По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 07.12.17. Proc-e-дура


07.12.17. Proc-e-дура

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 7 декабря 2017 года
2. Время старта: 22:55
3. Время окончания: -
4. Погода: прохладно, сумерки
5. Персонажи: Элис Блэкберри (Энджела Грей), GM (Euphemia li Britannia)
6. Место действия: пригород Нео-Токио
7. Игровая ситуация: дневные сюрпризы сменяются вечерними - у Элис вновь посетитель на 55 минуте отбоя.
8. Текущая очередность: gm, Элис

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+3

2

Джек Ричер (?)
Синяя форма удобна, разве что висит мешком — большая в плечах, да и вообще большая. Джеки — а он на сегодня именно Джеки, — хрипит-смеется над собой, разглаживая на впалом пузе мятую рубашку. Шарк-шарк, шарк-шарк. Тапочки тоже синие, практически в тон, если это имеет какое-то значение.

Джеки любит новеньких, очень любит. Он сегодня проходил мимо, видел. Утончена словно кукла, а взгляд испуганно-тяжелый. Джеки любит таких, любит медицину. Карточка девчушки висит в прозрачном кармане на её кровати. Джеки достает ручку и чиркает на листочках кривое солнышко. Какая ирония.

— Меня послали проверить ваше самочувствие, — глаза пропадают с лица совсем, улыбка дублируется полумесяцами век и пушистыми ресницами, — вам невероятно скучно?

Джеки хихикает про себя, копировать пафосную манеру разговора докторов не составляет труда. А сам взглядом ведет по тонким лодыжкам, даже под пижамой видно насколько хрупкие косточки. Не важно, если она спит, так будет даже лучше. Джеки продолжает болтать.

— К вам сегодня приходили? — Уверенный тон, синяя форма и именная карточка на груди — Джек Ричер. Джеки клонит голову к плечу, оглаживая взглядом длинные светлые волосы: — Ваша семья навещает вас?

+2

3

Всё это время, «Серый ангел» обдумывала очередной прожитый день и полученную информацию. Всё, что ей оставалось делать, - это терпеливо ждать когда, наконец, она сможет снова ходить, чтобы активно заняться поиском ответов на все интересующие её вопросы о похитителях и о тех хирургах-маньяках, которые отнеслись к ней, как к безвольной подопытной крысе. Не прошло бы и дня, чтобы девушка об этом не вспомнила и не дрожала бы от негодования, испытывая в своём сердце жгучую ненависть к этим «нелюдям». Именно поэтому этой ночью у неё была бессонница.
«Судя по СМС-кам на телефоне Энджел, всё это произошло за день до моего похищения. Последняя СМС является важной уликой, подтверждающей мою версию: эта капризная девушка не хотела набираться терпения и лечится, поэтому она связалась с дурной компанией, пожелав себе новое тело. Поэтому «поставщик» специально искал жертву-донора, более-менее похожую на саму Эндж. А в морге он посмотреть не мог? Ведь можно взять тело человека, у которого умер мозг, но тело цело, и сделать потом пластическую операцию! Ведь мертвецы, - это официально не существующие в этом мире люди. Зачем же мучить невинного живого человека, у которого своя жизнь, близкие люди, которые его знают, своя личность? Думала ли она об этом, когда соглашалась? Совесть и кошмары её не мучают? В любом случае, она совершила преступление, плата за которое будет огромная».
После этого, «Энджел» повернулась на бок, руками передвигая неподвижные ноги.
«Так, телефон у меня есть. Но есть ли там интернет? Достаточно ли его будет, чтобы я могла постучаться в личку Алекс и сообщить ей о случившемся? Всё говорить не буду, - не поверит. Просто намекну и попрошу навести справки на похищения британских граждан, т.е. временно передам эстафету детектива… Но до этого, предупрежу, чтобы она чистила беседу от сообщений, - кто-нибудь может взломать наши аккаунты и вести слежку переписки. Как-никак, а пока я застряла здесь, мне нужен надёжный человек, который мне бы помог…»
Но тут её отвлёкло шарканье чьих-то тапок. Сначала блондинка подумала, что это сосед по палате вышел справить нужду, но звук становился всё громче и отчётливее.
«Грабитель? Убийца? Сумасшедший?» – мелькнуло в её голове. Девушка быстро притворилась спящей, в надежде, что её никто не заметит. Её слух улавливает чирканье ручкой по бумаге и это совсем рядом. Значит, незваный гость пришёл именно «по её душу». Сердце бедняжки заколотилось от страха и чувства незащищённости. Ноги не могли двигаться, поэтому пинаться и бежать Эндж не могла, а до инвалидного кресла надо успеть доползти… Да и на нём быстро не укатишься. Обороняться она могла только руками. Из подручных предметов на тумбочке были только книги и телефон, - в качестве метательного или дробящего оружия подойдут. Она может нажать кнопку вызова медперсонала, - ведь они должны дежурить в ночную смену, если, конечно, незнакомец их всех не вырубил или не выкрутил пробки. Можно закричать, как крайний вариант, - опять же, девушка понимала, что предполагаемый «преступник»… Да-да, именно «преступник», потому что все порядочные посетители приходят только днём в специально отведённое время для посещений, а не проникают тайком тогда, когда все уже третий сон видят. Потому ночь, - это идеальное время суток для совершения преступлений. Когда люди спят, никаких свидетелей нет. Так вот, британка предполагала, что незваный гость мог предусмотреть все варианты её «ходов» на шахматной доске и заранее расставить свои фигуры, чтобы при «шахе» не было возможности убежать на свободную клетку. А на крик медперсонал мог не откликнуться в двух случаях: либо его усыпили, либо «кто-то из больных опять истерику закатывает», - короче, фраза «Волк! Волк!» не окажет никакого эффекта. Но прежде чем действовать, Энджел должна была выяснить, что этому человеку нужно. Она всё также продолжала прикидываться спящей, не отвечая на все его вопросы, надеясь, что он сам уйдёт, когда ему наскучит.
Но, похоже, «маньяк» не собирался уходить. Тогда девушка решила встретиться лицом к лицу с опасностью со всей своей боевой готовностью. Шевельнувшись под одеялом и, опираясь на локти, пристав на кровати, она обратила взор своих холодных стальных глаз на нарушителя и произнесла тихо, но с холодным тоном, игнорируя все формальности:
– Кто вы такой? Что вам нужно?!

+2

4

Джеки Ричер (?)
«Не спит!»

Мужчина торжествующее склонил голову на бок, разглядывая девчушку перед собой. Вполне, вполне. Красивая. И что же с ней сделали? Джеки был умен, но недостаточно — вникать в эти бумажки с кривым солнышком не хотелось совершенно. Зачем, для чего? Он здесь совсем по другому делу.

— Я врач, деточка, — с хрипотцой произнес он, наклоняясь над больной. — Что же вы кричите? Тшш.

Джеки присел на край кровати, заботливо поправляя одеяло и прихлопывая сверху. Для образа не хватало лишь очков, но это недоросль опять нацепил линзы. А их, если и снимать, то только выковыривать вместе с глазными яблоками. Не-е, Джеки послушный и не будет никому причинять вред.

— Ваша семья вас навещает? — Настойчиво повторил свой вопрос, прокручивая ручку в руках. Он хорошо постарался в этот раз, в этот раз его не скоро хватятся.

По коридору бесшумной тенью прошла медсестра, держа путь, как и всегда, в склад медикаментов. Туда, как помнится, часто по вечерам захаживал и его лечащий врач. Джеки знает.

— Ты думаешь о том, почему здесь оказалась именно ты? — Прямой взгляд, легкая улыбка, показывающая ровные зубы, почти забота в глазах. Джеки и самому было интересно — почему он здесь. Вдруг вместе они отыщут ответ.

Тёмные брызги на голубой форме смотрелись, честно говоря, ужасно. Хорошо, что на спине. Не время пугать.

+3

5

«Врач? Так я тебе и поверила! Меня один раз так обманули. Больше я не поведусь», – подумала пациентка, стараясь отодвинутся подальше от «доктора» и поближе к тумбочке при помощи рук. Все её неатрофированные мускулы (за исключением ног) были напряжены.
– А почему вы не могли днём прийти? – шёпотом неосторожно оборонила она.
«Маньяк, он точно маньяк-извращенец! Я о таких случаях в интернете читала, в некоторых фильмах для взрослых, тайком от родителей, смотрела! Такие пользуются беззащитностью пациента и совершают преступления! Если нападёт на меня, - точно убью! И плевать на законы, это вынужденная самозащита! Тюрьмой меня не запугаешь, я уже видела камеру с сумасшедшими», – мысленно рассуждала Энжел.
Её паранойя, которая до того «рокового дня» была ей не присуща, объяснялась психической травмой, полученной после того пережитого ужаса. Теперь она больше не могла доверять ни одному постороннему человеку. Тем более, те «хирурги» не стали бы её так просто отпускать, а обязательно установили бы слежку. Этим «шпионом» мог оказаться каждый: от медсестры или посетителя, до пациента или, например, до этого «доктора», который на такового не был похож.
На вопрос «доктора» о семье, девушка решила ответить, лишь бы он её не доставал глупыми вопросами.
– Нет, – коротко ответила она, продолжая насторожено смотреть на силуэт незваного гостя и уже заранее спрятав за спиной книгу, незаметно взятую с тумбочки, - так, на всякий случай.
— Ты думаешь о том, почему здесь оказалась именно ты?
«Вопрос с подвохом? Он знает что-то о пересадке мозга? Или же он что-то подозревает? Да если я ему об этом скажу, - меня сразу в психушке запрут! Что же делать?»
Минутная пауза. За это время, «Мышонок» обдумывала варианты ответов: 1) ответить ему «да» и ждать его дальнейших вопросов; 2) ответить ему «нет», т.е. соврать ему; 3) указать на медицинскую карточку (которую в полутьме прочитать невозможно и вредно для зрения); 4) рассказать ему то, что она прочитала из этой карточки, ссылаясь, что это был просто «несчастный случай». Вариант «5» - «рассказать ему о нелегальных экспериментах» не обсуждался, - никто не поверит. В самый последний момент, в голове возник шестой вариант, который Энжел и выбрала, - «Вариант № 6: «Риторический вопрос?»»:
– Это риторический вопрос? – спросила она. По её мнению, это был наиболее подходящий вариант, позволявший ей уклониться от заданного вопроса, на который и вправду не было ответа.
«Увы, не прошло бы и дня, чтобы я не задалась вопросом: «Почему это случилось именно со мной?!» и тайно не горевала бы об этом. Единственный ответ на этот вопрос, - это «судьба». С одной стороны, - это наказание Божье, за мою наивность и неосторожность, с другой, - испытание на прочность, с целью получения жизненного опыта. Не знаю, как объяснить это иначе», – думала она.
БУМ!
От мыслей её тут же отвлекла боль в спине. И в голове. Девушка, погруженная в свои мысли, не заметила, что пытаясь отодвинутся от подозрительного субъекта как можно дальше, пересекла руками край кровати. От испуга, она автоматически подняла руки вверх, в попытке схватиться за что-нибудь, напрочь забыв, что в одной руке у неё книга. И эта книга, выпавшая из её рук, огрела британку по голове. Потребовалась минута, прежде чем Энж осознала, что произошло.
"Я что, - на полу? Нет, на кровать я не хочу возвращаться! Там "Доктор Монстр"! Живо убегаем! То есть, уползаем!"
Находясь всё ещё панике, подобно маленькому ребёнку, насмотревшемуся ужастиков, девушке удалось, наконец, нащупать инвалидную коляску и взобраться на неё, хоть это было непросто: ноги отказывались выполнить даже простое приседание, вся нагрузка пришлась именно на руки. Наконец, усевшись в кресло, Энжел тихо произнесла:
- Я "по-маленькому". Спасибо, но я всё сама.
На самом деле, она всего лишь хотела сбежать от доктора. Внутренний голос говорил ей, что нельзя верить этому незнакомцу, плюс, паранойя давала знать о себе. Быстро перебирая уставшими руками колёса своей коляски, девушка поспешила покинуть палату.
Перемещаясь по коридору, "Мышка" не знала, куда ей временно юркнуть и спрятаться от "Голодного кота". В коридоре её мог заметить медперсонал, который пока ей не встречался. Несмотря на то, что она быстро научилась управлять коляской, представив себе, что это машина, - всё равно далеко на коляске не укатишь. Преградой служат лестницы с которых ты можешь упасть и сломать себе шею. А вот до лифта чтобы добраться, - надо повернуть обратно и ехать вперёд по коридору. Вот только на обратном пути тебя ждёт этот "Кот", к которому ты рискуешь попасться прямо в рот.
Лишь заметив в коридоре оставленную кем-то открытую дверь, пациентка, не долго думая, скрылась в этой "норке". Если там она и обнаружит медсестру, то просто скажет ей, что к ней пришёл какой-то врач в синей одежде. Прикрыв за собой дверь, уставшая "жертва экспериментов" отдышалась. Руки ужасно болели от непривычной нагрузки. Даже в таком беспомощном теле серебряновласка находила в себе силы сопротивляться этому миру зла, в который она попала по собственной наивности.

Отредактировано Элис (2016-09-14 14:48:35)

+1

6

Джеки Ричер (?)
Днём? И правда. Вопрос поставил в тупик, заставил задуматься. Джеки поскрипел зубами, соображая на фоне копошения пациентки. Тц-тц, как нехорошо. Джеки не любил плохие легенды, ещё меньше он любил выскребать из памяти завалявшиеся там умные слова. А вот умный вид любил — напустил на себя важно, руки за спину и ходишь себе, рассуждаешь.

— Вечерний осмотр! — Восторженно произнес Джеки, поворачивая к пациентке спиной. За окном сгущались сумерки и где-то там, за густыми деревьями, кипела жизнь даже после заката солнца. Но Джеки туда было нельзя: шумно, опасно. За своими мысленными рассуждениями Джеки упорно игнорировать шум из-за спины. Не волновали его и красные капельки крови на форме, свет в отделении давно потушили, не заметит же.

Джек хотел маленького Джеки. Гукающего карапуза, что будет перебирать своими коротенькими ножками быстро-быстро, и никогда не покинет. Девчушка казалась идеальной для этой роли — со здоровым телом, за исключением ног. А так даже хорошо, не сможет сбежать.

... Или сможет. Как сейчас. Повернувшись, Ричер смотрел как церковный мышонок удирает от кота. От ассоциации он аж причмокнул. Что за вздорная девчонка? Сбежать в полутемный коридор от того, кто может ходить! Немыслимо.

Будет здорово, если карапуз не сможет перенять остатки интеллекта матери. Если там и вовсе что-то есть. Насвистывая, Джеки разобрал маленький телефонный аппарат. Глупая мышка даже не подумала связаться с кем-то, даже не спрятала нормально. Джеки слишком хорошо знает, Джеки был тут слишком долго.

Колеса коляски въехали в кровь, растекающуюся по полу от обнаженного мужчины. Дверь, что так удобно приоткрылась для скользнувшего мышонка, увы, не запиралась больше вовсе. Джеки любил свою палату, но не любил когда его запирали. Замок на двери почти всегда был сломан.

— Солнышко, тебе не нужно смотреть на это, — проворковал Джеки, втискиваясь следом, — это вредно для нашего карапуза.

+2

7

Увидев труп девушка пришла в ужас. Но ещё ужаснее было то, что она попала в само логово «Кота». Теперь понятно, почему одежда «доктора» была ему не по меркам: он снял её с хозяина, предварительно умертвив последнего. Но зачем он совершил преступление? Ответ был очевиден: он сумасшедший – ему можно.
Но потом её страх сменился гневом. В девушке снова проснулась «хулиганка», и она крикнула грубым агрессивным голосом:
– Какого хрена вы от меня хотите?!!
Этот вопрос заменял остальные вопросы: кто он, зачем пришел, что ему нужно от неё и о каком-таком «карапузе» идёт речь (хотя у Энж возникли в голове страшные догадки). В гневе девушка швырнула в «Убийцу» первым попавшимся под руку предметом, целясь ему в голову. Это была небольшая настольная лампа.
«Кто он такой, чтобы, не женясь, требовать у меня право первой ночи?!! Мне ещё нет восемнадцати, точнее, моему мозгу! Я же этого человека совсем не знаю и он не в моём вкусе! И он сумасшедший! Видимо этот выродок хочет сохранить свой плохой генотип, создавая себе таких же выродков, как и он сам!» – подумала «Мышонок».
В последние дни, девушка, под видом невинной овечки, тайно копила весь свой гнев и свою злобу на весь мир. Она застряла в этом «сумасшедшем мире», где нет ни одного адекватного человека, все пациенты с «причудами», медперсонал не даёт ей увидеться с «новыми» родителями и друзьями, вплоть до игнора на саму «Мышку». Одиночество не позволяло ей выместить всю накопившуюся темную энергию на кого-нибудь. На ту гостью, что была утром, она не могла это сделать. Та зарядила ее положительными эмоциями и Энжел на время забыла про свою злость. Но теперь, она может не сдерживаться и говорить всё, что скопилось в душе, в том числе и крепкие словечки.
Раз он сумасшедший, то он не сочтёт её саму тронувшейся, если она откроет ему свою небольшую тайну:
– Позвольте мне вас немного просветить, мистер «Убийца»: дело том, что я совсем недавно перенесла пересадку мозга и на самом деле, мне всего шестнадцать лет. А значит, подобные действия с вашей стороны рассматриваются как педофилия.
С этими словами, она откинула чёлку, показывая свой шов на лбу, как у чудовища Франкенштейна.
- И вообще, прежде чем детей рожать, надо сначала обвенчаться, иметь квартиру, много денег, чтобы обеспечить ребёнка всем необходимым. У вас его отберут и отдадут в детдом, потому что у вас нет ни работы, ни денег ни средств, а значит, вырастить его вы не сможете. Или же мне просто сделают аборт. Птица не откладывает яйца прежде, чем совьёт гнездо, иначе её яйца попадают на землю и превратятся в сырую яичницу.
А дальше понеслась её нравоучительная лекция:
- И вообще, дети – это гадость! Они орут по ночам, спать мешают, от них слюни и сопли, а тут им ещё и *а*ашки меняй! Вот будете вы менять своему ребенку подгузник, а он возьмёт и выстрелит вам струёй прямо в лицо! Вам приятно будет?! А на памперсы, игрушки, одежду, - нужны деньги. А когда ребёнок вырастет и пойдёт в школу, вам нужно будет и родительские собрания посещать! Я не могу. Родители будут против. Сначала мне надо окончить университет, поступить на службу, стать Рыцарем Круга, разбогатеть, выйти замуж за настоящего героя, чтобы у моих детей был хороший генотип и чтобы они росли полноценными людьми. Дети – это не домашние животные, это большая ответственность.
Кое-что, Энж сочиняла, но в остальном это была правда. Должна же она была попытаться вразумить «Убийцу», который «суётся в воду, не зная броду» и дерзко посягает на невинность несчастной девушки.
В сторону маньяка снова полетел предмет. На этот раз, это была какая-то кастрюля с одной ручкой. Или это был горшок?
– Ах да, вспомнила. Вы медицинскую карточку не читали? Там говорилось, что это тело страдает «синдромом Кловиса»… Ой, то есть, «синдромом Морриса»! Это когда по генотипу ты мужчина, но фенотипически (то есть, внешне) ты женщина. И вот у этой «мужебабы» напрочь отсутствует специальный орган, который служит «домиком» для ребёнка, но зато имеются недоразвитые семенники.
Об этом синдроме ей рассказывал её одноклассник Энтони Морган, сын хирурга, уже в юном возрасте имевший глубокие знания медицины. А вот про болезни тела, - это она опять сочинила, чтобы отбить этого извращенца, непонимавшего, что с такими вещами играться нельзя.
И тут снова полетели различные предметы, которые можно было поднять, начиная от подушек и заканчивая штативом для капельницы, которым она вооружилась как шестом, пафосно покрутив его над головой и приняв боевую позу (несмотря на то, что она сидела в коляске), и так же пафосно и громко произнесла (точнее, её голос был не таким мощным по громкости, как у старого тела, но напор был той же силы):
– И я не чья-то вещь, я воин! И я не позволю маньяку-убийце уйти от правосудия! Всё во славу Британии!
В «Мышке» наконец-то проснулась «Болонка». Эта лохматая собачка очень хорошо ловит мелких грызунов-вредителей и является давним врагом всех кошек. И сейчас «Болонка» была готова вгрызться в глотку «Коту». 
Как бы то ни было, но из этой палаты мог выйти живым только один «крысолов».

Отредактировано Элис (2016-10-06 17:44:57)

0

8

Из нервно прокушенных ранок на губах сочится кровь. Невероятно яркая в тусклом свете упавшей на пол лампы. Слишком шумно! Почему она не может замолчать раз и навсегда, говорит и говорит о какой-то незначительной ерунде. Джеки зажимает руками уши и не слушает, ведь слишком суетливо. 

Так не пойдет. Ему так не нравится. Милой-милой Энджи из пригорода Нео-Токио пересадили мозг, но ей это совсем не помогло.

Тощие запястья с уродливо выступающими костями демонстрируются с очевидной ясностью. Ричер бросается вперед в попытке заставить замолчать. И реальность рассеивается в тот момент, когда руки смыкаются на цыплячьей шее.

Игла вспарывает тонкую кожу, вспрыскивая инъекцию успокоительного. Судороги привычное дело после подобных операций. Медперсонал не удивляется и крикам, бывает. Не будь эксперимент столь важным, юной пациентке пришлось бы попрощаться с не_своей жизнью в очередной раз. Врач безразлично фиксирует поступившие данные в личной карте пациента поверх кривого детского рисунка.

Эпизод закрыт

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 07.12.17. Proc-e-дура