Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 20.11.17. Стойкие оловянные солдатики.


20.11.17. Стойкие оловянные солдатики.

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

1. Дата: 20.11.17
2. Время старта: 17:30
3. Время окончания: 19:00
4. Погода: Согласно календарю
5. Персонажи: Павел Романов, Рэя Линдлей (НПС).
6. Место действия: Санкт-Петербург, подземное убежище принца Павла.
7. Игровая ситуация: День богат на сюрпризы - и если Павлу пришло сообщение из Его Императорского Величества канцелярии с долгожданным подтверждением "игрушечных" полномочий, то Рэе повезло куда как меньше.
8. Текущая очередность: Павел, Рэя.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

Это место едва ли когда-нибудь станет Павлу родным - просто убежище, где можно отсидеться подальше от взглядов не в меру бдительных соотечественников, только и всего. Ему. Принцу. Прятаться под землёй как пошлому шпиону - какая ирония, дамы и господа, какая ирония. На этот раз - никаких встреч, никаких хитромудрых договоров, Павел просто решил ознакомиться с важными документами вдали от посторонних глаз и немного отдохнуть. Дворец его тяготил, на войне было куда как проще, или ты или тебя. А здесь, в столице, когда от каждой тени ждёшь удара, не до спокойного отдыха. "И вечный бой, покой нам только снится..." - поневоле эта строчка проходила на ум всё чаще и чаще. Но вот она, заветная дверь, оставалось слегка поднатужиться, приналечь, забыв, что это не дело принца - но вот створка распахивается как бы сама собой. Его люди. Горстка тех, кого никто не хватится, тех, про кого не всякий знает, далеко не всякий. Они, по сути, живут здесь, изредка сменяясь, ведь убежище нельзя оставлять без охраны. Мужеству и самоотверженности этих солдат остаётся лишь дивиться.
- Не надоело бродить по задворкам цивилизации?
В какой-то мере можно подивиться и личным качествам его телохранителя. Наверняка ведь врёт руководству похлеще уклоняющегося от налогов купца, с виду оставаясь приличным человеком. Опять же, за ним даже в такие вот места суётся, не задавая дурных вопросов, да и вообще по мере сил пытается помогать. Удивительных людей можно обнаружить рядом с собой, воистину. Но вот он - знакомый коридор, знакомый кабинет. Знакомый стол, знакомый стул, ничего нового - тусклый свет лампочки под обшарпанным потолком лишь придавал обыденности этому месту. Даже под землёй есть жизнь. Прямо под носом у господ из службы безопасности.

+1

3

[npc]217[/npc]

Рэя как никогда ощущала себя запертой. Загнанной куда-то, она не знает куда, и не могущей повлиять на ситуацию там, наверху, где есть хоть какие-то проблески солнца, несмотря на то, что это чёртов Питер. И даже не в самодурстве – оно оказалось почти даже не байкой – принца было дело, не в том, что ей приходилось много и долго врать по установленной легенде. Усталость её не могла быть вызвана такими глупостями, в конце концов, Рэя Линдлей была сильной и умной. И по-своему хитрой. Дело было и не в вынужденном пребывании здесь. Чёрт с ним, живут люди и в таких подземельях.

Но, несмотря на то, что известных окружающим поводов вешать нос на квинту у Рэи не было, она выглядела – и ощущала себя – абсолютно разбитой. В голове у неё крутилось одно и то же, а искусанные губы выдавали и то, что Рэя хотела бы что-то сказать, но не могла.

Между тем, она держала себя в руках, как могла.

Следовала за принцем, как могла.

Вот только вопрос его, погрузившись в свои мысли, Рэя почти проворонила. И, даже поняв, чего от неё хотят, долго и задумчиво смотрела на чужое лицо, снова оказавшееся напротив, в том же кабинете, где она совсем недавно согласилась хотя бы не противодействовать чужому заговору. Всё это настолько походило на события, произошедшие пару недель назад, что Рея поймала себя на отчаянном и безнадёжном желании – пусть эти две недели будут сном. Пусть они будут мрачным знамением, видением, но пусть их не будет.

У неё был повод желать чего-то подобного.

– Это моя работа. – коротко парировала Рэя, выбросив наивные мечты. Случившегося не отменить.

Когда-то, очень давно, ей сказали, что её проблемы не волнуют никого, кроме, собственно, неё. И не должны волновать. И помогать ей в этом никто – совсем никто – не обязан. И только этот принцип сможет вырастить из неё независимого бойца, а не трепетную куклу, ждущую помощи. Принцип был жесток, но Рэя приняла его правила и просить о помощи не собиралась.

– Что на повестке дня из того, что я должна знать? – поинтересовалась Рэя, сохраняя на лице выражение печального спокойствия. Впервые ей действительно не было дела до происходящего, хотя до сего момента Рэя помнила – ей нужно следить за принцем, напоминать ему об осторожности, вовремя корректировать его огрехи. Сейчас, натвори он дел, Линдлей не стала бы вмешиваться.

0

4

Павел, поглощённый своими мыслями, даже не сразу понял, что с его спутницей что-то не то. Совсем не то. Совершенно не то. Нет, Рэя и прежде не особо лучилась счастьем и добротой, но сейчас она как будто какая-то совсем уж пришибленная. Непорядок. А у него были хорошие новости, которые нужно бы разделить и с ней, ведь шефство над фельдъегерской службой - идея Рэи целиком и полностью. Быть может, это её слегка развеселит? Смурной телохранитель может быть не столь эффективен, ведь думает ещё и о каки-то своих проблемах.
- Меня утвердили шефом "почтовой службы". Бюрократы тянули, как могли, но результат налицо. Придётся им теперь заказывать новые блестяшки с моей физиономией.
Какие именно - он не знал. Вроде бы, пуговицы. Или значки. Или... да какая уже разница-то? Главное, дело сделано, где-то впереди - поездка в расположение отдельных подразделений и осторожное вынюхивание, выспрашивание, если очень уж повезёт, то переговоры. Но не стоит загадывать столь далеко, явно не стоит. Сначала нужно хотя бы отдалённо прикинуть, что и с кого там можно будет поиметь - а поиметь будет можно, сомнений нет и быть не может. Павел поудобнее устроился на протестующе скрипнувшем стуле, положил на центр стола бумаги, как бы приглашая ознакомиться - печати, подписи бумажных людей, всё чин-чинарём.
- У меня в планах визит в подшефные подразделения. Когда-нибудь в ближайшие дни, моя особа теперь имеет право свалиться им как снег на голову.
Вообще-то, будучи принцем, он и так мог не особо забивать свою голову допусками, пропусками и всем таким прочим, но теперь-то, как говорится, сам Бог велел. Как они там без него поживают? Довольны службой ли? Бедный принц, он даже не подозревал, какие именно люди служат в этих частях...

+1

5

[npc]217[/npc]

Новость, означавшую, что её совет, нашёптанный в качестве дани доверия, был успешно претворён в жизнь, Рэя восприняла без интереса. Глянула на документы, которые принц держал в руках, задумчиво прищурилась, но не проявила никакой радости по этому поводу.

Ничего из этого действительно её не радовало. Какая там страна, если прямо под носом рухнула взращиваемая надежда на то, что она сможет вытащить драгоценную сестрицу хотя бы на одну встречу?

– Тогда вас не обрадует то, что происходит в подшефных войсках. – медленно и тихо пробормотала Рэя, откинувшись назад и даже запрокинув голову, будто бы ей стало интересно происходящее на потолке. Хотя разглядывать там было откровенно нечего – бетон и ржавые подтёки, как ни крути, а они под землёй, и никакая изоляция не спасёт от грунтовых вод. Следующие, уже более приличествующие месту слова, она сказала громче и с неявной усмешкой. – В любом случае, поздравляю, ваше высочество.

На бумаги, подсунутые ей разве что не под нос, Рэя глянула свысока, когда они задели её сложенные на столе руки, но так и не заинтересовалась. Разве что покачала головой, дескать, дело ваше, вы и изучайте.

Стул заскрипел, когда Рэя снова сгорбилась над столом, перестав разглядывать потолок. Голос её был таким же – словно бы скрипящим и недовольным.

– Набросайте план посещений и бесед, ваше высочество. Вы будете иметь дело с людьми, которые не похожи на наших кабинетных сидельцев. – Линдлей поморщилась, вспоминая, какой спокойный голос был у одной из них, и как ей самой пришлось поддерживать приличия. – Короче говоря, не думайте, что им вы сможете приказать.

Её собственные мысли метались, возвращались к телефону, брошенному в квартире – с собой, на такие вот прогулки, Рэя его не брала. Маячки – дело недолгое.

Ей могут позвонить, а она так и не узнает, что сестре стало плохо.

Ей могут позвонить, а она так и не сможет приехать.

– Кажется, эскадрилий пять штук. – Рэя поморщилась и прижала пальцы к вискам. – У двоих во главе стоят женщины. Не знаю,  с какой лучше начать. Выбирайте.

+1

6

Так-так. А ей, похоже, всё равно. Это было уже откровеннейшим бардаком, с которым придётся разбираться здесь и сейчас. В конце концов, у Павла слишком мало сторонников, чтобы спускать на тормозах явные проблемы одного из них. Принц должен, по возможности, заботиться о своих людях, тогда они не подведут.
- Что случилось? И не пытайся делать из меня слепого идиота, Линдлей.
Это было произнесено немного излишне резко, но ведь Павел никогда не славился дипломатическим подходом, отличными манерами и прочими вещами, нужными больше его старшему брату, Алексею. Есть проблема - ищем решение. Решено? Хорошо. Нет? Продолжаем искать решение, пока не решим или не задолбаемся. Всё просто, как политика китайских евнухов.
- План посещений и бесед с людьми, которых я знать не знаю и сбор данных по которым может привлечь ненужное внимание? На месте разберёмся, безо всяких планов. По-хорошему, это им нужно теперь тащиться ко мне, а не наоборот, но, так уж и быть...
Он бы, конечно, собрал их где-нибудь в Петербурге. Ничего не значащие речи, скучающие офицеры, принц, похожий на дурака - примерно так должен выглядеть ритуал знакомства. Только вот не нужен ему такой ритуал и такое знакомство, когда под каждым кустом по шпиону и все в "жучках" аки гирлянды. Нет, придётся отлавливать каждого по отдельности. Морока ещё та, зато хоть отдохнёт от навязчивой опеки или её перспективы, ведь где-нибудь в безлюдной степи не особо пошпионишь.
- Ты слишком гордая, чтобы прямо предложить отправиться в гости к начальству твоей сестры, да?
Вот ему-то явно без разницы, с кого начать. Разве что это конкретное подразделение выглядело чуть более перспективным - если сестра Рэи поделится информацией касаемо начальства, конечно. Хотя, если кто-то из них прямо сейчас в городе, то... то ему совершенно необязательно начинать с ближайших, ведь он - принц, да ещё и самодур. Он вообще может сидеть на заднице ровно и ни к кому не ехать. А может и ехать. Как его особе угодно будет, так и поступит, а то ишь, логику в поведении искать удумали, хол-лопы...

+1

7

[npc]217[/npc]

Не то что бы она горела желанием так обратить внимание на свои проблемы, как делали некоторые оскорблённые в лучших порывах личности. Ну, те самые, которые вздыхают так, что стены дрожат, а на любые вопросы отвечают «да всё в порядке, отстаньте!». Такими дешёвыми трюками Линдлей не занималась, она просто не могла держать себя в руках. И собственная должность, и дела непреложной важности ей не указ. Горячее сердце, холодная голова и чистые руки — а вовсе не игра в продукцию ближайшего лесхоза. Вот в сердце-то и была проблема, такая, что никакая голова не поможет.

— Ваше высочество, если бы я хотела сделать из вас слепого идиота, у меня бы это вышло. — без намёка на издёвку произнесла Рэя, — Например, с нашим руководством это прекрасно получается.

И никакой попытки поддеть, дескать, я тут умная, а ты, принц, дурак и самодур. Так, констатация факта. Но с объяснением она явно не спешила, выслушав все мысли принца до конца. Дела, всё-таки, превыше личных проблем.

— Хотя бы просто запомните, что вы для них — приезжий выскочка при власти, от которого ждут только гадостей. Во всяком случае, я предполагаю такой вариант, учитывая их ситуацию с руководством. В смысле, запомните, что этих людей вы должны прикормить, а не взывать к долгу. — мягко посоветовала Рэя на решение, достойное Павла — в конце концов, за это время она стала немного лучше понимать принца-ирода, опыт наличия брата давал о себе знать. — И про «тащиться к вам» при них лучше не говорите.

Ох уж этот революционер. Гаврош, штаны только не сползают. Чуть что — и сразу детское «так я ж во имя долга, страны и лучшей жизни», а понять, что кому-то ради лучшей жизни головой рисковать, пока не может. Но она же здесь, чтоб ему помогать? Вроде как?

Рэя вздохнула, борясь с желанием опустить голову на сложенные руки и все дальнейшие речи слушать с этого ракурса. Отрезвил её только вопрос, уже прямо относящийся к личному. Тому, что её больше всего на свете волновало.

— Ну, вот об этом я и хочу сказать. — голос Рэи загрубел, — Ехать к моей сестре теперь нет смысла, потому что, спасибо работе наземной артиллерии, доверенного лица в пятой эскадрилье у нас нет.

Звучало это настолько двусмысленно, что Линдлей поспешила объяснить, закипая на глазах:

— Наше доверенное лицо теперь в отпуске по состоянию здоровья на попечении каких-то там «Красноплечих». Ага, тех самых, с которыми связан безобразный скандал касательно нашего покойного императора. «То ли он украл, то ли у него украли, но была там какая-то некрасивая история». Скажем так, я недовольна, но всё решилось без меня.

+1

8

Дерзит. Откровенно дерзит, да ещё и, что самое смешное, с полным на то основанием. Задурить Павла? не столь уж это и сложно. Принц слишком уж прямолинеен и тороплив в суждениях и решениях. Обычно он не ошибается из-за каких-никаких, а мозгов, но хватит одного крупного промаха - и всё, нет Павла. Обидно будет. Поэтому придётся держать рядом с собой умных людей, хочет он того или нет. И прощать им... всякое.
- Я надеюсь, что сейчас ты не дуришь ещё и меня.
Хотя слова могли тянуть на обвинение, прозвучала фраза вполне себе безобидно. Ну надеется и надеется. Надежда последней умирает, разве не так? Ему явно нечего противопоставить женскому коварству и всему прочему, чем обладает собеседница, спутница, защитница и далее по списку. Хотя сам принц не так уж плохо стрелял и даже пытался фехтовать, отказываться от телохранителя, да ещё такого было бы идиотизмом.
- Взывать к долгу я и не собирался. Прикормить... тебя я тоже прикормил бы, если бы знал, чего ты хочешь, кстати.
Пафосные речи пригодны для ура-патриотов. В подобных же подразделениях служат куда более прагматичные люди - иначе бы попросту не выживал никто там, на одной любви к своей стране и без здравого смысла как лучшего оружия. Павел позволил себе едва заметно усмехнуться - уж он-то знал цену здравому смыслу, холодному расчёту и прочим вещам. Знал также, что в этом плане уступает многим - но осознание недостатка есть первый шаг к его устранению.
- Пары дней отпуска тебе хватит? - невинно поинтересовался принц, услышав, что у сестры Рэи, оказывается, крупные проблемы - Неофициально, разумеется. Кто будет следить, чтобы ты постоянно была при мне? Я ведь самодур, мог и отослать на время с глаз долой.
"Красноплечие" это и хорошо и плохо одновременно. Хорошо тем, что там безопасно. Плохо - тем, что они поголовно чокнутые и сломают бедолаге психику, если там есть, что ломать. Поэтому почему бы Рэе на правах... старшей или младшей сестры не смотаться и не присмотреть хотя бы на время? Он управится и сам, дорвавшись до её командования и попытавшись разобраться. Кажется, патрон должен что-то делать для подопечных. Вот он и попытается...

+1

9

[npc]217[/npc]

Если бы они были во дворце, или, допустим, не было бы того разговора в катакомбах, то Рэя не стала бы распускать язык, нет. Предельно вежлива и корректна, коль назначили, предельно исполнительна и верна. Но, раз сотрудничество их вылилось за рамки стандартного договора, Рэя, будучи в полной мере похожей на свою сестру, позволяла себе какое-то неопределённое, укоряющее ехидство. Не едкое, но всё же существующее.

– Не дурю. – покачала головой Рэя. – Кажется, мы договорились, что моя цель – отмыться от позора после смерти императора. Она вроде как соприкасается с вашей, на этом мы и сошлись?

Верит, не верит – тут уж ему решать. Рэе не было смысла его предавать, но и кидаться в ноги с покорным вилянием хвостом, как мог бы сделать кто-то не настолько проницательный, она не собиралась. Она ждала сотрудничества, а не верного вылизывания чужих пяток. В конце концов, склонить её на что-то большее действительно было сложно.

Проблема в том, что ей действительно ничего не было нужно – как в той истории про рубашку счастливого человека. Хоть счастливой она и не была, нет, куда там, но просить у кого-то Линдлей было нечего. Были у неё шальные мысли добиться, например, права именоваться Рэей Иствинд, насильно выбив из отца признание её как дочери. Не алиментов ради, не маленькая, а просто для того, чтобы как-то почтить память матери. Позлить бы ещё вечно недовольную Лиру Иствинд, и всё.

Мелковато как-то для того, чтоб продать с потрохами своё начальство, не так ли?

– Прикормить меня? Зачем? – Рэя почти удивилась. – Ну захочу я домик у моря и пару миллионов, и статус законнорожденной. Скука. Просто скука. Это как золотую рыбку вытащить, и попросить зубочистку, потому что в зубах что-то застряло. Но я рада, что вы, ваше высочество, стали понимать, с кем имеете дело, и я сейчас про командование наших «почтальонов».

Такими темпами и без неё справляться начнёт, только бы не сглазить.

– Отпуск мне не нужен. – резко отказалась Рэя. – Не сейчас.

Она вернулась мыслями к телефону, с которого сегодня совершила целую кучу звонков, и ещё раз уверилась, что сейчас ей отпуск не нужен. Самодурушка был самую малость прав – немного она его дурила. Не в том, что касалось доносов и прочего, а в том, что касалось её личной жизни.

Например, она не стала спрашивать разрешения на то, чтобы вызвать сюда брата, и резонно рассудила, что не расскажет о его визите.

Например, она уже подготовила квартиру для встречи, задействовав вовсе не связи принца.

– Мне незачем ездить к ней сейчас. Она ранена, она разбита, у неё всё плохо, но моя сестра – вы бы её знали – скорее удавится, чем позволит кому-то увидеть её в таком состоянии. А я искренне полагаю, что там меня, то есть, сотрудника пресловутой службы, о которой нельзя упоминать, примут безрадостно. – Рэя постучала ногтем по столу. – Действуйте по плану, ваше высочество, делайте так, как задумали. С нами решим потом.

+1

10

Отмыться от позора, слова-то какие... как будто это она, Рэя Линдлей, виновата в чём-то. Самолично убийц впустила и ещё и дверь придержала. Нет, это кто-то вышестоящий так "удачно" убрал тех, кому положено пресекать подобное безобразие. Кто-то совсем высокого полёта, ведь командовать теми, кто сторожит тушку символа Империи могут от силы два-три человека. Их всех, по-хорошему, стоит прикончить - кого за предательство, кого за некомпетентность на высшем уровне.
- В моих интересах, чтобы подобное не повторялось. Брат у меня, в конце концов, один.
Технически, у Павла было аж два брата, но со вторым как-то не сложилось. Как и с мачехой. Её бы, по-хорошему, тоже в расход, но вот беда - это уже пошли личные притязания, вредные для дела. Пусть живёт. Пока. Заставить её заткнуться и не отсвечивать - вот это уже более подходящая цель.
- Когда-нибудь мы отомстим за произошедшее во дворце. К тому времени я бы хотел, чтобы твою лояльность поддерживало не только и не столько это. Всё просто.
Терять потенциально полезного человека он не собирался ни при каких условиях, поэтому вопрос о "прикармливании" оставался открытым. Статус законорожденной? Интересная мысль, но едва ли он ей так нужен. Деньгами таких людей не купить, власть... тоже вряд ли. Вот и гадай, принц, над загадкой новой, хошь ты того иль нет.
- Сообщишь, когда он понадобится. Желательно бы за неделю до, но будем реалистами. За сутки.
Не надо так не надо, удавится так удавится. В любом случае, не помешало бы разобраться во всём этом лично. Значит, первым пунктом будет визит именно в это подразделение, а дальше уж как пойдёт. Стоит запастись памятными безделушками и оружием, пожалуй, тоже. Неспокойное нынче время, ой неспокойное...
- Я полагаю, билеты на завтрашний рейс до этих тмутараканей мы уже не добудем?
По-хорошему, ему полагался если не личный борт, то привилегии, позволяющие летать куда угодно и с кем угодно без особых проблем. Но лучше не поднимать шумихи. Гражданские авиалинии, а там уж доберутся как-нибудь.

+1

11

[npc]217[/npc]

Звучало, конечно, красиво. «Отмыться», честное имя восстановить – всё это здорово, но двигала Рэей обычная обида. Укол недовольства, что в чужих играх разменяли их отдел. Восьмой, приснопамятный. И разменяли-то смешно, не полетели головы, не загнали ребят до конца в нужные роли. Помер Григорий, да и плюньте. Одним больше, одним меньше… Лучше бы на него самолёт упал. Или трамвай его поприветствовал на одной из питерских улиц. Но нет, его просто убили, не пытаясь довести преступление до ума, разыграть пьесу до конца. В такой вот стране живём.

– Могу поклясться только касательно вас. Спасать двоих гораздо сложнее.

И у неё брат был тоже один. Тот самый, который уже ехал к ней, хотя Рэя до сих пор смутно представляла, о чём с ним придётся говорить. О Лее, конечно. А ещё о чём? О том, что она тут, как бы так выразиться, готовит переворот в стране? На вытертом-то стуле, который припадает на одну ножку? В бункере, который больше похож на место для вечеринок подростков, которые жаждут лазать по всему заброшенному в поисках чего поценнее.

– Отомстим, когда узнаем, кто это сделал. – Рэя положила на стол сжатые кулаки, глянула серьёзно и строго. – Не исполнителя найдём, а весь этот клубок. И получим их в свои руки.

Линдлей представила себе, что может сделать, когда до этого дойдёт, и даже усмехнулась.

– А давайте так, ваше высочество – пусть одним из моих условий будет одна ночь. С этими людьми, конечно, когда мы до них доберёмся. Мы даже можем заключить пари, разумеется, когда их получим, что после этого они расскажут вам всё, что знают, и даже всё, что они позабыли… У меня нервная работа, – словно в оправдание, пожала плечами Рэя, – А пасюков я вообще не люблю с детства.

Не то что бы это было важным, или каким-нибудь великим желанием. Рэя даже знала, что «одну ночь» проведёт деловито и сноровисто, как учили. Но, если хочется принцу пытаться подсовывать ей подачки, почему бы не перехватить инициативу? Меньше шишек, меньше помех от чужого желания вернуть должок.

– Не добудем. – резко ответила она, услышав про завтрашний рейс. Э, нет, ехать так быстро – это в её планы не в ходило. Но…

Но нужно было убедить в этом принца?

– Даже больше скажу, откуда вы знаете, ваше высочество, куда нам ехать? – Рэя снова, похоже, оседлала конька издевательств, – И где гарантии, что за время пути собачка не успеет подрасти? В смысле, кабы они не слетели с насиженного места на новое – там ведь весь Казахстан в зоне влияния.

0

12

Вообще, Павел не имел в виду физическую защиту бедовой головы Алексея при помощи одной лишь Рэи, речь шла о несовершенстве нынешней системы, ну да ладно. Линдлей ему и сама пригодится, у братца явно сторонников поболе будет, особенно из тех, кто намерен возвыситься с его подачи. Ничего, грядут кровавые перестановки, чтобы монархи могли ходить по своей стране без риска умереть потому, что кому-то захотелось видеть их разменной монетой. Кровавые. А как иначе? Нельзя иначе.
- Отомстим, конечно. Но стоит прикинуть, что будет потом. Алексей, конечно, будет отличным царём, но...
Павел позволил себе слегка усмехнуться, поднимая глаза на собеседницу. В глазах этих, впрочем, не читалось желание немедленно наставить на путь истинный пинками и кочергой пресловутого Алексея. Просто взгляд, просто глаза, не всё ж время пялиться на документы, стол и прочее.
- ...сама понимаешь, за ним придётся присматривать.
Вполне себе безобидное окончание довольно двусмысленной фразы. Ну да, присмотреть. Это его долг, как-никак, не допустить повторения этого бардака. А чем мягче человек, тем охотнее к нему на грудь заползёт змея... На словах Рэи про одну ночь принц удивлённо вскинул брови. Ему, привыкшему к недвусмысленным трактованиям подобных фраз, как-то даже в голову не пришло, что это вот внешне милое создание жаждет крови и пыток. Причем не меньше, а то и больше, чем он. Впрочем... а пусть берёт эту ночь, заслужит ведь явно и не раз.
- Будет тебе ночь, только живыми оставь для дальнейших разбирательств.
Слово-то какое казённое, разбирательства. Публичный расстрел он и есть публичный расстрел. Использовать по-максимуму, выжать и выкинуть, такой должна быть судьба всех предателей. К сожалению, всех-то им не извести, но хотя бы слегка почистить страну - это в их силах. Так, что дальше на повестке дня? Перелёт. Она считает это невозможным в ближайшее время? Странно.
- А долго ли мне узнать? Контакты всех интересующих меня личностей где-то в этих документах, можно договориться.
Не то, чтобы Павел как-то там не верил Рэе, просто ему не хотелось откладывать это в долгий ящик, а уж когда полномочия позволяют, то и тем более. О том, что у неё могут быть свои планы или проблемы, принц как-то не задумывался. Телохранитель, конечно, живой человек, но покуда он на работе, вроде бы, должен мотаться со своим подопечным хоть на край света.

+1

13

[npc]217[/npc]

Линдлей навострила уши, услышав эту странную оговорку, это невзначай брошенное «но», сопряжённое со спокойным взглядом прямо на неё. Неужто неладны дела в датском, то есть, русском королевстве, и её подопечный сам не прочь взгромоздиться на трон. Есть ли хоть какая-то вероятность того, что у самодурушки есть такие желания?

– А что, – помимо воли вырвалось у неё, – Можете лучше, ваше высочество?

На этот раз она не пыталась издеваться, поддеть или просто смотреть чуточку свысока. Просто интересовалась. Из праздного интереса – ну или почти. Всё-таки ей хотелось узнать, какие замыслы у принца, которому всё равно предстоит сидеть на вторых ролях. Что он из себя представляет и чего хочет. Кто он, этот Павел.

– Если наведём порядок в моей системе, то император будет под надёжным присмотром.

Рэя оговорилась, сказав «моей» вместо «нашей», но поправляться не стала. Пусть думает, что она хочет встать во главе госбезопасности, если захочет. Пусть ищет в ней признаки того, что Рэя просто хочет подороже продать свою верность.  Жалко ей, что ли? Да и объясняться по поводу истинных мотивов проще.

– Рано делить шкуру. Я просто… думаю и мечтаю. – и никакой кровожадности, словно речь шла о свидании или походе в кино. Или о какой-нибудь милой безделушке, но никак не о людях, которые совершили преступление, и судить их будут не совсем правомерно.

Рэя действительно хотела пообщаться с этими людьми. Всеми доступными ей методами.

– Недолго. – согласилась она, – Сначала узнайте, потом – добудем билеты, махнём «дикарями», чтобы окончательно укрепить вашу репутацию в верхах. Дня два, потом отъезд… – Рэя и так сократила желаемый срок до минимума, чтоб только не навести на себя подозрений.

Ей нужно было задержаться в Питере, но раскрывать свои мотивы она не собиралась.

+1

14

У самодурушки и в мыслях не было ничего подобного. Тащить на горбу целое государство? Увольте, господа, увольте. Статус брата царствующей особы и все связанные с ним привилегии его вполне устраивали. Только пусть уж особа царствует, а не болтается где-то ширмой для влиятельных и пафосных личностей, которые мнят себя вершителями судеб многострадальной России.
- Моё высочество не жаждет трона, Рэя.
Да, он готов сидеть на вторых ролях хоть до конца дней своих. Братская любовь? Нет, ни в коем разе. Сухой прагматизм и нежелание устраивать разборки ещё и внутри семьи. Примерно такими были замыслы принца - хотя кто такой Павел, он, пожалуй, и сам бы ответить не смог. Павел... Павел просто есть. С ворохом причуд, отличительных черт, но в целом - обычный молодой мужчина, оказавшийся на ответственной роли и не особо горящий желанием плясать под чужую дудку, особенно если это дудка предателей.
- Нам придётся это сделать в первую очередь. Быть может, ещё до непосредственных разбирательств с главными... виновниками торжества.
Странное выходило торжество - монарха пристукнули, бал испортили, над принцессой чуть не надругались. В том, что за этим стоит правящая элита, даже сомневаться не приходилось. Им, видимо, нужна война любой ценой. Оборонзаказы? Просто игрища богатых и вальяжных? Кто их знает, паразитов. Евнухи, и те были бы лучше, они хоть не скрывают, что хотят власти и богатств в ущерб всему.
Вернее, скрывают, но настолько убого...
- Не замечал за тобой мечтательности. Хотя, быть может, мы просто очень плохо знаем друг друга. Сухие сводки и пара-тройка бесед с глазу на глаз, этого мало. Расскажешь ещё что-нибудь интересное про человека, который бережёт мою шкуру?
Пожалуй, этот момент был важнее разбирательств с билетами и прочей рутиной. Послезавтра можно будет отправляться, это уже, по сути, решено. Край - через два дня. Мешкать тоже не следует, ну а что до планов сударыни Линдлей, то, коль принц о них не знал, то и учитывать их не обязан.

0

15

[npc]217[/npc]

Рэя ждала чего угодно — упрёков, обвинения в неуместном любопытстве, горячего отпора, ну, того самого, за которым скрывается очевидная ложь. Как человек, отдалённый от власти (охрана царственных чресел не в счёт), она имела своеобразную предвзятость, не слишком-то выраженную, но имеющую место. Ну, навроде «все мужики — козлы», только «вроде как кто-то на кухне говорил, что в императорских семьях каждый только и мечтает наследником стать». Чепуха из разряда вроде и не веришь, а вроде все говорят.

Но нет, ей совершенно спокойно сказали — Рэя не нашла даже ничтожного повода усомниться в чужих словах, — что престол этого принца не интересует. Что ни говори, а толику уважения её подопечный всё-таки сумел получить. Искреннего уважения, а не потому, что он — венценосная особа.

Поэтому она, не отрывая прищуренных глаз от чужого лица, медленно закивала, выражая полнейшее понимание. Что ж, тем лучше, потому что братоубийство ей претило. У самой брат есть, и представить, как она его в расход пускает, просто невозможно.

— Значит, сделаем. — согласилась Рэя без лишней самоуверенности. Сказать-то легко, но... Она вот даже не представляла масштабы развала, который развели под крышей её казённого дома эти рыжие и хвостатые. Где бы добыть информацию, кто из их кругов сплёл сеть предателей и воров? — Только вот как? Я в этом почти не помощник, от основной массы меня оторвали. За полчаса для докладов много не высмотришь. Да и говорят с нами в отдельных кабинетах.

«С нами» — это, значит, с личной охраной. Говорят лично, никаких общих собраний. Дескать, если она, Рэя, скажет, что принц из дворца ни ногой и ни гу-гу, а Инея в соседнем кабинете её опровергнет, поймать юных заговорщиков проще будет. Меньше возможностей для сговора.

— Это была шутка. — вздохнула Линдлей, — С мечтами у меня вечные проблемы. Больше планы строю, да и те максимум на месяц вперёд.

А дальше, может, подстрелят, а, может, разоблачат заговор. Или самолёт на голову упадёт. Или трактор переедет. Плохо у неё было с глобальными планами, очень плохо.

+1

16

- Маятник потихоньку начал раскачиваться, Рэя. Пока что его двигают немногие, но это только начало. Главное - не останавливаться, а там... сторонники найдутся. Всегда есть люди, готовые пошатнуть текущий порядок вещей. Скука ли, честолюбие, старые обиды - среди них мы отыщем тех, кто поможет навести порядок.
У младшего принца даже намёка на желание не было лезть туда своими руками или рисковать приближёнными. А Рэя, хочет она того или нет, была именно что приближённой, причём в буквальном смысле этого слова. Тенью принца. Тенью, которая может в один миг свести на нет все его замыслы, но от которой никуда не деться даже несмотря на эту потенциальную угрозу. Впрочем, они должны поладить, если хотят свалить предателей, а значит - должны доверять друг другу.
- Ладно, с глобальным, вроде бы, мы закончили. Теперь о делах более локальных, я бы даже сказал - личных. Ты ловко "забыла" ответить на мой вопрос касаемо твоей личности. Помимо того, что ты не мечтательна, не любишь далеко идущие планы, бардак, предателей... что ты за человек такой? Не солдатик из коробки, у которого вся разница с соседними - скол эмали где-нибудь на локте да улыбка чуть натянутая из-за дрогнувшей руки художника. Че-ло-век. Со своими причудами, стремлениями, проблемами, не относящимися к нашему делу.
Играл ли принц в самодура или действительно интересовался чужой жизнью - кто его знает? На войне как оно бывает - только узнал кого получше, и бац - пуля ли, осколок ли. И стоишь, гадаешь, а надо ли было тебе пускать его в свою жизнь, быть может, лучше действительно считать их всех солдатиками, стойкими и безымянными? Иногда Павел сам себя не узнавал. В кого он превращается здесь, в столице своей России? Раньше ведь было проще - враги вон там, под друзей не рядятся, и выстрел в спину не грозил иначе как по дурости и косорукости. Сейчас же... где они, враги? Кто они, друзья? Запутаться недолго.

0

17

[npc]217[/npc]

Маятник действительно начал раскачиваться, пусть Рэя и смотрела на него с безучастным скептицизмом. Никто не знает, куда именно вильнёт эта махина, в нужном ли направлении она качается, и не снесёт ли она их всех. Поэтому Рэя не рвалась к маятнику – ни раскачать его, ни остановить, – а просто наблюдала.
– Главная ваша задача: держать обещания. – Рэя тихо постучала пальцем по столешнице, – Обида ли, скука ли, честолюбие ли – все они кормятся тем, что кто-то держит слово. В данном случае «кто-то» – это вы. Подкормите их, и какое-то подобие преданности вы получите.
Подобие, именно что. Но много ли нужно? Многие ли государственные дела делались на чистом энтузиазме и пламенных сердцах?
И, всё же, её подловили. Поймали на том, что она всё ещё ловко ускользала от личных разговоров. Ничего не поделать, принц тоже не дурак, как бы ни пытался показать обратное. Прямолинеен и, возможно, потенциальный самодур, но обладает живым умом, возможно, неординарным.
Всё это Рэя отмечала на автомате, словно складывая в какую-то папочку полученные сведения. Никогда не знаешь, где что пригодится.
– Ладно, вы меня поймали. – вполне искренне признала она. – Обычно всем хватало досье: урождённая еврейка, в графе «отец» стоит прочерк, осиротела в подростковом возрасте, воспитывалась в детском доме номер два города Вольска,  кстати, позднее была переведена в местное суворовское – или как их сейчас называют? Там много фактов обо мне, проверьте на досуге, если уже не сделали. Но вам не нужны сухие факты, так? Например, вам интересно, откуда же у меня появилась сестра, если в документах она отсутствует?
Рэя покачалась на стуле, подняв глаза к потолку и, очевидно, собираясь с мыслями.
– От внебрачных связей и необременительных романов иногда рождаются дети. Не всегда женщины обладают достаточной наглостью, чтобы взвалить на отца ответственность, иногда они рассуждают вполне честно: в конце концов, я приняла это решение сама, и, по зову совести, они не пытаются никого в отцы ребёнку записать. Даже не пытаются связаться и сообщить новоиспечённому папочке, что он теперь, собственно, имеет продолжение рода. Отец же, не зная об этом, и, признаться, позабыв о коротком романе, вскоре женится на той, у кого наглости хватило – вот такое вот везение – и в одном небольшом городе с интервалом в два года рождаются две девочки. По документам их не связывает ничего, но, фактически, они остаются сёстрами. Ну а дальше отец узнаёт о своём первом ребёнке, теряется, пытается действовать в соответствии с интересами чести – предлагает деньги и помощь, но натыкается на отказ. Мужчины, признаться, часто обвиняют женщин в противоречивости, но сами, порою, проявляют не меньшие чудеса мышления. Так вот, натолкнувшись на отказ, папаша решает всё равно как-то благоустроить жизнь нежданного отпрыска, и, пока его жена воспитывает двухлетнего сына со всем своим истеричным усердием, знакомит на тот момент пятилетнюю дочь с другой дочкой, достигшей на тот момент семи лет. Впрочем, в возрасте я могу ошибаться – дела давние. Факт в том, что вот так и родилась дружба, а, впоследствии, даже подобие семьи. Именно семьи, потому что мать первой девочки умирает, а мать второй постоянно пытается разорвать сложившуюся связь, и потому даже мысли о том, чтоб взять первую девочку на воспитание, не допускает. Новоиспечённая сирота отправляется в детский дом, но учится по-прежнему в одной школе с сестрой и братом, что только способствует продолжению общения. В итоге всех детей этой семьи объединяет мысль о том, что родители у них, мягко говоря, дураки, и, уже достигнув совершеннолетия, они все собирают чемоданы и съезжаются вместе, показав остаткам семьи дулю. Вот так у меня и появились сестра и брат, которых нет в документах. А уж как мне приходилось в детдоме, и почему я решила пойти в спецслужбы, можете додумать сами, ваше высочество.

+1

18

- Таким образом, семья - твоё уязвимое место, которое ты только что показала во всей красе. Мне льстит такое доверие.
Принц слушал с явным интересом, что-то раскладывая по полочкам в глубинах собственного разума. Сестра. Брат. Если про сестру всё более или менее ясно, то брат остаётся неизвестным фактором. Можно ли этот фактор повернуть себе на пользу или же хотя бы оставить в стороне от их больших дел? Для этого стоило узнать о нём чуть больше, чем сейчас сказала Рэя. Когда сторонников так мало, поневоле придётся искать к каждому из них особый подход.
- Вместе с тем, твой брат является для меня одной большой загадкой. Кто он такой, чем занимается, может ли быть нам полезен или лучше отодвинуть его в сторону, чтобы не зацепило ненароком?
Свои семейные тайны Павел, разумеется, предпочитал держать при себе. Отнюдь не из-за недоверия, а просто из-за бесполезности этих данных для той же Рэи. Принц может что-то сделать с роднёй своей тело-и-заговорохранительницы, она же на, допустим, Алексея влияния не имеет и иметь, пожалуй, не может. Смысл тогда распинаться? Вот то-то же. А вообще, они были чем-то похожи - Павел при живом отце ощущал себя сиротой, а после убийства государя и вовсе им стал. Кто такая для него новая "матушка"? Просто препятствие, которое нужно или убрать с дороги или, взгромоздившись на него, получить лучший обзор предстоящего пути. Проще было первое, выгоднее - второе. Тяжело быть заговорщиком в современной России, право слово, ведь иные союзники хуже врагов, а от воздерживающихся и вовсе не знаешь, когда получишь нож в спину. Поручить бы это кому-нибудь другому, да вот беда - некому, все остальные фигуры уже задействованы или находятся в стане неприятеля. Вот и получается маленький, но грозный и прочный полк оловянных фигурок, противостоящий целой коробке игрушек всех мастей и размеров в решающей битве за абстрактную детскую. Боже, куда тебя понесло, принц...

0

19

[npc]217[/npc]

– Всё не так просто, – впервые за долгое время на деревянно-спокойном лице Рэи появилось подобие улыбки – неискренней, ломанной и совершенно недоброжелательной, – Мои слабые места не только в полной безопасности, но и я искренне жалею тех бедолаг, которые вздумают на них надавить.

И всё. Молчание, даже не многозначительное. Никаких похожих на хвастовство рассказов о том, что в рейтинге опасности всех Иствиндов Рэя находится там вовсе не на первом месте. Даже намёка на то, что Рэя собственноручно уничтожит тех, кто решит сунуться к самому дорогому. Потому что она была более чем уверена в своей – и их – силе, а это не требовало множества слов и ужимок.

Оставалось надеяться, что у принца хватило ума это понять.

– Брат вам ничем не пригодится. – сухо ответила Рэя, заинтересовавшись состоянием своих ногтей. – Связей нет, разве что он является смесью меня и сестры в равных пропорциях, но таких вы найдёте и без меня.

Именно такая характеристика лучше всего раскрывала младшего Иствинда: здравомыслие от Рэи, какое-то невероятное умение злиться – от Леи. Как будто настоящие его родители в его создании не участвовали, кто-то на небесах просто создал человека для уравновешивания обеих сестёр. Или чтобы научить их ответственности. Или просто чтоб всё усложнить.

Иногда Рэя думала о том, было бы лучше, если бы они с Леей были вдвоём? В детстве казалось – да, будет лучше, и Рэя-Юдя гневно сжимала кулаки каждый раз, когда видела, как Лея перевязывает шмыгающему носом брату разбитую коленку, предупреждая о том, что матери вовсе не обязательно знать, где он её разбил. С возрастом разница, конечно, скрадывается, проходит и странная ревность. И всё же…

Не потому ли она сейчас так легко вычеркнула его из списка полезных людей?

Рэя мысленно отмахнулась от голоса совести – скажешь тоже, использовать его? Для чего? Он же ничего не увидит, если разозлится.

Кстати о братьях…

– Предупредите вашего брата, – Рэя, казалось, только что вспомнила что-то ещё, – Он должен быть осторожен со своей охранницей. Её тоже должны регулярно допрашивать, и я не уверена, – Рэя покрутила пальцем у виска, – Что она не будет выкладывать на допросах всю правду. Для вранья нужен трезвый разум.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-10-18 10:45:49)

+1

20

Павел пожал плечами. Не так просто так не так просто. Тем лучше, ведь в его планы не входило давление на эти рычаги, так что их защищённость не могла не радовать. Конечно, у принца были возможности, но не было желания - иногда случается и подобное, хотя в его жизни обычно всё наоборот. Есть желание - нет возможности. Вот, например, хочет он отправить всех предателей и кровопийц на Колыму - но не может. А добраться до семьи Рэи - может, но не хочет.
- Знаешь, сейчас сложно искать новых людей. Нельзя просто подойти к первому встречному, взять за рукав и повести творить... назовём вещи своими именами, переворот. Всё делается через знакомства, иногда люди даже не знают, во имя чего или кого они делают то, что делают. Но если ты считаешь, что он нам не пригодится - пусть будет так.
Сейчас стоило заняться делами более масштабными. Один лоялист - хорошо, но подмять под себя целую службу, да не какую-то, а архиважную - вот где кроется один из ключей к успеху. Каким бы ни был родственник Рэи - он подождёт своего часа и непременно его дождётся, если так будет угодно госпоже Судьбе. Рэя же дождалась, изначально у принца не было особого желания посвящать в свои дела людей "оттуда", из спецслужб. Конечно, за ними власть и сила, среди них хватает недовольных - но слишком уж сильна слежка и велик риск. Легко и просто можно заполучить отличного сторонника с "шлейфом" проблем, которые непременно упадут на многострадальную голову Павла.
- Мой брат может выглядеть добрым и кротким, но он не идиот. Он знает, кому верить, а кому нет.
В любом случае, было уже поздно делать что-то с приближённой Алексея - да и был ли смысл? Даже если она - шпионка или просто колеблющийся элемент, это откроет множество комбинаций. Правда, для работы с этими самыми комбинациями потребуется время, время и ещё раз время - а его у младшего принца и не было. Совсем-совсем не было.

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 20.11.17. Стойкие оловянные солдатики.