По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(discord: punshpwnz)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Для размещения ваших баннеров в шапке форума напишите администрации.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn VI. Turmoil » 20.12.17. Привет из прошлого


20.12.17. Привет из прошлого

Сообщений 41 страница 44 из 44

1

1. Дата: 20 декабря 2017 года
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 15:00
4. Погода: Декабрь в окрестностях ливийских городов Самну и Ваддан — комфортен для большинства тех, кто прибывает сюда из Европы. Всё, к чему нужно привыкнуть — к песчаным бурям и почти полному отсутствию осадков. Термометр показывает 23°С, ветер достаточно сильный, так что среди снайперов работать в таких условиях смогут лишь самые большие профессионалы. Впрочем, к вечеру ветер обещает стихнуть, а температура — упасть на 4-5 градусов. Других изменений, согласно предсказаниям синоптиков, не предвидится.
5. Персонажи: Химера, Карл Воллен, Шарам, Артур Леман, Манфред Рихтер, Урсула Димитриди, Отто
6. Место действия: ЕС, Ливия, Ваддан; Военная база к западу от Ваддана
7. Игровая ситуация: После столкновения с боевиками на территории города и освобождения штаба, легионеры, сражавшиеся на территории штаба, успешно переместились на военную базу войск ЛОА. Остальные пока что находятся в городской черте. Спасённый министр обороны, оклемавшийся после боя, приходит в себя в лазарете. На базе усилены режим и контроль. Связь с подразделением Нозоми, отправившейся к соседней цели, всё ещё отсутствует.
Командир от первого батальона, Бес, планирует дождаться окончания боёв в Ваддане и отправить разведчиков с целью выяснить, что случилось с дальневосточными коллегами. В это же время в штаб возвращается Шарам: ей явно есть, что сообщить своим товарищам.
8. Текущая очередность: Sharam Nnaji, Vladimir Makarov, Манфред Рихтер, Arthur Lehman, Урсула Димитриди. Химера и Карл вступают в эпизод только после окончания своего эпизода. До того момента считается, что они продолжают сражение. В идеале очерёдность можно пропускать, чтобы не затягивать эпизод. Также по истечении отведённых семи дней я буду передавать ход следующему игроку, если меня не попросят об обратном.

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+4

41

[indent] Секунда. Две. Три. Четыре. Взрыв, пыль, гром и хаос, от которых нутро невольно сжимается в трепете перед извергающейся как из адского пекла мощью. Не дыша и не двигаясь, Шарам видела, как разлетаются стены и падает пол здания, где ещё чуть больше часа назад она вершила свои тёмные дела. И какое-то особенное чувство не то удовлетворения, не то закрытого навсегда гештальта испытываешь, когда исчезают навсегда с лица земли места, оставившие на тебе свои кровавые отпечатки.
[indent] В скором времени дымовая завеса рассеялась, а пыль спала. Что ж, вот и всё. Не зря она спрыгнула с бронетранспортёра и, следуя зову предков, направилась туда. И теперь её маленькое дельце здесь, наконец, завершилось. Быстрее, чем ожидалось. И куда радикальнее, чем она рассчитывала. Но таковы были наёмники «Легиона». Да и не только они: статистика говорит, что на войне выживают самые беспринципные. А ещё — самые лицемерные. И куда реже просто хитрые. Потому что чаще всего хитрость очень тесно граничит с излишней самоуверенностью, которая рано или поздно может сыграть злую шутку с кем угодно.
[indent] Воспользовавшись ситуацией, Шарам бегло проверила помещение, ненадолго убрав от лица бинокль, прислушалась — нет ли шагов за дверью, а после вернулась к осмотру местности. Здание было разрушено не полностью и часть его всё ещё возвышалась, пусть и невысоко, над этим холмом, и внутри могли остаться противники, которых куда полезнее взять живьём. Мамба принялась к изучению развалин, то и дело натыкаясь на видневшиеся из-под трухи и бетона тела людей. И вот она снова замерла. Не поняла сразу: кажется ей, или?..
[indent] — Mba...... —  прошептала он, чувствуя, как само её дыхание пропитывается ужасом. — Этого не может быть... Нет! Kedu ihe ị mere?! Gịnị ka anyị mere?!
[indent] И тут же она сорвалась с места, перебираясь через окно, упираясь ногами в стену и неуклюже скользя по ней, чувствуя, как лицо наливается кровью, а пальцы на ногах начинает колоть. Приземлившись на песок, Мамба что есть сил помчалась к завалам, понимая, что увиденное — правда. Что глаза не врут.
[indent] Как это могло произойти? Неужели всё это время в здании находились не только сепаратисты? Неужели они привлекли на свою сторону ещё и детей? Или это были мирные жители?
[indent] Мысли в голове Шарам путались. Она не знала, что думать. Да это было и не важно. Важно лишь то, что совершённой ошибки уже нельзя исправить. А ведь она хотела. Она хотела провести повторную разведку! Но приказы... Приказы не обсуждаются. Да и не позволил бы этого Бес. Никак не позволил. Она сама виновата. Если бы только она не злила его до этого... Слова командира врезались в память, ударяли в голову сильнее трубки, которую в её племени раскуривали во время обрядов.
[indent] Минуя легионеров и игнорируя крики о том, чтобы она остановилась, Шарам взобралась на холм и приблизилась к изорванной взрывами пластида изгороди и, перебираясь через обломки, спеша и спотыкаясь на ходу, кинулась к ближайшей к ней маленькой руке, торчавшей посреди этого хаоса. Разрывая в кровь перчатки и ладони об острые края бетона, кирпичей и арматуры, Шарам стала разгребать завалы, матерясь и ругая на своём родном языке всё: себя, командование, сепаратистов и эту чёртову войну.
[indent] И вот она замерла. Представшее перед ней окровавленное тело ребёнка лет десяти с застывшей агонией на лице, раздавленной к труху грудной клеткой, перебитым затылком и теменем, заставило её отпрянуть назад, упасть, упираясь лишь на руки, и смотреть, смотреть, смотреть на то, к чему она косвенно приложила руку своим бездействием. Она осмотрелась по сторонам, видя лица приближающихся к ней наёмников. Как тогда, в детстве, когда люди подлого, отвратительно меркзого Ганнибала перебили её родных и уничтожили её дом. Только теперь эти люди находились по эту сторону баррикад. И она была среди них. Одной из них.
  [indent] Ей хотелось броситься в сторону кого угодно: не важно. Лишь бы выпустить из груди бурлящий огонь злости. И только лишь голоса духов, неслышно звучащие в поднебесье, останавливали её, заставляя оставаться на месте и безвольно сидеть и лицезреть результат своей работы.
[indent] — Что же мы наделали... — ослабленный шёпот сорвался с её уст, слыша шаги за спиной. — Как мы могли это допустить...

+6

42

[indent] Бахнуло знатно - настолько, что мысль о том, что здание было заминировано, напрашивалась сама собой. Противный здешний ветер понемногу разогнал дымные клубы и пыльную взвесь, стихла пальба. На короткое время воцарилась почти идеально-мирная картина, которую портило лишь поврежденное здание, похожее на изувеченного гигантского голема, которого расстреляли из автопушки поумневшие рыцари. Чудище повалилось на бок с адским грохотом, да так и замерло, выставив на всеобщее обозрение развороченные внутренности. Леман, сукин сын, явно даже не пытался заняться "Найтмером", но постарался, в целом, на славу. Он и неизвестные помощники, заложившие бомбы внутри. Не могло оно так обвалиться. Это же всё равно, что... ну... как если бы небоскреб обрушился от столкновения с самолетом.
[indent] - Семь человек - к руинам гаража, перерыть там всё на предмет ценных трофеев. Трое прикрывают.
[indent] Бой, вроде как, закончен, пора бы заняться трофеями - даже если уцелела хотя бы одна пушка огроменной гуманоидной боевой машины, стоило эту пушку раздобыть. Да и вообще... лучше убедиться, что штуковина будет бесполезна в будущем, просто на всякий случай. И найти какие-нибудь опознавательные знаки. Просто ради интереса.
[indent] Осознание совершенной ошибки пришло внезапно. Наверное, зря он в глубине души считал этих сепаратистов обыкновенными людьми, не могущими перейти определенную границу. Напрасно ожидал соблюдения своеобразных неписанных законов войны, которые и сам был готов соблюдать, не из гуманизма даже, а из чисто прагматических соображений.  Зря. Всё зря.
[indent] Отправленные вперед группы доложили о телах гражданских под завалами. Женщины и дети. Не то, чтобы Манфред не поверил Урсуле, но лучше уж свидетельство проверенного солдата, чем плод наблюдения в засиженный мухами на вонючем складе прицел. Итак. Они перешли незримую черту, попытавшись занять место рядом с Рихтером и его людьми. Сравниться с ними в бессмысленной жестокости. Только вот сделали это явно не из благих побуждений, патриотизма там или стремления улучшить этот мир - нет. Причина была иная. Простая и понятная до боли.
[indent] - Леман, живо внутрь. Обыскать руины, выдернуть оттуда всех выживших "цивилов".
[indent] Он намеренно не уточнял, что делать с теми, кто "цивилами" не является, оставляя это на усмотрение не самого добродушного наемника на этом свете. Впрочем, кое-какой комментарий был необходим. И он непременно будет дан - но сперва нужно сформулировать свою мысль, чему здорово мешала фигурка чернокожей женщины, торчащая среди руин подобно прыщу на заднице. И с такой же примерно пользой, как этот самый прыщ.
[indent] - Всем свободным от раскопок и охраны солдатам - внутрь, мать вашу! Ты, статуя эбонитовая, а ну взяла задницу в горсть и метнулась искать выживших! Не притащишь мне живого негра - заставлю отбеливатель пить!
[indent] Его злобный рык, по несчастливой для Шарам случайности, оказался направлен именно на неё, как и в принципе внимание. Ну да, она неудачно попалась под руку и теперь командир всея головорезов адресно обещал кары, даже не небесные, а вполне земные, да ещё и приправляя их явным расистским подтекстом, чего обычно себе не позволял. Увы. Жизнь - зло и боль. И для кого-то количество зла и боли увеличится изрядно в самое ближайшее время.
[indent] - А теперь слушайте меня, солдаты. Слушайте, пока вам ещё не нужна для работы тишина. Эти сучьи дети, самцеложцы, баобаботрахи и потомки скотского соития шахтера с гуталинщиком. Они перешли границу. Прикрылись гражданскими, как последние трусливые мрази. Более того - даже не попытались торговаться и менять чужие жизни на свои.
[indent] У них бы всё равно ничего не вышло, так что всё к лучшему - но об этом Манфред говорить не будет. Он скажет о другом. Будничным тоном, как если бы рассуждал о вкусовых качествах немецкого пива относительно чешского, находясь в спокойной компании воспитанных людей.
- Вместо этого они заминировали чертово здание, которое просто не могло взорваться так красиво от наших подрывных зарядов. Угробили своих же сограждан ни за хрен собачий. Показали, что плевать хотели на культурную войну. И знаете, что? Не будет им культурной войны. А будут боль, смерть и ужасы. Я официально разрешаю пытать пленных и зверски казнить их. Официально запрещаю проявлять милосердие или пытаться вступать в переговоры с этими бешеными мразями. И да. Торжественно обещаю раздобыть белый фосфор, чтобы их гнилые проткнутые задницы горели, как факелы в любое время суток. Всё, за работу.
[indent] Речь была... такой себе. Манфред в принципе испытывал трудности с благозвучным словоблудием, зато отлично знал, что развязывать руки и без того не славящимся гуманизмом солдатам из Шестой - верный путь к тотальной, кровавой бойне на уничтожение. Ну и что с того? Они всё равно мертвы уже давным-давно, как он заявил главному ублюдку, пока ещё считал того человеком, а не озверевшей обезьяной. Ну да ладно, трындеть - не кули тягать, как говорится.
[indent] - За мной.
[indent] Это - уже Урсуле. Негоже портить зрение, пытаясь отыскать на руинах что-то интересное, с этим справятся посланные непосредственно для этого солдаты. Манфред же должен заняться более полезным делом - использованием снайпера по прямому снайперскому назначению. Но не здесь - чуть в стороне. Он даже голос понизил, когда они оказались чуть дальше от других наёмников.
[indent] - Мне нужен погано подыхающий офицер этих ублюдков. Неважно, где ты его найдешь и пристрелишь, на линии фронта или в сортире на окраине зачуханной деревни. Главное - в ближайшие два дня. Сможешь?

Результаты поисков

Трое взрослых мужиков, женщина и двое детей. Дети разнополые, десяти и одиннадцати лет. Все ранены, причем легко - только один мужик, двадцатилетний вроде-как-врач. "Цивилы" более лояльны к Шарам, хотя двое из них, женщина (на вид лет тридцать) и мужик (около сорока и в военной форме) явно не очень рады "легионерам".
Шесть автоматов разной степени убитости, два десятка магазинов для них.

+6

43

Взрыв раздался незамедлительно после нажатия на тумблер пульта-детонатора и оглушительным грохотом разлетелся по округе. Леман только и успел, что прижаться к земле и закрыть уши руками, в следующее мгновение его буквально засыпало пылью, и прочим мусором, образовавшимся после взрыва здания. Масштаба разрушений из своей позиции он видеть не мог, в прочем, даже по звуку было ясно, что бабахнуло куда сильнее, чем может обычный пластит. Вариантов тут было на самом деле всего два. Первый - местные вояки намешали туда дерьмо какого-нибудь местного и очень редкого павиана, увеличив тем самым мощность взрывчатки процентов так на пятьсот. И второй - в здании и так было полно взрывчатки, и она детонировала от взрыва пробивных зарядов. И вот во второй вариант верилось гораздо больше, чем в первый.
Выждав буквально несколько мгновений после взрыва, Артур поднялся на ноги, отряхнулся и первым же делом взглянул на винтовку, не повредило ли ее чем-нибудь? Убедившись в том, что его оружие исправно, наемник обратил свой взор на здание, теперь уже не очень похожее на телецентр.
-А неплохо вышло, а?
Проговорил он тем бойцам, что находились рядом с ним и машинально потянулся за сигаретой. Вытащил из-под разгрузки изрядно помятую пачку сигарет, и тут же щелкнул своей старенькой "Зиппо" прикуривая. Тем временем, командир уже снаряжал, судя по звукам, отряд для осмотра руин. Ну что ж, было интересно, что же они там найдут.
Прошло буквально несколько минут, пока посланные Рихтером бойцы прочесывали руины, но этого хватило, что б коварный ветер раздул довольно стойко державшуюся все это время дымовую завесу. А еще через несколько мгновений раздались крики, ознаменовавшие ужасающую находку среди камней. В здании были гражданские. Женщины и дети. Судя по всему не очень много, но все-таки.
-Мать твою! - Прошипел Леман, выбрасывая окурок и со злостью втаптывая его в землю.
-Так значит, вы за независимость воюете? Прикрываетесь своим же народом? Сволочи!
А тем временем на душе знатно так заскребли кошки от осознания непосредственной причастности к гибели всех этих невинных людей. Конечно, впадать в уныние  спиваться он не собирался, война есть война. На ней всегда кто-то умирает, но тем не менее... Мог ли он, поступил бы он иначе, если б знал, что внутри женщины и дети? Да, наверняка сделал бы по другому, но в любом случае, в первую очередь исходил бы из желания спасти своих братьев по оружию, чем кого-либо другого. В условиях крайней нехватки квалифицированных людских ресурсов, каждая потеря специалиста обходится слишком дорого.
Тем временем от размышлений на подобные темы Артура отвлек приказ командира на осмотр и зачистку остатков здания. Гражданских лиц велено было сохранить и эвакуировать, а врагу пощады не давать. Что ж, вполне логично и понятно. Оставалось надеяться, что там остались враги. Уж очень хотелось выпустить пар.
-Значит так бойцы, идем туда, всех гражданских выводим к транспортам, если не пойдут, вытаскивайте силой, можете вырубить и тащить как мешок картошки. Времени на уговоры и разборки нет. И будьте на чеку, никто не знает, что это за гражданские и не выстрелят ли они тебе в спину. Может это семьи тех сепаратистов, что недавно в нас стреляли, и теперь будут мстить.
Отряд быстро двинулся внутрь, а за спиной началась пламенная речь командира, в прочем, никто нее не слушал, как и сам Леман. И так было понятно что, мол, бла бла бла, им всем вилы, я сделаю бусы из ушей их командиров, бла бла бла, всех убивать! ВАААААГГХ! В этом был весь Рихтер.
Оказавшись внутри, бойцы начали методично зачищать и проверять все, что только можно. Встреченных гражданский, как и было сказано, без лишних разговоров под белы рученьки выводили к транспорту. Пусть там командиры сами с ними разбираются. Пригодное с виду оружие и боеприпасы тоже прихватывали. Мало ли, вдруг пригодятся. Врагов, к сожалению не обнаружили. В любом случае минут через двадцать или может полчаса Леман покинул здание последним с криком:
-Чисто!
Явно намекая на то, что с этим зданием они полностью закончили. Пора двигаться дальше, а вот куда? Это уже вопрос к командованию.

+6

44

Немигающий, пустой и страшный взгляд женщины остановился где-то на линии горизонта. Там, далеко, где не видно было ни птиц, ни людей - мертвое марево пляшущего в воздухе песка. Урсула устало прикрыла веки и потерла переносицу, загоняя вглубь себя непрошенные, так невовремя проснувшиеся чувства. С тех пор, как она разорвала контракт с «Ландскнехтами», гречанка старалась не участвовать во всяких сомнительных делах, - ей с лихвой хватило пустых глаз мертвецов, вся вина которых была в том, что они оказались не в то время не в том месте, или просто узнали то, что не стоило знать простым смертным, не связанным контрактом. И с лихвой хватило таких же пустых и мертвых глаз еще живых, тех, чья участь была куда страшнее простой смерти. О том, что «Ландскнехты» связаны с темными делишками, знали все. Но ни у кого никогда не находилось достаточно доказательств их причастности к наркоторговле, контрабанде, заказным убийствам, торговле оружием и живым товаром. Скользкие ублюдки каждый раз умудрялись выходить сухими из воды, и только те, чьи душа и задница безоговорочно принадлежали им, могли узнать часть правды. Не всю, далеко не всю, хотя самые умные догадывались, - сложно было не сопоставить события и наличие в месте происходящего наемников этой конторы. Урсула была из тех, кто отлично понимал, что действия военной компании далеки от закона, но она прекрасно умела молчать и подчиняться. После смерти Кагами, порвав с «Ландскнехтами» все контакты, - Димитриди до сих пор не понимала, как ее оставили в живых, хотя, если посмотреть на это с другой стороны, голос какой-то девки просто некому было бы услышать, и никто не поверил бы ей, даже попробуй она кричать, - она пообещала себе, что больше никогда не свяжется с таким дерьмом. И сейчас, слушая вдохновенную речь немца, она понимала, что связалась с ублюдками не менее опасными, нежели траханные в рот «Ландскнехты». Оставалось только надеяться, что они не торгуют детьми и героином.

Повинуясь кивку, она поднялась на ноги и двинулась следом за командиром, тоскливо осматривая то, что осталось от здания. Будет чудом, если хоть кто-то выжил.
- Я тебя поняла, - женщина нашарила в кармане пачку сигарет и, щелкнув зажигалкой, с наслаждением закурила. - Два дня, голова ублюдка.
Работа по профилю, верно, Димитриди? Женщина дернула губой, скрывая свои чувства. На этот раз заказ был вполне себе заслуженный. Точнее - тот, кого заказали, заслужил валяться с пулей в башке. Но почему же ей все равно так противно?
- Как ты это видишь? На нем что, подсветка будет, или большая табличка «привет, я офицер мудаков, прячущихся за гражданскими»? Информация, ганс. Надеюсь, твои ребята сумеют отыскать тут хоть что-то. Информация, проводник, стандартная оплата контракта. И...
Женщина стряхнула пепел в песок под ногами и ехидно усмехнулась.
- И еще, я бы не отказалась помыться и пожрать перед тем, как полезу черту в задницу. И пристрелять, наконец-то, этот кусок говна в форме винтовки!

Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn VI. Turmoil » 20.12.17. Привет из прошлого