По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 26.01.18. Speechless


26.01.18. Speechless

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 26.01.2018
2. Время старта: 9.00
3. Время окончания: 11.00
4. Погода: Жарко
5. Персонажи: Дункан Кэмпбелл, Наннали ви Британия
6. Место действия: Африка, ЮАР
7. Игровая ситуация: План, изложенный Наной своему рыцарю, начинает претворяться в жизнь.
8. Текущая очередность: По договоренности

+2

2

В тот день родилась ещё легенда - о том как обессиленный рыцарь благодаря принцессе вернулся к жизни, более того - сразу же приступил к делу, исключив саму возможность возражений. Безусловно, для обитателей особняка в Претории это было сюрпризом - юноша, чувствовавший себя чужаком здесь и неспособный справиться с проблемами, вернулся с фронта вождём. Лидером, не принимавшим отказов. Пожалуй, лишь Юмико и Реджина не удивились, лукаво улыбаясь во время проведения секретной операции, когда очередной не готовый к такому оказывался в ступоре. Японка ещё и не забывала запугивать африканскую прислугу котиком, поднимая его жестом павиана-жреца из мультика - она хорошо помнила, как бедная служанка чуть на люстру не запрыгнула, когда Такаги на вопрос, чей это детёныш, невозмутимо назвала местное название зверушки (её-то о сакральной роли криптида в местной мифологии не предупредили), и сообразила, что сама природа дала ей оружие для вразумления несчастных язычников. Тоже придумали - котиков бояться...

На счастье рыцаря, наиболее нужные из его бойцов и близких прибыли в Преторию вместе с ним и не задавали лишних вопросов. Все понимали что дело будет из ряда вон опасное и действовали быстро. Ламейра  предупредил надёжных друзей и приказал своbим бойцам встречать их уже на месте, а Айлин - оставаться наготове в 501-м и держать руку на пульсе. Большая часть "Котиков" собралась воедино и сопровождала их, как и доставшиеся от принцессы Габи гренадёры, а также Зола и её воины. Могло показаться что он перестраховался, однако в этом было своё значение - в нужный момент рядом с Наннали будут все, за кого они сражаются. Британцы Мэйнленда, бразильцы с периферии, африканцы... И, как внезапно оказалось, буры тоже. Руди Шнайдер, который  оказался в Претории за компанию, категорически заявил что он не ради поддержки всякого летающего дерьма в армию  пошёл, друга не бросит, а ещё у Дункана миленькая кузина и он планирует за ней приударить. За последнее дополнение его, правда, чуть не выкинули в окно (угадайте кто), но в итоге передумали. Возможно, по причине признания, что у Кэмпбелла и тётушка ещё очень даже. Или вопреки этому.

Короче говоря, пришлось реквизировать военный самолёт. В их отсутствие было кому присмотреть за поместьем - размещённая в Претории рота бразильцев, что бы там ни поменялось официально, хранила верность генералу Фонтейн и поставленной задаче - защитить Наннали и её интересы. А как известно, даже трое бразильцев стоят батальона, что уж о роте говорить.

А самое нежданное пополнение прибыло в последний момент - пятеро бойцов "Руки"... То есть нет. Как говорилось в сопроводительном  письме Пеллеона, эта команда совершила ряд поступков (в духе Экстона или Кимбли), за которые им грозило кое-что похлеще отправки в 501-й... Но при этом они не были предателями. В итоге окончательное решение их судьбы было исключительно в руках Дункана. Рыцарь не сразу понял, но потом сообразил - откажись он от них, и уже никто их спасать и прикрывать не будет. Кроме как за ним, им идти было некуда.

Это было жестоко... Но было именно тем, что нужно сейчас. Старый адмирал знал, кто нужен рыцарю - пусть и вряд ли подозревал, насколько вовремя пришёлся его подарок.

- Добро пожаловать на вечеринку безумцев. - Рыцарь улыбнулся, выдержав рукопожатие каждого из пятёрки, даже громилы, который был выше рыцаря на голову и в полтора раза шире, - Обещаю, вам понравится.

С каждым словом, с каждым решением он чувствовал не только груз ответственности, но и непередаваемое понимание - выбор сделан, жребий брошен, и именно в этом его свобода и путь.

Этой же ночью они пересекли многие мили и были там, где отголоски войны были уже реальными звуками и вспышками на горизонте. Ступили на землю, за которую сражались. И когда пришло время - за спиной принцессы почётным караулом  стояли не только синие машины "Фианы", но и красный найтмер Шнайдера, сделавшего выбор свободного человека Африки, а среди британцев, как будто всегда здесь были, стояли дикари-воители Золы. Здесь и сейчас принцесса говорила от имени Африки - цивилизованной и дикой, белой и чёрной, единой и многоликой - и они не позволят никому об этом забыть.

А Дункан - Дункан был рядом с ней. И иначе просто не могло быть.

+8

3

Вечер ушел на подготовку - Наннали не участвовала в ней, сконцентрировавшись на том, чтобы подготовить речь, которая сможет привести ее безумный план в действие. А еще - на том, чтобы оставить заметки для Рубена. Когда дядюшка очнется (а принцесса отдельно распорядилась, чтобы к больничным покоям старика приставили усиленную охрану), он сможет услышать ее голос - и узнать о причинах столь дерзкого поступка.

Ночь ушла на дорогу. Добротную инвалидную коляску пришлось сменить на складную, не раз и не два Наннали передвигалась на руках солдат - в основном Дункана, но и ему временами требовался отдых. Она настаивала. Она могла бы настаивать и на том, чтобы двигаться самостоятельно, но берегла силы для самого главного рывка. Того, ради которого это все затевалось. Сегодня она будет говорить. И сделает она это стоя на своих двоих на своей земле.

Они были в Конго - в самом сердце боевых действий между британской армией и противниками террора. Противниками со всех сторон - потому что удар Императора развязал самую настоящую, полноценную мировую войну, в которой ты мог быть либо на стороне Британии, либо против нее.

И эта Британия не была тем, что Наннали была готова защищать. Эта Британия растоптала в пыль все плоды ее кропотливой работы, все ее надежды, чаяния и стремления. Все - буквально! - о чем она говорила жителям ЮАР оказалось ложью, потому что отец принцессы решил нанести удар.

Но она - не Чарльз и не Марианна. Их кровь и наследие, но не их продолжение. И действовать будет так, как велит ее собственная совесть.

Выступление принцессы Наннали происходит на импровизированной, наспех сколоченной трибуне. Перед слепой девочкой стоит внушительных размеров микрофон, провода от которого тянутся к нескольким крупным колонкам-усилителям. Позади трибуны видны всполохи взрывов, слышны выстрелы и свист пролетающих в небе истребителей. Возможно, это лишь нарисованная картинка - но выглядит очень правдоподобно.
Принцесса Наннали стоит на трибуне. Рядом с ней стоит ее рыцарь - Дункан Кэмпбелл с котом в руках.
Облаченная в мундир военного образца, широкие галифе и высокие сапоги принцесса кажется очень грозной - насколько вообще может казаться грозной рассерженная ведьма на поле боя.
Принцесса говорит по-английски, а стоящий у трибуны смуглый мальчонка переводит каждое ее предложение на португальский.

Я, Наннали ви Британия, В ГНЕВЕ.
Я вижу, как союзники сражаются друг с другом. Я вижу как бессмысленная бойня продолжается на земле, которую я считаю своим домом. На БЛАГОСЛОВЕННОЙ ЗЕМЛЕ, что вернула мне способность ходить, вдохнула в меня желание жить и подарила силу влиять на жизни других людей. Людей, живущих на этой земле. Людей, чьи судьбы мне важны и дороги.
Я вижу боль и страдания тех, кто мог бы жить счастливо. Я вижу боль и страдания их матерей, жен и детей. Я вижу как брат идет на брата, чтобы отстоять свое право на свободу от террора и бессмысленной жестокости.
И я В ГНЕВЕ.
НИКТО не должен сражаться, чтобы доказать свое право на жизнь в безопасности. НИКТО не должен поднимать оружие на друга. НИКТО не смеет осквернять эту благословенную землю бесчеловечным варварством!
НИКТО, включая моего отца.
Я, Наннали ви Британия, призываю вас остановиться и сложить оружие. Сложить его сейчас, примириться с братьями, чтобы завтра стать плечом к плечу против истинного врага, заставившего эту землю стенать от боли и горя! Чтобы завтра ВМЕСТЕ бороться с узурпацией и тиранией.
Здесь и сейчас, я, Наннали ви Британия, провозглашаю Южно-Африканскую Республику своим домом и родиной НОВОЙ БРИТАНИИ. Британии, в которой нет места чудовищным преступлениям против человечества. Британии, в которой решения принимаются за столом переговоров, а не под гнетом оружия. Британии, где каждый сможет чувствовать себя в безопасности.
Я предлагаю вам разделить со мной этот путь. Вместе сражаться. Вместе доказать всему миру, что НИКТО не смеет приходить на эту благословенную землю с оружием. Вместе разделить тяготы этого пути - и вкусить плоды этой победы!
В знак моего доверия, как символ моей веры в возможность этого единства - здесь и сейчас, я, Наннали ви Британия, приказываю британским солдатам немедленно прекратить огонь.

Наннали оборачивается в другую сторону, и камеры переключаются, подчеркивая, что теперь она обращается к кому-то другому. Ее веки опущены, она не может смотреть - но если бы могла, в ее глазах сверкали бы молнии. Далее она говорит по-французски:

Я обращаюсь к вам, Гаэстон де Ре! Я, а не Ганнибал Бота, дам вам ответ на ваши вопросы. Мы не будем прятаться. Мы не будем скрываться - ни от удара, ни от правды. Мы не будем принимать такую реальность, в которой страх управляет всем миром и людскими сердцами.
Мы будем сражаться вместе с вами, Гаэстон де Ре. Будем сражаться против тех, кто не считается с нашей свободой, с нашей гордостью, с ценностью наших деяний и достижений. Мы будем сражаться, чтобы больше ни один город в мире не познал горечи, которую познали жители Мбужи-Майи.
Я стала наместницей Южно-Африканской Республики с желанием принести в этот край мир, благополучие и процветание. Чтобы каждый был вправе получить кров, медицинскую помощь, образование. Чтобы каждый мог чувствовать себя в безопасности в своем доме. Но сегодня это не так. Сегодня никто не может чувствовать себя в безопасности - и я, Наннали ви Британия, заявляю. Я даю вам свое слово! МЫ. БУДЕМ. БОРОТЬСЯ. ЭТО НАШ ДОМ. ЭТО НАШЕ БУДУЩЕЕ. ЭТО НАША СВОБОДА.

Принцесса снова оборачивается - и снова камеры ловят ее "взгляд". Грудь ее вздымается после провозглашенного клича - и она продолжает свою речь уже на африкаанс.

Я обращаюсь к жителям Южно-Африканской Республики. Я обращаюсь к своему супругу и вице-наместнику Ганнибалу Боте.
Я знаю, что вы устали от политических распрей. Я знаю, что вы устали от предательства и обмана. Я знаю, что вы, как и я, хотите мирного неба над головой и безопасности для своих близких.
Я знаю, что моя просьба будет дорого стоить вам. Но я прошу вас поверить в меня. Прошу вас поддержать меня в борьбе за свободу нашего общего дома. Нашей благословенной земли. Нашей свободы.
Я стою сейчас здесь, на линии фронта, и я не боюсь отдать жизнь за то, что считаю правильным. И я знаю, что буры, чья воля в разы мощнее моей, тоже не побоятся встать со мной плечом к плечу. Я призываю вас бороться вместе со мной. Я призываю вас ПОБЕДИТЬ вместе со мной!

+10

4

Дункан знал, что они поднимут бурю - и неважно, как для остальных, для них её будет более чем достаточно. Именно поэтому, прежде чем он встал рядом с Наннали, было сделано то, что ещё недавно показалось бы ему неправильным... Но жизнь куда сложнее того чему учили  Академии. К счастью для него, рядом была та, кто жила в тени годами. И она не попыталась остановить безумие - просто подсказала, что и как делать, чтобы их послание дошло до всех. И сказала, что дедушка бы сделал то же самое, а то и похлеще.

Вот честное слово, приятно, когда родня тебя поддерживает.

Речь Наннали была довольно ожидаемой в такой момент и местное командование хоть  удивилось, но уж точно не ждало того, чем это обернётся. А ведь на деле место для обращения тоже было выбрано не случайно. Причин тому было несколько - наличие аэродрома и узла связи, основной состав гарнизона из "Курящих Змей" (и их же авиация на аэродроме) и командир, о котором знали достаточно Ламейра и Дельфина. Более чем достаточно для операции "Вестник".

***

Никто не удивился, что речь принцессы попросили передать по одному из войсковых каналов - чтобы услышали обделённые телевизором солдаты  глуши. Но когда офицер-связист, поняв, что он транслирует, обернулся и потянулся к выключателю, ему между глаз упёрся ствол.

- К-карваль?! Какого дьявола ты...

- Тише, сынок, тише. Продолжай трансляцию.

- Ты совсем ебанулся, старый ублюдок, это же...

- Следи за языком. Я старый человек и мне уже нечего терять. Кроме понятий о справедливости, об которую Чарльз только что вытер ноги. Так что...

Офицер знал, кто перед ним. И в глазах Шерифа прочёл только одно - спокойную готовность застрелить и повесить столько, сколько нужно для торжества справедливости, имеющей мало общего с британскими законами.

Так голос Наннали услышал весь Африканский фронт - и буры, и британцы, и даже их враги.

На том самом канале, на котором когда-то передали слова "Генерал Мактир, вы - еретик и скотоложец!".

Кто понял - тот понял.

***

Майор Бенту Лемус Арруда, командир батальона, охранявшего аэродром, безо всякой задней мысли решил поприсутствовать на выступлении лично. Возможно, ему стоило лучше слушать свою интуицию, которая почувстовала неладное, когда стало ясно что принцесса прибыла во вроде бы хорошо защищённое место так. как будто собиралась воевать лично. Возможно, если бы он не отмахнулся от одного из часовых, который заметил что часть эскорта принцессы незаметно рассосалась по расположению батальона вместо присутствия на выступлении, всё пошло бы несколько не так, и вроде бы союзные бойцы не оказались слишком близко к управлению аэродрома, арсеналу и прочему. Да, многие изрядно горячо спорили о произошедшем  Конго, да, он сам не знал что думать, но даже близко не подозревал, что вот-вот произойдёт.

Разумеется, не подозревал ровно до середины выступления принцессы. Просто разум отказывался верить в то, что он слышал. И когда толпа присутствующих взорвалась весьма противоположными по настрою криками, он уже хотел отдать приказ...

- Не стоит, майор Арруда. Поверьте. Для вашего же блага. - Голос был женским, и  его обладательница явно привыкла получать желаемое. Дельфина Тенорио. Он должен был догадаться, что от кого-то из этой семейки не стоило ждать добра, даром что их роде как прикормил Ренли. Как и от тех - он буквально их чувствовал - кто стоял у него за спиной.

- Блага? Это бунт, сеньорита. И вы устроили его в моём батальоне. Вы так спешите умереть? - К чести майора, он был смелым человеком и долг для него был не пустым звуком.

Дельфина  ответ просто крутанула на пальце жетон, похожий на армейский, но чёрный - с золотым вензелем принца Ренли и только двумя словами:

"Last Order"

- Я получила приказ, майор.

"Последний Приказ". Строчка, написанная золотом - а надо бы кровью. Ибо именно кровью этот пункт устава спецподразделений написан - крайняя мера, чтобы запущенную операцию никто не смог остановить или свалить ответственность на солдат, ушедших умирать за Британию. Довести дело до конца, игнорировать противоположные приказы, попытки помешать трактовать как измену, неважно кто встанет на пути.

Даже если это будет сам Император.

Не так уж часто этим пользуются. И угораздило же его нарваться... На вопросительный взгляд Тенорио отвечает:

- Защищать Её высочество и следовать за ней до конца, что бы ни случилось. Понимаете, майор? Я предлагаю вам выход - если не хотите участвовать в этом, не участвуйте. Пересидите в карцере всю бурю, отделаетесь уж точно легче, чем участвуя в этом или сопротивляясь.

- А если нет?

- Героем вы не станете. Ни живым, ни мёртвым. Вы знаете кто я. А я знаю, кто вы. Понимаете?

О Иисус, он понимал слишком хорошо. Эти люди не приходят с пустыми руками. Они знают, где его дом и в какую школу ходят его дети. Знает ли принцесса, кто и как ей служит? Кто знает. Чарльз оистину получил достойную дочь. Даже слишком.

- Это не угроза, майор. Это предупреждения. В войне, которую мы объявили, не будет ни чести, ни правил - ни для кого. Я не принуждаю вас ни к измене, ни к верности. Я дам вам время. А резня никому не сделает лучше, потому что на звуки битвы падальщики сбегутся отовсюду.

Арруда понимал. Снова. Как и всегда, битвы наверху не щадили никого ниже. И видит Бог, с ним обошлись ещё милостиво. И... У Тенорио - вслух он этого не скажет - может и нет чести, но у него она есть. И говорит ясно - на это надо ответить не подлым ударом и не упорством ради крови. Возможно, он не хочет следовать за отчаянной малолеткой, но и ради закидонов её папаши умирать не подписывался. Время... Не худший выбор.

Он отдал пистолет и шпагу. Возможно, это не было победой юной принцессы, но и Чарльз её не получил. Остальные видели - это, или то что бойцы принцессы не просто защищают её, но и контролируют базу. Среди них хватало бунтарей, он знал. Но были и другие. Что с ними?

Рыцарь принцессы шагнул вперёд. Арруда слышал про него всякое... Но предпочитал верить глазам. И увидел вовсе не мальчишку, игравшего в героя. Дьявол ведает, через что прошёл этот паренёк - но бразилец видел воина. Такого же как те, кто шёл на смерть в Алжире, прекрасно зная, что не вернётся - просто потому что так велели честь и долг не перед Британией - но перед товарищами.

- Бойцы, вы слышали Её Высочество. Услышьте и меня. Я сражался там, где сражались вы. Люди вашей земли были мне наставниками и товарищами. И знаю, что такое выбор чести. Как и Наннали, я сделал его, и я здесь, что бы меня ни ждало. Решайте по доброй воле, с кем вы. Если не готовы идти до конца с нами - можете уйти. Если кто-то хочет бросить мне вызов - вперёд. Если вы услышали Наннали - за мной. - Он не отводит взгляда, -  Я обращаюсь к вам, воинам, у которых есть честь. К тем, кто сражается достойно. Выбор за вами.

Возможно, его слова были наивны. Возможно, рыцарь не был мастером риторики. Но вложить в слова то, что ими не передашь, он умел.

И его услышали.

***

За Наннали сражались на невидимых фронтах те, кто знал своё дело -  записи её речи разошлись по сети так, чтобы отловить и остановить их распространение уже не было возможности, записи уже размножали и по тёмным африканским путям отправляли туда, куда интернет не доставал. А где-то в Мапуту хлопнула дверь бара и женщина с рубиновыми глазами усмехнулась - вот уж не ждала что придётся сюда так вернуться:

- Эй, достаньте мне Фреда. Скажите, в вороньем гнезде немного семейных проблем, а Африку ждут интересные времена. Да, ещё интереснее.

Возможно, где-то на том свете Лорд Кроу в этот момент гордился потомками. Всё-таки семья - страшная сила. А маленькая отважная принцесса уже была одной из них, для этого не нужно много слов и записи в паспорте.

Буря грядёт. И стоит держаться крепче.

+4

5

Сердце стучало в висках. Операторы остановили съемку и кто-то из них сказал об этом вслух - обычная практика, после многочисленных съемок за последние месяцы Наннали успела к этому привыкнуть. К камерам, к свету, к гулу оваций вокруг - ко всему этому привыкнуть можно.

Но все же она дрожала. Ее ноги подкосились, и мигом вскочившая на помост Юмико моментально поймала ее в свои объятия, успев при этом одним только взглядом остановить Дункана - мол, куда ты с котом на руках принцессу ринулся хватать.

Пару месяцев назад она бы разрыдалась. Схватилась бы за воротник Юми и умоляла бы простить ее за сделанное, потеряла бы сознание и даже в бреду продолжала бы молиться.

Сегодня она сохраняла пугающее спокойствие. Отец показал ей, что эмоции, бурлящие внутри непобедимой стихией, можно остановить силой воли - и что в ней тоже есть эта сила. Тело ее было хрупко, но воля останется несгибаемой.

Юмико посадила принцессу в коляску, и как только крики стихли, Наннали заговорила снова - уже без камер и без микрофонов. Для самых близких. Для тех, кто был рядом. Для тех, кто верит в нее. Для тех, кто передаст ее слова дальше.

- То, что сейчас произошло, называется изменой. Предательством. Уроки истории красноречивы: если мы потерпим поражение, всех нас будет ждать в лучшем случае плаха. В худшем - жизнь в незаслуженном унижении и постоянных подозрениях.

Она точно знала - ее и Дункана, вне всяких сомнений, ждет смертная казнь. Интересно даже, кто в этот раз выступит обвинителем? Ричард Нордберг продолжит семейную традицию и примет на себя тяжесть нежеланного всеми решения? Или Джон Арчер расторгнет помолвку, чтобы выполнить то, что потребуется от Первой? Или быть может Кэтрин МакБрайд согласится стать тем, кто разобьет сердце принцу Ренли?

Нет, сердце Ренли Наннали разбила сама. Только что. А еще Юфемии. И матери.
И отца.

Но так надо. Так правильно. Встать в полный рост и говорить о несправедливости мира. Она столько лет сидела молча, скорбя о потерях о горе, теряя родных и дорогих сердцу людей. Столько лет слушала рассказы Сайоко о прошлом Японии - и сквозь невозмутимость голоса японки слышала горечь и боль. Она столько лет мечтала о светлом мире - подобном тому, что был у них с Лелушем на Вилле Ариес до трагедии. Мечтала о таком мире для всех людей земного шара.

Но мечтать мало. Мало складывать журавликов. Мало скорбеть и сожалеть.
Мир полон несправедливости - и даже если ей удастся устроить сказочный сад в одном отдельно взятом особняке в Претории, эта волна тьмы, ненависти, зависти и бессмысленной жестокости рано или поздно хлынет и в него - и затопит так же, как затопило Виллу Ариес.

А значит ей больше нельзя молчать. Может быть те, кто еще верит в то же, во что верит она, откликнутся на ее призыв. Может быть после ее казни семена надежды и веры в возможность лучшего мира - веры в людей, находящихся у власти! - останутся и однажды дадут всходы. Пусть ее кровь окропит эту проклятую землю, на которой должны взойти чистые и светлые цветы.

Жаль только, что удобрить эту землю предстоит не только ей.

- Уже через несколько часов меня назовут принцессой-ренегатом. Я бросила вызов отцу и пойду до конца. Но у вас есть ваши семьи и ваши возлюбленные. Есть ваши мечты и ваши взгляды. И тех, кто не желает поддерживать меня, я прошу покинуть стан моих союзников сегодня же. Вы не будете подвергнуты порицанию. Вашей жизни ничего не будет угрожать. Я прошу лишь принять это решение сегодня, до полуночи.

Четырнадцать часов - достаточный срок, чтобы принять подобное решение.

- Участь тех, кто останется, может оказаться горькой. Я не имею права просить вас идти на это. Но я прошу вас подумать и не чинить препятствий тем, кто пожелает уйти.

+4

6

Раньше Дункан точно бы повёл себя как мальчишка, уронил бы котёнка или ещё что... Но то раньше. Сейчас - быстро понял взгляд Такаги и довёл дело до конца, прежде чем подойти к Наннали и просто коснуться её руки - "Я с тобой", их жест, ставший привычным до рефлекторной незаметности. Да, они были на грани катастрофы, сделав то что сделали... Но в то же время всё было предельно ясно и просто. Да, теперь-то он понимал, что чувствовал Диармайд, когда окончательно принял решение, а не просто последовал воле Грайне и советам друзей.

Никто не уходит. И у многих есть, что сказать. "Котики" последуют за Наннали, куда бы её ни понесло, и она это знает. Про Такаги нечего и говорить - потомок мучеников Шимабары сейчас - и Наннали даже может это почувствовать - испытывает восхищение и гордость за принцессу. Что до остальных...

- Я поклялась кровью и железом Дункану и тебе, а не старику. - Фыркает Зола, которую мало волнуют формальности и  протокол, - Это моя земля.

Для неё-то всё просто, а смерть - лишь мелкое недоразумение...

- Ваше Высочество, мне, если начистоту, весь этот союз никогда не нравился. - Признаётся Руди, - Но вам я поверил и речь идёт о судьбе моей Родины, чёрт дери. Вы это понимаете, потому я и здесь.

А вот у Ламейры находится нечто большее, чем просто заверение в верности:

- Принцесса, сегодня вы узнали, что такое честь. Не та, из книжек, а настоящая. Когда просто знаешь, что не имеешь права делать, а что сделаешь, не постояв за ценой. Следуя чести, я убивал людей и вёл их на смерть - и ей же следуя, я однажды опустил оружие и сдался. Но сегодня явно не тот случай. - Бразилец улыбнулся, коснувшись руки принцессы, - У вас она тоже есть. И я с вами, а не с теми, кто её забыл или не имел вовсе.

Дункан именно сейчас понимает - все эти люди были готовы драться за нечто большее, чем их обычные цели, и им нужен был только голос той, кто готова повести их за собой по доброй воле, не прячась за чьим-то авторитетом или уловками. Понимает ли Наннали, насколько сильной она стала?

А вот он - понимает. Можно сколько угодно жаловаться на судьбу, но он не будет. Рядом с ним та, кого он любит, и, кажется порой, любил, искал и ждал всегда. И в сравнении с этим битва хоть против всего мира не пугает. Сейчас они способны на всё, чем бы это ни закончилось. Свободны.

Всё что возможно - сделано. Теперь пора делать невозможное.

***

Однако судьба, в отличие от Наннали, не даёт всем им на решение так много времени. И выбирает своим вестником достойного кандидата... Толпа солдат, наперебой спорящих и обсуждающих слова Наннали и её рыцаря, расступается так, как не сделала даже по команде. Так мелкие хищники исчезают, пропуская альфу. И постепенно распространяется тишина.

https://i.imgur.com/wNPtN2m.png

Полковник Дерек Абреу Фигейра

Мужчина смотрит на принцессу и её соратников тяжёлым взглядом, который может почувствовать даже слепая принцесса. Его форма и броня в пыли и следах от ударов, нетрудно заметить шрамы. Он тот, кому не нужно много слов, чтобы расставить все точки над "i". И он не торопится с выводами и словами.

А вот Ламейра еле успевает подавить пару слов, для ушей принцессы никак не предназначенных. И шепчет:

- Мы влипли. Это полковник Фигейра. И если он отдаст приказ... Его не ослушаются.

Дункан  поначалу напрягается, готовый отразить угрозу, но несмотря на всё пережитое, он чувствует ползущий по спине холодок. Он уже испытывал это чувство - вот только тогда смотрел в глаза не человеку, а мнгве, решавшей, доверить ли ему котёнка. Этот человек обладал здесь такой же властью. И внушал не меньший страх, чем Кимбли.

Полковник подошёл - медленно, неторопливо, не отводя взгляда. И было ясно - исход противостояния решится не солдатами, а между этим воином, принцессой и её рыцарем. Дункан не отвёл взгляда, потому что знал - именно такие люди будут решать, захлебнётся ли их восстание ещё на взлёте, или станет искрой, из которой разгорится пламя. Не выдержат сейчас - дальше не стоит и пытаться.

Он даже не знает, сколько времени они молчали, и что без слов сказали друг другу. Но напряжение спадает. а Фигейра, не сомневаясь в своём праве, отдаёт короткий приказ:

- Арруда, заберёшь тех, кого скажу и вали нахрен. - И тут прежний командир даже не пытается спорить, - Доложишь всё как есть и скажешь что я взял это на себя.

Тот уходит, и мужчина оборачивается к Наннали и неожиданно бережно целует руку принцессы:

- Я вижу достаточно отваги, чтобы следовать за ней, Наннали Британская. А теперь слушайте. У нас есть более насущные проблемы, чем гнев Чарльза...

...И это было чистой правдой. Ведь любые действия имеют последствия и за решения Императора предстояло ответить слишком многим.

+2


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 26.01.18. Speechless