По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 08.01.18. Доброй ночи


08.01.18. Доброй ночи

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Дата: 8 января 2018 года
2. Время старта: 01:00
3. Время окончания: 02:00
4. Погода: Температура воздуха: 7°С
Давление: 751 мм. рт. ст.
Влажность: 72%
Ветер: западный, 6 м/с
5. Персонажи: Урсула Димитриди, Манфред Рихтер
6. Место действия: ЕС, Ливия, окраина Ваддана, лагерь наемников
7. Игровая ситуация: чудом не подохнув на зачистке бойцовского клуба, оказавшегося гнездом сепаратистов, Урсула докладывает о результатах своей работы командиру.
8. Текущая очередность: Урсула, Манфред.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+1

2

Честно говоря, сейчас Урсула с куда большим удовольствием пошла бы спать. Или вымылась. Или просто потерялась в пустыне, закопавшись в песок как ядовитая гадина. В общем, сделала бы что угодно, вместо того, чтобы наблюдать дружелюбный оскал Рихтера. Но ее, в общем-то, никто не спрашивал. Если уж умудрилась не отбросить коньки, то продолжай страдать. С радостным лицом, значит. И с улыбкой.

Первым на «ковер», конечно, отправился Отто. Во-первых, он сейчас был куда спокойнее Урсулы (его каменная физиономия, кажется, вообще не меняла своего выражения), а во-вторых, его доклад точно не занял бы много времени. Ибо рассказать о том, как он сначала плевал в небеса в ожидании сигнала, а потом зверски разнес все вокруг, при этом на прощание отрезав всем трупам уши, долго не получится. Максимум минут десять. В самый раз для того, чтобы Урсула, сидящая на земле и прислонившаяся спиной к колесу трофейного джипа, успела покурить и подумать о том, что хочет рассказать. Скрывать от Рихтера информацию по поводу своего давнего знакомства с одним из командиров сепаратистов, скорее всего не получится. Да и не имело никакого смысла, честно говоря. Едва ли ганс решит, что лезть к ней в душу это хорошая идея, а вот предупредить своего командира о хитрожопой полукровной бестии было нужно.

Урсула рассеянно крутила в пальцах сухую травинку, невидящим взглядом уставившись на командирскую палатку. Сейчас, когда она оказалась в относительной безопасности, Урсула почувствовала, как ее горло сдавливает стальным ошейником шипами внутрь. Мертвецы никогда не возвращаются с того света с добрыми вестями, это знают даже дети. И то, что Кагами сейчас объявился в Ваддане, было очень, очень хреновой новостью. Он слишком хорошо знал свою бывшую ученицу, чтобы не понимать того, что она наверняка попытается найти его. Чтобы убить. Восстановить мировую справедливость и собственное душевное равновесие. И она попытается. И, скорее всего, подохнет в процессе. А подыхать Урсуле категорически не хотелось. Не сейчас, когда она сняла со своих плеч многолетний груз и могла самостоятельно распоряжаться своей жизнью. Не сейчас, когда она, наконец-то, сумела перебороть чувство вины за смерть Рабана, и заново научиться чувствовать вкус пищи.

Фигура гиганта, бодрой рысцой покинувшего палатку Рихтера, замерла где-то неподалеку, нависая над женщиной всей своей массой.
- Покой нам только снится, - пробормотала Димитриди, поднимая на него глаза и прищуривая ресницы.
Ответом ее гигант не удостоил, только дернул могучими плечами да кивнул в сторону палатки. Иди, мол. Перед смертью не надышишься.
Урсула тяжело поднялась с земли, отряхивая задницу от налипшего мусора, и побрела к палатке.

В мешки под глазами Рихтера можно было складывать урожай бананов, не иначе. Хмурая и уставшая рожа командира не добавляла наемнице никакого энтузиазма.
- Дерьмово выглядишь, - вежливо просветила она гауптмана, складывая руки на груди. - Ваш приказ по устранению нелегального бойцовского клуба выполнен. В процессе выполнения задания было обнаружено, что данный клуб был прикрытием для вербовочного пункта сепаратистов и как хранилище оружия. Так же я столкнулась с наемниками-европейцами.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-06-16 18:19:59)

+4

3

[indent] Сидящий за столом Манфред, не спавший почти сутки и со скрипом зубов являвший собой образчик здравого смысла пополам с вежливостью вот буквально часов десять назад — на самом деле плохо подходит на роль актёра для рекламы какого-нибудь энергетика. Он выглядит угрюмо и, кажется, ещё не до конца осознал, что ехать в город и лично вычищать вражье гнездо — не должен. Бронежилет и каска лежат на виду, рядом с ними стоит снаряженная укороченная винтовка, предусмотрительно поставленная на предохранитель. Отбой отряду поддержки дан совсем недавно, когда стало ясно, что группа Отто справилась со своей задачей и вернётся без потерь. Выслушав доклад здоровяка, занявший от силы минут пять, офицер лишь помрачнел ещё сильнее. Очередной рассадник поганцев прямо под носом у местных вооруженных сил, да так вольготно расположившийся, что аж тошно. Утром он передаст документы убитых боевиков гарнизону того, что здесь называют армией, без особой надежды на какие-нибудь свершения со стороны аборигенов. Просто чтобы показать, что готов сотрудничать даже с этими тупоголовыми обезьянами, не более. Причём показать даже не собственно обезьянам, а прибывающим в регион европейцам, которые вскорости скинут с его плеч тяжкий груз ответственности за бардак в регионе, заодно развязав руки для активных действий. Очень активных, а то это сидение в лагере с каждым днём раздражало всё сильнее. Ветераны Шестой бронетанковой не очень хорошо подходили для несения гарнизонной службы, их обучали атаковать и уничтожать врага при поддержке техники или без таковой. Но как уничтожить врага, который постоянно прячется, как трусливая крыса? Ладно, теперь пусть русские расставляют блокпосты и рассылают патрули, их банально больше. Всё, что смог сделать "Легион" - не потерять район и спасти толстую задницу министра. Не так уж и мало, кстати, особенно учитывая малочисленность контингента. Единственное весомое пополнение в виде мерзкого характера гречанки — скорее, приятный сюрприз, не изменивший соотношение сил глобально. А вот и она, как всегда, ехидная, хоть кляп добавляй в повседневную форму одежды. Высказать эту мысль офицер не успел, получив крайне сжатый доклад, ещё сильнее изгадивший настроение. Наёмники-европейцы. Вербовочный пункт. В городе, у них под носом! Кто-то должен за это ответить. Кто — пока неясно, но должен.
[indent] - Я рад, что тебе ещё не вышибли мозги, Урсула. Конечно, это может быть как-то связано с толщиной черепной коробки, но в любом случае — добро пожаловать домой.
[indent] Он был умеренно-ехидным, уже не утруждая себя какими-то более изощренными попытками "подколоть" женщину. Да и новости эти требовалось обдумать. Наверное. Вот обдумывать-то ничего и не хотелось, на самом деле, хотелось лечь и забыться часов на шесть. Кто ж ему даст? Вот то-то же, что никто. Неопределённо махнув рукой в сторону свободного табурета, заботливо разложенного Отто перед отбытием, офицер поднялся на ноги, направившись к ящику, где с недавних пор хранил алкоголь. Нет, пожалуй что, самодельное варево, которое они тут на пару бодяжили, не подойдёт. Зато есть вино, чуть ли не трофейное — выменял по случаю в городе, куда всё равно приходилось выбираться чаще, чем хотелось бы. Ещё с "Большой земли" прислали контрабандой какое-то адское пойло, которое у русских заменяло шнапс. Подобной штукой стоило бы растворять пластик или заправлять реактивные двигатели, но поставщик клятвенно заверял, что это можно пить без риска обнаружить свой желудок у себя же в ботинках. Начать, наверное, стоило с вина, но на стол немец предусмотрительно поставил обе бутылки, хлопнув рядом коробку с привычным уже сухим пайком. Привычным, правда, не для русских — раздобыть немецкий было хоть и сложно, но можно. Были б деньги.
[indent] - Пей, ешь. Рассказывай, какого рожна обычное внедрение превратилось в цирк с пальбой и как тебе удалось унести ноги.
[indent] В коробке, в отличие от пайка русских, не было ножей, вилок и прочих горелок, но это легко исправлялось здесь и сейчас. Манфреду не составило труда разыскать походную плитку на сухом горючем, пару ложек и, как уж без них, стаканы. Похоже, он рассматривал совместное распитие как некую традицию, или просто считал нормальным способом снять стресс после очередного забега под пулями. А потом — загнать её спать часов на десять в приказном порядке. Слишком уж зловредная и везучая баба, таких беречь нужно. Вдруг завтра потребуетя внедрить её в учебный центр женщин-самоубийц?

+4

4

Отказываться от ужина гречанка посчитала тупым - в последний раз еда в ее желудке была больше суток назад, и сейчас организм, при виде коробки с пайком, настойчиво напомнил о том, что для его нормального функционирования требуется хотя бы какое-то топливо. Поэтому, без ложной скромности (которой, впрочем, отродясь не страдала), Димитриди опустилась на табурет, подхватывая со стола предложенную коробку и вытаскивая наружу один из контейнеров с едой. С разогреванием гречанка решила не заморачиваться, ибо жрать хотелось неимоверно, да и черт бы с ним. Проглотив пару ложек овощно-мясной мешанины, гречанка подняла глаза на своего командира. Наверное, теперь можно было начинать исповедь.

- Я сумела выследить местонахождение клуба, но под самой дверью подцепила двух баб из русской роты. Представились как Химера и Мамба, идти обратно отказались. Я решила, что разумнее держать их рядом с собой, чем позволять действовать самостоятельно. Они могли все испортить своей самодеятельностью.
Закладывая Рихтеру наемниц, Маслина совершенно не мучилась совестью. Во-первых, их присутствие там и без того было обнаружено Отто, а он бы молчать не стал. Во-вторых, придумывать героический эпос о том, как она выбиралась оттуда в одиночку, Урсула не собиралась. К тому же, девицы могли знать какие-то важные детали, которые пропустила она, а значит их доклад тоже должен быть выслушан. Хотя бы их командиром, чтобы они с Рихтером имели более полную картину происходящего в городе.

- Мамбу я оставила снаружи, на тот случай, если мы не вернемся, - продолжила Урсула, с аппетитом поглощая еду. - А Химеру взяла с собой. Собиралась выслать ее наружу с рацией, чтобы она вызвала группу Отто, если что-то пойдет не так. Там в подвале связь нихрена не брала.
Урсула покачала головой и поморщилась. Толстые подвальные стены сослужили для них очень плохую службу, ведь если бы штурмовая группа пришла раньше, им не пришлось бы полагаться на собственное везение. Никакого выхода в комнате Уилла могло и не оказаться. Или он был бы лучше замаскирован. И вот тогда они бы почувствовали на себе всю мощь обезьяньего гостеприимства. Женщина передернула плечами.
- Внутри привлекла к себе внимание европейцев, потому что первоначальный план не подходил для команды. Заодно выслала Химеру за подкреплением. Так как я представилась военкором, меня не грохнули сразу, рассчитывая на выкуп и отвели к своему главному, чтобы он решил, что со мной делать.

Урсула вздохнула, отставляя в сторону лоток с едой. Начиналась самая сложная часть ее повествования, и пережитое в клубе снова встало у нее перед глазами. Она не думала, что что-то еще способно превратить ее колени в дрожащее фруктовое желе. Она не знала, что еще умеет испытывать такой страх. Она совершенно не подозревала, что еще способна чувствовать такой иррациональный ужас. Там, внутри, она держалась, потому что иначе было нельзя. Но теперь, когда она выбралась наружу, когда ей больше не угрожала никакая опасность, Урсула почувствовала, как ее начинает подташнивать от паники. Женщина резко поднялась со своего сиденья, зажимая рот ладонью и несколько раз глубоко вдохнула через нос.

- Он узнал меня, - проговорила она через полминуты, когда взбунтовавшийся желудок успокоился. - Мы были знакомы раньше. Работали в одной конторе. Он понял, что я никакой не военкор. Я наврала, что осталась без работы и собиралась продать информацию «Легиону» за контракт.
Однако, что-то подсказывало Урсуле, что он ей нихрена не поверил. Женщина устало опустилась обратно на табурет, запуская пальцы в собственные волосы и взлохмачивая их одним нервным движением.
- У меня нет уверенности, но я подозреваю, что им помогает кто-то из местных. Может даже эти горе-вояки, которые типа за нас. Когда он говорил со своими людьми через рацию, они запрашивали разрешение на привлечение помощи со стороны.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-06-16 20:36:54)

+4

5

[indent] Мысленно сделав пометку о необходимости усиления охраны лагеря и обязательном привлечении всех доступных дронов, Манфред выбросил из головы пару "самовольщиц" из числа подчинённых Беса. В конце концов, мужик со страшной мордой и сам способен устроить им показательную порку, не привлекая для этого посторонних. А влезать в это дело для постороннего — как минимум, неэтично. Хоть немца никто и не снимал с поста старшего офицера и командира всей этой братии, он старался не вмешиваться в дела русских без необходимости, как и не потерпел бы, влезь тот же Бес в дела его подразделения. Дальнейший рассказ Урсулы, признаться, офицера интересовал не сильно. Слушая её вполуха, Манфред рассеянно осматривал палатку, прикидывая, стоило ли разрядить оружие и убрать куда подальше, заодно проделав то же со средствами защиты. Вроде как, непорядок, когда они вот так лежат не на месте, да и извлечь при необходимости можно за очень короткий срок. Да, пожалуй что, стоит это убрать.
[indent] - В следующий раз прострели им ноги и эвакуируйся. Впрочем, следующего раза не будет.
Рихтер не отличался добродушием в принципе, а уж людей, которые влезают в его операцию и подвергают риску его бойцов — и вовсе не переваривал. К счастью, завершилось относительно благополучно. Группа прикрытия, понятно, опоздала — никто не предполагал, что место для проведения операции окажется мерзким подвалом с толстенными стенами, иначе туда сразу пустили бы пару десятков штурмовиков, без особых затей угробив внутри всё живое. Добыть планы заранее, конечно, было можно. При условии доверия к ЛОА, которого уже давненько не было. Эти болваны позволяли террористам шляться по стране и творить всякие пакостные вещи, как-никак. Доложили бы ещё вражинам, а то и подсунули что-то не то. Пришлось рискнуть, хотя в будущем вариант с зачисткой стоит считать предпочтительным. Всё равно бы столкнулись с европейцами, заодно от души их постреляв. Наёмник наёмнику рознь, в превосходстве своих солдат Манфред был уверен безусловно. Они способны уничтожать солдат сильнейшей армии мира, отлично снаряжены и обильно применяют взрывчатку.
[indent] - Вообще, конечно, ты дура с жопой на месте головы, раз решила сунуться туда после того, как всё пошло наперекосяк — немец разрядил оружие и теперь тащил бронежилет к прикроватному ящику для самого необходимого. - Но раз уж выжила и принесла мне ценные данные, обойдёмся без карательной физической подготовки.
[indent] Повернув голову в сторону гречанки весьма своевременно, Рихтер спокойно наблюдал за её борьбой с дурнотой, пока не определив, какой причиной она может быть вызвана. Сухой паёк не просрочен, к алкоголю она не притрагивалась. Стресс? На некоторое время в палатке воцарилась тишина — Урсула выговорилась, её собеседник занимался размещением вещей на положенных им местах. Закончив — вернулся к столу, усевшись напротив и устало улыбнувшись, что было явлением довольно редким. Отчего бы не улыбаться, когда подозрения подтверждаются прямо на глазах? Теперь стремление ограничить сотрудничество с местными, не выглядело чем-то странным или несвоевременным. Уже после первых дней здесь, после самого первого боя было ясно, что кто-то активно помогает террористам. Теперь можно было совершенно спокойно считать, что неведомые шпионы никуда не делись и всё ещё активно работают против тех, кто пытается поддерживать в этом сумасшедшем доме хотя бы видимость порядка.
[indent] - Я бы тебе не поверил на его месте. Хорошо, хоть живой осталась, но заруби себе на своём длинном греческом носу. Попытаешься сбежать и свести с ним счёты — получишь ведерную ментоловую клизму в придачу к неделе в яме с извращенцами.
[indent] Если это и была попытка обернуть в шутку по-настоящему серьёзную угрозу, то получилась она такой себе. Судя по взгляду Манфреда, за куда меньшее предлагавшего простреливать ноги, всё будет гораздо хуже и больнее. Впрочем, вряд ли её это остановит, если и впрямь вознамерится поиграть в героя. Урсула его не боится — факт. Она слишком ушибленная на голову для этого. Только надо ли ей оно вообще, ловить старых знакомцев и развешивать их скальпы по пальмам? Впрочем, лучше предупредить заранее, что такого рода цирковые номера здесь не поощряются. На всякий случай.
- Теперь вот что. Во-первых, какого рода у него рация, если работала из подвала с толстыми стенами? Во-вторых... сама знаешь, я не могу не спросить, что это за ублюдок, из головы которого мы сделаем отличное биде, когда изловим.
[indent] Спланировать размещение центра вербовки, руководить им какое-то время — простой солдат с таким бы не управился. А уж то, как всё ловко и быстро эвакуировали, оставив на растерзание прибывшему Отто лишь нескольких боевиков, наводило на мысль о том, что противник попался достаточно умный. Не то чтобы ему это сильно поможет, если немцы возьмутся за него всерьёз, но попотеть явно придётся не только от здешней мерзкой жары. Манфред не признавал рыцарских ужимок и всех этих баек про достойных противников, взаимное уважение и честный бой, поэтому рассматривал неизвестного пока наёмника исключительно как мерзкого сучьего сына, изловить которого будет непросто. Хотя никто ведь не отменял награды за голову? У него хватит ресурсов, чтобы натравить на поганца каждого местного лодыря, хоть один да преуспеет.

+4

6

Каким именно образом Рихтер догадался, что ее старый знакомый остался жив после этой встречи, и о том, что Урсула собирается найти его, не привлекая к этому остальных «легионеров», было совершенно непонятно. Возможно, за прошедшие со времени их знакомства пару недель он успел хорошо изучить свою новую подчиненную, - что, конечно, вряд ли, - а может быть просто сделал какие-то свои выводы по выражению ее лица. В любом случае, наемнице осталось только скривить губы и зло кивнуть, признавая, что угроза была услышана и принята к сведению.

- Тебе общую справку, или вплоть до предпочтений в алкоголе? - вяло огрызнулась гречанка, сверкая глазами из-под челки, - Рация пробивала наружу метров на двести максимум. До Отто я бы не дооралась.
Несколькими глубокими вдохами ей удалось загнать приступ злобы, пришедший по следам паники, куда-то внутрь себя. Она прекрасно понимала, что Манфред таким образом заботиться о ней, но ее все равно бесило, что он пытается обращаться с ней как с дочкой-подростком, по ночам сбегающей на свиданки с мальчиками. Она же, в конце концов, не совсем идиотка и не собиралась переть вперед, упершись рогом, и не подумав.
- Я бы себе тоже не поверила на его месте, - продолжила она свой прерванный рассказ, без аппетита ковыряя еду, которая еще пять минут назад казалась лучшим, что случилось этим вечером. - И у меня сложилось впечатление, что он знает, на кого я работаю. Он несколько раз упоминал, что может наведаться к «Легиону» и навести шороха. А так же о том, что сейчас у него проходит какая-то операция, которой мы не должны помешать. Я не знаю, о чем он говорил, но я подозреваю, что в ближайшее время мы об этом мудаке еще услышим.
И им это, черт побери, точно не понравится. Урсула была готова прозакладывать свою голову на этом.

Женщина закинула в себя еще порцию еды, с отвращением пережевывая холодное мясо. Аппетит пропал совершенно, желудок, казалось, выкручивает из живота чья-то незримая рука, а в горле застыл липкий противный комок, но есть требовалось, хотя бы для того, чтобы не подохнуть.
- Его зовут Уильям Кагами, - бесцветным голосом проговорила она, опуская ресницы и воскрешая в своей памяти его изуродованное лицо. - Он называет себя «Даремо» и ходит в пулестойкой маске. Выше меня примерно на пол головы, среднего телосложения, японский полукровка. Харя изуродована химическим ожогом, но ему ничего не будет стоить изуродовать кого-то из своих обезьянок и нацепить на него маску, чтобы сымитировать свою смерть. Хитрый, умный, расчетливый. Та еще мразь, но не психопат. На левой лопатке татуировка в виде средневекового шлема, советую идентифицировать по ней. Всё.

Урсула закрыла лицо руками, снова отставив еду в сторону и потирая подушечками пальцев уставшие глаза. Усталость, тяжелым камнем навалившаяся сверху, напала внезапно и тихо, но тут же растеклась по телу свинцовой темной водой. Она не знала, что конкретно чувствует - злость, страх, замотанность, все сплелось в колючий клубок, царапая ее грудную клетку изнутри. Но вываливать все это перед Манфредом женщина вообще не собиралась. Не для него это было. Женщина подняла голову, заставляя себя выпрямиться, и потянулась к оставленной еде. Надо было доедать и валить отсюда к чертовой матери, чтобы прийти в себя, выспаться и разложить по полочкам все, что сегодня произошло. Самое главное она Рихтеру уже сообщила.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-06-17 21:24:09)

+4

7

[indent] Странно было считать своего командира идиотом — выслушав доклад Отто и не обнаружив среди лаконичного "покрошили обезьян, столько-то трупов" ничего про европейцев, Манфред совершенно резонно решил, что поганец жив. Ну не могла же такая маленькая Урсула сожрать без остатка такого большого мужика и теперь забрасывать сверху картошку с мясом. Очевидно же, что не могла. А трупа не было — нашли бы непременно. Жив, паскудыш, жив. Надолго или нет — непонятно, но уж он-то, Манфред, сделает всё возможное, чтобы сократить его земной путь предельно. Просто из инстинкта самосохранения. Не любил он, когда кто-то может вжарить по его лагерю, даже на словах. Поэтому совершенно логичным будет отдать приказ вот прямо сейчас усилить караулы, а там уж видно будет. Людей в достатке, техники тоже.
[indent] - Завтра с утра сообщу русским, чтобы занялись им плотно. Их больше, да и... мы штурмовики, не наше это дело, город перекрывать.
[indent] Но то завтра, а прямо сейчас, медленно поднявшись на ноги и попутно цапнув рацию, мирно лежащую на сложенном ноутбуке, он отошел на несколько шагов, плавно огибая стол по дуге и отдавая приказ за приказом. Удвоить посты. Вывести на патрулирование всех дронов. Проверить трофейную машину на предмет "закладок". Сообщить... сообщить всем лояльным правительству силам о наличии в городе неопознанного формирования из европейцев, вооруженных и опасных. Да, в том числе этой убогой недо-армии. Просто потому, что так надо. В голосе офицера в этот момент не было ни намёка на энтузиазм, ЛОА он не доверял довольно-таки демонстративно, пусть и показывая это лишь своим людям. До поры. А вот информацию о японце-полукровке немец решил придержать, оставив её для личного общения с командиром мотострелков... или кого там эти иваны прислали. Не личного, конечно же, отправит Беса. Этот не мразь и не тугодум, как-нибудь наладит совместную работу. Да и носитель языка, mat ego kurwa, otec ego combainyor.
[indent] - А вот скажи мне, любезная Маслина — Манфред как-то сам собой оказывается позади гречанки, кладёт руку ей на левое плечо и плавно ведёт вниз, к лопатке. - Это у тебя не шлем ли тут пытались вырезать кривыми руками? Ну, чтобы если что — идентифицировать.
[indent] Полезно иногда заниматься с подчинёнными мордобоем, плавно переходящим в стриптиз. Можно подметить интересные, хоть и уродливые, детали. Сопоставить их с услышанным, внезапно для себя осознавая, что неведомый недоумок мог и иметь в виду что-то вот такое, просто умения не хватило. Ну или "холст" дёргался, ведь больно же. Призаться, старое-доброе клеймо было бы куда надёжнее, но... как есть, садист это делал. Мерзкий, тупоголовый садист, не считающий своих бойцов людьми, заслуживающими пристойного отношения. Никого не напоминает? Ах, да. Странный тип с уродской рожей, способный вместо себя подложить другого, да ещё изуродовать. Лишь бы выжить. Тварь трусливая. Но — опасен, в том числе и поэтому. Или он, Манфред, ошибся, и у них там все офицеры были с придурью, один резал на людях копии тату, второй в маске бегал аки персонаж космического вестерна, третий гусей сношал на камеру? Нет, пожалуй что, этого немец знать не хочет. И отходить, убирая руку с чужой спины — тоже покамест не хочет. Она тёплая. Живая. Приятно было осознавать, что дурацкая Маслина, его мозоль на заднице и самая злоязыкая баба в отряде — вернулась, пусть и притащив с собой ворох новых проблем и вопросов.

+3

8

Если бы у этой сраной табуретки была хоть какая-то спинка, Урсула бы предпочла откинуться на нее, закрыв глаза, и просто потупить в пустоту собственной головы, пока Рихтер отдает срочные приказы. Еда, вставшая поперек глотки, уже совершенно не привлекала ее, а уходить без разрешения покинуть командирскую палатку было неверным ходом. Мало ли, что Рихтер еще придумает и какие у него будут вопросы. В принципе, она передала все самое важное, но ведь этот мерзкий ганс въедливый как клещ, и если вцепился - не отстанет до тех пор, пока крови вдосталь не напьется.

Так, собственно, и получилось. Вздрогнув от чужого прикосновения, Урсула выпрямила спину еще сильнее, в попытке отстраниться от его руки. Димитриди, разбитая новостями и не самым простым вечером в своей жизни (хотя, право же, бывало и похуже, но все-таки не каждый день с того света возвращаются давно мертвые заклятые друзья), попросту не услышала, как он подошел. Женщина обернулась через плечо, безмятежно улыбаясь. Но только один Дьявол знал, чего ей сейчас стоило это показное спокойствие.
- Наверное, это за образец считать не стоит, - проговорила она, даже не понимая, что ее улыбка превращается в оскал на заострившемся в одно мгновение лице. - Качество не очень. Но вообще похоже.

Лопатку прошибло фантомной болью и гречанка недовольно повела плечом, не пытаясь даже, впрочем, сбросить с себя чужую руку, прекрасно понимая, что пользы в этом не много. Где-то в рукаве куртки хрустнули заботливо сложенные туда документы, о которых Урсула, честно говоря, едва не позабыла. Схваченные в последний момент, представляющие собой замыленные ксерокопии, они с самого начала не показались Маслине чем-то стоящим ее внимания, и были взяты скорее от отчаяния, чем если бы женщина на самом деле посчитала их хоть сколько-то серьезной уликой. Димитриди потянула вниз собачку, забираясь рукой за пазуху, вытаскивая наружу листы сероватой принтерной бумаги и бросая их на стол перед собой.

- Было в ящике его стола, - пояснила гречанка вновь возвращая своему лицу индифферентное выражение и расслабляя спину. - Не знаю, насколько это важно. Там на арабском, а я на нем только говорю.
И то так себе - стоило признать. Для того, чтобы понимать какой-то язык словно родной, нужно было или являться его носителем изначально, или говорить на нем столько лет, что порой и свой родной-то забываешь. А арабский никогда не входил в ту группу языков, которые Маслина учила с большой радостью. Макаки раздражали ее одним своим существованием, и лучшим переводчиком она считала раскаленную арматуру в заднице, после использования которой лингвистические трудности сходили на минимум. Так что учить их червячьи закорючки Урсула вообще не считала нужным. И возможным.

- Больше мне доложить нечего, герр гауптман, - Урсула защелкнула молнию до самого горла, словно подводя итог под своим докладом.
Этим и сорвавшимся с губ обезличенным и официальным обращением. Неосознанно проводя между ними черту, за которую Манфреду лучше не переступать. Урсула не привыкла делиться с кем-то своими проблемами и пускать посторонних за свою тщательно собранную по кусочкам броню.
- Я могу быть свободна? Я бы предпочла выспаться. Чего и тебе советую. За последние пятнадцать минут выглядеть лучше ты не стал. Скорее наоборот.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-06-18 18:59:55)

+3

9

[indent] Урсуле явно не нравится это прикосновение - и напоминание тоже. Зашевелилась, вздрогнув. Повела плечом, будто от зудящей боли. Не то, чтобы Манфред испытывал какое-то удовольствие, доставляя ей неудобства, но и убирать руку всё ещё не спешил. Ровно до того момента, как перед ним появились какие-то бумаги, замызганные и годные разве что в сортир. У командира наёмников нет нормального принтера? Или их переснимали на какую-то дрянь? В любом случае, прямо сейчас они не очень-то и интересны, ведь Рихтер на арабском даже не говорит, куда уж ему читать эти каракули, похожие на обезьяньи хвосты. Придётся озадачить Беса, он должен бы разбираться. Как ни крути, придётся доверять этому русскому в полной мере, почти как одному из своих бойцов, уж больно он полезен. А вот что касается этой чёртовой Димитриди, которая вновь решила "включить" раздражающий официоз, с ней пока не особо понятно, что делать и как близко к себе подпускать. Нет, если бы не эта треклятая отметина на спине, вопросов бы не было, но сам факт пребывания в стане врага, пусть и давным-давно... а ещё изрядно раздражало то, что она опять решила замкнуться и придержать важную информацию при себе. Да, важную, ведь знакомство с одним из офицеров противника было крупным козырем, который должен угодить в руки немца, а не остаться в её рукаве.
[indent] - Ты снова отчего-то думаешь, что я тебя легко и просто отпущу. А умная ведь баба, все бы такими были.
[indent] Он сделал пару шагов назад, развернулся лицом к выходу и несколько секунд сосредоточенно разглядывал полог, не думая ни о каких злобных полукровках, греческих вредных бабах и прочих заморочках этого и следующих дней. Просто рассматривал плотную ткань, не совсем понимая, что делать дальше. Какие слова говорить, чтобы получить нужную информацию, да и какая конкретно информация ему нужна. Манфред банально устал за день до такой степени, что ему хватало моральных сил только вцепиться в Урсулу подобно клещу, а вот с кровопийством уже всё получалось так себе. Чуть тряхнув головой, мужчина немного отогнал оцепенение, попытавшись всё-таки сформулировать, какого рожна ему надо.
[indent] - Ты знакома с этим уродом. Думаю, достаточно близко, раз носишь на спине эту гадость. Меня интересует его тактика, его подготовка, его хотя бы примерные возможности. Доводилось ему командовать большими группами, организовывать атаки на военные базы вроде нашей? И... прикинь в уме, мог ли он каким-то образом быть связан с тем, что эти узкоглазые макаки так быстро "сдулись". Ну и да, выпивка на столе не для того, чтобы ты её разглядывала. Хочешь - сейчас пей, хочешь - с собой утащи про запас.
[indent] Положительно, сама идея подготовиться к нападению была неплохой. Но лучше было бы знать, от чего предстоит защищаться, как и кто на них может напасть. Это напрямую зависело от опыта командира противоположной стороны конфликта. Если он, паскудник такой, больше похож на Артура Лемана, то стоит ждать в гости диверсантов. Если имеет за плечами опыт, подобный таковому у Манфреда - полномасштабная атака с применением артиллерии им обеспечена. А заниматься контрбатарейной борьбой, не имея подходящего оборудования, крайне сложно. Нужно заказать хотя бы одну станцию, да и старых-добрых гаубиц можно уже у местных выпросить, которые радостно списывали в своё время русские, раздаривая всем и вся. "Легионеры" покамест изрядно ограничены в своих возможностях, а это не дело.

+3

10

Она молча смотрит на свои руки, лежащие на коленях. Тускло поблескивает в свете настольной лампы кольцо, так и не снятое еще с пальца. «Ты либо с кольцом на пальце, либо в кольце врага, третьего не дано», - голос отзывается где-то в глубине ее грудной клетки, резонируя по нервам, как по перетянутым струнам. Почему-то Урсуле до безумия хочется снять его, отбросив от себя как пиявку, присосавшуюся к руке, но она всего лишь нервно крутит его на пальце, не решаясь освободить свои руки от ненужного, тянущего свинцовым ядром ко дну, груза.

Конечно же Рихтер не отпустит ее так просто теперь, Димитриди это прекрасно понимала, но все же в ней теплилась надежда, что командир позволит ей уйти, сдавшись. Глупая, детская, иррациональная надежда. Вера ребенка, смявшего в руках яркую бабочку, в то, что она оживет и полетит. Урсула смотрит на свои пальцы, сжавшиеся в кулаки, и не видит ничего. Только снова встает вокруг душная африканская степь, только снова забивается в ноздри запах дурной смерти и гнилой крови. Только снова сбивается дыхание, - патроны бы пожалели, обезьяны. Только...
Урсула поднимает голову, чувствуя затылком мужчину, стоящего за ее спиной.

- Кагами был тем, кто учил меня, - произносит она, наконец-то, загнав обратно в глотку срывающийся вдох. - Поэтому сам прикинь, на что он способен. Он хороший тактик и командир. Отличный диверсант.
Ее голос трещит, как горящие сухие ветки, и гречанке чудится запах дыма, обволакивающий ее плотной стеной. Чудится, что его холодный звериный взгляд снова упирается ей промеж лопаток.
- В последний раз мы виделись в июле четырнадцатого, и я не знаю, на что он способен теперь.

Она и тогда не до конца понимала, на что он способен. Правая рука наемницы вцепилась в ворот куртки, оттягивая в сторону словно он душил ее. Вцепилась, ощущая, как клейма-выстрелы на груди снова расцветают алым и огненным. Она и тогда не знала. И познание обернулось для нее слишком большой болью. Даже не физической, - ее Урсула всегда умела терпеть. Вгрызаться с воем в собственные руки, но терпеть. Неясно, что было делать с другой, прогрызающей черную дыру изнутри. Не помогали ни бинты, ни пилюли. Только алкоголь.
Взгляд гречанки остановился на бутылке и женщина непроизвольно облизнула губы. Предложение Рихтера забрать бутылку с собой уже не казалось таким глупым. Забрать, забиться в какой-то собачий угол и выжрать прямо из горла. Маслина тряхнула головой, загоняя мерзкое чувство внутрь. Пить в одиночестве (да и вообще пить в таком состоянии) ей сейчас категорически не стоило. Потому что иначе все воспоминания выплеснутся, и она утонет к чертовой матери. И вышибет себе мозги на ближайшую стенку, спасаясь от асфиксии.

- Я не знаю, почему его свора слилась так быстро, - женщина прикусила губу до боли.
На самом деле - знала. И в ушах все еще стоял вопрос Химеры, точно так же сомневавшейся в том, не специально ли их выпустили. Знала, или подозревала об этом. Даремо просто хотел, чтобы они вернулись к своим. Вернулись и оповестили о том, что увидели. Оповестили о том, что он здесь. Он никогда не был тщеславным идиотом, но всегда был игроком. Пешки в его руках. Они все пешки. Она - чертова пешка, которая никогда не должна была стать дамкой. Он просто играет с ними. Урсула сглотнула горький комок. Черт побери, столько лет прошло, а она все еще маленькая испуганная девочка перед ним. Ни на что не годная, разве что на мясо. На то, чтобы выбросить при первой же возможности. Выбросить - двумя пулевыми. Со смотанными за спиной руками.
- Он словно разрешил нам уйти.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-06-18 22:21:46)

+3

11

[indent] А вот теперь Манфред, пожалуй что, был доволен. Нет, не осознанием того, что скучный обезьяний гей-парад разбавился толковыми вояками, он всё ещё не считал уважение к противнику чем-то нормальным. Всё куда проще — если против них выступает матёрый диверсант, едва ли следует ожидать полномасштабной атаки с применением тяжелой артиллерии и орд пехоты. Нет, эти сукины дети мыслят совершенно иначе, чтоб их. И если атака будет, то на обособленные подразделения. На ключевые точки в регионе. Возможно, это всё ещё разбавится снайперским террором. В общем, всерьёз опасаться, что их вот прямо сейчас придут невежливо и некультурно убивать — не стоило. Напакостить могут. Поддержать орду папуасов, подготовив для них более подходящие условия? Да. Пристрелить-таки придурковатого министра или кого-нибудь из недобитых генералов ЛОА, запустить пачку шпионов? Запросто. Атаковать лагерь "Легиона"? Вот это вряд ли. Максимум - с миномётов обстреляют, чтобы нервы потрепать, и то ведь не сбегут потом. В общем, хоть какая-то определённость не могла не радовать, пусть она и шла с осознанием того, что будет крайне, крайне тяжко. А Урсуле, кстати, тяжко вот прямо сейчас, но гадкая баба держится, делясь своими подозрениями. Весьма уместными подозрениями.
[indent] - Я бы тоже вас отпустил, только вряд ли по той же самой причине. Если у тебя был с ним хоть какой-то физический контакт, если ты припёрла с собой какой-то трофей или вещицу, в которой не уверена — проверь на предмет "закладок". Любых, вплоть до какой-нибудь ампулы с отравой. Сейчас такое дикое время, когда даже письмо отравить могут, а следящее устройство подсунуть и того легче.
[indent] Правда, устройство это будет маломощным, не сможет "сливать" информацию на слишком уж большую дистанцию, да и риск обнаружения тоже имеется. Но лучше перестраховаться. Бдительности много не бывает, а уж у этого конкретного немца она порой граничила с паранойей. Вполне обоснованно, между прочим — когда твою жизнь перемалывают незримые жернова чужих интриг, стоит беречься вдвойне, втройне! Манфред тихо, шелестяще вздохнул, явно готовясь с завтрашнего утра обеспечить себе мороки на неделю вперёд. Но это, пожалуй что, будет уже завтра; сегодня он может лишь отправить в головную контору запрос по этому уроду, заодно предупредив, что с ним теперь придётся иметь дело. Кто знает, может быть, у подонка такая репутация, что им пришлют хоть какую-то помощь? Хотя вряд ли. Всё, что "Легион" может дать, он уже даёт. Впору пожалеть, что ушел из армии, куда более богатой на возможности, но... так уж вышло.
[indent] - Когда закончишь, начинай обдумывать, как бы нам этого поганца изловить и сколько людей тебе для этого потребуется. Если сочтёшь нужным, можешь привлечь меня. Конечно, красивой драки на каком-нибудь горящем здании у нас с ним в любом случае не выйдет, чай не в дешевом боевике. Но — при случае подстрелить постараюсь непременно. И Урсула — он вновь оказался рядом, положив руки на плечи подчиненной. - Это уже не твоя война. Не только твоя. Ты — одна из нас, а стало быть и враги у нас общие. А теперь возьми бутылку и начинай наполнять стаканы. Это приказ.
[indent] Она могла здорово запутаться в приоритетности выполнения, но если ещё не до конца сдурела, наверняка поняла, что актуальнее всё-таки последнее, про стаканы. Пить никто не заставляет, проводить осмотр и думать ей всё равно придётся на трезвую голову. Пока что на трезвую. Видимо, у них такая традиция — пить и пытаться выковырять из гречанки какую-нибудь очередную гадость. Хреновый с Манфреда психолог, но ведь немец даже и не пытается быть таковым, действуя предельно прямолинейно... пусть порой и противореча самому себе, как вот сейчас. Наверное, это стоило списать на усталость.

+2

12

В груди разгорается пожар боли - это не приступ, даже не его предвестье, это просто внутренняя боль, от догнавшего ее прошлого, это просто страх перед будущим, которое теперь видится Урсуле довольно мрачным. Она и без того знала, что каждый день может стать для нее последним - наемники тут не в куклы играют, устраивая ежевечерние чаепития, а ввязались в самую настоящую гражданскую войну, но теперь это осознание стало еще болезненнее. Она может умереть каждый чертов день. Самое противное, что от его руки.

Опустившиеся на плечи руки заставляют Урсулу вынырнуть из смоляной темноты собственных мыслей - женщина напрягает спину, поворачивая голову и ловит усталый взгляд Манфреда. И в самом деле выглядит дерьмово - сколько он не спал? Сутки, двое? Урсула опускает свою руку сверху на его ладонь, переплетая их пальцы, пожимает, благодаря за поддержку. Спорить совершенно не хочется - она так устала, что сейчас стерпит от него что угодно. Хоть обычное ехидство, хоть унизительную жалость. Руки у него сухие и горячие, жесткие и мозолистые. Приятные. И Урсула чувствует, как сковавший ее грудную клетку стальной обруч разжимается, снова позволяя дышать.

- Единственный раз, когда он прикоснулся ко мне, - произносит она, облизнув губы, вспоминая боль в заломленной руке и ледяной голос Кагами над ухом, когда он наклонился к ней так близко, что она чувствовала его дыхание. - Он собирался меня прикончить. Но не успел, потому что Химера и Шарам ввалились и устроили пальбу.
Глупо цеплять маячки к тому, кого собираешься убивать. Какой в этом смысл?
- Я не брала с собой ничего. Только эти документы. Не до трофеев было.
Скорее оставила - хорошую зажигалку было жаль, да и платок, который исчез из комнаты, вместе с ее хозяином, был Урсуле дорог. Хотя бы как память о потраченных на него деньгах. Неясно, какого черта Кагами решил прихватить его с собой, раньше фетишизма за ним не наблюдалось. Наверное собак на запах будет натаскивать, не иначе. Женщина сцедила смешок в ответ на собственные мысли.

Надо будет потом вытряхнуть всю одежду, на всякий случай. Мало ли. Рихтер, конечно, параноик, но и Урсула ничем не отличалась от него. И предпочитала спать спокойно, зная, что все неприятности нивелированы на подходе. Именно поэтому в ближайшее время хороший сон ей не грозил - зная, что Кагами в городе, Урсула едва ли сможет расслабиться. Так что поймать его стоило. И побыстрее. Вот только Урсула совершенно не представляла, как будет это делать. Такое стоило обдумывать на свежую голову. А сейчас стоило решить другие проблемы, не менее важные.

- Глупый приказ! - рявкнула Димитриди, в ответ на последние слова Манфреда, раздраженно одергивая свою руку, которую, в задумчивости, так и не убрала с ладони Рихтера, рассеянно поглаживая его кисть подушечками пальцев. - Ты себя в зеркало видел, умник? Какое нах*й вино? Тебе поспать надо, желательно часов восемь. И клянусь тебе, Манфред, если ты сейчас же не ляжешь в постель, я сама тебя в нее отправлю. Прямым в голову, как в прошлый раз. Кому станет лучше из-за того, что ты загонишь себя? Не облегчай врагам работу, иди и отдохни, чертов мазохист!
Если он не желает заботиться о себе сам, придется ей это сделать. Уставший и загнанный он только хорошую цель из себя представляет, а никак не нормального командира. А проблем у них сейчас прибавилось.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-06-25 00:39:17)

+2

13

[indent] На этот раз вместо возмущения, вполне ожидаемого - женщина удивляет, сплетая пальцы и не думая дёргаться или шипеть что-то про животное, дрессировку и тому подобное. Видимо, совсем её доконало это задание, коли даже сил нет показывать свой зловредный характер. Или просто начинает привыкать, поняв, что всё равно это надолго. По крайней мере, пока одного из них не пристрелят. На этот раз Урсуле повезло, она выжила каким-то чудом, да ещё и вернулась без особых повреждений, но надолго ли такое везение? Хотя - везение ли?
[indent] - Милая моя Маслина... если серьёзный человек хочет вышибить мозги из твоей замечательной головушки, он это сделает, даже если в комнату Отто вломится. Ему помешает разве что госпожа Граната или её сестрица Пуля-в-лоб. Так что или тот, кого ты мне описала - пустышка, или ты ему была нужна живой. Например, чтобы притащить документы, с которыми теперь непонятно, что делать.
[indent] А вот теперь эта чёртова баба удивила во второй раз, даже не тем, что расслабленно поглаживала его руку (что было, как ни крути, приятно), сколько своим редкостным нахальством. Нахальством, продиктованным не своеволием или ещё чем-то таким, а... заботой? Стоп, это точно Урсула, мать её дерево, Димитриди? Выслушав её отповедь, мужчина нарочито медленно положил свою ладонь на лоб наглой гречанки, подержал несколько мгновений и задумчиво изрёк:
[indent] - Температуры нет. Слюна с клыков тоже, вроде бы, не капает. Извини, пальцы в рот совать не буду, откусишь ещё. Да ты, кажется, какое-то новое бешенство подхватила. Смотри, прославишься, назовут болячку в твою честь.
[indent] Манфред, действительно уставший, был ехиден лишь от части, можно сказать - для порядку. Понятно, что она не взбесилась, вдруг решив своим демаршем просто-напросто помешать ему одуреть окончательно. По какой причине - вот это, напротив, покамест непонятно. Уважение к отцу-комиандиру? Нет, она скорее его во сне подушкой придушит, чем всерьёз зауважает, слишком уж много нервов намотал ей вредный немец на локоть, вытягивая из тщедушной тушки с невозмутимостью механизма. Инстинкт самосохранения вот разве что. Или привычка. Или... да пёс этих баб знает, честно говоря. Странные они. Ладонь со лба убирать решительно не хотелось, но - хорошего понемногу, пожалуй. Отойдя на полшага назад, герр офицер быстро прикинул в уме список действительно неотложных дел, которых пока что насчитал ровно три штуки, не включив туда пьянку с вредной бабой по причине бессмысленности. Зато добавив непременное проявление сарказма, как же без него?
[indent] - Ладно, к дьяволу всё, ты права. Но вот что - сходи к Бесу и озадачь его этими бумажками. Если сочтёт чем-то имеющим ценность, пусть отправит в головную контору, аналитикам мозги размять. Потом вернёшься, отгонишь меня от ноутбука и... может, вместо прямого в голову хотя бы массаж сделаешь?
[indent] Ноутбук был нужен для обмена новостями с далёкой российской конторой, очередных запросов, из которых если хоть треть удовлетворят, и то ладно. И одного сеанса игры в "арканоид", просто чтобы немного разгрузить мозги, занятые огромной прорвой пока что не слишком упорядоченных мыслей. Отодвинувшись на шаг в сторону, Манфред таким нехитрым образом дал Урсуле достаточно пространства, чтобы она ушла отсюда куда подальше, а именно к русским. Пока прогуляется, пока с Бесом поговорит - авось ещё какой-нибудь трюк выдумает, чтобы помотать командиру нервишки. Но это потом, как вернётся, а прямо сейчас пускай уже идёт, оставив его в некотором недоумении по поводу собственной мотивации и заодно наглости. Глупый приказ ей, ишь какая...

+2

14

Привычная порция доброго ехидства от любимого командира, - что может привести в порядок лучше? Урсула громко фыркнула, щуря ресницы и провожая фигуру немца, приземляющуюся за стол, взглядом. Ну хоть не рявкнул в ответ, уже хорошо. Или плохо. Потому что если Рихтер не орет, не издевается и не заставляет ее отжиматься, значит с вредным гансом точно что-то не в порядке. Гречанка дернула плечами, словно сбрасывая с себя тонкое покрывало тревоги, наброшенное на плечи. В конце концов, Манфред большой мальчик. И если решил загнать себя в могилу, то это его собственные проблемы. Если бы он еще не был нужен ей для... а для чего, собственно? Чем скорее загнется, тем скорее она освободится от данного сдуру обещания. И его противной рожи. И вообще. Димитриди резко поднялась с табурета, привычно подавив приступ дурноты от усталости.

- Массаж ему, бл*ть, - пробормотала наемница, подхватывая со стола документы и выметаясь из палатки. - В лоб тебе каблуком с разбега.
Ворчание себе под нос было прекрасным способом сбросить лишнее напряжение. Словно недовольная сторожевая псина, гречанка огрызалась, но редко кусала. По крайней мере руку хозяина. А Рихтер, как ни крути, сейчас держал другой конец ее поводка.

На улице, с последнего ее визита, посвежело еще больше. Урсула втянула воздух полной грудью, запрокидывая голову к небу и позволяя себе просто неподвижно замереть на пару секунд, прежде чем после ускорить шаг, направляясь в сторону ставки иванов. Черт его, Беса, знает - спит он сейчас, или такой же отморозок как герр гауптман. По всему выходило, что может быть и хуже, но... Урсула не любила загадывать. Кивнув знакомым рожам часовых, гречанка перешла на бег, стараясь побыстрее отделаться от поручения. Быстрее закончит, быстрее вернется. Быстрее вернется, быстрее пойдет спать. Димитриди и без всего этого дерьма чувствовала себя старой половой тряпкой, хорошенечко выполосканной и несколько раз отжатой.

* * *

Урсула задумчиво похлопала себя по карманам и выматерилась, понимая, что последнюю приличную зажигалку она оставила в подвале бойцовского клуба, а россыпь неприличных - пластиковых огнив цвета дешевых контрацептивов - валяется в ее сумке, надежно упакованной под койкой. Похоже, надежда покурить перед возвращением накрылась медным тазом. Ну или чем там накрываются надежды? Наемница злобно смяла в руке пустую пачку сигарет, из которой только что вынула последнюю, и сунула комок картона в карман, засовывая последний никотиновый «патрон» за ухо. Просто, бл*ть, идеально. В завершении вечера не хватало еще и этого. К палатке гауптмана гречанка подошла уже изрядно злая, резко отодвигая в сторону клапан и сверля прилипшего к ноутбуку командира недовольным взглядом. Как и ожидалось, картина не поменялась совершенно. Хотя чего она ожидала? Того, что ганс прислушается к голосу разума? Ха-ха. Три раза.

- Ваше поручение выполнено, герр гауптман, - протянула, почти нараспев, Урсула, максимально противным голосом. - У вас есть еще какие-нибудь приказы? Или массаж-минет, да я спать пошла?

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-06-25 00:29:15)

+2

15

[indent] Злобные пришельцы наступали слитным фронтом, норовя смять единственного защитника космического пространства, испепелить его маленький и хрупкий истребитель, развеять прахом последнюю надежду на спасение. Но - герой был не промах. Он уклонялся от сыпавшихся отовсюду ударов, яростно отстреливаясь. Вот один вражеский звездолёт сгорел в очищающем огне, второй получил гибельную пробоину, очередь дошла до третьего, что нахально покинул строй и выполнял боевой заход. Оператор смертоносной космической боевой машины прищурился, намереваясь довести дело до конца и мельком глянув на индикатор жизненных показателей... и тут притащилась, мать её так, Маслина и всё испортила. Подняв на неё глаза, Манфред отвлёкся - лишь затем, чтобы через две секунды наблюдать на экране ноутбука зловещее "Game Over". А ведь всё так хорошо начиналось, он уже отправил все запросы, которые считал нужным, уже бегло просмотрел открытые ему базы данных, ожидаемо не найдя ничего интересного. Расслабился немного, запустив простенькую игру про космических захватчиков, даже увлёкся процессом. И вот - самый страшный босс, зловещий и непобедимый, разве что дать по башке ноутбуком пару раз. Издевается стоит. Ну не сволочь ли?
[indent] - Бутылку забери. Можешь при этом подставить задницу под совершенно заслуженное соударение с моим коленом, госпожа оператор, мать твоя пальма и отец твой - кактус.
[indent] С кислой физиономией выключив компьютер, офицер поднялся из-за стола, бегло окидывая взором палатку на предмет расположения вещей не на своих местах. Не считая собственно Урсулы - всё, вроде как, на месте, а эта мерзкая баба уберётся отсюда достаточно скоро, восстановив тем самым порядок и нормальный ход вещей. Идти в душ было уже категорически лень, как и вообще делать что-то осмысленное. Если он уснёт по дороге назад, развалившись на прохладной земле, то отморозит себе что-нибудь важное и нужное для будущих великих свершений. Например, задницу, без которой сидячая офицерская работа поистине невозможна. Вновь переведя взгяд на вредную женщину, Манфред решил поворчать на неё просто так, ради процесса, попутно перемещаясь по палатке, на первый взгляд - достаточно хаотично.
[indent] - Вот что ты за человек? Я тебя просил засунуть этот официоз туда, где никогда не светит солнце. Нет, снова за своё. Тебя в Палату мер и весов надо сдать как эталон зловредности. Или в другую палату, с мягкими стенами. А вообще - он остановился возле ящика со снаряжением, на котором привычно осматривал фиксатор, просто порядка ради - спасибо тебе, Урсула, за заботу и попытки даже таким неочевидно-гадким образом загнать любимого командира в кровать. Можешь взять вторую бутылку как боевой трофей, а потом сделай милость, иди уже, куда шла. Часов в десять зайдёшь к Бесу за результатами его телодвижений по документам, потом ко мне. Вопросы есть? Вопросов нет. Шагом марш.
[indent] Конечно, с неё станется задержаться, попытавшись каким-нибудь особо ехидным способом оставить за собой последнее слово. Но зная Маслину, она это сделает и уходя. Просто потому, что характер такой. И потому, что негласное словесное противостояние с командиром - одно из любимых развлечений этой женщины в скучной дикой Ливии. Ну что вот за человек, а? Сидела бы в своей Греции, детей рожала в перерывах между какой-нибудь скучной офисной работой, так нет же. Потащилась на его голову в наёмники, оказавшись в итоге здесь. Карма. Фатум. Злой рок. Scheisse...

+2

16

Урсула смерила офицера снисходительным взглядом, лениво наблюдая за его броуновским движением по палатке. Отчаянно шипящий, ругающийся и плюющийся Рихтер дарил ни с чем несравнимое ощущение спокойствия. Кажется, вредный ганс начал приходить в себя. Вон уже пытается хамить и браниться, значит сегодня точно подыхать не собирается. Гречанка нагло ухмыльнулась, скрещивая руки под грудью. Все же ей удалось его встряхнуть. Наверное, это было хорошо.

- Вас поняла, - проскрипела она, не меняя тона. - Разрешите выполнять?
И не дожидаясь ответа, женщина мягко развернулась, делая шаг к выходу из палатки. Конечно, никакой надежды на то, что Манфред вот так просто послушается ее и сгрузит свою бренную тушку на койку, у Димитриди не было. Упрямый бош наверняка забьет большой болт на все советы, просто из чувства противоречия. Ну и хрен с ним. Хочет подохнуть уставшим - кто она такая, чтобы мешать последнему желанию хорошего человека? Но оставить за собой финальное слово было надо. Обернувшись через плечо, женщина нежно улыбнулась, как улыбаются, наверное, лишь собственным шкодливым и непослушным детям.
- Если ты решил в целях маскировки закосить под арабскую проститутку, сэкономив на карандаше для глаз, то смею тебя разочаровать, тебя все равно выдаст щетина. И разворот плеч. Так что план провалился, ложись спать.

Ночь за брезентовыми стенками командирского шатра обрушилась на плечи тяжелым могильным камнем. Урсула, выскочившая наружу со скоростью гепарда, дабы не заработать вполне заслуженного пинка по заднице, затормозила через несколько метров, резко выдыхая и вынимая из-за уха сигарету. Наверняка у кого-нибудь из часовых найдется зажигался. Не смотря на нелюбовь командира к табачной вони, многие из Шестой отсчитывали часы по мере опустения пачки. А потом можно будет заскочить в палатку, прихватив нормальную одежду, вместо гражданского безобразия, которое все еще было на ней, и сходить в душ. Волосы, после суток проведенных «в поле», свалялись в мерзкий комок, да и вся случившаяся в подвале беготня не располагала к тому, чтобы после пахнуть фиалками и альпийской свежестью. И почистить трофейный пистолет, заодно разобравшись, что за дерьмо ей на этот раз досталось вместо привычного «глока».

На самом деле, Урсуле просто чертовски не хотелось ложиться спать, потому она была готова придумать себе еще тысячу и одно дело. Лишь бы не закрывать глаза и не проваливаться в темный мир в котором - она уверена - сегодня она окажется не одна. И явно не в лучшей компании. Может потому Рихтер тоже загоняет себя? Что он хочет забыть? Что мучает его по ночам?

Женщина прикурила одолженным у одного из часовых огнивом и села на землю, прислоняясь спиной к уродливой металлической конструкции в центре лагеря. Буквально пара минут, чтобы прийти в себя после задания и разговора с Рихтером. Буквально пара минут на себя.

Димитриди прикрыла веки, запрокидывая голову назад и выдыхая дым через ноздри. Все хорошо. Все позади.

Только луна на небе дышит в спину совсем недружелюбно.

Эпизод завершён.

Отредактировано Урсула Димитриди (2020-06-30 17:51:32)

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn VII » 08.01.18. Доброй ночи