По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn I. Awakening » 07.08.17. Дебют короля


07.08.17. Дебют короля

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

1. Дата:
7 августа 2017

2. Время старта:
10:00

3. Время окончания:
15:00

4. Погода:
Тепло и солнечно, немного душно

5. Персонажи:
Лелуш, Милли, впоследствии Карен (возможно), Сицу, Сузаку

6. Место действия:
Окраины благополучных районов

7. Игровая ситуация:
Милли под предлогом академских дел в центре вытащила Лелуша с собой. Последний рад бы не идти, да не выйдет. Попутно веселушка ещё и решила пройтись по магазинам, что-то купить к скорой очередной вечеринке в Академии. Лелушу пришлось выступить в качестве бесплатной рабочей силы. Кто же знал, что как раз неподалёку от этого квартала будет нестись на всей скорости похищенный грузовик с ценным грузом?

8. Текущая очередность:
...

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

0

2

У президента студенческого совета множество привилегий. Особенно, если президент этот еще и внучка директора Академии. И того больше, если президент - настырная блондинка, умеющая настоять на своем. В общем, быть Милли Эшфорд - сплошная привилегия. Можно, например, отлучиться с дополнительных занятий по ужасно важным президентским делам. Или, скажем, использовать четырнадцатого наследника британского престола в качестве бесплатной рабочей силы; даром, что изгнанного и отрекшегося. А можно и потратить дедушкины деньги, выданные на нужды производства, на себя любимую - в конце концов, она тоже элемент праздника и совсем не последний! Но что размениваться по мелочам: можно и все вместе. Вот подобная идеология как раз и была присуща мисс Эшфорд, которая решила соединить, приятное, полезное, очень нужное, не очень нужное, совсем не нужное, и Лелуша. И Лелуша - потому что за все года их знакомства Милли еще не решила, относится ли этот бездельник к не очень нужному или не очень нужному, но приятному. Нет, конечно, она его обожала, как и его младшую сестру, но свое обожательство легко и правдиво объясняла детской привязанностью, а в остальном - была объективна и строга до неприличия. Так что Лулу у нее не считался слишком полезной вещью. Если им не управлять, само собой - вице-президент из него был что надо.
- Гирлянды или бумажные фонарики? - Важно осведомилась Милли, разговаривая скорее с пакетами, чем с Лелушем. Просто так вышло, что разноцветные пакеты закрывали британца от глаз блондинки, громоздясь друг на друге и вообще непонятно как не падая. - А, может, еще картона захватим, чтобы делать разные забавные фигурки? - Эшфорд обожала затеи. Особенно затеи, которые другим казались дикими. Допустим, устроить вечеринку в африканском стиле и разместить посреди Академии загон со львами, чтобы добавлял колорит. В общем, все должно быть продуманно, и Милли никогда не упускала возможности продумать все до мельчайших деталей. чем неординарнее идея, тем больше времени на подготовку она требует. Все должно быть безупречно, а безупречность - в деталях. Слава богу, у нее было а это время, а дед никогда не ограничивал ее в средствах. - Ну же, Лулу! - Весело вещала президент, раздвинув бумажные пакеты в сторону, чтобы обнаружить за ними измученного - то ли ее энтузиазмом, то ли работой - Ламперужа. - Чего ты вечно такой кислый? Взбодрись!

+1

3

Вы знаете, что есть настоящая каторга для человека думающего и разумного? Пытаться бороться с совершенным интуитом, обласканным, к тому же, гипер-эмоциональностью от природы и социального положения. Лелуш, как и всегда, занятный занимательными вычислениями того, как бы воплотить в жизнь свои давние планы, совершенно не заметил того момента, когда Милли, весело болтая, схватила его за локоть и куда-то поволокла. Гибкий ум был полностью сосредоточен на решении важной задачи, которое приветливо махало хвостом в шаговой доступности, когда, вытолкнутый из череды абсолютно стройных рядов правильных мыслей, Ламперуж с вхарактерным: "Оэ..." - словил на руки ворох разноцветных пакетов, а, сморгнув, осознал, что на его голове благополучно устроился праздничный колпак и какая-то дикая африканская маска. "Что это... А, да, Милли." И одна эта короткая мысль объяснила всё происходящее. "Почему я должен тратить время на такую бессмыслицу? В мире есть столько важных дел, столько нужного, когда это..." Брови сошлись грузно на переносице, пока вице-президент двумя пальцами снимал с себя навороты пёстрой мишуры, раскладывая оную обратно по коробкам в идеальном порядке: лента к ленте. Подобные занятия вносили определённую ясность в наводимый внучкой Эшфорда хаос, что категорически не приемлил юноша, тут же оказавшийся заваленный новой порцией "очень нужного".
  - Да я не... Ээ, аа.
  Неожиданная атака по фронту заставила пошатнуться под горой пакетов и коробок, удерживаемых на вытянутых руках, и сделать пару шагов в стиле пьяного попугая, пытаясь сохранить шаткое равновесие грозящей вот-вот благополучно рухнуть пирамиде почти Хиопса. Вовремя замеченный чёрный кот, путавшийся под ногами, оказался последним неудачным препятствием на пути к свободе. Усиленно пытаясь не задеть животину, Лелуш переступил через странную коробку с игрушками и вполне успешно рухнул под тяжестью своей ноши во весь рост на землю. Сверху по всем законам жанра из коробок посыпался серебристый дождик, прилипая к униформе. Парень скептически и устало подпёр щёку ладонью, изучая фиолетовым презрительным взглядом неприглядный паркет. "И почему она всегда тащит с собой именно меня?" - В непечатных, но изысканных выражениях расцвело предупреждающей табличкой на лбу студента-гения, явно не понимающего, за что ему вся эта радость упала по причинному месту. "Неужели так сложно взять Ривала?"

Отредактировано Lelouch (2012-05-05 22:18:17)

+4

4

Лулу был немногословен. И в этот раз даже не слишком разорялся на мимику и жесты. Просто навернулся. Очень красочно и ужасно мило. Конечно, Милли было его искренне жаль, она даже хотела попробовать его поймать, когда британец, и так шатаясь в разные стороны, начал избегать встречи с котом, непонятно как и откуда взявшемся в центре магазина, но затем передумала, вполне логично рассудив, что едва ли ей удастся удержать Ламперужа - рухнут вместе; блондинка предпочла остаться стоять.
Догадывалась ли Милли, что большинство ее выходок, вроде недобровольного утаскивания принца с уроков и прочей веселухи, в которой он был задействован, британца ужасно раздражают? Само собой, но раз он предпочитал стоически молчать и прикидываться мучеником, то почему бы не уважать его решение? Наверное, отчасти именно поэтому его президент мучила куда больше остальных, выжидая момент, когда терпеливый и флегматичный Ламперуж наконец-то сорвется. Можно даже на ней. Будет забавно его урезонить и понять наконец, что на самом деле он думает обо всем этом сумасшествии. Ну, или не урезонить - это же Лелуш.
Об этом Милли размышляла, пока на голову Лулу из подброшенных в воздух коробок сыпалась всякая дребедень, а у самого парня был "не подходи-убью" вид. Милли предостережениям не вняла.
- Не ушибся? - Присаживаясь перед молодым человеком на корточки и снимая с его головы длинную нитку серебристого дождика, с сочувствующей улыбкой спросила президент. У нее вообще были улыбки на все случаи жизни. Растерянная и скромная никогда не выходили. Нет, это дождик нам точно не понадобится - у нас же не ретро-вечеринка. Я слышала, раньше эти штуки пользовались популярностью. - Я ценю твое усердие, вице-презедент, но живым и здоровым ты мне нужен больше. Так что не усердствуй особо. - Живым и здоровым ты можешь таскать больше пакетов. А если ты думаешь, что после смерти тебе удастся от меня отделаться, то это очень зря. Твоему трупу я придумаю достойное применение... Милли, еще раз улыбнувшись и назидательно-закрепительным жестом, словно подтверждая свои полномочия, дотронувшись до лба Лелуша, поднялась на ноги и обернулась к остальным посетителям магазина, которые заинтересованно таращились в их сторону. - Боюсь, дамы и господа, представление окончено. Уверена, ваши срочные дела вас заждались, - улыбчиво вещала Милли. Любопытствующие отправились по своим делам. - Ну что, ты готов ко второму раунду, или это был нокаут? - Обернулась блондинка к спутнику, накидывая на него ярко-розовое нечто из перьев.

+1

5

- Немедленно сообщите полиции о том, что контроль над всеми операциями на себя берёт армия! ,- испуганный до тошноты голос, напрочь потерявший самообладание перешёл на шёпот, - Если его величество узнает, то нам, то мне…
Над военной картой склонились три человека, один из них, обладатель того самого голоса, тучный и мощный мужчина, сверлил лазурную гладь взглядом, устремлённым в одну единственную красную точку.
- Генерал Бартли, позвольте, стоит немедленно выслать войска,- одна из фигур, стоявших позади него, подала голос, подходя ближе и жестом указывая на участки местности, где было бы удобно расположить засады.
- Вы сошли с ума! Это центр города, торговой район, вы представляете количество потерь среди британского населения?! - третий из трёх был готов вступить с предыдущим в нешуточный и далеко не джентльменский бой.
- Немедленно вызовите бойцов специального назначения и пехоту, сообщите о готовности группе «Рыцарей», а мне стоит немедленно сообщить обо всём принцу Кловису, - Бартли, поставив точку в споре, удивительно резво для себя обернулся, спеша сообщить о случившемся.

***

Один за другим, экраны торгового центра, посетителями которого сегодня и оказались студенты Академии Эшфорд, зажглись пёстрым британским флагом, под аккомпанемент приятного женского голоса, сообщающего о чрезвычайном сообщении. Вскоре перед зрителями предстала прекрасная девушка в строгом костюме – ведущая теленовостей.
- Ввиду террористического акта в префектуре Осака, случившегося неделю назад,  и смерти пятидесяти девяти жителей империи, восемь из которых британцы, просим вас прослушать обращение его королевского высочества Кловиса, третьего принца Британской Империи.
Кадр вновь сменился на флаг священной, после чего, явил зрителям спокойное лицо его.  Речь принца, без жестов и мимики, звучала следующим образом:
«Жители империи, и все одиннадцатые, сотрудничающие с нами. Понимаете ли вы? Моё сердце разрывается от беспрецедентной жестокости! Между яростью и скорбью! Однако я, ответственный за Одиннадцатый сектор, не могу идти на поводу у террористов! Почему? Потому что это борьба за справедливость! Справедливость, защищающая всеобщее счастье! А теперь, граждане. Давайте отдадим дань памяти тем  восьми, кто пожертвовал жизнью во имя справедливости. Молча помолимся».
Перед экраном камеры, снимавшей сие представление, по истечении минуты молчания, вновь воцарилась жизнь. Третий принц, буквально несколько минут назад развлекался на вечеринке в высшем свете Одиннадцатого сектора. Многие из его гостей в голос восхищались способностью Кловиса вести пронзительные речи, за мгновение меняя своё состояние. Журналисты также не могли отказаться от комплиментов, за исключением одного мужчины, стоявшего в отдалении. Этим человеком был Дитхард Рид, один из тех людей, что готовы лезть и в лёд, и в пекло за редкими кадрами.
- Показная самоуверенность, тс, - его лицо исказилось негодованием, но не успело остыть, как его чуть не сбила мощная фигура, пробирающаяся к принцу, - военный?
Этой фигурой был известный нам генерал Бартли. Их диалог с принцем не столь существенен, но окончание его удивило Рида, улыбнувшегося внезапному гневу Кловиса Британского.

***

Тем самым, что столь испугало Бартли и разгневало третьего принца, стал груз, украденный группой террористов. Грузовик, перевозивший этот груз, передвигался по магистралям необъятного города, стремясь пробраться ближе к центру и затем, пробравшись сквозь него, вырваться с другой стороны. Автомобиль, будучи преследуемым полицейским вертолётом, поспешил скрыться в узких, по сравнению с магистралями, улицах центра. Движение в этот жаркий день было на редкость интенсивным и вырвавшийся из-за поворота грузовик не смог найти своего места. Водитель с трудом избежал аварии с парой машин, но затем, не справившись с управлением и введя автомобиль в неуправляемый занос, разнёс несколько витрин магазина, ударился о колонну в зале, без сил преодолеть её. На удивление, никто не пострадал, за исключением психического состояния покупателей, остолбеневших и наблюдающих за дальнейшими событиями. Водитель и его компаньон сильно приложились о лобовое стекло и потеряли сознание.

+2

6

Прийдя в себя, Карен сперва не поняла где находится. На несколько мгновений девушке показалось, что она все ещё дома в своей теплой и удобной кровати. Однако через пару секунд полукровка поняла, что этого быть не могло. Уже несколько ночей девушка проводила в одном из укрытий повстанцев, которым когда- то руководил её брат. Разумеется, ни отец, ни мать и тем более мачеха не подозревали о том, что их примерная дочь являлась одной из самых активных, как их называли британцы, «террористов», и думали, что Карен проводит время на очередной поездке академии.
В этот раз Карен с настырным упрямством настояла на том, чтобы в этой операции задействовали именно её, и те только потому, что девушке хотелось внести сюда свою лепту, а большей частью потому, что огранизатором этого похищения был Наото. Брат проводил большую часть своего времени именно с планировкой этой операции и полукровка считала своим долгом осуществить её. Пройдет ли она успешно или закончится провалом, который будет стоить ей и её компаньону Накате жизни, было неизвестно, но что-то девушке подсказывало, что итог операции будет не совсем таким, каким его все ожидали.
Правое плечо девушки пылало огнем и рука, мышцу которой Карен сильно потянула в процессе столкновения грузовика, уже начинала медленно распухать. Полностью очнувшись и поняв, что кроме поврежденной руки, которой девушка пыталась закрыться от летящего в её лицо стекла и пульсирующей боли в висках, с ней ничего не произошло, полукровка начала трясти водителя. Наката все ещё находился в бессознательном состоянии и никак не отреагировал на зов Карен.
- Наката!!!- полукровка ещё раз попыталась безуспешно докричаться до своего напарника и отстегнула свой ремень безопасности. Молодой человек находился в кресле водителя, а без него машина никуда не уедет.
- Черт!- вытащив нож из голенища своего сапога, Карен проткнула мешавшиеся подушки безопасности и попыталась растормошить или хотя бы сдвинуть Накату с места. Однако темноволосый японец был намного крупнее и выше девушки, а заклинивший ремень безопасности прочно прижимал тело мужчины к сиденью.
- Черт, черт, черт!- Карен гневно пнула сапогом о приборную панель.
Повертев головой, девушка поняла, что чем дольше они здесь оставались, тем меньше шансов у них было не то, чтобы уйти от преследования, но и вообще выйти из машины- вдалеке уже слышался гул сирен, а преследовавший их вертолет уже наверняка сообщил всем их местонахождение. Именно из- за него Наката и свернул на узкую и совсем не предназначенную для такого большого грузовика улочку, в надежде, что полиция потеряет их из виду. Однако на последней движение оказалось не менее интенсивным и уже через несколько минут машина врезалась в одну из витрин торгового центра.
Бежать было особо некуда- через несколько минут до торгового центра доберутся полицейские машины и, вполне возможно, даже найтмеры, поэтому единственным шансом выжить было либо скрыться в тогровом центре, либо выбираться отсюда на машине. Первый вариант девушку совершенно не устраивал, потому что Наката все ещё находился без сознания, а своего товарища и сам груз, который они украли, она оставить не могла. Второй вариант был более правдоподобным, хоть и менее осуществимым, потому что место водителя было все ещё занято.
Перерезав ремень безопасности молодого человека и подхватив его подмышки, Карен изо всех сил потянула Накату на себя. На лбу девушки выступил пот и она вытерла лицо тыльной стороной ладони, на которой остались следы крови из неглубокой царапины, которая досталась ей от осколка лобового стекла. Перетаскивая мужчину на свое место, Козуки успевала поглядывать по сторонам на все ещё ошарашенных посетителей торгового центра и зевак, которых как назло становилось все больше и больше.

+3

7

Ярко-розовое нечто из перьев определённо Лелушу не шло по его глубоко личному убеждению, а лоб ещё слегка побаливал от дружеского жеста блондинки. Невпопад кивнув на какую-то из фраз, среди которых ему было слишком сложно выделить единое логическое зерно ввиду их непомерного количества, юноша поднялся, отряхивая ребром ладоней брюки вдоль невидимых стрелок. Толпа вокруг них действительно начала расходиться, когда Ламперуж нацепил на лицо фирменную добрую и невинную улыбку, попеременно извиняясь за неуклюжесть и распихивая коробки по своим местам. Вернее реакции и быть не могло, а лицемерию легко научиться путём долгих и вынужденных тренировок.
   Но лучше бы всё было так, чем то, что они услышали, спустя несколько мгновений. Вскинув гордый взгляд, опальный принц на секунду даже забыл о своей безупречной маске: в холодных тёмных глазах проскользнула стальная ненависть ко всему королевскому роду, в данный момент выплеснувшаяся на Кловиса. "Насквозь фальшивый узурпатор, знающий только веселье и развлечения. Что ты сделал, когда они убили мою мать? ...Фальшивый, как вся наша семья, все, в ком течёт его кровь." Сами черты лица исказились гневно, обострив скулы. "Придёт моё время, Кловис, империя упадёт к моим ногам и от нашей семьи не останется ничего, свет будет избавлен от этой отравы общества. Я уничтожу её!"
   А сейчас Лелуш был вынужден лишь наблюдать. Поэтому, сморгнув, отвёл взгляд, стараясь слушать лишь рациональное и пропуская ненужные сантименты мимо, они ни к чему. Вокруг всё затихло, все грустили о почивших воинах. Пожалуй, все, кроме наследного британского принца, лишённого права трона. Он думал о том, что пожертвует десятками тысяч, сотнями невинных, если это позволит дотянуться до горла собственного отца.

   То, что произошло дальше, было будто нарезано из кадров плохого и малобюджетного фильма, где нельзя подключить компьютерную графику. В жизни ведь оно совсем не так, как показывают в кино.
   Стоило лишь покинуть магазин, кстати, с целыми тремя пакетами на горбу ни в чём не повинного вице-президента, как громадный грузовик, предназначенный для перевоза крупногабаритных грузов, прошил стекло, заставив его рассыпаться на тысячи мелких и крупных осколков. Бам! Лелуш на мгновение застыл, расширились глаза, в которых отразилась вся сцена. Грузовик носом сжал колонну, лишь чудом избежав того, чтобы завалиться набок, на полу остались длинные следы тормозного пути. Толпа приглушённо ахнула... И отошла. Ламперуж сначала не понял, что происходит, но, когда появилось осознание, стало противно. Никто не пытался помочь. Кто-то ужаснулся, кто-то отвёл взгляд, будто ничего и не было, а кто-то... Начал снимать на телефоны. "И это общество! Человек не помогает тому, кто в беде, что с ними сделала власть Британии! Там же люди, живые люди!" От злобы затряслись руки, Лелушу хватило на обдумывание доли секунды, чтобы бросить удерживаемые пакеты на пол и рвануться вниз по лестнице, перескакивая через ступени и отталкивая незадачливых медлительных покупателей острыми локтями в разные стороны. Он просто не замечал их, движимый одной единственной целью: помочь вопреки.
   Шины ещё немного дымились, когда юноша хватился цепко за лестницу сбоку, иного пути подобраться к дверям кабины из-за заворота сцепления с ней не было. Думать о том, что это может быть опасно, было просто некогда. Там ведь люди могут умирать, ни в чём не виноватые живые люди! Всевышний или кто там есть наверху, как же это злило! Плотно сжав губы в тонкую линию, Ламперуж рванулся наверх, скоро оказавшись на крыше, тяжело дыша.
   - Эй, вы в порядке? Кха. Живы? - Вопросил громко, кашляя от дыма и прижимая ладонь ко рту, пробираясь ближе к кабине и, таким образом, поравнявшись с открытым люком.

+4

8

Она быстро начала различать их по шагам. Ученые, врачи, лаборанты, нередко заглядывают и военные. Только строго ограниченный круг - в лаборатории, где держат Шицу, не появляются новые лица. Тайну бессмертной пленницы принца Кловиса доверили очень, очень немногим. И эти счастливчики лезут из кожи вон, чтобы оправдать оказанное им высочайшее доверие. Чтобы получить хоть какие-то результаты и не пойти под трибунал, не лишиться должности, или, как знать, возможно, головы.
Они снимают томограммы ее мозга, делают анализы крови, проверяют нервные реакции, без конца изучают рентгеновские снимки, с опаской вглядываются в код на ее лбу и снова снимают томограммы. Они приходят и уходят, придумывают все новые эксперименты и почти не дышат, когда требуется приводить ведьму в чувство.
Шицу не знает, как давно она здесь. Время заключения в капсулу не кажется ей долгим, а периоды бодрствования - короткими. Само понятие времени стерлось, восход солнца больше не имеет значения, часы стали бесполезной игрушкой. Только люди вокруг нее еще не превратились в дряхлых стариков - значит, счет все еще идет на месяцы. Возможно, пара незаметных лет.
Иногда Шицу наблюдает за ними, она невольно изучила каждого, дала им смешные прозвища. Начала различать их по шагам, дыханию, сердцебиению.
Один ходит тяжело, грузно, тяжело садится и встает, тяжело дышит, но легко раздает указания. Другой делает просто крошечные шаги и старательно скрипит резиновыми подошвами о натертый пол. Третий вечно простужен и постоянно предлагает раздеть ее, четвертый не может стоять на месте, пятый хромает и носит в каждом кармане по горстке мелочи.
Когда Шицу вздумывается открыть глаза, она может читать их мысли. Все до единой - написаны на лице, и все до единой ей неинтересны. Поэтому она просто ждет в своем забытьи, без настроений, неприязни, волнений. Ждет без ожидания, окунувшись в свой долгий сон без сновидений и явь без событий.

Но события вдруг начали происходить. Застывшая история Серой ведьмы дрогнула раз, другой, покачнулась и шаром вновь покатилась вперед, не разбирая дороги, не учитывая обстоятельств. Мир пришел в движение, и в своем коконе из равнодушного забытья и сжатого воздуха Шицу тут же отозвалась на его инерцию. Мир пришел в движение без ее участия, и без ее разрешения он потащил ведьму навстречу новой возможности исполнения ее желания.
Она еще спит, но уже поняла - нашла. И это знание, этот зов расходится от нее кругами на потревоженной брошенными камнем воде, гладит против шерсти того, кто может его услышать. Именно того, кто ей нужен, кому уже вынесен приговор - мое. Шицу готова проснуться.

Отредактировано C.C. (2012-05-14 00:16:37)

+4

9

Лелуш поднялся с пола, любопытствующие разошлись по своим делам, а вице-президент еще у скривился при виде прекрасного розового боа.
- Лулу, ты сноб без чувства юмора, - авторитетно заявила Милли, обиженно отворачиваясь в противоположную сторону. Милли фамильярничала во всем и со всеми. Но причиной, по которой она позволяла себе фамильярничать и с таким не располагающим к фамильярности человеком как наследник британского престола, была ее совершенно искренняя симпатия к этому самому наследнику. Справедливости ради стоит заметить, что симпатия эта едва ли отличалась от симпатии к его маленькой сестре. Может, самую малость. Изначально Милли доставала принца и принцессу своим вниманием потому, что ужасно им сочувствовала: когда тебе тринадцать и ты вынужден прятаться от родного отца в чужой стране, а еще когда ты не можешь видеть и ходить, потерял все, что когда-то любил... Эшфорд считала себя не в праве обходиться с ними как-то по-другому, так, как привыкла обходиться со всеми: холодно и отстраненно, псевдо заинтересованно. Поэтому изначально фамильярность была своего рода участием, попыткой доказать, что они здесь не чужие, актом понимания с ее стороны. Уже потом фамильярность переросла во что-то привычное: Милли начала обходиться так со всеми и, не желая хоть как-то выделять принца и принцессу из общей толпы по ряду причин, и в общении с ними допускала некую вульгарность. Правда, с Наной она была куда как более сдержанной и спокойной, больше Милли, чем Милли Эшфорд.

На экранах торгового центра тем временем появился еще один позер. Милли не отличалась разборчивостью в политики, но от деда она знала достаточно о королевской семье и ее приближенных. У нее имелись некоторые сведения и о Марианне Британской. Нчего сверхъестественного, только то, что знала ее семья. Кловис, как генерал-нубернатор 11 сектора, никогда не вызывал у нее доверия. Впрочем, как человек тоже.
«Жители империи, и все одиннадцатые, сотрудничающие с нами. Понимаете ли вы? Моё сердце разрывается от беспрецедентной жестокости! Между яростью и скорбью! Однако я, ответственный за Одиннадцатый сектор, не могу идти на поводу у террористов! Почему? Потому что это борьба за справедливость! Справедливость, защищающая всеобщее счастье! А теперь, граждане. Давайте отдадим дань памяти тем  восьми, кто пожертвовал жизнью во имя справедливости. Молча помолимся».
Пафосная речь, высшие цели - индюк напыщенный! Что ты ни говорили про войну, бойня она всегда бойня. А высшая цель - это металл и сакурайдат. Справедливость... Наверное, она в том, что там было всего восемь британцев, а остальные - нумерованные. Да, Вашество? Но Вам ведь плевать? Плевать на невинных людей? Милли мельком взглянула на Лелуша, черты лица которого необыкновенно заострились, как бывает при сильном гневе. Девушка, решив не мешать переживаниям, быстро перевела взгляд обратно на экран телевизора, где уже шла заставка с флагом СБИ. Все вокруг затихло, вняв словам наследника престола. Интересно, Лулу был бы таким же, если бы остался в Британии? Если бы его мать была жива?
Эта мысль была последней перед чудовищным инцидентом. Ребята только-только покинули центр, как сзади раздался ужасный визг тормозов, за ним последовал раскат грохота, и миллионы прозрачных осколков полетели на асфальт. Милли обернулась, созерцая эту сцену как в замедленном действии, и застыла. Ничего катастрофического не произошло, насколько могла видеть блондинка: все посетители остались целы. Однако водителю грузовика могла угрожать опасность. Остолбеневшая Эшфорд перевела взгляд на посетителей, которые пренебрежительно, стыдливо и смущенно отводили глаза от разбитой витрины и даже не пытались набрать скорую на своих сверхновых гаджетах. Милли, стараясь преодолеть ступор, пыталась нащупать в кармане телефон, но дрожащие пальцы не слушались. Ну что ты, Эшфорд, это всего лишь автокатастрофа! Никто даже не пострадал. Просто набери номер.
Слева послышался шелест пакетов и звук жестяной коробки, падающей на асфальт. Милли обернулась как раз вовремя, чтобы заметить Лелуша, устремившегося в центр толпы.
- Ты чего удумал? - Обеспокоено крикнула президент, но принц уже исчез в толпе покупателей. - Глупый мальчишка! - Негодующе протянула блондинка, не видя иного выхода, кроме как постараться вытащить его оттуда прежде, чем грузовик взорвется. Только вот зеваки не были склонны уступать дорогу другим любопытствующим. - Извините-пропустите-дайте пройти-подвиньтесь... Да отойдите, я сказала! - Кое-как ей удалось добраться до первой лестницы; она буквально скатилась по ней. Ну, Лулу, я устрою тебе райскую жизнь. Совсем умом повредился. Это дело спасателей, а не твое! А если с тобой что случиться, кто будет за Наной приглядывать?! Милли проталкивалась через толпу, попутно стараясь дозвониться в скорую, но звонки почему-то не проходили. Видимо, линии были перегружены. Хотя, подобное было сомнительно. Тем более, помехи не слишком походили на перегрузку операторов. До грузовика она все-таки добралась, но минуты через три после Лелуша...

Отредактировано Milly Ashford (2012-05-15 20:50:24)

+1

10

- Вы, чёртовы одиннадцатые! - голос командира специального подразделения бил в наушники. - Сейчас, вы будете искать особый груз его величества. Заслужите его одобрение, приблизьтесь  к истинным гражданам Британии!
- Есть, мой лорд!- прозвучало в ответ, заглушаемое шумом реактивных двигателей.
Уже спустя пару минут, как грузовик протаранил витрины торгового центра, к месту происшествия стянулись существенные силы. Помимо полиции, немедленно оцепившей периметр и приступившей к отводу гражданских, не проявлявших особой инициативы, начали стекаться и регулярные силы священной. Внутри центра царила стройная неразбериха. Ряды зевак, чудом не задетые многотонной машиной, лишь лениво переговаривались между собой, удивляясь. Непонятно, что вызывало у них больший восторг, раскрошенный  бетон и стекло с покореженным металлом или же подоспевающие военные. Кого-то пришлось расталкивать, к кому-то применяли силу. Становилось понятно  - это не рядовое ДТП.
Водитель грузовика, отключившийся в момент удара, сильно приложился о воздушную подушку, спасшую от более сильных повреждений. Сам автомобиль, успев потерять большую часть скорости, не получил существенных повреждений, но верхний люк его непроизвольно открылся, а двигатель на некоторое время вышел из строя. Террорист тихо выругался, чувствуя, как его пытаются вытащить из-за его места.
- Всё нормально, Карен, - с трудом, сквозь зубы, придерживая рукой «трофейную» кепку, - Лучше приготовься.
Вернувшись на место, он попытался завести машину. Выжал сцепление, переключил передачу – ноль эмоций. Металлическое сердце выдало тихий гул, напоминающий ворчание просыпающегося человека. Не мудрствуя лукаво, Нагато пробовал снова и снова,  пока, наконец, мотор не отозвался здоровым шумом. К тому моменту, Лелуш достиг лестницы, а Милли была ещё на половине пути к месту аварии. Быстро переключив передачу, грузовик отъехал от столба, распугав собравшуюся толпу, что побежала к выходу.
- Чёртовы люди! Не могу проехать, - ещё раз передача и машина рванула вперёд, прямо через витрины опустевших магазинов, не имевших не единого шанса их остановить. Из-за быстрой смены скорости невольный пассажир вряд ли имел возможность удержаться за поручень и, вероятнее всего, уже оказался внутри машины. Благо, в грузовом отсеке, помимо гигантской капсулы, в нём было ещё несколько ящиков, за которыми было легко спрятаться. На одном из них лежала шипящая рация, которую было сложно не заметить. Тем временем Нагата умело избегал всех препятствий, как живых, так и нет. Последней преградой стали бронемашины пехоты, заблокировавшие второй главный выход торгового центра и сами бойцы, приложившие к плечу автоматы. Кто-то из них даже успел дать очередь, перед тем как рой солдат был осыпан разбитым стеклом. Террорист справился с управлением и, в заносе, преодолел сложный поворот, вырываясь на очередную улицу, а затем на автостраду.
- Мой лорд, «нарушитель» прорвался за пределы периметра, запрашиваем дальнейшие действия.
- Дрянные обезьяны! - уже не обращая внимания на гражданство своих подчинённых, - Не можете справиться с элементарной зада…
Гневную речь капитана прервал звук коммуникатора и открывшееся окно видеосвязи с главным штабом, из которого на него грозным взглядом смотрел генерал Бартли.
- Отзывайте людей, выводите гражданских и ждите дальнейших указаний, мы не можем вести полномасштабный бой в черте города.
- Да, мой лорд, - с крика на шёпот, склонившись, - ждём дальнейших указаний.
В голове вспыльчивого и гордого британца пробежала шальная мысль о будущем своих подчинённых, но это могло подождать.

***

Тем временем, в штабе  неразбериха и паника сменилась спокойствием и уверенностью в собственных силах. С прибытием его величества всё стало своим чередом, Бартли, чувствуя нависшее над ним порицание Кловиса, чётко и даже логично отдавал приказы. Ещё бы, не справиться  со столь мелкой проблемой было бы позором для британской армии. Стоит сказать, что штаб принца не отличался находчивостью и тактическими умениями, как и сам наследник престола; но надо отдать Британскому должное, мягкое сердце не позволяло совершать резкие акции в чертах города, по крайней мере, британского города, на остальные территории его мягкосердечность не распространялась.
- Ваше высочество, мы упустили грузовик, он с каждой минутой приближается к гетто Синдзюку, если мы не предпримем скорые действия…
- Что же вы медлите?! Отправляйте «Рыцарей»! - Кловис поднялся с кресла, совершая резкий жест рукой, столь пафосный и столь бесполезный, как и мина на его лице, но, тем не менее, вдохновляющий генерала на новые «подвиги».
Гетто, о котором шла речь, подверглось немедленному оцеплению, британские войска смыкали кольцо из бронетехники и пехоты, а над зданиями загремели авиационные двигатели. Самой же интересной была ситуация на автостраде, по которой нёсся грузовик. Сейчас его преследовали два вертолёта, пилоты которых были готовы к отчаянным действиям. Ранее, они уже дали предупредительную очередь из пулемёта и были готовы стрелять на поражение, получив соответствующий приказ от командования.
Чудом увернувшись от града пуль, Нагато, будто командуя, обратился к соучастнику.
- Карен, ещё чуть-чуть и они нас собьют с дороги! Становится опасно!

+3

11

"Британия вас раздери!" Нелепо взмахнув руками аки израненная птица, Лелуш с авторитетным и наработанным "Ауа" рухнул в люк при резком старте грузовика. Больно приложившись плечом о далеко не перинный пол, юноша сморщился, схватившись за предплечье и быстро оттащившись к железной стене. Судя по звуку шин и тому, как сильно прикладывала гравитация на поворотах, скорость машина развила немаленькую. "Что за..." Тёмно-фиолетовые глаза сощурились, осматривая внутренности грузового отсека. Свет проникал сюда только лишь из люка вверху, было достаточно темно, нужно было привыкнуть. "Тх-тх-тшшш",- прокряхтело совсем недалеко на одном из ящиков, за которые спешно отполз Ламперуж, резонно полагая, что лучше не светиться, если водитель оклемался. Кажется, переделка была крупной, да и эта странная огромная капсула в другом углу отсека не внушала доверия. Послышался звук автоматной очереди, машина подскочила и прозвенело битое стекло. "Мы покинули торговый центр под обстрел. Я попал в машину террористов?" Дикий хищный взгляд привыкшего всё и всегда рассчитывать человека метнулся к рации, которая тут же была заграбастана в крепко сжатые ладони как последняя надежда на связь с миром, нужно было понять, что происходит, чтобы выбрать оптимальный путь решения задачи.
   - Что за... Вертолёты?
   Не нужно было обладать тонким слухом и острым зрением, чтобы заметить две железные птицы, прилипшие к грузовику в качестве сопровождения. Опальный принц сделал единственный логичный вывод, который только можно было очертить в ситуации: "Повстанцы". Ситуация становилась серьёзнее с каждым моментом, умирать категорически не хотелось, он ведь даже не успел начать претворять свои планы в жизнь! Со скоростью света перед глазами пронеслись все возможные варианты развития событий, и ни один из них не был удовлетворительным. Послышался громкий лязг и шум: некто покинул кабину. Лелуш вжался в тень за ящиками, замерев и затаив дыхание, нельзя было допустить, чтобы его заметили. То была девушка, судя по голосу, молодая. Она бросилась к контейнеру, где оказался найтмер. "Техника... У них есть хорошая техника. Не всё потеряно. Если я..." Ламперуж уставился на рацию в ладони как на то, что видел впервые в жизни. В голове уже созрел план действий. Неужели ему наконец... предоставился шанс?

+3

12

- Сдерживайте их до прихода "Рыцарей", разрешается вести огонь на поражение всех сил повстанцев кроме грузовика.
Генералы неотрывно передавали указания, лишь изредка отрываясь от офицеров-связи и консолей, чтобы узреть выражение лица принца Кловиса. Королевская особа, тем временем, следила за происходящем на экране подобно взрослому ребёнку, играющему в видео-игру. Британский не выражал фактически ничего, кроме тупого великолепия и одобрения. Он, возможно, и не был ужасным человеком, но окружение, вернее, его реакция - взяли своё. Любование взрывами и красивыми манёврами войск было прервано лишь единожды - Бартли покинул комнату для встречи с технологическим отделом, приписанным к штабу. Проныра, простите, граф Ллойд желал аудиенции с командным составом.

***

На автостраде редкие мерцания от попаданий пуль сменились мощным взрывом. "Рыцарь", а в простонародье "Найтмер", оказавшийся в руках повстанцев, представлял из себя грозное оружие.
- Вы ведь знаете насколько эта штука опасна, да?!, - вопль из динамиков погас в скользящем грохоте "роликов".
Второй вертолёт не успел увернуться от попадания крюка, более того, неожиданная атака столь сильно впечатлила пилота, что тот  даже не ругнулся, камнем рухнув поодаль от своего напарника, окончательно разрушив участок дорожного полотна. Грузовик тем временем ушёл вперёд. Нагато, демонстрируя чудеса управления неповоротливым транспортом, проходил очень резкие повороты невредимым, всё ближе и ближе оказываясь к сети старых тоннелей метро, которыми активно пользовались повстанцы. Спустя пол минуты к машине присоединился и робот, Карен блестяще справилась с нависшей угрозой и уже хотела расслабиться как...
Часть магистрали впереди обрушилась, уничтожив под собой строительные леса и несколько строений старого города. В результате разрушений образовался пологий скат, по которому, не успев затормозить, понёсся грузовик вместе с ценным грузом и невольным участником событий. Уже совсем скоро прозвучал смачный "бдыщ" от столкновения транспорта и бетонной плиты. К счастью, водитель успел вывернуть руль, повернув машину боком к препятствию и избежал неминуемой смерти. Задний отдел грузовика оказался серьёзно повреждён. Лелуша сильно приложило о контейнеры, но он остался в сознании и уже скоро переборол глухую боль. Транспорт был недвижим, а Нагато не отвечал на вызовы. Каррен, успевшая остановить "найтмер" на вершине ската, вскоре отошла от шока и собиралась помочь напарнику, как её остановила очередь, пущенная с крыши высотного здания. На ней, поигрывая "роликами", оказались два Британских "Рыцаря" модели "Сазерленд", сиреневой окраски. Мгновение и они, проскользнув меж зданиями, устремились к красному "Глазго" Каррен. Девушке оставалось только бежать.

***

Место катастрофы запечатлели армейские. Группы самолётов с десантом устремились к желанной добыче, но одно из подразделений оказалось значительно ближе остальных. Отряд британского спецназа, в который входил и рядовой Куруруги Сузаку, прочёсывал этот промежуток зданий на предмет засад повстанцев, не обнаружив их, они уже собирались передислоцироваться, как часть моста обрушилась. Солдаты, погребённые под завалами не имели ни одного шанса на спасение, но находившийся среди них рядовой чудом спасся от обломков и отделался лишь лёгким оглушением. Вряд ли он мог представить какой выбор предстал перед ним, когда в поле зрения "визора", прибора шлема, оказался тот самый разыскиваемый грузовик.

+3

13

Сузаку, юноша ещё достаточно молодой, выбравший себе военную карьеру с мечтой, что однажды ему удастся изменить мир, пребывал в данный момент времени в бессознательном состоянии, лежа среди каменных обломков и руин некогда высотной дороги, что проходила над гетто. Как же он оказался в таком незадачливом положении?
Буквально час назад или около того он был отправлен в качестве переводчика с отрядом британского спецназа для того, чтобы остановить террористов, угнавших грузовик. Когда он прибыл на место сбора в ангаре, бойцы отряда сообщили ему, что в угнанном грузовике была бомба нового образца с ядовитым газом внутри. «Опасная штука. Могут пострадать невинные жители, если что-то случится». Рядового успокоило то, что стрелять по грузовику никто не собирался – такие выводы были сделаны из услышанного общения бойцов, пока Куруруги летел с ними.
Парень был членом местного ополчения, составленного из одиннадцатых-лоялистов и то, что его приписали к спецназу, было подарком судьбы. По крайней мере больше не придется выслушивать выкрики командира с оскорблениями в адрес японцев. Однако даже в таком случае экипировку пришлось оставить старую, да и оружия никто не выдал – ополчения никогда не выдавали оружия, зачем было переводить его на «жалкий мусор», которым их считали в верхах. Он бы, вполне возможно, поспорил бы с этим, да кто станет его слушать. Добиться внимания к себе, получить собственный голос, а затем усиленно трудиться, чтобы освободить свою страну от натиска Империи, используя доступные для этого легальные средства. Поступать так, как поступают террористы – не выход, ведь они вредят собственному населению сильнее, чем Британия и её граждане.
Сам парень-шатен имел способы, которыми можно было обойтись в его случае и без оружия для самозащиты, впрочем, он был вместе с бойцами спецназа, так что мог надеяться, что ему даже не придется вступать в бой. При высадке ничего экстренного не случилось. Их небольшой отряд стал продвигаться по территории гетто, осматривая окрестности на предмет засад повстанцев. Как только люди видели их, тут же бросались бежать, скрывались из виду. Они боялись солдат, боялись оружия, что было у них в руках. Впрочем, Сузаку был уверен, что они также бы стали прятаться, если бы увидели здесь вооруженных японцев – всем хочется жить, а люди с оружием не предвещают ничего хорошего.
Неизвестно как, рядовой отстал от основного отряда, задержавшись у одной из баррикад, около входа в канализацию под высотным шоссе, на котором, как предполагалось, и должен был ехать грузовик с опасным химическим оружием. Ему почудилось, будто среди завалов, созданных чтобы не дать никому зайти внутрь, а может, чтобы никто и не вышел, кто-то был. Спецназовцы не обратили на это никакого внимания и продолжили двигаться. Однако неожиданно прозвучал громкий хлопок, взрыв. Сверху стали сыпаться камни, железные балки и перекрытия, песок. Казалось, будто тот самый мост падал прямо на них. Что-то тяжелое ударило бойца по голове. Шлем принял на себя основной удар, спася голову от размозжения. Но Куруруги благополучно потерял сначала ориентацию, начав переваливаться между лежавшими на земле предметами, а затем и сознание, буквально рухнув среди обломков.
Вспомнить все это оказалось достаточно трудно, но позволило мыслям прийти в норму, образовав стройный ряд. «Я… Куру... руги Су… заку…», - он повторил своё имя, чтобы проверить, насколько сильно задело его голову: «Куруруги Сузаку», - а раз помнил его, то, вероятно, и жить будет, и сотрясения у него нет. Открыв глаза, первое что увидел лежащий посреди обломков военный был пронзающий белый свет дня. Привыкнув к нему, он стал видеть очертания неба, а также разрушенного моста. Перевернувшись грудью к земле, он попытался встать и у него даже получилось с первого раза. Голова слегка кружилась, поэтому, прежде чем полностью встать на ноги, он посидел на коленках. Поднявшись, Сузаку смог увидеть творившийся вокруг беспорядок полностью. Голова болела и мысль о том, что нигде не видно больше ни одной души, не сразу пришла к нему в голову.
Восстановление ориентации в пространстве и полный приход в чувства занял не больше минуты. Куруруги огляделся, пытаясь найти кого-нибудь из команды спецназовцев, с которыми был послан на задание, но никого не нашел. «Они, наверное, убежали далеко вперед. Да, кто будет останавливаться из-за какого-то одиннадцатого». Мост был обрушен под пологий склон, в конце которого выделялся странный силуэт транспортного средства – не то грузовик, не то автобус. Чтобы разглядеть получше военный использовал визор в своем шлеме и каково же было его удивление, когда он понял, что это именно тот грузовик, за которым они гонялись. Рядом не было никого, но у фургона открылась боковая дверь. Приблизив визор, он увидел внутри какое-то движение, по меньшей мере одного человека. «Террорист», - понял парень, а кто ещё мог оказаться в угнанной повстанцами машине? Насколько можно осторожно и быстро Сузаку стал подбираться ближе к грузовому автомобилю.

+4

14

События так стремительно набирали обороты, что могли бы легко вскружить голову кому угодно. Лелуш был в такой переделке, пожалуй, впервые, и, естественно, плохо представлял, как надо действовать. Повинуясь инстинкту самосохранения, юноша жался к стенкам грузовика, все также оставаясь невидимым за грудой металлических ящиков. Грузовик лихо трясло и местами разворачивало так, что желудок внутри делал резвый кульбит, старательно тесня печень и селезенку под ребра. Ламперуж закрыл глаза, крепко сжимая в ладонях шипящую рацию, с периодичностью в секунд десять выплевывающую обрывки слов и команд.
   "Я нахожусь в грузовике повстанцев, ведется обстрел. Выйти на связь через телефон? Опасно, спутники уже должны перекрыть все радио-волны, которые только возможны. Если они обнаружат вызов до Академии, могут проявить ненужную подозрительность. Что же делать?.. Спокойно. На что это больше всего похоже? Множество действующих лиц, ограничения по принятию решений, ошибка карается по всей строгости... Точно. Это ведь как быстрые шахматы." Для кого-то оно могло показаться глупостью, но не для Лелуша. Осознав, на каком поле ты играешь, проще всего привести силы к победе. Сейчас для него "победой" было бы - выбраться живым из этого дикого водоворота событий. Парень еще раз глянул на рацию. "Грузовик все еще не уничтожили. А ведь могли бы просто снести одним точным попаданием и все". Глаза сощурились, фиолетовый взгляд метнулся по тому, что находилось в кузове. Ящики, коробки, какой-то огромный контейнер... "Здесь должен быть какой-то важный груз. То, из-за чего они до сих пор держат своих собак на привязи, то, что нельзя потерять. Но что это?" В этот момент сильно тряхнуло и все будто вниз упало. Парня сильно приложило спиной, что чуть ни выронил рацию из рук, стукнулся затылком, благо, не так сильно, как мог бы. "... Авария?" Это был почти конец. Если его увидят тут и найдут в таком состоянии - а в том, что найдут, Лелуш не сомневался - его точно примут за террориста. По виску стекла капля пота, расширились от ужаса глаза. Нет, нет, он ведь еще ничего не успел сделать, так нельзя! Надо срочно выбираться и показать, что он - не с ними, да, да, именно так! Кашляя в рукав формы, юноша тяжело поднялся, отходя от произошедшего, и начал искать выход.
   "Черт подери, где же..." Сквозь дым было так сложно ориентироваться, что Лелуш потратил добрых секунд тридцать просто чтобы понять, в каком направлении стоит идти. Наконец, он смог разглядеть свет сквозь приоткрытую дверь кузова, видимо, расхлопнуло от удара. Двигаясь упорно вперед, Ламперуж еле-еле передвигал ватные ноги, придерживаясь ладонью за стену. Ему хотелось просто побыстрее отсюда выбраться и все. Чертова рация, которую он зачем-то до сих пор сжимал в руке, отправилась в карман формы до поры до времени.
   Снаружи слышался гул вертолетов и перестрелки, где-то далеко лязгал металл. "Они еще не успели добраться сюда, обвал смешал их планы!" Пронзившая мозг догадка принесла вместе с собой и искру надежды на то, что еще не все потеряно. Лелуш, осторожно, оглядываясь, вытащился из грузовика, ступая вперед. Так он прошел несколько метров, перед тем, как увидел впереди одиноко стоявшую фигуру. Юноша так и обмер. Если это солдат, а, видимо, он и есть, судя по цвету одежды, то дела Ламперужа с каждой секундой становятся все хуже и хуже.
   - Эй... Эй... - Слабо выдавил он, находя самый правдивый и гуманный способ решения проблемы,- Вы британец? Ну, слава Богу! Я уже потерял надежду, помогите! Я простой студент, ученик академии. Помогите, прошу! Я случайно сюда попал, в это все...
   Лелуш держался за локоть, будто за больной, и подволакивал за собой как бы поврежденную ногу. Его одежда была вся в пыли, а сам он совершенно не напоминал повстанца: и слишком молод, и особо телосложением не вышел, и вид вообще-то безобидный, чему сейчас сам юноша был несказанно рад. Может, и сработает. Если нет, то следовало срочно придумать иной план.

+2

15

Путь до грузовика был наполнен множеством каменно-бетонных обломков от обрушенного моста, образовывавших местами громоздкие кучи, однако такие препятствия не могли скрыть передвижения военного. Он, по сути, пересекал практически открытое поле, что в полной мере способствовало его обнаружению, сколь бы не пытался он передвигаться незаметно. К тому же Сузаку не сразу успел заметить, что из грузовика выбрался заподозренный им в террористических намерениях человек.
До транспортного средства Куруруги не дошёл буквально несколько метров, а продвигаться ближе было бессмысленно. Он начал рассматривать через визор подозреваемого. Тот на вид, впрочем, совсем не тянул на кого-то, причастного к такого рода действиям: совсем не японец, внешность у него западная, к тому же для террориста одет он был не подобающе, что-то вроде школьной униформы, к тому же на вид ему было не больше, чем самому рядовому. Это всё в совокупности казалось, по меньшей мере, странным, сталкиваться с малолетними преступниками ему доводилось, с террористами – нет. Действовать нужно было осторожно, мало ли что задумал этот парень. «Для террориста он выглядит странно и молодо, но в наше время можно ожидать всякого, стоит оставаться на стороже. Черт, кажется, он заметил меня!».
Сузаку услышал, как тот самый некто «террорист» попытался обратиться к нему, что четко и ясно символизировало молодому бойцу британской армии о провале его попыток остаться незамеченным. Впрочем, сам ландшафт не благоволил ему. «Студент, здесь? Как он оказался в подобном месте! Хотя нет, не так. Что же он забыл в машине, которую угнали террористы? Весьма и весьма подозрительно!» - Куруруги был безоружен, поэтому положиться мог лишь на свои навыки рукопашного боя. Да и то в том случае, если у стоящего перед ним нету оружия. «Но не может же он быть повстанцем, совсем не похож», - сомнения терзали рядового: «Но попасть сюда случайно, возможно ли чтобы так все и было…»
Пусть он и был бойцом армии Британии, однако как такого подданства рядовой Куруруги Сузаку не имел, посему был простым одиннадцатым, а стоящий перед ним, становилось ясно, ни кто иной, как британский студент соответствующей национальности. И если все именно так, то теперь перед ним появилась серьезная ответственность за гражданское лицо. «А лицо знакомое. Где я мог его видеть прежде?»
- Спокойно. Без паники, - начал Сузаку, сняв с лица респиратор, не торопливо подходя к британцу. – Как вы здесь оказались? – самый главный вопрос всего этого действа. Между тем боец смекнул, что не послал сигнал в штаб, что обнаружил в грузовик. Нажав на кнопку связи у себя на рации на правом плече, которая к счастью осталась цела, он сообщил: - Это четыреста четвертый, обнаружил цель. Определите мои координаты. Также здесь гражданский, похоже, что британский студент, - никто ему не ответил, что немножко раздосадовало, впрочем, оставалось лишь ждать подкрепление.
Между тем случайно брошенный на стоящего напротив юношу неожиданно освежил старые воспоминания. Такие старые, что можно было подивиться, как он только не стер их из памяти совсем. «Неужели… это ты…»
- Лелуш? – произнес неровным голосом рядовой, после чего снял шлем. – Это я, Сузаку, - словно флешбеком детские воспоминания об их старой дружбе пробежали в голове у японца.
Воссоединение было не долгим. Они двое стояли на достаточно близком к грузовику расстоянии. Куруруги услышал, как за спиной Лелуша что-то щелкнуло, и увидел свет, исходящий из фургона. «Что? Не может быть, газ, они запустили его!» - объект, похожий на сферу с выставляющимися из неё стержнями начал раскрываться. «Я должен спасти Лелуша!» - он быстро ринулся к нему и повалил на землю, закрыв лицо товарища своим респиратором, он не собирался рисковать его жизнью, тогда как свою был готов отдать в любой момент. Взглянув на грузовую машину, Куруруги увидел в раскрывшейся сфере девушку с зелеными волосами: - Это не газ? – только и успел произнести ошарашенный солдат.

+3

16

"Это война, будь готов ко всему. Очисти разум, будь холоден и спокоен. Только так ты сможешь отсюда выбраться." Лелуш всегда умел приспосабливаться к ситуации. Это было той способностью, которую он бережно взращивал в себе, оттачивая мастерство с каждой новой шахматной партией. Испытывая жестокое ощущение безоговорочной победы, он каждый раз все больше и больше убеждался в том, что эти - не соперники. Не ему, не тут. Его собственная война шла где-то там, далеко, и он мог только бессильно сжимать кулаки и каждый раз с упорством, которому позавидовал бы любой, оттачивать одно смертоносное движение за другим. Ход, еще ход. Просчитывать все наперед, чтобы быть готовым к тому единственному шансу, что однажды выпадет, обуздывать свои страсти, перестать быть их рабой. Они никогда не давали ему воли действовать так, как желал. Однажды он уничтожит этот мир.
   Фиолетовые глаза на секунду холодно сощурились, прощупывая насквозь солдата. "Собран, но растерян, ровно настолько, чтобы пропустить роковую случайную атаку, слишком беспечен. Не видит во мне врага, хотя и осознает странность обстоятельств. Слишком хорошо подготовлен физически, я ему не ровня. Только если неожиданно, внезапно". Опустив взгляд, заодно пересчитать все булыжники в зоне досягаемости, Лелуш вряд ли будет думать, если придется спасать свою жизнь таким путем, но он надеется, что до этого не дойдет. "Имперский военный, продажная тварь. Продажная, как и все они". Злость, которая гложет, нужно усмирить, направить в нужное русло. О, кто, как не он, научился быть мастером лицемерия!..
   Ламперуж выдавливает из себя робкую неуверенную улыбку, все так же придерживая "больной" локоть. Но, кажется, оно сходит с рук. Боец снимает маску, тем самым демонстрируя, что бояться его не стоит. "Дурень. Будь я настоящим террористом, ты был бы уже мертв. Чему вас только там учат?" Эта злость еще и на беспечность, она тугим комком свернулась под ребрами и ждет своего часа. Парень ее бережно баюкает, тише-тише, когда-нибудь я дам тебе волю, а пока спи.
   - Они взяли меня в заложники, а потом это все так быстро...
   Солдат проговаривает в рацию и просит, чтобы определили их координаты. Кажется, пронесло. Лелуш еще надежнее запихивает почти невидимым движением пальцев рацию в карман, оправляя манжету рубашки. Сейчас его жизнь зависит от этого молодого идиота, который что-то трещит по рации и даже не принимает его за террориста. На счастье Ламперужа, конечно, но как можно быть таким не профессионалом и.... Что и? Парень поднимает взгляд, когда по уху режет знакомое имя. Он так до сих пор и не всмотрелся внимательно в лицо. А ведь это... "Не может быть! Не может!... Су... Сузаку? Что? Почему? Ты здесь? Ты вступил в войска?... Како..." Слишком много потрясений за такой короткий день. Лелуш отшатывается назад, открывая рот, хватая воздух кусками, хотя что-то сказать, но не успевает, прерывает резкий непонятный звук со спины. Парень успевает обернуться, но тут же Куруруги напрыгивает на него и валит на землю, прижимая респиратор к лицу. Ламперуж сдавленно мычит, брыкается руками и ногами, больно в который раз уже за сегодня приложившись спиной об обломки металлоконструкций, как вдруг замирает, пораженный увиденным. Там не газ, там не оружие ("А ведь повстанцы говорили про оружие! Да и стали бы иначе их преследовать?"), там... девушка!
   - Сузаку! Сузаку, черт тебя возьми!..
   Остолбеневшего Куруруги парень спихивает с себя и бросается вперед к машине. Она жива хоть, что тут вообще, вашу мать, происходит?
   - Эй, ты в порядке, ты как? Ты меня слышишь, эй! Очнись, очнись!
   Глаза бешено бегают, дрожат руки, когда он обхватывает выпавшую из капсулы девчонку за предплечья, прижимая к себе, встряхивая. Она не может быть мертва, да что с этим миром, черт его дери, творится, не может. Только не еще одна смерть, только не это, он же обещал себе, что этого больше не будет, что он спасет столько, сколько сможет невинных, что никто больше не пострадает от Империи. А сейчас... Она умирает на его руках?
   - Ты жива?.. Очнись! Не умирай!!..
   Лелуш почти кричит, сжимая ее кожу до боли, он не чувствует дыхания, не вздымается грудь и плотно закрыты глаза. Она как кукла, безжизненная кукла на его коленях. "Что мне сделать, как помочь тебе, скажи! Я сделаю, ну же! Только не умирай, не умирай!.."

+4

17

[Уведомление]: СС может начинать игру в эпизоде, но не может совершать сколь либо значимых действий или даровать кому-либо из присутствующих гиасс.

0

18

"Прекрати кричать".
Эта мысль требованием отражается в ее глазах, когда Шицу, коротко вздохнув, открывает их - прямо навстречу чужому испуганному, умоляющему взгляду. Ошеломляющая близость этих эмоций, отчаянных и непонятных, на мгновение сбивает ведьму. Она пытается откинуться назад и вдруг всем телом ощущает, что все еще связана и что держат ее слишком крепко.

Капсула-клетка, распахнутая за его спиной. Покореженные стену военного фургона, развороченные плиты и резкий запах дыма. Британский солдат, совсем молодой, и выстрелы - совсем близко. Мир пришел в движение, и она попала в поток, который быстрее всего привел ведьму к ее цели.
Шицу снова перевела взгляд на лицо перепуганного принца. Мальчик так похож на Марианну...  Настолько, что в Пендрагоне спрятать его было бы невозможно. Наверное, только в Одиннадцатом секторе это сходство не бросается в глаза.
Ведьма вдруг расслабилась в руках сына Императрицы, разглядывая его с задумчивым любопытством. Туго стянутые ремни воротника не давали ей говорить, и Шицу повела плечом в попытке чуть отодвинуться - мальчик все еще был слишком близко. Она подняла спеленутые руки к его лицу - развяжи меня.

+2

19

Сузаку был нерасторопен, за что будет потом винить себя. Он не ринулся к девушке тот час, но последовал сразу за своим другом детства. Сейчас его мысли сконцентрировались на освобожденной узнице капсулы, некогда ему было думать друзья ли они с Лелушем и мог ли он действительно являться террористом, памятуя о сказанных в былые времена словах.
- Лелуш, успокойся, - говорит солдат мягко, но уверенно. Предаваться панике в такой момент может быть опасно. Подойдя к девушке, он поднёс ладонь к лицу и почувствовал дыхание, - Она жива, - затем расстегинул её руки за спиной и проверил пульс, - Все в порядке, жизнь вне опасности.
Сузаку даже сам успокоился, произнеся последнюю фразу. «С ней всё будет в порядке. Жива, без сознания, но жива, дышит, пульс стабильный, угроз нет», - юноша поспешил расстегнуть также и закованные ноги. Затем встал и осмотрелся. Поблизости не было никого. «Где же носит этот транспорт? Её надо доставить в лазарет, осмотреть».
- Странно это всё, - неожиданно произнес Курурги, посмотрел на парня рядом, - нам точно сказали, что в капсуле смертельный газ. Не понимаю.
«Неужели нам солгали? Нет, не может быть. Или террористы подменили в пути капсулу? Была ли такая возможность?» Сузаку был неуверен. Он был растерян и терялся в догадках, что же происходит вокруг этой капсулы. Причем тут могла быть девушка, с виду невинная и беззащитная. Зачем она могла понадобиться террористам или властям. Охотились то за ней, подключив большие ресурсы.

+1

20

- Дда, да, сейчас.
   Когда зеленоволосая открыла глаза, внутри все вздохнуло с облегчением. Жива, значит. Значит, еще не все потеряно в этой ужасной войне и для него. Отчего у Лелуша было настолько отчетливое ощущение этого? Он сам не мог бы сказать, но чувствовал: если даже так странно смогла выжить незнакомка, значит, и для него еще есть шанс в этом мире. Может, все и образуется. Да, точно. Вот сейчас они вместе с Сузаку вытащат ее, потом придет армия, и Сузаку все им объяснит, все наладится, обязательно, так и будет.
   Дрожащие пальцы вцепились в путы девушки, пытаясь ее от них освободить. Как вовремя подоспел Сузаку, который помог их одолеть. Действительно, что-что, а Лелуш был слаб в подобном. Руки девушки теперь не были обременены оковами. Парень подцепил маску, которая скрывала ее лицо наполовину, стаскивая до подбородка, чтобы девушка спокойно могла говорить. Куруруги растерянно обронил фразу по поводу газа. "И кто тебе сказал, эти чертовы британцы, а ты поверил?" - Чуть не сорвалось гневно с языка, но лишь холодной ненавистью блеснули на мгновение сузившиеся фиолетовые глаза.
   Рядом что-то рухнуло. Поднялась пыль. Явно скоро сюда должна была прибыть техника. "Что же делать? Нужно срочно выбираться отсюда, уходить. Даже если с Сузаку мы будем в безопасности, то военные могут нас просто не заметить и раздавить своими машинами". Что же... Взгляд метнулся по конструкциям.
   - Сузаку, помоги мне,- Лелуш подхватил девушку, перекидывая одну ее руку через свое плечо, вдвоем ее увести отсюда было бы явно проще. Но именно в этот момент они оказались под прицелом прожекторов. Щурясь на слишком яркий свет, Лелуш услышал:
   - Бросайте оружие, вы окружены!
  "Имперские войска, как быстро!" Дело принимало не самый благовидный оборот.

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn I. Awakening » 07.08.17. Дебют короля