По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 06.08.17. Ах, сударыня, когда мы с вами вместе...


06.08.17. Ах, сударыня, когда мы с вами вместе...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Дата: 06.08.17
2. Время старта: 14:00
3. Время окончания: 16:00
4. Погода: 6 августа 2017 года
5. Персонажи: Дункан, Наннали
6. Место действия: Академия Эшфорд
7. Игровая ситуация: Первое знакомство Наннали и Дункана.
8. Текущая очередность: Дункан, Нана

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

0

2

Мария Кэмпбелл не отличалась  выдающейся физической формой, но кресло Наннали было современным и удобным, так что даже Мария справлялась успешно,  помогая обретенной  здесь подруге добраться до кафе Академии. Возможно, Мария и была ревнивой, слегка вредной - поскольку дело предков старшие сестра и брат продолжали, то младшенькую баловали и воспитывали не так сурово -  и вообще не подарком, но в то же время она была очень добрым и отзывчивым человеком, особенно по отношению к тем, кто действительно серьезно пострадал в этой жизни, которая для нее была практически безоблачной и приятной благодаря заботе близких. Поэтому толчком для близкого знакомства с Наннали Ламперуж было сочувствие... Которое быстро сменилось уважением и искренней симпатией. Она видела, что Наннали очень мужественно переносит свое состояние, в то время как сама Мария при одной мысли о невозможности ходить и видеть испытывала ужас. Эта девушка была, по ее мнению, очень храброй - такой как папа или брат. Правда, Кэмпбелл не слишком забивала себе голову сложными мыслями, а просто с удовольствием общалась с Наннали. К тому же, если ей действительно повезет и сегодня именно тот день... Тут бы от счастья не помереть. Братик ведь обещал зайти. И тогда она, наверное, их познакомит... А пока Мария нашла для себя и Наннали столик и спросила:

- Что тебе принести? Я мигом.

Между тем, ничего не подозревая об ожидающей его встрече, курсант последнего курса военного училища Нео-Токио Дункан Кэмпбелл пересек границу территории Академии и отправился на поиски сестренки, назначившей ему встречу в кафе. Проблем с проходом не возникало...  Разве что в итоге его порой осаждали подружки Марии, жаждущие познакомиться - как будто у них тут парней не хватает. Дункан, впрочем, совсем на них не злился. Девушки - это совсем особый случай и настоящий рыцарь (коим Дункан пока не был по статусу, но старался быть по духу) не должен на них обижаться из-за внимания, пусть порой и утомительного. Поскольку  он был не на службе, то носил только значок военного училища на куртке. И вот Дункан вошел в кафе, осмотрелся, и как раз увидел сестру. вернувшуюся к своему столику. возле которого уже сидела незнакомая ему ученица Эшфорда. Юноша только подойдя поближе, заметил, что ее глаза закрыты, а сидит она в инвалидном кресле. На мгновение он почувствовал  жалость - ведь она была такой молодой, но в то же время обреченной нести последствия какой-то беды...  Но  видя выражение ее лица - такое спокойной и доброе - он скорее был поражен. Такое ощущение было, что она вовсе не чувствовала себя искалеченной, не думала об этом. Раздумья прервала Мария. которая моментально засекла брата и сразу же на нем повисла - до сих пор вела себя как ребенок, но можно понять - до поступления в училище брат редко покидал ее надолго. так что в таком отношении была и доля его вины. Впрочем, Мария быстро опомнилась и потащила Дункана к столику. сразу же перейдя к делу:

- Наннали, это мой брат Дункан. Братик, это Наннали Ламперуж, моя подруга. Я надеюсь, вы подружитесь. - Немного категорично заявила она. Дункан был смущен. но быстро собрался и  поприветствовал девушку. Мария рассказывала о ней немного. но не упоминала о том. что Наннали  инвалид... хотя какая разница. Человека определяет не это.

- Здравствуйте, мисс Ламперуж. Я рад знакомству с вами. - Он не был уверен, как надо общаться со слепой, поэтому постарался вложить все в интонации. Правда. чтобы проявлять дружелюбие, Дункану не стоило особо стараться - это как-то само собой получалось...

Отредактировано Duncan Campbell (2013-10-17 00:09:12)

+5

3

- Здравствуйте, мистер Кэмпбелл, - легко и дружелюбно ответила Наннали. Мария столько рассказывала ей о своем брате, что, казалось, Наннали теперь знает о нем абсолютно все: рост, вес, цвет глаз и волос, любимую одежду и манеру поведения. По поводу последней, к слову, Мария не обманула: он действительно был очень вежлив и мил, хотя и казался немного растерянным. - Я рада знакомству с вами.
- Спасибо... Мария, наверное, вам уже рассказала все что могла? Предупреждаю, она меня перехваливает. - Юноша догадывался о том. как себя обычно ведет его сестра, хотя в этот раз был удивлен, Мария не торопилась при первых же признаках внимания брата к другой девушке превратиться в ревнивую мини-фурию, наоборот, даже не стала возмущаться тем, как брат охарактеризовал ее, - Хорошо что у нее здесь уже есть друзья.
Наннали тихонько рассмеялась.
- Вы правы, я о вас наслышана, - не стала лукавить она, невинно улыбаясь. - А вы учитесь в?..
- В военной академии Нео-Токио, отделение пилотов. - Судя по словам Наннали. Мария еще не успела ей надоесть или же его собеседница обладала ангельским терпением, - В нашей семье старшие дети почти всегда военные.
Наннали кивнула: общее образование позволяло ей распознать фамилию собеседника. Его род уходил глубоко в века, и хотя Наннали и не могла сразу навскидку назвать, чем они так известны, военная карьера для сыновей любого знатного рода была делом вполне естественным.
- Вы будете рыцарем?
- Если окажусь достойным. - Скромно ответил Дункан, который не любил хвалиться заранее, хоть и надеялся на лучшее. - Все-таки я еще даже в настоящем бою не был.
- Но он себя покажет! - Гордо вскинула нос Мария, усаживаясь рядом с Наннали и пододвигая ей и брату клубничный лимонад со льдом и мятой: напиток сладкий, но освежающий. Самое оно для такой жары.
- Не сомневаюсь, - легко согласилась Наннали, улыбаясь подруге.
- Мария... - Дункан успокаивающе потрепал сестру по голове, явно уже привычный к ее отношению, так что в голосе было не раздражение, а тепло, - Ну вот как при такой поддержке не стать... Правда, она и мне о вас рассказывала. И только хорошее.
- Правда? - Переспросила Наннали неуверенно, едва заметно краснея. - Я не знала...
Стремясь скрыть смущение, она протянула руку вперед, в поисках стакана с лимонадом - но сделала это быстрее, чем следовало бы, промахнулась и сбила стакан локтем.
- Простите, пожалуйста, - сокрушенно пробормотала она, беспомощно прижимая ладони к груди
Дункан, в отличие от девушки, сразу понял, что может произойти и успел если не вовсе предотвратить падение, то все же перехватить стакан, почти в полете. Лимонад был спасен и юноша вернул его Наннали, при этом непроизвольно коснувшись ее руки: - Все в порядке.
- У вас удивительная реакция, - потрясенно прошептала она, принимая стакан. - Спасибо большое...
- Я же говорила - Дункан лучший, - довольно пропела Мария.
- Не за что. - Хорошо хоть Наннали не могла видеть, что это он еще и левой рукой сделал, хотя, вероятно, про его обоерукость тоже ей рассказала сестра, - Приятно использовать свои навыки в мирных целях.
- Это верно, - улыбнулась Наннали, но уже погрустнев: ей было печально от того, что люди убивали друг друга. И что этому хорошему и приятному молодому человеку, скорее всего, тоже придется кого-то убивать... Теми же самыми руками, что он только что поймал стакан и коснулся ее ладони.
Наннали опустила стакан на колени и сложила на них же руки.
- Мария, у тебя сегодня еще будут занятия?
На беззаботной и довольной мордашке младшей из Кэмпбеллов отразилось философское раздумье... Потом она даже подскочила.
- Ох, я же обещала Джейн помочь ей с занятиями... О горе мне. - Пристально посмотрела на Дункана, - Братик, ты ведь позаботишься о Наннали?
Дункан мог только одно сказать:
- Разумеется, Мария. Я в ее полном распоряжении с этого момента. Беги, я же знаю, что уже опаздываешь. - Мария, взяв с места резкий старт - на физкультуре бы так бегала - испарилась...
- Она очень активная и добрая, - улыбнулась Наннали, зная, что Мария их оставила одних.
- Да. Если честно, мы ее в семье очень баловали, поэтому я рад, что это Марию не испортило. С момента поступления в Академию я уже не могу быть с ней рядом так же много, как раньше. - Признался неожиданно для себя Дункан, - Вот потому я и рад, что она не теряется и находит таких хороших друзей.
- Что вы, - вновь смутилась Наннали. - Мария очень заботливая. Это мне повезло, что она помогает мне.
- Да, теперь моя очередь ею гордиться. - Юноша был серьезен, - Только... Когда о вас рассказывала, мне даже в голову не приходило, что вы нуждаетесь в помощи. Скорее с ее слов она многому у вас училась. И. кажется, я понимаю, почему.
- Мы довольно часто делаем уроки вместе, - смущенно проговорила она, опуская лицо. Стакан с лимонадом приятно холодил руки. - В Академии почти нет книг для слепых, так что Мария иногда читает мне вслух.
Она так спокойно и вскользь произнесла слово "слепых", словно это был непринципиальный фактор. Как плохая погода или подхваченный на прогулке насморк: досадно, но не настолько плохо, чтобы не то что расстраиваться - вообще обращать на это внимание.
Именно об этом Дункан и думал сейчас. Наннали была мало того что парализована, так еще и слепа... Неудивительно что Мария так о ней думала и постепенно менялась, видя перед собой пример человека, у которого, казалось бы, отняты все радости нормальной жизни, но несмотря на это, не утрачена способность радоваться и отдавать тепло другим.
- Я тоже с удовольствием что-то сделаю для вас, когда буду здесь, как сегодня.
- Спасибо, - Наннали протянула руку на голос, желая коснуться ладони Дункана. - Вы здесь, и я уже рада.
Юноша догадывался, что его собеседнице может быть мало одного его голоса, поэтому сразу протянул руку в ответ, коснувшись ладошки Наннали.
- Мария еще не скоро вернется нас искать... Может быть, допьем лимонад и прогуляемся?
Тепло его ладони придало ей уверенности: его сердце было сильным и честным. Ее же сердечко против воли забилось в груди.
Кажется, теперь она понимала Марию с ее вечными воздыханиями о брате.
- Я буду счастлива прогуляться в вашей компании, мистер Кэмпбелл, - улыбнулась она, даже не делая попыток скрыть смущенный румянец.

+6

4

Видеть ее смущение было все равно приятно... Это была словно атмосфера вокруг девушки, умиротворяющая и чистая. Наверное, он не единственный, кому так легко и приятно находится рядом с ней и обязательно захочется ее снова увидеть. Даже с ходу не верилось, что Наннали знакомы такие эмоции как злость или печаль. Хотя вряд ли это так. Нельзя пережить такое - правда, он не был уверен, врожденное это или результат травмы - и не испытывать  таких чувств, зная, что другие могут то, чего никогда не сможешь ты. Но можно преодолеть. Дункан чувствовал, что надо быть очень внимательным, чтобы не совершить ошибки - Мария, видимо, была права, когда  рассказывала о Наннали как о всех остальных, без оглядки на ее травму. Именно так и стоило относиться к ней - ведь она сама так себя вела и даже спокойно говорила об этом. Даже казалось, что Наннали взрослее, чем он. Вспомнилась Ирэн Уайт с их курса, с которой произошел несчастный случай на тренировке, положивший конец ее военной карьере раз и навсегда - она ведь прямо сказала им, навестившим ее в госпитале, что лучше бы она погибла сразу...  И это были не временные эмоции, она действительно так думала и  в итоге замкнулась в себе, все меньше общаясь с друзьями - каково ей было видеть тех, кому, в отличие от нее, повезло жить и воплощать в жизнь мечты? Правда, ее было кому поддержать и не все уже было так плохо, но Дункан понимал, насколько близко пропасть отчаяния для таких людей. Наннали же скорее и сама могла вытащить из такой пропасти... Вот только все равно хотелось ее  оберегать и защищать.

Когда они покончили с лимонадом. Дункан осторожно выкатил кресло Наннали наружу и они направились в сторону парка при Академии. Между тем юноша вспомнил об одном обстоятельстве:

- Наннали... - Он незаметно назвал ее по имени, - У вас здесь есть близкие?

Мария все же не могла заботиться о Наннали постоянно, так что кто-то должен был быть рядом с ней.

Наннали даже почти не удивилась вопросу Дункана: все-таки, Мария была одной из немногих, кто не поклонялся культу личности Лелуша Ламперужа, а потому ничего удивительного, что подруга ничего не рассказывала о нем.

- Да, у меня есть брат, в старшей школе. Он мне очень дорог, - последние слова Наннали почти прошептала. - У вас с Марией есть еще братья или сестры?

Дункан про себя отметил что Лелуш, похоже, замечательный брат - Наннали говорила о нем не с такой восторженностью, как Мария о Дункане,  однако очень серьезно.

- Да. Наша старшая сестра, Диана. - В свою очередь рассказал он, - Она наша гордость - выбрала профессию военного врача и стала замечательным хирургом. Спасать людей на войне - нелегко. но  это великое дело.

- И правда, это очень важно, - согласилась она. Мысли ее вернулись к Лелушу: он мог бы многого достичь, он очень умный и талантливый. Но он не станет - и всему виной она,  девочка в инвалидном кресле,  которую он никогда не оставит одну. Наннали примолкла. Дункан заметил, что Наннали замолчала как-то внезапно. Возможно, он чего-то не знал и невольно разбередил ей душу своими разговорами. Лелуш явно заботится о сестре, не должно быть его упоминание печальным...

- Простите. Я чем-то вас расстроил?

-Нет-нет, все в порядке, - Наннали улыбнулась. Она едва ли кому-то когда-то осмелится рассказать об этих своих  пережиааниях. - Простите,  если напугала...

Похоже, ничего страшного не случилось, но все же Дункан в душе беспокоился. Правда,  в свою очередь, не стал  тревожить Наннали:

- Все в порядке, если с вами все хорошо.

- У вас очень дружная семья, - улыбнулась Наннали, возвращаясь к более приятной теме.

- Да. Кэмпбеллы не просто семья, это довольно большой клан  - в него входят, к примеру. МакГрегоры и другие семьи с общими шотландскими корнями. - Объяснил Дункан,  - У нас единственный путь  - держаться друг друга, что бы ни случилось.

- Точно! - Девочка тихонько рассмеялась. - Так вот, откуда я могла слышать вашу фамилию. У вас очень древний род, мистер Кэмпбелл.

- Да. И... - Дункан неожиданно  смог признаться новой знакомой в том, что его вело, - Во многом поэтому я и хочу стать рыцарем. Это не просто почетное звание, это шанс вернуть нам прежний статус, которого мы лишились после Эдинбургского Унижения.  Чтобы больше никто не считал нас не выполнившими свои клятвы.

Наннали подняла руку, коснувшись ладони юноши. Нет, она не хотела убедиться в его искренности: она искренне хотела поддержать его. Дункан говорил об этом так импульсивно и так страстно, что ей хотелось хоть как-то поддержать его.

- Вы очень сильный человек, - тихо сказала она, сжимая его ладонь. - Я уверена, что у вас это получится.

- Не думаю, что сильнее вас. - Дункан был очень благодарен ей за это прикосновение, он понял, что оно значило, то есть скорее почувствовал, - А что до нас... Наверное, мы повторяем путь основателя нашего рода - всегда делать нелегкий выбор между клятвами, долгом и честью. Мария, наверное, уже рассказывала вам эту легенду?

- Она была так увлечена вами, что не успела мне ее поведать, - Наннали отпустила его руку: и хотя он никак не ответил на это прикосновение, ей казалось, что на душе стало намного теплее. Хотелось верить, что у обоих. - Вы могли бы рассказать ее мне?

- Хорошо. - Улыбнулся Дункан, останавливаясь рядом с деревом в тени и  присаживаясь на траву рядом с коляской Наннали, - Я поведаю вам об отважном воине Диармайде и прекрасной Грайне...

История лилась точно сказка - Дункан так ловко и интересно рассказывал, словно сам в будущем станет не военным, а шоу-меном. Наннали заслушалась: приятный голос собеседника, его расположение к ней и царящая вокруг них аура успокаивали и расслабляли. Казалось, они остались совершенно одни во всем мире, забыли обо всех невзгодах. Девочка иногда останавливала юного Кэмпбелла, задавала вопросы, немного шутила. В конце концов, она сама не заметила, как перешла с "мистер Кэмпбелл" на "Дункан", а с "вы" на "ты". С ним было так легко и свободно, словно она знала его всю свою жизнь - как брата или Сузаку. Он так же открылся навстречу ей, иногда делясь чем-то подчас сокровенным, а она чуть не плакала, сожалея о гибели Диармайда и боли его возлюбленной Грайне.
К концу истории Дункан и Наннали сидели, держась за руки.

- Это.. Очень грустная легенда, - тихонько сказала Наннали, сжимая тонкими пальцами ладони Дункана.

Юноша незаметно увлекся, ведь для него эта история была не просто легендой, а началом его семьи, Диармайд - образцом рыцаря, которым он хотел быть... Хоть тот и нарушил клятву королю. Но отвергнуть Грайне было бы злом. Отец когда-то рассказал сыну эту историю,  сказав, что истинный рыцарь должен уметь делать правильный выбор - даже если это тяжело и больно. А сейчас... Сейчас это закончилось тем, что  они с Наннали держали друг друга за руки.

- Да. Но красивая. Мама сказала мне в детстве, что мы - доказательство, что Диармайд и Грайне страдали не зря. Их любовь, храбрость и готовность пойти наперекор судьбе теперь живут в нас и служат нам примером. - Сказал он, но тут осмотрелся вокруг, заметив признаки вечера, - Ох... Уже довольно поздно. Наннали, прости что я совсем не слежу за временем. Где ты живешь? Я провожу тебя.

Отредактировано Duncan Campbell (2013-10-20 01:37:48)

+5

5

Действительно вечерело. Наннали не могла видеть темнеющего неба, но совершенно точно ощущала посвежевший воздух и прохладу.
- Мы с братом живем в здании студ.совета, - сообщила она, не сразу подумав о том, что Дункан едва ли знает все места в Академии. Девочка поспешила поправиться: - Милли говорила, что возле каждого здания есть карта местности, чтобы было проще ориентироваться.
Дункан в студсовете не был, но  достаточно ориентировался здесь, чтобы сообразить, где искать карту. Про себя он отметил что  здание студсовета не совсем обычное место жительства, но не придал значения этому.
- Я найду. Плохой из меня будет солдат, если я заблужусь в Академии... - Дункан и правда нашел искомое и направился по указанию карты, - Да... Наверное, тебе нечасто удается гулять так долго?
- Если честно, с тобой было так интересно, что даже не представляю, который сейчас час, - призналась Наннали, смущаясь.
- Темнеть начинает. - Признался Дункан. - Боюсь, твой брат будет на меня злиться... Виноват-то я.
- Я ему скажу, что все было с моего согласия, - рассмеялась она в ладошку. - Не беспокойся.
- Спасибо. Ты очень добрая. - Дункан тоже не смог сдержать улыбку, - И... Рядом с тобой как будто сам становишься лучше. Так спокойно и хорошо...
Наннали покраснела, опустив лицо и подняв руку, чтобы коснуться ладони Дункана.
- Мне с тобой тоже очень хорошо. И спокойно, как с братом, - едва слышно ответали она, краснея еще больше.
Хорошо что она не могла видеть, что Дункан тоже покраснел, слушая это честное признание. Ее искренности невозможно было сопротивляться, вот только  казалось, что и она чувствует, что он действительно вкладывает в слова... И прикосновения. Он  уже  как-то совсем естественно взял ее руку в свою.
- Я не знаю, куда  отправлюсь служить, но до тех пор, Наннали... можешь считать меня своим рыцарем. Договорились?
- Почту за честь принять вашу защиту, сэр Кэмпблелл, - игриво отозвалась девочка. - Получается, я совсем как благородная леди?
- Именно так. - Серьезно ответил Дункан, который был уверен, что если Наннали не заслуживает звания леди, то, наверное, никто не заслуживает... И тут же добавил: - Но лучше будет - принцесса.
- Принцесса, - Наннали улыбнулась, точно ей польстило это слово. Кресло остановилось - видимо, они прибыли к зданию студ.совета. - Когда мы сможем снова встретиться?
- Так... - Задумался Дункан, действительно прибывший на место, - Я точно бываю здесь каждую неделю, и еще бывают внеплановые увольнительные, как сегодня. Мария отлично знает, когда я свободен. Хм. Здание большое,  куда тебя отвезти?
- К главному входу. Сайоко там меня заберет, - кресло двинулось, и Наннали подумала о Марии. - Твоя сестра не будет волноваться, что ты пропал? И... она наверное на меня обидится...
- Сайоко? А кто она? Судя по имени - японка. - Дункан не любил слово "Одиннадцатые", помня о том. что  шотландцы тоже могли быть "номер такой-то", а на слова о Марии улыбнулся, - Если бы Мария обиделась, ты бы узнала об этом сразу же.  Она явно не против нашего общения, я-то ее знаю.
Слово "японка" прозвучало немного удивительно, но приятно: большинство британцев все-таки предпочитали "нумерованные" слова.
- Поверю на слово, - тихо рассмеялась Наннали на комментарий о Марии, и только потом рассказала про Сайоко. - Да, она японка. Она уже много лет присматривает за мной, и стала почти как член семьи.
Наннали говорила правду: за столько лет службы детям Марианны, Сайоко не раз доказывала не только свою лояльность, но и безграничную преданность, и проявляла при этом столь искренние заботу и участие, что иначе как членом семьи назвать ее язык не поворачивался.
Надо сказать, Дункан все же удивился. Он мог понять британца, хорошо относящегося к японцам, но вот у последних мало причин настолько  сближаться с завоевателями. Но что есть - то есть.
- Значит, она хороший человек. - Признал юноша, подвозя Наннали к главному входу, - И я буду спокоен, когда  верну тебя ей.
Сайоко не заставила себя долго ждать, практически сразу появившись на крыльце и подойдя к Наннали. Она не смотрела Дункану в глаза, как и полагается прислуге, и обратилась к Наннали.
- Наннали, ваш брат уже вернулся.
Девочка расплылась в довольной улыбке и кивнула, после чего вновь обернулась к Дункану.
- До скорой встречи, сэр рыцарь?..
- Простите за задержку. Я не хотел чтобы кто-то волновался за Наннали. - Извинился Дункан, и, коснувшись руки Наннали, - попрощался, - До встречи, моя принцесса. Спокойной ночи, мисс Сайоко.
Дункану и правда стоило поторопиться, если он хотел в следующий раз получить увольнительную.
- Он что-то знает? - Еле слышно спросила Сайоко, когда Дункан отошел на достаточное расстояние.
- Нет, - улыбнулась девочка своим мыслям и теплым воспоминаниям о хорошем вечере. - Это игра. Просто игра.
Только действительно ли просто?..
Эпизод завершен

+4


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 06.08.17. Ах, сударыня, когда мы с вами вместе...