По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 27.01.18. Moth into flame


27.01.18. Moth into flame

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 27 января 2018 года
2. Время старта: 6:45
3. Время окончания: 10:00
4. Погода: Утром даже в таких местах прохладно, особенно когда порывы холодного ветра усиливаются аж до десяти метров в секунду. Температура + 15°С, небо с ночи затянуто тучами, ощущается лёгкая, неприятная морось
5. Персонажи:  Корнелия ли Британия, Лиллиан фар Британия
6. Место действия: СБИ, 6 сектор, Нео-Лима, Miraflores Park, A Belmond Hotel (PND+2)
7. Игровая ситуация: Незабываемая ночь, которую обе принцессы запомнят надолго, минула, и наступило серое, невзрачное утро. Впрочем, таковым оно останется ненадолго и станет ещё хуже, ведь ровно без пятнадцати семь в номере Лиллиан раздаётся раздражающий звонок внутреннего телефона отеля, прерывая сладкий сон спящих в обнимку сестёр.
8. Текущая очередность: Корнелия, GM, Лиллиан

+3

2

Сквозь пелену сладкого сна, позабывшегося тут же, стоило лишь Корнелии открыть глаза, звонок телефона, установленного во всех номерах класса люкс и выше, казался визгливым, дурным, отчего-то похожим на переливы звонка в пожарной части. Свет бил сквозь неплотно завешенное шторами окно прямо в глаза, заставляя только-только пробудившуюся принцессу зажмуриться от болезненно-острого покалывания. От такого пробуждения она невольно подумала, что звучит пожарная тревога, из-за чего почти сразу попыталась откинуть одеяло и встать, но не тут-то было: прижавшаяся к ней Лиллиан плечом припечатала затекающую руку, которую Богиня Победы практически не ощущала, к кровати.

— Эй, — в промежутке между звонками прошептала Корнелия и, потянувшись к губам Лили, коснулась их и, толкнув принцессу вперёд, оказалась сверху, лишь плотнее припадая к ней, не прерывая при том поцелуя и не обращая никакого внимания на телефонный звонок, который скоро наверняка должен был прекратиться.

А чтобы заглушить всякие его попытки нарушить их идиллию, Корнелия решила, что будет лучше всего дать им обеим сосредоточиться на ощущении и, вытащив руку из-под сестры, проникла ей в рот языком, исследуя глубины уже вдоволь исследованного рта. Ей страшно хотелось повторить опыт прошедшей ночи, чтобы закрепить усвоенное, и вот уже губы Корнелии опускаются вниз по шее, по груди, животу...

Но чёртов телефон и не думает замолкать. Остановив влажные поцелуи бувально в несколько сантиметрах от точки удовольствия, Корнелия вдохнула полной грудью, ощущая неповторимый запах Лили, а после зыркнула злобно на телефон. Хотелось сорвать его с тумбы и со всей дури швырнуть в стену, чтобы это несчастная побрякушка доисторического вида разлетелась в щепки. Но крупицы рациональности, всё ещё ютящиеся в сознании принцессы, что с треском проиграла на чужом поле боя, которой стала постель Лиллиан, заставили Корнелию задуматься. Вдруг это что-то важное?

Не подумав толком, она сорвала трубку и, поднеся её ко рту, сонно пробубнила:

— Алло? — раздражённо спросила Корнелия, ни капли не скрывая своего желания поскорее бросить трубку и вплотную заняться Лили.

— Ваше Высочество! — зазвучал бодрый, уверенный, и в то же время полный нетерпения мужской голос. — В ваш номер прибудет уборка в течение пары минут! Приносим свои извинения за беспокойство!

На том трубку и положили, не дождавшись ответа Корнелии, который обещал быть яростным и озлобленным. Полная негодования, принцесса бросила трубку на аппарат и, сморщив брови, по тиканью отыскала настенные часы, которые показывали...

— Шесть сорок пять?! — возмущению Корнелии не было предела и она, с огромной неохотой поднявшись с кровати, встала на пол. — Чёрт возьми! Какая ещё уборка в шесть сорок пять?! Так, Лили...

Впопыхах схватив с пола одежду, Корнелия подмяла её под себя и взглядом отыскала дверь, ведущую в ванную.

— Я туда. Я пока не хочу, чтобы о моём присутствии в секторе знали, — она не лукавила, но при том же мастерски покрывала своё нежелание давать людям повод что-то думать по поводу них с Лили, и с мольбой посмотрела на сестру, — Иначе весь мой визит — коту под хвост. Я пока спрячусь в ванной, переоденусь, а потом быстренько смоюсь из номера, пока есть время.

Корнелия не дождалась ответа и, дрыгая грудью, рысцой побежала в сторону ванной. Открыла дверь, и тут же захлопнула, закрыв её на замок. В просторном светлом помещении свежо пахло цветами. Корнелия, прижавшись спиной к двери, медленно сползла на кафель, вслушиваясь в то, что происходило в этот момент в помещении. Где-то она уже это видела. Такую же картину. Но сейчас не время предаваться чувству дежавю. Потому что Корнелия, сама того не осознавая, поняла, что схватила с пола, чёрт возьми, не свою одежду! Побледнев, она сжала зубы. Потому что идти назад было уже поздно.

+12

3

Скрип. Скрип. Скрип. Еле слышно скрипят, нарушая тишину отеля, колёсики воистину многофункциональной тележки, в которой было всё, что нужно для проведения качественной уборки помещения: и ведро, и швабра, и набор сияющих тряпок, губки, несколько видов моющих средств для разных поверхностей, столешница, на которой тихо-мирно лежал планшет для бумаги с отметками об уборке номеров, а также небольшое пространство под столешницей с небольшим бортиком, завешенное полотенцами — видать, для всякой мелочёвки. И катил это всё к роскошнейшему номеру Лиллиан, один-единственный человек — довольно молодой, хорошо сложенный латинос в красном жилете, беленькой рубашке, чёрных брючках и до блеска вычищенных туфлях. Он смотрел прямо перед собой, мелодично насвистывая какую-то песенку. Не особо стараясь, практически без души.

Тележка остановилась возле двери, и молодой латинос машинально сверил число на табличке номера с помеченным в списке, а затем, подкатив свою торбу поближе, вежлив постучал. Громко. Отрывисто. Стук в дверь прозвучал сразу, стоило только Корнелии оказаться в ванной, оставив разгорячённую с утра пораньше Лили одну в такой холодной без Корнелии постели.

— У-бо-роч-ка, — слащаво отчеканил латинос, и губы его растянулись в далеко не самой белозубой улыбке.

+12

4

«Жарко», — неприятной испариной пузырится на коже, разгорячённой от сна и близости другого обнажённого тела. Кто на этот раз? Глупый вопрос, глупая привычка, глупая она, Лиллиан. К чему эти игры с самой собой, попытка казаться хуже, чем ты есть, когда ответ — вот он, щекочет щеку пурпуром чуть спутанных волос. 

Где-то на краешке полусонного сознания надрывается сошедший с ума то ли будильник, то ли телефон, то ли ещё чёрт знает что. Лили только болезненно поморщилась и сильнее смежила веки, будто так она могла заглушить звук, которым, пожалуй, могли бы запросто пытать грешников в самом сердце преисподней. 

Корнелию, похоже, тоже разбудил этот душераздирающий концерт, и она, чтобы убедиться, что будут изнасилованы барабанные перепонки их обеих, самозабвенно решила примерить на себя роль принца из сказки о Спящей Красавице. Стоит ли говорить, что этот «принц» зашёл несколько дальше заявленного в россказнях для детей, намереваясь, видимо, не только разбудить принцессу, но и непременно пробудить в ней вчерашнюю Гетеру, чтобы тут же получить вознаграждение за свой подвиг. На пересохших губах уже ожила ночная ласка, хоженой дорожкой из влажных поцелуев зазмеилась она вниз по телу.

Не отстраняясь, но всё ещё отказываясь просыпаться, Лиллиан протестующе замычала и притянула к себе подушку, то ли собираясь запустить её в Корнелию, чтобы она, наконец, выключила ЭТО, то ли просто желая себя ею задушить и избавить сразу от всех проблем. Так и не определившись, Лили скомкала подушку в крепких объятиях и, повернувшись на бок, неразборчиво пробурчала: «Сама вставай по своим будильникам, сумасшедшая». Слишком долгой была ночь, слишком короткой была передышка, чтобы быть готовой к новому дню. Нет уж, увольте. Тут или поспать, или сдохнуть.

Корнелия будто вняла её похмельному бубнежу и на полузвуке оборвала верещание адского механизма. Однако последовавшее за этим «алло» и негодующие возгласы об уборке и времени заставили Лиллиан разлепить припухшие веки и попытаться вникнуть в суть происходящего.

— Уборка? — хрипом вырывается из пересохшего горла вслед спешащей скрыться в ванной сестре. — Что? Куда? Стой…

Ответом на растущее непонимание становится лишь хлопок закрывшейся двери. И тут же стук. Но уже со стороны коридора. Отчего-то этот звук на фоне вновь воцарившейся утренней тишины показался особенно зловещим.

«Что за чёрт?» — раздражение начало медленно накаляться до ярости. Голова после вчерашних возлияний упрямо отказывалась соображать. Каждая мысль неприятным звоном отдавалась в ушах. Лиллиан села на кровати и с силой отшвырнула подушку в сторону.

— Пусть лучше уберутся отсюда на***! Уборщики хреновы, — чуть ли не задыхаясь от злобы, прошипела она и потянулась к прикроватной тумбе за мобильным. Шустро отыскав в списке контактов нужный, позвонила. Пару гудков спустя ей ответили вежливым приветствием. С трудом сдерживаясь, чтобы не засунуть прозвучавшее «Доброе утро» своему подчинённому куда поглубже, Лиллиан ледяным тоном процедила ему в ухо: «Ко мне в номер ломятся гости. Объясните им, что так делать не стоит. Особенно. В. СЕМЬ. УТРА!»

Под конец напускное спокойствие дало трещину, взорвавшись очередной вспышкой гнева. Лили чуть было не запустила телефон туда же, где минутами ранее оказалась подушка, но вовремя себя сдержала. Ни к чему сейчас рвать и метать. Сохранять холодный рассудок — вот, что сейчас необходимо.

Открывать дверь, как и подходить к ней, чтобы выяснить, в чём дело, Лиллиан не собиралась. Такой ранний визит персонала не мог быть простой ошибкой. Пусть с этим разбирается охрана, если она всё ещё дееспособна. Дурное предчувствие, точившее принцессу ещё с того злополучного звонка, с новой силой возобновило свою возню.

Как же не вовремя. Сейчас бы воды и ещё часов десять сна, но вместо этого чуть вспотевшая ладонь судорожно шарит в выдвижном ящике, отыскивая припрятанный для таких случаев пистолет. Как только пальцы тронула приятная прохлада ствола, Лиллиан бросила взгляд на оставленные Корнелией вещи.

— Ну что за... — губы дрогнули в непроизвольной улыбке, стоило Лили представить сестру в трещащем по швам платье, которое теперь будет годиться только на тряпки для горе-уборщика. О, она бы сейчас всё отдала, чтобы этот подозрительный тип оказался просто уборщиком, которого не интересует чистка мира от отбросов общества. В том, что для кого-то она была отбросом, принцесса не сомневалась. Поскольку этот «кто-то» жил и в глубине её собственного сознания.

Тонуть в одежде Корнелии казалось сейчас плохой идеей, поэтому Лили вытянула из шкафа то, что первым попалось под руку. Уже через секунду она, чертыхаясь, пыталась попасть ногой в штанины комбинезона вырвиглазного цвета. Безумные абстракции на хлопковой ткани усложняли ей эту задачу: казалось, ещё чуть-чуть, и принцессу вырвет прямо в одну из злосчастных штанин. По этой же причине Лиллиан пока даже не стала как следует застёгиваться. Уж лучше бы совсем не одевалась, ей-богу. Захватив пистолет и сунув мобильник в карман, она замерла в дверном проёме между гостиной и спальней, прислушиваясь к тому, что творится снаружи.

Оставалось надеяться, что сбежавшая в ванную Корнелия при случае сама сообразит, что к чему. Кроме того, ванная находилась ближе к выходу, а это значит, что если в номер всё же войдут, Корнелия может оказаться у непрошеных гостей за спиной. Пока же оставалось ждать, что будет дальше.

Отредактировано Lillian far Britannia (2021-06-24 23:37:11)

+12

5

Какое-то время в номере царила полная тишина. Казалось, что и Корнелия, и человек за дверью, что сердобольно рвался прибраться с утра пораньше, не то что затихли, а оба в миг испарились, ни следа не оставив. Где-то за окном вдали слышались единичные голоса да тревожные распевы представителей местной пернатой фауны, да и те беспомощно тонули в грозном завывании ветра.

Прошла по меньше мере пара долгих, напряжённых минут, и вот гнетущую тишину оборвал шаркающий звук, словно кто-то протяжно, словно пьяный, потёрся о полотно двери — единственной преградой между человеком по ту сторону и застуканными врасплох принцессами. Затем некто вновь притаился, а после в дверном замке послышалось настойчивое копошение и скрежет, время от времени прерывающиеся, напоминавшие то, как в спешке пытаешься попасть домой, один за другим перебирая ключи.

Вот только какие могут быть причины спешить у вас?

Телефон Лили молчал. Несмотря на то, что гневная воля была отчётливо донесена до адресата, никакого вразумительно ответа не следовало. Быть может, ещё рано? Всё-таки, охрану Лиллиан не снаряжали секретной технологией телепортации и, возможно, действительно стоит подождать?

Да только, похоже, человек, стоявший за дверью, ждать не собирался. Потому что спустя пяток неудачных попыток открыть дверь, та, наконец, поддалась, зловеще приоткрывшись и пропуская внутрь напористый скрип полиуретановых колёс.

— Тук-тук-тук, — латинос в красном жилете переступил порог помещения, дверь в которое раскатисто закрылась немедля, и сделал несколько уверенных шагов вперёд, внимательно осматриваясь по сторонам и одновременно с этим запуская руку под столешницу.

+12

6

Некоторое время Корнелия была... Занята. Не обращая никакое внимание на происходящее по другую сторону двери, она пыталась, что есть сил, хоть как-то одеться в ненароком стащенную у сестры одежда. От идеи надевать бельё она отказалась сразу: в платье будет и без того тесно. А потому Корнелия, всячески изворачиваясь то стоя, то прижавшись к стене, то на полу, с горем-пополам управилась с платьем только минут через пять.

Выпрямившись во весь рост, принцесса подошла к зеркалу и, упираясь на холодный мрамор ладонями, внимательно себя осмотрела со стороны, чувствуя, как по пяткам бьёт беспощадный сквозняк.

— Ну и срань, — короткая оценка сопроводилась недовольным выдохом и грозным взглядом в глаза самой себе, при том отчётливо видя в отражении не себя, а размытый силуэт Лили, которой наверняка приходилось во всю развлекать уборщика. — Не могла ты себе, что ли, жопу побольше наесть, а? Всё равно как сыр в масле катаешься.

А о том, чтобы уменьшить объёмы самой себе, речи не шло. Это всё — издержки профессии, а не питания!

Однако, что-то подозрительно тихо было за дверью. Корнелия перевела взгляд на неё и на цыпочках подкралась поближе, прильнув к ней ухом. Тишина. Что там вообще происходит? Лиллиан решила просто не пускать уборщика в номер? Логично, учитывая то, что если он войдёт сюда в присутствии гостя, это будет грубейший моветон, за который его быстро вышвырнут с работы прямиком в местные фавеллы.

Но тревожное чувство в груди Корнелию не отпускало. Что же это за отель, в котором уборка номера проходит так рано? Перебирая все возможные варианты в голове, Корнелия было уж подумала, что это какая-то внеочередная проверка службы безопасности заведения. Но нет, они бы не стали делать этого, зная, что номер принадлежит не абы кому, а принцессе. Госслужбы этого тоже не могли сделать. Значит, либо руководство отеля белены объелось, либо...

Спросонья мысли путались, и ей стоило подумать, что делать. Лиллиан умная и наверняка догадается в случае чего подать ей знак о том, что путь свободен. А там Корни без труда дотопает до своего номера и переоденется в нормальную одежду. Потому что щеголять в роскошном, но туго тянущем всё на свете платье-футляре ей не улыбало совсем.

Но что-то не так. Корнелия совершенно не понимала, почему за дверью так тихо. Попыталась тщетно посмотреть в щель, и лишь потом решилась со всей осторожностью приоткрыть дверь. И совершенно неожиданно было для неё увидеть стоявшего на проходе мужчины, что словно бы изучал помещение, в котором оказался и что-то искал.

Почему он не приступает к работе? Что с ним не так? Корнелия задавалась одним вопросом за другим и, пользуясь своей незаметностью, сама же пыталась понять, что ей делать. Тупо выскочить на него и предъявить, какого чёрта он и его руководство смеется так рано проводить уборку, да выпнуть в коридор. Он был довольно крепким, но едва ли у него хватит смелости противостоять принцессе. Корнелия уже почти-почти собралась это сделать, но снова что-то её остановило. Нечто странное в том, как он стоял, зачем-то засунув руку под столешницу тележки. А ещё жилет на нём очень странно топорщился. Словно подогнан был не по фигуре, и оттого немного пузырился. Корнелия не сразу сообразила, что это, но потом ей всё стало понятно: на уборщике-латиносе был надет бронежилет скрытого ношения.

Мигом сложилось два плюс два, стало понятно, почему было выбрано такое время, когда до смены караульных на постах остаётся всего ничего, а за окном уже и не совсем ночь. Это был не уборщик. Уборщики, как это ни странно, не носят бронежилеты. Даже если работать им приходится в «красных» зонах секторов в периоды восстания.

Разбираться в том, что сподвигло этого малого прийти сюда, Корнелия не стала. Всё, что она знала — Лили где-то в помещении. Не могла выйти наружу. Беззащитной принцессе, что ловко избежала дуэли в имении Корнелии, в этот раз перфомансы не помогут. И Корнелия с тревогой подумала о том, что если чего-то не сделать, беды не миновать.

Решение нашлось быстро. Скорее всего, этот «уборщик» не знал, что Лиллиан не одна. Едва ли он пришёл за ней, Корнелией, ведь накануне её точно никто не мог видеть. Да и никто не знает, что она вообще здесь. Скорее всего, он знает, что Лиллиан одна. А следовательно, если он будет пытаться отыскать её, то пойдёт на любой незнакомый звук.

А потом Корнелия не придумала ничего лучше и как следует хлопнула дверью, чтобы язычок замка щёлкнул от всей души, а косяк слегка затрещал, привлекая внимание недоброжелателя. И пока он будет отвлечён и занят ванной, Лиллиан сможет спрятаться, либо выбежать из номера, а Корнелия... Корнелия попробует расправиться с незваным гостем, который решил вывалить свой ствол на их девичнике.

«Посмотрим, кто кого.»

+12

7

Поозиравшись какое-то время, уборщик, чьё натянуто спокойное выражение лица выдавало едва сдерживаемое напряжение, хотел было пойти прямо, но неожиданный удар двери о косяк заставил его остановиться и резко повернуться в сторону, слегка выдернув из-под столешницы руку, которую не видела Корнелия, и которую никак не могла бы заметить Лиллиан. Хмыкнув, мужчина оставил тележку на месте и, сделав от неё шаг в сторону, неторопливо, на цыпочках, направился к двери, ведущей в ванную комнату. И вот теперь спрятавшаяся в своём укромном местечке Лиллиан могла ясно заметить и осознать, что в той руке, спрятанной всё это время под тележкой, уборщик сжимал пистолет, на конце которого даже она могла без труда распознать массивный ПБС или в простонародии глушитель, который мог бы довольно эффективно заглушить любые звуки выстрела. И сейчас этот мужчина явно очень хотел встретиться с той, что так неосторожно хлопнула дверью, выдавая своё шаткое положение.

+11

8

Игра в молчанку не могла продолжаться вечно. Как только послышались сбивчивые ковыряния ключа в замочной скважине, Лили чуть отступила в спальню и ещё раз на всякий случай убедилась, что пистолет заряжен. Узнай инструктор, что его подопечная всё время держит в комнате заряженное оружие, разразился бы праведным гневом, с пеной у рта доказывая важность техники безопасности. Уж в чём в чём, а в своём особом таланте злить окружающих Лиллиан даже не сомневалась. Всё ещё ноющие следы пальцев любимой сестрицы на шее были ему подтверждением и особым «боевым» трофеем.

«Ну что за наглая тварь», — лёгкие обожгло возмущением, стоило двери наконец поддаться напору взломщика. Одёрнув себя, чтобы яростным вихрем не выскочить навстречу незваному гостю, Лиллиан с плохо скрываемой досадой мысленно начала обратный отсчёт. Ладони нещадно потели, несмотря на то, что во рту принцессы раскинула свои просторы самая настоящая пустыня. Даром, что принцесса ещё песком не начала плеваться.

«10... 9... 8... По голове себе потуктукай, гад», — сбившись со счёта, она нервно облизнула потрескавшиеся губы. Спокойно: «9... 8...»

«7... 6...» — машинально продолжила Лиллиан, вторя зловещему поскрипыванию, неумолимо приближающемуся к ней. На каждую цифру приходилось три, нет, уже четыре удара бросившегося вскачь сердца.

«5...» — и снова — отвратительная, выворачивающая наизнанку тишина. Казалось, будто некто, вторгшийся в её пространство, принюхивался, выискивая свою жертву. И когда Лиллиан начало казаться, что её вот-вот вычислят по стуку бешено бьющегося о грудную клетку сердца, со стороны ванной раздался громкий хлопок. Сердце тут же споткнулось, пропустило удар, вжавшись в рёбра. Неужели Корнелия? Нет-нет-нет, только не выходи, пожалуйста!

«4...» — чуть помедлив, Лили осторожно выглянула из своего укрытия и тут же отпрянула, зацепившись взглядом за пистолет в руке неизвестного. Всё-таки про уборку он не соврал. Подавив истерический смешок, Лиллиан ковырнула флажок предохранителя и, взведя курок, чуть выступила за порог спальни.

«3...» — горе-уборщик, подобно коту из дурацкого мультсериала, крался к, как ему, видимо, казалось, своей мышке. Хорошо, если и в жизни воплотится неизменный финал каждой серии, когда кот всякий раз оставался ни с чем. Ведь, как ни крути, за дверью его ожидает разочарование. Такую «мышку» он вряд ли ожидает увидеть.

«2...», — руки предательски подрагивали, то и дело смещая прицел. Оставалось затаить дыхание настолько, насколько это вообще возможно и стрелять на удачу, надеясь, что удача, встретившись с двухлетним опытом, будет более благосклонна к принцессе. 

«1», — в ушах зазвенело от выстрела. Лиллиан, крепче обхватив пистолет, тут же ещё раз нажала на спусковой крючок.

«0».

Всегда стреляй дважды, да? И если первая попытка предназначалась руке, сжимающей оружие, то во второй раз прицел сместился выше, норовя всадить пулю прямо в череп «котика».

«Надеюсь, ты тут один такой хороший».

+10

9

Корнелия приняла удобную стойку за дверью, взглядом пытаясь отыскать хоть что-то, что поможет ей защититься от неумолимо подступающей угрозы. Она хороша в фехтовании, но не так хороша в рукопашном. Даже простенький ножичек подойдёт. Пилка для ногтей — на худой конец. Случайно взгляд Корнелии зацепился за лежащие у самой раковины ножницы. Не маникюрные, но и полотно не такое длинное, как швейных. Но острота жала живо бросалась в глаза. Недолго думая. Корнелия схватила подвернувшееся под руку оружие и, встав у двери, прислушалась к приближающимся шагам. Один, два, три... А затем по ту сторону прогремел выстрел, эхом отозвавшийся в полотне двери, а сразу следом — второй. Сердце Корнелии вздрогнуло, болью отдавая по всему телу. Не было похоже на то, чтобы это стрелял «уборщик» — звук при использовании глушителя совсем иной. Значит, стрелял кто-то ещё?

Лили?

А, может быть, в Лили?..

Тогда почему она так отчётливо услышала, как одна из пуль угодила в дверь?

Неясность.

Холодок пробежал по спине Корнелии, а голову ударом кузнечного молота вбили картину отнюдь не самую радужную. Пальцы едва не онемели и лишь стальная выдержка Богини Победы помогла ей сохранить самообладение и, недолго думая, распахнуть дверь. Судя по шагам, нападающий был совсем рядом с ней, и, кто бы не произвёл эти выстрели, он не мог не отвлечься на него, а, значит, у Корнелии в запасе была пара драгоценных секунд, чтобы попытаться исправить ситуации. Выскочив из ванной, она тут же столкнулась с «уборщиком», развёрнутым к ней полубоком. Недолго думая, Корнелия подскочила к нему сзади и, одним ударом ноги выбив из рук пистолет, кинулась на спину, обхватывая обеими ногами, а затем, перехватив на лету ножницы, начала делать один замах за другим, целясь в шею ублюдка, который посмел поднять руку на Лили.

Кровь принялась стремительно хлестать из шеи «уборщика», тело незваного гостя обмякло быстро, так что Корнелия едва успела подставить ноги, чтобы не завалиться назад вместе с ним и не приложиться затылком о комод, стоявший позади, и небрежно бросить на багровеющий ковёр омерзительную тушу. Решительно она отыскала валявшийся на полу пистолет и, закатившись к креслу, что в иной ситуации выглядело бы смешно, учитывая, в каком наряде приходилось совершать подобные кульбиты, притаилась, осматривая помещение, сама не зная, что ищет. Сердце бешено колотилось, а кровь приливала к голове, туманя рассудок. То ли второго нападавшего. То ли тело Лиллиан, которой нужна помощь, и чем скорее, тем лучше.

Но...

— Лили? — взгляд Корнелии зацепился за укрывающуюся в другой части номера сестру, в своих руках сжимающей пистолет. — Это ты стреляла?

Корнелия удивлённо перевела взгляд на тело, в кровавой бане которого с трудом удалось разглядеть разворошённый, как при ранении, плечевой сустав. Да, получается, так.

— Знаешь, — Корнелия сглотнула, и к горлу подступил вырвавшийся наружу нервный смешок. — Напомни мне в следующий раз, чтобы дуэли наши проходили только на шпагах.

Дурацкая шутка, чтобы разрядить обстановку, но Корнелия слабо себя контролирует. Не только потому что ситуация была из ряда вон, и перестраиваться на неё приходилось на ходу. А ещё и потому, что пострадать в ней могла не только она, но и Лиллиан, сердце которой билось в унисон с её всего лишь несколько часов назад.

— Ты не ранена? — Корнелия, взгляда не спуская со открытых нараспашку дверей номера, поднялась из-за кресла и, убедившись, что опасности нет, резко подскочила к сестре. — Больше никого не видела?

Непроизвольно переключив предохранитель знакомого ствола, Корнелия потянулась к Лиллиан и, обхватив за плечи, дрожа прижала к себе.

Отредактировано Cornelia li Britannia (2021-07-09 13:14:16)

+10

10

Даже не будучи профессионалом, Лили повезло — толком не пробудившееся тело после бурной ночки, тяжесть ствола и не такой большой опыт, как у заслуженных мастеров стрельбы, сыграли на руку — ствол увело чуть ниже, и при первом выстреле пуля пролетела мимо, врезавшись в деревянное дверное полотно, за которым скрывалась Корнелия, а вот вторая, направленная в голову угодила прямиком в плечо. Голова не самая лучшая цель, к тому же, могло не повезти и тогда весь удар принял бы на себя бронежилет, который Лиллиан вряд ли могла увидеть со своего ракурса.

Но, к счастью, Лили была смышлённой, и так или иначе противник всё равно бы отвлёкся на пальбу, даже будь второй выстрел «в молоко». Пробитое плечо сыграло на руку Корнелии, которой без труда удалось выбить из рук проходимца оружие, а затем добить точечными ударами ножниц прямо в шею.

Безусловно, такого напора ни один живой человек не выдержит. Так что и лжеуборщик не выдержал, и теперь валялся бездыханный на полу.

Вот только если что-то может пойти не так — оно обязательно пойдёт. И Корнелия получила ответ на свой вопрос раньше, чем на него успела ответить Лиллиан: раздающееся в коридоре многоголосье испанского и топот ног, тревожно возвещавший о приближении целой толпы неизвестных, явно говорили о том, что у этого утра будет продолжение. И далеко не факт, что сказка о двух принцессах может закончиться хорошо.

У них было секунд десять, прежде, чем стремительно надвигающийся шум настигнет их и превратит неопределённость в то, чем она могла бы для них обернуться.

+10

11

Мгновения, последовавшие за последним выстрелом, не поддавались какому-либо осмыслению. Остолбенев, Лиллиан тупо смотрела на то, как её сестрица, подобно дикой кошке, запрыгивает на мужчину и с хладнокровной яростью вонзает ножницы в его шею. Снова и снова, снова и снова, орошая всё вокруг фонтаном гранатовых брызг. Из-за пустоты в голове и отсутствия у себя какой-либо реакции Лили даже стало казаться, что ей всё-таки успели вышибить мозги, и сейчас она наблюдает за происходящим со стороны. С другой стороны.

Игнорируя град вопросов, которыми засыпала её Корнелия, Лиллиан ещё какое-то время пялится на то, как вокруг бездыханного «уборщика» медленно растекается багряный ореол смерти. Не слишком симметрично, пачкая всё вокруг, пропитывая насквозь ковровое покрытие, которое сыто зачавкает, стоит только ступить на него. И лишь крепкие объятия приводят, наконец, Лили в чувство. Она всё-таки жива и дрожит точно так же, как прижавшая её к себе Корнелия. Они живы. По крайней мере, пока.

Стоило Лиллиан прийти в себя, как в ноздри тут же ударил тяжёлый запах крови, разом усилив бьющуюся в горле дурноту. Принцесса моментально отстраняется и, пытаясь сдержать рвотный позыв, отворачивается в сторону от распростёртого в неестественной позе трупа.

Чёртова неженка.

— Платье можешь не возвращать, — хрипит Лили в пол, пытаясь отшутиться, избавиться от сосущего внутри чувства, что при ином раскладе она сама могла быть в этом платье. И кровь могла быть тоже её.

Но стоило поверить, что им удалось выиграть у смерти очередной день своей жизни, как со стороны коридора послышались звуки движущейся в их сторону орды. И что-то подсказывало, что их появление не сулит принцессам ничего хорошего.

— Так… Это… Что делать? — заметалась Лиллиан, зачем-то хлопая по себе руками. Опомнившись, она поставила пистолет на предохранитель и бросилась к входной двери. Учитывая, что неизвестные совершенно точно говорили на испанском, Лили сразу отмела мысль о том, что это кто-то из их с Корнелией людей. Понимать бы ещё, о чём они говорят. Но вместо того, чтобы клясть себя за неосмотрительность при выборе изучаемых языков, Лиллиан пыталась решить, как быть дальше, чтобы не подписать им обеим приговор.

Выскочить наружу и сломя голову бежать в обратную от голосов сторону? Закрыться внутри и искать какие-то другие пути отступления? Но какие? Снова попытать свои силы в скалолазании?

Какая ирония.

Секунда на раздумья, хлопок двери и несколько поворотов ключа. Вот и всё. Может, и стоило доверить их судьбы Корнелии, но времени на обсуждения нет. Стараясь не смотреть на тело на полу, Лиллиан загнанным зверем кинулась к балкону, стараясь по пути закрывать все двери в номере и знаками указывая сестре следовать за собой.

— Балкон. На этот раз мы находимся куда выше и никакого водоёма внизу, кажется, нет. Попробуем спуститься в номер хотя бы этажом ниже и уже оттуда выходить в коридор и искать свободный выход. Твой номер где? — тело двигалось на автомате, позволяя мозгу в аварийном режиме принимать решения. Главное сейчас — выбраться из передряги. Всё остальное — потом. — Лучше спускаться сбоку, чтобы нас сразу не было видно из номера. Закрой дверь.

Скороговоркой раздавая указания, Лиллиан спешно принялась задёргивать шторы. Возможно, пришедшие по их души не сразу поймут, что номер уже пуст. На счету была каждая секунда, не стоило пренебрегать возможностью выиграть хоть немного времени.

+8

12

Обычно это Корнелия та, кто приказывает. Но плана лучше она не придумала, и перебить Лиллиан, чтобы толкнуть другую идею, не вышло. Впрочем, это последнее, что волновало Корнелию в данной ситуации. Куда важнее было понять, что делать дальше и как быть.

— Я прибыла сюда вместе со своим личным отрядом, — объяснила Корнелия, захлопывая дверь. — Мой номер этажом ниже. И-и, кажется, чуточку правее... Точнее не скажу. Оттуда смогу связаться со своими, вряд ли эти головорезы вообще в курсе о моём либо их присутствии. А ещё у меня там есть оружие. Самое то для использования в узких проходах.

Конечно, у Лиллиан арсенал для использования в узких проходах был куда обширнее. Но для борьбы с вооружённой до зубов толпой он бы явно не подошёл.

— Надеюсь, этажом ниже никого не будет. Чёрт, ну и высота тут, — заметила Корнелия, перевешиваясь через перила. — Как спускаться будем, я не знаю. Ещё и платье твоё узкое... Так.

Впору вспомнить то, как Лиллиан выбиралась из окна в её поместье. Но сейчас для шуток не время. Нужно понять, как спускаться, и какой вообще план. Зацепиться за край, осторожно вытянуть ногу, цепляясь за столб? Неплохо, но Корнелия решила, что ей лучше лезть первой. Физические навыки сестры вызывали вопросы. А вот в своих Корнелия была более-менее уверена. Только вот опять это платье...

— Ох, я об этом сильно пожалею, — выпалила Корнелия, даже через закрытую дверь балкона слыша, как в номер усиленно ломится толпа. — Была не была!

Ловким движением рук она стягивает с себя платье, оставаясь, в чём мать родила. И не дай бог кто-то вздумает это снять! А, учитывая стрельбу, это наверняка кто-то снимет! И тогда...

Но думать некогда. Перемахнув через перила, Корнелия опустилась чуть ниже, чувствуя, как ветер ласкает обнаженное тело с изяществом любовника, и, ловко обхватив столб, медленно съехала вниз, ёжась от проникающего под кожу иголками холода, ногами нащупав ограждение и, уверенно встав на него, прокрутилась, словно вокруг шеста, и спустилась вниз, мельком заглянув внутрь помещения, которое, по счастью, оказалось абсолютно пустым.

— Слезай! — крикнула Корнелия, опасаясь, что кто-то может услышать, но иначе никак. — Если что, я поймаю тебя! Главное — не дрейфь!

+7


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 27.01.18. Moth into flame