По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 21.12.17. Не щебечет дохлый щегол


21.12.17. Не щебечет дохлый щегол

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 21 декабря 2017
2. Время старта: 14:00
3. Время окончания: 18:00
4. Погода: 19° солнечно, слабый ветер.
5. Персонажи: Урсула Димитриди, ГМ, Манфред Рихтер
6. Место действия: Ливия, окраины Ваддана.
7. Игровая ситуация: Получившая заказ на голову одного из офицеров сепаратистов, Димитриди возвращается в город в одиночестве, дабы выполнить его и честно отработать свои деньги.
8. Текущая очередность: по договоренности.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Урсула Димитриди (2019-11-03 16:02:27)

0

2

Царившая вокруг погода располагала к тому, чтобы поваляться где-нибудь у воды, в купальнике, скорее напоминающем пару клочков ткани, скрепленных между собой тонкими ленточками, с каким-нибудь коктейлем в красивом бокале с долькой цитруса на краю и в наушниках, в которых играет какая-нибудь старая, но от этого только более любимая рок-баллада. Но вместо всего этого, Димитриди залегла на позиции в нескольких сотнях метров от своей цели - аванпоста сепаратистов, которые уютненько устроились на окраине города, захватив в свое распоряжение какой-то курятник. Чем этот курятник был раньше, догадаться было практически невозможно, практически никаких опознавательных знаков не осталось, а если бы и остались, Урсула едва ли смогла бы их прочитать. Владеющая устным арабским на том уровне, который необходим, чтобы выбить информацию из подвернувшегося местного жителя, но недостаточным, чтобы вести на нем светскую беседу, письменным она так и не овладела. Вместо яркого купальника ей сейчас полагался сливающийся с унылой местностью камуфляж, вместо коктейля - винтовка, пусть и своя, благо необходимый боезапас внезапно обнаружился, что не могло не радовать, а вместо голосов рок-звезд восьмидесятых - монотонный бубнеж негров на аванпосте и иногда доносящиеся со стороны города выстрелы. Кажется, «Легион» продолжал разносить Ваддан по камушку, вызывая у Димитриди смешанные чувства. С одной стороны, ей нравилась напористость и упертость ее временного командира, но с другой, она начинала осознавать, с какими отморозками ее временно связали обстоятельства. Благо, скорее всего это было ненадолго - как только ситуация более или менее устаканится, Димитриди собиралась вернуться к своим, на прощание заехав немцу в челюсть или куда придется. А пока женщина просто смирилась, думая о том, что дополнительный заработок ей совершенно не помешает. Через пару лет ей захочется в отпуск, куда-нибудь на теплое море, подальше от войны и запаха крови. И тогда лишняя сумма на счете будет совсем не лишней.

Благо, тот, за чью голову ей обещали заплатить, тут имелся - Урсула потратила практически все утро для того, чтобы найти в осиротевшем городе хотя бы кого-то подходящего под описание «офицер ублюдков», и теперь лениво размышляла, что именно ганс имел в виду под «поганой смертью». Смерть от выстрела она таковой не считала, ведь даже пуля в кишки - это слишком чисто и честно. Ублюдков, способных жертвовать гражданскими, - тем более детьми, черт побери , - так не убивают. Их убивают грязно, долго и показательно, чтобы остальным неповадно было. Проблема была лишь в том, что для долгой и мерзкой смерти у Урсулы не было самого главного - времени. Хорошо развлекаться с пленным, когда его друзья стоят на коленях со стволами у тупых затылков, и очень грустно, когда они бегают вокруг, вооруженные и очень злые. Женщина в очередной раз приникла к оптике, осматривая локацию. Прежде чем подбираться поближе, стоило оценить все шансы - особенно шансы быстро и незаметно убраться оттуда. Однажды она уже побывала в плену у нигеров, и совершенно не горела желанием повторять этот бессмертный подвиг. Сейчас за ней никто не придет. Просто некому приходить. Так что стоило обойтись без глупого геройства.
Может быть и в самом деле, прострелить ему кишки, и пусть подыхает от заражения крови, в дерьме и боли?
Женщина скрипнула зубами. Нет уж. Они должны понять, что сделали неправильный выбор. И Урсула им с удовольствием поможет.

Отредактировано Урсула Димитриди (2019-09-27 13:46:01)

+8

3

"Курятник", судя по всему, когда-то носил почётное звание метеостанции. Давно. Годы назад. Оборудование, понятное дело, растащили, оставив лишь сиротливо торчащие куски опор, срезанных почти "под ноль", а здание приспособили под небольшой мотель, благо что находился он недалеко от дороги и, вероятно, пользовался в связи с этим некоторой популярностью. Сейчас, в качестве гостей и одновременно хозяев, здесь находились солдаты сепаратистов, угрюмые мужики с автоматами и без каких-либо проблесков доброты на лицах. Алые брызги на видимой со стороны города обшарпанной стене красноречиво свидетельствовали, что в права собственности эти ребята вступали при помощи старого и доброго насилия, попросту расстреляв всех, кто был против. А что? Война всё спишет. Было их, вроде бы, четверо - двое лениво прохаживались туда-сюда вокруг здания, вроде как неся дозор, ещё один сидел с биноклем на крыше и поглядывал в сторону города. Четвёртый, носящий подобие военной формы и вооружённый винтовкой британского образца, время от времени высовывался из окна второго этажа и что-то орал, бурно жестикулируя. Это вызывало оживление среди патрульных, но не надолго, минут на пять.
Возможно, внутри был и ещё кто-то, но судить об этом точно было нельзя, лишь догадываться - из дымовой трубы, например, вырывались серые клубы, а значит - кто-то что-то готовил, и этом явно занимался не офицер. Ещё здесь могли присутствовать сменщики текущих патрульных, ведь гонять их круглыми сутками было нельзя, а уходить, вроде бы, никто не собирался, даже и слыша выстрелы и взрывы в городе.
Ещё из интересного здесь можно было отметить пикап с ДШК в кузове, потрёпанного вида и с одной слегка спущенной шиной. Он просто стоял в сторонке, вроде как являясь единственным транспортным средством, доступным отряду наблюдателей. И, разумеется, сортир. Деревянный, потрёпанного вида, с явно скрипучей дверью и окошечком-сердечком, он навевал воспоминания о каких-нибудь глухих местах вдали от цивилизации, населённых суровыми бородатыми людьми, которые брились топором и до сих пор не признавали туалетной бумаги. Туда время от времени захаживали, иногда - засиживались подолгу. Если это делал солдат, то через некоторое время прибегал его командир и начинал ломиться в дверь. Если же "комнату размышлений" занимал старший по званию, беспокоить его никто не решался. Или они просто устали от ора и жестикуляции?
Вооружены сепаратисты были скудновато - кроме уже упомянутой неведомой винтовки М-серии, два АК с деревянными прикладами и что-то вроде карабина с продольно-скользящим затвором у того, что наверху. Без оптики, просто винтовка, видевшая, кажется, ещё времена, когда один африканский диктатор пешком под стол ходил.
Солнце, сияющее на небе, явно раздражало всех. Автоматчики старались забиться в тенёк, время от времени пропадая из виду; обладатель бинокля, лежа на плоской крыше, старался не глядеть в сторону города лишний раз, хоть это и было его прямой обязанностью. Офицер выходил из помещения очень редко, его тоже явно беспокоили лучи, бьющие в глаза, ведь солнцезащитными очками он так и не обзавёлся. Кажется, эти четверо предпочитали несколько более прохладный климат, хоть на улице было и не жарко.
Боевик на крыше, похоже, решил сделать перерыв. Он поднялся, дошёл поспешным шагом до, видимо лестницы на другой стороне здания, и начал спускаться. Он был единственным, у кого на груди можно было заметить радиостанцию, офицер просто таскал чёрную коробочку в руках - и эта радиостанция осталась не у дел, о своём отсутствии наблюдатель, видимо, не счёл нужным сообщать командиру. Дисциплина хромала на обе ноги.

[icon]http://sg.uploads.ru/1xFQT.jpg[/icon][nick]Повстанцы[/nick][status]а также мародёры и прочие интересные личности[/status][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+8

4

Урсула не зря выбрала для своей диверсии именно это время - нещадно палящее солнце наводило на мысли о христианском Аду, как минимум, и даже не смотря на то, что местные жители были куда как более привычны к такой погоде, даже им, наверняка, было не очень уютно под прямыми солнечными лучами.
Размышления гречанки подтверждались тем, что немногочисленные повстанцы сейчас напоминали лениво снующих по трупу лошади мух. Собственно, таковыми они и были, если сравнивать захлебывающийся в агонии город с тушей дохлого зверя. Впрочем, Димитриди явно было не до красивых (пусть и сомнительно) сравнений. Лающий язык местных навевал на нее угрюмую тоску, - с такого расстояния слов было не разобрать, но едва ли они там рассуждали о творчестве древнегреческих философов. Едва ли они вообще знали о том, что такие философы существовали. Букварь (или как он тут у них называется) да Коран, вот и вся литература, которую осилил дай боги каждый третий.
Конечно же, среди них могли быть люди и образованные, и даже умные, но убедить в этом Урсулу было посложнее, чем научить кошку танцевать на передних лапах. И смысла в этом было ровно столько же.

Женщина дождалась, пока наблюдающий за городом ливиец покинет крышу, и тоже оставила свою позицию, убрав винтовку с глаз долой. Тащить ее с собой женщина не видела никакого смысла, - прекрасное оружие на дальней дистанции, в ближнем бою она была не очень удобна, особенно тогда, когда требовалась скрытность. На этот случай, Димитриди разжилась у немцев пистолетом. Не то чтобы она собиралась пускать его в ход, - на выстрелы наверняка сбегутся все окрестные макаки, но с одним только ножом гречанка чувствовала себя весьма неуютно.
А путь ее лежал не на аванпост, как могло изначально показаться, а вовсе даже в другую сторону - туда, где она не так давно заметила брошенный явно впопыхах магазинчик. Хозяева его предпочли исчезнуть оттуда, где им могли снять головы, а может быть и в самом деле остались без головы, и все более или менее ценное и представляющее интерес для сепаратистов и прочих мародеров, естественно было вынесено еще в первые несколько часов, но... то, что Урсуле требовалось, там точно можно было найти.

Скользнув в здание, женщина прислушалась к происходящему внутри. Ну мало ли, кто-то решил зайти на огонек, и сейчас поднимет вопли на половину Ваддана? Но на ее счастье, - а скорее на свое, - внутри никого не оказалось. Женщина угрюмо осмотрела то, что когда-то, наверное, было маленьким и чистеньким зданием - чьим-то семейным делом, быть может, а то и делом всей жизни. Теперь же в этом помещении можно было снимать фильмы ужасов. Или документальное кино о бедных кварталах. Хотя последнее - вряд ли. Даже в самых бедных кварталах не царила такая разруха. Все, что могли, отсюда уже вынесли, а то, что не смогли унести - разнесли. Урсула поморщилась, осторожно разгребая завалы. В конце концов, несколько запакованных в пергаментную бумагу брикетов, напоминающих со стороны (для тех, видимо, кто никогда не видел оригинала) кирпичики пластида, заняли свое место в карманах ее жилета. Если у нее все получится, аванпост ждут веселенькие времена. Для нее - веселенькие. А вот они, пожалуй, смеяться не будут.

Стараясь держаться подальше от открытой местности, женщина вернулась на исходную позицию, а оттуда - направилась к аванпосту. У нее есть несколько часов, прежде чем жара спадет, а значит стоило действовать быстро и наверняка.

Отредактировано Урсула Димитриди (2019-09-27 22:19:04)

+8

5

В стане недругов наблюдалось лёгкое оживление - офицер бегал по улице, махал руками и весьма экспрессивно орал на опешивших патрульных, находящийся наверху наблюдатель заинтересованно наблюдал за происходящим, а немного в стороне валялась бутылка, под которой натекла небольшая лужа. Кажется, кто-то решил приложиться к спиртному на боевом посту. Или не донёс господину офицеру это самое спиртное, за что и отдувался сейчас.
Офицер потратил на вопли минуты так три, после чего всё вернулось на круги своя - патрульные лениво прошлись туда-сюда, при этом один из них подобрал с земли бутылку и деловито обнюхал её прямо на ходу. Наблюдатель улёгся поудобнее и принялся разглядывать город в бинокль. Главный злодей скрылся в помещении, явно матерясь на ходу.
Минут через пять со стороны города промчался продырявленный во множестве мест автомобиль, явно угодивший под плотный обстрел стволов так с десяти... и каким-то чудом оставшийся при этом на ходу. Впрочем, долго это продолжаться не могло - водитель явно был ранен, машину мотало туда-сюда, да ещё и правое переднее колесо было спущено. Логичным завершением его короткого заезда было столкновение с красивым опрокидыванием в каких-то тридцати метрах от наблюдательного поста - белый внедорожник типа "пикап" окончательно выскочил из колеи, по которой пытался куда-то ехать, его занесло, а тут, как назло, камень и всякий хлам, вывалившийся, видимо, из какого-нибудь грузовика беженцев. Удар. Грохот. Едва ли водитель уцелел.
Всё же, они решили проверить, а заодно заняться мародёрством, благо офицер не то, чтобы был не против, но явно жаждал ответа на вопрос - "это что сейчас было?". Вот только он считал, что для осмотра будет достаточно одного солдата, а второй пусть на месте остаётся, что вылилось в банальное "камень-ножницы-бумага", и победитель, снимая с предохранителя свой старенький АК, вальяжно потопал к месту аварии, сопровождаемый двумя парами глаз сразу. Офицер вновь скрылся, ему явно было не до забот и хлопот внешнего мира.
Если прочертить воображаемый отрезок от текущей позиции Урсулы до "курятника", то машина перевернулась чуть левее. Между ней и зданием не было ярко выраженных укрытий, разве что какой-то хлам, но внимание охраны то и дело на что-то отвлекалось, поэтому шансы подобраться, пожалуй, были. Особенно если не нагло в лоб, а, например сделать крюк и попытаться зайти с противоположной стороны, которую, похоже, вообще никто не охранял, не ожидая с этого направления угрозы. Наверное, у ливийцев были причины так себя вести. Или они просто были раздолбаями. Кому какая разница?

[nick]Повстанцы[/nick][status]а также мародёры и прочие интересные личности[/status][icon]http://sg.uploads.ru/1xFQT.jpg[/icon][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+6

6

Наблюдающей за происходящим на аванпосте Урсуле очень хотелось принять позу статуи Каина, что находилась в саду Тюильри, в Париже. А именно - закрыть лицо рукой и застонать, от осознания того, что ее окружают одни идиоты. Помогало только то, что женщина понимала, что какими бы кретинами сепаратисты ей не казались, они, все-таки, оставались опасной сворой, и ввязываться в прямое противостояние с ними не стоило. Ибо даже если они выглядят полнейшими придурками, не способными с двух метров в цель попаль, это совсем не значит, что так оно и есть. Всегда надо подозревать самое худшее, и тогда, скорее всего, останешься жив и относительно цел.

Похоже, сегодня наемнице сказочно везло - выскочившая из ниоткуда колесница смерти, совершившая красивый кульбит и пропахавшая в грунте длинную полосу, отлично отвлекла внимание обезьян на себя, давая ей достаточно времени для того, чтобы незамеченной пробраться к свалке старых автомобилей, находящейся с другой стороны аванпоста. На всякий случай Урсула сделала внушительный крюк, стараясь держаться как можно дальше от открытых мест, и не оставлять за собой особых следов. Даже просто цепочка шагов в пыли могла сослужить ей плохую службу, - достаточно наблюдательный человек, обязанный следить за окружением, наверняка заметит что что-то изменилось. И поднимет панику, а этого ей совсем не нужно. Димитриди, конечно, была почти уверена, что сумеет заныкаться так, что ее не обнаружат даже при внимательном прочесывании города, - навыки, как известно, не пропьешь, хотя она и очень старалась. Но это отнимет драгоценное время. Никто не ожидает опасности посреди светлого дня, - все, привыкли к тому, что для темных дел имеется темное время суток. На это людей тщательно настраивают и сказки про бродящих под луной злобных духов, и фильмы про вампиров и японских ниндзя, никогда не существовавших в реальности. По крайней мере, не существовавших в том виде, в котором их привыкли показывать, ибо нацепив на убийц и шпионов одинаковую форму, можно было бы смело заодно предложить им всем сразу и скопом зарезаться. Однако, массовая культура и время сделали все, чтобы исказить образ средневекового узкоглазого диверсанта, и навеки поселить его в головах таким - нелепым и выпендрежным. Но Наяде это было даже на руку, ибо пользуясь опытом настоящих, а не выдуманных японских (ладно, Кагами, судя по его рассказам, своей островной родины никогда и не видел, но и хрен с ним) диверсантов, она могла противника и удивить. Пожалуй даже смертельно.

Наконец, женщина оказалась там, куда так стремилась, - на автомобильной свалке. Кладбище железных не слонов, но лошадей, усыпанное разномастными деталями и битым стеклом. Тут следовало быть в два раза осторожнее - напороться рукой или еще какой частью тела на осколок Урсуле совсем не улыбалось. Но были и плюсы - отсюда отлично просматривался аванпост, и можно было, при желании, добраться до цели, которую она себе нарисовала. Раз уж задание началось под грифом узкоглазых шпионов, то и закончить его стоит так же. Добавив лишь чуточку фирменного греческого безумия. Во имя Бахуса, конечно.

Короткими перебежками, скрываясь за покореженной и проржавевшей техникой, женщина пробиралась к деревянному сооружению типа «сортир обыкновенный». Солнце припекало. Мухи жужжали. Время медленно выходило на прямую, словно нить остановившегося пульса, линию.

Отредактировано Урсула Димитриди (2019-10-17 15:40:02)

+6

7

Сортир, казалось, видывал ещё времена, когда предки нынешних ливийцев весело гоняли себе подобных остро заточенными железками, не помышляя об огнестрельном оружии. Ну ладно, в те времена не было подобных конструкций - но лучше от этого конкретный образчик местной архитектуры не становился, будучи ветхим, обшарпанным... да ещё с какими-то странными следами в районе двери. Будто кто-то руки вытирал прямо вот там, о доски, за неимением альтернативы. Или не руки. Мух было довольно много, огромных и приставучих, но в целом их можно было считать достаточно вялыми, даже ни разу не попытались сесть на лицо. Ржавые петли были куда интереснее мух - явно будут скрипеть, когда чуть покосившуюся дверь кто-то откроет или закроет, но отвалиться, вроде бы, эта дверь не должна. Наверное.

Пока Наяда путешествовала по округе, освободители Ливии от грязных лап империалистов, разумеется, не сидели сложа руки. Разобравшись с автомобилем путём банального расстрела и без того мёртвого водителя, они принялись аж втроём копошиться в раздолбанном транспортном средстве, явно надеясь найти что-нибудь интересное. Причём если первого из мародёров можно было особо не выделять, оставшиеся двое прежде "в кадре" не мелькали. Они вышли из здания, явно пытаясь разнообразить скучное сидение там. Ну или их разбудила шумиха, смешанная с жаждой наживы. Безоружные, не считая кинжалов на поясе, они явно оставили автоматы внутри, не собираясь ни с кем воевать. Действуя с явной сноровкой, они вскорости извлекли некий кейс, который принялись рассматривать, опять же, втроём. Кейс металлически поблёскивал, аборигены озадаченно кучковались.

Положение изменил офицер, в очередной раз высунувшийся из окна для раздачи порции ценных указаний при помощи привычного уже ора. Впрочем, ор этот быстро стих, да и офицер явно поспешил лично осмотреть добычу, которая привлекла внимание подчинённых до того, что те встали удобной кучкой, которую легко было бы "положить" одной хорошей очередью. Через пару минут он уже спешил к сортиру, прижимая находку к груди и воровато озираясь, провожаемый не самыми дружелюбными взглядами подчинённых, которые, впрочем, явно решили воспользоваться отсутствием начальства по полной программе, вернувшись к обыску машины. Скрипнули петли, пропуская внутрь один арабский организм с одним непонятным хромированным кейсом. Повторный скрип оповестил о том, что цель визита вознамерилась закрыться, предавшись затем осмотру добычи вдали от посторонних глаз.

Тем временем к поиску ценностей присоединился четвёртый повстанец, который без затей выволок труп водителя наружу и принялся обдирать именно его, не обращая внимания вообще ни на что и явно спеша закончить до того, как этот оручий начальник вновь появится поблизости. Оставшийся не у дел обитатель крыши, разумеется, и рад был бы стать пятым лишним, но, трезво оценив свои шансы, он единственный решил остаться на посту, поглядывая на город уже совершенно без энтузиазма и время от времени недовольно что-то бормоча так, что его толстые губы явственно кривились. Зависть - дурное чувство, да-да.

[nick]Повстанцы[/nick][status]а также мародёры и прочие интересные личности[/status][icon]http://sg.uploads.ru/1xFQT.jpg[/icon][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+4

8

Пока аборигены занимались мародерством и руганью между собой, наемница быстро осматривала фронт работ, которые ей предстояло произвести при подготовке к «главному блюду» сегодняшнего дня. Доски, из которых был сколочен сортир, когда-то, наверное, были новыми и крепкими, но те времена давно канули в Лету. Сейчас же они представляли из себя жалкую пародию на самих себя начала нелегкой службы по охране чужих жоп от посторонних любопытных взглядов. Как, собственно, и гвозди, которыми они были скреплены. Урсула осторожно ухватилась ногтями за проржавевшие шляпки и потянула их на себя, внимательно прислушиваясь к звукам и готовая в любой момент остановиться, дабы не выдать себя скрипом или треском. Но прогнившая деревяшка выпустила из себя чужеродный ей металл с неожиданной легкостью. Странно, что вся эта конструкция не развалилась раньше, от ветра, - а ведь тут бывали довольно сильные ветра, - или от слишком громкого пердежа. Женщина подперла доску рукой, не давая ей упасть раньше времени, и дождалась, пока крикливый визитер поудобнее устроится на таком безопасном, как ему кажется, очке, а после аккуратно опустила ее на землю, любуясь на чужую спину и суетливо двигающиеся локти. Похоже, жадность и любопытство настолько ослепили сепаратиста, что он попросту не заметил того, что в уютной сральне в один момент стало светлее и легче дышать. Дальнейшее было лишь делом техники, привычки и умения - сделать шаг вперед, обнимая сидящего внутри за шею, положить одну руку на подбородок, а вторую на затылок и дернуть. Вверх и в сторону. Правильнее было бы придушить, чтобы он успел почувствовать приближение безжалостной смерти, чтобы помолился своим обезьяньим идолам, но... Но Наяда прекрасно понимала, что с достаточной силой сдавить мощную мужскую шею так, чтобы у жертвы не хватило сил сопротивляться, она просто не сумеет. Димитриди хоть и была хорошо обученным солдатом и убийцей, спорить с мужчиной в силе она не могла. С другой стороны, мало кто из мужчин мог сравниться с ней на других аренах, например в гибкости или умении пролезть там, где мало кто пролезет. Каждому своё на этой войне. Ей - жизнь, а этому неудачнику - смерть. Позвонки хрустнули словно гнилая ветка, и женщина осторожно придержала тело от падения, не давая ему наделать лишнего шума и осторожно прислоняя к боковой стене. Всё. Этот явно отбегался. Дело оставалось за малым.

Вытащив из карманов припасенные ранее брикеты, женщина раскрошила их пальцами и отправила получившийся порошок прямо в темный вонючий зев дыры, наполовину прикрытой задницей мертвеца. Скоро тут станет очень неуютно, но она к этому моменту будет достаточно далеко, чтобы насладиться этим зрелищем без особых потерь. Обшарив карманы мертвеца и прихватив все, интересное, - вместе с так и не открытым кейсом, - женщина осторожно приставила доску на место, не поленившись вернуть гвозди в гнезда и, мысленно насвистывая веселую песенку, вернулась на прежнюю позицию. Тащить с собой лишний груз не имело никакого смысла, к тому же, хромированная поверхность кейса нехреново бликовала на солнце, и могла выдать ее. Да и с содержимым было не очень понятно, - там могло оказаться что угодно, от документов несчастного водителя, чей труп уже едва ли не разделали на мослы, до взрывного механизма, реагирующего на открытие. Проверить это сейчас было невозможно, и не только потому, что время поджимало, но и из-за того, что в саперном деле (по крайней мере по части обнаружения и обезвреживания), Наяда была полнейшим профаном. Стоило припрятать «груз» на автомобильном кладбище, а потом доложить «начальству» о его местонахождении, и если ганса заинтересует содержимое, пусть сам сюда и тащится. К тому моменту сепаратисты наверняка уберутся отсюда, обнаружив ее прощальный «подарочек» и не желая рисковать своими черными задницами в ожидании еще одного диверсанта. Хотя кому они, мелкие пешки, нужны? Разве что пострелять как по уточкам в тире, от полнейшей скуки. Но что-то подсказывало гречанке, что в Ваддане скоро станет совсем даже не скучно.

Отредактировано Урсула Димитриди (2019-10-24 23:33:03)

+4

9

Доподлинно неизвестно, какую невероятную химию пытались продавать в оставленном магазинчике, выдавая за безобидные дрожжи, но сработала она великолепно. Уже когда гречанка была достаточно далеко, на границе свалки, когда кейс был хозяйственно припрятан, а обитатели аванпоста начали немного беспокоиться судьбой злобного начальства - сортир встал. И пошёл. Во всяком случае, так оно выглядело со стороны - хлипкое строение, поднявшись неведомой силой (о которой лучше не задумываться), величественно и неотвратимо двинулось в сторону здания, где находились повстанцы, лишь слегка промахиваясь и весьма неплохо преодолевая метр за метром. Остановилось, будто призадумавшись о своей нелёгкой судьбине и прикидывая - не здесь ли обустроить себе новое гнёздышко для стояния. И - как будто решившись, рванулось к дороге, на вольные просторы, оставляя за собой характерный след и запах. Воистину, смерть офицера была запоминающейся, ведь не каждому доведётся отбыть в мир иной на подобной колеснице Армагеддона, что вдруг неумолимо и неотвратимо ринулась в сторону аванпоста, вызвав у местных вояк, доселе лишь ошалело наблюдавших за происходящим, настоящую панику, проявляющуюся в воплях, хаотичной беготне и стрельбе по надвигающемуся орудию массового истребления. Подобно грозному левиафану, деревянная конструкция, подёргиваясь из стороны в сторону, выдерживала одно попадание за другим, пока, наконец, не завалилась набок, со скрипом рассыпаясь уже окончательно. Из-под измочаленных досок торчала нога, совершенно, понятное дело, непотребного вида, но - напуганным повстанцам было явно не до выяснения судьбы предводителя, в них проснулся суеверный ужас, сразу вспомнились сказки о шайтанах и их коварных проделках, поэтому на какое-то время можно было начисто забыть не только о возможной погоне, но и вообще о существовании этого самого наблюдательного пункта. Те, кто пил - однозначно, бросят, непьющие же, напротив, примутся заливать стресс всем, что смогут отыскать поблизости. К вечеру один из этих людей застрелится, двое сойдут с ума, остальные крепко задумаются о дезертирстве. Чистая победа. Хотя... нет. Не очень чистая.

Велосипед, прислонённый к стене одного из домов, так и призывал себя украсть, ведь добираться до базы на своих двоих очень уж долго, а тащиться напрямик через город - ещё и довольно-таки опасно. Наёмники не оставляли попыток выбить из Ваддана всех, кого считали угрозой, зачастую сперва стреляя, а потом задавая вопросы. Судя по активной пальбе где-то неподалёку, в зачистке принимала участие довольно-таки многочисленная группа, усиленная тяжёлым вооружением. Возможно, вскоре всё будет закончено, но - явно не сегодня и не сейчас. Впрочем, для Урсулы всё только начиналось, ведь на базе её ждало уведомление о разрыве контракта с текущим работодателем в одностороннем порядке, без выплаты "отступных" и извинений. Ну да, они ведь не смогли уберечь толстую задницу клиента, пусть и не по своей вине...

[nick]Воля случая[/nick][status] [/status][icon]http://s3.uploads.ru/WlAC8.png[/icon][sign] [/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Отредактировано Манфред Рихтер (2019-11-03 12:25:04)

+4

10

Обратный путь занял куда больше времени, особенно та его часть, в которой требовалось припрятать честно экспроприированное у сепаратистов чужое имущество. К тому моменту, когда Урсула вернулась в свою лежку и приникла к оптическому прицелу поставленной на привычную позицию винтовки, нигеры уже начали волноваться, периодически поглядывая в сторону запертого сортира, но не решаясь тревожить начальство своим любопытством. Какой бы хромой на все лапы не была дисциплина на этом аванпосте, одно правило офицер, видимо, вбил в головы своих подчиненных прочно — не трогать его царственную задницу, пока он занят делами государственными. Нигеры оперативно оттолкали очередной разбитый автомобиль к его мертвым давно собратьям, отволокли тело водителя куда-то в сторону, видимо туда, где уже лежали тела таких же несчастных, познавших на себе все милосердие освободителей ливийского народа, и принялись копаться в трофеях, периодически разыгрывая самое интересное в кости.

Когда-то, давным давно, будучи еще сопливой девчонкой, которая воровала апельсины в чужих садах, Урсула со своими чумазыми уличными приятелями совершила первую в своей жизни диверсию — пробравшись в домик одного противного старика, всегда выражавшего громкое недовольство набегами мелкоты на свои владения, и накрошила в помойную яму около двух килограммов дрожжей. Теплое солнце Греции сделало свое дело очень быстро — наблюдая за последствиями своей «шутки» с безопасного расстояния, оборванцы едва не надорвали животики. Правда с тех пор им приходилось обходить тот сад стороной, ибо вконец обозлившийся старик приобрел ружье, стреляющее мелкой дробью, а выковыривать из своих задниц шарики не хотелось никому.

Солнце Ливии, не менее жаркое, чем греческое, позволило повторить ту диверсию почти точно. Наверное даже превзойти ее по многим параметрам, ибо тогда точно не было трупа, сидящего в сортире, и готового выплыть из него вместе с потоками разбухшего дерьма. Да и самого дерьма было значительно меньше. Но то ли местные сепаратисты отличались излишней говнистостью, то ли дрожжи - какой-то особо ядерной мощностью, финал представления получился воистину впечатляющим. Димитриди мерзко захихикала. Если ганс не согласится с ней, что эта смерть была достаточно дерьмовой, то у него совершенно нет чувства юмора.

Аккуратно свернувшись, женщина бросила последний взгляд на аванпост, сейчас напоминающий разворошенный муравейник и в упор посмотрела в то место, откуда на протяжении всего дня чувствовала спиной чужой взгляд. Естественно ганс не отпустил бы ее одну, без надзирателей. Показав в ту сторону знак «виктория», Урсула, все так же стараясь не попадаться никому на глаза, поползла в сторону города, подальше от оскверненного гнезда сепаратистов. Какой бы успешной не казалась победа, терять бдительность не стоило, пока последний враг не будет вздернут на воротах собственного дома. Мудрость войны, которая Димитриди еще ни разу не подводила. Путь предстоял неблизкий.

* * *

По прибытию в лагерь, Урсула вполне смогла насладиться странными взглядами, иногда кидаемыми в ее сторону от находящихся на базе бойцов. Женщина нахмурилась и передернула плечами. Наверное, наблюдатели прибыли сюда раньше, чем она, и уже успели поделиться тем, что в городе появилась новая инсталляция. А может быть, раздражающим вниманием гречанка была обязана чему-то другому. И стоило это побыстрее выяснить, и сваливать отсюда. Одним из условий, выдвинутых ей гансу было связаться с ее конторой и договориться о транспортировке тела Кузнецова на родину, а ее самой - в расположение своей части. Пожалуй, она начинала уставать от этих арийских рож повсюду.
- Твои наблюдатели остались довольны? - Урсула сцедила смешок, откидывая край брезентового навеса перед входом в командирскую палатку, - Реквизиты для оплаты я тебе сейчас напишу.
Женщина небрежно прислонила скинутую с плеча винтовку к раскладному столу, и прогнулась назад, разминая спину.
- Кстати, как тебя зовут?
Отличное время, чтобы познакомиться. По крайней мере, она сможет на прощание послать его к черту адресно и с указанием фамилии.

Отредактировано Урсула Димитриди (2019-11-03 13:23:21)

+3

11

Манфред изрядно устал за день - координировать действия своих людей, русских и местных горе-вояк было сложно. И дело не только в языковом барьере, непроходимая тупость отдельно взятых аборигенов грозила обернуться парой крупных неудач в самом ближайшем будущем, а это в свою очередь сулило потери. Потери, как водится, были неприемлемы, поэтому приходилось решать проблемы при помощи собственных бойцов, папуасов используя больше для разведки боем и отвлечения внимания. Попутно у него в планах была одна диверсия, один прорыв самопального укрепрайона, небольшая резня, выбивание денег из ливийцев, переговоры с штабом касаемо пополнения... в общем, даже не повоевать самому, отдувался Отто в компании тяжёлой пехоты, щедро навьюченной гранатомётами и средствами целеуказания для здешней и собственной артиллерии. А герр, мать его, капитан - мотался по лагерю между своей палаткой, узлом связи и контрольно-пропускным пунктом, стараясь не думать о том, что где-нибудь в километре уже может сидеть злой снайпер из числа бывших товарищей и выцеливать его физиономию, привычно прикрытую наполовину балаклавой. Впрочем, мыслишки нет-нет, а проскакивали, даже несмотря на выставленные дозоры и то, что подобраться незаметно было бы довольно сложно даже какому-нибудь герою боевика. Из тех, что проникают на секретную базу через услужливо огромную шахту вентиляции, предварительно перемахнув ограждение с грацией хищника из семейства кошачьих. Наверное, это здешняя дурная погода влияет на мозги. Или общение с дегенератами. А то и всё вместе и сразу, приправленное сверху невесёлыми воспоминаниями о временах, когда он ещё не был патентованной мразью и даже не помышлял о массовом применении химического оружия.

Недавно вернулась пара, приставленная следить за гречанкой, так что диверсию из списка дел уже можно было вычеркнуть. Она справилась, судя по видеозаписям, просто великолепно. Настолько, что он не стал возражать против размещения наиболее смачных моментов на популярном видеохостинге с пометками "дерьмовая диверсия" и "лицо ливийской войны - жопа". Теперь оставалось лишь дождаться саму отмороженную бабу, порадовать её, так сказать, новостями с Большой земли. Новости, правда, были хреновыми на редкость - для неё. Труп того здоровенного русского согласились вывезти из страны ближайшим же рейсом, вместе с подранками "Легиона" - то есть сегодня вечером. А вот что касается самой Урсулы, здесь всё куда как интереснее. Разумеется, после анализа произошедшего в штабе было бы недурно поощрить её, но руководство "УайтФайер", по всей видимости, решило от бабы отделаться. Не без лёгкой помощи самого Манфреда, кхе-кхе. В общем, её выкидывали на мороз без сожалений, и тут в дело вступает он, похожий на джинна из бутылки. Ну ладно, не очень похожий. На мужика из палатки больше. Потрёпанного жизнью, задолбанного, угрюмого мужика, который в кои-то веки был без шлема и бронежилета, автомат отставил в сторону и даже лопатку куда-то припрятал. Зато - обзавёлся папкой с какими-то бумагами, самой обыкновенной шариковой ручкой и невозмутимым выражением на физиономии, что было вполне нормальным как в данной ситуации так и почти всегда.
- Дерьмовый из тебя диверсант. Буквально.
Он потрудился подняться из-за стола, на котором аккуратно были расстелены карты и расставлены пластиковые разноцветные солдатики. Пока что - довольно хаотично, что немца явно несколько раздражало. И дело не в его раздолбайстве - там, снаружи, творился бардак почище чем в голове у британского аристократа под наркотиками.
- Золотом возьмёшь? Раздобыл тут по случаю немного. Не до реквизитов сейчас мне, да и тебе, наверное, тоже.
Для человека, неплохо швыряющегося гранатами, прицельно отправить папку в руки гречанки труда, ясное дело, не составило. Наряду с письмом от теперь уже бывшего работодателя и оплаченным счётом за перевозку одного "двухсотого" здесь было и кое-что ещё. В третьем документе, написанном сухим и предельно унылым языком, Урсуле предлагалось пополнить своей тощей задницей ряды ЧВК "Легион" и конкретно отряда Манфреда, первой роты второго батальона. Были там ещё ссылки на какие-то приложения, части из которых, возможно, в папке не отыскалось бы - и много, много пунктов, расписывающих почти каждую минуту её жизни в течение ближайшей пары лет.
- Манфред Рихтер. Твой будущий командир, если ты заинтересована продолжать драть задницы макакам, а не охранять овощной склад где-нибудь в Марселе.
Насчёт склада он, наверное, немного переборщил, но лишь немного. Ребята из "УайтФайер" били себя пяткой в грудь, что испоганят ей репутацию, если с ними не договориться. Ну... он договорился, ясное дело. Но это ничуть не смягчило выражений в их письме. Так было лучше. Немец до того был уверен в своей победе, что лишь с некоторым трудом сдерживался, не торопя фройляйн безработную, чтобы подписала уже, наконец, этот контракт и топала получать положенное довольствие. Впрочем, дело было не только в этой уверенности, ведь в стандартном контракте "Легиона" некоторых приложений не было отродясь, да и мелкого шрифта не водилось...

+3

12

Женщина позволила себе тонко улыбнуться, демонстрируя миру и сидящему за столом немцу ряд желтоватых зубов. В данном случае выданная им оценка звучала настоящей похвалой, и можно было по праву погордиться своей работой. Минут пять, не больше.
- Можешь золотом. Отолью из него статуэтку в виде унитаза, на память о нашем знакомстве.
Немец, однако, шутку не поддержал. Впрочем, его нельзя в этом винить - пускай одна операция и увенчалась успехом, войну они еще не выиграли, а значит проблем у него убавилось незначительно. Вместо ответной улыбки, ганс швырнул в сторону Димитриди папкой, которую она поймала, не скрывая недоумения. Впрочем, сверлить глазами немца было нечего, - на его лице букв не наблюдалось. Буквы наблюдались в документах, в которые гречанка задумчиво уткнулась носом.
Первый документ не то чтоб порадовал, но успокоил ее ноющую, как застаревшая рана, совесть. Тело Димы отправлялось домой, о чем красноречиво свидетельствовала оплата транспортировки. Урсула кивнула себе и своим мыслям, откладывая листок на стол и вскрыла официальную печать на письме от своей конторы, готовая к тому, что ее основательно пропесочат за сорвавшийся, - не по ее вине, черти их имей! - контракт, и назначат точку и время сбора. Но как раз этого она в письме и не обнаружила.

Женщина, вчитывающаяся в мелкие строчки печатного текста, замерла, вытянувшись так, словно ее привязали спиной к позорному столбу. Так она, собственно, сейчас себя и чувствовала - каждая строчка словно хлестала ее по лицу мокрым полотенцем, заставляя щеки гореть от прихлынувшей к ним крови. Теперь уже бывшее начальство не поскупилось на унизительные выражения, вылитые на нее словно из поганого ведра помои. Димитриди, казалось, даже чувствовала тот запах (и это был вовсе не душок от куртки, ибо на момент окончания «дерьмовой диверсии» она была достаточно далеко от места ее дислокации). Стало нестерпимо душно, словно в глотку ей вогнали омерзительно пахнущую тряпку-кляп. Урсула потянула себя за ворот куртки, хватая губами воздух, а после и вовсе сбросила ее прямо на земляной пол, оставаясь в одной легкой майке, промокшей от пробившего женщину нервного пота. Это была не первая ЧВК, с которой ей приходилось прощаться, но еще ни разу на ее памяти это не было так унизительно. Даже когда она, под презрительными и насмешливыми взглядами покидала «Ландскнехтов», с клеймом «подстилка, оставшаяся без хозяина» горящим между лопаток, ей не было так хреново. Дочитав последнюю строчку, в которой ей издевательски сообщали, что о ее некомпетентности не будет внесено в документы лишь потому, что за нее поручились, Димитриди уже знала, что ей предстоит прочитать дальше. Контракт.

Текст перед глазами слегка плыл, а голова кружилась, словно Урсуле не повезло заработать солнечный удар. Димитриди почувствовала, как где-то в груди лопнула натяженная струна, больно ударяя по ребрам изнутри. Почему-то захотелось не то завыть, не то выматериться так, что даже у этого привычного ко всему ублюдка мозги вытекут через уши. Но вместо этого она молча вчитывалась в мелкий текст. По всему выходило, что ее в очередной раз «продали», не особо спрашивая ее на то мнения. И судя по скорости подготовки контракта, он решил это уже давно. Урсула прекрасно понимала легионера - в данной ситуации ему действительно любой ствол пригодится, а ее задание, судя по всему было проверкой навыков и предлогом сплавить ее подальше, пока решались дела с документами. Но менее паршиво ей от этого, почему-то, не становилось. Женщина аккуратно положила папку к другим документам и слегка пошатываясь вышла на улицу. Ей срочно требовалось глотнуть свежего воздуха. Унижение смешивалось с жгучей злостью и ледяными иглами собственного бессилия. Женщина стояла, сжимая и разжимая кулаки в ритме биения собственного сердца, сейчас подкатывающего к глотке. Обернувшись на шаги за спиной, она уперлась взглядом в лицо Рихтера. Отвратительное, надо сказать, лицо. И дело было не в том, что он был страшен как тот русский, Бес. Наоборот, ничего отталкивающего в его физиономии не было. Но выражение - снисходительно-ожидающее, словно он уже купил ее и теперь ждет только подписи, точно зная, что она там появится, подействовало на гречанку как удар под дых. Пусть катится в пекло. Пусть катится! Она заработала достаточно денег, чтобы доживать свои дни где-нибудь на берегу моря, ни в чем не нуждаясь. И пусть не считает себя ее спасителем от унизительной для нее работы. Ничего по-настоящему унизительного для нее уже не будет никогда, она не раз ныряла в такое дерьмо, по сравнению с которым сегодняшнее происшествие на окраине Ваддана покажется фонтаном на минеральных источниках. Колючий шар бессилия, разрезающий ее изнутри, требовал выхода. И нашел его - Урсула сделала резкий шаг вперед. Она еще успела увидеть тень непонимания в серых глазах, прежде чем ее твердый кулак оцарапало короткой щетиной.

Отличный способ познакомиться с новым командиром, Наяда. Добро пожаловать в «Легион».

Эпизод завершен.

Отредактировано Урсула Димитриди (2019-12-20 14:53:21)

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 21.12.17. Не щебечет дохлый щегол