По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » ❥ Пыль на свету


❥ Пыль на свету

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Немного альтернативной истории, где Наннали Британская попадает после трагедии на попечение Дома Сумераги.

Время, проведённое вместе с наследницей сакурадайтовой империи, не получается легко забыть, и в 2017-ом, оказавшись одна вновь, Наннали отвергает предложение Ренли, предпочитая остаться инкогнито.

Но Академия уже не защищает её в полной мере — или, хотя бы, девушке так кажется. Как нельзя кстати, по чуткой сети знакомств меж сильными мира сего, к ней приходит приглашение вновь погостить у Сумераги неопределённый срок... Предложение, принятое в угоду старой памяти. Старой памяти, оборачивающейся новыми взаимными чувствами.

Вот только вечные дела Кагуи — ещё подружки, или уже нет?.. — и никак не идущий из головы Дункан совершенно не способствуют затишью в душе принцессы.

+4

2

25 октября 2017

Лелуш сказал, что она сделала правильный выбор, и его голос в трубке казался теплым и ласковым, но отчего-то сомнения не оставляли Наннали. Возможно, правильнее было бы остаться в Академии Эшфорд, под опекой дяди Рубена, а не вешать на Кагую еще и ношу заботы о прикованном к креслу инвалиду. Это было в высшей степени эгоистичное решение, пусть даже Сумераги-химэ и предложила сама. Мысли о том, что это могло быть простым жестом вежливости, не покидали Нану ни на секунду — пока Кагуи не было рядом, конечно.

В те моменты, когда принцессы — Цветущей вишни и та-которая-больше-не-принцесса — виделись, Нана думала совсем о другом. У Кагуи чистый голос и светлые помыслы, а печали и мудрости в ее словах хватило бы на десятки взрослых. Она всегда была в движении, в какой-то работе, о которой не могла рассказать подруге, и Наннали лишь уверялась в том, что повисла на шее Кагуи лишним хомутом.

Дункан, пришедший поздравить бывшую принцессу, был нежен и заботлив, и Наннали почти забыла о своих треволнениях. Обрадовали и Юфи с Ренли, навестившие ее в чуждом им японском доме, одарили ее вниманием и удивительными вещами, но все равно на душе было неспокойно — Кагуи не было весь день. Не вернулась она и ближе к ночи, когда Дункан должен был покинуть дом Сумераги. Лишь глубокой ночью, когда служанка уже переодела Наннали в ночную сорочку, хозяйка дома наконец возвратилась. Скрыть свою грусть Нане не удалось.

Ты вечно в работе, — тихо проговорила она, заслышав легкие девичьи шаги. В голосе Наны слышен упрек, хотя у нее и нет на него права. — С возвращением, Кагуя-химе.

+5

3

Устала.

Как же дико она устала! С двадцать первого по сегодня, безотрывно вертелась вокруг онсена. Сначала всё подготовить, проверить и засекретить. Потом болтаться рядом, чтобы если что — среагировать оперативно. Не говоря уж о Зеро, о разговорах! Потом, наконец, всё прибрать и опять-таки засекретить. Только к обеду освободилась.

А что после обеда? Правильно. Надо появиться на полудесятке совещаний. Не бывает у владелиц международных конгломератов отпуска: пропади только на четверо суток — уже дров наломали! Уже успели! Как только у них времени хватает?

Раздала к девяти всем провинившимся моральных пинков — и что? Кусанаги! Вот что! Подплывает уже, а её же в карман не положишь, а перепоручать — боязно, аж жутко. Вдруг прошляпят мелочь какую? Всё же псу под хвост пойдёт!

...и вот так, в итоге, приходишь домой — нет, вползаешь домой — к полуночи в лучшем случае. И завтра опять будут проблемы с подлодкой, ну точно будут же! Ну, хотя бы послезавтра уже можно будет её сплавить и забыть, как страшный сон.

Да, если поначалу Кагуе было немного жалко вложить сразу такую кучу денег в одну машину, то теперь с радостью добавила бы ещё столько же, лишь бы уже сняли с её хрупких плеч этот высокотехнологичный подводный хомут. Остаётся надеяться, всё не зря, и в итоге Зеро Кусанаги пригодится.

А если не пригодится, я позвоню тёте Мариэ и попрошу отправить к нему убийц... — Да уж, экую глупость не придумаешь, когда вымотанная.

Но была ещё одна важная деталь, лихо перечёркивавшая всё напряжение последних дней. Стоит Кагуе только разузнать у слуг: не спит ещё её любимая гостья! — как шаги стремительно легчают, усталость сдувает с лица, коридор озаряет яркой улыбкой. Когда-то принцесса представляла себе так своё замужество...

Кто бы знал, я сама окажусь в роли мужа? — Хихикает мысленно она и светлеет пуще прежнего. Девочка могла лишь догадываться, что значила для Наннали, зато о себе точно знала: единственная — буквально практически, единственная! — подруга, близкая и родная, просто незаменимая. И помня, кто ждёт её дома, уходила, работала и возвращалась с невиданными энергией и энтузиазмом... Даже сама себя удивляла!

Вот только энтузиазм значит мало, когда одни крошки его достаются едва ли не первому в жизни человеку, о котором можно заботиться и которому ты сама, на сотню процентов, в силах сделать так хорошо, как захочется.

Или столь же плохо...

Привет, Нана! — Звонко и радостно оглашает спальню Кагуя — но осекается, будто щёлкнута по носу прохладной вежливостью и упрёком. — Да... Извини, пожалуйста.

Непокорное жизнелюбие японки, впрочем, вновь берёт вверх, и она уже на кровати, обнимающая давно не чужую принцессу.

Я бы сама хотела раньше, ты же знаешь...Но это будет предательством.Но мне нельзя. Важная я слишком... И не хочу испортить всё, что мне перепало.

Почуяв излишнюю грусть в своём тоне, меняет и тон, и тему:

Ну, ну правда! Просто время такое. Через пару дней всё наладится, и я как раньше дома к восьми. С выключенным телефоном. Честно! [ava]https://files.catbox.moe/hihuu6.png[/ava]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-02-12 20:59:10)

+6

4

Становится стыдно — жестоко и несправедливо упрекать и без того уставшую Кагую в недостатке внимания. В кольце тонких рук Нане тепло и невероятно спокойно, хотя ее принцесса и не может сказать ей всего.

Знаю. Прости, — приникая к ее плечу, обхватывая за талию, перебирая кончиками пальцев длинные жесткие пряди. Волосы у Кагуи так похожи на мамины и брата, что прикосновение к ним неизменно вызывает улыбку на губах. — Просто я надеялась раньше.. сегодня.

..только сегодня, потому что сегодня важный день, особенный. Думать так — эгоистично, и все же...

Ты незаменима, — улыбается она. Трется кончиком носа, коротко фыркает. Наннали не представляет, насколько незаменима Кагуя, но даже так, не сомневается в ее ценности для конгломерата, дела покойных родителей. — Я могла бы поговорить с Ренли, если это чем-то поможет...

Но честно сказать — говорить о делах не хочется. Нана пока еще мало что понимает в экономике и финансах, но активно вникает в эту тему, в надежде помогать подруге во всем, а ее теплые отношения с императорской семьей однажды могли бы помочь Сумераги добиться большего успеха, чем добилась бы Кагуя только своими силами. Рассчитывать на семью, от которой сама отказалась, — еще одно проявление эгоизма, но ради Сумераги-химэ — можно.

Ловлю на слове, — улыбается она, веря ей. Выключенный телефон — как символ исключительного внимания Кагуи, что будет принадлежать одной только Наннали.

+5

5

Просто я надеялась раньше.. сегодня. — С распахнутым широко в глупой улыбке ртом принцесса Киото выглядит весьма комично. К её стыдливому облегчению, та, от кого хотелось бы это скрыть, не увидит. А служанка уже вежливо удаляется. Забыла!

Так вот почему ни свет ни заря начал попискивать верный цифровой помощник! Жаль только, "ни свет ни заря", в обычное время совершенно нормальное для девочки, в этот раз грозило оставить ей всего пять часов на сон, и было пресечено самым бескомпромиссным способом. Нет, не ударом неповинной ни в чём машинки об стену, конечно; просто очень решительным выключением напоминалки и стремительным засыпанием обратно.

Я надеялась всё успеть... Я могла бы перенести, если бы спохватилась хотя бы за месяц наперёд! Я такая дурочка, Нана, — грустит она. — Слишком самоуверенная дурочка. А ты говоришь, я могу надеяться на других... Я на себя понадеяться не могу толком!

Пытаясь будто загладить вину, Кагуя мягко тискает Нану, вспоминая лихорадочно, что распоряжалась устроить сегодня. Вроде бы... Вроде бы всё правильно. Угощение, приём для гостей; кажется, даже была заказана не слишком изощрённая программа развлечений. А в итоге вышло, будто она подарила бедняжке праздник, на который единственная не явилась.

Может, Кагуя и вправе игнорировать собственный день рождения. Это уже её дело, в конце концов. Но чужой? Зная, что он так много значит?!

Нет, нет, не надо. Я не думаю, что они особо помогут... А если и помогут, — насупилась девочка, — я всё равно откажусь. Не решаю я проблемы таким наглым "блатом"!

На самом деле она прекрасно знала — в бизнесе все средства хороши. И "блат" бы резво пошёл в дело, будь нужда или просто особо вкусная возможность. Покамест, всё же, не находилось ни нужды, ни возможности, и принцесса пребывала в благостном неведении относительно того, на какие методы на самом деле способна.

Ловлю на слове.

Лови! — Хихикает в ответ. — Вот смотри, я выключила уже. Хотя поздновато, но! — Потверждает она свои слова краткой прощальной вибрацией КПК, прислоненного к запястью подружки.

А у меня ещё небольшой сюрприз. Хотя я думала подождать до того дня, когда можно будет всё показать на деле, но почему бы и не сегодня? — Воодушевлённо дразнит Нану интересностями. — Во-первых, я нашла способ для тебя ездить со мной иногда так, чтобы ты нигде не "светилась". В самом крайнем случае, выдадим тебе веер! — Полушуточное, но на редкость ведь действенное предложение.

Во-вторых, я на этих выходных хочу поехать чего-нибудь себе и тебе купить. М? М-м-м? — В голосе так и сверкала грядущая магазинная вседозволенность. [ava]https://files.catbox.moe/9nswyw.png[/ava]

+5

6

Все в порядке, — мягко пытается успокоить ее Наннали, но Кагуя в своих переживаниях — сила непреодолимая, и подруге остается лишь держаться за эту силу покрепче да ждать, когда утихнет первая волна. Или не первая?.. Покладистая и гибкая Нана нередко замечала за принцессой Сумераги зачатки самого настоящего тирана. Руководствовался этот тиран исключительно добрыми побуждениями, был мягок и очарователен, но упрямо стоял на своем: спорить, утешать, уверять, уговаривать — попросту бес-по-лез-но.

..это напоминало Лелуша. Брата, который умудрялся совместить выполнение пустячного каприза любимой младшей сестры и при этом остаться при своих. Временами Наннали размышляла о том, как бы выкрутился Лелуш, если бы она попросила его остаться с ней. Наверное, она создала бы этим массу проблем.

Но главное, что она сейчас здесь. Это лучший подарок за весь день. А может быть и за всю жизнь, — думает украдкой, сама смущаясь собственных мыслей.

Улыбается, чувствуя вибрацию выключающегося-то телефона. На самом деле, доказывать было ни к чему. Наннали и без всяких доказательств верила Кагуе, чувствовала всем нутром, что та не лжет ей — и не стала бы.

Способ? — Переспрашивает недоуменно. Наннали тяжело представить себе, как можно спрятать массивное инвалидное кресло, но если Кагуя так говорит... — Это было бы так чудесно! — В порыве почти готова расцеловать подругу, но ограничивается пылким объятием, счастливой улыбкой и рефлекторным переходом с японского на английский.

И смеется, отвечая разом на все идеи Кагуи: и на предложение совместного похода в магазин, и на удивительный загадочный способ.

Пожалуйста, выбери мне самый красивый веер.

+5

7

24 декабря 2017

Дом Сумераги отмечал Рождество тихо, "по-семейному". Британские гости, если и были приглашены, то лишь по настоянию Наннали, и ощущали себя не в своей тарелке: японцы переняли чужой праздник очень быстро, и так же быстро переиначили, сделав для исконных "владельцев" весьма необычным.

Здесь были, зато, знакомый уже Нане старик Кирихара, главы всех побочных семей клана, множество партнёров Сумераги, чиновники NAC и шут ещё пойми кто. Даже главы остальных Благородных Домов отметились, пусть недолго, спеша на собственные праздники. Прорва дальник родственников, знакомых и иностранных партнёров ограничились, к счастью, письменными и электронными поздравлениями.

Сама же принцесса Киото отлучалась сегодня лишь на бал Генерал-Губернатора. Таким нехитрым способом цвет общества 11-го признавал превосходство её самой, её рода и имени, наполняя юную улыбчивую девушку в глазах неожиданно это осознавших совершенно новым весом.

Особенно Наннали запомнится одна всё же прибывшая представительница "родни в седьмом колене". На редкость взрослым, властным голосом она походила на одну из императриц-консортов, но звучала необычно ласково...

И, чувствовала Нана, ласка — ложная, обманчивая; прикрывается ею умело опасный хищник, прячет острые когти и клыки под, несомненно, милой и ухоженной улыбкой.

Женщина с ласковым голосом разливала вокруг ауру холодной спокойной зловещести, леденящей кровь и парализующей на месте. От её внимания становилось тяжело дышать.

Но, вроде бы, к ним с Кагуей эта воплощённая зловещесть была дружелюбной, обещала защиту и поддержку совершенно искренне своим полушутливым "А у тебя хороший вкус, Кагуя, девочка моя", заставившим упомянутую девочку почему-то задуматься о странном и слегка зардеться.

Оставалось лишь догадываться, как чувствуют себя её враги... И откуда такие друзья у юной Сумераги. [ava]https://files.catbox.moe/h0pmm7.png[/ava]

+3

8

Дункану здесь было определенно неловко, а Наннали — неловко, что позвала Дункана. Его внимание, поддержка и участие, несомненно, были важны для нее — возможно, даже важнее звонка Лелуша и короткого разговора с Юфи, но за собственный эгоизм было действительно стыдно.

Слово "эгоизм" вообще стало постоянным ее спутником с тех пор как Наннали переехала к Сумераги. Она привлекала много внимания, но еще больше — требовала, конечно, в своей специфической манере. Она часто обижалась и так же часто одергивала себя за неправомерность своих обид. Она ловила каждое слово и каждое движение своей покровительницы с жадностью — и такого с ней не было никогда: ни с Сузаку, ни с Дунканом, ни даже с Лелушем.

Люди на вечере были удивительно разные. Большинство из них таили опасность — оно и понятно, конечно. Японцы, пережившие войну и не потерявшие своего влияния, не могли оказаться людьми простыми и открытыми, но для Наннали отчасти стало откровением насколько эти люди непросты. Это напоминало ей столицу, где она провела несколько дней после возвращения: придворные отличались лишь количеством, но как и здесь — несмотря на внешнюю общность, каждый был сам за себя. Нана не сомневалась, что будь это выгодно, любой из них не постеснялся бы самых крайних и жестоких мер. Взять хотя бы эту ласково-вкрадчивую женщину, что не стесняясь взяла Наннали за руки, отчего девочку едва не скрутило от страха.

А у тебя хороший вкус, — сладко пропела она Кагуе, и Нана покрепче ухватилась за похваленный веер, подарок принцессы. Появление подруги было сродни спасению. Передав ручки кресла хозяйке дома, Дункан был вынужден распрощаться с Наннали — и на прощание она тихо извинилась перед ним. Короткое касание рук дало понять ей, что ее названый рыцарь совсем не злится — и, кажется, даже улыбается.

Как прошел бал во дворце? — Интересуется Наннали, пока Кагуя увозит ее от гостей. — Может быть, мне тоже следовало принять приглашение?..

Оно — это приглашение — действительно было, но Нана отказалась, оставшись дома. Дом Сумераги действительно стал ей тем самым домом, которым не стала Вилла Ариес и Академия Эшфорд, и отношение к ней здесь стало соответствующим: как к младшей хозяйке, пожалуй. Хотя думать об этом было слишком смело.

Там такой ворох подарков, что даже страшно приступать, — смеется она, накрывая ладошкой ладонь Кагуи, когда они остаются одни.

+4

9

Как прошел бал во дворце? Может быть, мне тоже следовало принять приглашение?..

Ну, как тебе сказать... Обычно? — Не нашлась сразу Кагуя. В самом деле — обычно. С большим размахом, с множеством гостей. Даже у неё самой задержались надолго лишь несколько десятков человек; счёт посетивших бал же шёл на сотни. И в основном каждого волновало в первую очередь показаться, отметиться там. Чего греха таить, тоже за тем ведь ездила. — Куча народу, показное веселье. Вот поэтому я, знаешь, не люблю приглашать ну просто очень-очень много гостей. Даже не поздороваешься с каждым.

Не всякий рискнул бы отказаться от приглашения Генерал-Губернатора. Нана вряд ли подумала о том, что подобное пренебрежение дворянской милостью значит — эту невинную искренность в ней и ценила особенно подружка. Подружка? И с чего бы краснела подружка от похвалы вееру? Конечно, не вееру. Зная тётю...

Принцесса смущённо хихикнула на слова о подарках, скользнув мыслями вновь куда-то туда и в сторону. Кем стала ей Наннали? За несколько месяцев, проведённых в практически непрерывной спешной лихорадке, стремлении попасть домой, к ней, поскорее... Ведь не было никогда раньше такого. И не смогла бы теперь представить, как живёт опять одна.

Милую хрупкую русую девушку принял её дом, семья, друзья и она сама. Пусть Кагуя и не чувствовала ни разу задорных пугливых искр, как тогда, выдумав себе всякого, с Ренли, и мягкого благоговения, накатывающего при редких личных встречах с Зеро. Ей просто хорошо, весело, и хочется быть больше рядом со своей... Всё-таки не совсем подругой.

Даже тётя Мариэ с одного взгляда заметила... И правда, нюх у неё, — удивлялась слегка обиженно.

Хоть и бывал Дункан в этом доме чаще, чем предпочла бы его хозяйка (ну, то есть, чаще чем никогда!), напоминая одним видом своим о том, как должно по-правильному всё случаться, ничего страшного. Посмотреть на Нану только — и ясно, кто ей больше нужен. А если ошибается... Силой не удержишь.

Японка прекрасно понимала: не каждая, ой, не каждая, подобно ей, станет размышлять шутливо о себе на месте мужа и краснеть с лёгким удовольствием от намёков в сторону другой девочки. И навязывать... Она бы просто не смогла. Особенно этой воплощённой чистоте в легко скользящем по полу кресле. Не смогла бы, даже чувствуя взаимность — терзающе неявную пока, непонятную той самой, но заметную уже снаружи.

А давай разберём! И мои, и твои, — весело предлагает Кагуя. Из подарков для Наны, наверное, половина — от неё. — Я помогу, чтобы не было страшно.

Она ведёт себя по-дружески, упиваясь и такой близостью, опасаясь поторопиться и всё испортить. Чем дальше... Тем меньше у них секретов и больше доверия. Скоро — или не скоро, но со временем обязательно — будет уже можно. [ava]https://files.catbox.moe/rvo1nv.png[/ava]

+3

10

14 февраля 2018

Японца, верно, удивила бы та легкость и простота, с которой Наннали подошла к подготовке ко Дню Святого Валентина. Что-то почти естественное, простое — сказать спасибо дорогому человеку. Досталось домашнего шоколада и Дункану — без единой мысли о неприемлемости подобного или о сокрытых в этом жесте подтекстах.

Наннали хотела сказать "ты дорог мне" и не без помощи сиделки намешивала массу, которой предстояло стать очаровательной шоколадной фигуркой. Шоколад выходил сладким — несколько раз он лип к рукам, и Нана слизывала его, смеясь. Смеялась и помощница: очевидно, зрелище маленькой экс-принцессы, избавляющегося от липкой массы, было действительно очаровательным.

Вы с молодой госпожой стали очень близки, — мягко говорит женщина, забирая у Наннали миску и венчик. А Нана, сжимая подаренную Дунканом подвеску в ладони, улыбается смущенно и настороженно.

У меня чувство, будто я всегда знала ее.

Что подумал Дункан — никто так и не узнал, потому что вскоре его вызвали по службе: все курсанты были мобилизованы из-за нестабильной ситуации в секторе. А Наннали осталась дожидаться Кагую — изменившуюся, будто бы повзрослевшую всего за несколько месяцев. Тяжесть трудных решений легла на плечи японской принцессы, и ее подруга чувствовала бы себе совершенно беспомощной перед этой напастью, если бы не знала, что при ней Кагуя неизменно улыбается. Не через силу — а в самом деле улыбается, отпуская все треволнения прочь.

Поздравляю, — улыбается девочка, протягивая подруге коробочку с шоколадом. Она не знает, что на торце сиделка написала те слова, в которых сама Наннали боялась признаться даже себе. Не "ты дорога мне", нет.

"Ты — часть моей души".

+3

11

14 марта 2018

Подарок месяц назад, как ничто ранее, выбил из колеи принцессу. И совсем не в плохом смысле. Она сказала себе почти сразу, конечно: — Нана британка ведь! У них всё иначе, у них это ничего не значит! — но всё равно могла бы расплавить бедные шоколадки одним только излучением вспыхнувшего мгновенно лица.

Просто... Не ожидала. И отругала себя за трусость потом. И коробку спрятала, бережно уложив среди ценных памятных вещей.

Часть моей души. — Без всякой задней мысли Нана сделала шаг, к которому она так и не смогла себя подготовить. Ну, не смешно ли?

Зато теперь Кагуе будто подвесили крылья и убрали пред ней все преграды.

Принято отплачивать втройне — эта традиция сегодня забыта. Помимо огромной шоколадно-зефирно-фруктовой композиции (специально взяла несколько уроков, чтобы сделать самой хоть часть и не опростоволоситься) — пусть визуально простая неказистая плитка, главным тут был вкус — сегодня у (для кого-то, но не для дарящей!) бывшей принцессы изрядно расширился белыми одеяниями гардероб. Даже несколько украшений нашли место там. Их оказалось подобрать особенно сложно: в первую очередь Наннали всегда шла простота.

Узнает об остальных подарках, впрочем, она ещё не скоро и случайно — не хотела юная Сумераги смущать зазря, да и настолько прямой быть ещё не решилась. А вот сладости — лично в руки!

Happy White Day, — светится улыбкой Кагуя, запихивая как можно глубже желание замяться и тихо покраснеть. Белый день — уже не "валентинки"; наверняка и столь невинное создание догадается, куда ветер дует.

А как лучше? Чтобы догадалась, или нет? Щекотное чувство, "И хочется, и колется". А если догадается, и откажется?!

Не должна ведь...

В белый шоколад вплавлены нити тёмного, складывающиеся в неосязаемую, оставленную лишь для самой себя там создательницей напоминалку о пока невозможном, слишком наглом признании:
[ava]https://files.catbox.moe/4iod5l.png[/ava]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-02-26 13:46:05)

+4


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » ❥ Пыль на свету