По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 07.12.17. Уксус в винной бутылке


07.12.17. Уксус в винной бутылке

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 7 декабря 2017 года.
2. Время старта: 11:30
3. Время окончания: 12:00
4. Погода: солнце то прячется за тучи, то разукрашивает токийский пригород в яркие цвета. На улице плюс пять.
5. Персонажи: Элис Блэкберри (Энджела Грей)
6. Место действия: пригород Нео-Токио
7. Игровая ситуация: Юная сыщица, ныне прикованная к инвалидному креслу, вторую неделю проходит реабилитационное лечение и привыкает к своему новому вместилищу разума. За это время заботливые санитары, врачи и медсестры так и не дали той ни сбежать, ни проникнуть во внутренние помещения для персонала. Этим днем девушку ждет сюрприз - неожиданный посетитель.
8. Текущая очередность: Гм, Элис

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

Этот день был таким же, как и предыдущие в череде недели: вокруг белоголовой хроманожки носились со шприцами, мазями, утками, неподражаемой в своей безвкусности больничной едой и дежурной улыбкой. Казалось, что никто ничего ни о чём не знал или же крайне естественно играл свою роль: пациенты болели, стенали, жаловались, порой мирно спали, порой устраивали небольшие скандалы из-за сущих пустяков, персонал же относился ко всему происходящему с лёгкой долей иронии и справлялся со своими обязанностями играючи.

Элис, а ныне Эйнджел, так и не смогла полноценно стоять на своих двоих. Она была вынуждена приспосабливаться к тяготам новой оболочки в совершенном эмоциональном одиночестве: даже «кот из зазеркалья» не приходил к ней более, дабы выдать парочку нравоучительных советов.

Но сегодняшнее утро озарила весть:

- Эйнджел, милая, к тебе сегодня приедет Сэм. Правда здорово? – как всегда добродушно и жизнерадостно восклицает медсестричка, ставя перед девушкой поднос с рисовой кашей на воде, сдобной булочкой и чаем, что по больничному обыкновению разливался из огромной алюминиевой кастрюли. Проходящий мимо тучный медбрат рефлекторно облизнулся.

Утренняя трапеза прошла в относительном спокойствии, лишь изредка можно было услышать как старина Дзюйтиро – сохлый сморщенный старикашка, подозрительно напоминающий абрикосовую косточку, прихлёбывал своим беззубым ртом кашу.

И вот наконец настало долгожданное время посещения: те единственные пол часа в день, когда с улицы в палаты заходили десятки взволнованных людей, стремящихся принести с собой не только всевозможные гостинцы, которые по обыкновению отнимались у больных ради их же блага, но и капельку душевного тепла и заботы, вести о происходящем в городе и за его пределами, пробуждали смех и рисовали улыбки даже на лицах тех, кто казался потерянным для жизни. Каждый раз, когда они приходили лишь Элис оставалась в гордом одиночестве, забытая и никому не нужная.

Но сегодня она увидела её: тощая фигурка подростка стояла в дверном проёме, растеряно всматриваясь в лица окружающих. Но стоило мраморным глазам скользнуть мимо блондинки, как она тут же подскочила с места и была рядом в мгновение ока:


http://savepic.ru/11067272.png

- Хэй, свитролл! – рука незнакомки легла на запястье пациентки, и Элис могла видеть сколько волнений, тепла и заботы было вложено в этот жест. Незнакомка смотрела прямиком в глаза, не отводя своего взора и на мгновение – казалось, что она нашла того, кто был некогда мёртв, а теперь вновь вернулся с небес на землю.

- Сегодня ты выглядишь особенно бледной. Как самочувствие? Держишься? – ловкие пальцы скользнули с запястья к рюкзаку, и вскоре девушка принялась доставать из него свертки со сластями, а также три книги за авторством Джека Лондонсона, известного по всему миру романами, что были посвящены освоению севера Британии.

- Мы все так чертовски волновались о тебе: и я, и Джейк, и Тсукихиро, и Тама. Даже этот придурок Дзинтиро – и тот…, - открыв одну из книг ровно на середине, гостья достаёт на свет божий самодельную открытку, украшенную стразами и блестками, на которой был нарисован сладкий рулет, что лежал на койке и чья нога была перебинтована. Мучное изделие улыбалось и было окружено «светящейся аурой» и воздушными шарами. Внутри можно было найти множество пожеланий:

«Ты обязательно поправишься, ведь ты должна мне двадцатку!» – Акико. (зеленый)
«Не скучай там без нас, сладенкая» – Dz-z-z-i! (красный)
«Когда ты вернёшься, я задушу тебя в объятиях!» - Тамаки. (пурпур)
«Не заставляй меня лить слёзы» – Сэм. (золото)
И ещё множество иных крохотных посланий, каждое из которых было написано отличным от других цветом…

+1

3

Как говориться, к новым привычкам не сразу привыкаешь. Это относилось и к ней. С первых дней после похищения и пережитых операций девушка долгое время не могла отойти от шока. Тем не менее, она сразу сообразила, что должна держать рот на замке и подыгрывать окружающему её обществу. Она понимала, что бежать теперь уже поздно и что никто не поверит ей, а шраму на лбу найдут какое-нибудь пустяковое объяснение. Девушка, ставшая невольным "донором", не звалась больше Элис Блекберри. Теперь её новое имя, точнее имя тела девушки-"хозяина", в котором были заперты её мозг и душа, было Энжела Грей. Само имя и фамилия звучали с иронией: "Grey Angel" - ангел, который потерял свой цвет и не знает теперь к какой семье он принадлежит. Тело и мозг были совершенно от двух разных и совершенно незнакомых девушек разного возраста и разных жизней и когда эти разные части были сшиты в одного человека, - получилось совсем другое существо, созданное руками злых и аморальных людей, нагло вмешавшихся в Замысел Божий и, подобно чудовищу Франкенштейна, перекроили по своему. С этой минуты, несчастная жертва перестала воспринимать себя как человека. Она даже не могла определится, как теперь её зовут, потому что ей нужно время, чтобы привыкнуть к чужому телу, имени и жизни.
За прошедшие две недели у неё не было никаких средств связи с внешним миром: ни мобильного телефона, ни интернета, ни телевизора. Даже газет ей не давали в руки. Но вместо этого ей, по её же просьбе, давали читать книги, которые присылали родители Энжелы, хотя ей самой лично увидеться с "новой" семьей не давали. Этому девушка находила для себя только одно объяснение: главврач заподозрил что-то неладное. Если он работает на "этих", то это, по-мнению белобрысой британки, объясняло, почему к ней приставили столько санитаров, - для того, чтобы следить за каждым её шагом, движением или речью. А если они пустят к ней посторонних или выпустят на волю, - то она тут же начнет языком всем болтать о случившемся. Блондинка (которая в прошлом смотрела много фильмов, где герои попадают в невероятные ситуации и им никто не верит) была уверена на девяносто девять и пять десятых процента, что её примут за пациентку из психушки и никто не станет копаться в мелочах. А семью Грей к ней не пускал, чтобы "мышонок" (так теперь будем её звать, - она уже больше не безшабашная белокурая "Болонка", а подопытная "Белая Мышь", чье мнение никто не спрашивает) не вздумала вытянуть нужную для себя информацию. А если главврач не из "этих", - значит, он давно решил, что у неё не все дома и ждёт подходящего случая, чтобы запереть в "желтом доме", а ключик выбросить.
Не смотря на все предоставленные комфортные условия, "Мышонок" чувствовала себя, как в клетке: прежде всего, её душа была "заперта" в этом чужом "доме". Она понимала, что как бы ей не хотелось, но сбегать отсюда бессмысленно, бесполезно и невозможно: во-первых, ноги с атрофированными мышцами, пока отказывались подчиняться мозгу. Несмотря на постепенную реабилитацию и на четкое соблюдение рекомендаций врача, девушка пока не могла самостоятельно стоять на ногах и ей, как маленькому ребенку, приходилось заново учится ходить.
Во-вторых, даже если бы она и могла бы ходить и тайком убежать от медперсонала, то чтобы она делала в городе совершенна одна, без документов, денег и даже без знаний, где теперь её дом. Семья Блекберри её не узнает и вызовут полицию; её поймают и посадят в психушку, а может и лоботомию сделают, чтобы лишить её собственной воли. Воображение израненной душой девушки рисовало самые страшные прогнозы.
Тело было непривычно слабым, - только сила воли могла компенсировать недостающую выносливость. А все эти трансквелизаторы и обезболивающие, которые ей вкалывали (она научилась игнорировать боль от уколов) только истощали её. Не хватало даже сил на самые простые эмоции, вроде улыбки, или изменения интонации в голосе. Мышцы на лице почти не двигались, поэтому само лицо напоминало каменную маску; голос тоже сделался монотонным, да и самой девушке стало как-то всё равно, что с ней будет. Её мозг отделили от тела, - значит, она мертва и сейчас мозг британки пришили к телу другого "трупа". В любом случае, теперь она считала себя "трупом", который ведет жизнь растения, говорит только по делу, в основном, задает интересующие её вопросы, на которые не все всегда отвечают, например: "Когда я увижусь с родителями?", "Как долго длиться реабилитация, и сколько времени потребуется телу, чтобы восстановиться?", "Почему я не могу узнать новости из внешнего мира?" и т.д. Но её практически никто не замечал и это ещё больше создавало ей ощущение, что она призрак.
"И что мне делать, после того, как меня выпишут? Если, конечно, и вправду выпишут," - подумала британка, - "Они думают, что я сбегу и расскажу всем об их страшных..." Девушка вздрогнула от одного только воспоминания об этом. "...Экспериментах? Даже если бы я рассказала бы об этом Зеро и Ордену, они бы точно посмеялись бы надо мною! А шов на лбу объяснили бы шуткой: "Ты - лоботомированная!" К тому же, я ничего не знаю об этой Эндж: ни о её личной жизни, где она учиться или работает, какие у неё друзья или знакомые, и что она планировала делать, после того, как её выпишут. В любом случае, на мне чужое тело, которое я должна беречь. Если меня в шутку переселили в это тело, то хозяйка будет не довольна, если её оболочка окажется в ветхом состоянии".
Вместе с этим "Эндж" продолжала мысленно анализировать произошедшее, пытаясь найти хоть какую-то зацепку. Прежде всего, требовалось восстановить саму картину преступления.
"Итак, всё началось с того, что ко мне подсел незнакомец, выдавший себя за продюсера. Он говорил, что в их бизнесе, первым делом, важна внешность. Значит, он искал подходящее тело. Единственная версия, которая мне кажется наиболее правдоподобной, так это то, что моё здоровое и сильное тело предназначалось для этой больной и немощной Эндж. Значит, моё настоящее тело не уничтожили и не разобрали на органы! И сейчас Эндж, находясь в таком же потрясении, что и я, лежит сейчас в другой больнице... Или её давно выписали и она сейчас наслаждается свободой движений, в то время как мне скучно! Ни погулять в поисках Зеро, ни сходить в магазин, ни даже подраться не с кем! Даже в компьютер поиграть нельзя или посмотреть видео, фотографии, новости или прослушать аудиозаписи с голосом Зеро я не могу! Я до сих пор не могу забыть те слова, что он говорил мне тогда... Пусть он и был галлюцинацией. А мне правда вырезали сердце и оно заново отросло, или это обман мозга? Ведь даже во сне можно почувствовать боль, потому что мозг помнит ощущения, когда ты режешь палец или царапаешь коленку. Я же не знаю, что в меня такое вкололи! Ладно, вернемся к нашей истории. Этот самозванный продюсер явно поставщик "биоматериала", и видимо профи. Не удивлюсь если этих поставщиков несколько, - для экспериментов требуется очень много материала! Ему звонят на телефон, но он, вместо того, чтобы выйти на минуточку за дверь и там ответить на звонок, сбрасывает его. Очень предусмотрительно. Ему сделали заказ и он нашел "товар", в соответствии с требованием клиента. Наверное, ему звонил заказчик, а поскольку их деятельность нелегальна, то, если бы он вышел и ответил бы на звонок, его бы подслушали, да и "товар" сбежал бы из-под носа. И тут ему "дьявольски" повезло: жертва сама прыгнула в лапы злодея, попытавшись узнать, не лжет ли он ей. Так, все мои опасения в точности подтвердились! Но ведь все следователи попадают в опасные ситуации и им это стоит жизни. Перейдем к следующему событию. Опустим все страшные детали. И перейдем сразу к тому месту, когда закончилось действие галлюциногенного вещества. Меня бросили в камеру, где были другие жертвы. Что там было странного, помимо их животного поведения и искалеченности? Там не было ни одного ребенка... Все были взрослыми, то есть, совершеннолетними: старики, мужчины и женщины. Одна только я была несовершеннолетней. А судя по их повадкам, они томились в этой камере очень давно и их изрядно запугали, сломали их волю и превратили в послушных животных. Но почему меня там держали недолго? Они ведь рисковали, что произойдет утечка информации, поэтому они будут следить за мной! Что ещё меня поразило: все пленники были исключительно БРИТАНЦАМИ!!! Но ведь и та охрана с тем главным, тоже были британцами! Выходит, тут не важно, британец ты или нумерованный. Тут важно человек ли ты, или дьявол во плоти! Но почему экспериментировали именно на британцах?! Если бы в камере все были бы одиннадцатыми или там был бы хоть один из них, я бы ещё поняла. Большинство британцев нумерованных за людей-то, не считают, и даже пожалованных не признают. Поэтому, этих "докторов" не стали бы серьезно карать, если бы жертвами были бы только нумерованные. Но британцы! За такое вообще надо расстрелливать! Если бы только можно было рассказать Его Высочеству принцу Ренли и если бы он мне поверил бы... Но что я могу? У меня нет никаких улик или доказательств, кроме воспоминаний и шрамов на теле! Да и мне не дадут расследовать это дело!
Но меня интересует ещё один вопрос: что это были за эксперименты? Что имел ввиду тот сумасшедший доктор, когда говорил: "Ты будешь героем", "Станешь новым человеком". Про "нового человека" я поняла, - мне поменяли тело. Но что значит "герой"? Никаких сверхспособностей я в себе, после этого, не обнаружила. Может, он имел "первопроходца"? Или донора, который жертвует своим телом для реципиента?"

Эти рассуждения занимали её каждый день в попытке скрасить тоску о прежней жизни.
Но услышанная из уст медсестры новость заставило девушку мысленно забеспокоится.
"Кто такой Сэм? Парень Эйнджел? И как я должна себя вести? Я же ничего не знаю об Эйндж! Мне страшно," - думала девушка.
Сегодня белокурая пациентка внимательно всматривалась в посетителей. Завидев незнакомую фигурку девушки-подростка, которая через несколько секунд подскочила к ней, Эйнджел вздрогнула от неожиданности.
"Так это и есть Сэм?! Фух, хорошо, что не парень!"
- Привет, - тихо поздоровалась с ней "Мышонок", и попыталась улыбнуться, но "окаменевшие" мышцы отказывались ей подчиняться. Пришлось свободной рукой оттянуть себе уголок рта, создавая подобие улыбки, - Извини, что так. Это от лекарств мышцы лица почти не двигаются. А так, всё хорошо.
Нет, она не придумывала себе образ. "Эйнджел" вела себя вполне искренно, даже не зная настоящий характер "хозяйки". А вот вид книг мгновенно зажег в её грустных глазах искорку интереса. При виде самодельной оригинальной открытки, девушка не сдержала восторга:
-Какая прелесть! - воскликнула она слабым, но восторженным голосом. Бедная девушка начала забывать что такое радость с тех пор, как попала сюда. В последние дни её единственным другом была меланхолия, в состоянии которой она погружалась в философские раздумия.
"Рулету повезло больше, чем мне, - у него - нога, а у меня - мозг и позвоночник! Но нога ещё зарастет, а вот позвоночник... Если спинной мозг не повредили..."
Далее, "Мышонок" жадно изучала содержание открытки.
"Так значит Эйнджел тоже против социал-дарвинизма? Уже хорошо. Я, конечно понимаю, что в браки надо вступать только с себе подобными, чтобы не было ненужных мутаций, но в плане общения нумерованные тоже люди! Их тоже Господь создал. А система "нумеров" была уже создана негативными расистами. Поэтому я не понимаю, как это можно быть таким бесчеловечным, только из-за каких-то незначительных отличий?"
- А что там произошло, пока я была здесь? - поинтересовалась Эйндж. Уголки рта начали слегка приподниматься, но мышцы были пока ещё ослаблены, чтобы полностью растянуть рот в улыбку.

+1

4

Саманта, или как она сама себя называла, Сэм с грустью отмечала печальное положение дел подруги:
- Я и не знала, что твоя реабилитация – это столько боли и запар. Мне… мне жаль, что тебе приходится вновь переносить всё это, - и вновь её пальцы едва заметно, будто бы боясь поранить крыло бабочки, касаются кожи Эйнджел. Сэм качает головой из стороны в сторону, а после притягивает к себе хрупкую фигурку пациентки, дабы крепко обнять. Этот жест, пожалуй, лучше всяких слов выражал глубину чувств, которые могла проявить нежданная гостья.

- Слушай, тут столько всего навертелось с тех пор, как тебя увезли сюда, - объятия размыкаются, и «sweetroll» вновь аккуратно ложится спиной на койку, - Начиная с того, что уйма народу сейчас будет шпынять меня за то, что именно мне довелось первой посетить тебя. Маркус грозился целый год называть меня «лесби», а Себастьян рисовать шаржи каждую неделю и вывешивать их в «Ежедневник». Но - подожди-подожди, ты сейчас очумеешь – Аустисию застукали целующейся с «мистером кожаные штаны»! Там такой скандал подняли, подруга, что – БУМ! – вся академия на ветер, да ещё кусок пригорода снесло! – ярко описывая подробности школьных будней студентка не стеснялась в жестикуляции и выкриках, привлекая к себе внимание окружающих. Некоторые улыбались: ведь на их памяти посетительница – первая, кто так активно занялся «чахнущей и увядающей» пациенткой.

- Маркус, что ни говори, оказался порядочным парнем и теперь…, - продержав положенную «дразнящую» паузу, Сэм подползает чуть поближе к собеседнице и шепчет: - Они с Йоко женятся! Так что давай – вот тебе стимул скорее встать на ноги и отправиться на шикарную свадьбу – родители у них не из бедных, а Йоко едва ли не влюблена в твои работы.

Тинейджерка ненадолго прервала свои, казалось бы, бесконечные рассказы и поспешила передать подруге телефон-раскладушку белого цвета, на котором висел брелок в виде панды – потёртый и явно видевший не первую трубку на своём веку:

- Держи: когда тебя укатили из академии, не дали ведь даже вещи собрать, - пластик лёг в едва живую руку мисс Грей, - Тут ещё труселя, духи, всякая мелочь, которую мне передала Катя. Я закинула тебе полтинник на счёт, если что. И, эй, когда ты уже перейдёшь на нормальный тариф с сеткой и всем остальным? Себ ведь не простит тебе, если ты, отлёживая попец тут, пропустишь его «гениальные шаржи», - шатенка шутливо журила вдруг так внезапно ставшую «мисс популярность» Грэй.

0

5

«Шпион она или нет? Либо Сэм очень хорошо играет свою роль… Либо это её настоящие эмоции, а за мной шпионит кто-нибудь из медперсонала, расставив повсюду жучки и скрытые камеры. Я точно уверена, что будь я сумасшедшим доктором, я бы не стала бы отпускать прооперированную жертву на свободу. Я бы ей промыла мозги и подкупила бы всех врачей, чтобы они всем говорили, что это послеоперационная амнезия. А если промыть мозги не возможно, - то надо установить слежку. Если прооперированная начнёт чесать языком, - её сразу схватят, сказав, что «на лечение забираем», а на самом деле, бросят в подвал! Наверняка, те взрослые сидели в подвале за то, «что слишком много знали»,» – мгновенно пронеслись такие мысли в голове Эйнджел. Тем не менее, она ответила взаимностью на объятья. Давно «Мышонок» или «Сладкая Булочка», как её назвала Сэм, не обнимала никого, а сейчас предоставлялась возможность излить свою душу.
Услышав кличку «Кожанные штаны» (хотя она и не знала, кому принадлежит эта кличка), рот медленно растянулся в небольшую улыбку и Эйндж тихо захихикала. Это были её первая улыбка и первый смех в этом теле. Она даже временно забыла о тех ужасах, пережитых две недели назад и о том, что она в чужом теле, и что все эти новости, эмоции от подруги, гостинцы предназначались для настоящей мисс Грей, и если смотреть с другой стороны, все это доставалось её «подделке». Если бы сейчас эта «подделка» задумалась об этом и нашла бы всё фальшивым, - она бы сошла с ума, приняв всё слишком близко к сердцу. Но то возникшее в душе чувство радости, которое девушка сейчас испытывала, было настоящим. Поэтому негативные размышления сейчас были не к месту.
– Кусок пригорода снесло? Там что, была бомба? – переспросила блондинка. Порой некоторые сленги были ей непонятны.
«Аустисия что, террористка? Она подложила бомбу? И сколько жертв?» – пронеслось у неё в голове. При слове «террорист» невольно вспоминался Зеро. Однако девушка быстро отогнала от себя подобные мысли.
Услышав новости о Маркусе и Йоко, «Мышонок» была удивлена в положительном смысле этого слова.
– Передай им, что я их поздравляю. Я постараюсь как можно скорее выписаться, – ответила Эйнджел, придерживая пальцами уголки рта. Улыбка если и возникала, то долго не держалась, - мимические мышцы почти были атрофированы и приходилось помогать себе пальцами.
«А заодно проверить, кто за мной шпионит,» – промелькнула в её голове серьёзная мысль.
«Интересно, а про какие «мои» работы она говорит? Эйндж что, художница? Но я не знаю, что она рисует и получится ли у меня имитировать!»
Скоро она получила в руки телефон «хозяйки», - вот и первая зацепка для поиска информации. Если изучить список номеров и навести справки, можно будет получить больше информации о жизни Эйндж.
А вот при слове «труселя» и «попец» бывшая некогда апатичная пациентка покраснела. Хотя в своей старой школе она и не такие словечки слышала, но блондинка старалась избегать таких мест где разговаривало «быдло», или же ей оставалось просто краснеть и внутренне возмущаться.
«Она видела моё, точнее, бельё Эйнджел?!! Стоп, но это теперь моё бельё! Как стыдно, стыдно, стыдно! На меня же смотрят другие пациенты!»
Осторожно приоткрыв один свёрток, и заглянув туда, Эйндж быстро поспешила закрыть его, ещё больше покраснев.
«Розовое! С рюшечками и оборочками! Как это инфантильно и слишком девчачье! Ненавижу розовый! Что за безвкусные предпочтения у этой Эйндж! А на бирке была надпись «95 D»… Стыдоба! Лучше бы меня пересадили в тело какой-нибудь плоскодонки, чтобы под мальчика легче было маскироваться! Ненавижу большие размеры! Они привлекают «животных»», – думала покрасневшая девушка и быстро посмотрела по сторонам, надеясь, что никто ничего не увидел.

0

6

Стоило Эйнджел в очередной раз натянуть свою улыбку, как палату озарила вспышка фото-камеры, после которого раздался жужжащий звук выезжающей фотокарточки. Полароидный снимок Сэм несколько раз потрясла взад-вперёд, словно только что покрашенные ногти, а после принялась с ухмылкой рассматривать получившееся:

- Да, вот это я так и назову: «Сознательная радость». Эй, Эй-Джей, ты же не против, если я покажу это ребятам? Ну, конечно же, не против! – ответила за подругу Саманта, пряча фотокарточку в свой рюкзак, - Знаешь, ты стала такой немногословной с этих таблеток. И чудной. Я надеюсь, что в следующую нашу встречу я увижусь уже с «настоящим свитроллом», - яркая улыбка, блеск в глазах, а после Сэм вскакивает с койки и картинно потягивается, хрустя суставами.

- Всем на выход! Время посещения закончено! – чуть запоздало прозвучало из коридоров от медицинского брата. Он шумно вышагивал взад и вперёд, почёсывая свой живот (подслушанные разговоры про «сладкие рулеты» заставляли его утробу выть подобно синему киту).

- Ты звони, как соскучишься – мой режим дня тот же. Чао! – приблизившись к Грей, Сэм оставила на щеке той едва заметный поцелуй. Её кеды несколько раз клацнули по плитке пола, а после скрылись за дверным проёмом. Элис вновь осталась одна.

Если юная сыщица решит порыться в информации на телефоне, вверенном ей посетительницей, то сможет найти несколько интересных информативных нюансов жизни своего нового тела.

Во-первых: среди контактов телефона значились не привычные всем имена, но названия мест – «Парк в Нагасаки», «Аудитория 408», «Двор школы», «Ясли»…

Во-вторых: Элис могла увидеть несколько фотографий-сэлфи, которые были сняты мисс Грей ещё до травмы: девица была одета достаточно свободно и откровенно, а наглые позы явно демонстрировали скверный характер.

В-третьих: среди СМС пациентки были сохранены лишь три сообщения:

«Мне кажется, что ты стала слишком легкомысленно относиться к учёбе, милая. Позвони мне, как вернёшься домой», - двор у дома. 20.11.17 15:14.

«Какого чёрта, SwEEtRolL?! Я же писала тебе, чтобы ты не приходила ко мне так поздно!» – Парти Чикен. 20.11.17 17:02.

«Ваше желание будет исполнено, мисс Грей. Не забудьте о цене, что придётся заплатить», – номер неизвестен. 20.11.17 22:22.

Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 07.12.17. Уксус в винной бутылке