По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(discord: punshpwnz)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Для размещения ваших баннеров в шапке форума напишите администрации.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 25.01.18. Урьха будет дуть-дуть...


25.01.18. Урьха будет дуть-дуть...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 25.01.18
2. Время старта: 12:00
3. Время окончания: 17:00
4. Погода: Облачно с прояснениями, возможен дождь, за бортом +16°С и высокая влажность.
5. Персонажи: Сарана Урьха, Кристиан Винтер, Военная Корреспондентка, и другие желающие.
6. Место действия: База ЧВК "Легион" в Ливии, небольшая полупустая свободная палатка, выбранная для стилистики и правильной атмосферы ролика. (PND+9)
7. Игровая ситуация: Пресс-служба Легиона одобрила инициату блогера Сараны "Uryha" Урьхи по освещению действий ЧВК в Ливии, путём создание видео-контента в формате интервью с недавно спасённой военной корреспонденткой и с действующими бойцами ЧВК, которые могут свободно прийти на интервью. Идея была прекрасна на бумаге... но клерки из пресс-службы ещё не подозревают, чем их порадуют камрады с полей. И лишь одна мысль витает в голове Сарана - "Хорошо, что никто не предложил организовать стрим."
8. Текущая очередность: По договорённости.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Uryha (2024-04-02 20:26:24)

+3

2

Январь, сезон дождей понижал температуру до комфортной весенней или ранней летней погоды, лишь влажность вызывала дисконфорт. У Сарана на эту пятницу был небольшой выходной, выпрошенный путём активного вкалывания в инженерном батальоне совместно с активным накладыванием лапши на уши гражданам из пресс-службы, чтобы выбить себе небольшой инсайд для канала: интервью с российской военной корреспонденткой Дариной, которая участвовала совместно с наёмниками, а также может к этому празнику жизни присоеденяться легионеры из разных частей группировки. Цель была ясна, задать правильные вопросы и смонтировать вместе с правильными ответами, дабы публика уловила выгодную для пресс-службы мысль. Что же могло пойти ТАК? Именно с таким настроем полтарашка-интервьюер ставит аскетичный набор блогера - камеру с блоком микрофона среднего ценового сигмента и всё. Таков его стиль блогинга, стараться содержанием компенсировать не самую красочную обёртку... к тому же выставленный свет и чистый голос создаст иллюзию нереалистичности происходящего. Место было подобрано из тех же соображений: на базе было два типа разворачиваемых единиц полевого лагеря, один построенный на основе железного контейнера и оснащённый всеми удобствами, а другой на основе каркасной палатки из плотной композитной ткани. Последнее выгядело более аутентично, к тому же данная палатка используется как небольшой недозаполненный склад, что не отвлекает окружающих коллег по опасному бизнесу. Это же касалось и внешности Сарана, которая состоит из штанов, кителя и футболки цвета камуфляжа "бежевая цифра", лишь волосы на этом фоне выделялись своим ярким несочетающимся цветом, но это была рабочая униформа... жалобы в её отношении излишне.
Раз-раз! Сеееердце красавицы, склооооонно к измееееене! - на всю палатку прозвучал нежный с нотками озорства контренор с небольшой ноткой альтино, ну то есть достаточно женственный для мужчины его возраста голос, воиспроизведённый для проверки микрофона. — Угусь, звучит сносно.
После всех произведённых настроек, Саран просто ожидал своих гостей, в частности Дарину. Оповещение коллег было через текстовое сообщение в чате, да и время не указано, так что насчтёт внизапного появления переживать не стояло, на монтаже всё поправится... "Хотя, всё же прикреплять к сообщению мою фотографию из профиля и подписываться псевдонимом было не самой хорошей идеей... хотя с другой стороны, это будет смешно, хе-хе." - эта очень озорная мысль крутилась в голове вместе с воспоминаниями о том, как у 70 рыл инженерного батальона была долгая оклиматизация в отношении внешности новичка. Это было в некоторой степени забавно, когда в душевой парни стеснялись появления Сарана, но всё же некоторые краснеющие от разговоров с ним коллеги скорее мешали работе, нежели способствовали продуктивной деятельности. Шутка слишком затянулась... впрочем как и всегда но в какой-то момент они по итогу стали более-менее единым коллективом.
Ну... хотя бы узнаю, что там снаружи - пока время ожидание тикало с естественной скоростью, в голове и про себя всплыло впринципе положение полтарашки в этом месте.
С одной стороны, жаловатсья было грешно - в него никто не стреляет, плен не берёт, жизнь не находится на волосе от смерти, лишь дегенераты коллеги гробят технику и вызывают в инженерном батальоне солидарное пламя праведного гнева из естественного ректального реактивного сопла. К тому же относительно стабильно платят зарплату. Но в тоже время, нехватает того чувства адреналина, что кипит во время ожесточённых боёв, лишь доносящаяся канонада разнообразных орудийных систем ласкает слух на базе. Примерно такие очевидно ненормальные мысли посещали Сарана в те моменты одиночества. Но это были лишь мысли и не более, рациональная часть мозга старалась отмести этот загон вполне себе релевантными фактами по типу - ты там подохнешь, твоя психика не выдержит, омпутация конечностей, раны, и так далее. Простой и хрупкий баланс между человеком и адреналиновым торчком. В остальном, полтарашечник сидел и ждал интервьюеров... скорее всего к худу.

PS: Вот примерно такую фотографию Саран прикрепил к сообщению в общем чате легионеров.

+11

3

В удушающих тисках ливийской жары Дарина все еще ощущала на языке медный привкус адреналина, который не давал ей покоя, напоминая о том, что она столкнулась со смертью. Обученная быть непоколебимой перед лицом опасности, она носила свои свежие шрамы как почетные знаки — но не обманывайте себя, это был не какой-нибудь роман в мягкой обложке, где герой отмахивается от своего смертельного опыта с помощью ухмылки. Смерть была любовницей, которую не обхаживали, если не хотели танцевать на грани безумия. А в Легионе грань между здравомыслящим и безумцем была так же тонка, как клинок у ее бедра, что подарил один из бравых немецких ребят, решивших ухлестнуть за молодой, но храброй девушкой.

Но Дарина? Она не была обычной сумасшедшей. Сейчас она была сталью, завернутой в шелк, парадоксом, окутанным в загадку, зажатым в кулаке ливийских сепаратистов с идеалами, прозрачными, как воздух пустыни, и методами, нежными, как жало скорпиона. Это было горнило, которое разбило бы и не такие души, но Дарина нашла утешение в компании тех, кого она ласково называла бандой веселых психопатов — наемников. Они были разношерстной командой, их сердца были сшиты той же нитью, что и их потрепанная честь, — странная черта, которую можно найти в наемнике, но, опять же, мир был полон странностей.

Бессонов, русский командир с пронзительным, как снайперская стрельба, взглядом и голосом, грохочущим, как далекая артиллерия, застал ее в полной засаде. Одно его присутствие могло заставить комнату замолчать, а его репутация преследовала его, как тень ястреба — добычу.

— Малая... — он начал, его тон был обыденным, ничего не выдавая о бомбе, которую он собирался бросить ей на колени.

— Хм? — она ответила, ее собственный голос был похож на бархатный клинок.

— Тебе, как героине прошлой недели, была оказана сомнительная честь.

— Господин Бессонов? —  она вскинула бровь, любопытство разгорелось, а подозрительность забурлила в жилах.

— Интервью, понимаешь? — Бессонов произнес эти слова почти как молитву, словно предлагая ей священный обряд.

— Не думаю, что это хорошая идея. Что я могу вам рассказать? Вашим бойцам или даже вам, — оона отмахнулась.

— Дарина, молю Бога, дай это интервью! — его просьба, нехарактерная для человека, которого они называли Бесом, была столь же неожиданной, как распустившийся за ночь цветок в пустыне.

Слухи об этом интервью пронеслись по лагерю, как шепчущая змея, — тайна, окутанная пылью, которую поднимали их сапоги. Дарина оказалась избранной, первопроходцем в игре, которую не совсем понимала — пока.

Путь к большой просторной палатке был танцем, который она исполняла с изяществом, а другие наемники указывали ей верное направление кивками, выражавшими уважение и что-то вроде благоговения. Командование не возражало против ее разгула - она заслужила это право, право двигаться сквозь это море тестостерона, как военный корабль сквозь спокойные воды.

Ее сопровождающие достали сигареты и зажгли их — драконы-близнецы, охраняющие вход в логово. Дарина шагнула вперед, плотно закутавшись в плащ. Палатка вырисовывалась перед ней, как пасть зверя, и она вошла внутрь.

— Я не помешала? — Голос Дарины прорезал густой воздух, когда она осматривала внутреннее убранство палатки, а глаза, как радар, сканировали ее в поисках любого намека на игру, в которую она собиралась играть.

+12

4

Всё уже было подготовлено, и полтарашке в военной форме не долго пришлось ждать вторую героиню этого мероприятия. На первый взгляд у девушка приятной внешности, ничего особенного, но в некотором роде это было приятно глазу и самое важное на вид выглядела относительно адекватной в сравнении некоторых наёмников. А дальше всё пошло на автомате, Саран встал и сделал небольшой реферанс, соответсвуя некоторым нормам этикета высшего аристократического общества.
Барышня, моё почтение. Я Сарана Урьха, служу в инженерном батальоне, в свободное время в рамках блоггинга сотрудничаю с пресс-службой Легиона. - голосом мягким и женственным, полтарашка поприветсвовал жданную гостью и затем немногожко подождал когда мисс Дарина сядет, а уже потом сам располагается на стуле с противополжной стороны и продолжает. — Основная сутью интерьвю является освещение событий в Ливии до наших и до иностранных граждан на всевозможных интернет-ресурсах, в частности на Зоне Свободы. По этому пришлось побеспокоить вас, как непосредственного свидетеля активных боевых действий. Может быть, к нам в ходе интервью присоеденяться коллеги из числа легионеров. - ёмко и вежливо синеволосый юноша с гендером Щрёдингера объяснял суть и причину всего этого мероприятия.
Попутно, дабы не терять время, была настроено безпроводное подключение камеры к его небольшому но мощному ноутбуку. Эта система была крайне удобной, так как место на диске было предостаточно или можно было спокойно организовать стрим при стабильном интернет-соединении. Это был такой небольшие отладочные работы перед основным действом.
Если пожелаете, можно будет немного подождать перед записью, на случай если в начале беседы появится предполагаемый гость из числа коллег-наёмников. Материал всё равно подвергнется монтажу по воле пресс-службы, но ведь чем проще, тем лучше. К тому же, возможно, вам самой потребуется некоторое время на подготовку? Вы уж простите мою невежественность, просто будучи любителем, я впервые встречаю профессионального корреспондента. - в некоторомо роде полтарашечка старался как-то вежливо выстроить диалог и потихоньку выстроить положительное впечатление у наверное профессионала в рамках корреспонденции из горячих точек планеты.
В общем-то это был такой формальный режим ведения беседы, который Саран ненавидел но терпел из-зо всех сил. Не то чтобы внутри был социопат, который ненавидел всех и видел вместо их лиц шахматные фигуры, это всё та же рациональная часть мозга руководила социальной мимикрией, в рамках которой излишний флирт или специфический юмор был бы лишним и вредным... это невероятно раздражает. В такие моменты Саран прям может дотронутся до длинной и густой дистанции между собеседником, но с этим можно было разве что смирится как естественной частью его воспитания: чем больше дистанция между собеседником, тем проще распознять склочные ростки, нотки интриг, ну или полностью прочитать эмоции, или же морально сильнее защититься от предполагаемого выпада в свою сторону.

+11

5

- Это парень.

- Это девушка.

- Да нет, печёнкой чую, это парень.

- А я жопой, что девушка.

- Вот ты и проиграл!

- Да это вообще вертолёт!

- Да нет, это танк, давайте спросим Воллена - он специалист по стволам!

- ...если только по маленьким...

В общем, известие о готовящемся интервью весьма заинтересовало обитателей казармы. Особенно будоражило их воображение интригующее изображение, прикреплённое к сообщению - а если быть точнее, то предполагаемый пол представленного на нём существа.

Винтер цыкнул языком и задумчиво взглянул куда-то вдаль.

- Гизе, тащи утюг и самое лучшее своё плат... оставить, хватит и мундира! - бросил он, слезая с кровати. - Наш великий командир Рихтер приказал мне пойти и узнать всю правду о данном шпионе! Ну и заодно поучаствовать в этом интервью - глядишь полезен буду.

"Вообще, интересно - почему Манфред решил так сильно рискнуть и послать именно меня, а не, скажем, адъютанта. Хотя и то верно - такую злющую морду лучше не посылать, а то в объективе одни зубища, да застрявшие между ними кости будут торчать..." - ехидно подумал он. Впрочем, шутки-шутками, а Димитриди на него явно бы натравили в случае какого-нибудь глупого финта. "Лучше ближайшее время не посещать сортиры, под которые можно сделать подкоп..."

- Либо нам всем конец, либо... нас ждёт мировая известность, - кажется, Гизе тоже не страдал оптимизмом.

- Меня оскорбляет твоё неверие, скотина, но, так уж и быть, я тебя прощу. Не настолько ж я идиот, если дожил до сегодняшнего дня и даже личико не повредил.

- Ага, потому что никто не хочет потерять замену Фертиг... - солдаты взорвались издевательским смехом.

В общем, он едва не опоздал. Залетая в палатку, Кристиан уже думал, что там будет полно народу и первое впечатление придётся начать с этой оплошности, но оказалось... что внутри было всего лишь двое. Она и... пока ещё не точно, что ещё одна она.

- Добрый день, уважаемые, - бросил Винтер, расплываясь в доброжелательной полуулыбке. - Я не опоздал?

"Итак, каковы ваши ставки, герры, шоу вот-вот начнётся..."

Отредактировано Кристиан Винтер (2024-04-07 22:55:44)

+14

6

— Вовсе нет, — ответила Дарина, ее тон был ровным и решительным, что свидетельствовало о ее стальных нервах, отточенных не на поле боя, а в горниле фронтовой журналистики. Ее проницательный взгляд встретился со взглядом Кристиана Винтера с молчаливым пониманием, которое бывает у тех, кто охотится за историями на краю опасности.

— Вы пунктуальны, герр Винтер.

Саран Уриха, загадочная фигура, совмещавшая в себе мир инженера и аристократа, разворачивала план с изяществом дипломата. Блогинг, покрытие, Зона свободы - для Дарины это были знакомые территории, каждая из которых представляла собой своеобразную линию фронта, где слово было и щитом, и мечом.

Синеволосый ребус говорил о легионерах, которые могли бы добавить свои голоса в хор, о процессе редактирования, который превратит их необработанные диалоги в повествование, пригодное для гражданского потребления. Саран ловко подключал камеру к ноутбуку, как цифровой маэстро, дирежируя симфонией изображений и звуков.

Дарина ответила быстро и уверенно, точность ее слов была отточена годами постижения истины среди хаоса.

— Я уже готова, — заявила она, и ее решимость отозвалась в палатке. Она говорила не об оружии, а о правде, о повествовании, выкованном в огне ее недавнего плена и готовом к распространению. Это была ее арена, ее словесная кампания, и Дарина была готова держать удар. — Можете не беспокоиться.

На какое-то мгновение Дарина позволила своему взгляду разгадать загадку, стоящую перед ней. Жизнь познакомила ее со всеми слоями общества: от исхудалых лиц бродяг, скрывающихся в истерзанных войной переулках, до позолоченных улыбок вельмож, восседающих на своих башнях из слоновой кости. Однако Саран стоял особняком, как аномалия в неумолимой машине войны. Его нежная, почти неземная мужественность составляла разительный контраст с изрезанными лицами и суровыми лицами людей, населявших этот неумолимый мир. Найти такую женственную душу в обличии мужчины среди какофонии конфликта было любопытной загадкой — все равно что обнаружить одинокую распустившуюся розу на выжженном поле боя.

— Если что-то пойдёт не так, я дам пару советов, — лицо Дарины озарила улыбка, подобная той, которую можно встретить разве что на картинах в застенках Лувра или Эрмитажа. — Всё равно часть материала уйдёт под нож, как это обычно бывает. Герр Винтер, вы не в курсе, кто-то ещё будет присутствовать?

Дарина точно не могла вспомнить, принимал ли тот участие в операции, что вихрем крутилась несколько дней назад вокруг её спасения.

+12

7

"О... ну либо мне крутно повезло, либо придётся заминированный тапок палкой придерживать." - это была первая мысля полтарашки при виде нового гостя, который был извествен тем, что прилично выглядит... ну со слов коллег из инженерного, что к слову сами красотой не блещут, они мне поведали по крайней мере про двух отличительных представителей нашей прекрасной наёмничьей кодлы. Один сейчас здесь, Кристиан Винтер, а со вторым лицом Саран не хотел бы пересекаться именно здесь и сейчас... несмотря на то, что девушки с сильным характером очень даже его привлекают.
Я согласен с барышней, уважаемый коллега. К сожалению я не распологал точным колличеством респондентов, по этому просто оставил небольшой запас раскладных стульев вот в этой коробке. - указывая на раскрытый контейнер, в котором лежали раскладные стулья, Урьха ожидала расположение нового гостя на этой импровизированной сцене театра живых актёров, где расположение не имело особого значение. — Я думаю, никто не будет возражать, если интервью начнётся...
После этой фразы, роботизированный штатив направил свой взор на Сарана. Это была достаточно удобная, но в тоже время не обкатанная технология продакшена: в базовой комплектации она лишь захватывает цель и наводится при изменнении положении, однако при помощи подписчика, через ноутбук или смартфон можно было это дело контролировать.
Сайн байна дорогие зрители, и отдельное Һайн даа товарищам с бусти. С вами ваша любимая Урьха и сегодня вас ждёт долгожданный эксклюзив! Вам, просиживающим штаны диванным генералам, выпала уникальная возможность чуть-чуть сильнее познакомится с одним из немногих тлеющих угольков мирового костра войны, так как у нас в интервью сегодня два замечательных гостя: Дарина Безлер - военный корреспондент, что освещает нестабильную обстановку в Ливии; Кристиан Винтер - оператор всеми известного ЧВК "Легион".
Благодаря спрятанному в руках смартфону, камера быстро переместила свой фокус на двух гостей этого сюриалистического шоу, давая достаточно время для приветсвия аудитории. Что же касается Сарана, он подмигивал и голосом полностью вошёл в любимый для подписчиков образ... В общем представьте, что невинная, мила, немного наглая девушка спокойно выполняет поставленую боевую задачу всеми возможными способами, не заботясь о человеколюбии и прочих моральных дилемах совершенного дияния - это будет тот самый противоречивый образа Сараны Урьхи, который демонстрируется на просторах интернета. Никакой наигранности или лжи, Саран буквально отбросил рациональную часть сознания и выпятил того адреналинового наркомана, что вкусил запретный плод войны во время русско-китайской перепалки, смешанный с его внутренним шутнярой и ролеплейщиком, что не видят ничего плохого в отыгрыше женской роли. Подвтерждая тем самым одну из теорий, что на войне выживают либо смелые, либо умом тронутые... Дав достаточно времени для приветсвия, камера снова перешла на геро(я)иню этого шоу.
Ну и пока гуссары в комментариях не разбушевались на тему того, что мне пришлось погладить ради этого интервью, перейдём к первому вопросу. Учитывя, насколько наш мир пылает, не все знают о ситуации в Ливии хоть что-то детальнее небольшого заголовка от европейских СМИ или кучи теорий заговоров на Зоне Свободы. По этому хотелось бы узнать, с кем на данный момент воюет Легион, какие требования выдвигает противоположная сторона и какую тактику они применяют в противоборстве с группировкой наёмников и легитимной властью Ливии? И насколько верны слухи диванных аналитиков, что за сепаратистами стоит иностранная поддержка?
Задавая эти вопросы, Урьха споконо сидела, работая по большей части голосом и стараясь делать вид независимого блогера. Слухи об иностранном влиянии на Ливию действительно были и многие также не сильно придают конфликту очень большое значение, к тому же, в интервью нужно лишь водить дискуссию в правильное русло, а не задавать её направление изначально - тогда доверие к интервьюеру будет выше, а возможную проблему с респондентом можно было бы вырулить.

+13

8

- Моя пунктуальность не сравнится с вашей, фрау Безлер, но спасибо за комплимент, - Винтер подмигнул девушке, на секунду оторвавшись от поиска стула. - Нет, из легионеров вроде никто больше не придёт. По крайней мере, я больше ни о ком не слышал.

"Интервью я ещё не давал - уже интересно о чём меня спросят. "Что ты чувствуешь, когда стреляешь в человека? Отдачу!"..." - успел подумать снайпер, вальяжно закинув нога на ногу, пока блогер объявлял начало этого самого интервью. Мозг мимолётно кольнула мысль, призывающая найти пепельницу, но момент был не самый подходящий и Винтер отбросил её на время.

А потом блогер непринужденно сбросил гигантскую бомбу на своих жертв, непринужденно задав череду неприлично прямых вопросов. И вот тут, когда перед глазами ненавязчиво промелькнул образ Димитриди, точащей нож, Кристиан понял - пора закурить. "Ай да Урьха, ай да молодец, греческих маслин тебе в..."

- А. Какие замечательные вопросы. Секундочку, дорогая Урьха, фрау Безлер, я отвечу первым... - после мимолётной паузы максимально внятно и чётко сказал он, поднявшись со стула.

Пепельницы в палатке не было, зато кто-то оставил небольшую кружку с кофейными пятнами на дне - тоже неплохой вариант. Вернувшись на место и закурив всегда имевшуюся сигарету, он неспешно затянулся, после чего, поудобнее расположившись на раскладном стуле, нацепил фирменную ухмылку и взглянул в объектив камеры.

- Итак, дорогие зрители, Урьха, видимо, вам не рассказывала, но данные вопросы - пример того, чего делать нельзя в нашей работе. Задавать рядовым операторам вопросы, которые касаются только руководства, - Винтер пафосно выпустил облачко дыма и сделал небольшую паузу. - Нам, операторам, платят за работу, а не её обсуждение. Проще говоря - мы не должны думать, за нас это уже сделали командиры. Так что с такими вопросами стоит зайти в другую палатку. Но не факт, что удастся выйти, - он шутливо подмигнул, но в глазах промелькнула холодная серьёзность.

"Интересно - Рихтер знал и специально меня послал или просто так совпало и у блогера заклинило пару нейронов в голове? В Легионе дураки обычно не задерживаются - они быстро кончаются..." - у снайпера опять в голове появилась картинка гречанки, но на этот раз в виде минотавра со злобной мордой.

- Так что, как говорят наши русские операторы - есть два стула... и на оба садиться не стоит. Поэтому предлагаю другой эксклюзив, не менее занятный! Дарина Безлер, журналист, спортсменка, красавица и просто интересный человек - здесь, сейчас, прямо в объективе камеры! - он прекрасно понимал, что от визита в палатку с этими самыми двумя стульями их, возможно, разделяет всего ничего. Потому и решил сделать то, что умел лучше всего - импровизировать.

Отредактировано Кристиан Винтер (2024-04-18 00:22:20)

+11

9

Дарина стала молчаливым наблюдателем, ее внимание переключилось с вопросов Урихи на искусно составленные ответы Винтер. То, как красноречиво наемник представил ее невидимой аудитории, не осталось для нее незамеченным. Его слова нарисовали ее портрет широкими, лестными мазками: журналистка, спортсменка, красавица, интригующая загадка. Он обладал обаянием квинтэссенциального сердцееда, который, казалось, есть в каждом университетском классе. Оказалось, что даже в Легионе есть свои.

Когда пришло время внести свою лепту в эту симфонию слов, она слегка наклонилась вперед и сделала глубокий вдох, словно вызывая призраки недавних воспоминаний.

— Ваш и сам вопрос отвечает на то, кто ведет войну, — задумчиво начала она, отвернувшись от Винтера и улыбнувшись Уриху. — Я могу лишь сказать, против кого я сражаюсь. Не секрет, что многие сепаратисты в этой войне — перебежчики. Я убедилась в этом на собственном опыте, когда предполагаемые союзники из ЛоА захватили меня в плен.

Ее голос слегка дрогнул, когда она вспомнила о найденных ею загадочных записках. Она не решалась раскрыть их содержание: такая информация была подобна пороху - летучая и потенциально катастрофическая, если попадет не в те руки. Не говоря уже о зловещем присутствии Аида, нависшем над Ливией и за ее пределами, - угрозе, способной расколоть и без того истерзанный войной мир.

— С моей точки зрения, - твердо продолжила Дарина, — сепаратисты в первую очередь используют обман. Как человек, стремящийся найти правду среди хаоса, я могу подтвердить, что ложь — это оружие массового поражения.

Ее мысли снова вернулись к тем таинственным ящикам с потенциальным химическим оружием - смертоносному тузу в рукаве сепаратистов, который лучше скрывать от общественности, чтобы не вызвать всеобщую панику или, что еще хуже, не подтолкнуть к переходу на сторону тех, кто достаточно безжалостен, чтобы использовать такую тактику.

— И страх, — уверенно добавила Дарина, встретившись взглядом с Урихой. — Сепаратисты используют тактику террора. Терроризм — это не просто бездумная резня, это расчетливое, систематическое запугивание. Война, напротив, гораздо более хаотична и менее регламентирована, чем терроризм.

В наступившей тишине мысли Дарины вращались, как в калейдоскопе, и каждый фрагмент был кусочком головоломки, которую она пыталась собрать. Напротив нее терпеливо ждали Саран и Винтер, их внимание было столь же ощутимо, как и жар пустыни за брезентовыми стенами палатки.

— Видите ли, — снова начала она, ее голос был низким, но ровным. — Война процветает на хаосе. Это неконтролируемый лесной пожар, который сжирает все на своем пути — договоры, союзы, даже мораль.

Она сделала небольшую паузу, давая своим словам закрепиться в их сознании, прежде чем продолжить.

— Но терроризм? Терроризм больше похож на скальпель хирурга - точный и скрупулезно рассчитанный, чтобы нанести максимальный ущерб при минимальных усилиях.

Дарина откинулась в кресле, скрестив руки на груди, словно физически защищаясь от воспоминаний о своем плене. Ее взгляд был отстраненным и в то же время сосредоточенным - свидетельство сотен ночей, проведенных в бездне, и лишь потом обнаруживших, что она смотрит в ответ.

— Дело не только в том, у кого больше пушка или крепче броня, — тихо сказала она. — Вся суть в том, кто может контролировать страх... и кто может ему противостоять.

Когда эти слова эхом разнеслись по палатке, Дарина снова замолчала. Она не понаслышке знала, на что способен страх — как он превращает людей в чудовищ, а союзников — во врагов. И теперь она делилась этой правдой с Сараном, Винтером и аудиторией, перед которой происходило вещание.

— И все же, — добавила Дарина, в ее глазах отразилась суровая реальность ее слов, — не все сепаратисты по-настоящему понимают механику терроризма. Только те, кто дергает за ниточки на самом верху.

Она пошевелилась в кресле, готовясь к потоку воспоминаний, грозящих захлестнуть ее.

— Многие из тех, кто дезертировал и вступил в их ряды, по-прежнему ведут традиционную войну, в то время как Аид придерживается террористической тактики.

Ее голос был ровным, каждое слово выверенным и продуманным — как маяк, прорезающий туман войны. "Такое расхождение в подходах потенциально может дать трещину в их рядах. Трещину в их броне, которой можно воспользоваться".

Но она решительно покачала головой и посмотрела прямо на Сарана и Винтер.

— Но мы не можем полагаться только на эту возможность. Мы должны быть готовы ко всему. В том числе и к тому, что спонсировать терроризм могут извне. И даже изнутри.

Ее слова повисли в воздухе, как торжественное обещание быть готовыми к любым испытаниям, ожидающим их за пределами палатки.

— Но, — предостерегла Дарина, ее взгляд ожесточился, — Преждевременно делать выводы о том, что сепаратисты пользуются иностранной поддержкой. Если эти связи и расследуются, то за закрытыми дверями.

Ее пальцы бессознательно провели по краю блокнота, молчаливо свидетельствуя о бесчисленных историях, рожденных в хаосе и раздорах.

— Что касается меня, то я пока не нашла никаких ощутимых доказательств. След остается неуловимым.

Произнося эти слова, Дарина ощущала странную смесь разочарования и решимости, бурлящую в ее жилах. Она была похожа на охотника, преследующего неуловимую добычу; запах был — слабый, но неоспоримый, — но зверь оставался невидимым.

Она проводила бесчисленные ночи над документами и картами, освещенными лишь резким светом экрана ноутбука, и каждое прочитанное слово и каждая проведенная линия не приближали ее к разгадке тайны. Горький привкус бесплодных поисков был слишком хорошо знаком ей на языке.

Но на каждый тупик, с которым она сталкивалась, в ней разгоралась не меньшая решимость — неугасимое пламя, которое не желало гаснуть из-за временных неудач. В конце концов, ее профессия была не для тех, кто ищет мгновенного удовлетворения или легких побед, — она требовала терпения и упорства перед лицом трудностей.

Сидя перед Сараном и Винтером, Дарина черпала из этого источника решимости. Ее роль военного корреспондента вела ее по многим дорогам — одни предательские, другие поучительные, — но никогда еще ставки не были так высоки.

Она прекрасно понимала, что каждое слово, произнесенное в этой палатке, может разлететься по всему миру и привести к неисчислимым последствиям. Это было тяжелое бремя, но она несла его с готовностью, потому что в его основе лежала суть того, кем она была — провозвестником правды в мире, раздираемом ложью.

Закончив говорить, Дарина позволила себе минуту спокойного размышления. Предстоящий путь был сопряжен с неопределенностью и опасностью, но в глубине души она знала, что встретит его лицом к лицу — не только как журналист, но и как женщина, стремящаяся открыть правду. Особенно после того, как все эти люди, наёмники, сражающиеся не за страну, а за себя и своё благополучие, спасли её. И после того, как её напарник, не щадя себя, вложил все свои силы в то, чтобы в этом им помочь.

+9

10

"Ути-пути, какие же мы серьёзные..." - с не меньшим ехидством подумала полтарашка, при виде крайне серьёзной тирады о том, что полевику нужно делать, а не думать. Впринципе данный ответ очень даже устраивал уже тем, что он отличался от кристалически-правильного ответа, полученный по всем нормам зануд из пресс-службы... правда по сути это был один и тот же посыл "а вас это еб... волновать не должно", просто сказанные с разном ключе, но в этом случае можно было хоть как-то развернуться. Вообще большую часть времени Урьха спокойно слушал, лишь в некоторые интересные моменты делал задумчивый вид, мол очень-очень умный. Встревать в ответ было бы довольно некрасиво, да и не требуется. Лишь когда секция респондентов подошла к концу, Урьха немного разрядила обстановку.
Увы, руководство меня не пускает в палатку после того, как на WT форуме появилась тех-документация R2 "Зверь" в электронном виде... меня там ещё и забанили, тц. - Сарана сгримастничела весьма наигранно-разочарованную физиономию. — Но вообще да, эта тема не подымалась, в основном потому-что даже в весьма специфических частях армии уровень здравой паранойи разнился от собеседника к собеседнику, по этому не хотелось бы навязывать конкретную позицию.
Затем, Сарана обратилась уже к профессионалу из медиа.
Ну и Дарина, моя вам благодарность за крайне развёрнутый ответ. Насчёт хаоса лично я не совсем согласен, но было интересно послушать о сепаратистах, к тому же я уверен, что это послужит неплохой почвой для интересных теорий среди активных любителей военных конфликтов. Например, после услышаных фактов сразу родилось предположение, что Аид и его приближённые скорее всего прибыли из вне, прикрываясь недобитыми участниками или просто мятежными настроениями, сохранившиеся ещё с 2014 года, хотя без доказательной базы это лишь просто размышления для потенциальной дискуссии.
Пока камера более менее достойно отрабатывала запись сырого материала, из которого вырезать кадры перемещения достаточно просто, Урьха подготовила следующий вопрос из списка заранее составленных по итогу опроса - каждый мог написать вопрос для интервью и кол-во лайков под ним повышал шанс на попадание в интервью. Ну конечно вопросы из разряда "Насколько разработана дырка? Сколько она берёт за МБР? Какой вы коваллер по счёту? А ребята Урьху хвалят?" были самыми популярными, инет не изменяет традициям, но они были профессиоанально проигнорированны покорным слугой по вполне понятным причинам. Однако это был достаточно эффективный способ собрать интересные темы для интервью, до которых сам граф полтарашка мог бы и не додуматься.
Если вы не против, я бы хотел перейти к ещё одному вопросу. Учитывая пропаганду со стороны сепаратистов и некоторый исторический нюанс четырёхлетней давности, как по итогу мирное насиление Ливии видит иностранцев, сепаратистов и легитимную власть? Бывали ли какие-нибудь примечательные случаи общение с левийским народом? Если конечно такие случаи вообще имели место быть.
Вот этот вопрос был из числа тех, которые очень интересовали непосредственно Сарана. Ведь в ходе постоянного обслуживания разнообразной боевой техники в купе с проживанием в достаточно специфичной обстановке, не вызывало желание у большинства в инженерном батальоне выходить за пределы места базирования Легиона. Банально потому что есть риск стать целью для сепаратистов, а также каждый день в цех влетает фея и кастует автоматическое заклинание "Затра Хайтесь!", что к концу рабочего дня способствовало выроботке крайне специфичного мужского сильнодействующего феромона "насрать", который не выветривается из организма полтарашки до сих пор.

+7


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 25.01.18. Урьха будет дуть-дуть...