По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, PunshPwnz#1463)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 02.10.17. Не хватайтесь за саблю!


02.10.17. Не хватайтесь за саблю!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 02.10.2017.
2. Время старта: 22:00 AM.
3. Время окончания: 23:00 AM.
4. Погода: +12 градусов по Цельсию.
5. Персонажи: Сун Джиан, Евтук (НПС), Тарас (НПС).
6. Место действия: Трущобы Пекина, дешёвый бар, в котором собирается сброд с сомнительной биографией.
7. Игровая ситуация: Сан Джиан, офицер китайской армии, напивается в трущобном баре, в поисках неприятностей на свою жёлтую задницу. И он находит их...
8. Текущая очередность: ГМ, Сун Джиан.

0

2

Что-ж, порой случаются дни, когда хочется или просто сдохнуть, или найти приключений на свою задницу и там - уже на всё воля Будды. Примерно в таком настроении пребывал командир штурмового батальона "огненные тигры" прогуливаясь по городским трущобам. Миновав квартал красных фонарей, бравый китайский офицер толкнул дверь первого попавшегося на пути бара, уверенно шагнул внутрь. Мрачный тип у дверей бросил неприятный взгляд в сторону военного, которого не иначе как лукавые демоны принесли в это Буддой забытое место. Грязное помещение было плохо освещено - верхний свет отсутствовал в принципе, густые клубы табачного дыма скрывали многих посетителей заведения. Пройдя к свободному столику, Джиан уселся за него и ему тут же поднесли пива. Дешёвое пойло, другого здесь не подают. Стол оказался прочным, как и скамья, на которую сел офицер. Грубая, но надёжная работа по дереву. Вокруг было достаточно людно, в основном всякий сброд из неблагополучных кварталов поблизости. Большинство посетителей заведения были вооружены, но внимание китайца практически сразу привлекла парочка, сидящая за соседним столом...

Во-первых, настолько колоритные персонажи сразу бросались в глаза. Двое мужчин в пёстрых кафтанах и широких штанах распивали горилку из чудовищных размеров бутылки. Но даже не странная одежда выделяла их среди прочего отребья - длинные усы, бритый череп с традиционным казацким чубом выдавали в них жителей Западной Украины. Во-вторых, они были не просто вооружены, а вооружены до зубов. Изогнутые сабли, заткнутые прямо за пояс пистолеты. Контрабандисты - это было практически очевидно. А что ещё могли двое украинцев делать в трущобах Пекина... В прочем, их биография была наименьшей из неприятностей Джиана.

-Гей, куме, ты ба що мы маємо! - воскликнул казак, воткнув в стол длинный кинжал.
-I не кажи, куме, - его товарищ, поморщившись, залпом выпил стопку, -  якийсь жовтопикий нас нас вилупився, а, друже Евтук...
-Не полюбляю я жовтопиких, куме Тарас, - откликнулся Евтук, в них все не по-козацьки робиться.
-Щира правда, куме. Ще й горiлки не п'є.
-Нумо навчимо його козацьгого звичаю, - хлопцы собирались решить возникшее недоразумение достаточно радикально, -  хай знає, як жити треба.
Оставив кинжал торчать в столешнице, казак поднялся с тяжёлой деревянной лавки и Джиан смог рассмотреть его лучше. Он был крепко сложен - сильный торс, мускулистые руки и бычья шея. Если бы не пузо, торчащее из-под грязной рубахи, он бы смотрелся по-настоящему грозно. Его приятель, опустив ладонь на кривую саблю шагнул к столицу, за которым сидел Джиан и свет фонарика упал на него - этот был худощавым, но жилистым, что практически очевидно делало его наиболее опасным из парочки контрабандистов. Прихватив с собой пузырь горилки и стопки, хлопцы подсели к Джиану.
-Усе файно, жовтопикий? - вопросил худощавый казак, -  Що це в тебе за фiгня?
-Куме, це якась неправильна горiлка. Це вiн що, справжню горiлку не шануе?
-Гей, жовтопикий, ти парубок файний чи баба москальська? Козацькi звичаї шануєш?
Хлопцы громко засмеялись, устраиваясь на лавке напротив командира "тигров". Пока что они были настроены практически дружелюбно, если в их намерения и входило устроить трактирную потасовку, сперва они собирались напоить несчастного китайца.
-Куме, нашо його питать, - грузный контрабандист махнул рукой, Хай нашої горiлки скуштує, якщо поважає. Я як нi, то навчимо його героїв поважать.
Его приятель молча кивнул, наполнил стопку подозрительной жидкостью из бутылки и протянул китайцу.
- Пей, - по-английски произнёс он тоном не терпящим возражений.

+8

3

Этот сентябрь однозначно запомнится майору как один из самых чёрных месяцев в его жизни.
И дело, пожалуй, даже не в раненной Императрице, которой китаец симпатизировал, которую восхвалял как символ надежды на лучшее, которой доверял как единственному кристально чистому человеку Поднебесной. И не в том, что офицер, ослушавшийся его приказа и поддавшийся эмоциям, оказался прав в своём стремлении защитить ребёнка, но всё равно понёс наказание за благой поступок. Причиной не могла стать и Да, что ушла от него после того, как Джиан выставил её за дверь вместе с Кимом и Ли, чтобы скрыть побег Дитя Неба.

Всё это тихонько подтачивало стальной стержень характера вояки, но вот последний удар, что вырвал его с привычно места и перегнул главу Тигров пополам был тот пресловутый случай, когда он не смог удержать свою ярость внутри. Вспоминая избитую Лин-Инь, со странной улыбкой смотрящую на него, он чувствовал как проваливается в бесконечную бездну отчаянья. Хотелось убедить себя, что это был не он, не Сунь Джиан, доселе браво справлявшийся с любой жизненной ситуаций и не отступавший ни перед какими опасностями, всегда сохранявший хладнокровие, всегда сильный, волевой, благородный. Но вот вставшее перед глазами лицо подобно приклеенной ко лбу фотокарточке всё не стиралось из памяти.
Эти дни он провёл пересматривая старые фильмы, встречаясь с немногочисленными друзьями детства, давно уже идущими по иному жизненному пути, да доводя себя до изнеможения физическими упражнениями. Руки всё ещё дрожали, стоило ему ухватиться за кисть, чтобы попрактиковаться каллиграфии и потому он бросил тщетные попытки на второй день.
Но всё это не унимало демонов его души, скребущихся стальными когтями по сердцу. До момент прибытия в военную часть, где работа накроет его с головой и не даст лишний раз возможности задуматься о случившемся оставалось ещё так много времени.

Наверное сам Будда толкнул его золотой пяткой под зад в сторону трущоб, чтобы там, забредя в пропахший табаком гадюжник, найти на свою голову (и желудок) самое кислое и мерзкое пойло из всех, что может предложить Китай. Майор не привык пить. Более того, в последний раз он позволял себе дозу качественной отравы лет пять назад, а уж про «нечто», плескающееся в его стакане и говорить не стоило.
Сделав очередной глоток, он невольно зацепился взглядом с одним типом и тут же отставил пиво в сторону. «Не отравили ли меня?» - закралась мысль в голову подвыпившего майора, так как увидел он пред собой зрелище столь нелепое и неуместное, столь архаичное и редкое, что невольно отвисла челюсть. Запорожский казак в компании своего товарища сидел за соседним столиком и глушили водку стаканами. Сунь лишь однажды читал о них, изучая историю вражеской России и её соседних государств, но столь колоритные персонажи, будто бы прямо здесь и сейчас сошедши с книжных страниц, просто не могли не привлечь его внимания. Как оказалось, его офицерская рожа, постоянно косящаяся в их сторону так же не могла остаться незамеченной.

Эти две карикатуры: толстый и тонкий, вид которых всё ещё вызывал ухмылку на устах желтолицего, подсели к нему и принялись что-то задорно и жарко обсуждать. Джиан с трудом мог припомнить пару матов на русском (доводилось слышать во время допросов пленных), но использовать эти знания было так же бесполезно как попытка напиться используя вилку.
Наконец, закончив от души хохотать, жилистый протянул ему стопку с выпивкой и уже на понятном ему английском настоял на том, чтобы янтарноглазый угостился.
Джиан не боялся опробовать новинку – мужики глушили это поило стаканами и оно явно выглядело приятнее дрянного пива, коим он смачивал горло ещё несколько минут назад.
Ухватив стопку, он поднял её вверх, будто бы благодаря своих отравителей, да залпом принял в себя горилку. И, чёрт его дери, на глаза проступили предательские слёзы, рот обожгло, а кулак сам невольно ударил стопарём по столу. Джиан выдохнул, встряхнул головой и улыбнулся контрабандистам. Что ни говори, но даже такая ядрёная дрянь была всё же приятнее мочи местного разлива, которую майор демонстративно отодвинул в сторону.
Как бы это ни было странно, но эта ситуация начисто вытеснила из его головы все горести и беды, оставив майора прибывать в «здесь и сейчас».

+1

4

Добре, - одобрительно произнёс жилистый казак по имени Евтук, отмахнувшись от облака табачного дыма, - з тобою все гаразд, пан офицер?
Его приятель рассмеялся и едва Джиан поставил стопку на стол, наполнил её горилкой снова. И всё-таки, было в этих двоих что-то, делавшее их непохожими на прочий сброд, собравшийся в этом Буддой забытом баре. Присмотревшись к своим неожиданным собутыльникам повнимательнее, профессиональный военный, коим командир "огненных тигров" оставался несмотря на дрянное пойло и стопку горилки, понял, что не давало ему покоя с тех пор, как парочка казаков подсела к нему. Они - тоже солдаты. Жилистый был немолод - седые усы и длинный чуб выдавали его возраст, лоб казака изрезали морщины. Наблюдая за тем, как офицер отходит после первой стопки, он достал из за пояса трубку и принялся забивать её. Джиан сбился со счёту, считая сколько стопок выпил этот старый казак, но пальцы его не дрожали. Его товарищ, больше похожий на деревенского кузнеца, шмякнул прямо на стол увесистый шмат сала и, вспомнив о том, что оставил кинжал, потянулся за саблей. Движением заправского рубаки, он раскрутил изогнутую саблю в руке и нарезал сало тонкими и практически ровными ломтиками, что говорило во-первых о том, что сабля была остра, как бритва, а во-вторых о том, что казак мог с тем же успехом нашенковать десяток китайских пехотинцев.
- Нiяк не розумію, - убрав саблю в ножны, произнёс грузный казак, - як можна пити щось окрім старої доброї горілки, друже Евтук. Вот вы, например, пан офицер, - он наполнил стопку своего товарища и сам приложился к пузырю, глотнув горилки прямо из горлышка, - сидите і п'єте це пійло, ображаєте хлопців. Недобре.
- Друже Тарас, он по-нашему не разумеет, - напомнил старый казак своему приятелю, который оказался несмотря на свой грозный вид достаточно добродушным детиной с пышными чёрными усами и не менее выразительным чубом.
- Мы здест, пан офицер, по делу, - на плохом английском объяснил казак, занюхав горилку салом, а затем откусил и принялся жевать, продолжая разговор, - куме Евтук он конечно больше разумеет, но я как тебя увидел, так сразу понял что ты тот, кто нам нужен. И не пырься на меня, косоглазый, а, ещё горилки хочешь? Добре!
Казак расхохотался и стопка Джиана вновь наполнилась жидкостью, которой впору было найтмеры заправлять.
- Неделю тому, - забив трубку, Евтук затянулся и, выпустив колечо дыма, внёс ясность, - вызывает меня к себе атаман и говорит, мол батька Евтук, уже совсем терпеть неможно, бить надо британского нехристя. Ты пей, пей, но слушай. Так вот...
Казак так и не успел договорить, дверь бара с грохотом распахнулась (едва не слетев с петель) и в прокуреное помешение ввалились солдаты китайской армии. Полдюжины бойцов в полной экипировке, рассредоточились и взяли на прицел каждую подозрительную группу лиц, пока те подбирали челюсти с пола. В трущобах давно не было чисток, а появление солдат могло означать только одно - началось. Кому-то взбрело в голову навести порядок там, где это делать было в общем-то и не нужно. После того, как уже изрядно подвыпивший сброд справился с первым впечатлением от прявления вооружённых до зубов солдат, в бар неспеша вошёл мужчина в офицерской форме. Даже бросив мимолётный взгляд на него можно было с уверенностью сказать - у навозной кучи благородства больше, чем у этого худощавого лысеющего человечка. Но самым дрянным в ситуации было то, что Сунь знал этого офицера. И жалел об этом...
- Вот ты где, - полковник Цао, которого Джиан знал ещё по дальневосточным боям против русских, указал в сторону столика, за которым сидел командир "огненных тигров". Казаки тут же потянулись к саблям, в прочем, Евтук всё так же спокойно покуривал трубку, держа её свободной рукой. Бывший командир Джиана, жестокий и амбициозный полковник Цао был тем ещё куском дерьма, а после того, как "тигры" вытащили то, что осталось от его людей из мясорубки, был покрыт позором за бездарное командование на поле боя. С тех самых пор, он затаил злобу на своего вынужденного спасителя. И вот, представился случай свести старые счёты. Двое солдат сопроводили полковника.
- Какое жалкое зрелише, - ядовитым голосом произнёс Цао, - славный командир "огненных тигров" напивается в обществе этих... Животных. И что же привело доблестного Сунь Джиана в это Буддой забытое место? О, избавь меня от своих оправданий. Ты наверняка задумал что-то... Не вполне законное? Не важно. Арестуйте его и ещё пару человек из этого сброда... Для отчётности.
Рука китайского солдата, потянувшегося к Сунь Джиану, описала широкую дугу, фонтанируя кровью и шмякнулась на стол. Сабля в руке казака описала кровавую дугу, довершая исполненный мастерства удар. Евтук, продолжая спокойно попыхивать трубкой, вскинул пистолет и второй телохранитель полковника завалился на спину, раскинув руки. Выбивая окна, с улицы в бар ввалился ещё десяток солдат, но было уже поздно. Люди вокруг переворачивали столы и бросались на бойцов Цао, разружая их. Началась трактирная потасовка - сначала сброд объединился протви солдат, но вскоре вспомнились старые долги и обиды...

+4

5

Голова была непривычно лёгкой, словно бы оттуда вынули все мозги, чтобы прочистить их этим дальним родственником стеклоочистителя, что усатые называли горилкой. Было настолько странно так легко сходиться с людьми, даже не толком о чём они судачат. Сунь начинал ценить алкоголь как посредника между людьми. Ведь ещё несколько стопок, и он точно сможет заговорить с ними на одном языке.
Свистящая в воздухе сабля на мгновение насторожила китайца, да вот только сейчас у него не хватило бы реакции увернуться от неё. Благо казаки оказались из тех, кто предпочтёт разделить свою трапезу с незнакомцем, нежели сносить головы. Мягкое и солёное, оно, конечно, не было мясом как таковым, но в голодном Китае столь экзотическое блюдо Восточной Европы можно счесть настоящим деликатесом.
Подняв вторую стопку и поблагодарив новых знакомых за угощение на заплетающемся английском, он вновь опрокинул рюмаху и лишь чуть поморщился. Как оказалось, во второй раз всё не так уж и страшно. К тому же любезно предоставленная закуска легла на язык, словно бы сам Будда спустился с небес и положил её Джиану в рот.
И знаете, что самое удивительное, со временем он действительно смог понять крупного детину с пузом. Правда, разговор, казалось бы шёл на иностранном.
- И какое же у вас, мужики, дело (англ.)? – майор протянул стопку, чтобы получить ещё дозу «найтмерского топлива», решив, что раз уж собрался гулять, так почему бы не по полной? В карманах всё равно была лишь мелочь, а ключи от квартиры не помогут найти её местоположение. Да и в доме-то самом терять было особо нечего. Разве что ковры с телевизором утащат, да стены изрисуют похабщиной.
И принялся казак стройный сказ свой нести в его уши, да вот только стоило ему к сути перейти, да протянуть руку, чтобы вновь наполнить чашу горькую, как злачное место тут же было заполнено десятком людей в до боли знакомой Джиану форме.
Горилка так и лилась в стопку, затем через края, на стол, а после и на пол. Все замерли в ступоре, наблюдая за тем, как в помещение мерным шагом вплывает офицер Цао. Мерзкий старый тип, что мог бы уже давным-давно забыть все обиды и отправиться в отставку. Так нет, решил всё же, гадёныш, припомнить старый должок, да выследил убитого горем майора, подгадал момент, когда тот будет в таком состоянии, что язык слушаться не будет, да вторгся в единственную найденную за эти недели отдушину.
- Цао, ну вот почему ты… ? – но речь китайца прервал свист сабли и шмякнувшаяся на стол рука. Она сделала несколько неуверенных судорожных движений, словно бы пытаясь молить о помощи, да «издохла» в тот же момент. Майор рассмеялся, вспомнив старый фильм про дурную семейку, где вот такой же, только куда более живой, персонаж занимался мелкими бытовыми поручениями.
Майор явно перебрал лишнего и не мог оценить всю серьёзность ситуации. Когда засвистели пули, он всё ещё продолжал ухохатываться над лежащим обрубком и даже подумывал, не взять ли его с собой, чтобы после попробовать реанимировать в микроволновке. Да вот только засвистевшие над головой пули и крепкая казацкая рука, что утянула его под стол оборвали цепочку бредовых мыслей.
Сквозь грохот, шум и гам он мог расслышать что-то по украниски, брошенную на английском фразу, примерное содержание которой сводилось к: «Ты что замер как контуженный? Оружие в руки и в бой!». Джиан послушно исполнил чужую волю и, положив истекающий кровью трофей в карман плаща, достал из-за пазухи пистолет.
Пришлось признать, что после нескольких стопок горилки в глазах двоилось и майор с тем же успехом мог бы стрелять вслепую, будучи трижды раскрученным для игры в жмурки.
Одна из пуль попала в гуляку, что всё продолжал пить, несмотря на «новых посетителей», вторая в стол, срикошетила в бутыль с виски, а третья в неизвестно откуда вылезшего прямо перед ним Цао. Бывший командир с таким удивлением смотрел в янтарные глаза, что в них даже пьяный вояка мог прочесть это справедливое «За что?». Он пощупал свой живот, нащупал в нём рану, да повалился без чувств на пол.
Это потом он будет жалеть о содеянном, сокрушаться о том, что позволил себе напиться и клясться Будде, что больше никогда в рот этой горилки не возьмёт. А сейчас он усмехнулся себе под нос, да вытащив руку из кармана, бросил её умирающему. Не красиво это было, отнимать родное от тела.

+3

6

А усатые хлопцы уже во всю орудовали саблями, со свистом разрезавшими воздух. Над головой Джиана пролетел шлем китайского пехотинца, затем автоматная очередь подкосила одного из пьяниц, дерущегося с одним из уцелевших бойцов. В прочем, было не так много желавших марать свои руки кровью солдат, а вот лихим казачкам было всё равно. С неожиданной прытью, грузный Тарас запрыгнул на стол и фехтовал на нём с китайским капитаном, в руках которого сверкал окровавленный меч-дзянь.
- Ось тобi, нелюдь жовтопикий, скуштуй тумакiв козацьких, - смеясь прокричал грузный казак и нанёс сокрушительный удар, едва не сбив своего противника со стола. Офицер отбивался как мог, но его шансы таяли на глазах.
Вокруг пролетали табуретки (одна из которых буквально сшибла с ног одного из дебоширов), бились бутылки (в том числе об головы), слышались вопли и ругань на всех известных Джиану наречиях. Казак теснил своего противника, но Сунь слишком поздно заметил, как один из раненых китайских солдат, дёргаясь в луже крови, передёрнул затвор штурмовой винтовки... Короткая очередь. Кровавые брызги. Полный боли крик старого казака.
- ДРУЖЕ!
Тарас медленно оседает на колени, раскинув руки. Его товарищ, добив стрелка полупустой бутылкой, вскинул второй пистолет и трижды выстрелил в китайского офицера. Издав душераздирающий вопль, капитан свалился на пол. Евтук подбежал к своему побратиму.
- Не боюся тебе, смерть лютая, не шкодую, - прохрипел храбный казак, - лише б горiлочки випить да голову вiдрубать ворожинi триклятому.
- Прощавай, друже, - прошептал Евтук, - ты був файним товаришем. Багато голiв ми порубали разом, багато горiлки випили. Я вiки буду пам'ятати твою хоробрiсть та твiй хист.
Когда старый товарищ умер у него на руках, старый казак подобрал его саблю и бросился в бой, на оставшихся китайских солдат, которые успели перегруппироваться к барной стойки, уже ставшей похожей на сыр из-за дюжины пулевых ответстий. Сжав зубами трубку, Евтук налетел на перепуганных бойцов, сабли свистели, рассекая воздух, с омерзительных хлюпаньем входили в плоть. Джиан не успел ничего предпринять - стоило ему высунуться из укрытия, сильный удар табуреткой по голове выбил дух из командира "огненных тигров". Последним, что увидел Сунь, был умирающий Цао, остекленевшие глаза которого с ненавистью и презрением смотрели на молодого офицера.

Эпизод Завершён.

+2


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 02.10.17. Не хватайтесь за саблю!