Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 10.10.17. Уроки от гусара


10.10.17. Уроки от гусара

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 10 окт 2017
2. Время старта: 17:00
3. Время окончания: 18:00
4. Погода: 10 октября 2017 года
5. Персонажи:Лотарь, Дункан, Наннали
6. Место действия: семейное поместье четы Бота, праздник в честь свадьбы.
7. Игровая ситуация: Знакомство Лотаря с новой мачехой и ее рыцарем.
8. Текущая очередность: Лотарь, далее по сиутации.

0

2

В поместье семьи Бота вовсю шел праздник в честь свадьбы. Гости веселись в главном зале. Все были важными и знатными шишками, как из ЮАР, так из Британии. Лотарь Бота был одет в темно-синий мундир войск ЮАР. Он напрочь игнорировал поздравления о свадьбе отца. Учитывая его импульсивность это не так просто. Большая часть гостей вызывала в Лотаре презрение. А сам праздник вызывал отвращение. Мало того его, что его лишили молодой и красивой принцессы. Так ещё девочку на инвалидной коляске, сделали его мачехой. А его отец, некогда бич британцев Ганнибал Бота, теперь самый известный в мире педофил. Конечно не считая первого принца Одиссея. Лотарь про себя поклялся, что второй принц Шнайзель пожалеет за это унижение его семьи. За время свадебной церемонии, он про себя придумал пятьдесят разных способов мучительной смерти для него. Но, сейчас не до этого. Надо наладить контакт с "мачехой". Юному африканеру была интересна девочка, из-за которой сорвалась его свадьба. Заметив свою цель Лотарь направился к ней её рыцарю. Он также заметил, как один блондин в черном мундире подошел к Кассандре. Присмотревшись он узнал в нем жениха его сестры. За неё он не волновался. Только бы принца не угробила до свадьбы. А то проблем не наберешься. Подождав, когда очередной лицемер поздравит его новоиспеченную "маму" со свадьбой, он подошел к ней.
- Добрый вечер, ваше высочество, - в голосе проскальзывало раздражение. - И вам сэр Кемпбелл. - обратился он уже к рыцарю принцессы, из вежливости.

+1

3

Лотарь был не одинок в своем восприятии происходящего. Дункан и вовсе выглядел и смотрел так, словно имели место быть похороны. Или скоро будут, если генерал все же  окажется извергом. Шотландец, будучи идеалистом, всегда верил что браки заключаются на небесах и  надеялся попасть уж точно не на такую свадьбу, где страшно подумать, что на деле скрывалось за клятвами супругов. Даже мысленно это слово звучало как приговор их с Наннали счастью, которое и начаться-то не успело.  А уж лица тех, кто подходил поздравить... слишком многих Дункан с удовольствием бы убил за их выражения лиц, порой откровенно издевательские - многие пользовались тем, что принцесса не может их видеть, а на рыцаря им было наплевать. Чтож, наиболее отвратных он на всякий случай запомнил. Да, шансов мало, но ему хватит и единственного, если он переживет эту ночь, конечно. Насчет вероятности выжить даже при удаче он иллюзий не питал. Но и жить, смирившись  с тем, что Наннали причинят вред и никто не вмешается... Нет. Никогда. Этого предательства он себе не позволит. Мельком заметил принца Ренли, пошедшего на контакт с невестой. Возможно, ему тоже не позавидуешь... но сочувствия в данный момент у Кэмпбелла не нашлось. Ренли позволил этому произойти, а самому ему, пожалуй, даже повезло. Ну и пусть идет к морскому дьяволу -  может Кассандра его загрызет, невелика потеря... Семейство генерала Дункан сейчас ненавидел комплексно, полагая что каков отец, таковы и его отродья. Но внешность запомнил на всякий случай. А приближающийся Лотарь и вовсе злил... Ведь сначала женихом был он, но, выходит, с Юфемией он под венец рвался, а Наннали побрезговал, свалив все на папу. Конечно, логики тут было никакой, но Дункана такое отношение к его возлюбленной бесило. В общем, рыцарю срочно надо было на ком-то сорваться и кандидат, входящий в список наиболее подходящих, сам шел к ним. Да еще, зараза южноафриканская, сам недоволен. В общем, поверх головы Наннали на Лотаря рыцарь пялился с явным намеком на смертоубийство в глазах. Если так подумать, этот упырь чудом избежал смерти... Потому как Сузаку явно был поухватистей в таких делах, чем Дункан.

- Добрый вечер, Ваше Сиятельство Лотарь Бота. - С издевательской вежливостью ("сиятельство" так и просилось в кавычки) Дункан поприветствовал парня и заодно представил его Наннали. Это было еще одним фактором злости - тот титул, которого Кэмпбеллов лишили за потерю Альбиона, в которой они не были виноваты практически, семейка Боты получила, продав Родину Британии. В общем, в такой ситуации грех было не дать выход гневу. Еще бы довести  генеральского сынка до стадии прогулки в уединенное место с острыми предметами...

- Еще одно лицемерное поздравление или способны что-то дельное сказать? - Парень нарывался, откровенно.

+1

4

Хотелось укоряюще позвать рыцаря по имени, но позорить его перед сыном Боты Наннали не стала – лишь подняла ладонь к ручке кресла, коснувшись кончиками пальцев Дункана. Тот был раздражен и напряжен, что ощущалось настолько явно, что эти чувства показались девочке на миг ее собственными, но это наваждение быстро спало.
Сама она не была убита горем, но испытывала определенные страхи в ожидании ночи, не зная, что преподнесет конец этого дня. На свадьбе поцелуй Ганнибала Боты пришелся ей в уголок губ – осторожный и скорее больше ради соблюдения традиций, но доверять ему Наннали была пока не готова.
- Здравствуйте, Лотарь, - кивнула девочка, пряча поглубже все свои страхи и опасения. На губах ее расцвела улыбка – на удивление искренняя и чистая, хотя на душе и было так скверно. Ей, как принцессе, следовало смягчить углы резкого поведения Дункана. – Я рада с вами познакомиться.
И немного помолчав, предложила:
- Мы можем удалиться ненадолго подальше от гостей?.. – Она сама, по правде сказать, не ожидала, что количество приглашенных и явившихся на ее свадьбу не уступит количеству гостей на балу в Пендрагоне в честь ее возвращения. Впрочем, лжецов здесь было куда больше.

0

5

- С чем поздравлять сэр Кемпбелл? - Раздраженно бросил Лотарь, рыцарю. Надеясь, что сказал это не слишком громко. А то пристальных взглядов в их сторону станет больше. Конечно сын генерала Боты понял, что парень смотрит на него как турок на свинину. Примирительный голос и улыбка принцессы вряд ли сможет снять напряжения. Африканер пропустил мимо ушей фразу Наннали, что она рада с ним познакомится. Ведь радости от этого знакомства, он не испытывал. А вот удалиться от гостей был не против.
- Думаю можем ваше высочество. Свежий воздух нам не повредит. Пройдемте на балкон. - И Лотарь сопроводил "мачеху" с рыцарем в один из балконов. К счастью пустующему.

0

6

Кэмпбелл недоверчиво покосился на Лотаря, однако слова последнего были далеко не худшим из того, что рыцарь мог услышать. Возможно, этот парень все же тоже чувствовал, насколько  происходящее отвратительно. Не то чтобы рыцаря подобное особенно радовало, потому как - толку-то? Эмоции ничто, если за ними не следует дело, а Бота-младший ничего не сделал, чтобы предотворатить все произошедшее и не сделает. Теперь Кэмпбелл понимал смысл той фразы про извинения, которую однажды слышал. Действительно, признак слабости.

- Ну хоть кто-то тут честен. - Признал все же рыцарь, направляя кресло Наннали к балкону. Не худший выбор... Лучше уж иметь дело с кем-то одним, чем смотреть на всех этих ублюдков. По дороге он поймал взгляд Кэтрин МакБрайд, как раз  переставшей присматривать за принцем - и это немного отрезвило. Он здесь не один все-таки. А в хорошей компании и помирать не страшно, и продержаться еще немного можно. Шотландец почувствовал даже любопытство - чего Лотарь хотел, подойдя к ним? Не похоже, чтобы он испытывал радость или симпатию к Наннали, но в то же время он все-таки шел на контакт. Хочешь понять человека - встань на его место. Дункан попробовал представить себя в похожей ситуации и понял, что если бы записал новоявленного члена семьи во враги, то скорее всего даже не подошел бы близко. Чтож, теперь дело за этим парнем... Рыцарь, держа Боту-младшего под наблюдением,  облокотился на перила. Невинный жест, но так, если что, ему будет удобнее быстро  достать меч (буры, видимо, посчитали таковые церемониальным оружием, а зря) или один из подарков Патти.

+1

7

Напряжение не только не удалось снять – кажется, оно только возрастало с каждым словом двух молодых людей. И у Дункана, и у Лотаря были одинаковые интонации – оскорбленные, недовольные, словно это было ударом лично по ним. Быть может, они и сами не отдавали себе в этом отчета, но сейчас они были очень похожи.

И, похоже, говорить что-либо обоим абсолютно бесполезно. Принцессе оставалось только надеяться, что они будут держать себя в руках и дело не дойдет до драки. Впрочем, верилось в это слабо.

Вечерний воздух ударил в лицо, став благодатью после душной, заполненной людьми залы, но Наннали не сменила позы – все та же безупречно прямая осанка, гордо поднятый нос и невозмутимое спокойствие. В конце концов, она принцесса, это ее долг – показывать всем силу Империи пусть даже в таких мелочах, как ровная спина.

Но Лотарь был слишком прямолинеен, и Наннали никак не решалась сказать хоть слово, боясь вновь быть проигнорированной. Непривычно было общаться с человеком, который не отвечает любезностью на любезность – и, тем более что принцесса действительно хотела познакомиться с детьми генерала Боты. Она не ожидала подобного открытого негатива.

Еще немного поразмыслив, девочка так ничего и не сказала. Если он уже настроен так радикально против, то что бы она ни сказала – лучше не станет.

+2

8

Оказавшись на балконе, Лотарь тоже облокотился на перила. Удостоив рыцаря мимолетным взглядом, он сфокусировал свое внимание на принцессе. Он собирался с ней познакомиться, но сейчас, стоя перед ней, бур не знал, с чего начать разговор.
- Как вы относитесь к своей свадьбе, ваше высочество? - спросил Лотарь спустя недолгого молчания.

Наннали не знала, что ответить.
Правду? "Я защищала сестру от вас", - не слишком-то вежливо и подходяще для знакомства с новой семьей. "Мне страшно", - слишком откровенно для принцессы Британской Империи.
Быть может, немного лукавства? "Я счастлива", - язык не поворачивается. "Мне все здесь очень нравится", - слишком откровенная ложь.
- Я... Ганнибал Бота очень добр ко мне, - уклончиво ответила Наннали, не решаясь говорить за себя. Не тот собеседник, не тот вопрос, чтобы раскрывать душу. - И, боюсь, я не способна оценить масштаба приготовлений, - пальчики коснулись висков. обращая внимание собеседника на слепые глаза. - Остается только довериться окружающим, что все хорошо.
"Окружающим", да не всем. Дункан бы точно такого не сказал.

Дункан только огромным усилием воли удержался от того, чтобы не поинтересоваться прямо у Лотаря, как, черт дери, можно относиться к подобному. Впрочем, парням проще - чтобы дать собеседнику без слов понять, что его вопрос, мягко говоря, неуместен, рыцарю достаточно было резко отлипнуть от перил и забрать назад все попытки Лотаря оправдаться. Кэмпбелл понял, что сейчас его бесит именно то, что Лотарь чувствовал себя в чем-то там ущемленным. Возможно, при иных обстоятельствах было бы иначе, но Дункану сейчас точно было плевать, сколько там раз и с какой силой национальную и мужскую гордость Лотаря прищемили. По сравнению с участью Наннали это было ничто. Так что теперь во взгляде читалось коротко и ясно: "Убью".
Вот только слова Наннали подпортили  все, заставив рыцаря вздрогнуть. То, как она старалась держаться, как подбирала эти слова... Жертва, и сама же старается никого не обидеть. Как так можно? И именно  боль и тревога во взгляде Дункана сейчас были, и не на Лотаря он смотрел, а на свою принцессу. Сейчас бы обнять, утешить, унести отсюда... Но этого права он отныне и навсегда лишен.

Лотарь внимательно следил за реакцией Наннали. Реакция Кэмпбелла тоже не осталась без внимания: по его взгляду было ясно, что африканеру надо быть осторожнее с вопросами, а не то свадьба может закончиться эпическим скандалом. И не важно, кто из парней умрет - журналисты будут только рады такой сенсации. Решив сменить тему для сглаживания ситуации, он глубоко вздохнул и  спросил.
- Как вы познакомились с сэром Дунканом? - ему было интересно, какие отношения связывают принцессу и рыцаря.

Смена темы пошла Наннали на пользу - она улыбнулась, мягко и искренне.
- Мы с Марией, сестрой Дункана, были близкими подругами, - честно ответила девочка, тут же, однако, мрачнея. - Когда я еще училась в школе... Она нас и познакомила

Дункан похолодел. Один неудобный вопрос - еще полбеды. Но когда человек откровенно давит на больное место, как будто знает, как задеть... Кэмпбелл ведь не сомневался, что его отношение к Наннали и происходящему с ней видно окружающим за милю. А значит... Он отчаянным усилием заставил себя хоть немного держаться в рамках.
- Ваша Светлость, не думаю что сейчас стоит расспрашивать Ее Высочество о прошлой жизни, которую уже не вернуть, причем по вине, в том числе, и вашей семьи.  - Голос звучал холодно, и давал понять - дальше будут уже не слова, но Кэмпбелл все же решил дать шанс, - Я все же надеюсь, что Вы это не специально.

- Пожалуйста, - тихо попросила Наннали, не решаясь осаждать рыцаря в присутствии Лотаря, но все же ощущая невообразимый дискомфорт от того, что он так бросался на ее защиту. - Все в порядке. Я рада вспомнить это время. Оно ведь действительно было счастливым, - она улыбнулась, вновь пытаясь загладить вину. - Помнишь ту девушку со скрипкой? Гвендолин.

По голосу рыцаря Лотарь понял, что ходит по тонкому льду. И слова Наннали не успокоили Кемпбелла, тот вовсе положил руку на рукоять меча.
- Нет, не специально, - проскрежетал сквозь зубы Бота младший. Его правая рука в этот момент потянулась за ножом в кармане.

- Не слишком хорошо. - Признался Дункан насчет скрипачки, - Но она замечательно играла.
Сложно сказать, почему именно  Гвендолин в его памяти не осталась. Может быть потому, что сейчас он не хотел вспоминать прошлое, которое не вернуть. Не только за Наннали вступился, но и сам не хотел, чтобы кто-то - особенно отродье генерала Боты - лез в это. Может быть, потому что для него существовала только одна девушка. Он уже спокойнее смотрел на парня напротив, и, собрав волю в кулак, решил все же предпочесть мир. Но только ради Наннали. Он видел жест африканера и не спешил ослаблять бдительность. Но тот, похоже, и правда только ошибся...
- Я верю вам, - Коротко и без деталей. Закрыли вопрос и все... но еще не поздно кое-кому полететь с балкона, если еще что-то ляпнет.

Наннали казалось, что она сидит на пороховой бочке: чуть что не так и мгновенно рванет. Причем доставалось именно ей, а не Дункану или Лотарю – ведь она принимала все настолько близко к сердцу, насколько только было возможно. И все, включая интонации голоса, говорило о том, что семейной близости с сыном Ганнибала Боты уже не выйдет.
Наннали хотела бы взять его за руку, но по тону поняла, что это, в общем-то, уже бесполезно и ничего не изменит. Наивное и трогательное желание поладить с новой семьей лопнуло как мыльный пузырь, разбившись о неприязнь и упрямство двух мальчишек. Разочарование проскользнуло и на лице принцессы – она резко погрустнела, хотя и не опустила носа.
Но, быть может, у Лотаря это лишь напускное? Нанали чувствовала себя так, словно сделала необычайное открытие. Конечно же, он просто тревожится, вот и невольно срывается. Он, верно, не со зла.
- Вы беспокоитесь за сестру? – Спросила девочка, поднимая лицо. Она как никто другой знала, что вот за Кассандру можно не беспокоиться – брат хороший человек и никогда не обидит девушку, какого бы она ни была происхождения.

Лотарь немного успокоился, но подобно Дункану не ослабил бдительности. Решив больше не затрагивать вопросы прошлого принцессы Британии, африканер обратил внимание на ее вопрос.
– Да беспокоюсь. Но я бы на вашем месте побеспокоился за принца Ренли.
«Чтобы он хоть до свадьбы дожил», – последнее предложение он сказал уже мысленно.

- Брат умеет за себя постоять, - улыбнулась принцесса. Ренли сильный, он и правда может все.

- Принц Ренли хороший человек. - Кивнул Дункан, радуясь смене темы, -   Так что все зависит от леди Кассандры.

- Главное, что бы он в этом убедил мою сестру. - Заявил африканер. - И какой он, принц Ренли, ваше высочество?

- Брат он... Он добрый. И сильный. Заботливый... И всегда в движении. Он совершенно не умеет отдыхать, - улыбалась Наннали, вспоминая образ того Ренли, которого помнила с детства и почти не затрагивая того, каким он стал сейчас. - Он не щадит себя, и от каждого требует равной цены - и от принцессы, и от человека простого рода. Он всегда делает то, что считает правильным, а не то, что считают правильным другие. Брат Ренли - хороший человек, правда. Я надеюсь, что ваша сестра увидит это, он достоин того, чтобы его полюбили.
Если уж не Ренли - то никто, пожалуй, не достоин.

- Если бы только в этой семье все были такие - сегодня мы не смотрели бы так друг на друга. - Дункан все же решил пойти на мировую, - И мне хочется верить, что это не навсегда, и вы с Наннали поладите. Она желает добра вашему народу.

Лотарь не стал строить психологический портрет принца адмирала по описанию его маленькой сестры. А вот заявление рыцаря, что принцесса желает добра его народу африканера немного позабавила.
- Это все, конечно, хорошо. Но, принцесса, пожалуй пора разъяснить местную специфику. А она у нас очень неоднородна…

- Ваше Высочество! – Окликнул кто-то Наннали, и девочка отвлеклась, едва успев заинтересоваться словами Лотаря. – Сейчас будут резать торт.
Девочка кивнула – пожалуй, так будет лучше для всех: отвлечься, перевести дух, перестать искать друг в друге очередного смертного врага. Дункан остынет, Лотарь – хотелось верить, что тоже. Следующий разговор их пройдет намного легче и добрее, несомненно, пусть даже сын Ганнибала Боты оказался довольно тяжелым человеком.
Только вот слепая принцесса не могла заметить, какими взглядами одарили друг друга уходящие с балкона мужчины.

Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 10.10.17. Уроки от гусара