По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » 20.01.18. Так много вопросов...


20.01.18. Так много вопросов...

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

1. Дата: 20 января 2018 года
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 12:00
4. Погода: Температура держится в районе 13°С. Небо потихоньку затягивает облаками, так что ближе к обеду солнце обещает скрыться, оставляя людей наедине с лёгким прохладным ветерком
5. Персонажи: Манфред Рихтер, Урсула Димитриди, Артур Леман
6. Место действия: ЕС, Ливия, Ваддан (PND+9)
7. Игровая ситуация: Прошедшая ночка прошла бурно. По всему городу усилены патрули и блокпосты. В стане русских растёт уровень недоверия к солдатам ЛОА. За ночь прошло как минимум три стычки в черте города, одна из которых окончилась стрельбой в воздух. Большая часть наёмников рада возвращению пленных японцев. Азиз выполнил своё обещание даже раньше срока, так что уже к десяти часам всех заблудших детей страны восходящего солнца встречали с распростёртыми объятиями. Почти треть из них отправилась в городской госпиталь — пока те были в плену, их раны обработали, хоть и неидеально. Однако многие наёмники не скрывают своих опасений по поводу этого: неясно ведь, каким образом в живых вернулось всё подразделение, пусть и побитое. Кроме командира, Шимидзу Нозоми.
Эти вопросы появились и у Рихтера. Впрочем, это не единственное, чем он хотел заняться этим утром.
8. Текущая очередность: GM, Рихтер, Урсула

+3

2

Саката Йори, замещавшая своего бывшего командира, Шимидзу Нозоми, сидела на койке с перебинтованной рукой, скрывавшей сильнейший ожог предплечья, и, подперев голову, покрытую потускневшими следами ссадин и ушибов, скалила зубы от боли, которая за столь долгий срок стала куда терпимее, но всё ещё хорошо чувствовалась. Её отпустили рано утром, в первой же крупной партии, среди которых оказалось немало раненых. Всё, как и говорил Азиз.

— Когда мы прибыли в Эш Швайриф и подготовили оборону, связь резко оборвалась помехами прямо во время радиомоста с штабом в Ваддане. Тогда же прогремели первые взрывы и наши группы разделили. Мы ожидали прибытия колонны согласно данным разведки ЛОА, а противник всё это время сидел у нас под носом и наблюдал.

Йори сжала ладони и виновато опустила голову, принимая произошедшее не иначе как свою личную неудачу. Случившееся действительно произвело фурор в рядах самих японцев, разговоры которых мог слышать Рихтер, делая обход среди вернувшихся из плена наёмников.

— Они знали расположение постов и заблокировали все возможные пути отхода, — Йори подняла голову и продолжила. — Мне удалось вырваться из окружения и помочь другим группам, где это было возможно, но почти сразу мы угодили в новое окружение. Тогда уже стало понятно, что среди солдат ЛОА почти не осталось тех, кто сохранил лояльность правительству. При этом противник не пытался нас убить. Они шли на переговоры и предлагали сдаться. Поначалу я думала, что они не используют осколочные гранаты и тяжёлое вооружение, потому что его просто нет. Но потом мне стало ясно, что они хотят заполучить нас живыми. Это же подтвердил один из их командиров, когда у нас не осталось иного выхода, кроме как сдаться. Когда мы вышли из окружения и отправились к машине, я поняла, что у нас не было шансов: улицы и все переулки были заполнены вооружёнными солдатами. Даже когда я первый раз попала на Октоберфест... Даже там я не видела такого количества людей.

Йори сделала паузу, переводя дух и пытаясь собраться с мыслями.

— Исчезновение Нозоми-семпай до сих пор остаётся для нас тайной. По словам остальных, их зажали в местном зале собраний. Наши организовали оборону, стали отбиваться, но потом... Потом в помещение пустили какой-то газ. Многие стали засыпать прямо на постах, не успев даже надеть противогаз, а тех, кто успел, было несложно взять живьём. Не знаю, что за газ они использовали. Но он очень похож на тот, который применяют спецслужбы в закрытых пространствах во время захвата заложников, чтобы нейтрализовать террористов. Что случилось с нашим командиром потом не знает никто. Если позволите, герр Рихтер, я, как и многие другие, считаю, что целью всего этого нападения была именно Нозоми-семпай. Она единственная, кто не вернулся с этого боевого выхода.

На этом девушка окончила свой рассказ и замолкла.

+12

3

Дурацкие, мать их, японцы. Эта мысль для Манфреда была очевидной. Навязчивой. Она стучалась о чего череп изнутри, требуя выхода в длинной матерной тираде, преисполненной расизма и простого, обыденного, негодования. Некомпетентные, бестолковые идиоты. Пораженцы. Балласт. Как, ну как можно было... впрочем, он уже знает, как. И от этого знания ничуть не легче, как и от общих невесёлых перспектив в этом регионе. Манфред был зол до крайности, он не выспался, не отдохнул толком после последней операции, но пока поддерживал себя в пристойном состоянии при помощи мысленных пинков и чего-то такого, что можно было назвать внутренним стержнем. Знающие офицера люди, безусловно, считали, что место стержня исполняет обыкновенная палка в заднице, которую он когда-нибудь вынет и начнёт ей всех лупить.
- Отдыхайте, боец. Приходите в себя. Мне нужны рапорты от всех Ваших сослуживцев, - он был подчёркнуто вежлив и подчёркнуто же благодушен. - Считайте себя командиром роты до возвращения в метрополию.
Манфред чётко разворачивается, покидая лазарет в смешанных чувствах. С одной стороны, он рад даже не столько появлению каких-никаких бойцов, но и честности противника. Это, вроде бы, означает отсутствие необходимости вести войну на уничтожение с противником, который многократно превосходит их по всем статьям. С другой же стороны — Аид их поимел. Самым натуральным образом. Его превосходство было таким, что этот проклятый мессия мог позволить себе разбрасываться пленными и, кажется, затевать спецоперации ради одного-единственного человека. То, что его люди умудрились взять в плен чёртовых узкоглазых поголовно, заставляло немного даже восхититься. А заодно и решить разнообразить развлечения подчинённых внеочередной учебной тревогой, имитирующей газовую атаку. Глупо полагать, что сепаратисты пойдут этим же путём повторно, но... лучше перестраховаться. Ещё хорошей идеей будет раздобыть побольше мин и устроить вокруг лагеря, наконец, полноценные поля смерти. А также уточнить статус южного аэродрома снабжения в этой Зилле, чтоб там все провалились. Отправить туда группу, например, на всякий случай сразу навьючив их системами целеуказания. Поднять штурмовики недолго, а разбитую взлётную полосу сепаратисты будут ремонтировать долго. А уж если получится подорвать им топливные цистерны, будет и вовсе замечательно. Ну и на десерт — побеседовать с пленным сепаратистом. Если для всего остального ему не требовались ничьи услуги, то здесь уже придётся вылавливать Урсулу и привлекать её в качестве переводчицы. Ладно, всё по порядку. Сперва - к Бесу зайти, где его там носит... хотя ладно, это же очевидно, что не в кабаке.
- Не очень доброе утро, коллега, - он буднично зашел в палатку командного пункта, где они уже чуть ли не жили последнее время — русский так уж точно. - Местные дотащились до Сирта? До Зиллы? Какие-нибудь хорошие новости у нас есть, или моё предположение относительно полной задницы по всем фронтам — вполне себе соответствует действительности?
Сперва стоило послушать свежую сводку. Потом подумать. Мысленно обложить матом командование, начиная с местного и плавно переходя в Петербург, откуда им ещё не прислали ничего хорошего, кроме обещаний и зарплаты, на которую даже ишака в ауле не купишь. Ещё раз подумать, мысленно совокупляя этого ишака с министром обороны, просто ради развлечения. Потом скрестить их и через полученного кентавра пропустить японцев. И вот уже когда желание пристрелить кого-нибудь на месте немного поуляжется — начать отдавать приказы. Только необдуманных и поспешных действий им ещё не хватало, когда даже в сравнительно привычном Ваддане скоро опять начнётся пальба во все стороны. Нет уж. Сегодняшнее утро пройдёт под эгидой информации, её сбора и обработки. Достаточно они бегали с автоматами наперевес, пора сесть и спокойно подумать.

+11

4

— Даже не знаю, что в ответ пожелать, — Бес хмуро разглядывал разложенные на столе карты, уже во всю изрисованные маркерами разных цветов — и не было в голосе командира русских былой отчаянной ярости, а лишь одно недоумение, столь чуждое его зычному голосу. — Потому что творится чёрти что. Значит, во-первых, Зилла: Ермолин отправил разведгруппу следом за ЛОА. Дорога, естественно, перекрыта. Техника так себе, конечно: танков нет, БТРы, пикапы. Но живой силы до жопы. Не то чтобы совсем много, но если даже воюют они, как те, что из квартала, проблем не оберёшься. С такими проще говорить на языке коврового бомбометания. Дешевле, да и нервы целее будут. Но эти салабоны — меньшая из бед. Потому что произошедшее в Сирте...

Бес задумчиво постучал пальцем по точке, изображавшей упомянутый город, рядом с которой красным крестом был перечёркнут аэродром.

— Пока ЛОА ведёт своё внутреннее расследование и никого не подпускает, Ермолин слегка тряханул связями и... Вот лучше б он не рыпался. Потому что иначе, как полной задницей происходящее назвать у меня не получается. Во-первых, сепары умудрились оставить без связи целый регион. То, что у них есть куча людей, которые могут послушно делать, что им велят — понятно. Но так чётко определить все необходимые переменные, чтобы настолько грамотно вырубить связь, мог только тот специалист, который целой армии стоит. Ну, а во-вторых... Помимо грёбанного посетителя кружка юных радиотехников у них есть кучка каких-то отморозков, которые втихаря могут вырезать кучу народа, а это заметят только когда слишком поздно станет. Я про тех безголовых. Тебе ведь сообщили уже, да? Таких там несколько, но в общей массе трупов полно. Главное оборонительное управление по Сирту перебили, на аэродроме французское авиакрыло в полном составе вырезали. Пилоты, командование, несколько техников. Подразделение нежизнеспособно вообще, на самолёты сажать некого. В общей сложности почти сто пятьдесят трупов за одну ночь. И самое херовое: никто никого не видел. Даже поручиться о том, сколько человек действовало, никто не в состоянии. Пока предварительно могут сказать лишь то, что между убийствами на аэродроме и в городе был временной промежуток: в городе зачистку устроили раньше, и только потом пришли на аэродром. Сейчас город взят под контроль ЛОА, комендантский час усилен до такой степени, что гражданские только днём могут выходить на улицу. Но сколько это продлится, учитывая общую тенденцию — никто спрогнозировать не может. По поводу колонны... Тут есть проблеск. Незначительный.

Бес сложил подушечки пальцев друг с другом, демонстрируя, насколько ничтожным этот проблеск казался.

— Журналистка, которую вы вытащили, дала полезную наводку. Груз, который сепаратисты тащили в Сирт, должны были передать капитану 1-го ранга Насиру аль Хусуни. К тому же, из Сирта исчезло несколько военных грузовых судов. Их перехватили буквально за несколько часов, но груза на них не обнаружили. Капитана взяли под стражу в подозрении в сговоре с террористами. Будут допрашивать. Короче говоря, груз куда-то вывезли. А куда — пока выясняют. Но это может затянуться надолго, потому что бить приходиться по портам нескольких стран, а это та ещё бюрократия.

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+11

5

Манфред слушает, пожимая плечами с показным равнодушием. Он уже, в целом, в курсе, что в Сирте произошла какая-то грандиозная пакость. И что с Зиллой всё не так легко и просто — тоже догадывается. "...и лично мной, в результате рас#####ства личного состава ЕС, уронившего простыни с тел, были замечены передвигаемые солдатами трупы на носилках, лишённые голов. Судя по экипировке и обмундированию, покойные были военными лётчиками.", как писал один Винтер. А ещё у врага было слишком уж много данных о перемещениях и планах наёмников, чтобы не начать подозревать решительно всех и каждого в пособничестве Аиду. Начать проще всего с того же Беса, он вон он. Рядом. Прямо перед носом. Возможности для диверсионной работы имеет отменные, для разложения вверенного подразделения — тем более. Однако, это слишком уж очевидно. Как и если бы предателем была Урсула. Для такого мастера сложных комбинаций, каким был их враг, гораздо интереснее завербовать какого-нибудь тихого, мирного вспомогательного специалиста, вроде оператора дрона. На него и внимания особо никто не обратит — ходит себе чудик с оборудованием по лагерю, что-то там делает. А дрон тем временем снимает информацию при помощи своих сенсоров, например. А то и сразу передаёт. Дрянь дело, если так, но им всё равно не выяснить это так легко и просто.
- Забудь о грузе, он покинул наш район. Сосредоточимся на насущном. Первое: в Сирте нас поимели, как хотели. Работа специалиста достаточно высокого ранга, из наших "иностранных" на такое способна разве что пропавшая, мать её, Нозоми. Ну или Леман с отрядом. Кто из твоих — понятия не имею, но думаю, что тоже негусто со спецами. Логично предположить, что следующей целью можем стать мы, поэтому выгребаем все наличные мины и сигнальные ракеты, да обустраиваемся как следует, чтобы никакая тварь не пролезла резать бошки моим часовым.
Честно говоря, Манфред сомневался, что его часовые, да вообще весь контингент "Легиона" в целом — проблема для Аида. Нет, этот ненормальный работает с другими категориями, что ему горстка наёмников? Хотел бы раздавить, давно бы раздавил. Можно подумать, у него нет своих людей среди артиллеристов, расположившихся не так уж и далеко.
- Второе: я отправлю группу к Зилле. Разведчики, при поддержке самоходных миномётов, что-нибудь да повредят на аэродроме. У нас хреново с авиацией - у них тоже пусть будет хреново с авиацией. Нужны планы объекта, в частности расположение всей этой их радиомашинерии, топливных цистерн... ну да не мне тебя учить.
Немец и в самом деле не настолько поднаторел в штабной работе, предпочитая личным примером демонстрировать своим солдатам, что враг, мать его, ещё как смертен. Пока что получалось выживать, даже награды какие-то в прошлой жизни остались. Сейчас, понятно, уже не до наград. Выбраться бы отсюда живыми, и то хорошо будет. Если получится. Если Аид не решит, что наигрался с этими странными европейцами.
- В-третьих, в силу глубины задницы вокруг нас, стоит задуматься о какой-никакой контрразведывательной деятельности. ЛОА облажалась, французы... это французы, с ними всё понятно уже сразу. У нас в лагере тоже наверняка есть шпионы, но пока не до них. Если бы Аид захотел, чтобы они начали активно пакостить, мы были бы уже обложены не хуже узкоглазых, причём без техники, связи или ещё чего-то. Поэтому пока в своих рядах никого особо не высматриваем, а вот в чужих... я хочу отправить Воллена в Сирт для изучения тамошней обстановки. Думаю, у нашего дорогого друга из пятьсот третьего батальона тоже свербит, поэтому нужно их как-то скоординировать, пусть помотают нервы тамошнему люду. Авось узнают чего-нибудь. Например, каким образом связь отключается настолько наглухо, что даже резервы выходят из строя.
Немец вновь пожимает плечами — мол, всё сказал, добавить особо нечего. Да, они в такой заднице, что придётся работать с Ермолиным в тесном и почти дружеском взаимодействии. Понятно, что сам он никуда не потащится, но может же и послать человека, отчего нет? В нынешней ситуации верить чужим словам не стоит, особенно когда кругом предатель на предателе едет и предателем погоняет. А с человеком из российской армии, возможно, у Карла появится хотя бы намёк на шансы договориться с французами. Хотя бы намёк.
- Бес, почему мы ещё живы, а? Почему нам не режут головы и не выставляют на обозрение? Мы настолько ничтожны в его глазах?
Вопрос вырвался внезапно, развившись в целую цепочку. Но и в самом ведь деле — почему? Неужели "Легион" не просто не мешает Аиду, но и может как-то ему помочь? От этого хотелось рычать в бессильной злобе. Но Манфред сдержался, конечно же. Он ведь, чёрт возьми, офицер и должен сохранять лицо. Даже сейчас.

+11

6

Бес, оторвавшись от карт, поднял взгляд и посмотрел в глаза Рихтера, сопроводив этот многозначительный жест продолжительным, тягучим, как мёд, но горьким, как опыт поражения, молчанием.

— Потому что мы ему зачем-то нужны, — Бес процедил эти слова сквозь зубы, нехотя, со скрипом, неминуемое, как восход солнца и безысходное, опухоль в терминальной стадии. — Поначалу я думал, что они нас боятся. Но я никогда так не ошибался, Манфред. Сейчас я чётко вижу: они не боятся нас. Они держат ситуацию под контролем, видят каждый наш шаг. Быть может, они и видят в нас препятствие, но не то, которое нельзя преодолеть. Чёртов Аид!

Бес швырнул в стену маркер и треснул по столу.

— Эта падла всегда на шаг впереди нас! Шпионы, армия сторонников, безруких, но злых и отчаянных, а ещё какие-то немыслимые спецы, с которыми я бы мог планету перевернуть, будь такие у нас! Твари, Бл*ть!

Подперев рукой голову, Бес зарычал. Он не был в отчаянии, но безысходность ситуации одолевала, как никогда: человек мрчанел день от дня, понимая, что оказался в ситуации, к которой не был готов. Это его и злило больше всего.

— Я тебя понял, — спустя секунду молчания, ответил Бес. — Без контрразведки мы тут не справимся. Мы и с ней не справимся, но так мы хотя бы сможем понять, откуда ждать удара и суметь сохранить личный состав. Я побуду координатором с 503-им, предложу ему такой вариант. Он, падла, конечно может начать выёживаться... Но я с ним потолкую с глазу на глаз, авось и выйдет что. Кстати, было бы хорошо отправить кого-то в глубокий тыл. Но у нас арабский знают полторы калеки, а кто знает — те за арабов не сойдут. Хотя и Аид тоже... Припоминаю его рожу, хрен пойми, араб он или кто ещё. Кровей там неебаться намешано. Ладно. Один хер к нам Штирлицев пока не завезли, это можно и в долгий ящик отложить. Тогда, как будешь готов, передай мне информацию по операции в Зилле и поездке в Сирт, чтобы я мог выкатить её Ермолину и он нам с этим подсобил. Идёт?

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+11

7

Манфред криво улыбается одной половиной рта. Разумеется, из этой ситуации есть наиболее простой и логичный выход, но он решительно немцу не нравится. Не нравится даже не тем, что будет (не будет!) очередным предательством, просто... никто не даёт гарантий, что это радикально решит проблему целиком или хотя бы доведёт её до пристойного уровня. Аид... Аид был загадкой. Хотя бы потому, что вредный сукин сын де-факто контролировал почти всё. И ждал. Чего-то ждал. Ведь дураку понятно, что красиво марширующих колонн с подкреплениями больше не будет. Что у Евросоюза своих забот по горло, а ливийский фронт — лишь один из множества. И как с этим разбираться, когда вчерашний союзник может сегодня уже бросать в тебя гранату? Donnerwetter, когда он шел в наёмники, будущее казалось каким-то более простым! Ну стрелять. Ну убивать. Грабить-насиловать-жечь — по настроению и ситуации. А тут его самого без двух минут изнасиловали прямо в мозг. Scheissdreck...
- Знаешь, я начинаю подумывать о том, что лучше вывести контингент из этой задницы до того, как Аид наиграется в доброго дядечку. До того, как нас начнёт обстреливать ближайший артиллерийский... что у них там, дивизион? Упираться и чтобы до последнего солдата, да во имя чужих идеалов — это про швейцарцев, всё-таки. Про старинных швейцарцев. А мы свою часть общей работы, в общем, сделали. Но да ладно, это так, мыслишки пораженческие, всё равно для эвакуации нужно хоть как-то разгрести эти конюшни. Аидовы.
На этот раз в кривой полуулыбке исказилась другая половина его физиономии, выдавая крайнее раздражение. Даже если он устал, слегка деморализован и уже подумывает о том, чтобы искать лазейку в контракте и сваливать, Манфред остаётся злобным и вредным старым солдафоном, которому решительно не нравится, когда противник играет с ним в какие-то свои игры. Вместо того, чтобы посылать волнами головорезов, например.
- Я запрошу сюда спецов из контрразведки. Немецкой, да. Которая нас в своё время имела в хвост и в гриву. Местным не доверяю ни на хрен, французам тоже. А эти хотя бы умеют работать, если где-то набрали армию стукачей и раскрутили наш великий и ужасный заговор против мира во всём мире.
Ехидство. Этого добра у Манфреда ещё с запасом, поэтому он охотно льёт желчь, вспоминая о давнишнем провале с некоторой горечью, но уже без чувства обречённости. В самом деле, ему остаётся лишь эта самая желчь, в которой можно топить имена, звания и лица. Лица тех, кого он обрёк на смерть, попросту не добавив одну-единственную строчку в список. Немец издаёт звук, похожий на сдавленной фырканье.
- Зилла. Я отправлю туда Лемана, усилив его поредевшую группу Винтером и придав ему самоходок. Где-то в запасниках явно сыщется приличный целеуказатель и управляемые снаряды, поэтому будут играть в корректировку прямо среди белого дня. Приблизительное время выдвижения — через час, чтобы не терять даром время. Потребуются карты округи, карты же минных полей, если есть. Ну и чтобы кто-нибудь слегка занял основную ораву злобных шимпанзе, допустим, старым-добрым артиллерийским ударом по голове. Ермолин мог бы помочь здесь разве что отправкой своих людей к артиллеристам, чтобы те внезапным образом не решили выбрать целью наш лагерь.
С Сиртом всё несколько сложнее банального "пойдите и разнюхайте", но здесь особого выбора нет и быть не может. Сотрудничать с русскими активно, ведь они официальные, мать их, вояки. Рисковать своим старым боевым товарищем-собутыльником, надеясь, что его не пристрелят как собаку, просто чтобы не мешался под ногами. И полагаться на людей, которым он не доверял ни на грош. Очаровательно!
- Сирт... Карл с некоторым эскортом поедет к русским, оттуда уже с некоторыми русскими двинет на север, как Шер-Хан, мать его. Это уже от тебя зависит, когда всё завертится, ведь тут без одобрения Ермолина хрена лысого мы получим, а не хоть какие-то ответы. А я пока займусь превращением лагеря в неприступную... относительно неприступную позицию. Ну и перед этим пойду с пленным поиграюсь, авось расскажет чего интересного.
Ещё хотелось поделиться подозрениями по поводу японцев, но он и без того загрузил бедолагу работой по самую макушку, не стоило злоупотреблять. И тянуть тоже, наверное, не стоило. Только Урсулу найти сперва, он как-то доселе так и не выучил местный язык, да и не особо горел желанием.

+12

8

— О, вот спецы из контрразведки — это дело, — Бес согласно кивнул. — Но тут ты сам смотри. Если что, я с ними и сам поконтачить могу.

Конечно же, про дела в шестой бронетанковой знали. Но лишний раз об этом не заикались даже самые говорливые. Кому-то успели вдолбить про такое понятие, как пунктуальность. Кто-то просто боялся задевать за живое, чтобы не огрести. А кто-то просто отнёсся с пониманием.

К кому относил себя Бес — сказать трудно. Он просто старался не лезть в чужие дела.

— Остальное понял, я передам информацию Ермолину, чтобы был в курсе. Надеюсь, этот засранец изволит прислать подкрепления в Зиллу случае чего. А иначе я ему не скажу, что у нас тут минное поле будет вокруг лагеря, пущай его пацанчики полетают, — Бес гоготнул в своём стиле, но тут же подуспокоился. — Потом хоть расскажи, что там интересного с пленным получилось. Ну, если минутка выдастся. А я пока своих могу снарядить тебе подсобить с укреплением, лады?

[nick]Николай Бессонов[/nick][status]Бес[/status][icon]https://i.imgur.com/EmLqzjw.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+11

9

- Хорошая идея. Совместный труд, он объединяет, заодно отвлекая от невесёлых мыслей о нашем положении. Или это только у меня одного достаточно информации, чтобы играть в паникёра?
Манфред хмыкнул, представив последствия выступления перед солдатами с речью в духе "всё пропало, люди Аида везде, поэтому разбегаться просто некуда". В лучшем случае, его пристрелят свои же немцы как умалишенного. А ведь люди Аида и в самом деле, мать их, везде. Как, ну как этот гадёныш умудряется так легко завладевать умами и сердцами простых солдат и куда более образованных офицеров? Не в личной же неприязни к Ермолину у всех дело. Это было бы уже странным, когда командование русских направляет в регион офицера, которого ну решительно каждая собака здесь ненавидит. Они ведь... не такие идиоты, верно?
- Ладно, пойду порадую Лемана, что его задница в кои-то веки потащится на профильное задание. Воллена сам тогда проинформируй, пусть возьмёт человек шесть с собой в качестве гарантии, что его не утащат в бордель или на опыты. Можно твоих, можно моих, японцев я пока не рассматриваю как комбатантов. Удачи с Ермолиным.
Он разворачивается и выходит из палатки, направляясь к складу вооружения. Ну, точнее, просто большой землянке, которую обустроили здесь для затруднения доступа всяких разных злодеев в милому сердцу командира винтовкам, снарядам и прочим необходимым в этой стране штуковинам. Душа, конечно, просила ещё и огнемётами разнообразить содержимое, а к ним присовокупить фосфорные боеприпасы, но... пока что возможности значительно отставали от желаний.
- Артур Леман, через пять минут желаю тебя видеть возле арсенала.
Манфред не стал лично тащиться в палатку и будить головореза, который ну просто наверняка сейчас спал сном невинного младенца. Для этого есть другие люди, которые явно будут неподалёку и озадачатся выдачей Леману пинка под зад. Бегать туда-сюда несолидно, да и к тому же — стоило лично проинспектировать снаряжение, чтобы точно знать, не собирается ли он отправить отряд на невыполнимую миссию. Пяти минут должно хватить на то, чтобы свериться со списками. У них точно были управляемые снаряды для миномётных систем и танков, но вот какие к этому прилагались системы целеуказания — немец не помнил, ведь этими штуками пользовался крайне редко. Нужно хотя бы условно знать дальность действия целеуказателей.
Он не понимал, кто и зачем потратил кучу денег на дорогущий швейцарский комплекс, но в глубине души был изрядно этому рад. Штуковина была способна "засветить" цель на расстоянии в десять километров, а значит — не придётся ползти к самой взлётной полосе, рискуя нарваться на пулю от не в меру бдительной охраны. Из минусов — излучатель первого класса опасности, так что выжечь глаза до затылка никому не получится. Впрочем, вот с этим-то можно и смириться. Придётся смириться. Зато штуковина лёгкая, с пятикратным дневным и трёхкратным ночным увеличением, дальномером... в комплекте только бабы голой не хватает, настолько всё здорово сделано. Не иначе, как кто-то кому-то приплатил за этот заказ. Или, зная некоторое разгильдяйство снабженцев "Легиона", штуковина угодила сюда случайно, и где-то за тысячи километров отсюда сейчас рвут на заднице волосы от досады какие-нибудь диверсанты, оставшиеся без рабочего инструмента. Ничего страшного, переживут. Как-нибудь. Наверное. Манфред не удивился бы, узнав, что им вместо целеуказателя отправили партию винтовок, которые были им запрошены ещё в начале операции. Осторожно держа в руках целеуказатель, он вышел из землянки, недовольно щурясь от солнечного, мать его, света. Прогноз утверждал, что скоро станет пасмурно и прохладно. Лучше бы они не врали.

+10

10

Ох уж этот прекрасный, дивный и столь желанный за прошедшие сутки сон. Море, пляж, две прекрасные рыженькие красотки... И всю эту идиллию, прерывает крик "Леман, подъем! Командир хочет тебя видеть у арсенала через пять минут". В одночасье все грезы разбились о суровую реальность. Артур нехотя подымается с кровати и поднимает взгляд на того, кто так бесцеремонно прервал его сон.
-Вот скажи мне, Лангенберг. Почему, вместо того чтобы принимать смерть через сну-сну от Урсулы в своей палатке, этот Рихтер опять че-то от меня хочет у арсенала? Вот что с ним не так?
Наемник встает и делает несколько шагов до умывальника, дабы привести заспанное лицо в более менее удобоваримый вид. Лангенберг хотел было что-то ответить, но сам Артур оказался быстрее.
-Ладно, можешь не отвечать. Вопрос то риторический. Ты лучше вот что, буди остальных и собирайтесь. Есть мнение, что раз командующему понадобился я, то и вы тоже.
Закончив водные процедуры, Леман быстро собрался и покинул палатку. Ровно же через пять минут, как и было, приказано, наемник был уже у арсенала. Он не знал, что от него нужно, но явно это было что-то важное. Иначе и быть не могло в этой роте да с таким командиром.
-Вызывали, герр Гауптман? Какие будут приказы?
Артур не знал всей картины целиком, но даже исходя из того, что видел прошлой ночью, можно было сделать вывод - "Легион" в полной жопе. И судя по всему, он будет тем самым Мюнхаузеном, вытягивающим наемников за волосы из болота, ну или по крайне мере пытающимся это сделать. В любом случае, сейчас лучше всего дождаться указаний Рихтера, а уже потом размышлять над этим.

+11

11

Манфред морщится на "герр гауптман", но делает это настолько вяло, вряд ли даже самый придирчивый наблюдатель заметит, что он недоволен. Казалось, он потерял своё звание давным-давно, хотя прошло не так много времени. И, само собой, воспоминания о "Валькирии" и о потерянной "нормальной" жизни были болезненными. Хотя ладно, это Артур Леман, он и дипломатия это как Чарльз Британский и контрацепция. Проще терпеть, чем переучивать, больно ценный кадр, мать его. И этого ценного кадра сейчас придётся посылать в такую задницу задниц, что мелочные придирки из-за формы обращения можно оставить, что называется, за кадром.
- Не буду ходить вокруг да около. Мы влипли достаточно крепко. Лягушатников на авиабазе Сирта знатно подрезали в самом буквальном смысле, поэтому поддержка ударной авиации покамест накрылась. Аэродром южнее, Зилла, вообще под контролем сепаратистов. Да, вот так вот внезапно оно получилось. Так, как падающие на башку бомбы вредны для здоровья, придётся немного испортить им полосу и оборудование, чтобы если и устроили эти говнюки нам авианалёт, то из другого места. В общем, бери целеуказатель, собирай группу и топай к Бесу за картами местности. Возьмёшь с собой Винтера для подстраховки. Задача простая, как британскую принцессу изнасиловать — наведение управляемых боеприпасов наших драгоценных самоходных миномётов. Дальность там, навскидку, километров с двенадцать, у целеуказателя десять. То есть, действовать придётся вблизи от вражеских позиций, максимально быстро и дерзко. Днём. Всё как ты любишь, миссия сродни самоубийству. Вопросы, пожелания, предложения?
Понятно, что для этого задания лучше работать ночью. Понятно, что рисковать таким образом драгоценными орудиями и ещё более ценными специалистами — дрянная идея от начала и до конца. Вот только времени маловато. Поджимает оно, время-то. И Манфред, закономерно опасающийся удара с воздуха в самые ближайшие часы, должен хоть как-то опередить чёртовых сепаратистов, в идеале ещё и угробив им целую прорву оборудования. Не своими, понятно, руками — но его дело уже сделано ночью. Да и негоже пехотинцу лезть туда, где требуются разведчики, даже и слепленные из таких же точно пехотинцев. М-да. Вернутся в метрополию — стоит организовать подготовку полноценных диверсионных отрядов. Больше нет за спиной KSK и тому подобных ребят. Придётся самим выкручиваться. Ещё нет авиации, полноценной артиллерии, контрразведки той же проклятущей. Многого нет. А воевать как-то нужно. Хорошо, если Ермолин достанет из задницы башку и действительно хоть как-то поможет, хотя бы установив контроль над артиллеристами. Небольшая паника и какие-никакие потери будут прикрытием для действий группы Лемана, которую так не хотелось глупо угробить. Рихтеру тяжеловато давалось командование контингентом из разнородных разноязычных подразделений, из которых он худо-бедно мог положиться только на своих же соотечественников. И то Воллен воюет на непривычных для себя машинах, а вся честная орава катается на русских бронетранспортёрах. Если их не угробят здесь, стоит поднять вопрос о комплектовании немцев привычной им техникой. Вряд ли "Легион" бедствует, а в рядах Бундесвера не найдётся пары-тройки ушлых офицеров, готовых поделиться боевыми машинами с длительного хранения. Такие везде есть.

+11

12

Ну, что уж тут поделать? Придется Манфреду смириться, ведь "Герром Гауптманом" он был сильно раньше и намного дольше, чем бунтавщиком-изменником и наемником, а теперь еще и директором приюта "Заходите в мой дом, мои двери открыты" для потерянных и обездоленных наемников из других ЧВК. Так или иначе, все это малозначимо и к делу не относится. Куда важнее, что Рихтер наконец-таки поведал Артуру свой великий замысел, и, конечно же, он заключался в том, чтобы отправить Лемана на очередную миссию, которая не, мать его, вменяема. Надо бы послать его куда подальше и не лезть в пекло, которое явно не по зарплате. Да и какая вообще зарплата нужна трупу? Впрочем, не похоже, что б у Лемана сейчас был какой-то выбор. Лишить противника авиации дело нужное, иначе, как ни крути, но их в легкую могут накрыть авиацией. Либо прямо в лагере, либо при отходе в тыл.
-Понял. Помимо карт нужны будут снимки со спутника, если он конечно сейчас в зоне охвата, и маскировочная сетка для транспорта и всего прочего, на случай если у них там дроны летают и мониторят местность с воздуха.
Не забыл Леман и о тех своих подозрениях, что на базе хорошенько так засел крот. Не хотелось бы попасть в засаду, а потом и в плен, что б там эти обезьяны его людей в жопы драли, как до этого японцев. Нужно было принять меры. Во многом параноидальные меры, но что поделать? Главное они могли сберечь его и его людей от незавидной участи.
-И вот еще что, нужно два канала связи. Один напрямую с артиллерией, что логично и второй напрямую с вами. Не хочу передавать возможную полезную информацию через посредников. Есть вероятность, что она может дойти не в той виде, в каком была передана.
Наемник сделал небольшую паузу, дабы сделать глубокий вдох и набрать воздуха, а заодно и дать возможность Манфреду переварить сказанное.
-Да, вот еще что. Частоты для связи нужны резервные, которые здесь мы еще не использовали. В идеале те, которые мы вообще еще не использовали. Можете называть меня параноиком, но есть у меня подозрения, что на основных наших рабочих частотах кто-то знатно уши греет, несмотря на шифрование.
На этом наемник замолк, давая Рихтеру время на обдумывание его слов и подготовку ответа, а сам в свою очередь уже начал прикидывать в голове возможные варианты действий. Если будут подробные данные о силах противника в районе операции, то есть шанс выйти на позицию, минуя патрули и аванпосты и сделать несколько залпов по аэродрому. А вот уйти уже будет проблема. Хорошо бы спутник был в зоне достаточно долго, что б успел дать данные по передвижениям сил после удара, но, к сожалению, это вряд ли возможно. Не способен космический аппарат висеть над одним районом вечно. Придется импровизировать, как впрочем, и всегда...

+11

13

- Возьмёшь у Беса снимки, карты, миномёты, сетки... всё, что тебе нужно, в общем. По поводу карт хочу особо оговорить одну мелочь...
Манфред был совершенно, абсолютно уверен в том, что в лагере есть вражеские агенты, поэтому использование других частот выглядело вполне логичным и обоснованным ходом. Конечно, всем и вся будет очевидно, что у командира развилась паранойя, что он начал скрывать информацию от собственных сослуживцев и так далее, но ничего страшного. Переживут как-нибудь.
- С картами и снимками ознакомься прямо при Бесе. Выбери пару позиций поудачнее и отметь их так, чтобы он видел. Работать будешь, ясное дело, с другой. Я сомневаюсь, что чёртов русский — предатель, но если указанные тобой точки "случайно" накроет артиллерия — придётся отстранять его и устраивать разбирательства.
Офицер чуть дёрнул плечами, мол возможно и такое в нашей жизни. Хотя вряд ли Бес. И даже не потому, что немец в людях худо-бедно научился разбираться за долгие годы командования отрядом отмороженной пехоты, но просто из-за очевидности. У него доступ, у него командование половиной контингента, у него опыт и так далее. Логично же подкупить именно мужика со страшной рожей? Логично. И начинать поиски шпиона с него — тоже логично.
- Позывной у тебя будет "Змей", у меня "Тигр". Миномётам сам там назначишь какие удобно. Частоты — на пятнадцать каналов "вверх" относительно общей для связи со мной, артиллерии сам, опять же, выдашь. Там много свободных. Очень.
Немного рассеянно повертев в руках целеуказатель, Манфред вручил его Артуру, вроде как давая старт операции без названия. Он вообще не понимал этих штабных с их склонностью придумывать смертоубийству красивые имена. "Валькирия". "Норн". Какая-нибудь "Несокрушимая свобода". Тьфу. Это здорово, конечно, сидеть в тёплом помещении и заниматься подобной дурью, но вот дайте ему волю, все подобные затеи были бы просто и скучно пронумерованы. И всё. И достаточно.
- Что касается твоих подозрений по поводу прослушивания - я их полностью разделяю. Сам понимаешь, чтобы хорошо и удобно "сидеть" на нашей связи, нужны коды или соответствующее оборудование. Устрою ревизию на складе, как вернёшься. И вообще большую проверку по контингенту. А, и минные поля вокруг лагеря, так что возвращайся лучше всё-таки по дороге.
Несмотря на всё крепнущее желание убраться отсюда подальше, приходится вместо этого заниматься подготовкой к визиту непрошеных гостей. Рихтер почти высказал это вслух, но в последний момент решил не усиливать и без того крепкие подозрения собеседника относительно дерьмовости происходящего. Достаточно того, что один командир подозревает второго и вообще ни во что не ставит третьего, которого сам же недавно и назначил. Разброд и шатания, в такой ответственный момент. Похоже, чёртов Аид добивается своей цели без единого, мать его, выстрела. Недооценил Манфред вожака сепаратистов, ой как недооценил. Стоило сворачиваться и уходить отсюда в первую же неделю, когда оба аэродрома были ещё в рабочем состоянии. Сейчас даже просто вернуться в метрополию без "двухсотых" это задачка из разряда трудновыполнимых. Но её придётся как-то разрешать.
- Если больше вопросов нет, можешь приступать к выполнению. До особых распоряжений ты и твой отряд — автономная единица, поэтому можешь игнорировать любые приказы, исходящие от других офицеров. И озаботься дополнительным транспортом для эвакуации... на всякий случай.
Нужно будет придать артиллерии дополнительный бронетранспортёр с пехотой, просто на всякий случай. Лучше бы два, но людей не так уж и много. Верных людей, само собой. Тех, кого можно использовать в такого рода операциях без колебаний и даже малейших признаков сомнений в их компетентности. М-да. Похоже, у него и в самом деле начинается паранойя.

+10

14

Отрадно все же осознавать, что командир таки не растратил разум, почем зря, все еще достаточно здраво реагирует на вещи и разбирается в сути ситуации. От этого настроение Лемана даже улучшилось, и он слегка скривил лицо улыбкой. Тем не менее, не это сейчас было главным. Нет, конечно, адекватность хоть кого-то в этом лагере отрадна, но куда важнее то, что Манфред был еще и логичен в своих действиях, намереваясь начать выкапывание крысы с самого верха местной иерархии.
-У Беса, так у Беса.
Артур слегка развел и размял плечи, попутно как бы невзначай осмотревшись, не подслушивает ли их кто-нибудь. Ох уж эта паранойя, знаете ли... Убедившись, что ушей у стен нет, как в общем то и у песка, Леман таки слегка успокоился, можно было не переживать, что какие-нибудь важные слова, позывные, например, попадут не в те уши. Тем не менее, говорить наемник все равно старался не громко.
-Хочешь копнуть под Бессонова? Копнем, делов то. Вот только боюсь, догадается он, что проверка это. Чай не дурак вроде. Ну да это не мое дело, пойду и все устрою.
Артур бросил мимолетный взор в ту сторону лагеря, в которой по идее сейчас должен обитать этот русский Иван, и пофиг, что Николай. Иван он и есть Иван. Вообще, весь этот бардак внутри самой организации начинал уже порядком напрягать и утомлять. Казалось бы, вроде серьезная организация с военной, казалось бы дисциплиной, иерархией, а все равно каждый творит, что хочет и когда ему заблагорассудится. В армии было проще...
А пока наемник размышлял о наболевшем, он попутно выслушал и очередную порцию информации от собеседника.
-Ну, с позывными понятно, а вот карт-бланш это приятно. Да и на счет транспорта идея хорошая, пожалуй, возьму Винтера вместе с "хамви". Кажется, он реквизировал ее у местных и на балансе у нас она не числиться. Будет не жалко, если придется оставить.
Что ж, кажется на этом все, важная информация получена, и нужно приступать к выполнению.
-Вопросов нет, выдвигаюсь.
Леман двинулся в сторону предполагаемого местонахождения Беса, но попутно решил заглянуть к своим и раздать указания, что б время не терять, ну и заодно Винтера предупредить, что б брал себя, машину и тоже был на низком старте. Время в данном случае роль играло наиважнейшую.

+9

15

- Может, и догадается, - Манфред пожимает плечами, - Но это всяко продуктивнее, чем сидеть на месте и думать, что у нас всё хорошо и замечательно. Немного паранойи нам не повредит.
На самом деле — ещё как повредит, но это уже не имеет особого значения. Операция запущена, осталось дожидаться если не каких-то результатов, то хотя бы перехода к активной фазе. Кто знает, может быть, Аид снова возжелает с ним связаться. Или на целевой аэродром неожиданно заявится с инспекцией кто-нибудь из высшего руководства сепаратистов. Или... или просто Леман наведёт там шороху и успешно отступит. Тоже ничего себе вариант. Сейчас от его действий зависит очень уж многое, но на этого головореза хотя бы можно было положиться. А вот с японцами и ЛОА всё сложнее. И если с первыми ничего особо уже не сделаешь, то перебежчик из местных самым замечательным образом сейчас отдыхал от забот праведных в яме. Стоило бы, конечно, потратить хотя бы несколько часов в неделю на изучение их языка, но не поздновато ли это всё затевать? Вдруг им вот буквально через неделю сворачиваться и - в метрополию? Хотя даже там стоило бы выучить хотя бы самые основы. Урсула вон знает. А не было бы её - выискивать какого-нибудь полиглота? Или вообще доверяться местным? Ну уж. Уж кому-кому, а людям из ЛОА верить стоит только начиная с министра обороны, и то лишь из-за спасения "Легионом" его шкуры, что подразумевает некую размолвку с Аидом. Ладно, наверное, сепаратист сам себя не допросит, нужно идти к нему, заодно прихватив с собой эту несносную гречанку. Или вызвав по рации, так даже лучше. Прогресс!
Но сперва — потратить некоторое время на праздную с виду прогулку по лагерю и короткие беседы с определёнными людьми. Ничего особенного, просто обсуждение минирования зоны вокруг лагеря. Просто просьба предоставить русским не совсем точные карты минных полей на случай, если кто-нибудь из них решит уйти в самоволку. Ну и назначение старших, разумеется, как же без этого-то? Это было уже локальным актом недоверия не столько Бесу, сколько "соседям" как таковым. Поверить в то, что предатель был среди немцев — сложно, очень сложно. Слишком много всего должно было сложиться, чтобы кого-то из них успели завербовать почти сразу после вступления в не очень славные ряды ЧВК. Да и потом, это банальная логика, ведь шпион наверняка среди технического персонала, а не простой пехоты. А где номинально весь технический персонал? Вот то-то же. Если возникнет реальная необходимость, русские получат актуальную информацию, их гробить ну никак не с руки. А вот если кто-то из них решит вдруг поиграть в бег из лагеря с препятствиями... скатертью дорожка.
У ямы было тихо, спокойно и даже немного скучно. Первым делом Манфред по рации вызвал сюда Урсулу, не особо горя желанием торчать здесь даже лишнюю секунду. Придёт гречанка — возьмут пленного и утащат на страшные пытки куда-нибудь в более интересное место. Бронетранспортёр вполне подойдёт, там неплохая шумоизоляция. Все патетичные вопли останутся внутри. Простые вопли, впрочем, тоже. Лезть за бедолагой офицер решительно не хотел, поэтому отправил пару солдат извлекать его из временного жилища пред свои светлые очи, расслабленно наблюдая за процессом. Наверное, сюда стоит приспособить какую-нибудь лебёдку, на случай скверного характера обитателя ямы. Заодно так будет гораздо интереснее, можно даже поставить аналог игрового автомата, и собирать деньги. Так, стоп. Мысли дурацкие уже какие-то в голову лезут. Положительно, эта страна на него плохо влияет. Очень плохо.

Отредактировано Манфред Рихтер (2021-08-09 16:38:35)

+8

16

По матово-зелёной, покрытой царапинами и разводами поверхности стола ползла жирная, ленивая и наглая муха. Периодически останавливаясь и потирая лапки с видом заговорщика, только что оставившего во вражеском лагере с десяток килограмм тротила. И в свете последних событий Урсула нимало не удивилась бы тому факту, что даже мухи в этой проклятой стране могут быть заговорщиками, желающими смерти ни в чём не виноватым наёмникам и прочим лоялистам. В чём-то Манфред, наверное, был прав. Хотя бы в желании свалить отсюда подальше.

Мысль, вообще-то, для порядочного солдата удачи крамольная. Но в данную конкретную минуту ни о чём другом не думалось. Думы гречанки, такие же лениво-неторопливые, как ползущая по столу, в нескольких сантиметрах от её лица, муха, просто не могли задерживаться на чём-то серьёзном. Бессонная ночь давала о себе знать. После боевого выхода, вообще-то, полагается усиленный паёк и минимум восемь часов на отдых. Полагается, всем, кроме командира и, как следствие, его адъютанта. Не то чтобы для Урсулы нашлась сотня дел, но спать в палатке, где периодически шатался злой, как стая местных шакалов, Манфред возможным не представлялось. А своё обычное место, рядом с лазаретом, она милостиво уступила вытащенной от сепаратистов журналистке. Потому что в самом лазарете было не продохнуть от узкоглазых рож, а присмотр девчонке мог и потребоваться. Да и, право, как будто кто-то в лагере ещё не догадывался, где на самом деле ночует греческая беда. Желающих высказаться по этому поводу, однако не было. Взгляд и рука у Димитриди были тяжёлые.

Стоящая на столешнице рация, зажатая в руке женщины, издала противный звук, похожий на внебрачное дитя шипения и икоты, и заговорила голосом Манфреда, требующего немедленно явиться пред начальством как можно быстрее, и никак не позже чем через пару секунд. Женщина оторвала помятую рожу от стола, с жалобным скулением зевая и звонко щёлкая челюстью. Ну вот и для неё дело нашлось. И, судя по тому, что свидание назначили рядом с ямой для военнопленных, с романтикой у Рихтера было так себе. Зато с ответственностью и чувством времени - вполне себе нормально, потому что ещё с полчаса рассматривания мушиных заговоров, и поднять гречанку не смогла бы даже оркестровая рота, решившая исполнить у неё над самым ухом «Марсельезу». Да что там, даже если бы Отто разделся, нацепил юбку из пальмовых листьев и принялся плясать хаку прямо на том столе, где она устроила свою лохматую голову, Урсулу это ничуть не потревожило бы. Но Манфред успел вовремя, решив разобраться с их трофеем как можно скорее.

Женщина отсигналила коротким «так точно» и лениво потащилась в сторону зиндана. Пока этого несчастного отковыряют из дыры, пока подготовят к допросу парой ударов по роже... Смотреть на всё это не особо хотелось. А от мысли, что скорее всего ей самой придётся мотивировать желание пацана разговаривать, на протяжении всего допроса, и вовсе хотелось застонать. Но что поделать, такова её тяжкая доля. Интересно, что бы делал Манфред, если бы у него не было такой полезной Урсулы? Никто из немцев, насколько гречанка знала, не удосужился выучить хотя бы пару фраз на местном языке, чтобы вести агрессивные переговоры. Заказывал бы переводчика из местных, пользуясь лояльностью министра обороны?
Наёмница хмуро смерила стоящую над зинданом фигуру командира, печально наблюдающего попытки вызволить сепаратиста из ямы.
— Прибыла, — озвучила она очевидное, снова зевая и прикрывая рот ладонью. — Где будем беседовать? Предлагаю рядом с выгребной ямой, чтоб потом далеко не бегать.

Отредактировано Урсула Димитриди (2021-08-09 23:46:42)

+10

17

Манфред созерцал. Солдаты работали. Пленник был недоволен. Можно бесконечно смотреть за подобными вещами, хоть отданный приказ не ломать ему конечности и не бить по голове и убавляет накала страстей. Ну в самом деле, если бы снизу слышались смачные звуки ударов, было бы интереснее. Но — этот дурак нужен живым и максимально целым. Конкретно сейчас. Ручаться, что его не будет калечить Урсула, немец никак не мог, останавливать её тоже особо не собирался. Не то чтобы она была особенной, просто... кто-то из них будет "злым". И Манфред не хотел марать руки в этот раз.
- Димитриди. Мне отправлять тебя в койку отдельным письменным приказом? Если твой командир носится по лагерю с вытаращенными глазами, это не повод брать с него пример.
Выгребная яма... это так себе идейка, если честно. Был бы здесь Винтер, он непременно бы пошутил на тему страсти гречанки делать всякие жуткие вещи в сортире. К счастью, Винтера здесь не было, а Рихтер подобной ерундой не занимался. Да и не будет от близости выгребной ямы никакого особого прока, макать туда башкой никто никого не собирается.
- Ладно, расслабься. Закончим с этим болваном, часов на шесть можешь занять любую подходящую горизонтальную поверхность. А то сойдешь с ума и придётся тебя лечить.
Стоит ли упоминать, что целитель душ человеческих из него такой себе? Да и эту гречанку никакой мозгоправ не осилит, сам следом сдуреет. Поэтому остаётся только загнать её спать и при случае проделать с самим собой то же самое. Сумасшедший адъютант это ещё ладно, а вот когда трогается рассудком командир немаленького подразделения, жди беды. Сейчас, когда любая ошибка смерти подобна, он просто обязан принимать верные решения. А для этого стоит хоть немного соображать. В идеале — не немного.
- Итак, по плану. Допрос этого болвана на тему причин перехода его подразделения на сторону Аида - в произвольной форме. Вторым пунктом стоит узнать, чем лично его подцепили. Ну и... если получится, то кто ещё успел перебежать. Можешь работать самостоятельно, ты девочка умная и разберёшься без моих подсказок. Только не перестарайся, он мне нужен живым и способным передать послание, если потребуется.
Если бы не проклятый языковой барьер, можно было бы пообщаться и на более личные темы. Манфред никогда особо не утруждался пониманием вражеских солдат, считая их просто живыми мишенями. Здесь ситуация явно сложнее, потому что части ЛОА перебегают на противоположную сторону как-то очень уж бодро. Слишком бодро для того, чтобы это можно было списать только на ошибки их командования. Если бы получилось разобраться в происходящем, наладить какое-нкикакое противодействие уже в своих собственных рядах... но что-то подсказывало, что кому-то там противодействовать уже поздновато. Зараза предательства слишком уж глубоко укоренилась, чтобы можно было переиграть харизматичного "мессию" на его поле. Остаётся лишь догонять его, уверенно опережающего на несколько шагов. И надеяться, что Аид и дальше будет шагать себе к своей цели, игнорируя "Легион". А не развернётся по пути в их сторону, чтобы размазать ровным слоем по здешним пескам.
- В бронетранспортёр красавца. Если скажет что-то умное — переводи, пропагандистский бред мне не нужен. А, и расспроси по поводу той здоровенной штуковины, которую мы встретили. Кто такой, откуда взялся и как просочился в район незамеченным.
Последний вопрос — дурацкий. Намеренно дурацкий. Даже такая туша может свободно перемещаться по округе при некотором разгильдяйстве патрулей и постов. Однако, ответ на него вполне мог оказаться эмоциональнее и многословнее, чем на остальные. Ведь нет ничего приятнее сейчас, чем насмехаться над глупыми чужеземцами, верно?

+12

18

Хмуро угукнув, гречанка забралась в десантный отсек машины, следом за бойцами, неаккуратно шмякнувшими сепаратиста прямо на пол, и поспешившими очистить помещение от своего присутствия. Женщина устало опустилась на сиденье, лицом к арабу, и опёрлась локтями о колени, наклоняясь в сторону несчастного мужика.
— Слушай меня сюда, сержант, — скучным голосом проговорила наёмница, переходя на арабский.
Имя его она уже благополучно забыла, но сержантские лычки на погонах с аборигена отрывать никто не стал. И пусть выглядел он сейчас так, словно его достали у самого Сатаны из задницы, рассмотреть их можно было даже в полумраке десантного отсека.
— Сейчас я буду задавать вопросы, а ты будешь на них отвечать. Потом я буду переводить их господину командующему, а он будет задавать ещё вопросы. И так, пока нам не надоест. Если кому-то из нас покажется, что ты врёшь или ещё как-то пытаешься вы*бываться, я ударю тебя в колено. Потом подожду десять минут, пока ты воешь и повторю вопрос. Если ответ мне не понравится, я ударю тебя снова. В твоём теле дохера болевых точек и поверь мне, я знаю их все.

Урсула провела рукой по лицу, сгоняя сонливость, и с отвращением смерила сепаратиста долгим, оценивающим взглядом. Едва ли он знает очень много, совсем салабон ещё. Но и то «мало», что он мог услышать от старших по званию, или просто увидеть сам, коли он достаточно наблюдательный, а не просто макака с автоматом, им лишним совсем не будет.
— Я тебя не пугаю, — проникновенно продолжила Димитриди, глядя в злые тёмные глаза.
Наверняка убил бы её, если бы имел сейчас такую возможность. Как хорошо, что такой возможности ему не предоставят.
— Мне совершенно насрать, выйдешь ты отсюда целым и невредимым, или по кускам. Просто ты и твои друзья испортили мне ночь, и вместо того, чтобы спать, я бегала по вашему сраному аулу. Так что давай не будем доводить до крайностей, сержант. Ни тебе, ни мне этого не хочется.

Она не любила проводить допросы. Грязное это дело, и неблагодарное. Палачи-дознаватели в средневековой Европе, например, были самыми настоящими мастерами своего дела, способными расколоть практически кого угодно, но вот относились ли к ним с тем же почтением, какое доставалось, например, булочнику? Хера с два. Им плевали в след, крестились, едва завидев мрачную фигуру на улице, а то и считали, будто один только взгляд такого человека способен навлечь проклятие. Хотя, казалось бы, они всего лишь выполняли свою работу. Как булочники, сапожники или камнетёсы. Но прикосновение грязи, незримое, но от этого не менее ощутимое, навсегда пачкало их лица.
— Для начала, скажи мне, почему твоё отделение перешло на сторону сепаратистов. Кажется, я запамятовала нашу прошлую беседу.
Ничего она не забыла. Но это был самый простой способ проверить, готов клиент говорить правду, или его придётся немного мотивировать. Ногой по роже, например. Или ещё по каким местам, которые все те, кто считают себя мужчинами, оберегают похлеще чем фамильный Коран.

+12

19

Сержант потупил взгляд. Какое-то время он просто сидел молча, то и дело вздыхая, будто собираясь начать говорить, но никак не решаясь. А затем поднял голову и посмотрел Урсуле прямо в глаза.

— Правительство Ливии несостоятельно. Оно говорит о демократии и равенстве, но притеснения нашей конфессии не прекращаются. Евросоюзу невыгодно менять устои в пользу удобства других людей, потому что они не смогут договориться с правительством нашей страны. Они хотят иметь под рукой только тех, кто им удобен, с кем не нужно долго спорить. Наши просьбы и требования игнорировались годами. И ничего не менялось. А когда мы увидели, что ничего не поменялось и в бывших странах Ближнего Востока, всё стало ясно. Нашей ярости не будет предела. И только Аид способен остановить несправедливость, подтверждая свои слова делами: он даёт шанс каждому, независимо от того, кем он является. Даже вам, кафирам. Вас дурят ваши же национальные лидеры, а вы слушаете их и проливаете кровь наших и своих братьев ради денег. Но даже эти прегрешения он готов отпустить. Он великодушен ко всем, подобно пророку, что несёт Его Волю.

+13

20

Переводить вдохновенный монолог Рихтеру Урсула нужным не посчитала. Он же сам просил обойтись без того пафосного и пропагандистского бреда, что может поведать им пленный, так к чему мучить уши командира? Урсула посмотрела на сепаратиста почти с жалостью. Его немыслимая, непоколебимая вера в Аида была чем-то сродни религиозному фанатизму отдельно взятых народов той же Африки, правда чуть южнее по экватору. Искренне верящих в то, что если принести своему божеству жертву поценнее (и покровавее), то обязательно пойдёт дождь и наступит великая благодать. Вот только богам всегда было наплевать на снующих внизу людей-букашек. Они молча и беспристрастно наблюдали за своими творениями, не стремясь помогать кому-то. И Аид, наверняка, не был исключением. Они зовут его Мессией, но когда в мировой истории мессия помогал кому-то, кроме себя самого?
Вот только какой смысл объяснять это мальчишке, который за образом своего Мессии не способен увидеть того, что рано или поздно война пойдёт действительно на уничтожение. Ровно в тот день, когда наблюдающим за Ареной надоест смотреть на слишком сильную фигуру на доске, и кто-то решит подвинуть ферзя.
Много ли тогда прав и возможностей выжить останется у пешки?

А у неё самой много ли шансов выжить в этой войне? И не идёт ли она, точно так же как этот ягнёнок, на ленту конвейера мясокомбината? Следом за своим пастырем-иудой? Урсула покосилась на Манфреда, сидящего за её спиной, и незаметно пожала плечами. Может и идёт. Вот только ведёт её не слепая вера и преданность, не какие-то мифические идеалы и даже не нимб над головой Манфреда.
Ей просто уже давно наплевать, где именно умереть. От её жизни не осталось ничего, за что следовало бы цепляться, срывая ногти. А вот таких вот сопляков, поверивших в сказки, сколько?

— А ещё он гадит сакурайдатом, — иронично подвела итог Урсула, когда пленный, наконец-то, заткнулся. — «Прислушивайтесь и подчиняйтесь даже искалеченному абиссинскому рабу, который будет вашим амиром, если он поставлен среди вас и исполняет предписания Книги Аллаха».
Голос женщины, цитирующей последнюю проповедь звучал устало и почти печально.
— Мне было интересно, чем он зацепил именно тебя. Ты вроде не выглядишь полнейшим бараном. Но я вижу, что пропаганда у вас работает отлично. И сколько же ещё таких, как твоё подразделение? Остались ли в Ливии ещё те, кто лоялен своему правительству?
Наёмница покачнулась, опираясь на пятки и чиркнув по металлическому полу бронетранспортёра привинченными к подошве ботинок «шпорами».
— Это вопрос, сержант. Сколько частей перешли под крыло сепаратистов, и где они расположены? Уверена, ты не в курсе всех, но хотя бы какую-то часть знать должен. Если тебе нужна карта, тебе её принесут.

+11


Вы здесь » Code Geass » События игры » 20.01.18. Так много вопросов...