ответственность, разумеется, беру на себя
Колокольцев лишь промолчал, вновь с интересом взглянув на Воронова и дав тому продолжить.
- Алексей принц-реформатор и ни для кого не секрет, что в парламенте нет единства, что приводит к таким поспешным и, временами, преступным решениям, как высадка на Вакканае. Алексей может и должен навести порядок, объединив парламент, а мы  в свою очередь избавимся от министров,которые не справляются со своими ролями. Алексею не достаёт харизмы Александры, но он талантлив и энергичен. И вы знаете, какой самый лучший повод начать зачистку?
То, что говорил и, видимо, собирался сказать Воронов, Колокольцеву нисколько не прибавляло оптимизма. Тем не менее, Андрей Степанович снова промолчал, лишь легким жестом "пригласив" завершить мысль.
- Неудавшееся покушение. Это даст повод начать реформы, не оглядываясь на "западную" демократию.
- "Неудавшееся покушение"?! И как же вы собираетесь организовать "неудачность"? И кто будет исполнитель?
- Не просто организовать, я её вам гарантирую.
- Ах, вы мне ее гарантируете?! - Сделав упор на последнее слово ответил Колокольцев, - Гарантируете, значит? И каким же, позвольте узнать, образом? Воспользуетесь помощью "друзей народа" и подкинете им ложную наводку? И где тогда гарантия, что они не промажут, попав не в ту машину, и заденут в итоге принца?
Воронов почувствовал напряжение, повисшее в воздухе. Не стоило выводить действительного тайного советника из себя, ох не стоило.
- Да, я вам её гарантирую, - так же сделав упор на последнее слово ответил Сергей, - Смерть его высочества не принесёт никакой пользы России, а значит, она не нужна мне.
- Я повторю свой вопрос: каким образом?
- Обеспечивать безопасность принца буду лично я. Выбирать марионетку для покушения, а так же составлять план так же буду я. Полностью контролируя ситуацию, зная откуда появится террористка и в каком направлении будет брошена бомба я смогу гарантировать вам безопасность принца. К тому же... Воизбежании самодеятельности, я решил прибегнуть не к "услугам" народовольцев. Уж поверьте, исполнителя я подобрал вполне подходящего для провала покушения.
- Кто?
- Одиночка. Фанатик. Человек, которому нечего терять, человек, готовый слепо довериться своему покровителю.
- Как, в свое время, туберкулезник Черников? Вы хоть понимаете, что фанатики, это люди, которых невозможно контролировать?!
- Напротив. Достаточно внушить им, что ты такой же фанатик, - улыбнулся Воронов, - к тому же, я держу всё под контролем. Андрей Николаевич. Вы готовы довериться мне?
- Довериться? Вы хоть представляете, сколько случайностей может погубить Алексея Георгиевича? - Колокольцев нервно выпустил клуб дыма.
- В нашей профессии нет места случайностям и нет права на ошибку, - парировал Воронов.
- Об этом и речь. И мне кажется, господин Воронов, что вы об этом забыли.
- Алексей Николаевич, какие гарантии вам потребуются, чтобы оказать мне ту степень доверия, которую я прошу? Неужели недостаточно китайской операции, неужели недостаточно Сысоевки?
- Вы просите о невозможном. Вы, черт побери, просите доверить жизнь наследника престола фанатиче с бомбой, желающей его убить! Немыслимо!
- Не фанатичке, а офицеру разведки, - холодно парировал Воронов.
- Так вот с этого и надо было начинать, господин Воронов. И кто же этот агент?
- Он перед вами.
Колокольцев медленно приложил ладонь ко лбу.
- Вы, может быть, еще и ясновидец?
- Никак нет, господин действительный тайный советник.
- Так как вы можете ручаться за действия фанатички? А вдруг она увидит, что принц не в той машине, которую вы ей указали? Или не в том самолете? Проявит элементарную внимательность.
- Девушка шестнадцати лет, фанатично верящая в своего тёмного покровителя, - советник криво усмехнулся, - "удачные" покушения, которые я помогал ей совершать вселили в неё веру в то, что я действительно желаю избавиться от Алексея. Остальную работу за меня сделал морфий и письма, которые девушка находила в заведении мадам Шмидт, адресованные лично ей.
- Ей в профиль только туберкулеза не хватает, Сергей Николаевич, - Колокольцев горько усмехнулся.
- Я убью её раньше, чем это сделала бы болезнь, - пожал плечами Воронов.
- И все-таки, вы не можете ручаться за полную безопасность Алексея. Мне не нравится эта затея. И мне не нравится, что вы готовы так рисковать.
- Порой риск необходим для достижения цели.
- Да, безусловно. Но рисковать жизнью члена императорской семьи я не имею права. Пусть даже по вашим заверениям этот риск и минимален.
- Это всего лишь человек.
- Это символ, как и вся императорская семья. Светоч для народа. Они все - И Георгий, и Алексей, и Павел, и Александра, и Роман - все они!
- Все они - люди, - холодно парировал тайный советник, - и каждым из них можно пожертвовать ради блага отечества. Вот только, в данный момент, они все, за исключением Императора, полезней живыми.
Вернувшись в своё кресло, Сергей спокойно закинул ногу на ногу и невозмутимо продолжил.
- И чтобы изменить это, необходимо возвращение самодержавия. До тех пор, пока мы "наслаждаемся" демократией, это всего лишь люди...
Воронов вздохнул. А затем, с некоторой надеждой посмотрел на своего командира.
- Помогите мне изменить это. Я знаю, что вы не привязаны к Алексею так как я к Александре, но несмотря на то, что наша верность вызвана разными причинами, мы оба хотим, чтобы Россия была сильной и независимой, чтобы она была империей, - он выделил это слово, - и вы знаете, что времени у нас немного.
- Вы правы, я не привязан к Алексею, как вы к Александре. Я привязан так ко всей императорской семье, как верноподданный Российской Империи. И тем больнее мне видеть, как Георгий ошибается. В мои обязанности входит обеспечение безопасности всей императорской семьи. И потому я не имею права, даже морального, согласиться на вашу авантюру. Другие способы сдвинуть ситуацию с мертвой точки есть, мой друг, и их не мало. Я предостерегаю вас от попыток совершения покушения, Сергей Николаевич. В противном случае вы... - Колокольцев выпустил очередной клуб дыма, - ...Вы перестанете быть мне полезны.
- Я зашёл уже слишком далеко, - признался Воронов, - если бы наш разговор состоялся раньше... Хотя, история не знает сослогательного наклонения. Даже если вы сейчас избавитесь от меня, это ничего не изменит, хотя... Нет, напротив. Если я выйду из игры, велика вероятность настоящего, а не фальшивого покушения. На Алексея, Александру, на Павла - да на кого угодно. И в отличие от моего плана, их результат непредсказуем.
"Проклятый мерзавец, своими необдуманными действиями ты можешь повергнуть Россию в бездну Смуты!", - Колокольцеву очень хотелось наорать на Воронова. Но вместо бесполезного гнева Андрей Степанович лишь ответил холодно и спокойно:
- Вы блефуете, Сергей Николаевич. В противном случае вы сейчас тут не сидели бы. Вам нужно мое одобрение - и его вы не дождетесь. Если вашей горячей натуре угодно, чтоб во время войны с Британией мы устраивали грызню внутри страны, то, очевидно, я в вас ошибался. Я дам вам немного времени подумать, Сергей Николаевич, и изменить свое решение, - Колокольцев встал с кресла и отошел в угол комнаты, к книжному шкафу, достав не самых больших размеров томик и, раскрыв его, принялся читать, краем глаза наблюдая за Вороновым, стоящим у окна.
- Интересно получается, Андрей Степанович... Начинался разговор с китайского вопроса.
- Мне нужен был формальный повод, чтобы вызвать вас. Если бы вы уже все решили, вы бы либо ничего мне не сказали бы, либо, рассказав, ждали бы моего одобрения.
- Я покорно ожидаю его, - произнёс Воронов, умолчав про то, что ждёт лишь "формально".
- И вы его не дождетесь, - коротко и ясно ответил Колокольцев.
- Жаль.
Колокольцев вздохнул. Наивно было бы полагать, что Воронов остановится. Но извещать о своих планах - непростительная ошибка.
- Вы действительно готовы разыграть эту партию, Сергей Николаевич?
- До тех пор, пока я уверен, что мои действия не навредят России, - признался советник.
- Что же - ступайте. Первый ход будет за вами, - "Не думаю, что эта партия продлится больше трех-четырех ходов, если я правильно понимаю ход мыслей Воронова".
- Ах да, касательно Китая, - заметил советник, - мы уступим его британцам? Вот так просто?
- Нет. И если честно - я хотел бы отправить вас туда. И исходя из... сложившейся ситуации - немедленно. И, скорее всего, именно так я и поступлю, - "Так вы и тут не напортачите, и там поможете - идеальный ход".
- Её Высочество вряд ли обрадуется, - заметил Сергей, - но я готов исполнить свой долг перед отечеством. Или вы сомневались и ожидали, что я буду пытаться проигнорировать его?
- Ни сколько не сомневался в этом. Готовьтесь к отправке. Ориентировочно - числа двадцатого. К этому моменту будет подготовленна вводная, легенда и все необходимое. И до этого момента я настоятельно рекомендую вам воздержаться от... необдуманных поступков.
- Досадно, что вы считаете меня человеком способным на такое. Интересно, Китай это ссылка, или вы действительно хотите дать мне второй шанс?
- Одно другому совершенно не мешает, - Колокольцев усмехнулся, - Но если серьезно - я верю, что вам под силу не много не мало повернуть сложившуюся ситуацию в Китае в нашу пользу. Это будет сложно. Я, со своей стороны, окажу вам всю возможную поддержку - сообща мы постараемся недопустить трагедии, произошедшей несколько лет назад. Я думаю, у нас все получится.
- Но кто присмотрит за Александрой в моё отсутствие?
- Зная, насколько для вас важна Александра - я готов заниматься этим лично. Надеюсь, что мне вы доверяете. Если же нет - назовите человека сами.
- Анна Шмидт, - автоматически ответил Воронов, - К сожалению, только эта женщина понимает ход моих мыслей и сможет давать юной принцессе советы, которые она бы услышала от меня.
Колокольцеву оставалось только улыбнуться - это было слишком очевидно.
- Будь по вашему. Анна Шмидт.
- Жаль, не смог удивить вас, - ответная улыбка Воронова получлась практически искренней, - впрочем, я не сомневаюсь в том, что она справится со своими обязанностями в министерстве финансов, приняв на себя временно обязанности советника её высочества. И я буду благодарен вам, если вы воздержитесь от слежки.
- Конечно, воздержусь. "Конечно, не воздержусь" - Именно умение говорить одно, а думать совершенно другое, при этом совершенно не подавая виду, и делало Колокольцева именно тем, кем он сейчас являлся - главой ГСБ. В разведке по другому не получится. Ты либо искусный обманщик и хитроумный комбинатор - либо труп.
- Благодарю, - за учтивой улыбкой Воронова скрывалось язвительное: "Ну конечно же, не воздержитесь... вот только, кто сказал что и я буду выведен из игры ссылкой в Китай?"
- Кажется, все вопросы, стоящие на повестке дня, мы обсудили. За сим, Сергей Николаевич, можно встречу и завершить.
- Честь имею, - коротко ответил тайный советник.
Колокольцев почтительно кивнул - в конце концов он уважал Воронова. Жаль, что судьба развела их за разные стороны шахматной доски в этой грандиозной партии, которая предопределит судьбу России на много лет вперед.

ЭпизодЪ ЗавершенЪ.

Отредактировано Paul Upperstone (2014-10-19 00:15:36)

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 05.10.17. Две стороны одной медали