По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 07.10.17. Уик-энд в Валахии


07.10.17. Уик-энд в Валахии

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

1. Дата: 07-08.10.2017
2. Время старта: 20.00 (7.10.17)
3. Время окончания: 10.00 (8.10.17)
4. Погода: Погода 7 октября
5. Персонажи: Александр Крестовский и НПС, Конрад Штерн и НПС, Елизавета Романова, Марина Дракулешти (НПС), Никола Хорстич (НПС)
6. Место действия:  Замок Бран
7. Игровая ситуация: Алекс знакомит Штерна с теми, кто сейчас дергает за ниточки на Балканах - главнокомандующим войсками Югославии генералом Николой Хорстичем и военной из Румынии - полковником Мариной Дракулешти. Встреча проходит в неформальной обстановки в замке предка последней.
8. Текущая очередность: Александр Крестовский и НПС, Конрад Штерн и НПС, Елизавета Романова, далее по договоренности

0

2

Замок с виду вовсе не напоминал о своей репутации, выглядя опрятным и гостеприимным. Те не менее, за этим фасадом скрывался не просто объект культурного наследия, но и своего рода локальный штаб румынской армии. Штаб, отвечавший за политику в славянском мире, осознавшем наконец, что вместе сражаться лучше, чем поодиночке пропадать. Румыния, как и Болгария, частью Югославии не была, но имела с ней и Россией крепкие связи. Как говорят, через несколько рукопожатий любые два человека в мире знакомы. В этом случае можно было сказать точно - все эти связующие рукопожатия для славянских народов совершала "Черная Рука". Когда-то практически подпольная террористическая организация, теперь она стала разведкой и контрразведкой Югославии и не только ее.

Крестовский ехал в одной машине со Штерном, он с собой взял Бяченову и только. Новикова уже все знала, а вот адъютантессу стоило бы обработать. Скоро им понадобятся все, кто способен командовать и думать, а Рита отличалась завидным здравомыслием и хладнокровием. И именно ей будет труднее всего принять то, что в общем-то является изменой Родине. Так что пусть съездит и научится реально смотреть на вещи.

- Итак, предупрежу о том, кого мы встретим. Нас ждет Никола Хорстич, главнокомандующий армии Югославии, он же "Лихо Одноглазое" и "Цепной пес Белграда". Как и Бота - старый друг моего отца, но по иным причинам, куда более старинным. Жестокий, во многом беспринципный военный, известный своим подавлением всех попыток Албании откусить Косово или выкинуть что-то еще, а Турции - этим воспользоваться. Вместе с президентом Милицей Обилич - "Сербской лисой" - они держат Балканы железной хваткой, комбинируя  политические ходы и жесткие меры. - Алекс мрачно усмехнулся, - Использование японцев - это отдельная история. Хорстич сформировал из них внутренние войска, отправив во все проблемные точки. В отличие от югославов, они понятия не имеют  о местных противоречиях и тысячелетней давности счетах, а просто делают свое дело, стреляя только в тех, на кого укажут.

Крестовский чуть помолчал, вспоминая еще кое-кого.

- А хозяйка замка - полковник Марина Дракулешти. Именно ее выходки на поле боя  привели к тому, что по британским войскам ходила неофициальная рекомендация - "Никогда не сдаваться в плен румынским частям живыми". Фамилия дает понять, в кого у нее такие таланты. И если я палач и убийца поневоле, то она - по натуре. Именно  она и ее союзники обеспечивают  членство Румынии в славянском блоке. Вот к кому я тебя везу, Штерн. Твое мнение?

+2

3

Румыния. Карпаты. Далеко... Да, далеко находился замок полковника Дракулешти от шумных улиц Берлина, неприступных бастионов Атлантического Вала и живописных предгорий Альп, куда генерал-майор Штерн грезил вернуться после войны и уйти на покой. Что-ж, в этих Богом забытых землях по-прежнему продолжают сажать людей на колья и сжигать ведьм на кострах. В этих красивых, но негостеприимных краях, живы старые легенды... Крестьяне запирают ставни холодными ночами и вздрагивают, прижимая к губам святой крест, когда в дремучих лесах воют волки и скрипят старые сосны. Они собираются на молитву в деревянных церквушках, когда утренний туман окутывает деревья и карпатские горы. Бой колокола и стук молотка гробовщика здесь дело обычное. Вдоль дороги тянутся погосты - редкие фонари освещают надгробия и покосившиеся деревянные кресты. А затем - снова лес, да такой, что даже хладнокровному германскому офицеру стало не по себе, когда Александр Крестовский заговорил о мрачной репутации его румынских союзников.
"Я думаю, что это жестоко, но эффективно, - решил про себя Штерн, - как и для меня, репутация Марины Дракулешти работает ей на руку, деморализуя противника. Вот только, дивизия призрак не издевалась над пленными. Мы просто убивали всех, кто вставал на пути у наших танков и найтмеров..."
- Вспомни, что говорят про шестую дивизию, - ответил генерал-майор, - death in the shape of a panzer battalion, Крестовский. Что-ж, посмотрим на "смерть в облике летучьей мыши" и будем надеяться, что ты везёшь нас не на кровавый пир, верно, штабс-адъютант?
Мужчина усмехнулся и бросил взгляд холодных серо-голубых глаз в сторону сидевшей рядом британки. Агентесса была в привычном для всех облике Елизаветы Романовой, какой её знали солдаты и офицеры шестой бронетанковой дивизии. Несмотря на то, что бойцы Штерна конечно-же знали правду об адъбтанте своего командира, это ровным счётом ничего не меняло. Кем бы ни была эта женщина до того, как вступила в ряды дивизии призрак, теперь она была частью семьи. Ведь она не предавала ни своих товарищей, ни своего командира, хотя могла бы... Вот только она выбрала верность Штерну, а значит, её прошлое британской агентессы больше не имело значения. В конце концов, она доказала свою преданность ещё в Иркутске, умирая рядом со своим командиром.
- Меня непросто испугать, Александр, - признался Штерн, - но я уже несколько раз боролся с желанием сжать в руках католический крест, шёпотом читая patter noster. Останавливает только осознание того, что местная нечисть только посмеётся в ответ на мои молитвы, так что предоставлю тебе говорить с полковником Дракулешти.
"Во всяком случае, пока не заткнутся эти проклятые волки..."

+4

4

Редко удаётся побывать в столь забытых Богом местах, тем более, когда легенды о них на слуху почти что у всего мира... Конечно, Ривер сомневалась в правдивости легенды о Владе Цепеше - точнее, в той её части, где говорилось о бессмертном кровососе, но вот в исторической части сомнений не было.
Впрочем, даже без легенды о Дракуле, в Румынии хватало предрассудков и суеверий. И у британки невольно всплывал вопрос: неужели народ этих земель всё так же ревностно верит в страшилки про оборотней, вампиров и прочую нечисть? Неужели дремучие обычаи давних времён всё ещё живы здесь? Хотя чего удивительного, до сих пор существовали верования и подревнее. Но одно дело религия...
Но размышления агента прервал Штерн, обратившись к ней. Не то, чтобы он ожидал ответа, но... О Господи, этот взгляд. Будь проклята её великолепная память - ведь она видела эти глаза, затуманенные алкоголем и чувственными удовольствиями. А уж дальше цепочка тянулась к таким воспоминаниям, которые сейчас были неприемлемы.
Сейчас, но не потом...
В начале, Ривер лишь посмотрела на своего генерала в ответ, но всё ещё яркие картинки в мозгу заставили её закинуть одну ногу на другую, дабы хоть немного успокоиться. Довольно кротко улыбнувшись, Лиза постаралась вернуться к уже привычной игре. Хотя на кого играть? Штерн её уже известил о том, что Крестовский знал о её истинной натуре.
-Ммм... - словно бы задумчиво протянула она, поправляя очки и не без некоторой игривой искорки посмотрев на Конрада, хотя именно это она и постаралась скрыть как минимум от прочих присутствовавших, -А вдруг я стану охотником ночи и буду регулярно навещать вашу спальню, герр генерал, дабы испить благородной крови?
Но шутки в сторону, местечко былоо действительно не самым радужным. Элизабет, конечно, не испытывала желания читать молитвы, прося о защите её безусловно грешной души, однако некоторая нервозность и тихое ощущение беспокойства присутствовали.
-Не будьте так суеверны. Да, у этих мест не самая лучшая слава - и, возможно, история ещё хуже, - но что бы тут ни случилось, сомневаюсь, что это будет хуже какой-либо из ваших предыдущих битв.

+2

5

- Скажу одно - в школьные годы я не раз приезжал сюда на каникулы. Хорошее было времечко. А Марина хоть и имела привычку кусаться, если спарринг по рукопашному бою складывался не в ее пользу, но я пока что не вампир. - Ухмыльнулся Алекс, и не удержался, - Да, католический крест не катит - Дракула был православным.

И ведь действительно, когда-то он просто обожал эти диковатые места - тогда еще мальчишка, которого  старшая подруга таскала по горам и лесам, а  ближе к ночи потчевала страшилками у костра, причем не всякой ерундой, а по-настоящему страшными историями о темном прошлом этой обильно политой кровью земли, помнившей деяния Воеводы Дракулы. Замок - самый настоящий - дикая природа, чувство сопричастности древней истории, первые мысли о будущем, обрывки разговоров старших, обсуждавших здесь свои серьезные дела, пока дети развлекались... Это было частью его жизни тогда. Потом пути разошлись. Один из товарищей детских игр стал мужем Марины, Алекс встретил Ольгу и попал на Дальний Восток... И когда они снова встретились, у каждого где-то была могила любимого человека. Раду погиб в одной из спецопераций "Черной Руки". оставим Марине лишь одну память о себе. И ненависть ко всем, кто угрожал ее Родине. Когда Крестовский только ступил на свой путь, Дракулешти уже стала чудовищем, достойным своего предка. Дракон пробудился, что уж тут. Вот только Алекс все еще помнил  нескладную, только входящую в зрелость девчонку, которая  была той еще проказницей, но никогда не бросала своих друзей. И она помнила. Интересно, как она запомнила его? Это он прокручивал в голове. уловив взгляд Романовой - или как там ее на самом деле - в сторону Штерна. Возможно, она и не безнадежна.

Однако впереди был замок и у ворот их уже ждали.

http://s9.uploads.ru/6Bt1e.jpg

- Сашка! А ну иди-ка сюда! Совсем нас позабыл, подлец! - Голосище у Хорстича был тот еще. Крестовского он хлопнул по плечу, стиснув его руку железной хваткой, а потом  переключился на гостей, - Ну здравствуй, Штерн, - посмотрим, с чем пришел. - еще одно рукопожатие, - И вы, сударыни. - Старый генерал поцеловал руки Романовой и Бяченовой. Но на этом приветствия не закончились. К ним вышла женщина, в которой трудно было не узнать истинную хозяйку замка. Любой режиссер отдал бы все, чтобы снять ее в фильме про вампиров.

http://s9.uploads.ru/9CSin.jpg

- — Добро пожаловать в мой дом! Входите смело, идите без страха и оставьте нам здесь что-нибудь из принесенного вами счастья. - Она откровенно наслаждалась, иронически цитируя  известную книгу. Марина Дракулешти была красива. но как-то не совсем по-человечески. К тому же, она не скрывала  того, кем являлась - Дракулешти, в отличие от многих, не спрятала запах крови, сопровождавший ее не физически, но  на уровне подсознания. Впрочем, это не помешало им с Алексом обняться и расцеловать друг друга в обе щеки.

- Алекс. Черт дери, мог бы и раньше навестить. - Ухмыльнулась она, и обернулась к остальным, - Приветствую в Валахии, генерал, и вас, дамы. Это генерал Никола Хорстич, а я  - Марина Дракулешти. Проходите.

+1

6

Штерн крепко пожал руку генерала Хорстича (фамилию которого не рискнул бы произнести вслух, даюы не обидеть старого товарища Александра) и ограничился сдержаным приветствием по-русски.
- Благодарю герр генерал, - произнёс немец, - я слышал легенды об этих местах, надеюсь, это всего лишь страшные сказки.
Командир шестой бронетанковой начинал привыкать к завыванию в конец обнаглевших волков, а так же к мрачному шарму этих Господом забытых мест. Замок, хозяйка которого приветствовала их достаточно радушно для своей репутации, впечатлил немца, знавшего толк в средневековой архитектуре. Его каменные башни словно подпирали хмурое небо, по которому рассыпались звёзды. Румынские нефтепромыслы и промышленные заводы были достаточно далеко и только рваные тучи время от времени скрывали бледную луну, свет которой придавал по-настоящему зловещие очертания замку Марины Дракулешти. В прочем, если бы Крестовский не издевался над своим старым товарищем по дороге (рассказывая жуткие истории о вампирах, оборотнях и прочей нечисти, что бродила по окрестным лесам), впечатление могло быть куда менее ярким. В прочем, эта женщина напоминала Штерну о том, что даже самый прекрасный цветок розы может быть смертоносен - достаточно лишь капельки яда на острых шипах. И лепестки обагрятся кровью...
- Полковник Дракулешти, - генерал-майор улыбнулся, что вышло достаточно мрачно, учитывая его шрамы - майор Крестовский не лгал, сравнивая вашу красоту с лаской смерти. Для меня честь быть гостем в вашем замке.

+1

7

Элизабет не без некоторого благоговения смотрела на замок, куда они прибыли. Ведь в этом месте творилась история, как мого веков назад, так и сейчас. Оставалось надеяться, что крови на сей раз будет поменьше.
А владелица замка действительно могла сойти за вампира. Первые несколько мгновений, Ривер прямо таки ждала, что улыбувшись, Дракулешти произнесёт с характерным акцентом, как это было в старом фильме по роману Брэма Стокера "I am Dracula, I bid you welcome." Сопровождавший же её престарелый генерал производил впечатление человека дружелюбного и воспитанного... хотя Ривер по себе знала, что это может быть и обманчиво.
-Приятно видеть столь статных людей. - Лиза с лёгкой улыбкой ответила на оба приветствия, скрывая то, что в этот момент захотела выцарапать глаза вампиристой женщине. Но почему? Неужели из-за маленького комплимента со стороны её генерала?
Она умела прятать эмоции. И внутри, её шокировал сам факт того, что она впервые ощутила неприятный укол ревности, хотя и ревновать-то было нечего - между ней и Конрадом ничего не было.
В плане отношений.
И чувств...
И эмоций... Неужели действительно не было?
Разведчица заставила себя отринуть эти мысли и запихнуть их себе куда подальше. Размышления о том, что с ней творилось с того самого вечера, что они провели вместе с генералом, необходимо было оставить на потом. Психологические копания в себе были не к месту...

+1

8

За метафору Алекс незамедлительно получил от леди Дракулы дружеский подзатыльник:

- Чертова интеллигенция, весь в мамочку. Нет чтобы нормально выразиться... - Впрочем, в ее глазах промелькнуло что-то похожее на смешинку. По Дракулешти сложно было сказать, когда она шутит и когда шутка станет страшной. Не зря в народ пошла ее своеобразная версия русской пословицы - "Не руби кол, на котором сидишь". Вероятно, метафору оценили бы те британцы, которых она подвергла старинной казни. А таковых было немало. Хорстич только ухмылялся, он-то уже ко всему привык. Гости, кажется, оказались не робкого десятка. Крестовский тоже немного расслабился. Какие бы ни были, с ним были друзья и боевые товарищи. Кажется, отец не зря поручил поездку в Румынию именно ему, да и сам Крестовский хотел вернуться в эти места еще раз, прежде чем отправиться на бой, который точно может оказаться последним - ставка слишком велика.

- Идемте в дом. Прежде дела мы покажем вам наше гостеприимство. - Гостям лишь дали отдышаться и  забросить лишние вещи в комнаты. после чего пригласили в большую залу, где уже был накрыт стол со всяческими вкусностями и  целым рядом подозрительных бутылок. Нет, была там и пара бутылок  старого вина. но большая часть явно содержала в себе нечто покрепче.

- Хороший разговор не начинают на голодный желудок и без стопочки-пяти ракии или сливовицы. - Объяснил Крестовский. Бяченова  затравленно оглянулась вокруг:

- К-командир, я же не пью... - Но тут же была утащена за стол коварным генералом, который кратко объяснил "железной  деве" (прозвище, данное за суровость и коэффициент недотроги более ста процентов), что еще   с тысячу лет назад русский князь высказался о том, что русское веселье без винопития невозможно, а потому не стоит ли угоститься вон тем вот  ежевичным вином? А потом стопочку ракии на апельсинах под этот замечательный гуляш по-венгерски? В общем, Рита Бяченова была далеко не первой, кого генерал приобщал к славянскому застолью. Крестовский в ответ на молчаливые просьбы о помощи только коварно отводил глаза, тем более что братья-славяне разместились так, что Штерн с Лизой оказались между Алексом и Хорстичем, а Бяченова так вообще между Хорстичем и Дракeлешти, так что бежать было некуда.

- Чтож, други мои, выпьем за нашу встречу, за то, что мы, вояки, в кои-то веки раз собрались за столом вместе, и тут не только старые друзья, но и те, кого мы надеемся друзьями видеть. - Генерал поднял стопку, - За боевое братство, которое нерушимо и кровью скреплено.

Отредактировано Alex Cross (2014-02-12 00:05:21)

+2

9

Конрад уже был знаком с русским гостеприимством, ведь даже в сыром блиндаже под Сысоевкой офицеры "красноплечих" встретили своих германских союзников хлебом, солью и водкой. И всё-таки, генерал-майор Штерн не был готов к тому, что вместо того, чтобы немедленно перейти к разговорам о политике, их пригласят за стол. В прочем, отказываться было невежливо, тем более генерал Хорстич и Александр Крестовский явно настаивали. Немец поймал себя на мысли, что благодарен румынским союзникам за такой тёплый приём, всё-таки это была редкая возможность расслабиться и отбросить мысли о войне и хитросплетениях интриг, которые окружали командира шестой бронетанковой в Германии. Ну и наконец, не стоило забывать о том, что в Валахии всё ещё чтут старинные законы гостеприимства. Если немцы преломят хлеб с хозяевами этого мрачного замка, их не станут сажать на колья, во всяком случае, этой ночью. Итак, пришло время первого тоста и подозрительный Штерн осознал, что его не спроста усадили между Крестовским и генералом Хорстичем. По стопкам разлили ракию - традиционный славянский напиток, незнакомый германскому офицеру. Уверенно подняв стопку, генерал-майор одобрительно кивнул, выслушав тост. Действительно, за это стоило выпить, а Крестовский радовался возможности наконец усадить своего коварного германского соратника за стол.
- Достойные слова, генерал Хорстич, - немец наконец решился произнести фамилию старого соратника Александра. Офицеры (в том числе и штабс-адъютант Штерна) подняли стопки. Командир шестой бронетанковой уже знал, что перепить эту хрупкую девушку наврядли получится даже у Крестовского. Украдкой бросив взгляд на агентессу, генерал-майор поднёс к губам стопку. Искушение отведать традиционный славянский напиток было велико, но Штерн пока не рискнул и пригубил ракию для приличия, осторожно поставив практически полную стопку на стол. Заметив неодобрительный взгляд со стороны генерала Хорстича, немец поспешил исправить ситуацию.
- Могу ли я испробовать ежевичное вино, прежде чем приступить к более крепким напиткам? Вы же слышали о том фрасе, который командование ЕС устроило в Париже... Мне целую неделю пришлось травиться плесневым сыром, которым французы закусывают в общем-то неплохое вино. Благодарю, - произнёс немец, когда ему подали старинный кубок с ежевичным вином, - я бы хотел выпить за хозяев этого гостеприимного дома, под крышей которого мы собрались в эти тревожные времена. И пусть ветер перемен, каким бы холодным он ни был, не затушил очага, возле которого старые друзья и новые соратники поднимут свои кубки!
Пить в компании Марины Дракулешти генерал-майор Штерн не боялся. Во-первых, потому, что он уже пережил попойку с Отто Пфицегентаклем, о котором даже в рядах легендарной шестой бронетанковой говорили исключительно шёпотом и оглядываясь назад. Все, кроме бойцов бесстрашного обер-лейтенанта Манфреда Рихтера, у которых были настолько стальные нервы, что они не боялся заходить в душевую, когда её оккупировал Отто. Штерн с усмешкой слушал истории об этом суровом бойце, бритый череп и борода которого вселяли ужас в китайских пехотинцев после побоища под Сысоевкой. Ходили слухи, что китайский полковник предпочёл пустить себе пулю в лоб, когда Отто уже расстёгивал тяжёлый армейский ремень... Во-вторых, не стоило забывать достойную (но неудачную) попытку Штерна перепить британскую разведчицу Элизабет Ривер. Генерал-майор боролся с искушением повторить эту дуэль, но ловил себя на мысли, что на этот раз так легко не отделается, а потому не спешил.
После ежевичного вина, чертоги замка Дракулешти казались уже не такими зловещими. Всё-таки, достойная компания собралась за этим столом. Когда мужчины приступили к закуске, Штерн присоединился к ним. Он не был голоден, но не хотел обидеть хозяев. К тому же, пить не закусывая было бы некрасиво, если принять во внимание тот факт, что стол буквально ломился от различных яств. За трапезой завязался разговор, но не о войне и политике. Время обсудить судьбу Восточной Европы придёт позже, ибо этот разговор Штерн не мог доверить даже самым надёжным каналам связи. Решив поддержать беседу, немец поднял стопку с ракией (запоздало вспомнив о том, что по славянской традиции не имеет права поставить её на стол, не выпив) и обратился к сидевшему по левую сторону от него румынскому офицеру.
- А что это за напиток, - поинтересовался Штерн у генерала Хорстича, - как вы называете его...
Немец безуспешно пытался вспомнить непривычное для него славянское слово, борясь с искушением испробовать этот напиток. Крестовский, коварно ухмыляясь, уже наворачивал вторую стопку, а Штерн едва пригубил свою ракию, на вкус напомнившую старый добрый бренди.

+4

10

- Лягушатники, что с них возьмешь... Лучше нашего сыра отведайте. - Марина за столом выглядела не такой уж страшной, скорее радушной хозяйкой... Которой, кстати, и была. Да, если беседа за столом не заладится, свадьба могла превратиться в поминки, а у кого-то в глазу оказаться вилка, но со своими она  была именно такой. Странные противоречия в характере этой женщины могли понять и принять очень немногие. Многих это неумение сгубило.

- Достойный ответ. - Хорстич улыбнулся, все подняли стопки, даже порозовевшая Бяченова, которая наконец уяснила что раз тут все свои, то есть военные, то можно и немного расслабиться, потому как для нее армия и семья были понятиями равнозначными. Когда Штерн задал вопрос,  Хорстич пояснил:

- Ракия, виноградная водка. Впрочем, настаивается на всем, что у нас растет - хорваты, так те вовсе даже на трюфелях забодяживают, стервецы. Помню, угощали меня в дивизии имени Святой Юфемии домашней ракией - ух и крепка, окаянная. - Такой уж веселой была армия Югославии, что если уж в дивизии имени святой мученицы гонят самогон, то страшно представить, что бывает в других. Впрочем, жаловаться на нее еще никому не приходилось - выбирались югославы за пределы страны редко, но метко. Малыми подразделениями в сравнении с другими, зато уж лучшими из лучших и воевали жестоко. То же, кстати, касалось и румынов - вопреки стереотипам и мифам, они может быть и не выиграли бы большую войну, но их  лучшие подразделения, в том числе принадлежавшее Дракулешти, могла потягаться с товарищами из других стран Европы.

Последний тост был провозглашен в тишине - встал Крестовский:

- За тех, кому уже так не собраться, тех, кто  выходил с нами на поле боя и остался там, чтобы мы жили и довели дело до конца. За павших, которые живы в наших сердцах и памяти.

Все встали. Крестовский и Дракулешти  на секунду встретились взглядами, губы беззвучно прошептали имена - эти двое знали потери друг друга.

Отец. Раду.
Ольга. Элисон.

И выпили в молчании. Каждый в этом зале мог бы назвать слишком много имен. И именно поэтому это были те люди. которые не будут отступать или  прятаться, если надо встретить опасность лицом к лицу. Краткое застолье подошло к концу и теперь генерал и полковник пригласили всех в нижнюю часть замка, проще говоря, в подземелья. Они шли по коридорам, которые, судя по виду, помнили еще пытки Средневековья... Пока перед ними не отъехала часть стены, пропуская во вполне современное штабное помещение с большой электронной картой на стене.

- Добро пожаловать в штаб Восточноевропейского Блока. Именно так пока все задуманное называется. - Хорстич взял на себя роль рассказчика, - Штерн, вся эта идея, если, конечно, не говорить о многовековых войнах, родилась не здесь, а весьма давно, когда в Сербии правили поганые Обреновичи, плясавшие под дудку Австрии. Как у нас говорят, сербом быть хорошо, но трудно. Терпели мы долго... Но в одну  темную ночь все, в ком еще была жива гордость, кто не хотел становиться холопом австрияков - они восстали, вошли в Конак - дворец сербских королей - и вышвырнули оттуда последнего Обреновича и его шлюху. Через окно. Почему именно этот эпизод нашей великой борьбы за свободу я вспомнил? - Генерал улыбнулся зловеще, - Потому что среди них был мой отец. И его дед. - Взгляд генерала недвусмысленно указал на Алекса, - Серб и русский... Ну то есть не совсем, мать Владимира Крестовского была родней Хорстичам и сгинула за свободу Родины своей в башне Нейбоша. Так что пришел он мстить за мать, но  идя в конак, знал - дело его правое, ибо русские всегда были друзьями  сербов. Так наши семьи кровь повязала навеки.

Наступила тишина. А потом ее прервал Алекс:

- Да, так оно и было. Они не похвалялись этим, но все кто верен делу,  знали и помнили, как стоит поступать, если все зашло слишком далеко. Совершить злое дело, не побоявшись стать цареубийцами, но отстоять народ и землю. Настало время и нам последовать примеру предков - тряхнуть устои власти, чтобы устояла Родина. Говори, Конрад, о своем деле - теперь ты знаешь, на что мы готовы.

Примечание:
История позаимствована из романа В.Пикуля "Честь имею". Грешен, не удержался эпичности ради.

Отредактировано Alex Cross (2014-02-12 01:02:53)

+2

11

Когда заговорил Крестовский, офицеры шестой дивизии уважительно поднялись со своих мест, держа в руках стопки с крепким напитком, на вкус напоминавший бренди. Слова  "красноплечего" не удивили Штерна, который потерял не мало хороших солдат, сражаясь на Дальнем Востоке и в Арденнах, но...
"...до тех пор, пока я не потерял кого-то из близких, я не пойму того, что сейчас чувствуют Александр и его отец. Что-ж, поднимем стопки в память о тех, кто погиб, выполняя свой долг. Ибо нет большей чести, чем отдать свою жизнь в уплату долга верности перед отчизной."
Поймав взгляд Александра, немец убедился в том, что его подозрения были верны. Прошло уже больше двух лет с тех пор, как не стало Ольги Рысевой, но Крестовский так и не смог избавиться от тоски по женщине, которая умерла у него на руках.
"Сожалею, старый товарищ. Но я обещаю, что жертвы прошлых сражений не будут забыты. Ведь если бы не смерть твоей женщины, разве я бы задумался тогда о том, стоит ли слепо следовать приказам... Ведь нас так учили, германских офицеров. Исполнять приказы, не задавая лишних вопросов и требовать того же от своих солдат. Благодаря железной дисциплине наша армия остаётся сильнейшей в Европе. Что-ж, я не собираюсь менять старых традиций, вот только теперь приказы будет отдавать генерал Мантейфель, а он никогда не бросал своих солдат умирать ни за что. Союзников тоже."
Они выпили молча - трое мужчин и три женщины. Эти люди были готовы идти до конца, пусть даже придётся непросто.
- Трудно поверить, - спускаясь в подземелье, Штерн поравнялся со своим старым товарищем, - но я начал думать о "Валькирии" после смерти твоего командира, Александр. Теперь, я понимаю к чему шёл так долго. И не надо ломать мне челюсть, если нас всех поставят к стенке после неудачной попытки заговора.
Спустившись в средневековые темницы, немец почувствовал себя неуютно. Конечно, если бы его собирались предать, то Крестовский не стал бы так извращаться и решил бы проблему достаточно радикально, ещё по дороге к замку. Но то, что Восточной Европой управляют из старинных пыточных камер, стало для германского генерала неожиданностью.
"В прочем, чего ещё ждать от женщины, которую сравнивают с Владом Цепешем... После британских солдат, медленно умирающих на кольях, я не должен был удивляться."
- Я вижу, что у вас уже есть опыт, - усмехнулся Штерн, - что-ж, не стану тратить время на формальности и скажу прямо - совет пятидесяти больше не может управлять Евросоюзом. Операция "Валькирия" это в первую очередь заговор с целью военного переворота в Германии и последующего объединения ЕС. Тёмная сторона заключается в том, что мне пришлось пойти на соглашение с его высочеством Шнайзелем. Британия предложила мне привелегии, в том числе право на создание Особой Административной Зоны в Германии. И прежде, чем полковник Дракулешти посадила меня на кол, - Штерн примирительно поднял руки, - когда я договаривался с принцем, за моей спиной не было никого, кроме верных мне солдат, офицеров и генерала Гота. Ситуация изменилась, когда меня поддержал генерал Мантейфель. Если мы сможем установить в ЕС военную диктатуру и объединить его при этом не утопив в крови... Тогда Британии придётся признать нас, но не как часть Империи. Штабс-адъютант Ривер скажет вам почему я хочу прекращения войны, а я бы хотел обмолвиться парой слов с майором Крестовским.

+1

12

Ривер некого было вспоминать за этим тостом. Своих родителей она не помнила, а те, чьи жизни ей пришлось прервать, дабы очистить ряды Шестой Бронетанковой от нелояльных Штерну, сделали свой выбор, их лица были забыты... Лишь умоляющий взгляд небесно-голубых глаз, когда она перерезала горло их владельцу...
Даже не моргнув, агент молча приняла этот приятный яд. Ей не грозило опъяннение - всё-таки, это был не абсент. А вот за генерала она немного волновалась, ведь Штерн умудрился напиться вином и шампанским. Кинув на Штерна несколько обеспокоенный взгляд, Лиза дождалась, когда все направятся в подзмелье и последовала за ними.
Воистину, замок впечатлял не только убранством, но и размерами. А уж пыточные камеры... казалось, если прислушаться, то можно отдалённо услышать полные боли вопли. От мысли о пытках стало немного... не по себе. Ведь по слухам, её отец погиб на задании, попав в плен ко врагу и скончался под пытками, так и не расколовшись. Что если его замучали в таком же месте..? А может, здесь же?
"Глупости... он ведь не был здесь. Ведь... не был, не так ли?"
От мрачных размышлений девушку оторвал Конрад. Ещё мгновение потребовалось, чтобы вникнуть в ситуацию. Поправив очки, которые она всё ещё носила по привычке и довольно мило улыбнувшись, шпионка выступила вперёд и, сложив руки за спиной, слегка кивнула.
-Позвольте предтавиться. Элизабет Ривер, агент Департамента Тайной Разведки Священной Британской Империи, а так же штабс-адъютант генерал-майора Штерна.
Смысла прятаться уже не было - Крестовский-младший был осведомлён, а Дракулешти рано  или поздно узнает. Но насколько Лиза понимала, наследница Дракулы была женщиной рациональной. Это Александр сгоряча мог вышибить британке мозги. Хотя он знавал и адекватных британцев - Ривер знала о его отношениях с некой "Элисон". Врага нужно знать всегда... особенно если он может стать союзником.
-Но надеюсь, эта информация не покинет этого замка... хотя бы временно. Что же до мотивов моего генерала - всё просто. Когда Шестая Бронетанковая понесла большие потери, он дал слово своим солдатам и офицерам, что британская военная машина не изуродует Германию. Герр генерал поклялся закончить эту войну, поскольку Совет Пятидесяти её проиграл. Надеюсь, я всё верно изложила... - тут она тихонько откашлялась, пытаясь привлечь внимание Конрада, дабы он подтвердил слова своей подчинённой.

+1

13

- Даже так? Я никогда не считал что Ольга погибла зря, но... Она была бы довольна, узнав это. - Алекс все-таки уже  пришел в себя после ее гибели, остался лишь шрам в душе, который  временами болел. Скоро рядом с ним вместо свежей раны появится еще один. Наверное, человек может выдержать много таких потерь... Если он знает, куда и ради чего идет. Алекс знал. Конечно, в итоге все вышло не совсем так, ка он бы начал этот путь, но все же. Вот и сейчас они все были готовы для серьезного разговора и потому выслушали Штерна спокойно. Для Хорстича и Дракулешти не зря много лет прошли в интригах и заговорах, эхе того давнего. И они и сами думали о весьма разных вариантах будущего, зная, что не все смогу обеспечить так просто, в полной мере и в одиночку.

- А Шнайзель весьма изворотлив... Как и все педрилы. - Хорстич  от недуга под названием "дипломатичность" почти не страдал, не говоря уже о мифической заразе под названием "политкорректность", - Небось, ему бы колышек понравился, но его-то тут нет. Вариант общения с Британией мы учитывали всегда. Главное тут - не допустить к себе их войска и правительство. Остальное можно использовать. Чтож... Мантейфель - это приятная новость. Приятнее будет только Крестовский во главе России, а я свое место уже по факту занял. Так что давайте, обсудите что можете - и возвращайтесь.

Когда Ривер представилась по всей форме, Марина и бровью не повела, а вот у Бяченовой в глазах читался немой вопрос к румынке - нет ли во дворе свободного колышка или  дыбы в рабочем состоянии в соседней комнате? Все-таки патриотизм, вбитый в голову намертво, сильно сбивал мысли в ту сторону, что клятых британцев надо истреблять любыми доступными способами, причем чем страшнее способ, тем предпочтительнее. Особенно тех, кто притворялся своими.

- Я вас слушаю. Но только ради командира.

- Который следствие того, что она полезна, как и ее венценосный  содомит с его кобелиной-папашей, братцем-педофилом, милитаристкой-сестрой с хроническим недотрахом - куда ее рыцарь смотрит, а? - и прочей коллекций сдвигов по фазе под названием Императорская Семья Британии. - Улыбнулась Дракулешти, - Привыкай,  сестренка, это политика. В этих играх либо используют все, либо умирают. Резать глотки, идти на то, чего не хочешь, покупать и продавать - это тоже кто-то должен делать. Так лучше уж мы, чем кто-то другой.

Выслушав Ривер, обе женщины немного помолчали, потом Рита неожиданно сказала:

- Если его мотивы таковы, то это хорошо. Слишком мало достойных командиров стало сейчас.

Марина кивнула, все еще улыбаясь. Попробуй догадайся. что она там думает... Хорстич тоже был в достаточно веселом настроении:

- Если отловите совет, пришли-те нам кое-кого в гости. Я списочек напишу, у кого перед нашим народом должок. И если что, помогу сделать так, чтобы не убежали. "Черная рука"* достает далеко.

Крестовский между тем отошел в сторону со Штерном:

- Итак, что ты хочешь сказать именно мне?

*«Чёрная рука» (серб. Црна рука, другое название «Единство или смерть», серб. Уједињење или смрт) — южнославянская тайная националистическая организация, имевшая своей целью объединение различных южнославянских народов в одно государство. В реальности игры трансформировалась в разведочно-диверсионные силы Югославии и вообще славянских народов.

+2

14

- То, что я хочу предоставить тебе возможность быть в центре событий, когда всё начнётся. У твоего отца достаточно дел в России и Восточной Европе, но ему будет предложено место в совете генералов. Если ты будешь рядом, когда валькирия расправит свои крылья, я буду тебе благодарен.
Штерн действительно рассчитывал на то, что его союзники примут активное участие в государственном перевороте. Ведь это может стать козырем в переговорах с Шнайзелем. После того, как совет пятидесяти падёт, власть перейдёт в руки ветеранов, а старые германские генералы и их союзники удержат её. Несомненно, найдутся достойные люди и в вооружённых силах Италии, Франции и других странах Евросоюза, ведь совершенно бездарная политика совета пятидесяти привела к гибели сынов и дочерей каждой из европейских стран. И что в итоге - британская армия, разгромившая союзные силы на Ближнем Востоке и тень унизительного поражения над всем ЕС...
- Подумай над моим предложением, Крестовский. Это может стать звёздным часом для "красноплечих" и для тебя, - он хлопнул старого боевого товарища по плечу, - знаю, ты никогда не играл на камеру, но если ты хочешь что-то изменить, недостаточно быть командиром батальона солдат. Старые офицеры, такие как генерал Мантейфель или твой отец уже сделали многое для ЕС и пришло время нам вернуть этот долг.
Сказав это, немец развернулся и, предоставив Крестовскому собраться с мыслями, направился к штабу, где его штабс-адъютант развлекала союзников просвещённой беседой. Поймав взгляд Марины Дракулешти, он поспешил объяснить ситуацию, ибо его задница не собиралась знакомиться со старой доброй славянской казнью. Человек, прошедший через две жестокие войны плечом к плечу с Отто Пфицегентаклем не должен был этого бояться, но...
- Союз с Британией необходим чтобы обеспечить безопасность ЕС во время войны, которая неизбежно начнётся после падения совета пятидесяти, - мрачно признался Штерн, - я постараюсь обойтись малой кровью. И прежде чем вы спросили какого лешего я доверился его высочеству Шнайзелю, взгляните на Атлантический Вал и расположение верных мне германских дивизий. Мы готовы к предательству со стороны британцев. И не простим этого, гарантирую.

+2

15

- Мы с отцом это уже обсудили. - Ответил Крестовский, - В России тоже хватает дел... Но мой батальон, если помнишь, не просто так имеет дополнительную роту. Благодаря этому он легко делится на два самостоятельных подразделения. Одно, с Новиковой и Рудиным, получит отец, а с Кисараги и Кошкиным я отправлюсь к тебе. Усилишь их танками и прочим, - будет самое то.

Действительно, батальон был более известен жестокостью, но на деле  еще и пробовал нестандартные тактические решения, заимствуя таковые где только можно или изобретая самостоятельно. Например, команды из четырех найтмеров у ЮАР - Алекс отработал такую технику, но потом сразу же заменил последовательно на разные составы - и меньшие, и большие - пока не убедился, что бойцы способны перестраиваться на ходу. Тактика не должна быть угадываемой, и кто знает, не придется ли сражаться с бывшим союзником. Вот тогда и будет ему сюрприз.

- Нас готовили к этому - вольно и невольно. И ты прав, если хочешь что-то изменить - надо просто взять в свои руки возможность это сделать. - Мрачно усмехнулся Крестовский, - Я начал понимать это на Вакканае. Бессмысленная бойня, где предательство сделала бесполезной храбрость солдат... Это не должно повториться. Так что повоюем.

Разговор опять вернулся к карте и возможным раскладам. Хорстич кивнул, соглашаясь со Штерном:

- Знаем. Что до нас... Югославская армия всегда считалась оборонительной. И не без причин. Тот, кто сунется к нам, получит горящую под ногами землю, которая веками готовилась к партизанской войне. Именно ею занимаются наши подразделения на всех фронтах, так что вы знаете, как хорошо мы это умеем. И еще... - Генерал  подмигнул, - А еще... Не думаю, что макаронники рискнут  возражать, когда   на другой стороне Адриатики будут готовые к отправке десантники и русские бомбардировщики на наших аэродромах. Впрочем, не о них я беспокоюсь. Марина!

Дракулешти что-то переключила  на карте и страны Восточной Европы и южных регионов подсветились цветом от зеленого до красного.

- Смотрите. Югославия и Болгария стабильно наши, Румыния получила многое и потому тоже надежный член блока. Украина никуда не денется из орбиты России, Белоруссия и подавно. Греки согласны на высокую автономию, и тогда они с нами. Дальше начинаются сомнения - это "желтый" сектор. Словаки могут присоединиться, но венгры и чехи довольно сильно клонятся к западу, я бы не рискнула предположить, что они выберут. Прибалтику забирать вам, она для нас в красном секторе. Польша... Тут опять же нет уверенности. - Она отошла к другой части карты, - Основная наша проблема здесь. Турки неожиданно стали надеждой исламских народов и только наступление британцев - которое русским тоже придется отражать на южных рубежах - не позволит им развернуться на Балканы. Так что тут придется очень  хорошо сыграть. Как и играл мой предок, рискуя всем.

+1

16

- Мне хорошо известно о позициях югославской армии на Балканах, генерал Хорстич, - заметил Штерн, - но возможность переброски российских аэродромов для удара по лояльным совету пятидесяти итальянским подразделениям я хотел бы использовать. Не думаю, что дойдёт до этого, - немец бросил задумчивый взгляд на карту, на которую были нанесены в числе прочего и альпийские подразделения германской армии, - я планирую перебросить к границе с Италией одну бронетанковую и две пехотные дивизии, но мясорубка в Альпах не входит в мои планы. Поэтому, если ваши самолёты смогут обеспечить нашим итальянским союзникам поддержку с воздуха, это поможет сохранить жизни многим итальянским и германским солдатам.
Действительно, даже если совет пятидесяти будет уничтожен, сохранившие верность старому режиму войска попытаются взять под контроль ситуацию в Италии. Вот только, югославские десантники смогут высадиться на противоположной стороне Адриатики быстрее, чем итальянцы мобилизуются для отражения этого удара. Не говоря уже о том, что подобная выходка станет полной неожиданностью для командования лоялистов.
- Полковник Дракулешти, я не хотел бы обсуждать раздел Европы сейчас, - вздохнул Конрад, мрачно созерцая карту, - вернёмся к этому разговору, когда с советом пятидесяти будет покончено. В конце концов, сначала нужно взять под контроль ситуацию в Западной Европе. К тому же, британцы наверняка увязнут в Турции, армия которой пусть и уступает в технологиях сильнейшим западным державам, но достаточно многочисленна, чтобы компенсировать это. К тому же, их наверняка поддержит то, что осталось от армии Ближневосточной Федерации и Корнелии какое-то время будет не до вторжения на южные рубежы России и её союзников.

- Самолеты будут на позиции, когда понадобятся. - ответил Хорстич, - Это неизбежная мера, так как короткая дистанция работает в обе стороны. Кроме того, мы поможем на уровне разведки... Чем сможем.
Алекс кивнул:
- Действительно, сейчас главное быстро обезвредить совет. Так что, Штерн, лучше поскорее выясни ближайшие к нам точки, где нужно будет вмешательство, кроме Италии. Наши зоны ответственности ты знаешь.
- Готовности нанести удар по Италии будет достаточно, - генерал-майор твёрдо решил избежать ненужного кровопролития, а потому не хотел вовлекать югославскую армию в вооружённый конфликт. Старые обиды не так просто забыть, так пусть русские бомбардировщики будут дамокловым мечом, занесённым над головой итальянских лоялистов, не более.
- Ах да, позаботьтесь о том, чтобы сведения о расположении бомбардировщиков "случайно" попали в руки итальянцев.
Обычная военная хитрость, к которой собирался прибегнуть Штерн заключалась в том. что использовать самолёты скорее всего не придётся. Но даже если они поднимутся в воздух их целью будет продемонстрировать, насколько Италия уязвима, а не бомбить её. Когда русские самолёты пронесутся над Римом, а германские танки колоннами потянутся к столице Италии, лояльное совету пятидесяти правительство капитулирует. У него просто не останется выбора.
- В точку.  К тому же, эти самолеты и в другом месте пригодиться могут, так что... Придраться итальянцы не смогут, а намек поймут. - Улыбнулся генерал, - Уж это мы обеспечим. Разведка уже начала пару операций... Вот как раз туда и включим этот пункт.
- Что-ж, вернёмся к делам насущным, - невесело усмехнулся немец, - дни Турции сочтены, вскоре она станет Сектором 16, - мрачно заключил Штерн, - и, да простит меня Бог, мне всё равно. Сейчас мы должны позаботиться о наших европейских границах, быть готовыми к предательству со стороны Шнайзеля. Но я всё-таки хочу узнать, что вы хотите в обмен на предлагаемую помощь?
- Увидим. Турки не так уж слабы... Иначе мы бы уже водрузили на Святой софии православный крест. Свое дело они сделают, а мы им слегка поможем. - Хорстич, похоже, знал достаточно. - В принципе,  нам от вас пригодится помощь со стороны моря, особенно средиземного и взаимодействие с вашей разведкой. Есть основания полагать, что  среди верных совету есть подозрения насчет наших планов и предпринимаются меры.
- Контрразведка ЕС будет играть против нас, - поделился своими опасениями немец, - а помощь со стороны британцев я не могу гарантировать, не считая моего адъютанта.
- Да. Ну, тут уж что можем, то можем. Не забывайте сообщать критичную информацию. В принципе, нам просто надо прикрывать друг другу задницы. - Пожал плечами генерал, - И. думаю, этот момент мы поняли. Так что начнем налаживать нормальную связь, а пока...
- ...Пока что вы мои гости. - Улыбнулась Марина, - замок к вшим услугам, отдохните хорошо перед дорогой. Могу провести экскурсию.
Значило ли это то, что гостей не сажают на кол, хозяйка замка не уточнила. Что-ж, оставалось только надеяться на то, что страшные сказки хотя бы на эту ночь вспомнят о совести и останутся строчками на покрытых пылью страницах. Если подумать, в каждой старшной истории так или иначе есть доля правды. И от этого они кажутся ещё более жуткими.
- Я благодарен за гостеприимство, - неожиданно для себя, немец улыбнулся, - и я был бы непротив осмотреть ваш дом, полковник. Дело в том, что он совершенно не похож на мой альпийский замок, но я неплохо разбираюсь в архитектуре этой эпохи...
Действительно, Штерн уже ловил себя на мысли, что мысленно прочертил в голове карту мрачного замка Дракулешти, он знал как в стенах протянуты трубы, где водосток, предполагал нахождение тайных комнат и ходов. Такие замки таят в себе множество загадок. Некоторые - неизвестны даже хозяевам. Например, однажды Хильда нашла в доме Штерна потайную комнату, случайно нажав на выступающий камень в стене библиотеки...
- Вот и отлично. Алекс вряд ли увидит что-то новое, но не оставлять же его  одного. - Усмехнулась румынка, - Идемте. И смотрите, не отставайте. А то я ни за что не отвечаю.

+1

17

Слава Богу, как говорится. Обошлось. Часть сознания тихонько пищала, ожидая предательства и нападения после всех этих слов и откровений, но собеседники оказались разумней. Может, они и не были такими варварами, какими казались... Но ведь всегда стоило быть начеку, ожидая удара в спину.
Даже от своих. Особенно от своих...
Первое время, жить, находясь в постоянной паранойе, было тяжеловато. Но постепенно к этому привыкаешь. Это становится частью твоей натуры. Но есть и обратная сторона: даже к тем, кто искренне желает тебе добра, относишься с подозрением. Один неверный шаг и доверие полностью улетучивается... а восстановить его почти что невозможно.
И что самое страшное, от этой черты разведчица врят ли когда-либо избавится. Такова её работа - вечно смотреть в тени, ожидая, когда те обнажат свой кровожадный оскал. Смотреть в приветливые лица и искать в действиях злой умысел. Ведь когда занимаешься подобным, естественно ожидать того же.
Даже теперь, когда, казалось, всё было позади, Ривер несколько напряглась, когда генерал согласился на экскурсию. Мало ли, куда их заведут, что могут сделать... И чёрт побери, так хотелось заставить инстинкты заткнуться...
-Было бы действительно интересно... а так же, если можно, где гостевые комнаты.

+1

18

Алекс подвоха не ждал - что бы там ни думала британка, разведчики это своя особая каста и мыслят в основе одинаково, поступая рационально. То есть резать глотки и предавать будут только если не видят иного выхода или рассчитывают получить выгоду. А в данном случае благодарности от Совета ждать будет только клинический идиот, Штерн же нужен, чтобы славяне могли разыграть свои карты. Так что экскурсия была именно экскурсией - пыточные орудия не носили следов недавнего применения, хоть и были к нему готовы. Марина подходила к вопросу строго - оружие должно быть готово к бою, орудия пыток - к пыткам, пусть даже и то и другое устарело безнадежно. Именно она еще в детстве приохотила Крестовского к историческому фехтованию в отнюдь не театральном варианте, что неожиданно пригодилось потом при пилотировании и при дуэли с Элизабет.

И пока они шли мрачными коридорами или торжественными залами, шел рассказ о давних временах, когда кровь щедро поливала эту землю и камни этого замка. Кто знает, точно ли тут жил Дракула? Никто. Но его легенда прижилась в этом месте, как и его потомки, так почему бы и нет? Дракулешти веками обживали это место, наполнив его реликвиями прошлого и новыми тайнами. Не зря, ох не зря именно Бран облюбовали разведчики и заговорщики сейчас. А Марина рассказывала и легенду. и правду. которые так переплелись. что уже не разорвешь, не разделишь. страшное. жестокое, но в то же время притягательное время словно бы возвращалось вместе с ее  мягким и в то же время твердым голосом, рассказывавшем о великих воинах и кровавой борьбе  славян и европейцев против  турок и друг с другом.

О да, она отлично знала это время, как будто сама там родилась. Стоит ли удивляться, что пара часов пролетела незаметно? инастала пора отдохнуть. Марина ухмыльнулась:

- Сашка, тебе твоя прежняя комната, сам найдешь. Ритку рядом поселим, вы уж сами разберитесь. - Хихикнула, - Хорстич, ты тоже не маленький. - И коварно посмотрела на Штерна и Ривер, как раз дождавшись, пока остальные начали расползаться, - Вам комнату с однок кроватью или ключи от одной камеры пыток одолжить? Чтобы не скучали?

+1

19

- Значит, гостевые покои в Вашем замке, госпожа Дракулешти, только с двуспальными кроватями, - меланхолично спросил немец, бросив обречённый взгляд на коварную британку, сопровождавшую его. Он не строил иллюзий относительно своей судьбы этой ночью, поспать врядли удастся, ибо нужно внести поправки в "валькирию" согласно решению, принятом на совете с генералом Хорстичем. Вот только, командир шестой дивизии предпочёл бы для работы отдельную комнату, или даже кабинет, но никак не спальню с одной кроватью, тем более, с Элизабет Ривер.
"Что-ж... Придётся отложить работу над "валькирией" на дорогу. Если, конечно, британка не свалится спать раньше."
- Если мне нужно будет допросить пленных, я непременно воспользуюсь Вашим гостеприимством, - немец улыбнулся, - но сегодня я бы не отказался от постели, не важно двуспальная она или нет.
Спокойный голос и практически безразличный взгляд не оставляли сомнений - разведчице придётся "скучать" в компании своего командира.

+1

20

Элизабет прекрасно улавливала и тон своего командира, и его взгяды... Он опять надумал работать. Порой разведчица не понимала, на кой чёрт она с ним носится, словно курица. Да, он был нужен живым и здоровым, полным сил... но этот человек отличался поистине дьявольским упрямством. Обречённый взгляд с его стороны был встречен осуждающим поверх очков. Нет уж. Дудки. Будет спать, как младенец. Хватит с неё его попыток поспать в машине полчасика. Этот придурок работает на износ уже, сам того не зная... или не признавая.
-Н-да? А знаете, как лечили раньше головную боль? Устраивали трепанацию черепа. И ваша извечная головная боль подождёт, генерал, если вы не хотите оказаться с мозгами наружу. - сурово процедила шпионка. Под мучавшим Конрада недугом она подразумевала "Валькирию". Он носился с ней, как с ссаной тряпкой. Нет, с одной стороны, понятно - его детище, да и он ответственный до чёртиков. Ещё и немец, что только усугубляло ситуацию. -Я уверена, что у госпожи Дракулешти найдутся все необходимые приборы для этой операции, если что. Не сможете спать сами - дам снотворного или вырублю. Выбирайте.
Тут она одарила Штерна очаровательнейшей улыбкой, однако взгляд оставался совершенно серьёзным. Если понадобится, она этого трудоголика привяжет к этой треклятой кровати. Издеваться, а-ля Курцман, она не собиралась, но оторвать от работы генерала было просто необходимо.
-Что до двуспальной кровати, меня это не смущает. Если придётся, вздремну на диване.
Впрочем, гораздо предпочтительней было спать именно там, где положено. Да и в замке холодно, даже с каминами и отоплением. Разве плохо иметь под боком тёплое тельце, согревающее постель?

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 07.10.17. Уик-энд в Валахии