Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 20.01.18. Не белый фосфор, но подсластить может


20.01.18. Не белый фосфор, но подсластить может

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

1. Дата: 20 января 2018 года
2. Время старта: 20:00
3. Время окончания: 00:00
4. Погода: К вечеру в Ваддане потеплело до 18°С, а на небе стало проглядывать солнце, но, увы недолго — в это время года здесь темнеет уже в шесть часов.
5. Персонажи: Химера, Шарам, Артур Леман, Кристиан Винтер
6. Место действия: ЕС, Ливия, Ваддан (PND+9)
7. Игровая ситуация: Деятельность «Легиона» не осталась незамеченной и вечером того же дня, как отгремела операция по уничтожению аэродрома, министр обороны Ливии связался с Манфредом и предупредил, что в они планируют прислать в Ваддан вертолётный рейс с помощью из столицы. И для «Легионеров» там тоже найдутся подарки, которых и оставалось только ждать
8. Текущая очередность: По договорённости. Остальные желающие участвовать в эпизоде могут начинать писать в любой момент. Если хотите вписаться в очерёдность, пишите, организуем.

+2

2

Чёрные мерцающие зелёным точки вертолётной группы показались в сумеречном небе недалеко от Ваддана ближе к восьми часам, взмыв над апельсиновой полосой горизонта, сочной долькой висевшей над волнами песчаных барханов. Скучающие наёмники, как на постах, так и просто слоняющиеся по лагерю без дела, дружно подняли глаза в небо. Говорят, что обещанного три года ждут, но командование ЛОА не тянуло. Да и вообще мало кто в Евросоюзе не спешил в делах, напрямую касавшихся целостности и безопасности собственного государства. Воздух задрожал от характерного гула, разлетающегося над окружавшими город холмистым пустырём, что подобно уснувшему после трудового дня хозяину дома содрогнулся от визита нежданных гостей. По мере приближения группа потихоньку разделялась: тройка вертолётов устремилась к городской окраине, там, где сейчас их встречало командование гарнизона ЛОА и российского 503-го. И лишь один-единственный, в котором затем особо опытные наёмники без труда узнали хорошо знакомый некоторым из них транспортный Ми-8, стал постепенно сближаться с лагерем «Легиона». Импровизированную посадочную площадку, размеченную посверкивающими маячками, устроили на территории лагеря, расположив равноудалённо от сектора обоих подразделений. Регулировщик, в спешке заняв своё место, зажёг фаеры, вспыхнувшие ядовито-зелёным цветом, что хорошо был заметен в кромешной темноте. Оглянувшись на остальных пришедших к месту встречи, словно пытаясь найти поддержку товарищей, он приступил, жестами помогая сориентировать пилота за штурвалом идущего на посадку вертолёта.
И даже сейчас, до последнего момента, никто толком не знал, что им могли подкинуть с барского плеча шишки из столицы. Особенно это касалось настороженных вооружённых постовых, которых выставил на всякий случай Бес со своей стороны: бережёного бог бережёт, и никак иначе. Однако среди наёмников уже сейчас ходили слухи, будто бы содержимое тщательно проверялось самим министром, которому в силу обстоятельств даже пришлось отчитаться перед Рихтером. Правда же это или нет — поди разбери.

+12

3

— Штош, — кисло улыбнувшись бросила Шарам стоящей неподалёку от неё Химере — найдя общие точки соприкосновения после произошедшего в подвале с бойцовской ареной, они редко упускали возможность пообщаться, и особенно их сплотило то, что их командир вынудил обеих вытирать своими тушками песчаный плац в лагере несколько часов. — Кажется, руководство ЛОА совсем не хочет, чтобы мы уходили отсюда.
А ведь правда — конечно, польза от Легиона была здесь немалая. Зачистили город, сделали улицы безопаснее, да и сегодняшняя зачистка аэродрома — очень такая толстая и сучковатая палка в колёса боевой машине сепаратистов. Колонну, конечно, всё-таки упустили — обидно, чёрт. Шарам всё ещё искренне считала, что дали бы ей возможность попасть в город напрямую, а не ехать к окраинному аэродрому, то, возможно, удалось бы получить куда больше информации о грузе. Но, что было — то было. Как говорили в её племени — человеку не удержать пески времени в своих ладонях. А потому достаточно было, что присутствие, по меньшей мере, хорошо оценивают. Если не считать взорванного телецентра, пропавший груз — не такая уж большая проблема, особенно если учесть, что он вообще не принадлежал ЛОА.
— Похоже, тот инцидент с телецентром всё-таки не захотели записывать на наш счёт, — Шарам не могла выпустить случившееся из головы, считая, что в этом есть и её вина в том числе. — Иначе, мне кажется, ничерта бы нам не стали помогать. Скорее, заставили бы убраться подальше, чтобы не мешаться под ногами. А здесь вон — вертушку здоровую подогнали.
Шарам слегка повернула голову, поправляя выпавшую из-под повязки круто вьющуюся прядь, и краем глаза посмотрела на Химеру. Она тоже не особо рада была тому, что груз всё-таки ушёл у них из-под носа.
— Знаешь, чё скажу? — Шарам сделала боковой шаг в её сторону, ощутив, как руки коснулась холодная сталь протеза — интересно, чувствует ли она его, как продолжение своего собственного тела? — То, что у них на аэродроме произошло — это точно кто-то крутой поработал. Неважно даже, сколько там было человек. Настолько тихо всё провернуть, чтобы почти целиком обнулить преимущество Евросоюза в ливийском небе, нужно действовать очень слаженно, продумав все детали до мелочей. Когда действуешь в одиночку, отвечаешь только за себя, и все свои минусы и плюсы в голове держать не надо, они не мешают. Это с одной стороны. С другой — масштаб. Так что я сама не знаю даже, что там вообще было.
Она, конечно, об этом и раньше думала. Особенно накануне перед сном. Но особо не делилась даже с Химерой: новая подруга мало того, что была без настроения из-за неудачи, так ещё и спала, по её же признаниям, плохо из-за посещающих её время от времени фантомных болей. И лишь теперь Шарам решила, что можно поговорить о случившемся, тем более, что новость об уничтоженном аэродроме здорово подняло дух среди их ребят, пусть там и была за кулисами мутная история с попавшими в окружение русскими и ливийцами. Жаль только, что это были лишь рассуждения, больше напоминающие мысли вслух: сделать с этим они всё равно ничего не могли. Доступа к информации у них мало, да и кто будет разбираться? «Легион» это солдаты, а не криминалисты. Гепарды не живут на мелководье, а крокодилы не лазят по деревьям.

+11

4

- Эй, Винтер.

Длинноволосый наёмник задумчиво выдохнул дым и движением, отточенным до автоматизма, стряхнул пепел с горевшей сигареты.

- Что? - он бросил короткий взгляд на собеседника, прекратив изучать носки собственных берец.

- Русские нам припомнят?

Ему хватило секунды, чтобы понять о чём говорил Гизе. "Ой ли? Как я понимаю, русские сами идиоты песочные..." - подумалось снайперу.

- Может и припомнят. А может нет. Это их половые трудности. А ты помнишь кто помогает с такими трудностями? Великолепный и несравненный Отто Пфицигентакль - прочищает любые засоры и отверстия, после этого проблем с полом больше не бывает, - он не мог сдержать улыбки глядя на то, как скривился Гизе, невовремя давший волю бурной фантазии после услышанного. - У нас был приказ и мы его выполнили. Если что - отвечать будет здоровяк. Зря что ли такую котлету отъел? Тем более, рапорты уже давно на столе.

- Тоже верно, - быстро подумав, кивнул Гизе и вернулся к старательной добыче ядовитого дыма из сигареты.

Но было уже поздно - для дьявола во плоти, каким и был Винтер в неформальной обстановке, появилась новая возможность поиздеваться.

- Что такое, Леонардо? Боишься, что придётся выкинуть свои планы затащить в постель какую-нибудь русскую? - ехидно расплылся в усмешке Кристиан.

- Ой, да иди ты к чёрту, Псих, - шутливо бросил Гизе, но Кристиана было не обмануть. Он определённо попал в цель и оставалось понять лишь какого она размера.

- И кто же тебе там пригляделся? Подожди-подожди... неужели "шоколадка"? Потянуло на экзотику, старый ты расист?

По счастью для Гизе, поток психологических пыток был прерван появлением нарушителя местного спокойствия - прибытием транспортного вертолёта. А где такие птички, там и вкусные подарки. Надо ли говорить, что подарки легионеры любили не хуже маленьких мальчишек, всё ещё веривших в чудеса, пока незнакомый дядя делает что-то подозрительное с мамой в кладовке?

- О, Ми-8, - протянул Винтер, отвлекшись на прилетевшую вертушку. - Не прошло и года.

- Может что полезное привезли?

- Ага, с десяток шоколадок и шестирукую шлюху. А то Фрау Фертиг в последнее время уставать начала. Мозоли там, кровотечения из неположенных уставом мест. Впрочем, и сам знаешь каково это - рядом с Отто спал в своё время, - Кристиан лениво затушил сигарету и ткнул пальцем в сторону уже успевшего приземлиться Ми-8. - Пошли давай, надо помочь разгрузить. А то русские... как у них там говорится... короче, разберут всё самое ценное. И реально придётся тебя засылать к ним, африканских прерий ёбарь-террорист.

Последние два слова он смачно произнёс на русском, с карикатурным ужасным немецким акцентом, наслаждаясь насилием, которое это причиняло чувству прекрасного у Гизе, и потащил того за собой, направляясь к посадочной площадке.

- Если поторопимся, то даже успеешь занять выгодную позицию. Сможешь рассматривать своих баб без риска кастрации. Или венерических заболеваний, ха-ха.

+12

5

Происходящее в Ливии обескураживало Химеру. Всю свою карьеру она участвовала лишь в прямых столкновениях, где всё было не проще, но понятнее. Она хотя бы понимала, что делала и в какой ситуации оказалась. На всё были инструкции, на каждое действие противника — немеренный опыт всех предыдущих поколений, проливавших на войне свою кровь. Диверсии случались время от времени, но Химере никогда не приходилось разбираться с ними самостоятельно и оказываться глубоко вовлечённой. В прошлую войну сепаратисты использовали совершенно иную тактику, часто били в лоб и гораздо реже прибегали к партизанщине. Помнится, Аид в своём обращении упоминал, что это было частью плана. Может, и так, но Химера считала, что они просто набили достаточно шишек и теперь сумели прощупать слабые места в позициях Евросоюза. Ведь только благодаря этому им удалось увезти важный груз из-под носа ЛОА и наёмников.
— Крутой или нет, — Химера повернула голову, встретившись взглядом с Шарам. — А нагадили они знатно. Не хочу думать о том, что такие кадры и планы они проворачивают благодаря участию Британии, как многие считают. Я тоже этого не исключаю. Но с Британией справиться куда сложнее, чем с идиотами, которые своим хлебалом прощёлкали диверсию такого уровня. Каких бы одарённых сепаратисты не посылали на диверсии, работают всегда несколько факторов. Убрать один — и наличие других не будет иметь никакого значения. Устрани идиотов на местах и тогда эти гении диверсии в штаны навалят. Поставь заместо их руководства Беса или вон, Рихтера — ни одна мышь не проползёт.
И, всё-таки, Шарам права была: ЛОА точно не хотят, чтобы Легион отсюда уходил. Иначе сейчас их не стали бы прикармливать вот так. А вероятность, что это попытка задержать их здесь во вред, крайне мала: то, что им с рук спустили происшествие в телецентре, означало, что наёмникам с рук может сойти даже грязная работа, чего ливийцы позволить себе не могут, хотя бы из-за статуса оборонительной армии, а Ермолин, будучи знатным карьеристом, не станет пачкать руки — особенно после сегодняшней истории. Химера она тоже не шибко нравилась, и она не спешила выяснять, были ли среди них те, с кем ей уже доводилось встречаться и воевать спина к спине. Страшновато. А вот Ермолину — лишь пятно в послужном списке, которое тяжело отмыть. И ливийцы это наверняка понимали. Особенно министр обороны, за чей счёт банкет. Вот и остаётся, что держать поблизости «Легион» на случай, если придётся творить самую настоящую грязь. С одной стороны Химере не нравилось, что в этом случае их используют как расходный материал. А с другой — глупо было бы ожидать иного. Она, да и каждый тут — все понимали, что идя в наёмники с этим придётся столкнуться.
— Ладно, — Химера сделала небольшое усилие, чтобы слегка себя приободрить. — Нам сейчас вертуху разгружать. Если повезёт, за час управимся. А то и меньше. Не хотела бы я провозиться с этим до полуночи.
После их ночного заезда за колонной Химера всё ещё хотела как следует отоспаться — использовать ресурсы своего организма ей было сложно, да ещё и протез утягивал на себя лишок имеющейся в запасе выносливости, отчего сонливость накатывала чаще.

Отредактировано Химера (2022-02-02 15:15:11)

+12

6

После окончания операции по разгрому аэродрома прошло всего ничего, какие-то пара часов. Группе Лемана, в благодарность за успешно выполненное задание, дали отдых аж до завтра. Не хилый такой подгон от начальства, учитывая складывающуюся вокруг обстановку. Мета Хауэр отбыла в палатку к другим женщинам, и чем она занималась было неизвестно. Лоренц и Хайнце бодро резались в карты, попутно обсуждая быстрые тачки, бухло и женщин. Другими словами все то, с чем в пустыне была напряженка. Лангенберг занимался чисткой снаряжения, попутно знатно выругиваясь и, напоминая всем, как его достала эта сраная пустыня и песок забивающийся повсюду. Хофер чистил ботинки и проводил форму в порядок, а Леман просто лежал и отдыхал, пользуясь, случаем.
    Впрочем, вскоре его внимание привлек отдаленный шум приближающегося вертолета. Наемник поднялся, сел на кровать и первым делом осмотрел помещение и находящихся в нем людей. Не обнаружив ничего необычного, Артур выдохнул, затем сгреб, лежащую на ящике рядом с кроватью флягу, и жадно глотнул воды. Спустя еще пару мгновений, наемник вернул флягу на место, слегка встряхнул головой, прогоняя сонливость, и собрав все с того же ящика, пачку сигарет и зажигалку покинул палатку.
    Оказавшись на улице, Леман зажал в зубах сигарету, и пару раз щелкнув зажигалкой - закурил. Следующие пару минут, наемник стоял, выпуская дым и созерцая на горизонте тройку приближающихся вертолетов, которая по мере приближения разделилась и, судя по всему, к ним сюда летел только один.
- Как думаешь, что везут? - Наемник обернулся и увидел стоящего рядом Хофера, который судя по всему, закончил с ботинками и тоже решил покурить.
-Не знаю, может оружие, может припасы, а может бомбу с наилучшими от Аида. - Леман слегка поморщился, произнося эту фразу, было видно, что наемник не шутит.
-Бомбу? Ты что, опять паранойю включил? Откуда ей там взяться? - Хофер с недоумением вопросил, уставившись на Лемана.
-Ну, я не утверждаю, что это так, но все-таки... Мало ли у Аида агентов в рядах ЛОА? Будь я на его месте так бы и сделал. Подумай, мы щас ящики выгрузим, затащим на склад, а потом он рванет. Останемся без боеприпасов, доверие к ЛОА будет безвозвратно утрачено. Как ни крути, а все на руку нашим врагам.
Наемник в очередной раз выпустил дым, стряхнул пепел с сигареты и уставился на вертолет, который уже заходил на посадку. Наемник в очередной раз скривил лицо, его уже порядком достала вся эта ситуация, когда кругом враги и понятия не имеешь, откуда прилетит по зубам.
-А ведь в твоих словах есть доля истины - выговорил Хофер, продолжая разговор.
-Если такое и впрямь произойдет, мы тут знатно встрянем.
-Угу - Протянул Артур, бросая окурок на землю и туша его носком от ботинка.
-Знаешь-ка что, зови-ка сюда Вальтера, и пойдем, проверим груз. Если я прав и сегодня моя паранойя окажется отменно работающей интуицией, мы эту бомбу найдем и обезвредим, а если все чисто, то просто поможем разгрузить. Разомнемся так сказать перед сном.
Хофер кивнул, выбросил окурок и исчез в палатке, а спустя пару минут вернулся уже с Хайнцом, и вся троица быстрым шагом двинулась в сторону только что севшего вертолета.

+12

7

Шасси грубо коснулось земли, и в воздух взмыло густое песчаное облако, которое тут же разогнали в стороны останавливающиеся лопасти. Неспешно находившиеся внутри солдаты ЛОА опустили вниз грузовой трап, издавший неприятный скрежет при соприкосновении с землёй, и перед наёмниками предстали окутанные тускло-оранжевым освещением отсека разнокалиберные ящики, окрашенные в соответствии с принятыми в Евросоюзе стандартами, так что разобраться, где патроны, а где предметы общебытового назначения, сможет любой с ними знакомый. Места внутри практически не оказалось: вертолёт был загружен битком, так что кроме пилота и двух сопровождающих его солдат внутрь уместился один-единственный офицер с погонами капитана.

— Кто за старшего? — громко спросил он на ломанном немецком, выйдя навстречу наёмникам, когда шум двигателя и лопастей стихли — в руках военного можно было заметить потрёпанный чёрный планшет с зажатыми в нём листами формата А4. — Перед кем мне отчитываться?

Никто из командования не вышел. Не было среди вышедших к вертолёту наёмников ни Рихтера, ни Беса, который в этот вечер отправился в город, чтобы решить несколько вопросов в полицейском управлении, а все остальные вышедшие к вертолёту в основном оставались на своих местах.

+11

8

Что ж, кажется, Артур с компанией подоспели как раз вовремя, вертолет только приземлялся. Наемник интуитивно прикрыл лицо и в первую очередь глаза от пыли поднятой вертолетом при посадке и дождался, пока остановятся лопасти и опуститься трап грузового отсеке. Даже первого взгляда на содержимое было достаточно, чтобы понять - работы будет много. Леман быстро окинул взглядом собравшихся, подтянулся сюда и Винтер и несколько русских, поименно которых Артур до сих пор всех не знал, наемник сразу сделал себе мысленную отметку, что стоило бы это исправить.
-Слыш, Хофер, поди-ка зазови наших, кто не занят. Народ тут конечно собрался, но если все проверять, рук понадобиться больше.
Кальвин, молча, кивнул и быстрым шагом двинулся искать еще помощников из числа тех легионеров, которые были не заняты в нарядах и карауле.
-Вальтер, пока я тут занят с капитаном и документами, иди и изложи задачу всем собравшимся. Сейчас будем выгружать, и досматривать груз, все содержимое должно соответствовать сопроводительной документации. Обо всем лишнем или подозрительном докладывать мне. - Наемник выдержал небольшую паузу, дабы собеседник успел переварить полученную информацию. - Да, и позови, пожалуйста, вон ту темнокожую женщину - Наемник указал в сторону Шарам.
-Насколько я слышал, она знает язык местных или один из языков местных, короче будет нужна ее помощь, если вдруг окажется, что какие-то документы или маркировки не переведены на известный мне язык.
Хайнце двинулся выполнять поручение, а Леман обратился к офицеру ЛОА, который прибыл в вертолете вместе с грузом.
-Сержант Леман, командир разведгруппы Легиона. Будьте добры, предъявите документы и готовьте груз к досмотру.
Хотелось бы надеяться, что капитан окажется из понятливых и ему не придется объяснять на пальцах очевидные вещи по типу "идет война" и что нужно доверять, но проверять всех, даже союзников.

+12

9

— Э? Я? — Шарам отвлечённо замахала руками, когда к ним с Химерой уверенно подошёл один из наёмников, работавших под началом Рихтера, которого она сама даже слегка побаивалась. — Нет-нет-нет, я же не из здешних мест. Да и даже там, откуда я родом, мой язык был крайне редким.
Шарам одарила мужчину извиняющейся улыбкой. Но объясняла она это всё Химере, которая и перевела сказанное, на довольно хорошем русском языке. Потому что даже немецкого Шарам не знала. Впервые за долгое время почувствовала себя так неловко. Жить просто в России было несложно. Там никто особо не смотрел на её незнание международных языков, а английский, азы которого она нахватала, был среди обычного люда не востребован.
— Вот блин, а, — она поморщилась от неуюта, глядя на Химеру. — Может, им хотя бы так подсобить?
Эти сомнения — результат плодотворной работы Беса. Который довольно популярно объяснил Химере и Шарам о том, как важно уметь работать в команде. И, пускай однорукая бандитка про это знала хорошо, и Шарам понимала, что огребает та просто за компанию, то вот сама она чувствовала, как ответственности перед другими прибавилось. Сложно действовать в команде, когда ты по натуре одиночка. Пусть и довольно уверенная в себе одиночка.
— Слу-ушай, а Басим недалеко? — Шарам неожиданно клюкнула в голову хорошая мысль. — Он ведь тот же арабский знает, верно? Может его подыскать?
Адам Басим был выходцем из Ливии. Как он попал в «Легион» — история не самая мутная. Неплохой подрывник, имеет боевой опыт, в отличие от множества других своих земляков, знает языки, боевые навыки на уровне. Что ещё нужно, чтобы угодить в лучшую интернациональную военную компанию? Было бы ещё большим совпадением, будь они знакомы с Химерой: Басим принимал участие в прошлой войне. Да только совпадений уже и так было достаточно, и оттого единственное, что о нём могли сказать — чувство юмора у ливийца этого уж больно специфическое.

+12

10

Иногда Химере казалось, что Шарам использует её в качестве переводчика. Хотелось бы ещё сказать, что Шарам к ней прилипла, как банный лист, но-о... Это ведь Химера попёрлась за Шарам в тот день, когда они вместе с Маслиной разнесли к чертям собачьим подпольное заведение, где собирались все сочувствующие сепаратистам? Ну, вот и получается, что Химера сама была во всём виновата. Не то чтобы приходилось постоянно об этом думать, но вот вспоминать в те моменты, когда Шарам, не в силах и слова на немецком оборонить, беспомощно смотрит на подругу, приходилось всегда.
Передав подошедшему Хайнцу слова Шарам, она задумчиво промычала в ответ на предложение. А что, идея.
— Слушай, — обратилась Химера. — У нас ливиец есть в батальоне. Адам Басим. Помимо него есть ещё другой, но я его тут не видела. Короче, выглядит как типичный такой Алладин, только ещё с бородкой ухоженной небольшой. Как она... Эспаньолка.
Описывая бороду, Химера показывала на себе, металлическими пальцами протеза обводя вокруг рта от носа к подбородку.
— Он точно знает арабский, может ещё какой... Но арабского вам хватит, — прищурившись, Химера вытянулась немного, встав на мысочки и взглядом попыталась отыскать Басима. — Кстати, вон он, кажется, стоит.
Пальцем Химера указала в дальнюю часть толпы — туда, где смыкались полукольца людей из двух разных батальонов.
— Будет сопротивляться — зови! — бросила она и усмехнулась — пусть и говорят, что в каждой шутке доля шутки, а вот что ждать от этого ливийца Химера пока не знала. Он для неё незнакомец, чужой человек. И пока что себя ярко не проявил, чтобы запомниться и говорить наверняка.
— Знаешь, на досуге, как время будет, давай займёмся с тобой языком, — сгоряча бросила Химера и, подняв брови, кисло улыбнулась в лицо Шарам.
Нет, ну, больших сподвижек ждать не стоило. Но хотя бы узнать, как купить поесть или пройти в библиотеку при попадании в условный Мюнхен, Шарам через пару дней сможет, пусть и со шпаргалкой. Химера не считала себя плохим учителем, чего бы то не касалось. Она не всё умела, но что умела — тому точно могла научить кого угодно, кроме медведя. В голове закрутилась пословица про велосипед, но вспомнить её Химера так и не сумела.

+13

11

Маленькие карие глаза внимательно забегали, изучая немца и остальных наёмников, после чего капитан шмыгнул носом, отчего зашевелились длинные тонкие усики под ним.

— Капитан Агила Аль Аккад, 5-ый отдельный транспортный батальон, — представился он, и эта фраза прозвучала куда более складно, будто бы ему уже не единожды приходилось произносить её на немецком, после чего что-то сказал двум сопровождающим и, запулив руку в нагрудный карман, вытащил оттуда, бережно держа за корешок, изрядно потрёпанный документ, что мог с лёгкостью уместиться в ладони миниатюрной девушки, что уж говорить о Лемане. — Обо мне докладывали вашему командиру, он в курсе.

Леман оказался прав, когда искал того, кто знает арабский. В отличие от электронных идентификаторов военнослужащих, которые старались внедрять повсеместно в армиях передовых европейских стран, переводить написанное от руки в удостоверении бумажного формата приходилось самостоятельно. Но, во всяком случае, на первый взгляд выглядел он довольно правдоподобно, не докопаться, и заполнен как подобает. Даже печать стоит, которая, впрочем, вряд ли могла что-то сказать Леману. Если только он не увлёкся случайно изучением вооружённых сил ливийской оборонительной.

— ...а потом мы укрылись в кальянной и почти трое суток провели там, пока ждали союзные войска. Скурили даже чай! — издалека послышался голос Басима, которого удалось отыскать в толпе, и он в своём обыкновении травил байки про то, как несладко им пришлось во время первой войны. — Салам алейкум!

Капитан поздоровался в ответ, тогда как двое других солдат оказались слишком заняты освобождением прохода в отсеке, и наёмник, поравнявшись с Леманом, краем глаза взглянул на протянутое удостоверение.

— Даже столичных до сих пор не перевели на эти европейские модные гаджеты? — удивился он и, стоит признать, Басим, пусть и не без акцента, говорил на арабском гораздо лучше, чем прибывший капитан. — А ведь после первой войны грозились.

— Каждый месяц обещали, — помедлив, чтобы переварить услышанное, ответил капитан, после чего они обменялись десятком предложений с Басимом. — Ну, всё?

— Удостоверение в норме, — сказал Басим, обращаясь к Леману. — Время идёт, а ничего не меняется. Даже штамп прежний.

+12

12

Леман в свою очередь так же оценил взглядом собеседника, и что удивительно, в этом взгляде даже не читалось "Один неверный вздох, и я тебя сожру". Конечно, Артур не питал особой любви к местным и в особенности местным военным, но он все же был профессионалом, а в данном случае еще и профессионалом на работе. В такой ситуации проявление эмоции и/или личной неприязни просто неприемлемо. Так что если капитан и мог уловить что-то во взгляде немца, так это холодный расчет.
-Да, слышали мы про вас, но все равно проверить обязаны. Работа такая.
А тем временем, чуйка Лемана его не подвела. Документы у капитана, конечно, были, но вот не было в них ни слова по-немецки и уж тем более по-русски или английски. Ну, в принципе глупо было рассчитывать на то, что будет перевод, посему Артур и подсуетился с переводчиком. Пришел, правда, совсем не тот, на кого наемник рассчитывал изначально, но и то хлеб.
-Герр Басим, нужна будет ваша помощь.
Обратился Леман к подошедшему человеку мусульманской наружности.
-Нужно будет проверить документы и сверять то, что в ящиках с тем, что написано.
Возражений на подобную просьбу не последовало, а это уже приятно. В конце концов, командовать и отдавать приказы он тут права не имел, но отрадно сознавать, что люди понимают необходимость подобных процедур.
Подождав несколько минут, пока Басим, проверит документы и даст положительный ответ по поводу их подлинности, наемник обратился ко всем собравшимся.
-Все, ребята, за работу. Выгружаем, проверяем содержимое и сообщаем Басиму. Он будет проверять по документам. Если все чисто - мы молодцы. Если нет - то мы все равно молодцы и благодарность за бдительность от руководства нам обеспечена.
Леман на всякий случай продублировал все на русском, на случай если вдруг кто не понимает по-немецки, а после и сам двинулся физически поработать перед сном. Оставалось лишь надеяться, что эксцессов не будет и поспать удастся.

+12

13

Может они и поторопились, да вот только Гизе не суждено было занять выгодную позицию, сверкая белоснежной улыбкой и каплями пота на рельефном теле. Последнее запретила бы местная конвенция по правам человека, а первому помешало бы отсутствие желания жить из-за присутствия рядом дорогого товарища Винтера. А, ну и одна маленькая деталь - они тупо не успели прийти первыми.

- Беда, Гизе - не успело твоё безе, - цокнул языком Кристан, окидывая взглядом собравшихся у вертушки. - Какая жалость, что не удастся удовлетворить свою похоть, безумный ты наш кондитер.

Впрочем, тот и сам это понял. Особенно на отсутствие романтичного настроения намекало наличие Лемана, деловито раздававшего команды. Оно и верно - другого никого из похожих на командование не было, а груз, с учётом местной психологической обстановки, только способствовал развитию паранойи. "И межпозвоночных грыж..." - незаметно усмехнулся снайпер, окидывая взглядом забитый ящиками вертолёт.

- Сильно не напрягайся - а то не только пресс будет виден, но и прямая кишка. К такому показу, думаю, ты ещё не готов, - он тихо шепнул товарищу, пока здоровяк улаживал лингвистические детали.

- Ой, заткнись, животное, весь лагерь знает, что дно у тебя пробито не только в чувстве юмора, - огрызнулся Гизе.

На ответную фразу времени уже не хватило - пришла пора уже их пора выслушивать инструктаж от подошедшего Вальтера.

- Задачу поняли, Хайнце, выполним всё в лучшем виде, - привычно изобразил серьёзный вид Кристиан, подавив желание проявить фирменную придурковатость.

Тем более, что совсем скоро здоровяк Леман закончил с проверкой и дал команду начать работу. А значит, наконец, настало время пользоваться не только мышцами языка, но и некоторыми другими.

- Давай, безе, не посрами немецкую честь - на тебя мадамы смотреть будут, - не скрывая ехидства бросил Винтер, первым выдвинувшись в сторону ящиков, ожидающих погрузки.

- Чёрт, почему тебя до сих пор не застрелили и не похоронили в сортире?

- Потому что я невероятно обаятелен и привлекателен, Гизе. И это совсем не у меня дно пробито после соседства с Отто, ха-ха!

+11

14

Ну вот. Теперь дело пойдёт. Химера внимательно проследила за тем, как небольшая процессия двинулась в сторону вертолёта. Шарам, похоже, вся была в своих мыслях. Впрочем, ничего нового. Покуда из лагеря она сбегать сейчас не думала, её можно было безо всякого труда оставить одну. На совесть окружающих, кто в курсе о её выходках. То есть, почти всех...
Вот так вот ловко переложив ответственность, Химера похлопала темнокожую по плечу и отдалилась, лавируя между наёмниками, число которых на площадке неумолимо росло. Потому что сейчас Химеру интересовало другое. Совсем другое. Ведь пока она помогала позарившемуся на Шарам наёмнику отыскать переводчика, ей удалось заметить ещё кое-кого. И вот с ним-то поговорить действительно стоило.
Винтер (кажется, так его звали, по памяти) был далеко не самым последним по известности среди остальных. Он принимал участие практически во всех боевых задачах, выполняемых «Легионом» на территории этой страны. И особенно интересно Химере было другое.
- Здаров, - по свойски поприветствовала она наёмника, протянув перед собой металлический кулачок. - Как оно? Ты ведь сегодня был на аэродроме, верно?
Вопрос-формальность. Естественно был. Особо это никем не скрывалось. Лагерь весь стоял на взводе, пока наёмники выполняли поставленные задачи.
- Хотела вот спросить, что там было-то? - спросила без улыбки, даже как-то хмуро, но без единой капли претензий. - А то, знаешь, одно дело получить сухую сводку и другое... Ну, ты понял, да?
Договорив до конца, Химера почувствовала, что опять начала невнятно мямлить, а буквы упорно сопротивлялись тому, чтобы превратить разрозненные, чужие друг другу предложения, в связный текст и выразить мысль. Вот дерьмо-то, нашёл себе Бес заместителя, называется, на свою голову. А ведь когда-то, ещё до первой ливийской, Химера обладала куда более развитым красноречием. Ещё даже в Иране. Когда ей впервые довелось познакомиться с легендарным командиром всея «Легиона». А потом... Потом её сломало. Война — явление очень страшное. Только сумасшедший, либо не нюхавший пороху салага мог бы утверждать обратное. Но весь ужас войны ещё и в том, что каждого человека она ломает по-своему. Подобно хищнику, замершему в осаде, бросается на зазевавшуюся жертву и, разодрав когтями душу и сердца, уходит восвояси, оставляя человека наедине с собой, в тишине, вдали от всех. Оставляет сидеть и слушать, как с каплями крови вытекают остатки человечности.

+13

15

Когда Химера решила втихаря свинтить, Шарам это, разумеется, заметила. Иначе и быть не могло: Химера, всё же, не похожа на тушканчика, который мог бы без труда затеряться в пустыне. Заинтересованно глядя ей вслед, Шарам смекнула, что та не просто так решила поболтать с кем-то из немцев. И не абы с кем, а с теми, кто так душевно отутюжил аэродром. Видимо, случившееся с русскими и ливийцами продолжало её терзать. Химера хоть и была сильной, но Шарам всё равно её жаль. Каждый переживает утраты по-своему. Мамба, вот, все свои потери смогла уложить в слово из пяти русских букв: «месть». А месть, как известно, предпочтительнее употребить холодной. А у Химеры это работало совершенно не так. Даже спустя несколько лет после первой ливийской войны она продолжала нести на себе груз вины за убитых сепаратистами ребят. И всё это время груз продолжал тащить её на дно, занимая мысли вещами, с которыми Химера уже ничего не может поделать, кроме как тонуть в бесконечном сожалении. А сожаление — всё равно, что тюрьма. Шарам, что привыкла к свободе, не сможет понять Химеру сейчас. И от того становилось особенно тоскливо. Всё-таки, хоть к Шарам и относились хорошо, самая крепкая связь, как ни парадоксально, у неё возникла именно с Химерой. А своих они не привыкли бросать. Обе.
Увы, пока оставалось лишь смириться с тем, что Химера такая, как есть. Интересно, что ей сказал тот военный психолог, что тестировал всех, кто попадал в «Легион»? Пожалуй, это выяснить даже сложнее. Вроде бы на них тоже действует правило о врачебной тайне или вроде того.
Шарам же не сдвинулась с места. Полагала, что раз уж Химера не стала звать, то и лезть самой, вопреки любопытству, не стоит. Она не так уверенно чувствует себя при своих. Возникало впечатление, что ей куда проще в компании чужой для неё. Это как в спарринге: при толпе многие ученики Шарам терялись, больше всего боясь ударить в грязь перед «своими». Мысли об ошибках буквально преследовали их, и немало времени уходило, чтобы от них избавиться. Всё-таки, тренеры и педагоги просто обязаны хоть немного, но разбираться в тонкой структуре человеческой души.
А пока Шарам вольно размышляла над высокими материями, уже началась разгрузка вертолёта, что только ещё больше подогревало любопытство: чего ж им перепало от ливийцев?

+12

16

— Та не вопрос, — Басим расслабленно кивнул. — О, кстати, я как раз хотел рассказать, как нас на прошлой войне накормили несвежей тушёнкой, и мы наш окоп всем взводом дружно изгадили. Дело было так...

История, которую поведал Басим, оказалась куда длиннее, чем можно было рассчитывать. В какой-то момент он так увлёкся, что туалетная история переросла в мудрёную философскую притчу, мораль которой свелась к чему-то вроде «не всякий враг, кто на тебя насрал». Басим был хорошим рассказчиком и никогда не разжёвывал мораль. Если она там была.

Зато эта история помогла нехило убить время за разгрузкой. И при том даже не мешала: прерываясь время от времени, Басим давал свои комментарии по поводу содержимых ящиков и их соответствия описи. И тут удивления было немало: помимо боеприпасов, взрывчатки и оружия, в основном представленного импортными российскими образцами, в ящиках нашлось место и предметам личной гигиены, а также досуга, представленного даже такой забытой всеми штукой, как настольный футбол. Был даже небольшой плазменный телевизор, который можно с удобством смотреть компанией человек в десять. Но вишенкой на торте стала пара ящиков, на поверку оказавшихся холодильными камерами, в которых обнаружились самые разные съестные деликатесы от замороженных овощей до колбас и даже пиво. Немного, но, если не спаивать намеренно постовых, на пару вечеров хватит.

— Министр обороны шлёт большую благодарность «Легиону» и, в особенности, командующему здешним контингентом за то, что вы делаете, — капитан Аль Аккад, который контролировал процесс со стороны, и даже помог с несколькими ящиками, обратился не столько к Леману, сколько к остальным наёмникам. — Вмешиваться в дела государства, как это делают сепаратисты, равносильно предательству в такое непростое время. Без вашего опыта мы могли бы давно потерять Ваддан, а за ним уступить и всё центральное направление, пока Европа неохотно стягивает сюда союзные войска и сильно недооценивает масштаб проблемы. Спасибо вам, воины!

Толпа наёмников одобрительно загудела.

https://i.imgur.com/I0JnQlj.png

А в это самое время стоявшая вдалеке от вертолёта Шарам, что спокойно созерцала умиротворяющую картину того, как пашут другие, возникла вдруг откуда ни возьмись знакомая африканке личность, на очень долгий срок пропавшая в местной больнице, где медработников с каждой неделей становилось всё меньше и меньше, а оттого работы у небезызвестной Екатерины Коржевой становилось всё больше и больше, что не могло не отразиться на искажённом напряжением и усталостью лице девушки. Скрестив руки, она стояла неподалёку от Шарам, в конце толпы, совершенно не стремясь попасть вперёд, а пальцы нервно и очень быстро по плечу, в которое упирались.

+13

17

Что ж, стоило отдать всем должное, люди преимущественно работали активно и на совесть. Да и довольно быстро надо сказать, надежда на то, что совсем удастся справиться и потом даже еще поспать, крепла с каждой минутой. Да и Басим, работал активно, все оперативно сверял и давал необходимые комментарии. Так или иначе, бомб или других "подарков" среди прибывшего груза пока обнаружено не было, зато как, оказалось, тут было много всего хорошего. В первую очередь конечно оружие и боеприпасы. Конечно, все оно было Российского производства, но самого Артура это не сильно волновало. Он в отличие от многих других немцев в роте Рихтера не прикипел толстым слоем привычки к своему европейскому снаряжению.
Наемник взял из ящика один из автоматов и покрутил в руках. Чистые, в масле все чин по чину.
-Отлично. - Проговорил Артур, убирая оружие туда, откуда взял, а тем временем подтянулись еще люди, готовые утараканить все привезенное на склады, не валяться же этому всему под открытым небом.
-Так, народ. Все проверенное военное снаряжение и прочие несъедобные припасы на склад. Игру и телевизор куда-нибудь отдельно. Потом согласуем и организуем место для досуга. Мало мало, а людям приятно будет.
Леман хотел было озвучить еще про холодильники, но тут начал вещать прибывший с грузом капитан Аль кто-то там, кажется Аккад, а может Ахмад. Если честно, Артур не сильно старался запоминать его имя, все равно он сейчас улетит и они больше никогда не встретятся, скорее всего. В любом случае, наемник решил не фонить, и дать всем его выслушать.
"Вы молодцы бла бла бла, без вас нас бы давно на столбах перевешали бла бла бла". Ничего сверхсекретного и неожиданного он не сказал, но, так или иначе, приятно.
-Рады стараться, капитан. Будем и дальше стараться делать все возможное.
Ну да ладно, с любезностями можно закончить. Работы то еще полно, как ни крути.
-Бойцы, берите-ка холодильники и тащите на кухню. - Обратился Леман к своим бойцам.
-Все проверить, упаковки на предмет вскрытия, сроки годности и прочее. Потом рассортировать и поровну всем разделить. Все работали и все заслужили прибавки к рядовому пайку. Да и командиру закиньте что-нибудь, а то сидит там в своей палатке, носу не высовывает опять.
Ну, а сам Артур вернулся к работе. Хотелось закончить со всем как можно раньше и еще успеть выспаться, мало ли что там будет завтра.

+12

18

Признаться честно - Винтер, как любой порядочный раздолбай, не любил физический труд. Конечно, он облагораживает, превращает в почтенного герра, да и вообще спасает от очередного анально-дисциплинарного взыскания бдительного Пфицигентакля... но иногда и он окупался. Не медалями и грамотами, а чем-то более полезным и съедобным. Как например сейчас.

- Ха, Гизе, да мы богаты. Окупились твои ночные молитвы над тушкой Отто - смилостивился дьявол над твоим задом! Теперь межгалактическому президенту будет чем заняться - тихо рассмеялся Винтер, изучая содержимое разгружаемых ящиков.

— Вот только по закону подлости потом обязательно произойдёт какая-нибудь жопа, - вздохнул в ответ Гизе, всегда игравший роль пессимиста.

- Ой, да любишь ты поныть, Лео! Успокойся - в этот раз хотя бы задницу не придётся зашивать после официальной благодарности от командования.

Но что-то Гизе не стремился становиться оптимистом. Не взбодрили его ни команды Лемана, одобрительно оценившего русское оружие, ни речь капитана, разъяснившая природу столь щедрых подарков и вызвавшая одобрительный гул остальных наёмников. Впрочем, тем многого и не надо было - порой целого часа, чтобы лениво поковыряться в носу и других уставных отверстиях хватало, чтобы восстановить боевой дух "псов войны".

- Ой да ладно, Лео, ты такой унылый с тех самых пор, как...

Но докончить фразу, к облегчению Гизе, у него не получилось - он замолчал, вовремя заметив направившуюся к ним фигуру.

- Безе, нацепи свою фирменную улыбку и втяни живот - твой билет в Матушку Россию идёт к нам, - быстро бросил он товарищу, внутренним чутьём ощутив, что идут именно по их души.

И не ошибся.

- Да вроде не накакано. Ага, был, здравия матушке России, кстати, - фирменно усмехнувшись, он отступил от ящиков и ответил на своеобразное приветствие русской, касаясь кулаком её холодного металла.

Второй вопрос заставил его бросить незаметный для собеседницы короткий взгляд на Гизе, поймав ответный хмурый. "Только обсуждали - и вот он результат нашей вылазки..." - промелькнуло в голове, пока память деловито вытаскивала на свет все известные ему факты о наёмнице, а глаза изучали внешность.

- Смирнова, верно? Алёна... или Элени, если точнее, - такому воплощению дьявола, как Кристиан, полагалось знать многих в лагере и он честно оправдывал свою репутацию.

Снайпер пожал плечами и демонстративно вздохнул, выслушав предсказуемый вопрос русской. "Главное, Гизе - не скажи ничего лишнего. Впрочем, иначе бы ты и не пережил тот день..."

- Сухие сводки обычно не учитывают детали, навроде "чёрт, трусы в задницу врезались", "твою мать, яйки натёр", "блять, зря я в сортир перед миссией не сходил", а так они обычно достаточно исчерпывающе, - Кристиан с улыбкой покачал головой. - Пришли, победили, получили награду и может даже поспать хоть часок дадут. Я обычно в гущу сражений не лезу - сижу с винтовкой в ебенях и слежу за загаром. Или тебя что-то конкретно интересует из сегодняшней заварушки? Поспеши, а то здоровяк заметит, что мы прохлаждаемся и заставит лично тащить все ящики, пока кишки не полезут наружу.

+12

19

О, а он о ней даже знал чуточку больше, чем «о это та однорукая»! Фамилию свою Химера вообще вслух редко слышала. Последний раз так вообще на полигоне на перекличке. А здесь к ней даже Бес по позывному. А потому, улыбаясь, она лишь кивнула и, ощутив, как плечо отозвалось на прикосновение к протезу, опустила руку вниз. Перебивать не стала. Вместо этого — слушала. Шарам как-то сказала: люди говорят гораздо больше, чем говорят. Тогда она посчитала это какой-то очередной глупостью, которую с псевдоинтеллектуальным выражением лица вещали в её племени старейшины или шаманы. Но со временем Химера начинала понимать, что именно имеет ввиду её новая подруга. Вспоминала свою жизнь, всматривалась в настоящее и находила отклики.
— М-м, — Химера вытянулась на мысочки и посмотрела в спину успевшего прославиться после телецентра Лемана. — Да, кое-что.
Она замялась. Тяжело говорить о смерти. И особенно тяжело говорить о ней в контексте всего того, что могло случиться. Но ей нужна была точка зрения. Имеющихся слишком мало.
— Что случилось с союзниками? — она не стала уточнять, что имеются ввиду и русские, и ливийские солдаты, словно это само собой разумеющееся. — Я слышала, это были разведгруппы, которые отправили туда до прибытия наших. Как так вышло, что их почти всех перебили?
Девушка окинула взглядом остальных солдат, что следили за их разговором. Никого она особо не знала: общительностью не отличается, любопытством тоже. Про жизнерадостность — вообще говорить не стоит. Но что же думают они сами? Как это выглядит для тех, кто по своей и не по своей воле по самые гланды оказался в закопан в пески госизмены? Потому-то самый главный вопрос Химера и не спросила.
Стали ли их жизни ценой успеха?
Вот и всё, что её интересовало. Узнать, что это не так и всё: успокоиться, забыть и больше не возвращаться. До тех пор, пока нечто подобное не случится вновь, заставляя опять и опять возвращаться к воспоминаниям о первой ливийской, что в ночных кошмарах начинало терзать душу, стоит только ужасу забыться.

+12

20

Выслушав немецкую речь, судя по всему ставшей эдакой повышающей мораль бравадой, Шарам лишь пожала плечами. Ведь, естественно, ни слова она не разобрала. Куда интереснее было, чего же там завезли ливийцы, как вдруг знакомый силуэт поблизости привлёк внимание Шарам и она, пристально всмотревшись в него, удивлённо вскинула бровь и устремилась навстречу.
— Эй, — окликнула она и, протянув руку, слегка коснулась плеча Катерины. — Даже странно видеть тебя здесь спустя столько времени. Мы уж думали, ты вообще не появляешься. Страшно представить, насколько не готов был этот город к подобному и сколько у тебя работы. Так ты какими судьбами тут?
Шарам бегло осмотрела девушку, всю себя отдавшую больным и раненым в местной больнице. Разумеется, за какие-то бонусы. Кажется, Шарам слышала, что речь шла о каких-то медицинских препаратах. Цена была слишком высока. В движениях и внешнем виде Катерины чувствовалась усталость и даже нервозность. Шарам сразу определила, что ей лучше пойти и поспать как следует. Она заслужила перерыв. Лекари и шаманы, что исцеляли самый разный недуг в её племени, ценились особо высоко. Так и Шарам с уважением относилась к Катерине.

+12


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 20.01.18. Не белый фосфор, но подсластить может