По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 25.12.17. For Whom the Bell Tolls (spin-off)


25.12.17. For Whom the Bell Tolls (spin-off)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 25 декабря 2017 года
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: 21:00
4. Погода: Небо затянуто свинцовыми облаками, едва ощутимый ветер треплет оголённые ветки неухоженных деревьев гетто, старые вывески и гоняет по асфальту пожелтевшие выпуски газет, температура держит на уровне  +35-37 °F.
5. Персонажи: C.C., Мао
6. Место действия: 11 сектор, гетто Инаги, заброшенный храм. Это невысокое одноэтажное здание, к которому ведёт выложенная поросшим мхом камнем широкая тропинка. Вдоль неё, на обочине дорог, стояли, точно одинокие стражи, часовенки на длинных полутораметровых шестах, а по мере приближения к храму можно было заметить небольшую табличку у каменных ступенек, ведущих ко входу. Название храма уже давно стёрлось, но немного информации сохранилось. В частности, можно было без проблем узнать о том, что под храмом находится сеть туннелей, объединяющих кельи синтоистских монахов, живших при храме, пока он ещё функционировал. Внутри самого храма сохранились разве что небольшие сломанные лавочки, а вход в туннели был ничем не прикрыт — за сломанной дверцей в углу помещения находились ведущие вниз деревянные ступени.
7. Игровая ситуация: Спин-офф эпизода 25.12.17. For Whom the Bell Tolls, раскрывающий правду о том, что произошло между Мао и С.С.
8. Текущая очередность: По договорённости

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+3

2

Облака проплывали над городом, ещё больше затягивая небосклон и превращая некоторые районы 11 сектора в превосходные декорации для какого-нибудь посредственного фильма ужасов. Она лежала на крыше, запрокинув руки за голову, и смотрела в хмурые небеса вот уже около часа и размышляла. Мысли текли размеренным потоком, перетекая одна в другую как сизые облака, перекрывающие собой небосвод... и, если бы имели цвет, были бы с ним схожи.
Утром уходя и закрывая за собой дверь, понимала, что уже никогда не вернётся обратно, не имела никаких конкретных планов, только понимание, что это больше не ее путь.
Так она никогда не достигнет своей цели.
Так не может быть построен лучший мир.
Так не может больше продолжаться...
«Никакой надежды...»
За свои 600-700 лет ей пришлось насмотреться на многое... Сотни войн. Человеческие жертвы, приносимые «во благо» и «ради идеи». Какие-то были действительно оправданы, но большинство шли на удовлетворение человеческого честолюбия. Костры инквизиции. Жанна Д’Арк... Борьба за чистоту веры. Самыми смешными, наверно, были Крестовые походы. Вот уж действительно отличная маскировка для грабежа и куда более действенная чем набеги викингов. Те хоть не скрывали, что они, по сути, воры. Сотенные и тысячные армии. О большинстве событий, которые несли самые глобальные изменения на политической арене, она только читала, но и этого хватило, чтобы понять, что человеческая натура всегда одинакова. Из столетия в столетие менялось только вооружение. И вот теперь новый виток истории и она в самом центре. Скука смертная...
Ведьма села, прижав к груди колени и положив на них подбородок. Закрывая глаза, она все ещё продолжала «видеть» того, кто стоял за всеми этими похищениями студенток. Безумными и совершенно бесполезными с тактической точки зрения. Смски вызвали в штаб-квартире нешуточный переполох. Анониму, как порядочному пауку, оставалось только спрятаться в городе, стать невидимым для всех, и ждать. Зеро сделал бы по другому... 
- Наверно стоит поторопиться...

Сойдя с крыши многоэтажного дома где-то на границе Нео-Токио и гетто Синдзюку, зеленоволосая направилась в сторону железнодорожного вокзала. Скоростной поезд должен был доставить ее в ближайший к Инаги сектор. Самый ближайший - Тёфу. Следуя за толпой и мельком глянув на расписание, на нужной платформе погрузилась в вагон. Скучающий взгляд сквозь окно провожал убогие городские кварталы 11 сектора. Дома мелькали туда сюда, сменяли друг друга, то исчезая в дали, то вырастая совсем близко. Электронный голос объявлял о времени прибытия на очередную станцию или называл следующую. На нужной человеческий поток вынес девушку на платформу и распался во все стороны, как волна на берегу. С.С. постояла немного, чтобы удостоверится, что никто из сильно самостоятельных членов Ордена не решил по собственной инициативе присмотреть за взбалмошной бессмертной. Все может быть и с этими людишками никогда не можешь быть в чём-то до конца уверенной. Дальше пошла пешком низко надвинув кепку на глаза и не встречаясь ни с кем взглядом. Просто скучающий прохожий. Такой же как все. Нет. Не такой же. Я все ещё не могу умереть...
С каждым шагом ОН становился все ближе. Когда показались ступени, ведущие к храму, Ши-цу замедлилась. На самом деле возвращаться было откровенной глупостью. Никогда не делала и зачем было начинать? Неужели придётся признать, что в бессмертном сердце начали проявляться какие-то отголоски чувств к Шарли и остальным студентам Академии? Или ей просто стало жалко похищенных девочек? А тогда что же такое жалость, как ни вновь просыпающаяся чувствительность, которая притупляется с годами?? Да ну! Глупости какие!
Дорожка вела к одноэтажному зданию храма, площадка перед которым уже давным давно превратилась в филиал помойки - с новоделом не спутаешь. Мимо пролетел пакет...или лист газеты...или ещё что-то квадратное с ободранными краями, слабо идентифицируемое. От подобного зрелища девушку слегка передернуло.
- Как это все глупо....
Каменная кладка, заросшая травой, вывела к темному провалу, раньше бывшему входом в место для молитв. Жалкое зрелище. Время не щадит никого.
- Что за цирк ты устроил? - шипение сквозь зубы.
Желания лезть в туннели не было совсем. Уходящие вглубь ступени не внушали никакого доверия. Первый шаг - пробный. На удивление храм строился качественно и даже пережив разрушения во время войны и запустение не напоминает дряхлую развалину. Ну только если внешне. Фонарик с собой захватить она не догадалась. Идти на ощупь было весьма мерзко - под пальцами нащупывался влажный мох или что там еще может водится в сырых подземельях. В конечном итоге лестница привела в лабиринт из старых помещений. Шаги при спуске отражались от стен равномерным гулом. Скорее всего он ее уже слышит. Нет смысла идти дальше.
Она присела на последнюю ступеньку.
- Меня ждёшь?....Мао.

Отредактировано C.C. (2019-09-08 21:11:50)

+12

3

Вдох.
Выдох.
Он дышит полной грудью, наслаждаясь каждой секундой, проведённой в всепоглощающей тишине. Ему настолько хорошо, что даже жаль своё решение назначить встречу здесь. Оно бы могло стать отличным домом для него на время поисков Шицу, как уже стало домом для царящих здесь пустоты и умиротворения. Тут тебе ни людей, ни их суетных мыслей, ни лжи, что ржавой цепью сдавливала грудь. Но в глубине души он надеялся... Надеялся на то, что это — конечный пункт назначения во всей этой истории. Что Каллен Кодзуки сделает правильный выбор. Эта девчонка, что строила из себя тихоню днём, а ночью превращалась в машину для убийств в руках опального принца Лелуша, была слишком уязвима без своего лидера. Разум в её голове сейчас всё равно, что оружие в трясущихся руках загнанной в угол жертвы. Никто не скажет точно, когда оно выстрелит. В остальном же место идеально подходило для финальной части плана: подземные лабиринты на приличной глубине лишь дополняли отдалённое расположение храма от населённых пунктов. В отсутствии информационного шума из мыслей сотен людей приближение любого человека не останется незамеченным от пытливого ума Мао. Ему хватит нескольких секунд, чтобы понять всё о чужих намерениях, и дальше действовать по ситуации. Никто не помешает. Здесь он неуязвим. И даже больше: наконец он слышит собственные мысли без помех.
Мао открывает глаза и встаёт с пыльного пола, и тянется руками в стороны, вращает шеей, чувствуя, как кровь приливает в голову. Сколько он просидел здесь, застыв в позе лотоса, и отдавшись незримому покою? Мао крутит головой, пытаясь отыскать ответ в тёмных углах старой кельи. Но его нет нигде. А затем он опускает взгляд, натыкаясь на едва различимый силуэт Ширли Феннет. Он уже и забыл, что она здесь — настолько отвык от отсутствия роя мыслей, кружащихся в его голове. Мао делает несколько шагов к кровати девочки, протягивает ладонь и с благодарностью касается щеки Ширли.
— Это судьба, — шепчет Мао, и ему начинает казаться, что он даже слышит эхо своего голоса. — Как жаль, что ты этого понять никогда не сможешь. Столько лет ты жила, гоняясь за призраком идеальной жизни, которую сама себе выдумала, за призраком Лелуша, который стал твоим идолом. Столько раз жизнь била тебя и кидала в пекло. Но всякий раз ты выбиралась из него, но не била в ответ, а лишь подставляла вторую щёку. И всё лишь ради того, чтобы исполнить своё предназначение. Ты станешь моим Спасителем. И пусть же была распятаю не единожды, но воскресшаю на третий день.
Мао облизывает губы и наклоняется к Ширли, нависая над самым её ухом.
— Я дарую тебе новую жизнь, — пугающий шёпот находит ответ, и на мгновение Мао слышит отголоски её внутреннего голоса. — Спи. Спи... Я тот, кто не обманет.
Он делает шаг назад, не смея боле потревожить её покой. Какое-то время он стоит на месте, искренне любуясь её силуэтом в последний. Потому что уже скоро всё случится и его грехи будут отпущены.
Возможно, именно поэтому Мао не сразу замечает тот момент, когда всё вдруг резко переменилось. Как мир этого мрачного подземелья вдруг стал другим. Как его в одночасье наполнила жизнь. Он понял это, когда окончательно оторвался от созерцания мирно спящей под действием опиатов Ширли. Мао всё ещё не слышал никаких мыслей, иначе бы среагировал моментально, и даже не сразу понял, что же именно изменилось. Воспоминания захлестнули его, и давно потерянное чувство теплоты и близости овладело сердцем. Поначалу Мао даже посчитал, что ему кажется — настолько незнакомым показалось это чувство. Но уже после, от секунды к секунде, стал понимать, что это ему вовсе не чудится, и всё происходит взаправду.
— Ши... Шицу? — дрожащими губами бросает он в пустоту и, сам того не замечая, делает несколько шагов в сторону тускло освещённого коридора. — Ши... Цу?
Любые попытки взять себя под контроль оборачиваются для него провалом. Он даже понять не может, почему вдруг почувствовал её так близко, но категорически не услышал мыслей Кодзуки, которая должна была привести её с собой.
Потому что теперь это было совершенно не важно.

+10

4

В тоннелях отдавало сыростью и плесенью. И еще было прохладнее, чем на поверхности...
Развернутся и уйти. Пока еще не поздно все изменить.
Поздно...слишком поздно. Ты уже закрыла для себя ту дверь. Теперь нужно открыть следующую...

Впереди коридор был также пуст. Сидеть на одном месте уже начинало попахивать идиотизмом. Ориентируясь на внутренний маяк, она направилась вперед, иногда касаясь пальцами стен. Звук шагов отражался от стен и устремлялся вперед, обгоняя гостью. С каждым шагом позади оставались ряды дверей, иногда сменявшихся ответвлениями коридоров. Темные рукава уходили вправо и влево, змеились и уводили все дальше под землю. Впереди, если верить ощущениям, уже скоро должна показаться нужная дверь. Ведьма чувствовала его все ближе.
Шаг.
Второй.
Третий...
Ладонь легла на прохладное дверное полотно.
Мягкий толчок. Скрип петель.
Комната, в которой прятался Мао была такая же, как и многие другие здесь. Шицу не видела их, но могла точно сказать, что монахи не отличались креативом при создании своих храмов. Из века в век план постройки подобных храмов был типовым, а если отличались, то незначительно. Те же сводчатые стены, минималистичность обстановки и налет запустения.
Вошла и подперла спиной стену около входной двери.
- Я была лучшего мнения о тебе. - на кровати напротив двери лежала Ширли. Живая. Ведьма подошла поближе и всмотрелась в лицо похищенной студентки -Не думаешь, что это как-то...перебор?
Девочка лежала на койке. Спит или без сознания? Она лежала такая безмятежная. Такая невинная. Школьная форма слегка помята. На лбу пролегла мелкая морщинка, как будто ей снится дурной сон. Случайная жертвенная пешка в чужой шахматной партии, которая еще не раз примерит на себя эту роль.
Тебе правда ее не жалко, Лелуш?

+11

5

В тот миг, когда она появилась на пороге, сердце Мао, мир вокруг, даже потоки едва ощутимого сквозняка, заползающего под изрядно испачканную белую одежду — всё замерло. Время замедлило свой ход, стало вязким, а в центре это временного потока — они двое. И больше — никого не нужно.
— Что ты! — сладкий, мелодичный голос Шицу наполнил тёмную комнату жизненным трепетом, и Мао, как по мановению волшебной палочки, ожил — жаль только, что магии не бывает. — Конечно же нет!
Самое страшное, что он искренне так считал. Девочка-студентка, накачанная наркотиками, балансирующая на грани между бессознанкой и агонией — обыденность. Ничего необычного.
— Я ведь не убивал невинных! — Мао мямлил, сбивался, приложив руки к груди и наклонившись вперёд, глаз не спуская со своей ненаглядной, то и дело смахивая со лба проступавшие капельки холодного пота. — Только тех, кто угрожал нам! Я хорошо подготовился! Я всё продумал! Прямо, как ты учила, когда я был ребёнком, помнишь? Всё-всё-всё продумывать наперёд! И я справился! Справился!
Детской, по-настоящему искренней радостью сиял Мао с первых минут воссоединения. И радость эта струилась из него через сбивчивые губы. В душе он ликовал, и держать в себе ликование сил никакого не было: столько лет, столько времени он ни с кем не мог поговорить по-душам, чтобы показать свою боль и одиночество. А теперь... Теперь она здесь! Он знал! Он верил! Верил до последнего, что сможет отыскать её! Сделать всё красиво — так, чтобы до конца жизни запомнить, какой бы короткой она не оказалась!
— Ах, моя милая Шицу... — Мао резко замер и замолк, чувствуя, как начинают дрожать его губы. — Мне было так грустно и одиноко, когда ты исчезла из моей жизни. Сутки напролёт я ни о чём не мог думать больше, кроме как о тебе! Никогда, как в первые дни разлуки, я не ощущал себя настолько одиноким! Я так хотел тебя найти и... Нашёл. Это стоило мне... Неважно, чего это стоило!
В этот момент он почти готов был упасть на колени перед ней. Его ничто не остановило это сделать — он просто забыл, перескочив от одной мысли к другой.
— Целый мир ничем не смог бы расплатиться перед тобой! — с придыханием сказал он и набрал в грудь побольше воздуха одним шумным вдохом. — И я бы бросил его к твоим ногам, если бы было нужно... Так глупо всё. Так глупо, моя милая Шицу... Я ночами размышлял: что же я скажу, вновь оказавшись перед тобой. И вот теперь я стою здесь, совершенно не зная, что говорить. Ненавижу слова. Эти слова вечно крутятся в моей голове: мои, чужие — даже тогда, когда я это не хочу. Всё это время мне так не хватало тишины, и есть лишь один человек, который может разделить её со мной... Моя... Милая Шицу...
И эти тихие, наполненные нежностью слова напоследок — такие особенные для него самого слова, что шли из самого сердца, прошелестели в тишине, теплотой и любовью пронизывая холодную вечность, заложниками которой были они оба.

Отредактировано Мао (2019-10-02 02:51:01)

+10

6

Ведьма всматривалась в лицо Ширли. Что же она там пыталась увидеть? Подтверждение, что пленница не скопытится, если вовремя не оказать помощь? Почему она вообще что-то должна этой девчонке? Они не друзья. Никогда не были и вряд ли когда-то будут. Бессмертные плохо понимают понятие дружбы. То, что для таких как Ширли вечность, для ведьмы и ей подобных - мгновение. Простые знакомые, которых свело стечение обстоятельств. Подобных встреч - миллионы. Почему именно сейчас ей не все равно, что случится с этой конкретной девушкой. Нельзя не признать, что за время, проведенное вместе со студсоветом, ведьма прониклась к этим смертным симпатией.
Ты становишься сентиментальной. Это смешно!
- О, правда? Интересно чем может навредить нам она... - бровь изогнулась непроизвольно. Кивок в сторону девочки в отключке. - Я рада, что ты помнишь мои уроки.
Рано или поздно прошлое всегда настигает тебя...как далеко бы ты не ушел. Как глубоко не спрятался бы...
Зеленоволосая перевела взгляд на того, кто устроил все это безобразие. В его глазах плескались любовь, близкая к мании, безграничное обожание и восторг...

Многими годами ранее
Пальцы перебирали пряди на голове только что задремавшего мальчишки. Сирота. На другого она бы не обратила внимания. Неправильным было бы забирать ребенка у родителей, даже если ты одинока уже более 600 лет. Более 600 лет скитаний. Может быть сейчас можно будет остановится? Здесь и сейчас она нужна. Ему нужна.
Шелковая прядь прошла сквозь пальцы. Ребенок только устроился по-удобнее и инстинктивно прижался к ласковой руке. Губы девушки невольно растянулись в улыбке. Она перевела взгляд на небо, где ярко светило солнце. Неподалеку от их места отдыха шумела небольшая река, а с поля ветер доносил запах летнего разнотравья. Умиротворение и отсутствие людей - то, что надо мальчику совсем недавно получившему новую силу и еще плохо ее контролирующему.
- Что же нам с тобой делать?- еще одна прядь прошла сквозь пальцы.
Мао завозился рядом и почти сразу затих. 
Как сейчас перед глазами Шицу стояло лицо мальчика. Детская радость и неподдельный восторг от осознания своей исключительности. Что теперь он умеет что-то чего не умеют другие.
- Помни о последствиях использования своей силы. Нельзя использовать ее бездумно. Всегда просчитывай варианты развития событий.
Первая услышанная мысль. Затем другая. Попытки "прочитать" больше одного человека за раз. Каждый новый успех как маленькая личная победа. Успех окрыляет. Успех лишает осторожности. Оживленная улица. Попытка проверить предел своих возможностей и его полные ужаса глаза. И слезы... Ведьма снова видела, будто это повторяется, как он хватается за голову. Как пытается заткнуть уши, но ничего не выходит. Прохожие оборачиваются или косятся. Кто-то предложил помощь, но Шицу только вежливо отказалась. Единственным, что могло ему тогда помочь - замкнуть его способность на ней. Переключить внимание Мао на ее голос, чтобы он выделил только один из множества. Она бормотала что-то успокаивающее. Несла всякую чушь, которую когда-то слышала у смертных. Так они кажется утешали своих близких когда им было плохо.
Где-то вдали запела птица. Еще одна прядь скользнула между пальцами. Спи...мы что-нибудь придумаем...

Сейчас
Воспоминания, которые столько лет находились где-то в отдалении, мысли, к которым столько лет она не возвращалась, захлестнули сознание. На мгновение она вновь увидела того мальчика, которым он был когда-то. Некоторых усилий потребовалось, чтобы отправить их обратно в кладовую памяти. Пришлось проморгаться, чтобы снова вернуться к реальности.
- Мао... - несколько шагов и пальцы коснулись щеки молодого человека - Конечно ты справился. Надеюсь, что ты правильно рассчитал дозу для этой девушки, чтобы она не отправилась в мир иной до того, как ей помогут.
Голос был тих и спокоен. Так обычно разговаривают с детьми или особо буйными душевнобольными. Я помню, что обещала всегда быть рядом с тобой...Но это никогда не могло длится вечно.
- Ты позвал меня таким странным способом и вот я здесь. -  Шицу обвела рукой келью  - И что теперь? Что было дальше в твоем плане? Сидеть здесь и изливать друг-другу душу? - перекатилась с пятки на носок и обратно.
Что-то похожее она как-то видела в одном сериале, который смотрела в комнате отдыха на базе Ордена. Там люди, которые не виделись годами после встречи заливали друг друга слезами и клялись всегда быть рядом. Ведьме тогда показалось это несусветной глупостью, т.к. ничего в этом мире не вечно. Разве что кроме кода.
Сейчас я здесь. Но надолго ли.

+10

7

Слушая елейный голос, Мао замер и, как заговорённый, какое-то время слушал её молча, а затем просто не отвечал, наслаждаясь хрупкими мгновениями, которые могли звонким хрусталём рассыпаться от малейшего шороха. Не дыша, он смотрел на неё с безумной полуулыбкой, застывшей на зардевшимся белом лице.
План? Что дальше в плане?
Он был гением. Не родился, но гиасс сделал его таким. И в то же время он продолжал оставаться безумцем. Бегущим за ревущим автомобилем бешеным псом, который не знает, что будет делать, когда наконец догонит его.
— Давай уйдём отсюда, — самозабвенно предлагает он, подаваясь вперёд. — Сбежим: только ты и я. Туда, где никто не сможет помешать нам быть счастливыми! Где не будет боли, где воюющие дураки не смогут нас достать! Только... Только закончим здесь, да?
Выставив ладони, Мао подошёл к койке, на которой продолжала неподвижно лежать Ширли, а затем коснулся ладонью её рыжих растрёпанных волос, осторожно проведя по ним до затылка.
— Я позвоню в полицию, когда мы выберемся, и они найдут её, — с придыханием сказал он, убирая руку. — Она выкарабкается. Обязательно выживет! Я всё рассчитал! Я всё знал о ней: вес, рост, распорядок дня, режим питания! Вымерил всё до последнего миллиграмма!
Мао говорил это с такой гордостью, как говорит школьник, победивший в городской олимпиаде, непроизвольно вкладывая в слова столько честности и искренности, сколько ни у одного судьи никогда не было. Он говорил, и продолжал влюблённо, впав в забытие, смотреть на девушку, которую любил больше всего на свете. И, если бы её любовь стоила гибели всего мира, и даже его самого, то Мао без раздумий нажал на кнопку.
— Сбежим... Сбежим? Сбежим! — повторил он несколько раз, в предвкушении хихикая сквозь зубы. — Давай? А давай! Далеко сбежим, так далеко, что никто, никто не найдёт ни тебя, ни меня!
Его слова, воодушевлённые и по-детски требовательные, повисли в воздухе.

+6

8

Ну как маленький, честное слово!
Шицу закрыла глаза, глубоко вдохнула и очень медленно выдохнула. Досчитала до десяти. Парень как будто и не вырос. Радовался как ребенок новому блестящему трактору, которого ему на какой-то праздник подарили родители. Правда вместо игрушки - зеленоволосая, а вместо праздника - организованное похищение живого человека. 
- Конечно уйдем, - она подошла и взяла его лицо в ладони. Мягко, но достаточно крепко, чтобы парень смотрел на нее и не отворачивался. - но не очень далеко. Нет необходимости уходить далеко.
Как змею гипнотизирует музыка, так и С.С., смотря в глаза Мао, давала понять, что ее слова сейчас единственно правильные. И для того, чтобы было как раньше, не обязательно прятаться на другом конце планеты.
- Нам достаточно оставаться в стороне и следить за развитием событий, происходящих вокруг. Правда же? - она взяла его руки в свои. - Нам сейчас просто нельзя уходить далеко. Я хочу увидеть что Лелуш сделает дальше. Как поступит.
Шаг. За ним другой. Она говорила и тянула мужчину за собой к двери.
Выходя из комнаты, Ведьма оглянулась на уже бывшую заложницу. Та продолжала спать. Не подавала признаков жизни, но и поводов для беспокойства тоже не наблюдалось. Можно было подумать, что она просто сильно устала и прилягла вздремнуть на часок-другой...если бы не окружающая унылая обстановка.

Скорее всего тебя уже ищут и какой-нибудь неравнодушный член Ордена решился на операцию в одиночку, не зная кто его или ее противник. И скорее всего тебе осталось не долго здесь находится.

Стук каблуков отражался от коридоров. Легкий прохладный ветерок подул в лицо, когда парочка поднялась на поверхность. Уже совсем стемнело, а в ветвях оголившихся перед зимой деревьев шумел ветер. Достала мобильник. 20:18 - высветилось на дисплее. Новых сообщений или пропущенных звонков ни от кого не было. Да и кому писать? Из штаб квартиры телефон она захватила скорее по привычке, чем действительно из-за необходимости.
В начале тропинки к храму показался некто. И он быстро приближался. Шицу и Мао стояли ближе к стене здания и тень скрывала их от глаз посторонних. Девушка приложила палец к губам как бы говоря "молчи", а потом кивнула за угол "иди за мной" и сама пошла в ту сторону. Тень от прохудившейся крыши позволила скрыться и понаблюдать за новым гостем.
Каллен Козуки. Ожидаемо, ведь девчонка учится в той же Академии. Вот она достает телефон и разочарованно убирает обратно. Бегло осмотревшись и оценив ситуацию скрывается в подземельях храма.
Дальше смотреть было не интересно.
- Пора уходить. Идем. - и направилась к дороге. Оборачиваться бессмысленно - бессмертная была уверена, что Мао последует за ней.

+8

9

Конечно.
Конечно!
— Конечно, — Мао покорно улыбнулся ей, а в глазах сверкнула лезвием ножа отточенная хитрость. — Мы останемся здесь... Ненадолго. Прямо сейчас мы и не можем сбежать туда, куда я хочу: уютный одинокий домик на берегу возле океана в Новой Зеландии. Видишь ли, я тут совершенно неспециально и узнал, что твой бывший новый друг по несчастливой случайности решил расширить зону влияния своей шайки-лейки.
Мао покинул камеру сразу за Шицу и, еле слышно ступая по каменной кладке туннеля, чуть ли не на цыпочках, будто бы боясь спугнуть привалившее счастье, словно щенок на поводке, последовал за ней, борясь с желанием воспрепятствовать ей и прибегнуть к плану "Б". Однако пока он... Решил не вмешиваться. Ему хотелось понять: оправдает ли она его в меру мирный вариант решения вопроса, или же вынудит потянуть за триггер? Время покажет.
Ты связалась с плохой компанией, милая Шицу. И назад ты больше не вернёшься. Никогда.
Выбравшись наружу, Мао ненадолго замер, остановившись рядом с Шицу в укромном затенённом месте поодаль старых надгробий, стоило только ему ощутить мыслеприсутствие Каллен Кодзуки, спешившей к нему на встречу. Да, как он и думал. Лелуш и его подопечные не умеют играть по правилам. Сплошная беда с этими орденоносцами недоделанными.
Маленькая помидороволосая дрянь.
Вздумала голову дурить? Ха! Не выйдет. Мао всё знает! Всё слышит! Паршивым лживым мыслишкам не укрыться в скудоумной черепной коробке. Ложь — вот и весь удел Каллен и ей подобным. Никуда не нельзя деться. Она хуже болезни, что заменила собой все существующие у людей защитные реакции. Зачем думать, зачем пытаться быть человеком, если можно легко и непринуждённо соврать?
Мао уже давно разочаровался в людях. С тех самых пор, как Шицу наградила его Гиассом, он осознал, среди кого он всё это время жил. Корысть, зло, обман и ничего светлого. И по злой иронии единственный встреченный Мао человек, лишённый этих качеств, не считая Шицу, Шарли Феннет, оказалась втянута в эту историю. Вся её жизнь напоминала мученический ад, и Мао искренне жалел, что заставил её пройти по всем его кругам снова, обрекая на новые страдания. Бедная девочка. Если бы только она знала, в кого влюблена. Если бы только она знала, кто скрывается под маской... Да нет. Ничего бы не изменилось. Такие, как Шарли, любят всем сердцем: не за что, а вопреки.
— Теперь — точно пойдём, — Мао разочарованно вздохнул, но его тон оставался всё таким же нежным и тёплым, а затем отошёл в сторону, взглядом окинув окружавший храм плотный лес, с понурым видом кивающий ему ветвями. — Нам здесь больше нечего делать. У меня есть временное убежище в гетто Синдзюку — после зачистки, устроенной Кловисом, оно так и не восстановилось. Большая часть японцев покинули его территорию. Остались только самые отчаянные. Тихое, спокойное место. Как я люблю.
Обернувшись, он увидел, что Шицу уже направилась к дороге, ведущей вниз с холма, где расположился храм. В это время суток людей на улицах гетто уже не бывает, так что до нужного места они доберутся с комфортом даже пешком, пускай и затратив изрядное количество времени, ведь даже вечность рядом с Шицу Мао покажется мгновением.

Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 25.12.17. For Whom the Bell Tolls (spin-off)