По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив » Архив анкет » Эрика Лито


Эрика Лито

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Имя
Erica Litho|Эрика Лито
Настоящее имя: Brigitte von Wästernach|Бригитте вон Вестернах

Возраст, дата рождения
Восемнадцать полных лет. Родилась восемнадцатого мая 1999 года.

Политическая принадлежность
Рядовой батальона "красноплечих". Немка по национальности.

Биография
Младенчество и раннее детство, как и положено, совершенно не помнит, ограничиваясь лишь обрывочными воспоминаниями о женщине, которая почему-то плачет, уставившись в окно, и о том, как ее тащит от этой женщины суровая рука. Тем не менее, уже позже, со слов других, узнала, что та женщина - ее настоящая мать, а она сама - бастард знатной семьи Вестернах, незаконнорожденная дочь, по всем законам претендующая на наследство (все потому, что отец признал дочку, но, надо сказать, что поступок был более чем... поспешный). А вся правда в том, что жена Вестернаха никак не могла родить, хоть над ней бились лучшие лекари. Надо сказать, что отец, герой войны, осознавая и свою вину в измене, постарался как можно скорее забрать дочь к себе, но, являясь человеком военным и занимающим высокое положение в обществе, сделал это не столько из чувства вины, сколько из-за того, что нужен был наследник, если не будет такового после лечения жены. Меж тем, словно по велению злого рока, именно после признания дочери законной наследницей выяснилось, что досточтимая Вестернах беременна. С момента рождения сыновей-близнецов в семье, Бригитте тщательно скрывали и вообще старались отослать подальше, отчасти и из-за влияния жены отца, которая не хотела терпеть рядом со своими детьми чужую. Тем не менее, настоящая мать к тому времени давно скончалась из-за чахотки, а отсылать признанную дочь было бы еще большим позором, поэтому во всеуслышание было заявлено о крайней болезненности юной Вестернах, которой полезно теперь проводить больше времени на природе, а танцевать на балах и тосковать на приемах вредно.
Однако, следует сразу же отметить, что все события никак не отразились на характере Бригитте, до определенного времени она об этом не знала, что дало ей вполне счастливое детство: пока остальные бегали по балам и приемам, походя больше на кочаны капусты из-за нарядных одежд, она могла провести целый месяц в сельской местности, рисуя под присмотром престарелой нянечки. Более того, она росла совершенно непроблемным ребенком, которого счастливо миновали детская капризность и крикливость, зато щедрой рукой было насыпано доброты. Она совершенно спокойно отстаивала час на приеме раз в месяц, слушая о том, какая "болезненная девочка эта Вестернах" и улыбалась всем так, что было тяжело обвинить ее в желчности, свойственной больным людям.
Когда же ей прямо сообщили о факте ее рождения, Бригитте, как ни странно, ни на кого не обиделась. Она честно осознавала, что другой жизни у нее нет, и нужно мириться с этой. К тому же, будучи уже знакомой с принципами аристократического мира, к которому принадлежал ее отец, выбивший себе место кровью, пролитой на войне, она понимала, что иного выхода не было ни у кого, и жизнь ее, возможно, сложилась лучшим из возможных в данной ситуации вариантов. К тому же, на тот момент ей было уже пятнадцать, и, как и все подростки этого возраста, Вестернах считала себя взрослой. Но ее доброта и всепонимание, надо сказать... раздражали. Особенно человека военного, нетерпимого к наивности и желанию всем делать добро. Он приложил все усилия, чтобы сделать из дочки настоящего человека, в его понимании, даже отправил ее на обучение пилотирования роботов, но, сколько бы не бился, с лица Бригитте не сходила улыбка, а с глаз - бесконечное понимание и всепрощение. Альтруизм был непобедим, сколько бы времени она не посвящала осваиванию машины, которая должна убивать. Да, именно, у-би-вать. А она, меж тем, словно рождена была для пилотирования, хоть будто и не признавала настоящего назначения машины. Три года пролетели, мастерство пилотирования медленно шло вверх, а жизненные принципы не изменились. Конфликт становился все заметнее.
Возможно, будь у них больше времени на общение, они бы достигли взаимопонимания, однако ж, отец, доведенный до ручки крикливой женой и излишне доброй дочкой, принял решение, что обучить такую ненависти придется самым жестоким способом, отправляя Бригитте к "красноплечим", славящимся своей жестокостью. Чтобы скрыть свое участие в судьбе якобы "талантливой бедной девочки", он даже приготовил ей фальшивое имя, строго наказав не открывать никому тайну своего рождения. Итак, новым рядовым стала Эрика Лито. А настоящая Бригитте якобы тяжело заболела и больше не может показываться на публике.
Тем более, что на смерть безвестной девочки в батальоне мало кто обратит внимание, а проблем станет намного меньше. Их вообще не будет.

Внешность
Выглядит несколько младше своих лет, отчасти из-за небольшого роста и угловатого, нескладного телосложения, свойственного скорее подростку, нежели почти сформировавшейся девушке на пороге совершеннолетия. Волосы светлые, прямые, пострижены где-то на уровне плеч, всегда аккуратно причесаны, выглядят слабыми и слишком мягкими. Круглое лицо, слабо выраженный подбородок, пухлые щеки. Небольшой рот, губы чуть темнее цветом общего тона кожи. Нос прямой, узкий, короткий. Глаза большие, овальной формы, цвет радужки - голубой. Брови высокие, тонкие, светлые и слабозаметные. Небольшие уши, прикрытые прической. Челка длинная, спускается до кончика носа, поэтому постоянно откидывается чуть в сторону, но самая длинная ее прядь так и остается поперек лица, ничуть, впрочем, не мешая обзору.
Цвет кожи - светлый, но без болезненного оттенка. Никогда не загорает на солнце, скорее сгорает за час-два. Телосложение, как уже упоминалось, скорее свойственно неуклюжему подростку - впалый живот, острые коленки, острые плечи, присущая детям неуклюжесть. Грудь выражена слабо, бедра немного широковаты. Жесты неожиданно спокойные, плавные, мимика богата на выражения. Двигается почти всегда медленно, если ситуация не требует обратного. Голос звонкий, из-за чего старается говорить как можно тише.
В одежде не имеет особого выбора, на ней всегда форма батальона. Впрочем, до отправки на службу, одевалась так же в некоторое подобие формы, поэтому не испытывает особого дискомфорта.

Характер
Как была, так и остается непоколебимо добрым человеком, впрочем, отнюдь не наивным. Добросердечна, жизнерадостна, не способна к злости, с обостренной совестью и стремлением делать все хорошо. Общительна, но не болтлива, быстро входит в контакт с людьми. Не склонна ни к интригам, ни к вранью. Осознает, впрочем, что многим такой прямотой надоедает и умеет молчать, чтобы не вызывать гнева. Вообще, достаточно незаметна, если не хочет привлекать внимания. Немногословна, старается говорить строго по делу.
Меж тем, прекрасно понимает многие проблемы современного мира, и, пусть не в силах исправить их глобально, именно она будет до конца света переводить бабушек через дорогу и снимать котят с деревьев в утешение своей совести. Вымуштрована так, что подчиняется любым приказам, даже противоречащим ее убеждениям. К бунту неспособна. Склонна полюбить абсолютно любого человека, найдя в нем даже одну положительную черту. В компании, впрочем, больше сидит на заднем плане, особо не отмечая своего присутствия.
Имеет крайне дурную память в географии, попросту географический кретин, меж тем, как раз на местности ориентируется отлично, а вот сказать, на какой широте находится Берлин, попросту не способна. Единственное, что не путает - так это количество материков, в остальном же бездарно путается, как первоклассница.
Ответственна и пунктуальна, всегда сдерживает обещанное. Впрочем, впадает в ступор, если ее личное расписание по каким-то причинам выполнить нельзя, и натуральным образом глупеет, не понимая, что делать дальше. Сообразительна, впрочем. Не злопамятна, но способна принять только искренние извинения.
Любит поесть, впрочем, готова поделиться приготовленным со всеми.

Способности
Ранг пилотирования - С.
Относительно неплохо рисует, говорят, вполне сносно поет. Умеет варить кашу даже из башмака, если потребуется. В остальных бытовых вопросах бездарна, способна постирать белую рубашку с цветной майкой, а потом долго смотреть на результат в ступоре, или же зашить черный чулок белой ниткой.
Никаких боевых навыков не имеет.

Личное имущество
Не имеет

Читали ли вы правила?
Да

Связь с вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Erica Litho (2013-06-20 00:34:38)

0

2

Вполне. Это будет слегка подозрительно, но лишь слегка)
И будет причина, чтобы лечить мачеху Бригитте - нужен не только наследник-мальчик, но еще и просто здоровый ребенок.

От меня задание:

Описать первый день в батальоне Красноплечих, отношение сослуживцев к маленькой и слабой девочке. Отписывать за других персонажей можно. Основной упор прошу сделать именно на отношения с другими людьми - как к ним относится она и как относятся к ней.

Задание следует представить в виде отдельного поста в этой же теме. Объем поста любой, оформление согласно правилам форума.

0

3

Птицу-тройку взяла на себя смелость не использовать, не привыкла к ней. Все, о чем говорилось, было дописано.

Потертый чемодан бил по тощим ногам, оставлял красные пятна на острых коленках, несмотря на ткань формы - иногда его обладательница останавливалась, ставила свою ношу на пол и сверялась с часами на запястье, что было простой формальностью: она никуда не опаздывала, была в казармах уже явно до назначенного срока, но боялась даже шагу вступить навстречу тем, с кем будет теперь жить.

- ...а потом я ему и говорю, пошел ты знаешь куда со своими расистскими заморочками? - донеслось из-за угла. Неизвестная басовито рассмеялась, ей вторил чей-то смех позвонче. Лито было вытянула шею, смешно потянувшись к источнику шума, но тут же осеклась: может, тут так делать нельзя.

- Рядовой Лито? - то ли утверждающе, то ли вопросительно прозвучало из-за спины. Эрика подпрыгнула на месте и резко развернулась, роняя чемодан неловким движением ноги. Тот обиженно грохнул об пол и звякнул замками.

- Рядовой! Лито! Прибыла! Под ваше! Командование! - попыталась отчеканить она, но получилось глупо как-то, и Эрика замолчала, вытянувшись по струнке. Да и что добавить, если это не неуставная беседа, а словом "Устав" ее последнее время пугали чаще, чем в детстве монстром под кроватью... Эрика совершенно честно не знала, что ей делать и как себя вести, а ее звонкий и тонкий голос слабо подходил для отчетного тона.

Двое - мужчина и женщина - зачем-то переглянулись. Мужчина заговорил первым:

- Пойдем. Чемодан подбери только.

- Есть. - почему-то хрипло ответила Эрика и кинулась поднимать свои нехитрые вещи. Вещи! Нечего сказать, вещи, большую часть занимает сверток с принадлежностями для рисования, остальное делят запасной комплект формы, да нательное белье с предметами прочей личной гигиены, больше ничего взять с собой не решилась, да и незачем.

- Так каково твое отношение к войне? Ты понимаешь, что здесь гибнут люди, и что тебе придется убивать по приказу?

Эрика молчала. Зачем-то мяла в руках снятые с запястья часы, уже не стояла, вытянувшись в струнку, а кончики ушей у нее мучительно краснели. Все она понимала. Ей всех было жалко. Ей все люди были одинаково дороги. Но она все еще пыталась верить, как утопающий, хватающийся за сухую травинку, что ей придется сражаться с убийцами, а не стирать целые города с лица земли. Это был единственный способ хоть как-то оправдать свои ужасные поступки, которые ей только предстояло совершить во славу тяжело заболевшей леди Вестернах, о болезни которой кричали статьи в газетах.

"Я, несомненно, попаду в ад"

- Да, я понимаю, о чем вы говорите. - ответила она, поднимая голову и встречаясь неподдельно честными глазами с чужим взглядом. - Война - это ужасная необходимость. И я... понимаю, на что я иду.

Командир - теперь Эрика знала, что именно он является теперь ее командиром - то ли вздохнул, то ли выдохнул.

- Виктория, поручаю ее тебе.

- Так точно.

- Значит, родителей у тебя нет?

Эрика кивнула, почему-то вспомнив плачущую женщину у окна, но промолчала о любых подробностях. Отец сочинил ей достоверную легенду, хорошо вбив в голову нужные понятия и то, что увлекаться в рассказах не надо.

- А найтмеров сама решила пилотировать или посоветовал кто?

- Граф... вон... Вестернах. - с трудом выдавила Лито вместо привычного "отец". - Говорят, у него больная дочь, и он решил помогать сиротам от ее имени.

Ну да, было такое, ездил Вестернах в какой-то сиротский приют раз в два месяца. Отец относился к этому как к рутине, и уж точно бы не стал помогать никакой большеглазой сиротке исполнить какую-нибудь мечту. Он был добропорядочным семьянином, единственный проступок которого зачем-то обрел форму и стал расти, наполняя старый особняк шумом топающих ног. Но легенда остается легендой. Просто Эрике было очень стыдно врать улыбчивой Виктории.

Проходящие мимо - не оглядывались. Виктория иногда смотрела с плохо прикрытой жалостью. Ее здесь не отвергали и не собирались издеваться, но... Эрика снова почувствовала себя Бригитте на одном из торжественных приемов: нужной ровно до того момента, как последняя старая графиня клюнет ее сухими губами в щеку, пробормотав что-то о быстром росте детей. Потом ее, разнаряженную как куклу, забывали,  и ей просто нужно было стоять на одном месте. Вот и здесь: она была нужна как показатель доброты отца... нет, графа Вестернаха. А потом ей просто нужно было занимать нужное место и выполнять нужные функции.

Такова участь безымянной сиротки неизвестного приюта.

+2


Вы здесь » Code Geass » Архив » Архив анкет » Эрика Лито