Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » 16.01.18. Посвящение в планы


16.01.18. Посвящение в планы

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

1. Дата: 16 января 2018
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: 21:00
4. Погода: Температура упала до 3°С, небо чуть прояснилось, солнце уже давно закатилось за горизонт
5. Персонажи: Куруруги Сузаку, Юфемия ли Британия
6. Место действия: СБИ, 11 сектор, Нео-Токио, резиденция генерал-губернатора
7. Игровая ситуация: На следующий день после того, как Юфемия анонсировала громкую реформу об Особой Административной Зоне, она решила посвятить своего рыцаря в грандиозные планы. Вопрос в том, понравятся ли они ему?
8. Текущая очередность: Сузаку, Юфемия

+3

2

На следующий день после совещания, которое прошло в соответствующем зале, Сузаку не имели четких указаний или заданий, что, казалось бы, освободило распорядок дня студента. Несмотря на это, отправиться в академию он не мог. На то было множество причин, которые, в большинстве своем, связаны с личными переживаниями героя. Ему предстояло многое обдумать, после оглашения его принцессой об Особой Административной Зоне. Подобная весть не была чем-то неожиданным для парня, но все же от легкого смятения спасен он не был. А последующие речи и обсуждения в зале совещаний, на которых он присутствовал безмолвной тенью Юфемии, лишь всполошили ум рыцаря лишними сомнениями. И как ни странно, прекрасной возможностью мысленно разобраться во всем, предстало в желании отправиться к восточному токийскому поселению. По понятным причинам он не мог взять с собой своего верного боевого товарища "Ланселота", поэтому пришлось обходиться своими силами, что даже было в радость. Своей принцессе он же сообщил о неотложных делах, которые необходимо сделать, пообещав вернуться к вечеру, а та, в свою очередь также предупредила его о разговоре между ними. Куруруги догадывался, о чем пойдет речь, поэтому четко понимал, что к тому моменту должен определиться со своими взглядами.
Восточное токийское поселение - наиболее пострадавшая территория после землетрясения, что стало известно довольно быстро, особенно в кругах правительства Нео-Токио. А следовательно, стоило Сузаку узнать о чудовищных последствиях, как в тот же миг было принято решение - он должен быть там, помочь разбирать обломки, помогать раненным... Возможно даже удастся найти пропавших или же плененных бедствием людей! И этому, собственно, он посвятил всего себя. Неудивительно, что вернувшись в резиденцию к шести, тот был полностью вымотан, успев лишь принять душ, переодеться и отправиться к кабинету генерал-губернатора.
Независимо от статуса, нации, принадлежности - мы все остаемся людьми. И мы по-прежнему нуждаемся в помощи других... - подобная мысль основательно засела в мыслях Сузаку, пока тот шел по широким коридорам, изредка поглядывая в темны окна здания, скорее даже крепости. И именно эта идеология побудила Куруги тайком, по своей прихоти, отправиться к нуждающимся. Глядя на страдания как японцев, так и пожалованных граждан, он сумел четко сформулировать для себя итог, расставляя по полочкам все, что произошло с ним за последнее время, а также того, что произошло в мире - заявление Императора Священной Британской Империи. Подобная новость просто не могла остаться незамеченной. И уж больно много всего произошло за один день. Наверное, именно поэтому шаг майора сейчас, несмотря на усталость, выглядел уверенным, торопливым и немного напряженным - ему тоже было что спросить у Юфи.
Дойдя до двери, рыцарь негромко постукал, ознаменовывая свой приход и, не дожидаясь ответа, протягивая ладонь к ручке, открывая преграду, заходя внутрь.
— Ваше Высочество...
Коротко окликнул молодой солдат, закрывая за собой дверь. А вместе с этим щелчком вся та смелость, которая сопровождала его по извилистой тропе резиденции, словно оставшись по ту сторону, исчезла. Взгляд растерянно пробежал по комнате, а личико провозгласило о неуверенности со стороны зеленоглазого. Секундная заминка и вот рыцарь, как и подобает оному, прислоняет руку к груди, попутно наклоняя туловище вперед, выказывания уважение и приветствуя вышестоящую должность.
— Простите за ожидание. — осмелился таки сказать тот, буквально силой выдавливая из себя каждый слог.
По правде говоря, парень и сам не ожидал такого поворота со своей стороны. Будучи уже уверенным в своих взглядах и мыслях, он несколько раз повторял в голове, что скажет здесь. Но зайдя вспомнил, что вновь остается с принцессой Юфемией наедине. Нет, его это вовсе не беспокоило, скорее дело было в том, что именно он хотел сказать - это могло огорчить, разгневать или же обидеть дочь императора; а также то, что он уже сделал - оставил ту без своей защиты, отправившись обманом делать то, что вздумается, на поводу своего эгоизма. Вероятно, из-за пересечения таковых факторов, а также симпатии в сторону визави, единственное, что сумел сказать Сузаку - извинения, которые и вовсе были не к месту, казалось бы, ведь пришел он в оговоренный час. Впрочем, сделанного не вернуть и сейчас, представ пред генерал-губернатором в парадной форме: с белым пиджаком и рыцарской брошью  на левой стороне груди, он ожидал дальнейших действий от собеседницы. Скорее даже позволения с её стороны для последующих ходов в диалоге.

Отредактировано Suzaku Kururugi (2021-11-17 17:48:24)

+13

3

Что же. Стоя спиной к двери, Юфемия устремила взгляд в панорамное окно, разглядывая современную, геометрически идеальную сияющую ночными огнями архитектуру. Величественно спокойный, всегда стремящийся стоять выше вспыхивающих в нём проблем. И вот теперь Юфемия полна решительности избавить его от этого. Пойти не тем путём решения проблем, каким шёл Кловис. А позволить течению подхватить его, поступая вопреки пути сопротивления, где уже неясно было, кто сопротивляется.
Да, это вызовет неодобрение. Юфемия прекрасно понимала. Особенно когда выяснятся все сопутствующие детали. Знать будет недовольна. Сторонники пуристов будут недовольны. Но зато была уверенность, что многие государственные инстанции скажут ей спасибо. Ведь несмотря ни на что...
Стук дверь вырвал её из грёз о счастливом будущем, которое может ждать сектор, если получится разобраться с последствиями ожидаемой вот-вот реформы. Время семь. Юфи коротко вздохнула, чувствуя, как на миг ускорилось её сердце, добавив добрый десяток ударов. Прислонив к грудь чуть сжатый кулачок, Юфемия отвернулась от окна. Она знала, кто пришёл. Знала этот чуть приглушённый стук.
- Сузаку, - вымолвила Юфемия тихо, так, что даже он мог едва разобрать, а затем, уже громче: - Проходи. Как мне известно, завалы частично разобрали, а в части пострадавших кварталов уже организовали реновацию.
Конечно, для своего рыцаря у неё приготовлен вовсе не стул, а небольшая деревянная софа из красного дерева, обитая кожей с упругим наполнителем.
Усевшись на него первой, Юфи невольно взялась за подлокотник, приобняв пальцами самый его крайчик. Когда стало известно о землетрясении, он уже никак не могла оставить рыцаря при себе. Даже потому что хотела. Восточное Токийское поселения пострадало сильнее всего. А Сузаку был одним из тех немногих, кто нёс в себе одновременно не только силу разрушать и уничтожать, а ещё и силу созидать и защищать, тем самым помогая сохранить хрупкий баланс между добром и необходимым злом. И вот он, её рыцарь, что даже сейчас продолжает уверенно стоять на ногах. Но взгляда, способного проникнуть глубоко-глубоко в душу не обмануть. Она понимает, что даже такой невероятный человек, как Сузаку, может вымотаться за целый день тяжёлой физической работы.
- Устал? - спросила она, жестом полураскрытой ладони приглашая сесть, поближе к ней. - Ещё и переодеться успел? Сузаку...
Она замирает. Он наверняка знал, что ему необязательно приходить к ней при параде. Ведь она сама разрешила. Но даже так Сузаку изо всех сил помогал ей поддерживать имидж перед остальными пребывающими на территории резиденции людьми. Тем более, что лучше бы не знать никому, насколько же они стали близки с Сузаку. Но, даже если бы всё было и наоборот, Юфемия ни капли не сомневалась, что это не сможет никак помешать им. Она - генерал-губернатор, в конце концов. Чужое неодобрение пугает лишь поначалу. А копнув глубже, можно легко понять, что даже на него найдётся управа. Оставаться твёрдой и непоколебимой: так, как учила Корнелия.
Иначе просто не выжить. Не здесь, не в этом мире, которым тайно из-за кулисы правят те, чьи способности намного опережают человеческие, и даже выходят за рамки простого понимания, переплетаясь в сложные психо-физические структуры.
- Я очень благодарна тебе за то, что несмотря ни на что ты продолжаешь поддерживать меня и оставаться рядом, - заговорила она, с улыбкой глядя на своего рыцаря. - Спасибо тебе, Сузаку. И именно поэтому я хочу, чтобы именно ты стал тем человеком, который первый услышит из моих собственных уст все подробности о реформе, которую я подготовила. Ведь... Мне очень важно твоё мнение, Сузаку. Ты - словно отражение моей мечты о людях, свободных от бед и горестей. И я хочу видеть, как моя мечта отражается в тебе и твоём взгляде. Сузаку...
Юфемия неосознанно протягивает руку вперёд, навстречу ему, чувствуя, как остро пульсирует в голове желание коснуться ладони её рыцаря.

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Marika Soresi (2021-11-19 00:43:25)

+14

4

Ответ от Юфемии не заставил себя долго ждать. Он был уверенным, четким и до приятного знакомым. Нет, это была не та отдушина неформальности, которая заставила бы рассеянного Сузаку еще больше потеряться в собственной неуверенности. Принцесса, словно с первого взгляда поняла терзания юноши, начала свою речь с осведомленности об обстановке, которая сейчас имеется на восточной части токийского поселения. Теплой и спокойной интонацией стала фигура деловой речи, что нередко используется в армии. Именно она напомнила парню, кто он, возвращая из нелепой неловкости. Взгляд наполнился уверенностью, а осанка выпрямилась, расправив плечи.
— Да. — коротко ответил юноша на отчетность генерал-губернатора, зная об этом не понаслышке.
А вместе с тем Куруруги делает уверенные шаги вперед, в сторону софы, на которой уже сидела синеглазая девушка. Он искренне пытался казаться бодрым, уверенным и смелым, соответствуя своей должности, поэтому подойдя к дивану и услышав вопрос девушки - вновь опешил. Как? Он ведь сделал все, чтобы не подать виду. Сузаку, кажется, совсем забыл, что не умеет лгать, а утаить что-то от взора принцессы, что и вправду может заглянуть глубоко в душу, просто невозможно. Последующий вопрос, и укоризненно произнесенное имя, как ему казалось, не оставили рыцарю ни единого шанса увернуться или же попробовать убедить принцессу в обратном, отрицая очевидное. Все, что оставалось Сузаку - лишь виновато усмехнуться, выронив легкий смешок, заводя правую руку за голову и почесав затылок. Чувствовалась малая неловкость в этой ситуации, поэтому майор неторопливо присел, оставляя всю ту же улыбку на лице. Впрочем, стоило Юфи сказать, что она благодарна ему за поддержку, как мимика вновь переменилась на удивление и недоумение. Тот, кто посвящает каждый день защите и поддержке людей, не взирая ни на что, не может в полной мере ощутить действительную ценность этого жеста. Со временем это принимается, как должное, как неотъемлемая часть тебя - Сузаку не был исключением. Он продолжает быть рядом с принцессой вовсе не потому, что она этого хочет, а потому что это исключительно его желание. Такая простая и эгоистичная логика, а также подобная благодарность вводила рыцаря в смущение. Он тут же возжелал отказаться от сих лестных слов, перебив визави. Но последняя, а также привитые нормы этикета - не позволили Куруруги и звуку издать, не то, чтобы сказать полноценную фразу. И зря! Ведь собеседник вновь благодарит его, говоря о том, насколько он и его мнение важны для девушки.
— Моя принцесса, — тихо проговаривает парень, опуская несколько опечаленный взор вниз, на мягкую обшивку и то расстояние, что было между ними сейчас. — Вы...
Хотел он было продолжить, что-то важное сказать. Но не смог, ведь это расстояние - словно пропасть между принцессой Британии и простым одиннадцатым, коим был Сузаку. Он вовсе не заслуживает подобных слов. И здесь дело даже не столько в именовании или нумерации, а сколько в поступках, которыми рыцарь не гордился. Ища наказания, желая исправить свои же ошибки. Мечта о людях, свободных от бед и горестей? Да, это та мечта, к которой стремился и он. Их путь был един, а цели - верными. Ведь только это важно, да? Ответить себе на подобный вопроса японец не смог, завидев робкую ладонь Юфемии, что вновь и вновь возвращает рыцаря из тумана сомнений, наполняя уверенностью.
— Нет, — решительно ответил зеленоглазый юноша, обхватывая ладонь собеседницы своими руками и крепко сжимая, — Это я должен Вас благодарить. За то, что сделали меня своим рыцарем; за то, что заставили меня учиться в академии; за то, что дали возможность изменить мой дом; за то... — ком в горле помешал рыцарю закончить мысль, а в глазах, что едва различимо дрожали, читалось подобие страха, — За то, что позволили быть рядом.
Он сумел, пускай последним словам и потребовалось пробираться через сугробы, но в сказанное Куруруги верил всем сердцем, которое неистово пыталось выскочить из груди. Он неторопливо поворачивает руку тыльной стороной ладони к себе, а затем также неспешно наклоняется к ней. Легкое, почти неуловимое касание уст со стороны Сузаку обернулись поцелуем руки принцессы. Всего-лишь невинный жест, так популярен среди британцев и никогда прежде не импонировавший одиннадцатому. Он знал его значение - выражение вежливости, уважения и преданности. Но здесь и сейчас для него, в такой приятной обстановке, символика была совершенно иной.
— Именно поэтому, — отпуская руку принцессы, продолжил, — Я клянусь всегда быть рядом с Вами, защищать и поддерживать, какое бы решение Вы не приняли. Ни смотря ни на что.
Его голос был твердым и утвердительным. Уверенность, искренность - слишком слабая мера, чтобы описать готовность Сузаку отдать все ради той, кто сидит напротив. И именно сейчас, подобной фразой, он словно намекнул своей принцессе о том, что она не только может рассказать ему все, что пожелает, но и смело может продолжать доверять своему подданному.
— Но, — сегодня парень излишне часто меняет эмоциональный окрас, на сей раз нахмурив брови, вспоминая о неприятной части разговора, — Я не могу позволить Вам остаться наедине с Зеро.
Да, пожалуй, не лучший момент, чтобы упрекнуть принцессу в принятом решении. Но эта мысль еще с собрания глубоко закопалась в сознании Сузаку. И какие бы он не находил для себя ответы - принять подобную идею просто не мог. Зеро - совсем не внушал доверие  пилоту "Ланселота". Нет, не так. Скорее его методы не внушали доверия, а следовательно - взгляды. Оставлять столь важную, для Куруруги, особу с глазу на глаз с убийцей - безумие, которое парень осуждал всеми фибрами души. И именно это было одним из главных предметов разговора для оного. Одним из.

Отредактировано Suzaku Kururugi (2021-11-18 04:40:55)

+14

5

Слова Сузаку, столь чистые и искренние, заставили сердце Юфемии бешено забиться, а спину между лопаток осадила приятной дрожью холодная рябь, отчего Юфемия негромко вздохнула, чуть подавшись вперёд, и изогнулась в спине. Она чувствовала, что даже в самой беспросветной тьме, в самый трудный час всегда сможет положиться на Сузаку. В голове билась безумная мысль: вместе они смогут свернуть горы. Последние сомнения в душе Юфемии окончательно отступили прочь.
- Зависит от того, позволят ли Зеро остаться наедине со мной, - Юфи улыбнулась, а сама даже не определилась, чего тут больше - шутки или иронии; она и не признается вслух, что после всего, что было, совершенно перестала бояться. - Мы будем смотреть по ситуации, Сузаку. Я считаю, что у Зеро нет поводов для того, чтобы причинять мне вред. Но... Я хочу увидеть, насколько он окажется смел. Потому что у любого британца есть достаточно поводов желать человеку в маске всего самого недоброго. Но не теперь, когда я решила дать всем японцам то, чего они заслуживали. Не будет ни единого повода продолжать борьбу, за исключением тех, кому эта война может быть выгодна.
Евросоюз. Ну, конечно - Евросоюз. События в 11 секторе сильно отвлекали Британию. Ещё Корнелия упоминала это, да и Юфемия понимала, чем чреваты такие события, что беспощадно пили по благосостоянию региона. И одному лишь Евросоюзу была выгода война. Юфемия справедливо считала, что европейские лидеры ни за что не захотят отдавать власть, которую те держать ценой жизней множества своих граждан. Считала ли Юфемия их людьми несчастными? Безусловно. А вот считали ли они и сами так?
Был ли Зеро проектом Евросоюза? Ни в коем случае. Мог ли он быть проектом тех людей, о которых теперь знал и Сузаку? Вряд ли. Что-то не сходилось. Он использовал слишком грубые методы, отличные от тех страшных людей. Тех, что пришли за ней Ренли. О которых её стремилась предупредить тётушка Ева. О которых ей рассказывал Альфред, что наверняка был где-то неподалёку и становился гарантом того, что тётушка Ева что-то узнает в случае чего и всё можно будет исправить.
- Выгодна ли она Зеро? - Юфемия посмотрела внимательно на Сузаку, будто бы этот вопрос вовсе не был риторическим, и ответ она ждала именно от него, но это лишь казалось. - У нас нет ответа, потому что мы не знаем, кто прячется за маской. Последователи Ордена могут говорить, что Зеро это идея, а не личность. Но, как сказал бы брат Шнайзель, всё это - лишь обыкновенный популизм и не больше. За идеей всегда стоит человек. И нередко этот человек не один. Знаешь, Сузаку.
Юфемия накрыла его ладонь своей и мягко сжала, улыбаясь.
- Мне хочется верить, что Зеро и правда сражается за японцев. Что им не движет корысть или злоба. Но как мы можем об этом знать, если даже не знаем, кто он? Какой расы, нации? Ничего неизвестно о его мотивах кроме тех, о которых он же и говорит. Лишь одно я знаю точно: нам всем есть, что терять. А потому встреча не может пройти без сопровождения с обеих сторон. Есть лишь два человека, которым я могла бы полностью доверить свою жизнь.
Юфи провела пальцами по ладони своего рыцаря. Она понимала, что сейчас речь идёт не только о её жизни: о жизнях вообще всех людей, живущих в 11 секторе. Возможно, и не только их. А значит любая ошибка, любое промедление, любая недальновидность могут стать фатальными. Ставки в этой политической игре становились всё больше и больше. Казалось даже, что выше уже некуда.
Забавно то, что раньше ЮФемия и представить себе не могла, что когда-то начнёт рассуждать так, как сейчас. Не цинично, но с холодной головой. Не жестоко, но с принятием неотвратимости судьбы, если что-то пойдёт не так. Пережитое за последние полгода накладывало свой отпечаток на многие жизненные взгляды и позиции Юфемии.
Она уже не была той, что раньше. И вряд ли когда-то станет ею вновь.

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

+12

6

Сузаку молчаливо внимал каждое слово своей принцессы, отдавши всего себя её словам, мыслям, жестам... С каждым новой фразой брошенной ему, парень приходил к осознанию того, что он не сможет переубедить Юфи. Решение было принято и девушка смело идет вперед, без оглядки. Мысленно юноша даже озадачился вопросом, нужен ли он ей сейчас..? Но подобный вопрос, даже без ответа, тут же исчез. Даже если он не нужен ей, даже если так, он нуждается в ней. И здесь даже дело не в желании достичь цели, нет - нисколько. Просто Куруруги невольно принял этого человека в свое сердце куда ближе, чем кого-либо до этого. 
Хоть парень и слушал визави, предпочитая не отдавать какие-то комментарии, его простота - его же враг. Эмоции сами выдавали мнение рыцаря на различно брошенные фразы. Едва заметно. Настолько, что будь это не Юфи, не так близко - никто бы и не разгадал истинные суждения героя. Так, к примеру, когда принцесса сказала, что больше не будет повода продолжать борьбу - уголки губ чуть приподнялись в улыбке, а взгляд скользнул с дамы, в стену. Такой невинный, снисходительный, что вместе с легкой улыбкой так и говорили "наивно, добродушно". Да, Сузаку и сам был не обделен этими качествами, но последние события и в частности - откровенность Юфи, в значительной мере втолковали в голову японца всю возможную печаль людских сердец. А когда девушка задала вопрос своему подданному, взгляд парня вновь вернулся сперва к её розовым прядям, а затем и глазам. Хотел ли он ответить? Быть может. Но губы не сдвинулись даже в возможной попытке. Ответ о выгоде Зеро был безумно сложным и неоднозначным. Куруруги это отчетливо понимал, ведь несмотря на славу лидера черных рыцарей в кругах Британии, он непременно точно ценит жизни своих подопечных - инцидент со спасением Тодо тому яркое доказательство. Он понимал, что желает донести ему собеседница, он был готов это принять. Но стоило оной накрыть ладонь рыцаря своей, как взгляд парня изменился, появился небольшой прищур, уголки расстроено опустились, а из носа вышел также тяжело различимый томный вздох. И это не было связано с их тактильной близостью, вовсе нет. Его удивило.. Скорее даже расстроило то, как аргументировала свои речи дочь императора - Шнайзель. Отрицать подобную истину глупо - это правда, за идеей всегда стоит человек. Однако Куруруги считал, что это неважно. Абсолютно неважно, кто стоит за идей, какой человек её несет в мир. Ведь главное - каким путем эта идея достигает ушей других. Именно из-за подобного разногласия, брат Юфимии не стал для Сузаку явным примером идеального лидера, правителя. А его подача собственной идеологии с браками, которые привели к расставанию с Наннали и едва не забрали Юфемию - вовсе достойна презрения. Пожалуй, именно поэтому для юноши данная аргументация потеряла смысл и если бы не мягкая хватка принцессы, что приятно сковывала японца, быть может он бы даже спохватился на этом моменте, возжелав что-то ответить. Но эта легкая дрожь по телу от прикосновения, это ускоренное сердцебиение и тяжесть в горле, что обрывало каждый вздох - были настолько яркими, прекрасными, что заканчивать сие мгновение - не было никакого желания. И благо, что в рассказе девушки, который неминуемо был продолжен, было кое-что, вернувшее героя из собственных блужданий - доверие.
Лишь двое? — мысленно Куруруги повторил за Юфемией, постаравшись дать себе ответ, кто эти люди. Наверное, себя он даже не рассматривал, ведь куда уж простому одиннадцатому до такой чести? Даже несмотря на то, что они стались настолько близки, речь идет о единицах самых важных людей для принцессы. Впрочем, озвучить этот вопрос он не стал и стоило собеседнице закончить, проводя пальцами по ладони, как взгляд спустился, сопровождая этот жест.
— Юфи... — шепотом, на выдохе, проговорил Сузаку, будучи внешне опечаленным, что-ли. Подобная фраза была брошена незаметно для него, тот искренне верил, что лишь подумал об этом и все происходящее осталось в голове.
Спустя секунды три он опомнился, подняв глазки вверх, на свою пассию, наклонив набок голову и улыбнувшись. Подобным жестом он хотел показать девушке то, что она его убедила. Показать, что он будет верен её решению, как и поклялся минутой ранее.
— К сожалению, Особая Административная Зона - не решение наших проблем, — он с той же улыбкой взял обе руки принцессы, подтянув их ближе к себе, — Возможно это создаст еще больше сложностей. Ведь смысл вовсе не в названии, не в нумерации или прозвищах. Смысл в людях, в их отношении. Одним указом нельзя остановить повод для борьбы. Многие британцы, которые проживают здесь, будут... Нет, они уже не согласны с этим решением. Дав шанс одним, мы забираем его у других. Притеснения одиннадцатых наверняка продолжатся, недовольных станет больше...
Несмотря на все, что рыцарь говорил, делал он это с настолько детской и наивной улыбкой, что весьма справедливо мог вызвать диссонанс у собеседницы. Он покрепче сжал ладошки принцессы, демонстрируя уверенность, что снова не совпадала с его речью.
— Но несмотря на это я верю, что это правильный шаг. У меня нет повода доверять Зеро, как и нет повода ему не доверять. Мне неизвестны его мотивы и цели. Я всего-лишь знаю, что убийство принца Кловиса - это его первый шаг и он был неверным. Если ты не откроешься людям - они не смогут открыться тебе. Именно поэтому я доверяю Вам, Ваше Высочество.
Взгляд парня неспешно начала наполняться строгостью, улыбка осторожно спускала уста, наделив мимику оттенками мрачности.
— Но что же Вы будете делать дальше? Даже если Зеро согласиться, — на последней фразе Сузаку скептично хмыкнул, понимая, что это действительно маловероятно. Логика его была проста - если бы человек, скрывающийся за маской, действительно хотел мира или подобного исхода - он бы давно предложил нечто подобное сам, ведь возможность для этого имеет. — Как Вы хотите изменить людей? И что более важно - Император. Его недавнее заявление... — Куруруги отвел озлобленный взгляд в сторону, не желая демонстрировать его принцессе, — Оставит ли он это без внимания?
Да, у рыцаря третьей принцессы было чудовищное количество вопросов. Порой он даже позволил себе излишнюю фамильярность, осознание чего еще не достигло здравого рассудка. Но право дело - сейчас он действительно был в небольшом смятении, как и весь день, ночь. Начиная с собрания он всячески желал прийти к пониманию, поэтому дабы принять для себя верное решение - вопросы и такая наглость были необходимы.

Отредактировано Suzaku Kururugi (2021-11-20 19:42:52)

+11

7

Тепло ладоней Сузаку коснулось её рук, обняло, приятно обжигая. Сердце в груди замерло и на миг мысли, что бесконечным потоком струились в сознании, умолкли, подарив ей мнимую, ложную, но такую желанную и необходимую сейчас тишину. Как бы Юфи хотела, чтобы им не нужно было говорить о таких вещах. Как бы она хотела, чтобы люди просто были счастливы. Чтобы им не приходилось думать о войне и о том, кто перед ним: пожалованный, одиннадцатый, британец...
Но они живут в другом мире. В мире, где на это всё нельзя закрывать глаза. Поэтому выбору у Юфемии нет. И вновь хлынул водопад мыслей о будущем, которое никогда не наступит, если уповать на случай и наслаждаться покоем. Сильные люди создают хорошие времена. И никак иначе.
- Увы, ничто в жизни не проходит бесследно, Сузаку, - сказала Юфемия и поджала губы. - И я прекрасно понимала, на что иду, когда решалась. Потому что это понимают все без исключения. Название - это ещё не всё. Японцы получат те же права и свободы, которые получили подданные Южно-Африканской Республики. Когда их предводитель, Ганнибал Бота, объявил о желании войти в состав Священной Британской Империи, разве кто-то был против настолько, чтобы этому препятствовать? Посмотри, Сузаку. Уже больше семи лет Япония похожа на поле боя. Я знаю, что есть те, кого всё устраивает. Но даже среди британцев найдутся недовольные ходом вещей. Я уверена, что взвесив все «за» и «против» эти люди всё поймут. А остальные... Кому и так хорошо - они тянут вниз не только Британию, но и весь мир. Эти люди не вписывают ни в концепцию мира без войны, который я хочу приблизить хотя бы на шаг, ни в концепцию того, что у нас называют социальным дарвнизимом. Они слабы. И должен был найтись тот сильный человек, который осмелиться заявить об этом.
Юфемия сама не заметила, как от её собственных слов по спине побежал холодок, голова вскипела, а сердце забилось быстро. Очень быстро. Или это из-за того, что Сузаку рядом?..
- Их чопорному самодовольству пора положить конец, - неожиданно для себя Юфемия улыбнулась, говоря такие смелые, совершенно нехарактерные слова.
Полгода назад она и подумать бы не могла, что когда-то ей придётся сказать подобное. Но жизнь распорядилась иначе, бросая её из одной неприятности в другую.
- Потому что больше всего я боюсь не их, Сузаку... - Юфемия опустила голову, перейдя на шёпот, такой, что только Сузаку и мог бы его услышать. - Я боюсь других. Которым неинтересно топить свою жизнь в роскоши. Чьи мотивы я до сих пор не понимаю. И которые всегда где-то поблизости.
Она, конечно же, говорила о тех, кто стёр память ей, Ренли и другим обитателям резиденции. Вспомнив всё, Юфемия до сих пор не могла спокойно спать, пока в голове пульсирует мысль о том, что существует сила, способная покорить самого могущественного правителя.
Страшно представить, что и среди её приближённых есть тот, кто работает на них. И здесь уже сложно что-то сделать. С существованием Аарона нужно просто смириться. Не рисковать самой, не позволять рисковать Шнайзелю, сестре, которая наверняка даже близко не представляет о том, что творится. Ведь иначе тогда и ей доверять будет нельзя. А в это Юфемия просто не хотела верить. Нет, только не Корнелия.
Принцесса всё больше склонялась к мысли, что нет смысла кидаться с головой в омут, пытаясь узнать всю правду, которая ничего не даст. И что ещё хуже, которая может оказаться мнимой правдой. Той, которая им удобна. И тут Юфемия решила: лучшего повода для разговора со своим рыцарем у неё не предоставится. Аарона нет поблизости, а Альфред... Ей нужно в него верить. Иначе ей не выиграть эту войну в закулисье.
- Сузаку, - Юфемия продолжала говорить шёпотом. - Я... Мне нужно тебе рассказать кое-что о них. Ты ведь помнишь наш разговор перед новым годом? Про книгу, про исследования Кловиса, про случившееся со мной и братом Ренли...
Она нервно сглотнула. Сейчас только поняла: за это время они могли использовать свои силы против Сузаку. Да и не только против него! Кто угодно, абсолютно любой человек из резиденции находится под ударом! Ей оставалось уповать лишь на то, что Сузаку действительно на её стороне. Хотела бы она уметь определять это по одному лишь взгляду. Ведь, если верить Альфреду, обычному человеку не под силу знать истину. А она - всего лишь человек.

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

+12

8

Юноша, что еще год назад был никем, внимательно слушал каждое слово от той, кто изменила его жизнь. Он задал ряд вопросов, на которые сам не смог ответить и которые были непростыми. В какой-то момент к нему пришло осознание того, что это был ошибочный поступок, который совсем не к лицу рыцарю. Но к сожалению - не сразу. Сузаку был сильно увлечен своей собеседницей, её теплыми руками, которые с осторожностью держал в своих ладонях; её глазами, что были безмерно холодны и которые, от уверенного голоса, затягивали в свои оковы. И это так или иначе отвлекало парня от его прямых обязанностей. Быть беспристрастным рыцарем для той, к кому питаешь платонический интерес - непросто.
Юфи... Юфи — из разу в раз повторял себе Куруруги, отмечая, насколько сильной стала та, кого он должен оберегать. Да, подобная смелость, казалось бы, была с лихвой позаимствована у другой принцессы - Корнелии. Не заметить столь очевидную перемену из той неопытной и робкой девушки к решительной и строгой - было бы невежеством. Так что стоило Юфемии улыбнуться своему подданному, как он тут же с облегчением выдохнул, совсем не скрывая свою радость на лице, усмехнувшись девушке в ответ. Наверное, сейчас он понял, что всякие вопросы, которые поддают сомнению решения ли Британии - смехотворны. Она не только доведет до конца то, что затеивал её брат, она всё сделает куда лучше, отбросив наивность, беспечность, предусматривая все последствия своих действий. Едва ли найдется человек, столь же добродушный и напористый одновременно. Осознание такого неторопливо возвращало трезвость ума парня и Сузаку уже был готов отпустить руки девушки, извиниться за временное отсутствие субординации и глупые вопросы с его стороны. Но не успел он и кинуть взгляд на их сплетенные ладони, как третья принцесса говорит о своих страхах.
Те, кто стоят за кулисами... — мысленно продолжил столь очаровательное описание визави, нахмурив брови. Он сходу понял, о ком говорит принцесса и осознание того, что в их борьбе есть третья сторона, чьи мотивы неясны и сумбурны еще больше, нежели у Зеро - было не из приятных. Сузаку даже не заметил, как его лицо поморщилось в отвращении только об одной мысли того, что они сделали. Пальцы сильнее сжали ладошки принцессы, с единой целью - дабы та взглянула на своего рыцаря, который в тот же миг отбросил всякую заурядность, недоверие, злобу и угнетение. Уверенные зеленые глаза и слегка приподняты краешки губ в довольной, возможно даже самонадеянной, улыбке. Куруруги не был особенным - вовсе нет. У него не было козырных карт в рукаве против тех, кого опасается его принцесса. Но он не просто верил в нечто подобное, он знал и встречал. Раньше, в детстве, в тот самый день, о котором Сузаку жалеет до сих пор и который не желает вспомнать более никогда. Его сердце забилось быстрее, внутри словно все содрогнулось от всего-лишь одной картины, что мелькнула в голове. Сцена, что будоражит парня.  Стоит ли рассказать ей? Про себя вопрос он озвучил, конечно, но ответ был очевидным - не может. Не сейчас. Ведь в эту секунду его роль - проста. Он должен показать Юфемии, что она может ему доверять. Что её единственный рыцарь сможет защитить девушку от любых бед. Именно поэтому на вопрос собеседницы о событиях минувших дней, без толики сомнения, он ответил:
— Да, Юфи, помню.
Короткая фраза с твердой подачи, воплощая мужество и отвагу со стороны японца, которая в придачу была покрыта улыбкой. На него можно положиться. Ведь даже в одиночку, будучи против всех, пожалованный британец верил - он защитит. И эта вера неизбежно демонстрировалась во всем его внешнем виде. Стоило ли ему, завидев переживания и страх в глазах генерал-губернатора, сделать что-либо еще? Возможно. Но Курурги был человеком, который не допустит себе излишеств. Скромно, немногословно показать свои намерения - да, только так. В остальном же его поступки скажут за него. Поэтому сейчас он лишь молчаливо решил дождаться, пока Юфемия, глядя на своего защитника, сможет довериться и без опаски рассказать то, что желает. Конечно, подсознательно парень, по неприятному опыту, помнил о том, что у стен есть уши, а потому, полагаясь на инстинкты, - был готов на решительные действия.

Отредактировано Suzaku Kururugi (2021-11-23 03:16:30)

+13

9

Юфи подводила Сузаку к этой теме совсем издалека, не спуская глаз с лица рыцаря, и сама не знала, какой реакции ждала. Потому что кто вообще захочет глубоко вникать в проблему того, что ещё не так давно можно было бы посчитать бредом сумасшедшего. Но кроличья нора была очень глубока. И мотивы тех, кто стоял за многими событиями мировой арены, казались всё туманнее и туманнее. Если уж даже Тётя Ева их не знает наверняка, то что уж говорить о Юфи, которая сама путалась, или Сузаку, который сам, как и она недавно, лишь поверхностно представлял происходящее.
- Я узнала подробности о тех, кто стоит за всем этим, - начала она, отведя взгляд, чувствуя, как горлу от скопившегося внутри напряжения, заставляющего каждый мускул на лице сосредоточено сократиться, подкатывает ком. - Во-первых, брат моего отца, дядя Виктор, жив. Не знаю, каким образом, но в этом может и не быть чего-то совсем уж удивительного. Я читала о том, как люди подстраивали свою смерть, как вместо них погибали двойники, и многое-многое другое. Но, во-вторых, именно он каким-то образом замешан в произошедшем со мной, братом Ренли... И, в-третьих.
Юфемия напряглась ещё больше, желая как можно скорее избавиться от этого щемящего чувства, роящегося внутри из-за неопределённости будущего.
- Мой отец тоже замешан в этом. Более того, он... Как бы сказать: он может совершить нечто похожее на то, что сделали со мной, но только он каким-то образом способен считывать мою память. А это значит, что ему ни в коем случае нельзя знать, что я всё вспомнила. Иначе... Я не знаю, что будет иначе. Но мне кажется, что ничего хорошего. Так или иначе, но я точно знаю, что мне нельзя пересекаться с отцом. В то же время, именно у него могут находиться все ответы на интересующие меня вопросы. Что хуже всего, я не знаю, на чьей он стороне. Кому он желает добра, а кому нет?
Юфемия сжала ладонь Сузаку крепче, а затем, опустив взгляд, подалась вперёд, утыкаясь в его грудь лицом.
- Когда я думаю обо всём этом, мне начинается казаться, что мы можем делать то, что делаем, только потому что нам позволяют... Но это при том, что я до сих пор не знают, можно ли доверять моему советнику Аарону, или главе тайной полиции, мистеру Кеннеди. Или даже моему брату, Ренли. До сих пор не знаю...
Верно. Пока что у Юфемии не было точной либо хоть какой-то информации насчёт них. Особенно это касалось Кеннеди, про которого вообще ничего особо не сказали, но упомянули в той книге наряду с Аароном и Ренли, а также таинственными словами «предатель», написанными дважды. Не исключено, что его ей нужно опасаться не меньше, чем того же Аарона, что следовал за ней по пятам. Чтобы точно понять все это, нужно было найти способ докопаться до правды. То есть, помогать тётушке Еве по мере возможности, координируясь через Альфреда. Вот только сама она вряд ли может сделать для того многое: из-за Аарона её руки оставались связаны, отправить его восвояси тоже не вариант. И единственный человек, кто мог бы помочь тётушке... Но нет. Юфи поднимает глаза на своего рыцаря. Им она рисковать не станет по своей воле.
- В некоторые моменты мне кажется, что я даже своему отражению в зеркале доверять не могу, - призналась она, снова утыкаясь в грудь своего рыцаря. - Но хуже всего - я получаю всё больше и больше информации о происходящем, но совершенно не знаю, что с ней делать. И потому я... Начинаю сомневаться в собственных решениях. Я хочу в них верить. Но у меня не получается до конца. А если не могу поверить я, то как могут поверить остальные? Бремя генерал-губернатора оказалось тяжелее, чем я рассчитывала...
Она замолкла, и в тишине комнаты было слышно лишь её шумное влажное дыхание.

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

+12

10

Сузаку вновь и вновь оставался молчаливым слушателем своей принцессы. Ни в силах проронить и слова, он лишь улыбался в ответ. Был ли японец удивлен, услышав сказанное? Нет, скорее всего нет. Потрясен? Куда ближе подходит определение. Но вовсе не от услышанных новостей, а от собственной беспомощности. Чем глубже девушка уходила в детали, тем тускней становилась улыбка парня, что должна была освещать Юфемию, даровать веру и надежду. Стоило той уткнуться в его грудь, как он с облегчением выдыхает, мысленно обрадовавшись. Не тому, что теперь чувствует её дыхание, а тому, что она не видит скорбь на лице одиннадцатого.
Теперь, когда она так близка, то невольно стала слушателем сердцебиения парня, которое отдавалось эхом в груди; каждый удар становился все отчетливей, а тишины все меньше. Как поступить сейчас - вопрос, который парень даже не успел себе озвучить, его руки, словно по велению души, скользнули к плечам девушки, затем к спине и так неторопливо, осторожно, боясь навредить, обняли, прижимая к нему. Сцена, что возмутит любого, кто зайдет в покои третьей принцессы и это абсолютно не беспокоило сейчас юного рыцаря. Всё, о чем только мог думать сейчас он - Юфемия. Она встретила те сложности и преграды, которые не пожелаешь и врагу. Внимая каждое слово девушки, каждое дыхание, Куруруги про себя находил ответы... Или же только пытался.
Кому-то может показаться, что такое предельное спокойствие на подобные речи - небылица... Но этим людям определенно стоит поближе познакомиться с Сузаку. Ведь когда на одной чаше весов - душевные терзания девушки, что волею судьбы была втянута в неприятности, а на другой - политические распри, заговоры и предательства - выбор чему отдать предпочтения не заставит себя ждать. Но это вовсе не значит, что все сказанное девушкой прошло мимо ушей юноши. Брат Императора жив? Ха! Едва ли инсценировка смерти что-то новое для этого мира. Вспомнить только новость о леди Марриане, матери Лелуша... Новость быстро облетевшая весь мир. Сузаку только утром узнал об этом, но был удивлен. Он тут же подумал о Лелуше, задав себе очевидные вопросы: рад ли он? Какие же желания теперь будет преследовать его лучший друг? Как бы то ни было, все больше карт раскрывалось, а значит итог прост - близится конец этой заурядной политической игры.
Император? — пожалуй, единственная мысль, что основательно задержалась в голове парня, посеяв в глазах легких испуг. Сложно объяснить, чем он был вызван, но стоило принцессе спрятать лицо у груди парня, как тот в небрежном оскале прикусил нижнюю губу. Он понимал, что только что сказанное девушкой - меняет все. Япония? Административный Округ? Сейчас, наконец, до юноши дошла одна простая истина - он все это время играл в детские игры. Способность считывать мысли, изменять память... Наличие подобного умения у лидера империи лишь говорит о том, что все люди для него - пешки. Сузаку не разделял взгляды Юфемии. Человек, который угрожает всему миру, держа их в страхе и который способен управлять людьми вопреки их воле - не достоин находиться у власти. Такой человек не может быть другом. Это отрицает все, во что верит Куруруги. Его идеалам.
Мы вольны делать только то, что нам позволяют делать? И правда. С подобными мыслями своей принцессы рыцарь никак не мог не согласиться. В особенности учитывая все сказанное ею ранее.. И все, что было сказано ею после. Сомнения, страх и отчаянное желание изменить. Видя и слыша то, что чувствует его визави, Сузаку вдруг для себя осознал кое что важное. То, на что совсем не обращал внимание прежде и чем руководствовался всю жизнь.
— Юфи, — шепотом, чуть дыша, прижимая к себе девушку еще ближе, словно пытался остановить этот миг, — Тебе совершенно не нужно переживать о том, кто друг, а кто враг. У тебя нет повода сомневаться в себе, своих решениях. Все, что тебе нужно знать - уже есть у тебя.
Парень, пока говорил, обхватил пальцами хрупкие плечи девушки и с легким усилием отвел ту от себя, продолжая держать. Лишь для того, чтобы она взглянула на него, на его лицо, что снова сияло в той простодушной и чуточку наивной улыбке. А главное - искренней.
— Здесь! — его правая рука неторопливо сползла вниз, к груди принцессы и с легкой дрожью прислонилась ладонью к оной, указывая, как бы банально не было, на сердце. — До тех пор, пока ты верна себе. До тех пор, пока ты веришь, что твои поступки во благо, пока ты следуешь тому, что велит тебе сердце - все твои решения не могут быть ошибочны.
И вместе с этими словами его уста вновь приняли оттенок серьезности, а взгляд продолжал блестеть уверенностью.
— Когда мы впервые встретились, ты сказала, что тебя преследуют и попросила меня о помощи.  Это выглядело странным, подозрительным и не вызывало никакого доверия. — Сузаку нахмурился отчетливо намекая на нынешнее положение Юфемии, — Но я нисколько не сомневаясь ответил, что нам нужно поскорее уйти отсюда. Решение помочь тебе - лучшее для меня. Если ты и дальше будешь помогать людям - ты не допустишь ошибки... А там где оступишься - буду я, чтобы помочь тебе подняться. Как тогда - я буду продолжать помогать тебе.
Куруги отводит взгляд в сторону и вниз, уставившись в пол, скривив снисходительную мину.
— В конце - концов, если мы можем делать только то, что нам позволяют... — неуверенно продолжил спустя секундную паузу, — Что плохого в том, что нам позволяют делать то, что мы захотим?
Вопрос, быть может, и кажется нелепым, но за исключением некоторых деталей, до этой минуты они действительно делали то, что хотели. А объявление об Особой Административной Зоне - лишь яркое и очевидное тому доказательство.
— Юфи, ты можешь на меня положиться! — возвращая взор к глазам принцессы, уверенно и громко заявил юноша, — Я сделаю все, что необходимо. Даже если на кону будет моя жизнь. Положись на меня!
Рыцарь словно зазывал свою принцессу к действиям. Активным и решительным. По крайней мере он надеялся, что его слова возымеют свой эффект. И как несвоевременно, взгляд парня невольно продолжил свой путь к правой руке, что ощущала скорое сердцебиение и теплоту Юфи. Словно рой непростительных деяний в миг окутали парня, пустив по жилам холодный озноб.. Осознал. И тут же спохватился, неуклюже вскочив, покинув софу и столь близкое расстояние с генерал-губернатором.
— Ваше Высочество! — с немалым смущением в голосе проговорил он поклонившись, — Простите.
Коротко и понятно обрисовал отсутствие дурных намерений или мыслей, погрузившись в состояние виноватого щенка, что сделал с десяток пакостей. Порой Сузаку совсем забывает о том, как должно ему относиться и как хотелось бы. И это сумбурное противоречие нередко вызывает диссонанс. Впрочем, быть может именно эта нелепая ситуация, которая возникла, и нужна в этот момент? Дабы наверняка избавить принцессу от гнетущих мыслей.

Отредактировано Suzaku Kururugi (2021-11-25 09:16:30)

+15

11

С искренней благодарностью во взгляде принцесса смотрела на своего рыцаря. Пусть сейчас всё и ограничивалось лишь словами и обещаниями, но... Разве может она не верить в Сузаку? В человека, который уже не один раз доказывал, что на него можно положиться? И его слова - что сталь, надёжней титана. И Сузаку делал всё, чтобы поддержать её. Она не искала у него совета в том виде, в котором его мог бы дать Шнайзель. Но поддержка - вот, что действительно важно. Чего и правда ей не хватало. Шнайзель был человеком действия. А с сестрой... Как же ей не хватает Корнелии. Но в то же время Юфи боялась, что та будет излишне давить на её решения. И снова, снова вставал ребром вопрос о том, как ей обо всём рассказать? Что делать? Как вообще жить дальше?
Клубок мыслей раскручивался, давая понять: даже если найти ответ на один вопрос, тут же на его месте возникнет другой. И так - без конца и края.
- Спасибо, Сузаку, - чувствуя, как одного лишь прикосновения ладони рыцаря сердце уходит в пятки, Юфемия выдохнула, пытаясь унять бурю внутри самой себя, но не справляется. - Я не знаю, что я бы делала без твоей помощи и поддержки. И мне бы очень хотелось, чтобы слова имели такую силу, что может остановить цунами.
В памяти который раз всплывают последствия чудовищных стихийных бедствий. Будто бы сама вселенная противилась решениям Юфи, наводя беду на сектор одну за другой.
- Но, увы, - Юфемия закрыла глаза, выравнивая сбитое дыхание, совершенно не замечая то, как Сузаку переходил от официоза к неформальному общению и обратно, ведь для неё он всегда был одним и тем же. - Нам придётся столкнуться с тем, что потребует полного нашего участия. А также доверия к тем, кто смотрит вместе с нами в одном направлении.
Говорила она, конечно, всё про того же Шнайзеля. И не только: ещё - про тётушку Еву. Альфреда. Она целиком и полностью доверяла Сузаку. Легко доверила бы и это. Но только не тогда, когда поблизости могут оказаться способные «прочитать» память и узнать обо всех, кто осмеливается строить козни против всех тех, кто управляет миром вокруг. И от этого становилось совсем не по себе. Многое приходилось откладывать в долгий ящик. Ведь Сузаку, как один из приближённых к Юфи, наверняка одним из первых попадёт под удар в случае чего. А эта информация может подвергнуть риску не только всех перечисленных людей, но и её рыцаря. А этого... Этого она не хотела, беспокоясь о безопасности своего рыцаря не меньше, чем тот беспокоился о своей принцессе.
С другой стороны, она уже сказала много. Слишком много, чтобы скрывать остальное. Где-то здесь пролегал момент истины. И она понимала - до неё самой добраться могут в любой момент, всплыви хоть что-то в памяти Сузаку.
И она решается.
- Я хочу, чтобы ты знал кое-что, - Юфемия открыла глаза, а её голос стал твёрдым и холодным, как металл. - Первое: из всех, кого знаешь, не доверяй никому, кроме Шнайзеля. Даже моей сестре Корнелии, пусть и временно.
Корнелия - это вообще отдельная проблема, учитывая то, что она, как верховный главнокомандующий, просто не может не общаться с отцом время от времени. А потому любая информация, которую Юфи сообщить ей, будет скомпрометирована в ближайшие пару недель-месяц. К тому же, вдруг отец - не единственный человек, который может считывать память? Альфред упоминал, что всё это отнюдь не уникально.
- Второе: если моё решение по Особой Административной Зоне окажется губительным и это приведёт к открытым конфликтам, в том числе военным, я хочу, чтобы ты был готов оставить меня.
Она понимала, что это непременно заставит Сузаку воспротивиться, вот прямо сейчас, а потому продолжала, подняв ладонь, чтобы он позволил ей договорить.
- Я не заявляю, что до этого дойдёт, но если дойдёт, помни: патриотично настроенные британцы и аристократия - это не враги, а их инструмент. И нам нужно будет подыграть. Третье...
Юфемия тяжело вздохнула.
- Мы не должны встречаться с моим отцом. Теперь и ты. Если он может погружаться в чужие воспоминания, он узнает об этом разговоре. И я не знаю, какова будет его реакция. Но я определённо не хочу, чтобы он был осведомлён обо всём этом до тех пор, пока я не знаю его намерений. Раньше я очень хотела, чтобы ты стал Рыцарем Круга, Сузаку. Достойный, как никто другой такого высокого звания. Но теперь... Теперь с этим придётся повременить. Если случится так, что отец тоже причастен ко всему, и для нас не может стать другом, то в этом случае... Сузаку.
Голос Юфемии дал слабину и дрогнул. Она представила всю ту вереницу событий, что последует дальше.
- Я не хочу, чтобы и ты потерял память. Я не знаю, что они могут сделать. Но, если они решат нас разлучить... Сузаку, я не вынесу!
Юфи поджала губы и опустила голову вниз, сдерживая слёзы, напомнившие о себе резью в глазах.

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

+12

12

Благодарность от Юфемии промелькнули мимолетно, неразличимо и незначимо. Для Сузаку подобного рода формальности ничего не стоили. Не от его принцессы с этими яркими прядями. Поддержать её было для парня настолько же естественным и верным, как и сделать утреннюю зарядку. Однако свой благосклонный эффект они все же возымели, отпустив те тугие кандалы неловкости, которые сжимали Куруруги.
Юноша облегченно выдохнул, выпрямившись и вновь взглянул на собеседницу. Взгляд сверху - вниз был непростительным для пожалованного британца, поэтому ни секунды не сомневаясь он вновь присел рядом с девушкой, безмятежно расслабив плечи. Для него самая тяжелая часть осталась позади, а потому на комментарий от визави о том, что от них в дальнейшем потребуется много сил, доверия от мнимых союзников - оный лишь положительно кивнул головой, немного спускаясь в чертоги собственных размышлений. Не то, чтобы это было чем-то особенным, но ту неуверенность, что мелькала в глазах девушки, рыцарь бесцеремонно пропустил, вырвавшись в реальный мир лишь когда голос ли Британия наполнился долей жесткости, бесстрастия. Удивление - первое, что ощутил Сузаку, услышав такую подачу. А следом и, сам того не осознавая, его инстинкты завыли, пуская по всему телу едва заметную дрожь. И с каждым новым словом, что эхом раздавались в сердце юного солдата, он подходил к той истине, которую до сего момента осознанно и не воспринимал вовсе. Даже предположений не допускал, как бы тривиально это ни было.
Я не хочу... Не хочу видеть её такой серьезной. Не хочу видеть её грусть, переживания... Я хочу видеть её улыбку, хочу видеть её беззаботной.
Взгляд японца трепетал, а в груди образовался непомерный ком, что делал каждый вдох и каждый выдох беспощадно жарким и даже болезненным. Он не пропускал ни единого слова принцессы мимо ушей и от этого все тяжелее и тяжелее давался каждый новый глоток воздуха. Конечно, как и подобает мужчине, виду он не подавал. Пытался. Но понимание, которое достигло сознательности за столь долгое время, а также то, что говорила девушка - более не давали спокойно сидеть на одном месте. Как же сильно юноша заблуждался, посчитав, что самое сложное позади.
Наверное, это был тот редкий случай, когда концентрация пилота найтмера отрезала весь окружающий мир, оставив его одного вместе с потоком указаний генерал-губернатора. И что не менее важно - её состояния.
Я не хочу оставлять тебя... — мысленный комментарий был отпущен, а вслух парень едва ли мог что-либо сказать. Хотел, правда хотел. Настолько сильно, что правая ладонь, беспечно пригревшаяся на колене, вне желания парня, сжалась в кулак. То ли от злобы, то ли от несогласия.. Но он не смог бы, не сейчас уж точно.
Куруруги пришлось пройти нелегкое душевнее испытание, пока девушка открывала ему свои желания, но он смог безмолвно дождаться последнего тревожного возгласа от принцессы. И вместе с тем, вновь видя, как она опускает голову, пряча свой страх, в мыслях проносится: Юфи, я...
— Хорошо. — не дав себе закончить мысленную реплику, он тут же натянул улыбку на лицо, столь неестественную, что хотелось нервозно хохотать. — Я сделаю, как ты просишь.
И несмотря на это, голос японца был тверд, бодр и решителен. Словно отдавал все малодушие и детскую радость, которые в нем были. Наверное, просто потому, что он верил в это? Нет. Наверное потому, что доверял решению той, за кем поклялся следовать.
— Разлучить? — со смешком окинул парень, протягивая руку вперед, к щеке дамы, — Боюсь, никакой силе неподвластно забрать у принцессы её рыцаря.
Его пальцы осторожно направляют личико Юфемии вверх, заставляя обратить внимание на того, кто вновь и вновь продолжает улыбаться девушке.
— Однажды я уже встречал что-то настолько же невозможное, как и стирание воспоминаний других людей.
Голос парня изрядно притих, а та ладонь, что должна была согревать щеку принцессы невольно вздрогнула, что сопутствовало немедленному возвращению той к белой штанине рыцаря. Улыбку становилась держать все тяжелее, в голове мелькали дурные сцены и все тело предательски начало дрожать. Едва различимо и с невероятными тяжелыми попытками унять страх. Паническая атака, не иначе. Но сейчас он не должен отдаваться собственной трусливости, только не в этот момент - так решил для себя сын последнего премьер-министра Японии.
— Думаю, даже если я снова встречу подобную преграду - я не отступлю. Ведь мне, как и тогда, есть за кого сражаться. — его голос должен был звучать убедительным. Настолько, насколько это было возможно.
— Так что тебе не стоит бояться, Юфи. Предоставь это мне.
Стоит ли сейчас ему рассказать то, что скрывал долгие годы, таил в себе? О чем не знает никто? Впрочем, сейчас для этого человека вопрос стоял не так. Сумел бы он..? Предпочитая оставить сию задачу нерешенной, тот выдыхает, пытаясь успокоиться. Точно, как его учил Киоширо Тодо. Все мысли, что терзают - отбросить. Сконцентрироваться на важном. Именно этим он и занялся, продолжая держать позитивную мину.

Отредактировано Suzaku Kururugi (2021-11-29 00:36:35)

+11

13

Юфи завороженно посмотрела на своего рыцаря, чувствуя, как отпечатки горячих пальцев обожгли щёку, оставляя невидимые пылающие следы на гладкой пунцовой коже. Его слова наполняли сердце принцессы уверенностью, которой ей так не хватало. Ведь нельзя слишком долго делать вид перед другими, что всё в порядке. Кто-то да заподозрит неладное. И будет хуже, если это сделает тот же Аарон. И тогда всё окажется бессмысленно. Оставалось лишь надеяться на то, что этой уверенности хватит Юфемии на как можно более долгий период.
- Есть ещё кое-что, что я должна сказать тебе: Сузаку, знаешь ли ты, что случилось с моим братом, Шнайзелем? - Юфи бесконечно ценила каждую минуту, что уделял Сузаку, пытаясь поддержать её, благодаря чему душа наполнялась решимостью, особенно после того, как он сказал, что тоже встречал нечто подобное - и любопытство взыграло. - Помнишь ли ты, как он потерял свой титул? Вся эта ситуация с его отстранением, гибелью Лувиягелиты ди Британии... Всему этому подводит черту всё то же, что уже стоит во главе угла того самого дня, когда они проникли в резиденцию: провалы в памяти Шнайзеля. Говоря это сейчас, я ставлю брата под большой удар, но я уже сказала слишком много и этот клубок так или иначе распутает тот, кто очень сильно захочет, даже если я стану молчать. Куда важнее сейчас - разобраться, свести все нити в одной точке и... Создать узы доверия среди тех, кто оказался втянут во всё это. Кто не согласен быть пешкой в войне, которую затеяли люди, решившие поиграть в Бога. Шнайзель - один из тех, кто первым начал войну против них. Также, я имею все основания полагать, что не только в Британии догадываются об их существовании. Поэтому в любой момент нашими союзниками могут стать те, кто для Британии считается врагом. Именно поэтому мне важно, чтобы ты, как и я, доверял Шнайзелю, Сузаку.
Репутация брата была неоднозначной. Среди британцев, среди японцев, среди членов императорской семьи. Он был настоящим гением, что в зависимости от целеполагания мог внушить как доверие, так и ужас. А после того, как Шнайзель потерял премьерство, всё стало ещё более запутанно.
— Открытое столкновение невозможно. Мы не видим врага, не знаем, где он затаился, откуда к нам тянутся его щупальца тоже не знаем. И единственная война, которую мы можем себе позволить - информационная. Наше оружие - знание. Сузаку, ты говорил, что однажды встречал нечто похожее на стирание воспоминаний. Можешь рассказать, при каких обстоятельствах ты столкнулся с этим?
Сейчас всё было важно. Юфемия приготовилась напряжённо слушать. Каждый раз, когда разговор подбирался очень близко к стоявшим за происходящим в мире, Юфемия чувствовала, как низ живота начинает неприятно тянуть. Но сейчас всё было совсем не так. Ожидаемое недомогание и не думало приближаться, отчего Юфемия даже захлопала глазами сама себе от удивления, чувствуя, как по нутру растекается неожиданно хлынувшее спокойствие. Пусть и временное.
И неужели это умиротворение, эта ясность мыслей в голове, эта уверенность возникли лишь благодаря Сузаку, поддержку которого Юфемия смогла, наконец, обрести в полном объёме, рассказав всё, что ей известно?..

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Marika Soresi (2021-12-01 01:55:07)

+12

14

Дрожь по всему телу постепенно ослабевала, а разум становился чище. Метод самоконтроля сработал более, чем удачно и теперь Сузаку мог трезво оценить жесты, слова, взгляд его собеседницы. Тот лишь томно выдохнул, обращая внимание на девушку, которая заговорила о своем брате. Он прекрасно помнил эти события, они были не так давно. Но Куруруги до этого дня и не задумывался о том, что виною тех событий были те, кто стоят за кулисами. Интересно, почему же? Когда Юфемия обратила на это внимание, юноша насупился в осознании того, что даже за столь прозрачными, казалось бы, событиями, таится что-то, что пробегает мимо сознания и глаз. Ему действительно надо быть предельно осторожным впредь. Значительно расширить свой кругозор, дабы иметь малейший шанс на то, чтобы разглядеть за чем-то естественным неестественную пелену. И при этом не уходить в излишки - паранойю. Задача была не из простых, где главные роли примеряли на себя факты, доводы и предположения, а сценой становился разум японца. Только сейчас парень пришел к заключению, насколько непросто его принцессе. Нет - нет, он и до этого осознавал ношу ли Британия, но ощутить все на себе - совсем другое дело.
В подобных размышлениях рука Сузаку скользнула к подбородку, обволакивая тот пальцами, делая для себя несуразно задумчивый вид. Тяжело было разобраться во всем - это факт. Но сейчас мысли зеленоглазого крутились уже вовсе не о том, насколько опасен и непредсказуем мир, а насколько противоречивы чувства к бывшему премьер-министру. Изобразить две чаши весов было нетрудно, где на одной стороне - личные суждения и мнения, несогласие и даже толика презрения в сторону Шнайзеля, а с другой - вера Юфи, её личные убеждения и взгляды в сторону этого блондина. Небольшие колебания имели место быть, но все ранее сказанное визави, а также упомянутая неразгаданная история с влиянием на мозг, воспоминания приводят к единому выводу - доверимся. Так, как верит Юфи.
Впрочем, принять решение - не значит сделать. Поэтому дверь в к этой чаше будет еще какое-то время открыта и их первая встреча с принцем расставит все на свои места. И раз с этим было покончено - хорошо бы убрать руку с подбородка. Уж больно дико ощущалось это для парня. Но не успел тот спустить её с колен, как вопрос собеседницы заставил вновь вздрогнуть. Вопрос о том, смог бы он рассказать - уже был неактуальным. Ему необходимо это сделать. Рука возвращается к коленам, а сам юноша опускает свою голову вниз, скрывая прядями глаза.
— Вы мне доверяете, принцесса, — бледным, едва различимым голосом выдавил из себя парень, скрещивая пальцы рук, сжимая те покрепче, — Поэтому и я должен довериться Вам.
По телу парня пробежал холодок, неприятный скрежет в голове, а зубки прикусили нижнюю часть губы. Сомнения становились все ярче и вовсе не потому, что он не хотел довериться Юфи, скорее проблема была в панической атаке, которую молодой рыцарь сейчас терпел.
— Мне всегда казалось, что убийство ради достижения своих целей - неприемлемо. — начать издалека была не попыткой оправдаться, а скорее успокоиться, через цокот зубов поведать свою история, — Поэтому когда мой отец хотел убить Наннали, чтобы возыметь преимущество перед войсками Британской Империи - я не мог оставаться в стороне... А в итоге стал тем, кого презираю.
Чем дальше уходил в прошлое Сузаку, чем дольше говорил - тем тише становился его голос, тем более явные оттенки меланхолии принимал.
—... Но прежде, чем это случилось, — японец полез правой рукой в карман, доставая оттуда отцовские часы с разбитым стеклом, пристально глядя на них, словно искал успокоение в этих зависших стрелках. — Отец использовал какой-то инструмент, перенося нас в...
Парень остановился, замер, его руки начали припадочно дрожать, а пальцы цепко обхватили часы. Кажется, в его голове начали всплывать неприятные сцены, которые лишь обостряли панику в разуме пожалованного британца, превращая ту в неконтролируемую бурю. Его дыхание участилось, стало громче, но несмотря на это он, словно выдавливая по звуку, спустя секунд пять, решил продолжить:
— Я не уверен... Не помню. Мы перенеслись в совершенно другое место. Ощущения были совсем другими, там не было ни ветра, ни солнца... Но на небе... Облака. — становилось очевидно, что чем больше юноша хочет рассказать этой девушке, тем тяжелее ему было, — Там были только мы.
Напоследок рыцарь цыкнул в сторону, уводя взгляд поодаль. Воспоминания были нечеткими, смазанными и обрывались в каждой попытке вспомнить больше. Всего пару мгновений на отвлечение, возвращая взгляд на часы, тот томно выдыхает, закрывая глаза и теперь уже пролистывая в голове совсем иные картины. Какие..? Наверное, что-то успокаивающее, коли дрожь по телу постепенно утихала.
— Не могу утверждать наверняка, но думаю это место тесно связано с тем, что встретила ты, Юфи.
Довольно ушло тот, кто казался слабым и робким мгновение назад, возвращает свое привычное, уверенное амплуа рыцаря, что стоит на страже принцессы. Он все еще не был готов поднять голову и взглянуть в глаза собеседнице, понимая, какое впечатление мог оставить за подобным проявлением трусости. И это относилось не только к панической атаке, но и к тому, что сейчас он фактически признал свое преступление - убийство отца. И эта часть, на удивление, прозвучала весьма уверенно. Даже сейчас где-то внутри он надеется, что Юфи, как и подобает генерал-губернатору, немедля отдаст приказ Сузаку, взяв под стражу, в суд и с последующим наказанием, которое он был готов принять. Ожидание ответной реакции было тяжелым грузом, которое хотелось скинуть с плеч долой.

+12

15

Юфи замирает. Сузаку никогда не рассказывал ей об этом. Вопрос "Почему" был неуместен. Теперь она поняла. Не всё, но многое. То, что касалось Сузаку. Паззл мировой истории нового века сложился воедино. Она протянула ладонь и мягко коснулась густой шевелюры своего рыцаря, проведя от макушки к виску, а затем - потянулась вперёд и губы её коснулись его лба.
Так и замерли.
Неподвижно. Слушая лишь дыхание друг друга, впитывая теплоту прикосновений друг друга.
Слов не нужно. Их просто нет. Не существует слов, способных выразить весь тот насыщенный спектр перемешавшихся красок эмоций и чувств, породивших новый, невиданный цвет, пришедший к ним из иных миров.
Когда-то она слышала от учителей о феномене ложных воспоминаний. Они назывались одним очень умным словом, которое принцесса непременно бы вспомнила, выступай она перед большой публикой. Но когда здесь перед ней находился один лишь Сузаку, необходимости она не видела. Важным оставался лишь смысл: воспоминания имеют свойство видоизменяться, приобретая совершенно необычные формы, переплетаясь с другими событиями, а порой даже и вымышленными. Особенно это касается детских воспоминаний. Тем не менее, каждое из них продолжает держаться в рамках правдивых с точки зрения индивида рамках. У каждого они свои, но в целом, если брать те же критерии, по которым люди привычно оценивают способность собеседника воспринимать информацию...
Нечто подобное не могло бы родиться в сознании Сузаку просто так. И выдумывать он не стал бы. Если только эти воспоминания ему не вложили ему специально. Но если даже допустить такую мысль, это значит, что любая борьба бессмысленна и можно сдаваться. А потому Юфемия, не колеблясь, верила каждому слову, сказанному её рыцарем. Прокручивала в голове. Сравнивала. Нет. Её знаний недостаточно, чтобы понять это. Нужно поговорить с Альфредом. Он наверняка должен знать ответ на этот вопрос. Стоит ли приводить к нему Сузаку? Нет, однозначно нет. Это может быть опасно для них обоих. Встреча с самой тётушкой Евой была бы куда надёжнее. Но Юфи медлила. Одна лишь мысль о необходимости поговорить о происходящем с отцом напрямую вызывала в ней небывалую панику. Словно она собирается делать что-то неправильное. Опасное. А тётушку найти теперь, по словам самого же Альфреда, можно будет нескоро.
Но Юфи расскажет. Непременно расскажет Альфреду обо всём, что сейчас рассказал Сузаку. И тот, она уверена, даст ответ.
- Сузаку, - еле слышно заговорила Юфемия и, медленно отстранившись, вновь посмотрела на своего рыцаря. - Я не знаю, что сказать. Для меня эта информация новая, я... Никогда не слышала о таком. О том, что эти способности... Эта сила, управляющая нашим миром. Что она может затрагивать и физическую оболочку человека. Если всё окажется действительно так, то мне снова предстоит пересмотреть мои представления о мироустройстве. Ужасно несправедливо, Сузаку, что узнавать всё новое мне приходится кусочно, рвано, учиться жить и понимать окружающую действительность с нуля.  Мне нужно будет посоветоваться и уточнить детали. Возможно, это даст куда больше пищи для размышлений, а пока... Я лишь могу предполагать. Да, я тоже не упомянула этого, но пока я не слышала ни об одной силе...
Она впервые применяет это слово. Будто несогласная считаться с тем, что всё это действительно ничто иное, как сила. Непреодолимая, безэмоциональная, бесчувственная и оттого - непоколебимая.
- Которая могла бы воздействовать на материальный мир напрямую. Возможно, я и сама не до конца обо всём знаю. Поэтому это лишь замечание. Которое может быть опровергнуто, в любой миг.
Ей не всегда удавалось поговорить с Альфредом. Его попадание в резиденцию - это вообще целый процесс, а те бесценные минуты, которые он может уделить ей, отвечая на вопросы, приходилось тратить с умом из-за вездесущего Аарона.
Наставления тётушки Евы вновь врезались в память.
Предатель.
Предатель.
Аарон.
Кеннеди.
Ренли.
Могла ли тётушка Ева специально выдавать информацию порционно? Есть ли в этом выгода для неё самой? И если да, то какая? Вопросов меньше не становилось. И оттого Юфемия совершенно не знала, за что браться. И то, что поведал ей Сузаку, стало спасительным ориентиром, что указал ей на верный путь.

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

+11

16

Внутренние тревоги - лишь продукт собственной мысли. Столь прагматичная идеология была близка Сузаку, который открыл Юфи собственную историю. Историю о том, как прежде наглый юноша, во имя спасения, повесил на себя клеймо отцеубийцы. И несмотря на такой практичный образ мысли солдата, он не мог избавиться от собственных терзаний, что угнетали, подавляли и вызывали негативные приступы. Быть может, он все еще был юношей, который возомнил себя героем? Да, в действительности такой вопрос часто возникал в голове молодого рыцаря. Как и о том, насколько оный достоин занимать подобную должность. Куруруги нередко оставался наедине с собой, даже этим утром; когда помогал разбирать обломки после землетрясения; когда подходил к двери, за которой ждала Юфемия... Слишком часто. И не смог. Не смог избавиться от груза тяжести, что оседала на плечах грозною виной. Проступком, который стоит искупить. Сказанное им о мистическом явлении - всего-лишь огрызки на праздничном столе. До причудливого невнятные. Такими же они и были озвучены. Недостоверными настолько, что и сам японец нередко сомневался в увиденном. Но сейчас принцесса вновь и вновь доказывает свою веру в зеленоглазого мальчишку. Её ладонь прикасается к макушке, заставляя Сузаку тут же выйти из омута собственных раздумий, что затягивали все глубже и глубже. Спускается к виску, замирая... И тем самым концентрируя внимание на ней одной. Он попытался поднять свой опечаленный, спущенный, взор на девушку, но не поспевает. Её уста неторопливо касаются с его лбом. Зрачки расширились, сердце забилось быстрее, а в груди будто бы кто-то протолкнул снежный ком, позволив спокойно дышать. Удивление - слишком малая мера для описания реакции на подобный жеста со стороны ли Британия. Слова действительно были не нужны, верно..? И как иронично, что всего минутой ранее все в том же омуте мелькнула осознанная мысль, описывающее отношение рыцаря к его принцессе.
Замерла она - замер и он. Все в том же ожидании, легком недоумении и смятении. Тревога ушла, её затмили чем-то более важным, существенным. Секунды превращались в минуты, а затем, казалось и вовсе часы. По меньшей мере так хотелось пожалованному британцу. Чувствовать умиротворение и быть рядом, чтобы иметь возможность защитить - только для этого. Он даже потерял счет времени, внутренние часы дали сбой. Поэтому также неожиданно, как Юфемия провела сей учтивый поцелуй, она же его и прервала. Неторопливо, осторожно, тихим голосом произнося его имя. Внимать её речь все с тем же растерянным взглядом - все, что мог он себе позволить.
— А как же... — дослушав до конца, хотел бы он молвить что-то, но вдруг осознал. — Нет.
Недовольный взгляд был брошен в сторону, а мысленно он вновь отдался в самобичевание. И что же ты задумал, Сузаку? Хотел напомнить о своем преступлении? А что дальше? Она услышала тебя. Не прогнала! Не отдала под справедливый суд... Значит она этого не хочет. И это надо принять, глупый мальчишка. У тебя нет никакого морального права даже думать о том, чтобы бросить в сей час Юфи. Лишь только тогда, когда ты достигнешь своей цели, когда её достигнет принцесса - ты понесешь ответ за свои действия. Внутренний диалог был столь же коротким, как и первое убийство - даже не поспел принять должным образом.
— Тогда мы должны быть готовы, что пятого февраля в наши планы могут вмешаться они.
Голос парня тут же окрасился в уверенные тона, взгляд насупился, а на мимика натянула на себя образ серьезности. Он говорил об Особой Административной Зоне. Учитывая все перечисленные данные, основывая на солдатской выдержке и остром уме, его предположении о вмешательстве можно было считать едва ли не данностью.
— И мы даже не знаем, откуда может быть нанесен удар. Более того, учитывая мой опыт, здесь не может быть и речи о гипнозе... — рука с часами ловко скользнула в карман, возвращая аксессуар туда же, куда и собственный эгоизм - за кулисы, — Мы не можем подозревать каждого и опасаться встречи с твоим отцом. Мы должны понять, как эта сила, — слегка скривившись, поддержал он введенный принцессой термин,
— ... работает. Полагаю, поняв это мы сможем понять, как с ней бороться или сопротивляться. Без этого дальнейшее выполнение каких-либо планов сулит сплошными неудачами.
Чем дольше говори парень, тем больше суровости обретали его слова и голос. Его нельзя за это осуждать, ведь в первую очередь он не то, чтобы рыцарь, а скорее боец. Долой сентиментальность в моменты опасности. Он обязан, как воин, иметь возможность сражаться даже с настолько неестественной метаморфозой.
— Быть готовым еще не значит быть вооруженным. — словно подвел черту, глазками пробежавшись по милому личику принцессы. — Как поступим, Юфи..?
Последний вопрос относился скорее даже не к сказанному ранее, а общему положению дел, которое теперь имелось у генерал-губернатора и её верного подданного. Имея ключевую информацию бездействовать - дать врагу шанс их обогнать. Понимание прозрачной картины должно их отвести к следующим шагам и искать верную почву под ногами сейчас - лучший из вариантов. По крайней мере так считал Куруруги, который замер в безмолвном ожидании слов той, кто будет вершить не только его судьбу, но и судьбу бесчисленного множества людей. А ответственность за это он разделит вместе с ней.

Отредактировано Suzaku Kururugi (2021-12-09 03:33:04)

+13

17

Поджав губы, Юфемия посмотрела на Сузаку, с досадой покачав головой.
- Нет, - сказала она, впиваясь просящим взглядом в своего рыцаря. - Они не будут тянуть до последнего. Будь на их месте Орден Чёрных Рыцарей, он бы непременно ударили именно пятого числа. Но эти... Эти не будут тянуть. Им не нужна демонстрация силы или идеи, чтобы достичь результата. В этом я вижу отличие Зеро от них: Зеро будет добиваться своих целей таким образом, чтобы результат ему принесли его же противники. Да, для этого ему нужно прибегнуть ко множеству уловок и хитрых действий, но... Они телиться не будут: он придут и просто заберут то, что им нужно. Я не знаю, когда, я не знаю, кто, но... Они придут. Я постараюсь позаботиться об этом, Сузаку. Придумать план, благодаря которому они не смогут достать меня и тебя так, как у них получилось достать меня и брата Ренли.
Вот только как? Усилить охрану? Превратить одну из секретных лабораторий Кловиса в подземный бункер? Нет. Это вызовет лишние подозрения и привлечёт ещё больше беды. Как же им быть?..
Надежда оставалась лишь на тётушку Еву и её Альфреда. Только они смогут не только держать её в курсе происходящего, но и прикрыть, сберечь от опасности. Говорить о них Сузаку - всё ещё рано. О том, что Юфемии помогают, нужно молчать до последнего, учитывая то, как просто их врагам узнать о любых козырях, которые принцесса спрячет в своём рукаве. И о силе. Альфред непременно сможет помочь ей понять, как эта сила вообще действует. А, значит, и рассказать, как можно избежать воздействия. Если вообще можно.
- Мне нравится, как ты сказал, - слабо улыбнулась Юфемия. - И пока мы не вооружены, достаточно просто вести себя тихо, чтобы не привлечь беду раньше, чем она планирует прийти. До той поры я попытаюсь выяснить как можно больше об этой силе, об этих людях с помощью Шнайзеля, чьи связи остаются воистину весомым аргументом в борьбе с нашим невидимым противником даже несмотря на то, что он больше не премьер.
Что вообще такое - лишить человека премьерства, если истинное влияние стоит вовсе не за громким званием? Одни слова - всего лишь пыль в глаза. Другие - настоящая сила, что способна сдвигать материки.
- Но, так или иначе... Существование этих людей не отменяет необходимости заниматься и другими делами. На мне лежит ответственность за расследование теракта в Нэрима. А ещё - переговоры с Зеро, а также переговоры с экономической элитой сектора. Изначально я хотела субсидировать их предприятия, чтобы они поддержали создание Особой Административной Зоны, но сейчас я даже не знаю, есть ли смысл. А вот переговоры с Зеро - смысл точно имеют. Я надеюсь, что мы сможем организовать их в самое ближайшее время. Всё зависит от того, как скоро с этим справятся мои советники. Возможно, что-то поменяется, и тогда мне придётся пересматривать планы. Но пока ничего не могу сказать конкретного.
До тех пор, пока не состоится разговор с Альфредом.

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

+11

18

В очередной раз, слушая свою визави, рыцарь удивлялась фееричным переменам его принцессы. Она стала куда уверенней, более прагматичной и умела трезво оценивать не только свои шансы, но возможные беды. Сузаку, в нынешней обстановке, кажется, что ничего и не оставалось, кроме как одобрительно кивнуть в сторону Юфемии, соглашаясь с её словами. Не только о том, что эти люди не стану выжидать особого момента, что звучало весьма логично, но и то, что она постарается придумать четкий план борьбы с этими людьми. В действительности, подобные слова озадачили голову Куруруги больше, чем он сам того желал. К сожалению, розововолосая девушка была абсолютно права в своих высказываниях. Таким людям действительно нужен не хороший, яркий повод, а всего - лишь удачный случай, коим они воспользуются. И оный может нагрянуть совсем скоро. Возможностей обезопасить себя у них, кажется не было. И из этого вытекало куда более интересные мысли. Так, к примеру, он неожиданно для себя осознал, что его принцесса с ним не до конца искренняя. По крайней мере, ему так показалось. Ежели рассуждать здраво, то её желание и слова о том, что она позаботиться об их безопасности не может не иметь подоплеки. Ведь девушка стала воистину предусмотрительной, с умением, как уже упоминалось, трезво оценить свои силы. Стал бы такой человек говорить нечто подобное, не имея ни единой мысли, догадки о том, как же бороться с этим? Сомнительно - так посчитал солдат. И не стал осуждать свою принцессу. Ведь даже если его догадка верна, едва ли у ли Британия не было веского повода, чтобы рассказать об этом своему рыцарю. А следовательно и самый верный вариант, на данный момент - оставить все, как есть.
— Будьте осторожны, моя принцесса. — коротко, с улыбкой на лице, ответил юноша на слова о Шнайзеле, все еще питая некоторую неуверенность в отношении этого человека.
Впрочем, излишней скептичности уже и не было. Ведь он дал слово, верно? Следует его придерживаться. Хоть и мысль о встрече этих двоих не внушала доверия. Впрочем, как и мысль о том, что весь рой проблем он оставляет решать Юфемии. Гордость рыцаря еще никогда не была так близка к провалу, как во время этой беседы. Прискорбно осознавать, что помочь своей главной героине Сузаку и не мог вовсе. Он искренне перебирал возможные варианты, чтобы подсобить той, но все они были настолько же нелепы, как и тщетны. Небольшая тоска развернулась на лице юноши, пока девушка говорила о более приземленных делах, которые не менее важны. Разговор подходит к ниточкам Зеро, что вновь и вновь заставляет пасть духом героя, что даже в этой ситуации не мог как следует поддержать принцессу. Улыбка неторопливо сползла с его лица, а мысли все еще продолжали витать в облаках идей, пытаясь урвать кусочек, что сможем им помочь.
— Хорошо, Ваше Высочество, — поднимаясь с софы, проговорил тот, — Думаю, мне жаль, что в этой борьбе от меня нет никакой пользы. Но я попробую сделать все, что смогу. К сожалению, у меня нет людей, которые были также осведомлены, как и принц Шнайзель. Но из прошлого у меня остались некоторые люди, чья жизнь мне неизвестна на данный момент. Я бы хотел встретиться со своей кузиной - мисс Кагуя. Маловероятно, но возможно я смогу что-то узнать у неё, что может нам помочь.
На этой ноте парень отводит взгляд в сторону окна, тяжело выдыхая и натягивая тяжелую улыбку на своем лице. Кажется, будто бы его настигли воспоминания, что слыли не слишком приятными и что непременно отразилось на лице.
— Когда-то давно нам приказали жениться в будущем... Но со смертью моего отца, кажется, а также приходом Британской Империи, эта помолвка потеряла всякий смысл. Не знаю, помнит ли она об этом, но в этой истории мне тоже предстоит поставить точку. — Куруруги вновь кидает глазки в сторону принцессы, не спуская обремененную печалью мину, — Прошу простить Вас меня за то, что не рассказал об этом раньше. Мне казалось, что это не так уж и важно в нынешней обстановке... Да и повода не было. Впрочем, сейчас я понимаю, что мне надо быть с Вами искренним во всем.
Парень прикладывает руку к животу, попутно делая наклон в знак уважения и искренних извинений в адрес Юфемии.
— Если Вы мне позволите, конечно.
Непременно, речь о такой встрече. Ведь что-то настолько важное, казалось бы, не может пройти без согласия той, кому он решил посвятить жизнь и ту, которую он решил защищать во что бы то ни стало. Именно принцессе решать, как поступать и куда делать шаги её рыцарю. Уж свое положение Сузаку знал лучше других.

Отредактировано Suzaku Kururugi (2022-01-05 02:19:17)

+12

19

Кагуя? Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, о ком речь. Есть только одна Кагуя. И никакая другая. Выдохнув, Юфемия понимающе кивнула и промычала, поджав губы. Сколько ей лет? Юфемия не помнила точно, но одно можно сказать наверняка: девчушка сильно младше Куруруги. Так чего же он беспокоится? Быть может, его волнует то, что происходящее может задеть и её? Напрасно или нет?
- Даже если бы могла запретить, разве стала бы? - Юфемия заулыбалась своему рыцарю, когда тот поклонился - искренне, как никто и никогда. - Сузаку, несмотря на то, каков твой статус, твоя жизнь всё ещё принадлежит тебе.
Она игнорировала вопрос помолвки в своих словах. В каком-то смысле, нравы японцев мало чем отличались от их. И для многих это было лишено всякой радости. Юфемия замерла. Мать брата Ренли. Наннали. И много кто среди остальных, кто не был прямым отпрыском Чарльза: герцоги, графья. Если бы не появившаяся спустя столько лет Наннали, Юфемия могла бы легко оказаться на её месте по воле брата Шнайзеля, что теперь по злой иронии нуждался в ней так же, как она нуждалась в нём. Принцип «враг моего врага - мой друг» или что-то большее? Сложно сказать.
- И даже не удивлена, что ты помнишь об этом, - и тут Юфемия не смогла сдержать улыбки и, поднеся к губам ладошку, приложила пальцы к счастливо растянутым губам. - Кто угодно забыл бы. Но не ты, мой рыцарь.
Она называла его настолько бережно и сердечно, что тихий голос не выдержал напора, и легонько дрогнул, птицей рванув в пропасть, а затем резко расправив крылья и взмыв к солнцу.
- У тебя был повод не говорить об этом, если ваша помолвка - дело минувших лет, - уже гораздо спокойнее продолжила она несмотря на то, что улыбка так и не сошла с её лица. - Но раз чувствуешь, что должен: делай. Давно ли вы виделись?
Скорее всего, ответ будет очевиден. Вряд ли Сузаку мог встречаться с ней недавно, если вопрос о разговоре созрел лишь сейчас. У рыцаря Юфемии не так много свободного времени, которое он практически всегда предпочитал проводить с ней. Но не спросить напоследок, прежде, чем их маленькая тайная встреча закончится на счастливой ноте с оттенками лёгкой тоски друг о друге, Юфемия не могла, поймав себя на мысли, что просто пытается... Надышаться. Тёплым бархатным запахом его кителя, мускусом кожи, что, казалось, пылала жаром. Его присутствие рядом в тёмные времена дарило огонёк надежды на то, что всё получится, и вместе с ним, Шнайзелем, Ренли и остальными, кто так или иначе перешёл дорогу людям, что дьявольски небрежно обращались с человеческими чувствами и жизнями.

[nick]Euphemia li Britannia[/nick][status]Bubbleboom[/status][icon]https://i.imgur.com/qWkLY4c.png[/icon][sign] [/sign][fld4]<a href="https://codegeass.ru/pages/chronology?id=18">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Marika Soresi (2022-01-09 22:34:59)

+12

20

Услышав вопрос принцессы, рыцарь поднялся, выпрямил осанку и осмотрел визави с неким восторгом. Он, конечно, понимал, что этот спрос был риторическим, но не отметить ту доброту девушки, с которой она относилась к пожалованному британцу - нельзя было. В который раз юноша ловит себя на мысли о том, что Юфемия - это человек исключительный, коих так мало в этом мире и которых так не хватает оному. Секундная тишина и вот парень отвечает собеседнице аналогичным смешком, улыбаясь. Она была по-своему очаровательна, по-своему светла и мила. И если его путь может быть счастливым, то он непременно будет рядом с этой безмятежно веселой и простодушной героиней, в глазах которой мелькал огонек надежды.
По правде говоря, он даже в какой-то момент чувствовал себя неловко, когда девушка сделала комплимент не то, что его памяти, а скорее личности... И было ли это комплиментом? Сузаку толком и не разобрался, а ведь даже и не пытался, всего-то отвел стыдливый взгляд в сторону, не опуская края своих губ, продолжая улыбаться. Наверное, он просто не понимал слов девушки и что бы они могли означать. Не видел её отношения к нему? Неоспоримо сложно было оценить мысли рыцаря, который прекрасно осознавал свое положение в этой резиденции. По крайней мере... Он думал, что осознавал. Быть может он был глуп? Или глух, коли не разобрал ту легкую дрожь, что промелькнула в голосе его принцессы? Ах, как же сложно разобраться не только в этом мире, но даже в себе. И для того сразу станет тот важен, кто поможет в этом испытании. А сейчас... Сейчас Юфемия ловко продолжает высказывание, возвращая нотки серьезности в этот диалог. И все же подобная подача воистину была блестящей, где чувствуется кровное родство с ораторами, что также грациозно играли словами, интонацией и репликами, как скрипач играл на струнах. Куруруги ничего и не оставалось в этой ситуации, как только податься этой мелодии и задумчиво нахмурить брови, пытаясь вспомнить. Вспомнить, насколько же давно они не виделись с сестрицей Кагуей. В голове невольно начали всплывать картины прошлого, те самые сцены, где они виделись с той, по тем дням, малюткой. Наверное, сейчас она уже выросла, ведь так? А ведь даже тогда была довольно умна для своего возраста.
— Наверное, это было лет семь назад... — неуверенно отвечает он.
Да, точно, это было еще до Зоны Одиннадцать, до тех событий, что он встретил в дальнейшем. Сейчас они могут оказаться совсем не близкими друг другу людьми. Есть ли риск такой встречи? Зеленоглазый задумался об этом только сейчас, как своевременно... Но ответ, как бы то ни было, дал себе незамедлительно. Наверняка души на чаял в той милой девушке, что знал когда-то.
— Уже довольно поздно... — спустя пару секунд заминки, продолжает, — Наверное, Вам стоит отдохнуть?
Несмотря на озвученный вопрос, он не казался намеком. Парень был излишне прост в этом отношении и всегда говорил то, что на уме. Прямолинейность была отличительной чертой рыцаря, поэтому в данной ситуации он нисколько не хотел прощаться со своей принцессой. Напротив, в голосе японца звучала немалая толика тоски, ведь забота о Юфемии, как и об её физическом состоянии - важнейшая задача. Именно поэтому надо бы и честь знать, ведь так?

+12


Вы здесь » Code Geass » События игры » 16.01.18. Посвящение в планы